Дети второй мировой войны: 5 несовершеннолетних героев Великой Отечественной войны — Российская газета

5 несовершеннолетних героев Великой Отечественной войны — Российская газета

С 2009 года 12 февраля объявлено ООН Международным днем детей-солдат. Так называют несовершеннолетних, которые вынуждены в силу обстоятельств активно  участвовать в войнах и вооруженных конфликтах.

В боевых действиях во время Великой Отечественной войны, по разным данным, принимали участие до нескольких десятков тысяч несовершеннолетних. «Сыновья полка», пионеры-герои — они сражались и гибли наравне со взрослыми. За боевые заслуги награждались орденами и медалями. Образы некоторых из них использовались в советской пропаганде как символы мужества и верности Родине.

Пять несовершеннолетних бойцов Великой Отечественной были удостоены высшей награды — званий Героев СССР. Все — посмертно, оставшись в учебниках и книжках детьми и подростками. Этих героев знали поименно все советские школьники. Сегодня «РГ» вспоминает их короткие и часто схожие друг с другом биографии.

Марат Казей, 14 лет

Участник партизанского отряда имени 25-летия Октября, разведчик штаба 200-й партизанской бригады имени Рокоссовского на оккупированной территории Белорусской ССР.

Марат родился в 1929 году в деревне Станьково Минской области Белоруссии, успел окончить 4 класса сельской школы. До войны его родители были арестованы по обвинению во вредительстве и «троцкизме», многочисленных детей «разбросали» по бабушкам-дедушкам. Но семья Казеев не обозлилась на советскую власть: В 1941 году, когда Белоруссия стала оккупированной территорией, Анна Казей, жена «врага народа» и мать маленьких Марата и Ариадны, прятала у себя раненых партизан, за что была казнена немцами. А брат с сестрой ушли в партизаны. Ариадну впоследствии эвакуировали, но Марат остался в отряде.

Наравне со старшими товарищами он ходил в разведку — как в одиночку, так и с группой. Участвовал в рейдах. Подрывал эшелоны. За бой в январе 1943 года, когда, раненый, он поднял своих товарищей в атаку и пробился сквозь вражеское кольцо, Марат получил медаль «За отвагу».

А в мае 1944-го при выполнении очередного задания около деревни Хоромицкие Минской области 14-летний боец погиб. Возвращаясь с задания вдвоем с командиром разведки, они наткнулись на немцев. Командира убили сразу, а Марат, отстреливаясь, залег в ложбинке. Уходить в чистом поле было некуда, да и возможности не было — подросток был тяжело ранен в руку. Пока были патроны, держал оборону, а когда магазин опустел, взял последнее оружие — две гранаты, с пояса. Одну бросил в немцев сразу, а со второй подождал: когда враги подошли совсем близко, взорвал себя вместе с ними.

В 1965 году Марату Казею присвоено звание Героя СССР.

Валя Котик, 14 лет

Партизан-разведчик в отряде имени Кармелюка, самый юный Герой СССР.

Валя родился в 1930 году в селе Хмелевка Шепетовского района Каменец-Подольской области Украины. До войны окончил пять классов. В занятом немецкими войсками селе мальчишка тайком собирал оружие, боеприпасы и передавал их партизанам. И вел собственную маленькую войну, как ее понимал: рисовал и расклеивал на видных местах карикатуры на гитлеровцев.

С 1942 года он связался с Шепетовской подпольной партийной организацией и выполнял ее поручения по разведке. А осенью того же года Валя со своими сверстниками-мальчишками получили первое настоящее боевое задание: ликвидировать начальника полевой жандармерии.

«Рев моторов становился громче — машины приближались. Уже хорошо были видны лица солдат. Со лбов, полузакрытых зелеными касками, стекал пот. Некоторые солдаты беспечно сняли каски. Передняя машина поравнялась с кустами, за которыми спрятались мальчики. Валя привстал, отсчитывая про себя секунды. Машина проехала, против него уже броневик. Тогда он поднялся во весь рост и с криком «Огонь!» одну за другой швырнул две гранаты… Одновременно прозвучали взрывы слева и справа. Обе машины остановились, передняя загорелась. Солдаты стремительно спрыгивали на землю, бросались в кювет и оттуда открывали беспорядочный огонь из автоматов», — так описывает этот первый бой советский учебник. Задание партизан Валя тогда выполнил: начальник жандармерии, обер-лейтенант Франц Кениг и семеро немецких солдат погибли. Порядка 30 человек были ранены.

В октябре 1943 года юный боец разведал место нахождения подземного телефонного кабеля гитлеровской ставки, который вскоре был подорван. Валя также участвовал в уничтожении шести железнодорожных эшелонов, склада.

29 октября 1943 года, будучи на посту, Валя заметил, что каратели устроили облаву на отряд. Убив из пистолета фашистского офицера, подросток поднял тревогу, и партизаны успели приготовиться к бою. 16 февраля 1944 года, через пять дней после своего 14-летия, в бою за город Изяслав Каменец-Подольской ныне Хмельницкой области разведчик был смертельно ранен и на следующий день скончался.

В 1958 году Валентину Котику присвоено звание Героя Советского Союза.

Леня Голиков, 16 лет

Разведчик 67-го отряда 4-й Ленинградской партизанской бригады.

Родился в 1926 году в деревне Лукино Парфинского района Новгородской области. Когда началась война, он добыл винтовку и ушел в партизаны. Худенький, небольшого роста, он выглядел еще младше всех 14-ти лет. Под видом нищего Леня ходил по деревням, собирая необходимые данные о расположении фашистских войск и о количестве их боевой техники, а потом передавал эти сведения партизанам.

В 1942 году он вступил в отряд. «Участвовал в 27 боевых операциях, истребил 78 немецких солдат и офицеров, взорвал 2 железнодорожных и 12 шоссейных мостов, подорвал 9 автомашин с боеприпасами… 12 августа в новом районе боевых действий бригады Голиков разбил легковую автомашину, в которой находился генерал-майор инженерных войск Ричард Виртц, направляющийся из Пскова на Лугу», — такие данные содержатся в его наградном листке.

В региональном военном архиве сохранилось подлинное донесение Голикова с рассказом об обстоятельствах этого боя:

«Вечером 12.08.42 г. мы, 6 человек партизан, выбрались на шоссе Псков-Луга и залегли недалеко от дер. Варницы. Ночью движения не было. Рассвело. Со стороны Пскова показалась маленькая легковая машина. Шла быстро, но у мостика, где мы находились, машина тише. Партизан Васильев бросил противотанковую гранату, не попал. Вторую гранату бросил Петров Александр из канавы, попал в траверзу. Машина не сразу остановилась, а прошла еще метров 20 и почти поравнялась с нами. Из машины выскочили два офицера. Я дал очередь из автомата. Не попал. Офицер, сидевший за рулем, побежал через канаву в сторону леса. Я дал несколько очередей из своего ППШ. Попал врагу в шею и спину. Петров начал стрелять по второму офицеру, который все время оглядывался, кричал и отстреливался. Петров из винтовки убил этого офицера. Тогда вдвоем побежали к первому раненому офицеру. Сорвали погоны, взяли портфель, документы. В автомашине еще был тяжелый чемодан. Мы едва его стащили в кусты (в 150 метрах от шоссе). Находясь еще у автомашины, мы услышали в соседней деревне тревогу, звон, крик. Схватив портфель, погоны и три трофейных пистолета, мы побежали к своим…».

За этот подвиг Леня был представлен к высшей правительственной награде — медали «Золотая звезда» и званию Героя Советского Союза. Но получить их не успел. С декабря 1942-го по январь 1943 года партизанский отряд, в котором находился Голиков, с жестокими боями выходил из окружения. Выжить удалось лишь нескольким, но Лени среди них не было: он погиб в бою с карательным отрядом фашистов 24 января 1943 года у деревни Острая Лука Псковской области, не дожив до 17 лет.

Саша Чекалин, 16 лет

Член партизанского отряда «Передовой» Тульской области.

Родился в 1925 году в селе Песковатское, ныне Суворовского района Тульской области. До начала войны окончил 8 классов. После оккупации родного села немецко-фашистскими войсками в октябре 1941 года вступил в истребительный партизанский отряд «Передовой», где успел прослужить всего чуть больше месяца.

К ноябрю 1941 года партизанский отряд нанес фашистам значительный урон: горели склады, взрывались на минах автомашины, шли под откос вражеские поезда, бесследно исчезали часовые и патрули. Однажды группа партизан, в числе которых был и Саша Чекалин, устроили засаду у дороги на город Лихвин (Тульская область). Вдали показалась автомашина. Прошла минута — и взрыв разнес машину на части. За ней прошли и взорвались еще несколько машин. Одна из них, переполненная солдатами, пыталась проскочить. Но граната, брошенная Сашей Чекалиным, уничтожила и ее.

В начале ноября 1941 года Саша простудился и слег. Комиссар разрешил ему отлежаться у проверенного человека в ближайшей деревне. Но нашелся предатель, который выдал его. Ночью фашисты ворвались в дом, где лежал больной партизан. Чекалин успел схватить приготовленную гранату и бросить ее, но та не взорвалась… Через несколько дней пыток фашисты повесили подростка на центральной площади Лихвина и более 20 дней не разрешали убирать с виселицы его труп. И только когда город был освобожден от захватчиков, боевые соратники партизана Чекалина похоронили его с воинскими почестями.

