Что делать если бьет отец сына: Должна ли мать защищать своего сына от отца, который бьёт его? Если он — их общий сын.

Системно-векторная психология . Что делать, если бьет муж ребенка?

Насилие над детьми в семье всегда поражает, особенно, когда сталкиваешься с ним нос к носу. Беспомощность в этой ситуации, отсутствие возможности помочь ребенку, сочувствие к крохотному существу, которое не может защититься — все эти ощущения захлестывают, когда видишь отца или мать, с остервенением лупящего своего ребенка. Что делать и как помочь малышу? Для начала необходимо помочь родителям.

Иногда родители бьют детей просто так, ни с того, ни с сего. Просто для вымещения зла или утверждения своей авторитарной власти. А в подавляющем большинстве случаев, родители бьют детей в, так ими называемых, воспитательных целях  — обычно, наказывая за провинности и непослушаение.

Насилие в семье, помощь нужна детям или родителям?

Однажды около магазина я увидела мальчика, лет 7, горько плачущего. Он тихонько рыдал и ни одна зрительная женщина не смогла бы пройти мимо, не посочувствовав ему. Но никто не проходил мимо и мальчик, по-видимому, долго плакал в одиночестве.

Я подошла к нему и спросила, не потерялся ли он? Он отрицательно помотал головой. И продолжал плакать. После недолгого разговора, стало ясно: ребенок боится отца, боится идти домой. Он шмыгал носом, оглядывался и рассказывал, что если дома есть мама, она его всегда защищает. Но сейчас бабушка заболела и мама уехала в деревню, чтобы быть с ней. А он остался дома со старшей сестричкой и папой. Папа чуть ли не каждый день бьет его ремнем, не снимая пряжку. Мальчик нагнул голову, слезы закапали на асфальт: «Чтоб больней было…» и весь скукожился.

В этот момент к нам подошел мужчина — молодой, высокий, довольно красивый. Он потянул мальчика за руку, не обращая внимания на меня. Ребенок обреченно поплелся за ним, стало понятно, что это и есть тот самый отец. Я не могла сдвинутся с места от удивления: во время разговора с ребенком, у меня сложилось ощущение, что его отец — настоящий урод, садист, измывающийся над ребенком. А тут — обычный человек, которого и никак не отличишь от других.

«Стойте! — завопила я, — подождите!» Мужчина остановился и обернулся, он спокойно ждал, когда я подойду и не собирался никуда убегать. «За что Вы бьете ребенка? Он боится Вас!» — я была уверена, что имею право это говорить. Мужчина отчеканил: «Бил, бью и буду бить…» Я ошалело уставилась на него — как это возможно? В сегодняшнем мире, где насилие над детьми в семье так порицается, он спокойно это заявляет абсолютно незнакомому человеку. А вдруг я из милиции или из какой-то социальной службы? Ведь есть же какое-то наказание для таких…

«Ваша жена наверняка говорит: мой муж — домашний тиран! Прекратите издеваться над ребенком! Как Вы можете спокойно жить, когда Ваш ребенок плачет?»

Мужчина помолчал. А потом сказал: «Я его бью за дело. Он ворует в школе у детей вещи. Уже полгода, как в школу ходит, на него одни жалобы. А вчера украл у учительницы мобильный телефон из сумочки. Как мне его воспитывать? Да, я его бью, наказываю! Он заслужил».

Я осеклась. В глазах отца алым пламенем горел стыд за собственного ребенка. Ему было очень неприятен этот разговор со мной, это вмешательство в жизнь его семьи, однако, он не уходил от ответа. Более того, видно было, что сложившаяся ситуация с сыном его сильно тревожит. Ему, как отцу не нравится, что его ребенок совершает преступления. И он понимает, что есть в этом поведении ребенка его, отцовская вина. Его можно понять — в каждой жалобе на воровство ребенка, ему слышится обвинение: Как ты воспитываешь сына? Может, ты и сам воруешь, раз ребенок растет вор? Куда ты смотришь, еще пару лет, и он попадет в тюрьму? А ведь на самом деле сам отец — честнейший человек, никогда и ничего не взявший!

Возникла пауза. Так мы и стояли. Я и двое мужчин: один — с праведным гневом в глазах, другой — со слезами и мольбой спасти его.

Горько, очень горько смотрел мужчина на меня. И в его глазах стоял вопрос: «Что мне делать с этим маленьким вором? Как сделать так, чтобы он не воровал?»

В сложившейся ситуации психологическая помощь при насилии нужна не столько жертве, то есть ребенку, сколько отцу. Не зная, как выбраться из ситуации, и сгорая от стыда из-за сына, с самыми лучшими намерениями он делает только хуже. Чем больше он будет бить своего малыша, тем больше тот будет воровать. Это как тушить огонь бензином — только ярче пламя разгорается. Такая фатальная взаимозависимость может привести к тому, что отец либо забьет ребенка до смерти, либо вырастит из него настоящего мелкого вора, карманника или шулера, который всю жизнь проведет в тюрьме. Или же, возможно, горького алкоголика, не способного реализоваться в жизни, и ищущего утешение в водке или вине.

Ребенок, ворующий в школе, — это не преступник. Это просто ребенок, родившийся с кожным вектором — при правильном развитии его способностей, он вырастет очень законопослушным гражданином, для которого слово закона будет превыше всего на свете. Воровство- следствие стресса в кожном векторе. Именно из кожных детей могут вырасти инженеры, законники, юристы, менеджеры. Но только в случае, если их не бьют в детстве.

Как воспитывать таких детей? Довольно просто — для этого не надо прилагать особых усилий — достаточно просто задать ребенку правильное направление развития и объяснить, что такое хорошо, а что плохо. Только объяснить на его языке, кожном, а не на своем. Для того чтобы это делать правильно и без ошибок, необходимо понять психологию собственного отпрыска. Сделать это можно на тренингах по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Записаться на тренинг и пройти первые занятия бесплатно можно здесь.

Больше о воспитании детей читайте на этом ресурсе.




эмоциональное насилие. Психологическое исследование ребенка на портале Ya-roditel.ru

В наше время случаи жесткого обращения с детьми в семье то и дело освещаются в средствах массовой информации. Занимая гуманистическую позицию, заявляя о правах детей, мы обычно с праведным негодованием относимся к людям, способным поднять руку на ребенка. Однако насилие не обязательно может быть физическим. Можно унизить ребенка морально, психически, посредством оскорблений или эмоционально холодного, пренебрегающего отношения. Такие случаи более часты и в то же время менее очевидны, чем синяки и ссадины на теле. Только вот раны при таком насилии все равно возникают, но не на теле, а в душе. Мы восклицаем: что же это за родители такие, да как они могут? Но часто ли мы задаемся вопросом, что заставило их так относиться к своему ребенку?

Объяснения «сильного»

Формально поводом для оскорблений или даже акта насилия может быть любой проступок ребенка: от самых мелких, вроде невыполненного домашнего задания, до более значительных, например случая кражи в школе. Часто наказание объективно не соответствует тому поводу, по которому оно применяется к ребенку. Со стороны это выглядит так, будто эти очень рациональные и «правильные» объяснения просто придумываются, чтобы «морально» оправдать унижение или избиение ребенка.

Жестоко обращаться с ребенком может как мать, так и отец. Если насилие исходит от отца, то обычно с молчаливого согласия матери: она, скорее всего, сама подчиняется безграничной власти мужа, как бы отдавая ребенка в жертву тираническому Хроносу. У таких женщин на глазах как будто шоры, которые не позволяют им отчетливо видеть и осознавать происходящее с их детьми: тревожные сигналы игнорируются, мать не замечает подавленного состояния детей, не верит их словам о жестокости другого родителя, считая это фантазиями, не придает значения даже физическим следам насилия на теле ребенка. Или же мать оправдывает поведение отца, утверждая, что таким образом он заботится об этих несносных детях, пытается их поркой и побоями уберечь от беды, в которую их несомненно приведет их порочное поведение. И делает это он потому, что «по-другому они не понимают». И даже может сама настаивать, чтобы отец физически наказывал «провинившегося» ребенка.

Наоборот, если насилие исходит от матери, то позиция отца ребенка в такой ситуации либо слабая, пассивная, либо он не живет с семьей, чему предшествовал болезненный разрыв.

Материнское насилие в чем-то месть, в чем-то триумф, в чем-то вина, в чем-то любовь без границ, в которой оба (и мать и ребенок) теряют себя. В крайних случаях ребенок начинает получать от этого удовольствие. Один мальчик говорил: «Правильно, что мама меня бьет», а мать потихоньку приходила в ужас от того, что теперь ребенок как будто сам вынуждал ее поколотить его, это стало для него чем-то вроде наркотика, без которого он не мог жить. Получилась такая патологическая пара, в которой уже никто из ее участников не мог существовать друг без друга. И не было в семье третьего, мужчины, чтобы помочь перестроить эти страшные отношения.

Властная мать может ставить себе очень благородные воспитательные цели относительно ребенка-мальчика: хочу, чтобы он стал настоящим мужчиной, чтобы был самостоятельным и ответственным. Для достижения же этих целей она может обращаться со своим сыном как с ничтожеством, пеняя ему на то, что он как раз таки не мужчина, и применять физические наказания, показывая ему, что он не таков, каким она могла бы его любить. Мать начинает считать, что сын «весь в отца», унаследовал все его недостатки. Такое воспитание мальчика может потом отразиться на его мужественности: он будет ее лишен. Причем лишен своей собственной матерью, которая так желала воспитать «настоящего мужчину хотя бы из него» (раз не вышло перевоспитать других мужчин, важных в ее жизни).

Причины внутренние

Когда взрослый начинает применять насилие, это прежде всего говорит о том, что он как будто забывает о существовании физических и психических границ между ним и ребенком. Родитель распоряжается телом ребенка по своему усмотрению так, как будто это и не другой человек вовсе, а либо вещь, принадлежащая ему, либо какая-то дополнительная часть его собственного тела. Забывает о психических границах, как будто напротив него стоит не отдельная личность со своими желаниями и чувствами, а некий объект воздействия, которому можно навязать свои собственные желания и чувства. Такой родитель не способствует взрослению ребенка, а наоборот, препятствует обретению ребенком собственной целостности, идентичности. Часто родителям кажется, что ребенок специально не соблюдает правила, и их нужно насильно ему внедрять, сделать так, чтобы он соблюдал их из страха. Но родители не смогли их четко сформулировать, потому что сами не представляют точно, что это такое — правила.

Когда родители обсуждают с психологом проблему физических наказаний, большинству из них даже не приходит в голову, что это может значить для ребенка, какие чувства может вызывать у него. Рассуждают примерно так: «Не хочет подчиняться нашим требованиям, значит, нужно сделать так, чтобы боялся невыполнения. Если побью ремнем — будет больно — больше пакостничать не захочет — вспомнит про наказание». Железная логика железного робота! Услышав такое, не хочется продолжать беседу с такими родителями. Возникает чувство отторжения: как же они не понимают, что ребенок тоже человек, только маленький, другой, не такой, как взрослые! Что он не кусок дерева, не груша для битья, а существо со своим собственными чувствами, желаниями, границами. Что своим «плохим» поведением он тоже что-то сообщает им, только по-своему, с помощью поступков, а не слов. Может быть, таким родителям кажется, что их ребенок бесчувственный автомат, в который просто нужно заложить правильную программу поведения, которая их устроит, и он будет удовлетворять всем их взрослым потребностям: хорошо учиться, не говорить лишнего, ходить по струнке — короче говоря, быть частью интерьера, от которой можно получать удовольствие, но которая сама по себе никакого удовольствия получать не может и не должна? Только вот кажется, что на самом деле роботы, автоматы — это родители, а их ребенок — последнее свидетельство того, что они сами когда-то чувствовали, переживали, — были людьми, которые страдали.

Откуда же берутся эти бессердечные родители, проявляющие жестокость по отношению к своим детям? Это те самые взрослые, которых в их собственном детстве не уважали, нарушали их права, не любили, а семейные нормы и ценности были искажены, перевернуты. Они выросли, завели семьи, детей. И теперь, не отдавая себе в этом отчета, повторяют вновь и вновь ту же патологическую схему взаимоотношений. Можно объяснять это просто: так они росли и считали это нормальным, по-другому они не умеют. Но есть и другое объяснение тому, почему из поколения в поколение повторяется жестокость к детям. Что чувствует ребенок, которого бьют самые близкие и любимые люди? Страх, отчаяние, ненависть, гнев, безысходность, вину, стыд, одиночество, бессилие. Чтобы справиться со всем этим, маленький человек, подвергающийся насилию, становится психологически нечувствителен к нему. В своем внутрипсихическом мире он меняется местами с агрессором. Теперь он больше не жертва. Он теперь сам агрессор. Причем агрессия эта может направиться как на внешний мир: ребенок бьет других, мучает животных, ломает вещи или же конфликтует со всеми взрослыми (например, грубит учителям), так и в другое русло — на самого ребенка. Ребенок благородно ограждает окружающих от той ярости, с которой ему пришлось иметь дело, но цена этого велика — депрессии, самообвинения, суицидальные мысли.

Вот и выходит, что травма повторяется бесконечно. Пережившие в детстве травму физического или психического насилия, всегда несут ее в себе, как бы передавая по наследству своим детям. Они предпринимают отчаянную попытку справиться с теми невыносимыми чувствами, вынося их вовне, заставляя другого их испытывать.

Как быть?

Парадоксально, но наше общество проявляет терпимость к насилию. Людей возмущает жестокость фильмов и телепередач, насилие в целом как некий феномен человеческого существования. В то же время люди редко вступают в противостояние повседневному насилию и задумываются о собственном поведении по отношению к близким.

Кому может пожаловаться ребенок, если его права на физическую и психологическую безопасность нарушаются самыми близкими людьми, от которых он полностью зависит? Почти все дети, которых бьют, ощущают чувства вины, страха и ненависти. Как рассказывать, если чаще всего тот, кто применяет физическую силу к ребенку, налагает запрет на то, чтобы эта позорная тайна была раскрыта? Обычно взрослый абсолютно уверен в своей правоте — то, что он делает с ребенком, это «воспитание», «это ему на пользу», «для его же блага».

Ребенок может вызывать разные чувства по отношению к себе, и не обязательно все они будут позитивными. И если взрослые будут стараться понять, откуда у них берутся плохие чувства по отношению к детям, они сделают огромный шаг по направлению к ребенку. Но если нет, когда-нибудь они не смогут сдержаться и нарушат границу.

Олег Калина, клинический психолог, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии и психотерапии Московского городского психолого-педагогического университета, автор более 25 научных и научно-популярных публикаций в области психологии развития и семейной психологии

Татьяна Панкова, школьный психолог, практикующий психотерапевт

Файлы для скачивания:

abused.docx (18 КБ)

«Ну кто не бьет своего ребенка». Избивший сына кыргызстанец говорит, что раскаялся

Недавно в интернете распространилось видео, на котором мужчина избивает ребенка за отказ отжиматься — бьет мальчика ногами, руками и металлическим прутом. Действиями мужчины заинтересовалась милиция — МВД проводит проверку.

«Спутник» опубликовал видео с семьей мужчины — голос за кадром называет себя родственником и просит каждого прокомментировать избиение ребенка. Каждый преуменьшает произошедшее — «видите, семья живет дружно», «ребенок даже ничего не почувствовал», и просит мальчика сказать, что он не в обиде на отца.

«То ли у него не было настроения, то ли он баловался, но когда я говорил ему, он все стоял на своем, что “не хочет делать”. Я не бил его сильно, лишь слегка по мышцам и ягодицам шлепнул. У меня не были и мысли сильно его бить, в этом случае он получил бы травму», — сообщил отец.

Отец говорит, что раскаялся и приводит такие аргументы, как «ну кто не бьет своего ребенка, кто хочет, чтобы дети были плохими. Я же бил не чужого ребенка».

«У нас семья счастливая. Не ведитесь на такие видео», — говорит мужчина, который на прошлом видео бил ребенка металлическим прутом. Факт применения металлического прута мужчина признал в интервью «Спутнику» — но опять же заявил, что делал это «легонько».

Кроме того, мужчина пожаловался журналистам, что после распространения видео находится в «плохом самочувствии».

Мужчина вместе с семьей переехал в Москву на заработки, у него трое детей и супруга ждет четвертого. Она сделала видеобращение и попросила прощения за своего мужа — говорит, что если его посадят, кормить семью будет некому.

В Кыргызстане нередко убивают детей, избивая их. И ответчики потом настаивают на том, что не били детей сильно, что не хотели убивать. Повод для насилия над ребенком может быть любым.

Детей избивали до смерти за то, что они описались, сажали в качестве наказания за мокрые штаны на печку, избивали половником до смерти за «хулиганство».

По официальным данным прокуратуры, за последние пять лет (до 2019) зарегистрировано 1053 случаев насилия над детьми, но до суда дошло всего 9 дел. По убийству вынесено пять приговоров, по побоям два, по изнасилованиям один приговор, одно дело отправлено на повторное рассмотрение в нижестоящую инстанцию.

Если вы стали жертвой или очевидцем детского насилия, то вы можете позвонить в Центр «Телефон доверия для детей» анонимно и бесплатно по номеру 111.

что делать, если вашего ребёнка бьют в школе

Я, как человек, который был директором школы, и как родитель детей-школьников, прошёл через разные стадии процесса отстаивания прав тех или иных ребят, своих или чужих. Поэтому могу сказать, какие шаги можно, а какие нужно делать родителю в той или иной ситуации, когда вашего ребёнка в школе обижают. Обижают одноклассники (или один), обижают старшие ребята. Понятно, что обижать можно по-разному. Можно доводить до слёз оскорблениями, а можно быть побитым каждую неделю. И вот на это надо обращать внимание.

Первое. Если вы несколько раз в течение довольно короткого времени (а время летит быстро, поэтому если раза четыре в месяц) услышите от ребёнка одну и ту же «фамилию», которая сделала то-то или то-то, созвонитесь с классным руководителем и постарайтесь выяснить, не замечал ли он что-то в их отношениях и как складываются отношения с обидчиком у других детей. Если по косвенным признакам будет понятно, что не знакомая вам ещё мама того мальчика или девочки вменяемая, то можно попробовать встретиться с ней и поговорить. Отцам было бы проще решить конфликт вообще на этом этапе. Но, повторюсь, при вменяемости сторон.

Второе. Если жалобы не прекращаются, контакт с родителями стопорится, на уровне классного руководителя вопрос стопорится, вам от этого тревожно и вообще синяки, честно говоря, начинают уже доставать — идите в бой, но с полной уверенностью, что пойдёте до конца. Потому что путь до конца слишком нервен, грузен и требует большой бюрократической волокиты, хотя и кратковременной с вашей стороны. Вовсе не обязательно, что вам придётся топить кольцо в кипящей лаве, но уверенность должна быть. А чтобы она была, нужно помнить чётко цель и алгоритм действий.

Цель — то, что вы хотите в конечном итоге. Вы хотите, чтобы обидчика высекли розгами перед всей школой? Вы хотите, чтобы ему дали 15 лет строгого режима? Любая цель может быть реализована, дело во времени и в личном психическом здоровье.

Допустим, вы хотите, чтобы обидчика перевели в другую школу. Такое возможно, согласен. Но требовать этого незаконно: решать, где ребёнку обучаться, — это право родителей.

Самая реальная цель — зафиксировать и громко заявить о ситуации, чтобы она начала рационально решаться и на неё обратило внимание максимальное количество заинтересованных лиц, в том числе и внутри школы. Потому что иногда информация до директора банально не доходит, пока вы не напишете письменное заявление на его имя и не проведёте его через канцелярию. Либо запишитесь к нему на личный приём. Но встречу должно предварять письменное заявление с детальным описанием ситуации и того, что было сделано, проведённое через секретаря, и у вас на руках должна остаться копия с входящим номером, заверенная у секретаря. Возможно, на этом вопрос и начнёт решаться. А если нет?