Звание Героя Советского Союза Александру Чекалину было присвоено в 1942 году.

Зина Портнова, 17 лет

Член подпольной комсомольско-молодежной организации «Юные мстители», разведчица партизанского отряда имени Ворошилова на территории Белорусской ССР.

Родилась в 1926 году в Ленинграде, окончила там 7 классов и на летние каникулы поехала отдыхать к родственникам в деревню Зуя Витебской области Белоруссии. Там ее и застала война.

В 1942 году она вступила в Обольскую подпольную комсомольско-молодежную организацию «Юные мстители» и активно участвовала в распространении листовок среди населения и диверсиях против захватчиков.

С августа 1943 года Зина — разведчица партизанского отряда имени Ворошилова. В декабре 1943-го она получила задание выявить причины провала организации «Юные мстители» и наладить связь с подпольем. Но при возвращении в отряд Зину арестовали.

Во время допроса девочка схватила со стола пистолет фашистского следователя, застрелила его и еще двух гитлеровцев, пыталась бежать, но была схвачена.

Из книги «Зина Портнова» советского писателя Василия Смирнова: «Допрашивали ее самые изощренные в жестоких пытках палачи…. Ей обещали сохранить жизнь, если только юная партизанка во всем признается, назовет имена всех известных ей подпольщиков и партизан. И опять гестаповцы встречались с удивлявшей их непоколебимой твердостью этой упрямой девочки, которая в их протоколах именовалась «советской бандиткой». Зина, измученная пытками, отказывалась отвечать на вопросы, надеясь, что так ее быстрее убьют.… Однажды на тюремном дворе заключенные видели, как совсем седая девочка, когда ее вели на очередной допрос-пытку, бросилась под колеса проезжавшего грузовика. Но машину остановили, девчонку вытащили из-под колес и снова повели на допрос…».

10 января 1944 года в деревне Горяны ныне Шумилинского района Витебской области Белоруссии 17-летнюю Зину расстреляли.

Звание Героя Советского Союза Портновой Зинаиде было присвоено в 1958 году.

Зверские казни детей: как гитлеровцы пытались уничтожить будущее России

https://ria.ru/20200601/1572265592.html

Зверские казни детей: как гитлеровцы пытались уничтожить будущее России

Зверские казни детей: как гитлеровцы пытались уничтожить будущее России

В годы войны на оккупированных территориях СССР нацисты уничтожили сотни тысяч советских детей. Изучение региональных архивов позволяет уточнить масштабы и… РИА Новости, 01.06.2020

2020-06-01T04:31

2020-06-01T04:31

2020-06-01T09:54

без срока давности

россия

совинформбюро

великая отечественная война (1941-1945)

вторая мировая война (1939-1945)

российский государственный гуманитарный университет

германия

смоленская область

ссср

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/155326/69/1553266945_0:117:3228:1933_1920x0_80_0_0_4ed7096e6799fd93432640d7d5ff8610.jpg

МОСКВА, 1 июн — РИА Новости. В годы войны на оккупированных территориях СССР нацисты уничтожили сотни тысяч советских детей. Изучение региональных архивов позволяет уточнить масштабы и обстоятельства тех преступлений. В Международный день защиты детей РИА Новости публикует интервью с деканом факультета архивного дела Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета, членом рабочей группы проекта «Без срока давности» Еленой Малышевой о том, что нового узнали историки о зверствах фашистов.Сколько детей погибло от рук оккупантов, неизвестно до сих пор.»В научной литературе говорится, что на территории СССР целенаправленно в ходе карательных операций было уничтожено более 216 тысяч детей. Эту цифру приводит в своих исследованиях о потерях в годы Великой Отечественной войны Григорий Кривошеев. На самом деле погибших значительно больше», — отмечает Малышева.По ее словам, изучение региональных архивов в рамках проекта «Без срока давности» поможет скорректировать имеющиеся данные, установить обстоятельства преступлений.»Так, в Брянском государственном архиве нашли справку о том, что в период оккупации Брянщины в 1941-1943 годах погибли 4665 детей. Это в три с половиной раза больше того, о чем сообщалось ранее в научных исследованиях. А ведь по некоторым районам области информации нет и в этой справке — напротив них стоит прочерк», — приводит пример Малышева.Казни в детском доме и смерти от болезнейОдно из чудовищных преступлений оккупантов — уничтожение воспитанников Аношенского детского дома в Вяземском районе Смоленской области.»С 4 октября 1941 года по 10 марта 1943 года немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в Аношенском детском доме <…> расстреляно, замучено, умерло от голода 113 человек», — сообщает архивный документ. Причем в 1942 году 42 ребенка умерли от голода.О геноциде, творимом гитлеровцами в отношении детей, свидетельствуют и показания врача-педиатра Бараненко, записанные им в 1943 году после освобождения Смоленска Красной армией. По его словам, если чернорабочий получал от оккупантов в сутки по 350 граммов хлеба, а иждивенцы — по 200, то детям полагалось лишь по 70 граммов. «Истощенные дети при заболеваниях в 60% случаев погибали», — отмечал врач.Особенно страдали они от инфекционных заболеваний, вспоминал Бараненко, в частности от дифтерии, притом что дифтерийной сыворотки у врачей практически не было. Многие дети, особенно в возрасте до трех лет, гибли от желудочно-кишечных заболеваний.Детская кровь для оккупантовО том, что гитлеровцы забирали у детей кровь, сообщало Совинформбюро в сводке от 24 сентября 1942 года. В деревне Захаровке Курской области немецкий комендант с помощью солдат согнал во двор местных жителей.»Немецкие врачи отобрали 26 человек, в том числе Солнцева Петра — 14 лет, Грачеву Веру — 11 лет, Дворникову Екатерину — девяти лет и других и взяли у них большие дозы крови, не считаясь ни с какими медицинскими нормами. От большой потери крови умерло девять человек, в том числе пять подростков», — отмечалось в сводке.Наказания за «преступления»В Курской области оккупационные власти издали распоряжение, по которому дети в возрасте от десяти до 16 лет «за совершенные ими преступления» направлялись в принудительно-воспитательные лагеря.О каких «преступлениях» шла речь, тоже рассказывают архивы.Так, в селе Погожее Тимского района Курской области несовершеннолетние «были подвергнуты зверскому избиению, порке шомполами за то, что они не хотели работать на оккупантов». А в Ново-Оскольском районе гитлеровцы расстреляли семью колхозника из шести человек, в том числе четырех детей, «за то, что одним из мальчиков во время налета советской авиации был выпущен голубь».Выколотые глаза и отрезанные ушиГитлеровцы убивали детей с изощренным зверством. В январе 1942 года, отступая под ударами Красной армии из населенного пункта Кресты Велижского района Смоленской области, оккупанты замучили семью Даниловых: сорокалетнюю мать Анну и ее дочерей — 16-летнюю Лидию, 12-летнюю Софию, пятилетнюю Валентину и двухлетнюю Варвару. Вблизи деревни Ильино Батуринского района Смоленской области в ноябре 1942 года расстреляли более 100 мирных жителей — женщин, детей и стариков. Тела фашисты спрятали под снегом.»Когда снег был раскопан и сняты хворост и сено, перед нами встала страшная картина преступления, <…> 109 растерзанных трупов были беспорядочно нагромождены друг на друга, разрывными пулями изуродованы лица, раздроблены головы невинных жертв фашистских убийц. Среди расстрелянных женщины, подростки, два старика 60-65 лет, 17 детей в возрасте от пяти до десяти лет, шесть детей грудного возраста, в том числе девочка двух месяцев с размозженной головой», — позже написала советская комиссия.

https://ria.ru/20200508/1571132534.html

https://ria.ru/20200528/1572126733.html

https://ria.ru/20200506/1571004765.html

https://ria.ru/20191114/1560908713.html

https://ria.ru/20200208/1564397027.html

https://ria.ru/20200127/1563818354.html

https://ria.ru/20200408/1569723713.html

россия

германия

смоленская область

ссср

велижский район

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn23.img.ria.ru/images/155326/69/1553266945_249:0:2980:2048_1920x0_80_0_0_ec46795346d101e86fca1735d49a739e.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected] ru

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

без срока давности, россия, совинформбюро, великая отечественная война (1941-1945), вторая мировая война (1939-1945), российский государственный гуманитарный университет, германия, смоленская область, ссср, велижский район, общество

МОСКВА, 1 июн — РИА Новости. В годы войны на оккупированных территориях СССР нацисты уничтожили сотни тысяч советских детей. Изучение региональных архивов позволяет уточнить масштабы и обстоятельства тех преступлений. В Международный день защиты детей РИА Новости публикует интервью с деканом факультета архивного дела Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета, членом рабочей группы проекта «Без срока давности» Еленой Малышевой о том, что нового узнали историки о зверствах фашистов.