Крайний случай

Ситуация обостряется, и начались побои. Мелкие тычки, толчки, унизительные клички и издевательства. В конце концов вашего ребёнка побили в школе. Отмечу, не после уроков на улице, а непосредственно в школе. Ваши действия.

Идите в школу, по дороге созванивайтесь с классным руководителем либо с кем-то из администрации, проходите вовнутрь и сразу вызывайте полицию. Набираете 112, выбираете по голосу — и вперёд. Сообщаете, что вы находитесь по такому-то адресу, это здание школы, ваш ребёнок получил физические травмы, вы просите прислать наряд полиции, чтобы зафиксировать произошедшее. Вам будет предложена скорая помощь — решайте сами в зависимости от тяжести. Если разбили нос, то, может, и стоит вызвать скорую, чтобы сделали снимок. В любом случае вам будет необходимо в тот же день появиться в лечебном учреждении и снять побои. Но об этом позже.

Вы сообщаете сопровождающему вас лицу о вызове полиции, ожидаете приезда. По приезде полиции вы вправе написать заявление (и чтобы с вас сняли объяснения) прямо на месте. Но это на практике мало реализуется по одной простой причине: вам в любом случае нужно будет иметь корешок регистрации вашего заявления в журнале регистраций, который находится в отделе полиции. Поэтому если ребёнку не грозит смертельная опасность и он просто сидит, хлюпает носом и держит пятак у фингала, то соглашайтесь на любезное приглашение проследовать в отделение для дачи показаний как законный представитель своего ребёнка. Далее вам определят инспектора по делам несовершеннолетних, который возьмёт с вас объяснения произошедшего: расскажет ребёнок, расскажете вы. Вы же и заверите оба листа показаний. После вы напишете заявление, отдадите его в окошко дежурной части, и — самое главное — не забудьте взять корешок регистрации, он вам пригодится, это единственный документ, доказывающий, что вы подали заявление. В течение десяти дней они должны произвести проверку изложенных вами сведений и дать вам письменный ответ. Неплохо было бы при прощании с инспектором ПДН взять контактный телефон и держать на контроле, делается что-то или нет.

Инспектор затребует с вас справку из травмпункта с фиксацией побоев, поэтому вы едете в травмпункт и едете именно сегодня.

Внимание: взрослые травмпункты не выдают такие справки детям, вам нужен именно детский травмпункт.

После получения справки дома её сканируете. Вообще, теперь все документы сканируете, все они будут нужны в электронном виде. Из травмпункта врач обязан сообщить в полицию, так как побои произошли в школе. Это ещё один плюс вам в вашей истории, потому что в отдел по делам несовершеннолетних о вас сообщат дважды.

Дома первым делом, не затягивая, открывайте сайт департамента образования вашего города или области и пишите в электронную приёмную. Департамент образования города Москвы откликается очень оперативно.

Описывайте ситуацию, прикрепляйте сканы всех документов, которые подтверждают ваши слова (в том числе и все сканы заявлений на имя классного руководителя или директора школы, бумаги из полиции), просите организовать проверку изложенных фактов. Делайте это сразу, завтра у вас на это уже не хватит сил, да и настроение пропадёт. При этом надо понимать, что Федеральный закон «О порядке рассмотрения заявлений граждан Российской Федерации» трактуется таким образом, что позволяет отправить письмо на «рассмотрение по компетенции», то есть школе. Так и будет, поэтому своим письмом вы лишний раз побудите руководство школы вникнуть в ситуацию, но никак их не накажете. То есть ещё раз: ваше письмо в департамент образования — это трата времени директора на составление вам ответа. Но ваша проблема будет решена, если вы уже сформулировали для себя, что вы хотите, а не в порыве праведного гнева палите вокруг из всех орудий.

Если ничто не работает

Ваши действия не приносят результата — стопорится что-то на всех уровнях, в течение трёх дней до вас не доходят никакие сигналы. Маловероятно, но всё же. Не ждите — ищите СМИ, которые готовы осветить вашу ситуацию: школьная тема актуальна. Три дня у вас на всё на это и уйдёт — описание ситуации, подтверждение документами, принятие решения на планёрке по поводу нужности материала. Обычно медиа понимают, что такие темы могут и не выстрелить, и должны быть готовы остановить вашу публикацию по вашей просьбе в случае изменения ситуации и при должном этическом уровне отношений, но и вы должны понимать, что вас могут женить и без вас. Это крайний шаг к огласке. По степени распространения этой информации последствия будут различаться — вы сами видели разные примеры.

Но публикация даёт вам следующий шаг — вместе со ссылкой на публикацию вы пишете письмо в мэрию Москвы, Генеральную прокуратуру, Министерство образования, президенту РФ с просьбой проверить изложенные в статье факты, так как вы и являетесь тем лицом, о котором идёт речь. Далее опять начинается круговерть бумаг, но она дополнительно стимулирует какие-то рациональные изменения в ситуации, а возможно, что приведёт и к возбуждению уголовного дела по факту халатности.

Я описал предельное количество уровней, которым был свидетель или прошёл сам. Редко требуются все этапы. Самое главное правило — вовремя остановиться! Идите на любой контакт, который вам будет предлагаться, ищите варианты разрешения ситуации, возможности перевести всё в область человеческих отношений. Вашему ребёнку ещё в этой школе учиться, а вам ещё несколько лет встречаться с этими людьми и на выпускном вечере постараться не испортить друг другу настроение.

Каминский Пётр

Подпишитесь на LIFE

Что делать, если один ученик мешает всему классу — Российская газета

Сразу две громких школьных истории на Урале стали предметом разбирательства Следственного комитета и прокуратуры. В одной третьеклассник поднял на уши не только свой класс, но и всю школу. Заточил карандаш и орудовал им как ножом, одной девочке проткнул насквозь руку. Родителей и учителей посылал подальше. Мог и на них наброситься с кулаками. Запросто забирал чужие вещи. Срывал один за другим уроки, так что от класса пришлось отказаться сразу нескольким педагогам, родители написали коллективную жалобу и потребовали отправить школьного дебошира на дистанционку.

В другой восьмиклассница, которую дважды оставляли на второй год, ввела настоящую «дедовщину», жестоко избивала одноклассников, оскорбляла их и вела себя крайне агрессивно. Дошло до того, что часть детей родители от греха подальше решили перевести в другие школы.

Те, кто сталкивался с подобным, знают, что один ученик способен сделать невыносимой жизнь десятков людей — учеников, педагогов, родителей. Но как так получается, что вся система со всеми ее департаментами образования, родительскими комитетами и новомодными службами медиации оказывается бессильна перед одним неуправляемым «Вовочкой» из 3 «Б»?

Педагоги говорят, что с каждым годом агрессивных и гиперактивных учеников становится больше и что с ними делать — не всегда понятно. Психологи видят две причины явления. Одна из них классическая — корни надо искать в семейных проблемах, вторая — связана с патологиями в психике ребенка. Часто эти причины еще и сплетены в один клубок.

Клинический и детский психолог Евгения Мордвинова констатирует: в последние десять лет врачи отмечают ухудшение психического здоровья детей:

— Оно зависит от нескольких факторов. Есть ли у ребенка какие-то нарушения от рождения или полученные травмы. Второй фактор — среда, в которой растет маленький человек, — насколько она поддерживает и помогает. Третий — школа. Комфортно ли в ней проходит адаптация. Все это в комплексе либо способствует психическому здоровью ребенка, либо, наоборот, его разрушает.

Родители на форумах сыпят фразами: «Какой отец — такой и сын»…

Проблему надо начинать решать, как только появляются первые сигналы, убежден свердловский детский омбудсмен Игорь Мороков. Причины в подавляющем большинстве случаев приводят в семью.

— Ведь как было с этим третьеклассником. Он начинал себя так вести еще в первом классе. Мама умерла, папа сидит. Парнишку воспитывает бабушка. Что именно произошло? Явно какая-то психическая травма. Сейчас в этом разбираются наши специалисты. Но если бы руководители школы прореагировали вовремя, не делали бы вид, что ничего не происходит, вся эта история явно не дошла бы до такой стадии.

Но как быть? Отчислить его из школы до 15 лет нельзя по закону, но и одноклассники тоже имеют право на образование. По мнению детского правозащитника, решать проблему в любом случае необходимо, соблюдая права и интересы всех детей, и тех, кто с ним учится в одной школе, и самого дебошира. Он виноват, но и родители ведут себя не мудрее, когда на форумах, объединившись, сыплют фразами: «Уберите из нашего класса этого ублюдка. Какой отец — такой и сын!»

— Он же все это читает тоже, и как, скажите, должен реагировать, каким бы он сам ни был? — говорит Игорь Мороков. — Ах, вы так, вы на меня и мою семью? Ну получите! Идет точить свой карандаш и бить одноклассников снова. Ну что, теперь его изолировать, сразу за решетку? Вспомните отпетых хулиганов в вашей школе. Многие из них потом стали вполне приличными людьми.

В таких случаях необходимо собираться всем заинтересованным людям, контактирующим с ребенком, считает эксперт. То есть учителям, директору, бабушке, родителям одноклассников. И выбирать согласованную стратегию действий по отношению к нему. Но только искренне пытаться ему помочь выпутаться из этой сложной ситуации, а не гнобить и не запугивать. Ведь и он сам явно не хочет вести вечную войну со всеми.

Комментарии

Август Белкин, заслуженный учитель России

— Меня самого когда-то выгнали из школы. Тогда еще было раздельное обучение для парней и девушек. А я влюбился, да еще и в девушку старше себя. Резко ответил кому-то из учителей, когда мне сделали замечание по этому поводу, и оказался за порогом. Самое удивительное, что спустя годы в эту же школу я пришел работать директором.

И был в моем классе парень, можно сказать, отпетый хулиган, сидел он как-то с компанией на последней парте и подшучивал надо мной во время урока. Но шутки были умные, меня это зацепило. Мы начали с ним пикироваться репликами. Ну а потом постепенно стали лучшими друзьями. Парня этого звали Валерка Нестеров. Так вот этот Валерка выучился и стал министром образования Свердловской области.