«Для нацистов уничтожить наше государство можно было, только уничтожая его будущее — детей. Дети с исторической самоидентификацией, помнящие своих родителей, дом, страну, — вот что было самым опасным для врага», — подчеркивает Малышева.

Сколько детей погибло от рук оккупантов, неизвестно до сих пор.

8 мая 2020, 05:5775 лет Великой ПобедыИсторик объяснил, почему немецкие генералы не поверили в окончание войны»В научной литературе говорится, что на территории СССР целенаправленно в ходе карательных операций было уничтожено более 216 тысяч детей. Эту цифру приводит в своих исследованиях о потерях в годы Великой Отечественной войны Григорий Кривошеев. На самом деле погибших значительно больше», — отмечает Малышева.

«Детей казнили вместе с их родными, с матерями. И неслучайно при оценке потерь мирного населения добавляют фразу «в том числе и дети», — поясняет историк.

По ее словам, изучение региональных архивов в рамках проекта «Без срока давности» поможет скорректировать имеющиеся данные, установить обстоятельства преступлений.

28 мая 2020, 15:53

Зверства нацистов под Ленинградом: взрывчатка в игрушках и яд для больных

«Так, в Брянском государственном архиве нашли справку о том, что в период оккупации Брянщины в 1941-1943 годах погибли 4665 детей. Это в три с половиной раза больше того, о чем сообщалось ранее в научных исследованиях. А ведь по некоторым районам области информации нет и в этой справке — напротив них стоит прочерк», — приводит пример Малышева.

Казни в детском доме и смерти от болезней

Одно из чудовищных преступлений оккупантов — уничтожение воспитанников Аношенского детского дома в Вяземском районе Смоленской области.

«С 4 октября 1941 года по 10 марта 1943 года немецко-фашистскими захватчиками и их сообщниками в Аношенском детском доме <…> расстреляно, замучено, умерло от голода 113 человек», — сообщает архивный документ. Причем в 1942 году 42 ребенка умерли от голода.

6 мая 2020, 03:3475 лет Великой ПобедыИсторик рассказал, как в Маутхаузене зарабатывали на смерти заключенныхО геноциде, творимом гитлеровцами в отношении детей, свидетельствуют и показания врача-педиатра Бараненко, записанные им в 1943 году после освобождения Смоленска Красной армией.

«Сердце сжималось от боли при виде этих малышей, страдающих от жестоких условий жизни. Если взрослый мог кое-как влачить жалкое существование, то дети в большом проценте случаев гибли и от голода, и от заболеваний», — писал Бараненко.

По его словам, если чернорабочий получал от оккупантов в сутки по 350 граммов хлеба, а иждивенцы — по 200, то детям полагалось лишь по 70 граммов. «Истощенные дети при заболеваниях в 60% случаев погибали», — отмечал врач.

14 ноября 2019, 03:03

ФСБ рассекретила дело о зверствах эстонских карателей под Псковом

Особенно страдали они от инфекционных заболеваний, вспоминал Бараненко, в частности от дифтерии, притом что дифтерийной сыворотки у врачей практически не было. Многие дети, особенно в возрасте до трех лет, гибли от желудочно-кишечных заболеваний.

Детская кровь для оккупантов

«Оккупанты массово пользовались детьми как источником донорской крови для лечения собственных раненых, что зафиксировано во многих документах. Это одно из злодеяний против детства, потому что такая потеря крови влекла за собой в итоге смерть ребенка», — говорит Елена Малышева.

О том, что гитлеровцы забирали у детей кровь, сообщало Совинформбюро в сводке от 24 сентября 1942 года. В деревне Захаровке Курской области немецкий комендант с помощью солдат согнал во двор местных жителей.

8 февраля 2020, 08:00

Бежавшие из ада. Советские офицеры, спасшиеся из немецких концлагерей

«Немецкие врачи отобрали 26 человек, в том числе Солнцева Петра — 14 лет, Грачеву Веру — 11 лет, Дворникову Екатерину — девяти лет и других и взяли у них большие дозы крови, не считаясь ни с какими медицинскими нормами. От большой потери крови умерло девять человек, в том числе пять подростков», — отмечалось в сводке.

Наказания за «преступления»

В Курской области оккупационные власти издали распоряжение, по которому дети в возрасте от десяти до 16 лет «за совершенные ими преступления» направлялись в принудительно-воспитательные лагеря.

О каких «преступлениях» шла речь, тоже рассказывают архивы.

27 января 2020, 08:00

Ад рукотворный. Что увидели красноармейцы, освободив лагерь Освенцим

Так, в селе Погожее Тимского района Курской области несовершеннолетние «были подвергнуты зверскому избиению, порке шомполами за то, что они не хотели работать на оккупантов». А в Ново-Оскольском районе гитлеровцы расстреляли семью колхозника из шести человек, в том числе четырех детей, «за то, что одним из мальчиков во время налета советской авиации был выпущен голубь».

Выколотые глаза и отрезанные уши

Гитлеровцы убивали детей с изощренным зверством. В январе 1942 года, отступая под ударами Красной армии из населенного пункта Кресты Велижского района Смоленской области, оккупанты замучили семью Даниловых: сорокалетнюю мать Анну и ее дочерей — 16-летнюю Лидию, 12-летнюю Софию, пятилетнюю Валентину и двухлетнюю Варвару.

«На глазах у матери самую маленькую девочку Варвару фашистские гады изрезали всю ножом, отрезали уши, выкололи глаза, старшей дочери комсомолке Лиде эти же изверги разбили лицо, разрубили нос, вырезали язык. Замучив всех четырех дочерей, гитлеровские бандиты предали смерти мать», — говорится в акте об этом преступлении.

Вблизи деревни Ильино Батуринского района Смоленской области в ноябре 1942 года расстреляли более 100 мирных жителей — женщин, детей и стариков. Тела фашисты спрятали под снегом.

«Когда снег был раскопан и сняты хворост и сено, перед нами встала страшная картина преступления, <…> 109 растерзанных трупов были беспорядочно нагромождены друг на друга, разрывными пулями изуродованы лица, раздроблены головы невинных жертв фашистских убийц. Среди расстрелянных женщины, подростки, два старика 60-65 лет, 17 детей в возрасте от пяти до десяти лет, шесть детей грудного возраста, в том числе девочка двух месяцев с размозженной головой», — позже написала советская комиссия.

8 апреля 2020, 03:3675 лет Великой ПобедыИсторик рассказал, как Гитлер планировал славянский холокост

Дети войны | Анализ событий в политической жизни и обществе Германии | DW

Вспоминать о бомбежках, голоде, изгнании, погибшем на фронте отце и изнасилованной советскими солдатами матери немцам было, мягко говоря, неуместно ввиду чудовищных страданий, причиненных гитлеровским режимом его жертвам во всей Европе. Молчали «дети войны» еще и потому, что воспоминание о пережитом оставалось в подсознании. Лишь недавно ученые-медики обратили внимание на то, что представители этого поколения очень часто страдают от, казалось бы, беспричинных депрессий и нервных расстройств, и выяснили, что вызывают эти расстройства воспоминания о событиях завершившейся 60 лет тому назад войны.

Несколько миллионов немецев, среди них немало детей, были изгнанны из западных регионов Польши и Чехословакии

Радуйся, что остался жив

Поколение «детей войны» насчитывает почти 15 миллионов немцев. Более трети относятся к категории беженцев или изгнанных. Девять из десяти пережили бомбежки или уличные бои. Каждый шестой потерял брата или сестру, каждый четвертый рос долгое время без отца. 2,5 миллиона потеряли отца или мать, 100 тысяч стали сиротами. После войны времени для самоанализа не было: надо было радоваться, что остался в живых, восстанавливать

Эвакуация детей из крупных городов Германии вследствие бомбежек авиацией союзников

разрушенные города, творить экономическое чудо и зализывать раны родителей, упорно отказывавшихся обсуждать с повзрослевшими детьми свою молодость в «третьем рейхе», вспоминают сегодня представители этого поколения. Немногочисленные исследования, проведенные в то время, главным образом, среди детей-беженцев, констатировали: война не повредила детскую психику, в долгосрочной перспективе негативных последствий не предвидится.

Снимая бремя прошлого

Лишь в последнее время, когда жизнь начала близиться к своему завершению, вступившие в пенсионный возраст «дети войны», наконец, заговорили о событиях 60-летней давности — в беседах

1945-ый год: беженцы возвращаются в разрушенный Берлин

с родственниками и терапевтами. Статистика по итогам новейших исследований показывает, что почти четверть рожденных в период с 1933 по 1945 годы детей в Германии получили во время войны психическую травму. Многие справились с ней и живут без проблем. Но тема получила небывалый резонанс в сегодняшнем германском обществе. Не только потому, что наконец-то целое поколение получило возможность выговориться, но и потому, что к каждому его слову прислушиваются.