Анна Цоколова, семейный детский психолог, гештальт-терапевт

— Я не считаю, что дети стали агрессивнее. Раскованнее — да. Сегодня они имеют возможность проявить себя. И не очень боятся взрослых. Мы были более зажатыми. Но и лет 30-40 назад агрессия тоже была, но ее снимали во дворах. Причем дрались порой не на жизнь, а на смерть. Сегодня дворовая культура практически разрушена. Конфликты перебазировались в школу.

При этом причины детской агрессии всегда в семье. Это не значит, что родители во всем виноваты. Они могут недостаточно уделять ребенку внимания, ведь некоторые сутками находятся на работе. Или, напротив, излишне опекать его, когда взрослый не воспринимает ребенка как личность, а пытается все решать за него. Бывает, что виной всему конфликты между самими родителями: с ребенком они добрые, но он считывает напряженность между взрослыми и невольно вымещает накопившееся зло на других.

Агрессия возникает из-за накопленного стресса и невозможности выразить ее адекватным способом. Но если акцентировать внимание лишь на негативных поступках ребенка, он, скорее всего, и зациклится именно на них. Такое происходит часто. Хулигана то и дело отсаживают на последнюю парту, выгоняют из класса, а нужно, наоборот, поддерживать сильные качества — они есть абсолютно у всех детей. Важно работать и с классом. Активные и агрессивные дети быстро становятся изгоями — одноклассники сами провоцируют их и подначивают. В советское время была хорошая традиция: ребята занимались с отстающими и хулиганами. Это учило ответственности, альтруизму, и самый отпетый хулиган мог почувствовать, что не одинок.

Эдиса Мамырова, учитель, работающая в многонациональной школе Екатеринбурга

— Когда возникает драка между ребятами, я их усаживаю всех вместе, и мы начинаем разговаривать. Если кто-то срывает урок, весь класс встает и с укором говорит: «Ну, спасибо тебе!» Знаете, это работает. А вообще, я стараюсь в каждом видеть что-то хорошее и учу даже самых неуправляемых ребят видеть это хорошее в себе.

Карта сайта

Наш адрес

Адрес редакции: 346880, Ростовская область, город Батайск, ул. М. Горького, 127

Главный редактор: Л.А.Белоконь

Учредитель: ООО Батайское информационное агентство «Вперёд».

Свяжитесь с нами

Телефон: 8 (86354) 6-64-05
Факс: 8(86354) 5-91-32
Эл. почта: [email protected]
Директор, гл. бухгалтер: 8(86354) 6-64-05
Отдел рекламы и объявлений: 8(86354) 5-07-33
Журналисты: 8(86354) 5-64-05
Отдел подписки и бухгалтерия: 8(86354) 5-06-38

Новости партнеров

Издание

Сетевое издание «bataysk-gorod» (батайск-город) зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) — свидетельство Эл № ФС77-74707 от 29 декабря 2018 года.

16+

Вся информация, размещенная на веб-сайте www.bataysk-gorod.ru охраняется в соответствии с законодательством РФ об авторском праве. Представителем авторов публикаций и фотоматериалов является «ООО БИА Вперёд».
Полное или частичное воспроизведение материалов без гиперссылки на www.bataysk-gorod.ru запрещается.
Пользователи должны соблюдать морально-этические нормы при отправке комментариев, вопросов, предложений и при общении на форуме.

© 2005-2020 БИА «ВПЕРЕД»

Дети арестованного жителя Омска рассказали, как отец неоднократно избивал их

Жителя Омска, которого обвиняют в избиении своих детей, арестовали на два месяца и хотят лишить родительских прав. Ранее правоохранительные органы возбудили уголовное дело в отношении мужчины. Поводом для разбирательства стало видео, на котором подозреваемый поочередно с силой кидает маленьких мальчика и девочку на пол. Рассказываем, что известно о жизни детей с отцом, а также какую позицию заняла их мама.

Фото: vk.com/»Инцидент Омск»

«Воспитание в спортивном режиме»

Жителя Омска Эдуарда Юнусова задержали по подозрению в жестоком обращении с пятилетним сыном и восьмилетней дочерью в конце января. Поводом для этого стало видео, которое распространилось в Сети. На кадрах видно, как мужчина поочередно с силой кидает плачущих детей на пол. Все происходящее снимала на камеру смартфона его супруга.

Правоохранители возбудили уголовное дело по статье «Истязание несовершеннолетних». Председатель СК России Александр Бастрыкин взял ход расследования на личный контроль. Во время допроса 45-летний мужчина объяснил происходившее в ролике тем, что «впал в какое-то состояние».

У меня все воспитание только в спортивном режиме. А это – это был не поступок, это был ужас. Я испугался за своих детей, потому что они очень громко орали, я подумал, что с ними что-то произошло, и на этой панике и в испуге я их подхватил, занес в дом, вернее, постучал, чтобы они зашли. Они (у меня спросили): «Что случилось?» И я вот так вот поступил с детьми.

Эдуард Юнусов

отец детей

Мужчина также пояснил, что инцидент произошел «неделю или две назад». Кроме того, со слов омича, ранее он детей не бил, а супругу свою очень любит. Подозреваемый также добавил, что не помнит, чтобы его самого били в детстве.

В Омске задержан мужчина за жестокое обращение с детьми

«Папа пьет водку и заставляет стоять на кулаках»

Жена подозреваемого Алена рассказала правоохранителям, что опасалась обращаться в полицию. Она добавила, что в последние месяцы супруг стал злоупотреблять алкоголем и начал бить детей, передает 12 канал. По ее словам, накануне дня, когда был снят ролик, Юнусов также выпивал.

Я поняла, что он сейчас станет их бить, и включила камеру на телефоне. Они плакали и кричали. Я сказала прекратить, но он не реагировал. У меня на руках был маленький ребенок, и я боялась, что он и меня может побить. Опасалась обратиться в полицию. Я боюсь за жизнь свою и детей.

Алена Юнусова

супруга подозреваемого

Пользователи соцсетей обнаружили предполагаемую страницу Алены в соцсети «ВКонтакте». Интерес вызвала закрепленная там запись от 2015 года вместе с семейной фотографией.

«И даже если весь мир будет против него… И если все скажут, что он неправ… Я все равно подойду, возьму его за руку и встану рядом. И не потому, что он плохой или хороший, а потому, что он часть моей души… А от себя я отказаться не могу», – говорится в сообщении.

Восьмилетняя дочь супругов рассказала, что отец их с братом заставлял стоять на кулаках и бил ремнем, сообщил 12 канал. Соответствующие показания были зачитаны в суде.

Папа курит, мама – нет. Папа пьет водку и ругает нас, когда мы балуемся. Папа заставляет нас стоять на кулаках и бьет ремнем по попе. Мама нас не обижает, а папа – да. Я умею считать до 10, и папа бил меня 10 раз.

из показаний дочери обвиняемого

«В тот день мы с братом гуляли на горке, но папа проснулся, постучал в окно и позвал нас домой. Папа начал на нас кричать. Мама говорила, чтобы он нас не ругал и не бил, но папа бил и руками, и ногами. И меня, и брата. Папа часто нас бил за то, что мы баловались. Папа нас поднимал и бросал на пол, пинал меня ногами», – зачитал показания девочки судья.

Сам Юнусов признал вину, однако не согласился с тем, что систематически издевался над детьми. По словам мужчины, таким образом он занимался их воспитанием. Подозреваемый просил суд отпустить его под подписку о невыезде, так как ему нужно «обеспечить дальнейшее проживание своей семьи». Тем не менее Центральный районный суд Омска арестовал мужчину на два месяца.

Да, были конфликты с супругой, были наказания в виде ударов ремнем по ягодицам. Ставил детей в угол. Просил супругу заняться их воспитанием, так как я работаю, у меня нет на это времени. Когда дети стояли на кулаках, я стоял рядом. Это мы отжимались на кулаках, я показывал, как это делать. Моя старшая дочь занимается лыжным спортом, ей важна физическая подготовка. А для сына как для мальчика, я думал, это полезно.

Эдуарда Юнусов

отец детей

В свою очередь, опека уже направили в суд иск о лишении омича родительских прав. Также в администрации города добавили, что до этого случая «негативной информации о семье» в органы профилактики не поступало. Уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова уточнила у себя в Instagram, что сейчас дети находятся в безопасности.

Фото: СК РФ

Лишить родительских прав

Психолог-консультант и супервизор Наталья Панфилова в разговоре с Москвой 24 отметила, что паника, о которой заявляет подозреваемый, совершенно ни при чем. Специалист добавила, что, возможно, мужчина нуждался в консультации психологов или в прохождении курсов по управлению гневом.

«Он мог просто их случайно убить: неаккуратно швырнуть как-то, ударить о косяк двери. Или дети могли стать инвалидами», – подчеркнула она.

По мнению Панфиловой, супруга подозреваемого действительно могла бояться рассказать обо всем в полицию, потому что хорошо знала мужа, опасалась его гнева и беспокоилась за жизнь детей.

«Если бы она как-то сопротивлялась, начала бы его упрекать и критиковать, то, возможно, было бы только хуже. Она и детям не помогла бы и усугубила бы эту ярость, которая будет направленна в ее сторону и сторону детей. Все, что она могла делать, – это пассивно наблюдать и снимать на камеру. Возможно, она хотела каким-то образом до него достучаться, заставить мужа увидеть себя со стороны», – отметила собеседница Москвы 24.

Наверное, она уже пыталась кому-то рассказать, но вполне вероятно, что муж вне семьи вел себя более сдержано, ни на кого без нужды с кулаками не набрасывался, а распоясывался только дома.

Наталья Панфилова

психолог-консультант и супервизор

Юрист и специалист по судам по опеке над детьми Мария Ярмуш уверена, что отца семейства должны лишить родительских прав. Кроме того, по ее словам, мужчине могут назначить тюремный срок.

«Конечно, будут собирать все доказательства и факты, выяснят, как часто такое происходило, по какой причине. При этом какие-то серьезные повреждения детей не являются обязательным условием возбуждения уголовного дела, так как истязание – это систематическое избиение детей и причинение им боли. Возможно, суд сочтет в качестве исправления отправить отца в тюрьму, а не просто назначить условный срок», – пояснила собеседница Москвы 24.

По мнению юриста, в сложившейся ситуации лишение родительских прав – это как минимум защита детей от повторения подобного обращения.

Читайте также

Ребенок был свидетелем того, как отец избил мать

Доктор Лаура,
Одна из моих подруг живет в тяжелом браке с жестоким и безжалостным мужем и ее пятилетним сыном. Они всегда кричали друг на друга, пока их сын спал, а он — ужасное присутствие в доме: пьяница и бездельник. На днях по небольшому делу муж избил ее об пол. Их сын все это видел. Моя подруга переехала к своим родителям с сыном. Сын все спрашивает, почему папе пришлось бить маму.Что она сделала не так.

Я хочу помочь своей подруге и ее сыну. Но что нам нужно сделать, прежде чем пойти на консультацию? В моем районе мало консультационных центров. Но что бы мы ни делали дома, мы хотим начать сначала, чтобы ему было немного легче. Он просыпается посреди ночи и говорит, что слышит крик отца. Он боится своего отца. Моему другу нужна ваша помощь и руководство.

Спасибо!

Мне очень жаль вашего друга и ее сына.Пожалуйста, немедленно отправьте ее на консультацию, чтобы она не вернулась к этому мужчине. Такое насилие только усугубляется. А поскольку ребенок становится свидетелем и получает травму, риску подвергается и сам ребенок. Если ему помогут переболеть травмой, с ним все будет в порядке. Но если он этого не сделает, он может в конечном итоге воспроизвести травму, избив собственную жену.

Итак, вы правы, что этому ребенку нужна помощь. Да, ему как можно скорее нужен советник. Но его мать также может помочь ему, поговорив об этом с ним.Она может объяснить, что она не сделала ничего плохого, что папа пил, а папа так сильно болит внутри, что не может найти свою любовь, поэтому он набрасывается на него в гневе. Затем ей нужно сделать так, чтобы ее сын мог безопасно рассказать ей о том, что он видел, и выразить свои чувства по этому поводу. Поэтому ей нужно рассказать сыну историю того ужасного дня.

«В тот ужасный день папа очень рассердился. У него болело сердце, и он не мог найти свою любовь. Он пил, и его разум работал неправильно.Он забыл, как сильно любит жену и ребенка. Он забыл контролировать свой гнев. Он так разозлился, что крикнул и ударил. Было так страшно. Вы были очень напуганы. Мама очень испугалась. Мамочке было больно. Но мама защищала нас обоих. Мама увезла нас. Мы не вернемся к папе, если он не сможет бросить пить и снова найти свою любовь. Теперь у нас будет новая жизнь, в которой мы оба будем в безопасности. Я всегда буду охранять тебя «.

Это объяснение, но она также должна помочь своему сыну плакать.Поэтому, когда она говорит: «Это было страшно», она может сказать: «Ты так испугалась, да? Расскажи мне, что ты видела … Да, ты прав, папа так громко кричал … Мне очень жаль, что я мог не защищать тебя …. Где ты спрятался? Что ты сделал? »

Вероятно, он чувствует себя виноватым за то, что не защищает свою маму. Она должна сказать ему, что забота о детях — это работа взрослых, а он всегда должен быть в безопасности. Дети часто думают, что это их вина — если бы они были лучшими детьми, обидчик сохранял бы спокойствие.Он должен быть уверен, что эта проблема находится внутри его отца и не имеет к нему никакого отношения. Наконец, дети чувствуют, что будут похожи на насильников. Ему нужно слышать, что все злятся, но у нас всегда есть выбор, наброситься ли. Никогда не поступать так, как поступил его отец, и в гневе ударить другого человека.

Пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы ваша подруга знала, что это не ее вина, несмотря ни на что, и что она не должна возвращаться. Вполне возможно, что когда-нибудь этот мужчина убьет ее, если она вернется.И если она не может сделать это для своей подруги, она должна знать, что если ее сын не справится с этим, и если он увидит больше инцидентов, то он рискует сам вырасти и стать обидчиком. Поэтому, даже если она не может сделать это для себя, она обязана своему сыну не вернуться в этот брак.

Доктор Лаура

Что такое злоупотребление? — Помощь взрослым жертвам жестокого обращения с детьми

Что такое злоупотребление?

Если вы, как и большинство людей, можете думать, что жестокое обращение — это физическое насилие — применение силы против вас, переломы костей, нападения, удары кулаками или ногами.Это, конечно, верно, но существуют и другие виды жестокого обращения, которые столь же плохи, как физическое насилие, а могут быть даже хуже. Есть четыре типа жестокого обращения с детьми; физическое, сексуальное, психологическое, физическое и эмоциональное пренебрежение. Хотя они перечислены в пяти различных категориях, все они совпадают. Например, ребенок может подвергнуться физическому насилию, а также будет вынужден наблюдать, как его родитель подвергается физическому насилию, что приводит к психологическому ущербу. Все четыре типа жестокого обращения имеют общие черты; они вредны для благополучия ребенка и могут иметь серьезные последствия для развития ребенка, приводя к далеко идущим проблемам уже во взрослой жизни.Все типы могут быть остановлены, либо преступник, либо жертва имеют возможность остановить насилие и получить помощь (мы обсудим это позже). В-третьих, все формы жестокого обращения являются незаконными — некоторые группы по-прежнему считают, что секс с детьми следует поощрять.

ВАЖНО

Дети не обладают интеллектуальной, эмоциональной или физической зрелостью, чтобы защитить себя от взрослых, и поэтому находятся под защитой закона. Взрослые всегда будут иметь больше власти над детьми, и поэтому им нельзя позволять использовать их власть.

Физическое насилие: хлопать ребенка по ягодицам, вероятно, не является насилием, в отличие от тушения сигареты по заду ребенка. Промежуток между этими видами наказания разграничен руководящими принципами, установленными законом. Физическое насилие над детьми определяется как любое телесное наказание, которое либо оставляет следы, либо потенциально опасно для ребенка. К сожалению, закон не определяет эмоциональное насилие как результат этого физического насилия. Один из наших читателей, Марк, постоянно получал пощечину от отца.Шлепки, которые продолжались непрерывно и без уважительной причины, иногда длились весь вечер. Хотя в результате жестокого обращения он не получил серьезных физических повреждений, его эмоциональные шрамы остаются глубокими. Марк, который теперь женат и имеет двоих детей, становится агрессивным и злым и, хотя и не жестоким, использует свою силу, чтобы запугать и запугать собственных детей.

Сексуальное насилие: на самом деле является половым актом. Этот поступок нельзя игнорировать. Тем не менее, это гораздо больше, чем просто половой акт. Если взрослые, вступавшие в половую связь с детьми, просто хотели утолить свою жажду секса, существует множество методов достижения удовлетворения с меньшим риском.В большинстве случаев вредно не само прикосновение, а его смысл. Сексуальное насилие может быть проявлением власти, компульсивности, акта мести или желания контролировать, что часто опасно маскируется под акт любви.

Психологическое насилие: трудно дать определение, оно включает в себя обзывание, унижение, неприятие, унижение, унижение, унижение, чувство стыда за себя, изоляцию, коррумпированность, угрожающее поведение, наблюдение за насилием в браке, принуждение к совершению действий. вне контроля ребенка.

Физическое и эмоциональное пренебрежение: Это то, что не происходило с вами в детстве, а не то, что происходило с вами. Физическое пренебрежение означает недостаточный уровень ухода за ребенком, например отсутствие обуви, отсутствие надлежащей одежды, отсутствие пищи, отсутствие крова и отсутствие медицинской помощи. Эмоциональное пренебрежение подразумевает отсутствие любви, сочувствия, привязанности или сочувствия. Все это необходимо для воспитания ребенка.

Преступник: Следующая проблема, которую нам нужно решить, — это лицо, совершившее насилие.Большинство людей связывают жестокое обращение с детьми со взрослыми насильниками; учителя, родители, школьные учителя, общественные деятели и т. д. Однако это не всегда так. Высокий процент детей подвергаются жестокому обращению со стороны своих братьев и сестер. Этот тип жестокого обращения имеет те же последствия и проблемы для жертвы, что и насилие со стороны взрослого. Поэтому на всем этом сайте упоминания о жестоком обращении в детстве не относятся к конкретному преступнику, если это не указано в тексте.

Подсказка

Читая информацию на этом веб-сайте, вы можете обнаружить, что испытываете всевозможные эмоции; вы можете полностью не согласиться с написанным.Совет будет записывать все, чтобы вы могли проанализировать это позже — саморефлексия — важная часть любого выздоровления.

Как это:

Нравится Загрузка …

Жестокое обращение со стороны родителей — что делать, когда ваш ребенок или подросток ударил вас

Если вы стали объектом жестокого обращения со стороны родителей, вы, вероятно, каждый день живете в страхе перед тем, что ваш подросток буду делать дальше, всегда ожидая, что вызовет извержение вулкана.

Жестокое обращение со стороны родителей происходит, когда ребенок — обычно подросток, но иногда и до подросткового возраста — проявляет оскорбительное поведение по отношению к родителю.

Это может быть разовое происшествие или может увеличиваться по частоте, даже до уровня ежедневного.

Это может быть словесное оскорбление (например, ругань или угроза родителю) до запугивания и прямого физического насилия.

И хотя жестокое обращение со стороны родителей часто связано со взрывным гневом и яростью, оскорбительное поведение может происходить без эмоций: это тихий, преднамеренный акт вреда, используемый подростком для сохранения власти над родителем.

Жизнь в страхе

Изнасилование родителей может вызвать у человека чувство неловкости, стыда, злости, страха и неуверенности в том, что делать.Это чувства, которые мы называем «родительскими парализаторами», чувства настолько сильные, что они побеждают логику и разум и заставляют нас сомневаться в себе и оставаться в ловушке неуверенности в том, в каком направлении двигаться.

Если вы находитесь в такой ситуации со своим ребенком, знайте, что вы не одиноки и в чем-то вы не отличаетесь. Мы видим, что жестокое обращение случается в семье любого типа — неважно, сколько вы зарабатываете или ваше прошлое. Такое насилие может произойти в любой семье.