О жертвах без жертв Холокоста

В середине апреля в Германии состоялся первый конгресс, посвященный одной единственной теме – последствия Второй мировой войны для психики детей «третьего рейха». О жертвах Холокоста уже достаточно много сказано, аргументировали организаторы трехдневного конгресса ограничение темы. Это вызвало резкую критику со стороны Центрального совета евреев в Германии. В преддверии конгресса представители Совета высказывали опасения, что столь однобокий подход приведет к искажению исторической правды, и опасения эти отчасти подтвердились. Самый громкий скандал произвело открывшее конгресс выступление детского психолога из калифорнийского университета Беркли. Эмми Вернер, сама родом из Германии, выступила с докладом, сопровождавшимся показом слайдов. Ни на одном из них не было хотя бы одного русского, польского, еврейского или цыганского ребенка, с возмущением констатировал директор института по исследованию Холокоста Миша Брумлик (Micha Brumlik). Кроме того, она, «и глазом не моргнув, заявила, что немцы в послевоенное время получали меньше калорий, чем узники концентрационных лагерей».

У немцев нет обелисков, где они могут сложить груз прошлого

Не случайно каждая публикация в немецкой прессе на тему «дети войны» лишь на половину посвящена собственно воспоминаниям пострадавших и новым научным данным. Столько же места авторы статей отводят размышлениям о беспрецедентном характере Холокоста и призывам не допускать бестактностей по отношению к его жертвам, а также о важности этого дискурса для современного мира, где жертвами войны продолжают становиться миллионы детей. Но сдвиг внимания с жертв Холокоста на лишения немцев во время войны важен, прежде всего, для самой Германии, которая тем самым освобождается от психической травмы, нанесенной ей нацизмом. (эв)

как советские пионеры боролись с фашистами на фронтах Великой Отечественной войны — РТ на русском

75 лет назад от полученного в бою ранения скончался Валентин Котик, позднее ставший самым молодым в истории Героем Советского Союза. Он погиб в 14 лет. За три года он неоднократно участвовал в операциях партизанского движения. Историки напоминают, что Котик — один из многих советских подростков, добровольно ушедших на фронт, и роль молодых защитников страны в Великой Отечественной войне до сих пор нуждается в тщательном изучении. По оценкам специалистов, в боях с нацистами могли участвовать сотни тысяч детей.

Валентин Котик родился 11 февраля 1930 года в селе Хмелёвка Каменец-Подольской области (сегодня — Хмельницкая область Украины). Вскоре его семья переехала в город Шепетовка, который 5 июля 1941 года оккупировали немецко-фашистские войска.

«Несмотря на то что в начале войны Вале было всего 11 лет, он вскоре начал помогать партизанам. Вместе с товарищами мальчик собирал в местах боёв или похищал у оккупантов оружие и боеприпасы, которые тайком переправлял в отряд», — рассказал в беседе с RT методист научного отдела Музея Победы кандидат исторических наук Дмитрий Суржик.

Также по теме

«Отомстить за Зою»: как подвиг Космодемьянской стал эталоном патриотизма

13 сентября 1923 года родилась Зоя Космодемьянская — первая женщина, удостоенная звания Героя Советского Союза во время Великой. ..

По его словам, Валя Котик также рисовал карикатуры на нацистов и тайком расклеивал их на улицах Шепетовки. В 1942 году мальчик был принят в качестве разведчика в Шепетовскую подпольную организацию, а затем вошёл в состав партизанского отряда под командованием Ивана Музалёва.

В 1942 году Валя Котик принял участие в засаде на руководство местной полевой жандармерии. Операция оказалась успешной. Валя вместе с товарищами забросал гитлеровцев гранатами. Начальник жандармерии обер-лейтенант Франц Кёниг и семеро сопровождавших его лиц были ликвидированы.

В 1943-м юноша обнаружил кабель немецкой правительственной связи, который вёл в одну из ставок Гитлера. Благодаря диверсии партизан нацисты остались без связи. 29 октября 1943 года Валя Котик, находясь в дозоре, заметил, что немцы начали разворачивать карательную операцию против партизан. Он открыл по гитлеровцам огонь и поднял тревогу, чем, возможно, спас отряд. Кроме того, Котик принимал участие в уничтожении нескольких немецких складов и диверсиях на железной дороге. В повседневные обязанности юного партизанского разведчика входил сбор информации о расположении нацистских постов и режиме несения службы на них.

Вскоре после своего четырнадцатого дня рождения Валя Котик в составе отряда принял участие в бою за город Изяслав. 16 февраля юный партизан был тяжело ранен, а на следующий день скончался в госпитале. Сначала он был похоронен в селе Хоровец, а затем по просьбе матери его останки перезахоронили в Шепетовке возле школы № 4, в которой учился Валя.

«За совершение подвигов, которые не всегда были под силу даже взрослому человеку, Валя Котик был награждён орденом Отечественной войны I степени и орденом Ленина, а также медалью «Партизану Отечественной войны» II степени. 27 июня 1958 года ему было посмертно присвоено высокое звание Героя Советского Союза», — рассказал Суржик.

Валя Котик стал самым молодым Героем Советского Союза в отечественной истории.

Юные герои

Помимо Вали Котика ещё целый ряд советских детей совершали подвиги, борясь с нацистской оккупацией.

Так, партизанский разведчик в Белоруссии Марат Казей в одиночку выслеживал и вместе со старшими товарищами пускал под откос военные эшелоны. В январе 1943 года он, получив ранение, поднял в атаку других партизан и вырвался из окружения. В 1944-м, возвращаясь с задания вместе с начальником разведотряда, 14-летний партизан наткнулся на гитлеровцев. Командир погиб сразу, Марат отстреливался до последнего патрона, а затем подорвал себя гранатой вместе с пытавшимися захватить его нацистами. Звание Героя Советского Союза было присвоено ему посмертно в 1965 году.

  • Мемориал пионерам-героям
  • © Wikimedia Commons

Лёня Голиков сражался в составе 67-го отряда 4-й Ленинградской партизанской бригады. Он также был разведчиком. Участвовал в 27 боевых операциях — подрывах мостов, засадах на гитлеровские колонны, а также в ликвидации генерал-майора инженерных войск Ричарда Виртца. К званию Героя Советского Союза он был представлен в конце 1942 года, но получить Золотую звезду не успел. 24 января 1943-го, прорываясь вместе с отрядом из окружения, Лёня Голиков, которому на тот момент исполнилось 16 лет, погиб в бою. Героем Советского Союза он стал посмертно — 2 апреля 1944 года.

Также по теме

«Беспримерное мужество»: Минобороны РФ рассекретило документы о битве на Курской дуге

Минобороны России опубликовало архивные документы к 75-летию победы в Курской битве. Донесения, приказы и наградные листы рассказывают…

16-летний Саша Чекалин в 1941 году вступил добровольцем в истребительный отряд, а затем стал разведчиком партизанского отряда «Передовой», действовавшего в Тульской области. Помимо разведывательной деятельности, он принимал участие в засадах и подрывах коммуникаций, был радистом. В ноябре Чекалин заболел, и командир приказал ему отлежаться у учительницы Музалевской, помогавшей партизанам. Уже в селе Саша узнал, что его ищут нацисты, а учительница арестована. Он отправился к себе домой. Об этом узнал староста, выдавший юного партизана гитлеровцам.

Во время захвата Чекалин отстреливался и бросил в немцев гранату, которая не взорвалась. Нацисты на протяжении нескольких дней жестоко пытали партизана, но он никого не выдал. 6 ноября сотрудники немецкой разведки повесили юношу. 4 февраля 1942 года Саше Чекалину было присвоено звание Героя Советского Союза. Выдавшие партизана предатели после освобождения Тульской области были расстреляны по приговору суда.

В декабре 1943 года попала в плен к нацистам 17-летняя разведчица белорусского подпольного отряда «Юные мстители» Зина Портнова. Девушку подвергли нечеловеческим пыткам. По свидетельствам других пленных, оказавшись во дворе, совершенно седая Зина бросилась под колёса автомобиля, но попытка суицида оказалась неудачной, и девушку продолжили пытать. Однако фашисты ничего от неё так и не добились. 10 января 1944 года её расстреляли. В 1958-м Портновой посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Мифы и истина

«К сожалению, тема участия детей в Великой Отечественной войне исторической наукой исследована плохо. Мы знаем об отдельных подвигах, но не можем с уверенностью даже сказать, сколько детей в общей сложности воевали на фронте и в тылу противника», — рассказал в интервью RT историк и писатель Александр Колпакиди.

По его словам, информация об участии юных советских граждан в боях с нацистами является фрагментарной. Около 3500 фронтовиков считались «сыновьями полков». Порядка 74,5 тыс. детей и подростков сражались в рядах партизанских отрядов Белорусской ССР. Остальные данные до сих пор не систематизированы.

По оценкам Колпакиди, общее число несовершеннолетних участников Великой Отечественной войны, включая «сыновей полков», юнг, партизан и подпольщиков, скорее всего, достигало сотен тысяч человек.

«Это была героическая и одновременно трагическая история. Дети добровольно уходили на защиту Родины, многие из них погибали. Сегодня было бы правильным провести фундаментальное исследование, посвящённое их судьбам и вкладу в победу. Понятно, что это титаническая работа. Но она необходима для того, чтобы отдать дань памяти героев и донести до людей правду», — подчеркнул Колпакиди.

По его словам, то, что о юных героях мало знают и говорят, порождает мифы, порочащие историю нашей страны.