История Дженнифер

Сын Дженнифер начал ее бить, когда ему было 14 лет.«Я просто не знала, что делать», — сказала она нам. «Если бы меня кто-нибудь еще ударил, я бы позвонил в полицию. Но это был мой сын! »

«Я не хотел, чтобы его арестовали, но я хотел, чтобы насилие прекратилось. Мне было стыдно признаться своей семье в том, что происходит, и я знал, что они примут меры, даже если я этого не сделаю. Ситуация была невыносимой, но я ничего не мог предпринять. Я чувствовал себя в ловушке, как если бы я был в машине без тормозов ».

Является ли поведение моего ребенка оскорбительным?

Если ваш ребенок или подросток причиняет вам физический вред, вы подвергаетесь насилию.Это так просто и понятно.

Один мужчина, воспитывающий внучку, признался: «Я знал, что ее поведение неприемлемо; она бросала вещи всякий раз, когда злилась, и однажды она ударила меня пепельницей в грудь. После этого она начала бросать вещи с намерением ударить меня. Я просто никогда не считал это оскорбительным ».

Никто не хочет верить, что их ребенок может быть жестоким. Эмоции могут «замутить воду», заставить нас задуматься, действительно ли все так «плохо», как подсказывает нам наш кишечник.

Задайте себе вопрос: если бы вашим ребенком был кто-то другой — сосед, сослуживец, — вы бы сочли его или ее действия нападением или оскорблением? Это поможет вам избавиться от эмоций при оценке ситуации.

Предупреждающие признаки родительского насилия

Иногда ситуация обостряется, даже если мы этого не осознаем. Ниже приведены некоторые потенциальные предупреждающие признаки того, что поведение ребенка граничит с жестоким обращением:

1. Чувство запугивания

Это нормально — чувствовать, что ваш ребенок раздвигает границы, чтобы получить то, что он хочет.Дети будут снова и снова просить о чем-то, что они хотят, пока родитель наконец не скажет: «Я же сказал вам нет!»

Что не типично, так это чувство, что если вы не дадите своему ребенку то, что он хочет, он ответит вредным для вас способом. Запугивание — это способ заставить кого-то что-то сделать. Это могут быть слова, тон голоса или даже взгляд.

2. Экстремальный вызов

Да, дети могут быть вызывающими, даже ваш обычный ребенок. Но когда дело доходит до того, что ваш ребенок не уважает ваш авторитет как родителя, открыто игнорируя правила вашего дома, не опасаясь последствий, это потенциальный признак эскалации.Многие дети могут сопротивляться без насилия; однако крайне оппозиционное поведение может быть частью более серьезной картины.

3. Эскалация насилия

Дети злятся, хлопают дверьми, бросают вещи на пол в своей комнате. Вы, наверное, можете вспомнить время, когда вы росли, вы разозлились и что-то разбили. Но вы узнали, что такое поведение не принесло вам того, чего вы хотели, и на самом деле может привести к тому, что вам придется повторно покупать то, что вы цените.

Но когда поведение ребенка или подростка продолжает усиливаться вплоть до разрушения собственности, пробивания стен, толкания, ударов по предметам рядом с вами, бросания вещей, которые «почти» вас бьют, словесных угроз или нарушения ваших личных границ («проникновение ваше пространство »), это шаблон, который может указывать на оскорбительное поведение.

Почему мой подросток жесток?

Когда ребенок или подросток проявляет агрессию, естественно спросить: «Почему?» Многие родители чувствуют себя виноватыми, обвиняя себя в поведении своего подростка: «Если бы я был лучшим родителем, мой ребенок не вел бы себя таким образом».

По правде говоря, может быть несколько основных факторов, способствующих насилию со стороны родителей, включая плохие границы, злоупотребление психоактивными веществами (со стороны родителя или ребенка), плохие навыки совладания, основные психологические состояния (такие как СДВГ, оппозиционно-вызывающее расстройство и расстройство поведения) и выученное поведение.Некоторые дети ведут себя агрессивно из-за плохих навыков совладания с собой. Другие более сознательны и пользуются силой, которую дает запугивание родителей.

Помните: мы можем попытаться понять, что происходит в любой ситуации, но нет оправдания или объяснения оскорблениям.

Ответ на насилие со стороны родителей

Агрессивное и оскорбительное поведение не является частью типичного детства или юности. Это не та стадия, из которой ваш подросток «вырастет», если вы ее проигнорируете. Если вы сталкиваетесь с жестоким обращением со стороны родителей в своем доме, ваш ребенок нарушает права других.Неважно, что это права его родителей; это не делает его менее серьезным или незаконным. Ваш дом — это место, где ваш ребенок научится взаимодействовать с миром. Он изучает, что приемлемо, а что нет. Он узнает о последствиях для поведения и ответственности.

Одна из самых сложных задач, с которыми может столкнуться родитель, — это ответить на агрессию или жестокое обращение со стороны собственного ребенка. Разрываться — это естественно. С одной стороны, защитить своего ребенка — это инстинктивно.С другой стороны, ничто не может подтолкнуть родителей к гневу, разочарованию и боли, как оскорбительное поведение ребенка. В некоторые дни вы можете чувствовать себя эмоционально сильнее, чем в другие. Только вы можете решить, что вы можете выполнить в любой момент. Вот несколько предложений:

1. Четко обозначьте границы

Убедитесь, что ваш ребенок понимает ваши физические и эмоциональные границы. Возможно, вам потребуется четко указать:

«Это не нормально — кричать, толкать или бить меня.”

Если вы говорили это своему ребенку в прошлом, но позволили ему перейти эти границы в прошлом без последствий, он получил неоднозначные сообщения. Ваши слова сказали ей один набор границ, но ваши действия (принимая крик или удар) сообщили другой набор границ.

Убедитесь, что ваше невербальное общение (то, что вы делаете) соответствует вашему вербальному общению (тому, что вы говорите).

2. Ясно сообщайте о последствиях оскорбительного поведения

Скажи своему подростку:

«Если вы ударили меня, бросили что-то в меня или иным образом причинили мне физический вред, это называется домашним насилием и нападением.Хотя я люблю тебя, я позвоню в полицию, и ты понесешь ответственность за свое поведение ».

Затем — еще раз — убедитесь, что ваши действия соответствуют вашим словам. Если вы не думаете, что сможете связаться с полицией, не говорите, что вы это сделаете. Это только укрепит вашего ребенка в том, что вы делаете «угрозы», которые не будут выполнены.

Вы можете предусмотреть другие последствия, помимо юридических, которые вы применяете. Если друг нападет на вас, вы позволите ей одолжить вашу машину или дадите ей деньги на трату на следующий день? Возможно нет.

3. Связаться с властями

Мы не говорим об этом легкомысленно или не понимая, насколько это может быть сложно для родителей. Некоторые родители возмущены жестоким поведением подростка и реагируют: «У меня нет проблем вызвать полицию на моего ребенка, если он когда-нибудь поднимет на меня руку!» Другие родители борются, беспокоясь о долгосрочных последствиях обращения в полицию или неспособных справиться с мыслью о том, что их ребенку предъявят обвинения.

Помните, если ваш подросток жестоко обращается с вами сейчас, существует риск того, что это распространится на его будущие отношения с супругом, его собственными детьми или другими членами общества.Вы не делаете ему одолжение, позволяя ему вести себя так без последствий.

Материалы по теме: Когда обращаться в полицию по поводу ребенка

4. Получите поддержку

Изнасилование родителей — это форма домашнего насилия. Это серьезная проблема, требующая немедленного внимания и вмешательства. Домашнее насилие традиционно характеризуется молчанием. Как бы трудно это ни было, нарушить это молчание. Заручитесь поддержкой семьи или друзей — любой, кого вы думаете, поддержит.

Если ваша естественная поддержка склонна осуждать вас, и вы боитесь, что это только ухудшит ситуацию, обратитесь на горячую линию по вопросам домашнего насилия, к консультанту или в группу поддержки. Для получения поддержки и ресурсов в вашем районе вы также можете позвонить по телефону 2-1-1 или посетить 211.org, бесплатную и конфиденциальную службу через United Way.

Путь к более здоровым отношениям с вашим ребенком, скорее всего, займет время. Нет быстрого пути или быстрого решения. Он начинается с признания проблемы и ответственности.Если вы столкнулись с этой проблемой в своей семье, мы желаем вам сил и возможностей.

Соответствующее содержание:
Рабочий лист полицейского вмешательства для родителей вызывающей молодежи
Когда дети прибегают к насилию: «Нет оправдания жестокому обращению»
Ваш непокорный ребенок портит или разрушает ваш дом?

10 распространенных ошибок в воспитании детей, которые допускают отцы

Дисциплинарные ошибки, совершаемые отцами, могут привести к непредвиденным результатам и создать препятствия на пути к хорошему поведению детей в будущем.Остерегайтесь этих ошибок в вашем воспитании и найдите способы преодолеть эти неэффективные инструменты.

Терять самообладание

Хотя поведение вашего ребенка может иногда сводить вас с ума, вы всегда должны стараться избегать его наставничества, когда вы злитесь. Повышение голоса, ругань или выход из-под контроля имеют тенденцию учить ребенка тому, что крик, гнев, и насилие приемлемо в их отношениях с друзьями и семьей.

Вместо этого, когда вы почувствуете, что гнев нарастает, сделайте перерыв на несколько секунд или минут и перегруппируйтесь.Дети лучше всего реагируют на спокойный, разумный, прямой и точный подход.

Применение физического наказания

Физические наказания, такие как шлепки, рывки ребенка за руку или любые другие удары, неэффективны. Они учит ребенка, что способ справиться с конфликтом — это использовать физическую силу. Опять же, возьмите тайм-аут, если вы хотите применить физическую дисциплину.

Изучение альтернативных навыков воспитания детей также может помочь вам избавиться от склонности к физическим нападкам.Помните, ваша основная роль — учитель, а не силовик.

Непоследовательность

Многие отцы могут непоследовательно наказывать своих детей. Одно и то же нарушение поведения в разное время будет иметь разные реакции. Если один раз ваш ребенок использует нецензурное слово, вы просто смеетесь, а в следующий раз (возможно, в другой компании) вы вводите заземление, ребенок запутается и не поймет, чего от него ожидать.