«Взять хотя бы печально известный фильм «Сволочи». Это позорнейшая история. Ведь на самом деле описанная в картине диверсионная школа для детей существовала у немцев, правда, не принесла ожидаемого результата: советские подростки в массе своей оказывались патриотами. А что касается наших детей-разведчиков, то их никто никогда ни к чему не принуждал. Они вступали в подпольные организации и партизанские отряды исключительно добровольно», — отметил эксперт.

  • Командир стрелкового батальона майор В. Романенко рассказывает партизанам и жителям села о боевых делах юного разведчика Вити Жайворонка
  • РИА Новости
  • © Анатолий Егоров

По словам военного историка Юрия Кнутова, в ходе Великой Отечественной войны сложилась уникальная ситуация: дети-герои становились примером для взрослых и воодушевляли их на подвиги.

«Следует отметить, что Валя Котик — выходец с Западной Украины. И именно он — настоящий герой Украины, в отличие от Бандеры, Шухевича и других подобных им предателей. К сожалению, сегодня на Украине о Вале Котике и других детях-героях стараются практически не говорить, делают всё возможное, чтобы их подвиги были забыты», — подчеркнул Кнутов.

По мнению историка, именно на примере детей, совершавших подвиги в годы Великой Отечественной войны, нужно воспитывать сегодня подрастающее поколение.

«Об их героизме нужно помнить и говорить, чтобы не допустить утраты нашим народом своей исторической памяти», — подытожил Кнутов.

Дети полка. Неизвестные истории подростков, совершивших подвиги в годы ВОВ | история | ОБЩЕСТВО

В годы Великой Отечественной войны наша страна делала всё, чтобы уберечь детей от страданий. Обездоленных, потерявших родных, изголодавшихся, их находили советские солдаты в разрушенных городах и сёлах. Отогревали у походных кухонь, кормили фронтовым пайком. Некоторым удавалось оставаться в полках и подразделениях.

В военно-историческом музее «Юные защитники Родины» «АиФ-Черноземье» рассказали о подростках, которые наравне со взрослыми с оружием в руках защищали Родину.

С трудом дотягивался до миномёта

Алёша Воднев закончил четвертый класс школы №10 города Щигры, когда началась Великая Отечественная война. В конце июля 1941 года с дивизией, формировавшейся в Щиграх, на фронт отправился его отец, военнослужащий Дмитрий Васильевич Воднев. Алёша решил следовать за отцом, но на станции Отрешково, в 20 километрах от дома, беглеца сняли с поезда и отправили домой.

В конце октября 1941 года Алёша встретился с разведчиками 5-й воздушно-десантной бригады, которой командовал полковник Александр Родимцев. Они спросили у мальчика, как пройти в Семеновку. Алексей указал им дорогу, помог разведать обстановку в селе. Разведчики взяли в деревне «языка» — танкиста-эсэсовца. Из его показаний выяснилось, что гитлеровская танковая колонна рвалась через Тим, Горшечное, Касторную к захвату Воронежа. После выполнения этого задания мальчик попросил солдат взять его с собой, ведь его отец был на фронте, а он остался один (слукавил немного). В Тиме произошло слияние 5-й и 6-й воздушно-десантных бригад, была образована 87-я стрелковая дивизия. Командиром этой дивизии стал полковник Александр Родимцев. Приказом по дивизии Алексея Воднева зачислили сыном полка и присвоили звание ефрейтора.

В декабре 1941 года дивизия Родимцева участвовала в контрнаступлении. У деревни Крюково Черемисиновского района наступление наших войск было приостановлено. Фашисты засели в хатах на окраине деревни, ведя пулемётный огонь.

Помощник начальника штаба по разведке Александр Багуркин послал Воднева в разведку. Во время выполнения этого задания Алексея схватили фашисты, привели в хату. Там за столом сидели пьяные немецкие солдаты, которые от скуки стали толкать мальчика из угла в угол, пинать ногами. Обессиленного, его бросили в холодный сарай. Спасло Алексея наступление нашей пехоты. Он выбрался из сарая, вернулся в часть и доложил об увиденном. Это было боевое крещение ефрейтора Воднева. Алёша полюбил командира дивизии Александра Родимцева, привязался к нему. Да и Александр Ильич относился к нему по-отечески. Однажды мальчик признался ему, что хочет стать офицером, на что получил добро.

Со временем Воднев изучил миномёт, приобрёл военный опыт. Случалось подменять наводчика, вести огонь по врагу. Чтобы было удобно при этом, приходилось подставлять под ноги ящик от снарядов. 18 мая 1942 года командир батареи Воробьев приказал Алёше выехать в тыл, чтобы перешить военную форму. Щадили мальчика однополчане, в тылу было спокойнее. В той же полуторке, в которой  ехал Алексей, отправили в тыл раненых. Неожиданно в небе появились немецкие самолёты. Шофёр погиб, машина заглохла. Воднев побежал к нашим танкам, чтобы сообщить, что в ней остались люди. На помощь послали водителя, раненые были спасены. За этот  подвиг Алёша Воднев получил свою первую медаль «За отвагу».

В Сталинградской битве Алексей Воднев участвовал в составе легендарной 13-й гвардейской стрелковой дивизии (бывшей 87-й стрелковой дивизии) под командованием Александра Родимцева.

Многое пришлось пережить Алексею Водневу: он горел в танке, получал ранения, контузии, хоронил товарищей. После войны сбылась его мечта стать офицером. Он закончил военно-политическое училище во Львове, учился в Ростовской высшей партийной школе. Позднее окончил заочно исторический факультет Курского педагогического института.

Выносила с поля боя раненых солдат

Валя Пономарева родилась в 1928 года в селе Платава Конышевского района Курской области. Сейчас местная школа носит её имя. В 1942 году 13-летняя девочка стала связной партизанского отряда, разведчицей. Стриженую, неугомонную, очень подвижную, её обычно принимали за мальчишку. Её не раз выручал маленький рост. Валюша везде успевала. Надо — и она становилась связной. Погибал санитар, она проворно ползла по полю боя, оказывая помощь раненым и вынося их в безопасное место.

В 1943 году Валя Пономарева была назначена санинструктором 705-го полка 121-й стрелковой дивизии 60-й армии 1-го Украинского фронта. Вместе с однополчанами участвовала в форсировании Днепра. Во время переправы через Днепр Валентина спасла около ста раненых бойцов. В октябре 1943 года ей вручили первую награду — орден Красной Звезды. Валя, не понимая значимости ордена, заплакала, хотела поменять его на медаль, так как считала, что медаль важнее ордена.

Валентина Пономарева участвовала в освобождении Украины, Польши, Румынии, Чехословакии. В наступательных боях 1944 года Пономарева она все время находилась на переднем крае, оказывая первую медицинскую помощь офицерам и бойцам. Невзирая на опасность, 16-летняя девушка вынесла с поля боя 164 раненых бойца. В одном из боёв на Львовском направлении в 1944 году Валя, раненная осколком снаряда, потерявшая много крови, была спасена из-под гусениц фашистского танка командиром пулемётного взвода 887-го стрелкового полка 211-й стрелковой дивизии Павлом Куприным. К концу войны она волей случая попала в этот полк и прошла с ним до Победы.

В 1944 года награждена медалью «За отвагу», в 1945 году – орденом Отечественной войны 2-й степени, а в 1985 году — орденом Отечественной войны 1-й степени.  После войны Валентина Андреевна Пономарева переехала жить в Ленинград. Проводила большую патриотическую работу. Умерла в 2010 году.

«Сережа из Курска. 10 лет»

Сережа Пятовский родился в 1935  году в  Архангельске, а через два года его семья переехала в Курск. С ноября 1943 года по 12 августа 1945-го его жизнь была связана с фронтовым эвакогоспиталем № 1394. Военно-полевой госпиталь формировался в Курске. Отец Серёжи был его заместителем начальника, а мама работала на фронте. Эвакогоспиталь двигался вслед за линией фронта, принимая раненых от полевых госпиталей, и Сережа перемещался вместе с ним. Он прошагал по дорогам на Волховском, потом Ленинградском, 3-м Прибалтийском, а затем на 2-м Белорусском фронтах  — до Берлина. Серёжа оказывал посильную помощь раненым бойцам, помогал санитаркам, читал раненым письма от родных, исполнял поручения при штабе, трудился на хоздворе. Особенно ему нравилось ухаживать за лошадьми.

Раненых оперировали и подлечивали раны, чтобы бойцов можно было транспортировать в тыл. Когда госпиталь дислоцировался в городе Тихвин под Ленинградом, немцы жестоко, и днём и ночью, бомбили его. Отец Серёжи часто во время бомбежек брал мальчика с собой. Его присутствие, видимо, дисциплинировало и успокаивало раненых. Для того, чтобы победить страх, Серёжа крепко сжимал руку и пытался петь «Гибель «Варяга».

Весной 1944 года госпиталь передислоцировался из Тихвина в Лугу Ленинградской области. В это время уже шли жестокие бои за освобождение Пскова, было очень много раненых. Школа в Луге, используемая немцами во время оккупации под конюшню, за трое суток была превращена в стерильно чистое помещение для приёма раненых бойцов.