Хорошо установленный и понятный набор правил и стандартов с определенными последствиями, как правило, работает лучше всего.Последовательность в воспитании детей — лучший способ научить их тому, что является приемлемым, а что нет.

Использование взяточничества

Попытка подкупить ребенка, чтобы он вел себя определенным образом, пообещав вознаграждение, учит ребенка тому, что он получит приз только в том случае, если он сначала будет действовать ненадлежащим образом, а затем изменит свое поведение. Вы хотите, чтобы они впервые вели себя соответствующим образом.

Хорошая альтернатива воспитанию детей — напомнить им, как хорошо делать правильный выбор, или просто дать заранее определенные положительные последствия для положительного поведения.

С несвязанными последствиями

Дети реагируют лучше всего, когда кажется, что последствия их поведения протекают естественно. Например, нарушение комендантского часа должно иметь такие последствия, как прибытие раньше на следующих выходных. Если ребенок докажет, что нельзя доверить ему жить с комендантским часом, то со временем ему придется восстановить это доверие.

Избегайте причинения посторонних последствий, например, основания для просроченной библиотечной книги. Попробуйте найти естественные последствия.Ребенок, пробивший дыру в стене во время приступа гнева, может столкнуться с логическим следствием того, что ему придется заплатить за ремонт или отремонтировать его самостоятельно. Когда последствия не соответствуют правонарушению, не всегда можно извлечь уроки.

Игра против другого родителя

Родителям очень важно объединиться в дисциплинарной стратегии. Если ребенок может сбежать к одному из родителей и проявить снисходительность, это, как правило, подрывает доверие к другому родителю. Никогда не отменяйте дисциплинарные решения других родителей публично.

Если у вас есть разногласия, обсудите их друг с другом наедине. Старайтесь регулярно разделять роль ребенка в дисциплине между обоими родителями.

Ваша роль сбивается с толку

Не чувствуйте себя обязанным получать согласие вашего ребенка на применяемую вами дисциплину. Вы родитель и несете ответственность за дисциплину. Ваше слово по дисциплинарному вопросу является окончательным и не подлежит обсуждению. По мере того, как ваш ребенок повзрослеет, вы можете начать объяснять, почему вы так же относитесь к вещам, но в любом случае ваше слово окончательно.

Чрезмерное чувство вины

Попытка использовать чувство вины или стыда почти всегда приводит к обратным результатам. «Я рабаю свою жизнь ради тебя, а ты не можешь даже убрать посуду со стола», — и подобных заявлений следует избегать. Если вы заставляете ребенка чувствовать ответственность за то, что идет не так в вашей жизни, вы ведете себя как созависимый, а не родитель. Держитесь подальше от чувства вины и просто навязывайте последствия.

Лекции

Если отвести ребенка в сторону и дать ему монолог о всех причинах плохого поведения, это обычно приводит к негодованию, а не к обучению.Лучший подход к воспитанию детей — это диалог с целью выяснить, почему поведение было не таким, каким должно быть. Например, если ребенок не выполняет домашнее задание вовремя, лекция о ценности образования, вероятно, не приведет к изменению поведения.

Более продуктивный подход — определить причины, по которым домашнее задание не было сдано, а затем разработать план по устранению причин.

Использование сравнений

«Твоя старшая сестра так хорошо играла на фортепиано каждый день; почему ты, кажется, не понимаешь этого?» Этот подход может показаться вам обнадеживающим и вселяющим надежду.Но вместо этого сравнения просто порождают негодование.

Возможно, старшая сестра любила и имела талант к игре на фортепиано, в то время как нынешний ребенок преуспевает в чем-то другом и не испытывает страсти к фортепиано. Сравнение бесполезно. Постарайтесь увидеть в каждом ребенке уникальную личность со своими талантами и сильными сторонами.

Слово Verywell

Зная об этих типичных ошибках в нашем подходе к воспитанию детей, вы сможете увидеть их приближение и внести коррективы.Поиск лучших подходов, подобных предложенным, может помочь любому отцу стать лучшим и более эффективным родителем и учителем. Более совершенные методы могут в конечном итоге привести к лучшему поведению.

Как реагировать, когда ваш ребенок ударил вас

Удар ребенка может расстраивать, смущать и приводить в ярость. У некоторых родителей это вызывает чувство стыда и отчаяния. Многие родители обеспокоены тем, что агрессия их детей по отношению к ним является признаком того, что они каким-то образом потерпели неудачу как родитель.Но большинство детей в тот или иной момент бьют. То, как вы реагируете на удары ребенка, является ключом к тому, чтобы пресечь его в зародыше.

причин, по которым дети бьют

Есть несколько причин, по которым дети бьют своих родителей. Иногда они набрасываются, потому что у них нет навыков управлять своими чувствами и выражать их более социально приемлемым способом. Им может не хватать языка или контроля над своими импульсами, чтобы справиться со своими чувствами. Они бьют, не задумываясь о последствиях или других способах удовлетворения своих потребностей.

Удар также можно использовать как инструмент манипуляции. Иногда дети бьют, пытаясь добиться своего. Ребенок, который бьет свою мать, когда она говорит «нет», возможно, надеется, что его агрессия передумает.

Что делать, если ваш ребенок ударил вас

То, как вы ответите на удары, повлияет на вероятность того, что ваш ребенок ударит снова. Ниже приведены некоторые дисциплинарные стратегии, которые вы можете использовать, чтобы защитить себя и их от вреда, обучая их лучшим способам справляться со своими чувствами и управлять своим поведением.

Установить правила

Установите домашние правила, в которых говорится об уважении. Дайте понять, что в вашем доме запрещено бить, пинать, кусать или акты физической агрессии.

По возможности создавайте свои правила в позитивном ключе. Вместо того, чтобы говорить: «Не бей», скажите: «Используйте уважительные прикосновения». Поговорите со своим ребенком о правилах, чтобы убедиться, что они понимают последствия их нарушения.

Когда ваш ребенок бьет вас, твердо скажите: «Не бей.Бить больно ». Держите свои сообщения последовательными, чтобы научить ребенка, что бить нельзя, и вы этого не потерпите.

Использование последствий для обеспечения соблюдения правил

Если ваш ребенок знает правила, но продолжает бить, воспользуйтесь некоторыми из следующих последствий, чтобы удержать его от повторного удара.

  • Тайм-аут или тайм-аут: для некоторых детей тайм-аут или тайм-аут могут быть наиболее эффективным способом удержать их от повторного удара. Тайм-аут или тайм-аут учит детей, как успокоиться, и удаляет их из окружающей среды.Важно научить их, как управлять собой в это спокойное время.
  • Утрата привилегий: для других детей могут потребоваться дополнительные последствия. Отмена привилегий может быть эффективной стратегией дисциплины. Ограничьте доступ вашего ребенка к электронике или определенным игрушкам на 24 часа или меньше, в зависимости от возраста ребенка. Чем младше ребенок, тем меньше времени ему нужно вдали от объекта.
  • Возмещение ущерба: Заставьте ребенка выполнить дополнительную работу за вас или попросите его нарисовать вам картинку, чтобы исправить это.

Подкрепление хорошего поведения положительными последствиями может побудить вашего ребенка перестать бить. Например, поощрите ребенка за «нежные прикосновения». Разделите день на несколько периодов времени, чтобы он мог заработать стикеры или жетоны за хорошее поведение.

Вы также можете похвалить своего ребенка, когда он делает мягкие прикосновения. Когда они обнимают вас, обязательно скажите, как сильно вы любите приятные прикосновения, такие как объятия. Также хвалите их, когда они вас слушают и перестают бить.

Учите соответствующему поведению

Недостаточно просто сказать детям: «Не бей.«Обучите ребенка навыкам управления гневом. Поощряйте ребенка прочитать книгу, нарисовать картинку, сделать глубокий вдох или пойти в свою комнату, когда он злится.

Расскажите ребенку о чувствах, таких как грусть и разочарование. Обсудите важность правильного обращения с этими чувствами и помогите своему ребенку найти стратегии, которые помогут ему безопасно справиться со своими эмоциями.

Избегайте телесных наказаний

Если вы используете шлепки в качестве наказания, ваш ребенок не поймет, почему вам разрешено бить, а ему — нет.Вместо того, чтобы учить самоконтролю, шлепки могут усилить агрессию вашего ребенка.

Дети больше узнают о своем поведении из того, что вы делаете, а не из того, что они слышат. Моделируйте поведение, которое вы хотите видеть в своем ребенке. Покажите ребенку, как справляться с гневом, грустью и разочарованием социально приемлемыми способами.

Получите профессиональную помощь

Если у вас есть старший ребенок, который вас ударил, или у вас особенно агрессивный дошкольник или малыш, обратитесь за профессиональной помощью.Поговорите с педиатром вашего ребенка о том, что вас беспокоит. Ваш педиатр может направить вашего ребенка на обследование, чтобы помочь определить причину агрессии и разработать план ее устранения.

Иногда основные проблемы могут способствовать агрессии у детей. Например, дети с СДВГ или оппозиционно-вызывающим расстройством с большей вероятностью пострадают. В других случаях дети с задержкой когнитивного развития или развития могут пострадать из-за того, что им не хватает способности использовать свои слова или управлять своими импульсами.

Отец избил сына телевизионным кабелем после того, как нашел Гриндра на его телефоне / LGBTQ Nation

Отец, которого обвинили в нанесении своему 15-летнему сыну 20 ударов плетью из-за того, что он поймал сына с помощью приложения для геев, был приговорен к 18 месяцам тюрьмы.

«По моему мнению, это жестокое и жестокое наказание было мотивировано его сексуальностью», — сказал судья Маркус Пильгерсторфер при вынесении приговора.

По теме: Отец перерезал горло своему сыну за то, что он гей, в попытке убить его

Согласно судебным документам Королевского суда Плимута в U.К., в сентябре этого года мужчина попросил одолжить телефон своего сына, когда обнаружил в телефоне Гриндра и несколько фотографий, которые он сделал.