Затем была Польша. В небольшом польском городке Кёнаце раненых размещали прямо в костёле. Госпиталь подвергался сильному артобстрелу. Удалось Серёже увидеть и столицу Польши Варшаву. Первым немецким городом, где разместился госпиталь, был Бромберг. Он был чистый, уютный и совершенно целый.

Однажды Серёжа помог обнаружить спрятавшихся в погребе гитлеровцев. В это время шли бои на подступах к реке Одер. На берегу этой реки Серёжа едва не подорвался на мине. Когда шёл штурм Берлина, госпиталь находился под Арнцвальдом. Здесь шли жестокие бои. Разрозненные немецкие части скрывались в лесу, госпиталь находился в усиленном боевом охранении. Однажды Серёжа проснулся от грохота залпов зенитной батареи, которая располагалась неподалёку. Когда мальчик выскочил на крыльцо, он увидел наших солдат, они стреляли в небо, кричали и обнимались. Так в госпиталь пришла весть о Победе. Утром следующего дня состоялся митинг. В мае 1945 году Серёжа Пятовский с офицерами госпиталя побывал в Берлине. В обгоревшем рейхстаге мальчик поднялся в рыцарский зал и химическим карандашом написал на стене «Сережа из Курска. 10 лет».

После войны Сергей Петрович Пятовский стал профессиональным военным, служил в милиции и КГБ. 1 февраля 2010 года он ушёл из жизни.

Ходил в тыл врага

Дмитрий Остриков родился 8 ноября 1932 года в деревне Мармыжи Курской области. В 1940 году остался без родителей. Восьмилетний мальчишка жил у тётки, пас гусей, коров. В 1941 году началась война, и его жизнь изменилась. Наши войска отступа­ли. В ноябре 1941 года сдали Курск, Щигры. В деревне Перцовка, где жил Митя, кто-то повесил плакаты, на которых было написано, что немцы у детей забирают кровь для своих раненых, а потом умерщвляют. Хотя Митя в школу не ходил, но читать умел, а потому устремился за последней отступающей воинской частью. Через три дня начальник особого отдела 121-й стрелковой дивизии майор Хацанович взял его на воспитание, пожалел сироту – стал Митя сыном полка. Сшили ему новое обмундирование.

Дмитрий Остриков – воспитанник 121-й стрелковой дивизии 60-й ар­мии, которая отступала до Воронежа до июля 1942 года, а потом наступала с 24 января 1943 года через Курск, Льгов до Нежина. Участие в Курской битве, в боях у Рыльска на реке Сейм остались в памяти мальчика. В том же 1943 году его определили в 17-й отдельный ударный полк. С этим полком в составе 8-й гвардейской армии он участвовал в битве за Днепр, в районе Гомеля, в осво­бождении Правобережной Украины, Белоруссии, Польши, дошёл до Берлина.

В 121-й дивизии он выполнял в основном обязанности разведчика, ходил в тыл врага, переодевшись в гражданскую одежду. Юный разведчик приносил в полк ценные сведения о противнике.

Сейчас Дмитрий Федотович Остриков проживает в станице Динской Краснодарского края, активно занимается патриотической работой.

Девушка, подбившая танк

В августе 1942 года ушла на фронт 16-летняя Нина Букреева. Она была санинструктором, но интересны ей были пушки, пулемёты, орудия. В короткий срок Нина освоила устройство автомата и пулемёта. Девушку зачислили в 209-й отдельный истребительный противотанковый дивизион 121-й стрелковой дивизии. Она стала наводчицей орудия. Воевала наравне со взрослыми мужчинами. Участвовала в освобождении города Курска в феврале 1943 года, принимала участие в Курской битве.

«С самого начала меня тянуло к пушкам, — вспоминала Нина Сергеевна, —  украдкой изучала я материальную часть, хорошо освоила устройство автомата и пулемёта. Комсомольцы дивизиона избрали меня своим комсоргом. В короткий срок стала опытным артиллеристом 209-го отдельного истребительного противотанкового дивизиона 121-й стрелковой дивизии. Никакого послабления, таскала ящики со снарядами, а каждый весил по тридцать килограммов, вместе с другими тянула лямку, чтобы выдвинуть пушку на новую позицию».

Наводчица Нина Букреева в бою подбила танк. В 1944 году комиссар Рудницкий отправил матери Нины письмо: «…Нина посылала снаряды в немецкие танки. Она — первая девушка, подбившая танк. Благодарю вас за вашу дочь — патриотку нашей Родины». За этот героический поступок Нина Сергеевна Букреева награждена орденом Красной Звезды.

Она принимала участие в освобождении не только своей страны. В составе дивизии прошла с боями по Польше и Чехословакии. После окончания войны Нина вернулась в Курск. Более сорока лет работала на Курском заводе тракторных запасных частей. Нина Сергеевна Луценко (Букреева) – активист ветеранского движения, член клуба «Фронтовые подруги». Она всегда рада общению со школьниками.

Забросал гранатами вражеский дзот

Когда фашистские самолёты в 1941 году стали бомбить Курск, сбрасывая на него тысячи зажигательных бомб. Местные школьники, среди которых был Коля Букин, часами дежурили на крышах домов, и когда падали «зажигалки», хватали их специальными клещами и тушили в ящиках с песком. За этот труд директор школы №4 Курска наградил новыми портфелями. Кроме того, подростки помогали взрослым строить баррикады, рыть окопы. Затем была эвакуация из Курска.

Во время эвакуации Коля потерял мать. На лафете пушки он доехал до станции Ржава. Фронт здесь остановился, заняв прочную оборону. Тут Коля Букин и стал сыном полка 293-й стрелковой дивизии.

Весной 1942 года он был впервые ранен, когда в составе этой дивизии освобождал совхоз «Первомайский» — получил тяжёлое ранение при высадке немецкого десанта. После выздоровления Коля держал путь на Сталинград. Догонял свою 293-ю стрелковую дивизию, а догнал 6-ую мотострелковую бригаду. Тут Коля повстречал командира взвода разведчиков старшину Николая Семёновича Ананьева. Вместе сражались под Сталинградом. Юный разведчик был ранен в ногу, но подлечившись, снова шёл с боями. Он освобождал родные курские земли: Касторную, Тим. Летом 1943 года участвовал в Курской битве. После ожесточённого боя под Яковлевом Николаю вручили заслуженную награду – медаль «За отвагу». В сражении под Прохоровкой Коля Букин в критический момент боя забросал гранатами вражеский дзот, что облегчило продвижение вперёд наших бойцов. За этот подвиг юный герой был награжден орденом Боевого Красного Знамени.

А потом шёл и шёл Коля Букин по тяжёлым фронтовым дорогам через Польшу, Венгрию, дошёл, преследуя врага, до самой Германии. 9 мая 1945 года у Николая был двойной праздник. В день Победы ему исполнилось 16 лет. После войны Букин проводил большую патриотическую работу среди молодёжи, за что был награждён Почётной грамотой и памятной медалью ЦК ВЛКСМ. Умер в 1975 году.

«Зачем они воевали?» Дети рассуждают о Великой Отечественной войне | ОБЩЕСТВО: События | ОБЩЕСТВО

Любые воспоминания со временем стираются. Все меньше остается свидетелей страшной Великой Отечественной войны. Все острее ощущение, что в скором времени никто и не вспомнит, как это было, для чего.

Вот, к примеру, свежие данные ВЦИОМ. Согласно опросу, дату начала второй мировой войны смогли указать 85% россиян, но 63% из них ошиблись. Правильные ответы (1939 год, а не 1941-й — начало Великой Отечественной) дали в основном 35-59-летние россияне и высокообразованные люди.

«АиФ-Юг» решил провести собственное мини-исследование, участниками которого стали школьники и дошкольники разных районов Краснодарского края. Им всем задавали один вопрос: «Что такое Великая Отечественная война?».

«Кушать было совсем нечего»

Владислав Исаев, поселок Светлый Путь, 11 лет:

«В поселке, где я живу, во время войны проходила Голубая линия. За нее были очень жестокие бои. Погибло много людей. Моя прабабушка — узница концлагерей, а ее мама была ветераном войны. Фашисты убивали даже женщин и детей. Но наши солдаты были сильными и ничего не боялись. Воевать шли не только взрослые, но и дети. А началась война из-за Гитлера, он хотел подчинить себе всех людей и убить всех евреев. Только он не знал, что русские не сдаются. И если будет война, мы опять всех победим».

Вера Зуева, Геленджик, 6 лет:

«Великая Отечественная война — это смертный бой, когда люди сражались — Германия с Россией, и многие погибли. А могли бы вообще не враждовать, жили бы сейчас мирно. Зачем они воевали? Люди бы долго жили, дети бы не умирали. Всем бы лучше жилось — и России, и Германии».

Злата Куликова, Славянск-на-Кубани, 9 лет:

«Немцы решили завоевать целый мир. Но русские им этого сделать не дали. Они сражались не только за свою страну, но и другие народы освобождали. Прапрадедушка мой завоевал Германию — он был там в день Победы. Пережил раны без лекарств, голод, холод. Все его друзья погибли. Прапрабабушка приехала в Славянск, потому что в Ижевске кушать было совсем нечего. Там люди собирали гнилую картошку и делали из нее лепешки. А здесь можно было хотя бы ловить рыбу».