Рано утром на следующее утро он пошел противостоять своему сыну и заставил его снять пижаму, крича на него, в то время как подросток стоял в носках и нижнем белье.

«Он несколько раз ударил его по всему телу, особенно по руке, сломав там кожу», — заявила прокурор Франческа Уэбелл, согласно сообщению в Plymouth Live. «Пока он бил сына, подсудимый продолжал задавать вопросы.«Отец якобы назвал сына геем и женщиной.

Он спросил отца, можно ли ему достать воды, и тут же схватил школьную форму и убежал. В школе он начал плакать, и сотрудники спросили его, что случилось, и они вызвали полицию.

Отец признал себя виновным, и его адвокат сказал, что он «любящий отец», который не был зол на то, что его сын бисексуален, но вместо этого он был зол на то, что подросток разместил свои фотографии на Grindr.

«Ни изображения, ни что-либо еще не заставило его усомниться в сексуальности своего сына», — сказал суду адвокат.«Он поддерживал меня. Тот факт, что он теперь потерял связь со своим собственным сыном, разбил ему сердце ».

Адвокат сказал, что этот человек просто вышел из себя и что его раскаяние «искреннее». Жена мужчины написала от его имени характеристику персонажа.

Но судья не сдвинулся с места при вынесении приговора.

«Вы спросили его о фотографиях множества мальчиков на его телефоне и крикнули:« Ты гей »и« Ты женщина », — сказал Пильгерсторф. «Вы кричали:« Что это между ног? »»

«Вы ударили его снова и снова, около 20 раз, телевизионным кабелем.Вы причинили ему «много боли», если использовать его слова ».

«Я не сомневаюсь, что вы рассердились отчасти из-за того, что вы увидели материал, который, по вашему мнению, указывает на его бисексуальность».

Психология напряженных отношений отца и сына

Психология напряженных отношений отца и сына

За годы работы с мужчинами в терапии я обнаружил, что проблемы, которые так часто возникают в связи с карьерой или отношениями, часто могут быть рано или поздно связаны с отсутствием отношений с их отцами.

Мужчина, проходящий терапию, которого я назову «Джон», описывает свой опыт общения с отцом следующим образом:

Мой отец был успешным продавцом одежды, много работал, но даже когда он был дома по выходным, он был недоступен. Всю свою жизнь я страдала от неуверенности в своей мужественности. Думаю, это потому, что он никогда не рассказывал мне о себе. Он не сказал мне, с какими проблемами он боролся, что он чувствовал или что для него значило быть мужчиной. Мне пришлось все придумывать для себя, и я никогда не был уверен, что понял это правильно.”

Немецкий писатель Франц Кафка рассказывает об этом о своем отце в «Письме моему отцу».

«Что всегда было для меня непостижимо, так это ваше полное отсутствие чувства к страданиям и стыду, которые вы могли причинить мне своими словами и суждениями».

Кафка продолжает, что враждебность, которую его отец выражал по отношению к нему в детстве, теперь он обращается против самого себя. «Метод воспитания моего отца обременял меня общим грузом страха, слабости и презрения к себе.Когда Кафка был взрослым, его преследовало враждебное и нетерпеливое присутствие отца.

Американский писатель и поэт Роберт Блай выразил подобные чувства в своем стихотворении «Свадьба моего отца, 1924 год»: «… его кожа тогда была похожа на корку, сделана грубой, чтобы отразить сочувствие, которое он больше испытывал, отказывался и отказывался. в этом нет необходимости ».

Эти описания показывают, как мужчины вспоминают, как относились к ним их отцы. Но подавленное желание еще более поразительно, чем очевидные повреждения и раны.Многие мужчины жаждут любви к своим отцам (и отцы к своим сыновьям) и отрицают это. Выпустить этого «из мешка» — значит столкнуться с большим количеством гнева, отторжения и печали.

Что возможно между отцом и сыном? Что могут сделать мужчины с массой неиспользованных эмоций, которые защищают их от познания себя? Как взрослые мужчины, мы не можем притвориться, что не заживо закрывают старые раны, потому что со временем они снова проявляются в других сферах нашей жизни. Невыраженная обида и гнев часто переносятся на наши любовные отношения, воспитание детей, проблемы на работе и проблемы с властью.

Если мы решим заняться этими ранеными отношениями в терапии, мы неизбежно столкнемся с множеством болезненных детских воспоминаний. Мы испытаем волны разочарования, гнева и горя из-за потери того, чего у нас никогда не было с нашими отцами. Смело открывая этот кипящий котел эмоций и работая над ним, мы можем прийти к значимому решению.

Большинство мужчин будут иметь сильную тягу к сохранению каких-то отношений со «стариком». У нас все еще может быть желание устранить ущерб и попытаться установить более личные отношения с нашими отцами.Возможно, облегченная беседа в терапии предоставит возможность разобраться с незавершенным делом, пережитком нашего детства.

Может ли в таком разговоре отец принять «версию сына» о прошлом? Может ли отец в случае пренебрежения, физического или эмоционального насилия признать свой проступок, не оправдывая своего поведения? Может ли он признаться или, по крайней мере, быть открытым и любопытным по поводу того, как его сын переживает его как родителя (что непросто, если отец сам подвергся насилию или пренебрегал)? Если отец действительно может принять восприятие вещей своим сыном, вместе отец и сын могут начать развязывать «гордиев узел» и двигаться вперед.

Думая о мужчинах, с которыми я работал, я также задавался вопросом, что они могут почувствовать, если их попытка честного обмена отцом и сыном окажется полной неудачей. Как бы они отреагировали, если бы их отец отрицал реальность прошлых событий, если бы их встретила холодная стена «Вы ошиблись, и вот почему»? Тогда вроде бы надежды на ремонт не было. Они могли либо отрицать свои чувства по поводу прошлого поведения своего отца, либо поддерживать с ним поверхностную связь, либо обращаться к своим собственным чувствам и работать над их решением.Их попытки примирения могут или не могут достигнуть их отца, но настоящая психологическая работа влечет за собой согласованные усилия, чтобы разобраться в этом беспорядочном узле запутанных, тревожных переживаний и воспоминаний внутри них самих.

Лично я дважды пытался развязать этот узел, сначала с отцом, а потом с собственным сыном. Во время беременности моей жены без видимой причины внезапно всплыли воспоминания из моего детства. В основном это были неприятные воспоминания о жестоком обращении со стороны моего отца, которое он называл дисциплиной.Я хотел попытаться справиться с этим всплеском воспоминаний и сильным негодованием, которые исходили из глубины меня.

Попытавшись поговорить с отцом и ни к чему не приведя, я спросил его, не будет ли он заинтересован в терапии, чтобы справиться с этим оставшимся гневом, который я испытывал к нему. Он ответил: «Выбери кого-нибудь из членов семьи». Он думал, что я преувеличиваю события прошлого, и ему было крайне неудобно рассказывать о том, что произошло. Это создало тупиковую ситуацию между нами, и каждый раз, когда я видел его, я был в напряжении и питал мстительные фантазии.Как будто на его лбу вспыхнула неоновая вывеска «виновен в злоупотреблении». Но я был полон решимости разобраться с этими чувствами, даже если он не собирался напрямую затрагивать его.

В рамках моей собственной терапии я смог излить сильные чувства праведного гнева, преследования и возмущения. Этот продолжающийся выброс гнева и боли в конечном итоге открыл совершенно неожиданное воспоминание. Я понял, что было время, когда я был очень молод, когда я действительно чего-то хотел от отца.Это воспоминание было шоком. Мне было приятно узнать, что однажды было время, когда я действительно хотел внимания и любви отца. Я также пришел к выводу, что это ничего не изменило с ним, но для меня очень много значило раскрыть это чувство желания к нему. К сожалению, с моим отцом ничего в области отношений было невозможно. Так что мне пришлось отпустить и почувствовать боль этого старого отказа и своего гнева, а затем я смог освободиться и двинуться дальше.

Когда у меня родился сын, я сам прошел испытание как отец.Первые годы с моим сыном начались очень хорошо, но по мере того, как он развивался и становился более самостоятельным и дерзким, к сожалению, я не могла управлять своей реакцией на его проверку границ и т. Д., Как это делают все дети. Я не мог изменить это и потерял контроль над его развитием. Когда ему было около 5 или 6 лет, отношения между нами пошли «на убыль». Независимо от того, сколько я обещал себе, что не буду повторять и воссоздавать враждебные отношения, которые у меня были с моим собственным отцом, я чувствовал себя почти вынужденным, бессознательно, воспроизвести собственное детство с моим сыном.Здесь это происходило со мной, не в таких экстремальных, но все же напряженных отношениях, и это разбивало мне сердце, что я был еще настолько психологически незрелым.

Я оказался отцом на настоящих американских горках. Мой сын сейчас взрослый мужчина, и мы сейчас выясняем отношения. Теперь я отец, готовый решать проблемы с собственным сыном. Я готов признать свои недостатки и выслушать его детские переживания, какими бы болезненными они ни были. Мы медленно продвигаемся через нашу тревожную историю, продвигаясь к чему-то вроде отношений.

Когда мужчины столкнутся с правдой о своих отношениях отца и сына, они испытают боль и освобождение. Когда они пробираются через этот эмоциональный лабиринт, это может стать настоящим «обрядом перехода». Сын может появиться с более сильным чувством своей личности и твердым чувством собственной мужественности. Сын может почувствовать себя более цельным мужчиной и, возможно, пожелать увидеть своего отца более реалистично, как с положительными, так и с отрицательными чертами. И отец, и сын могут более четко осознавать, как их невыраженные негативные чувства могут по-прежнему влиять на их интимные отношения, а также мешать их дружбе с мужчинами.

Оптимальный результат, когда мужчины движутся вперед к разрешению своих чувств со своими отцами, — это больше не связываться с ними из-за гнева или обиды. Мужчины могут привнести свою недавно обретенную индивидуальность и энергию в свою личную жизнь, работу и дружбу с другими мужчинами.

Дерил Гольденберг, доктор философии, клинический психолог, занимающийся частной практикой в ​​Санта-Монике и Санта-Барбаре, более 30 лет специализирующийся на мужской психологии и семейных отношениях.