«Я бы пошел воевать»

Данил Мирный, Анапа, 14 лет:

«Прабабушка говорила, что не все немцы были плохими. Гитлер просто заставлял людей убивать ради своей «высокой» идеи. Во время войны, когда она была маленькая, немец спас ее и сестер от смерти. Спрятал их в подвале, когда фашисты-румыны ходили по домам, забирали женщин и отбирали все, что находили. Я считаю, все войны бессмысленны. Людей без причин отправляют на смерть те, у кого есть деньги и власть. Люди не должны умирать просто потому, что это кому-то выгодно. Хотя, если бы война началась снова, я бы пошел воевать. Защищать своих людей».

Мария Тимошенко, Краснодар, 17 лет:

«В 1941-1945 годах произошла Великая Отечественная война, о которой должны знать все. Немецкий фюрер Адольф Гитлер разработал план «Барбаросса» по захвату СССР. Он считал, что сможет выполнить его за два месяца, но, конечно, у его армии не получилось, и война длилась гораздо дольше. Огромное количество потерь было со стороны Советского Союза. Люди бились не за себя, а за свою Родину. Немецкие войска захватывали все больше территории, но армия СССР дала отпор и постепенно отодвигала линюю фронта, отвоевывая свою землю. Уже к 1944 году Советский Союз двинулся в сторону Германии. 8 мая был взят Берлин, а немецкие войска объявили капитуляцию«.

Сегодня война другая

Эти ответы мы попросили прокомментировать преподавателя и психолога.

Преподаватель истории Вера Гусева говорит, что ее ученики искренне интересуются историей Великой Отечественной.

«Я работаю в школе больше двадцати лет. Мы постоянно приглашаем на уроки участников войны. Конечно, дети меняются, по-разному воспринимают мир. То, что происходило во время Великой Отечественной войны, они видят через призму современности. И вот тут уже наша задача — педагогов и родителей — помочь ребенку правильно понять, сделать выводы.

Сегодня в свободном доступе столько информации! Как ребенку самостоятельно разобраться — какая верная? Тем более историю намеренно постоянно переписывают. Только от нас, взрослых, зависит то, что будет помнить следующее поколение».

Психолог Анатолий Полищук, напротив, считает, что современные дети не верят в искреннюю любовь к Родине, сплоченность, товарищество.

«Молодежь сегодня устанавливает собственные нравственные нормы, агрессивно отвергает принципы старшего поколения. Материальные ценности постепенно становятся ведущими. Да, они заучивают в школе события Великой Отечественной, старшим школьникам, возможно, посчастливилось пообщаться с живым ветераном войны. Но скажите, какой процент детей между фильмами о звездных войнах и о Второй мировой, выберет последний?

Многое, конечно, зависит от уровня социально-психологической зрелости. Но ныне подростки интерпретируют события сороковых годов с тем, что происходит сегодня на Украине, в Сирии и так далее. В их умах другая война — информационная. Что с этим делать? Воспитывать своих детей. Рассказывать им о войне правильно, говорить не только фактами, но эмоциями, примерами. Учить делать выводы.

Важно, чтобы современные подростки не просто знали наизусть даты и места сражений, а понимали: это была не просто война, а битва добра и зла».

Дети войны в объективе — «Красная звезда»



Просмотров:
2 977

Музейная выставка представила уникальную фотолетопись войны.

Фото автора

В Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и
войск связи состоялось открытие выставки «Детские лица войны». Она приурочена к 76-й годовщине полного снятия фашистской блокады Ленинграда и 75-летию освобождения советскими войсками концентрационного лагеря смерти Освенцим.

Ровно сто фотографий. У каждой – своя история, а тот или иной схваченный объективом фотоаппарата эпизод военного лихолетья всегда вызывает эмоции: сострадание, боль, гордость, негодование… Палитра представленных снимков очень широка.
«Конечно, хотелось показать не сто фотографий, а гораздо больше – есть очень интересные и информативные, – рассказывает заместитель директора музея по научно-просветительской и выставочной работе Сергей Ефимов. – Летом мы были в командировке в Польше и посетили несколько музеев Второй мировой войны. Там показаны все её ужасы – разорванные тела, казни, пытки, горы детских трупов. Всё это не стесняются демонстрировать, лишь предупреждая посетителей о таких экспонатах. Мы решили не показывать самые жестокие и кровавые снимки, но, на наш взгляд, за, казалось бы, даже вполне идиллическими фотографиями стоит гораздо больший трагизм. В этом можно убедиться, видя снимки из концентрационных лагерей, сделанные немецкими офицерами за несколько часов до казни изображённых детей, юных жителей блокадного Ленинграда и другие. На выставке показали не только советских детей, но и детей остальных воевавших в те годы стран: русских, украинцев, белорусов, поляков, немцев, венгров, французов, англичан, японцев. Государства воевали, а дети страдали…»
Голод, концентрационные лагеря, военные действия, болезни унесли за годы Второй мировой
войны жизни около 13 миллионов детей.
Экспозиция выстроена в хронологическом порядке – от начала Второй мировой войны в сентябре 1939 года и до последствий ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки в августе 1945-го. Её можно разделить на несколько тематических частей: на фронте и в партизанских отрядах, жизнь в тылу и работа на производстве, на защите Ленинграда, боль и страдания детей, Победа.

Голод, концлагеря, военные действия, болезни унесли за годы Второй мировой войны жизни около 13 миллионов детей

На выставке можно увидеть работы знаменитых фотохудожников, таких как Аркадий Шайхет, Анатолий Егоров, Давид Трахтенберг, Михаил Трахман, Казимир Лишко и др. Демонстрируются фотографии, выполненные иностранными фотографами. Есть снимки, сделанные немецкими офицерами, которые пугают своим цинизмом. Так, один из эсэсовцев сфотографировал еврейских детей и женщин из Подкарпатской Руси, которые ожидают своей очереди для отправки в газовую камеру в концлагере Освенцим в мае–июне 1944 года.
Это не единственная фотография, которая оставляет такое щемящее чувство. Названия говорят сами за себя: «Сотрудница больницы несёт ребёнка, раненного во время обстрела Ленинграда немецкой артиллерией» (1941 г.), «Девочка, истощённая от голода, в ленинградской больнице» (1942 г.), «Дети прячутся от бомбящих немецких самолётов в укрытии на окраине Кишинёва» (1941 г.), «Еврейские, польские и украинские женщины и дети, запертые в теплице в Новограде-Волынском в ожидании своей участи в августе 1941 г.» (они были расстреляны немцами на следующий день), «Освобождённые дети из концлагеря Аушвиц (Освенцим)» (1945 г.).
До сих пор мир содрогается, вспоминая ужасы Второй мировой войны. Фашисты бесчинствовали на оккупированных территориях: расстреливали мирное население, сжигали в собственных домах и сараях, сгоняли на принудительные работы. Детей увозили вместе с родителями – кого в концентрационные лагеря, кого на принудительные работы в Прибалтику, Польшу, Германию или Австрию. Фашисты отправили в концлагеря и лагеря смерти сотни тысяч детей.
Детский труд нещадно эксплуатировали на военных объектах Третьего рейха, на секретных заводах и полигонах, детей использовали для проведения бесчеловечных медицинских экспериментов, у них брали кровь на нужды солдат и офицеров гитлеровских войск…
На выставке большое количество фотографий, которые впечатляют мужеством малолетних участников войны. Так, военкор Иван Нарциссов сделал на Калининском фронте фотопортрет юного разведчика Вани Михайленко, награждённого двумя медалями «За отвагу». В январе 1942 года в родное село Вани на Новгородчине ворвались гитлеровцы и учинили массовую расправу над местным населением. Из пулемётов фашисты расстреляли всех жителей села: погибли мать, бабушка и три сестры мальчика. Сам он был ранен и потерял сознание, а ночью, придя в себя, ушёл в лес. Там он встретился с разведчиками из 3-й ударной армии. По просьбе Вани его зачислили в отдельную разведроту 33-й стрелковой дивизии Калининского фронта. В одном из боев Ваня уничтожил 5 вражеских солдат, за это он был награждён медалью «За отвагу». Свою вторую медаль «За отвагу» Ваня получил за пленение немецкого капитана зимой 1942 года.
В тылу дети активно участвовали в патриотическом движении: работали за себя и за товарища, ушедшего на фронт, выполняя по две нормы. 27 июня 1941 года газета «Правда» сообщала, что около 2 тысяч московских школьников пришли на промышленные предприятия, чтобы заменить ушедших на фронт рабочих.
Завершает выставку фотография Давида Трахтенберга, сделанная 8 июля 1945 года во время па­рада на Дворцовой площади Ле­нинграда. На ней девочка дарит цветы Герою Советского Союза гвардии полковнику Анатолию Афанасьеву, возглавлявшему сводную роту 63-й гвардейской стрелковой дивизии.
«Не ожидали, что выставка произведёт на нас такое впечатление, – поделились со мной две старшеклассницы. – Это ведь не кино, а фотодокументы – настоящая правда о войне. Надеемся, подобная трагедия больше никогда не повторится!»

Санкт-Петербург

Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда»

Забытые «дети-волки» Второй мировой войны

После Второй мировой войны дети часто оставались без родителей, которые помогали им пережить последствия конфликта. Это было верно для детей Восточной Пруссии, которые были разлучены со своими семьями на последних этапах войны. Подобно бродячим голодным волкам, многие дети, изолированные от человечества, были оставлены бродить по неумолимым лесам, чтобы выжить. Их стали называть «детьми-волками».

Гизела была разлучена со своей семьей во время вторжения Красной армии в Кенигсберг, Восточная Пруссия.Сегодня Гисела живет на той же земле в Лаздияй, Литва, которую она обрабатывала во время советской оккупации Литвы.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Доктор Мишель Мутон, профессор истории Университета Висконсина, описывая принятие геополитических решений в конце мировой войны, сослалась на заявление 1944 года, сделанное Британской лейбористской партией. В заявлении партия выразила ожидание надвигающейся «глубины ненависти к немцам в оккупированных странах в первые послевоенные периоды» и уверенность в том, что немцам, возможно, придется столкнуться с выбором между «миграцией и резней».Мутон говорит, что, по крайней мере официально, «союзники не хотели резни, поэтому они согласились с миграцией».

Хаос, созданный как законодательно, так и неофициально изгнанием немцев, затруднил воссоединение семей и сильно повлиял на судьбы детей Восточной Пруссии. Некоторые были отправлены в советские детские дома, другие бежали в Литву, а некоторые — в новую разделенную Германию. В бесчисленных случаях оставшаяся часть детства и юности будет отмечена давлением ассимилироваться в незнакомой и часто неприемлемой среде.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева: Рейнхард Бундт уехал из Восточной Пруссии в Литву после взрыва бомбы в его доме. Из детей-волков, с которыми Крейбиг встречался во время пребывания в Литве, только Рейнхард мог вспомнить достаточно немецкого языка для эффективного общения. «Мое сердце немец, но я литовец», — говорит он. Здесь он сидит в своей спальне дома в Вильнюсе.

Справа: Рейнхард родился в 1936 году, когда началась война, ему было три года.

Многие немецкие волчьи дети, уехавшие в Литву, рассказывают похожие жизненные истории, в которых язык, семья и дом — одни из самых сильных факторов идентичности — были лишены в возрасте, в котором они были наиболее впечатлительными. Вместо этого они получили жизнь в тяжелых условиях, часто с минимальным образованием и в подполье. Любая помощь, которую они получат от литовских соседей, могла внезапно прекратиться в любой момент; они жили в оккупированной СССР Литве, которая поддержала советскую политику устранения нацистского влияния в политике и обществе и, в конце концов, расправы за общую немецкую вину.В конце концов, они стали детьми, на которых сильно повлиял крах системы, созданной для них.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Слева: Эльфриде Мюллер, 1934 года рождения, стала беженкой, когда ей было 11 лет. Эльфрида изображена здесь, в доме своего друга и единомышленника-волка Марго в Каунасе, Литва.

Справа: Когда ей было одиннадцать лет, Эльфриде разлучили со своей матерью и братом после того, как их обнаружила Советская армия.Их отправили в трудовой лагерь в Сибири.

Хотя фотограф Лукас Крейбиг не может вспомнить, где именно он впервые прочитал об опыте детей-волков, их скрытые истории остались с ним. Будучи студентом Датской школы СМИ и журналистики, он стремился лучше понять, что случилось с детьми Восточной Пруссии, работая над фотопроектом, который он начал в 2017 году. В своем исследовании он натолкнулся на работу Клаудии Хайнерманн, которая опубликовала книгу книга о детях-волках.Они будут работать с одной и той же женщиной, Луизой, бывшей дитя волка, которая познакомила их с теми, кого они фотографировали для своих отдельных проектов. Говоря о двух проектах, Крейбиг говорит, что «хорошо, что [истории детей-волков] проявляются разными способами», так что их жизни и истории становятся более заметными.

Думая о важности документирования некоторых из последних очевидцев жестокой войны, Крейбиг стремился создать интимные портреты, которые освещают стареющие лица тех, кто остался в тени истории.(Как дети, спасающиеся от европейского миграционного кризиса, сталкиваются с длительной психологической травмой.)

В идиллическом отдаленном городке на юге Литвы Крейбиг впервые встретила Гизелу, которая в четырнадцать лет избежала советского марша смерти после того, как стала свидетелем того, как ее бабушка умерла от голода в 1945 году. Вернувшись в Кенигсберг, Гизела отправилась в Литву, обещая большие возможности. Она выучила литовский и попала в советский колхоз, или колхоз, где встретила своего мужа и родила дочь и сына.Она рассказала, что работать и жить на земле было очень трудно. Она объяснила по-литовски, как хочет забыть то время, но не может забыть, потому что «оно остается с тобой, как шрам».

Конечно, были и более яркие периоды, например, когда Гизела была уведомлена Немецким Красным Крестом, что ее мать и брат были живы почти двадцать лет с тех пор, как она в последний раз видела их. В письме, отправленном в 1961 году, ее мать написала она по-немецки: «Гислехен, я так счастлива, что знаю, что ты еще жив, и что у меня есть твой адрес, чтобы написать тебе.Мы давно не слышали друг друга. Мы с твоим братом Дитером здоровы.

Тем не менее, страх перед тем, что о ней доложат правительству, постоянно навис над ней, и она могла раскрыть свое немецкое происхождение только самым близким людям.

Крайбиг также дает представление о жизни Эрны, Рейнхарда и Эльфриде, других детей из бывшей Восточной Пруссии, с помощью изображений из архивных и современных семейных фотографий и документов, которые прослеживают этапы их жизни, показывая, кем они были и кем являются сегодня .Большинство из тех, с кем он встречался, чувствовали, что они не могут полностью разделить свою немецкую и литовскую идентичности, поскольку ни одно место не признавало полностью их присутствие в обществе до относительно недавнего времени. Литва теперь предоставляет небольшую пенсию детям-волкам, а Германия, хотя в стране намного труднее получить ее, предоставляет некоторую государственную помощь и политическое представительство.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

Слева: Эрна Шнайдер, 1936 года рождения, сбежала в лес из поезда без окон для перевозки скота, перевозившего детей Восточной Пруссии в Россию. Она уехала в Литву в 1946 году с сестрой и братом. Люди обеспечивали Эрну едой и кровом. Эрна желает, чтобы правительство Германии уделяло больше внимания историям детей-волков. Здесь Эрна гуляет возле озера недалеко от своего дома в Литве.

Справа: только после распада Советского Союза Эрна почувствовала, что может свободно говорить о своем наследии.

Тенденция при написании истории игнорировать свидетельства детей может прояснить, почему такие люди, как Гизела и многие другие, не были включены в исторические записи так долго. Изучение изменяющейся политики памяти в Германии и ее влияния на территории бывшего СССР может дополнительно объяснить, почему дети не участвовали в послевоенном дискурсе и как они в конечном итоге стали более интегрированными в исторический нарратив современной Европы.

Дом Эрны Шнайдер в Литве расположен недалеко от озера Ория, которое видно здесь в раннем вечернем свете.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Сразу после войны некоторые в Германии работали над тем, чтобы снять с себя ответственность за военные зверства и сформировать понятие немецкой жертвы или силы Советского государства в борьбе с фашизмом. Память и запоминание в то время были невероятно избирательными. Трудно представить себе время, когда мучительные воспоминания о Второй мировой войне, как и воспоминания о Холокосте, редко обсуждались, если вообще обсуждались.

Доктор Дженни Вюстенберг, приглашенный профессор DAAD в Йоркском университете, отмечает, что в оккупированной Советским Союзом Восточной Германии «вы не стали бы говорить о зверствах советских войск, потому что они были изображены как освободители». В Западной Германии, напротив, общие дискуссии о страданиях немцев, по ее словам, были «центральным элементом воспоминаний о войне».

Но рост студенческой активности и ослабление государственного контроля над памятью позже позволил большему количеству людей более активно продвигать новые парадигмы памяти по всей Европе.В частности, в Западной Германии ранее широко понималось, что подробный рассказ о том, что случилось с немцами после войны, означал бы минимизировать действия нацистского режима и установить ложную эквивалентность страданий. Таким образом, дискуссии о детях-волках в основном относились к крайне правым ревизионистским областям, где детей использовали в качестве пешек для оправдания нацизма и поддержки идеи о том, что немцы тоже сильно пострадали во время Второй мировой войны.

Падение Берлинской стены в 1989 году и последующий распад Советского Союза, как отмечает Вюстенберг, позволили общинам более открыто и более широко считаться со своим прошлым, поскольку было еще больше свободы общения.Крейбиг, обосновывая эту историю, говорит, что в его родной Германии рассказы детей Восточной Пруссии теперь более известны.

Травма войны лежит глубоко внутри общества и выходит за рамки поколений, но, как и в случае со всем болезненным наследием, течение времени позволяет столкнуться с историческим стиранием. Лукас Крейбиг счел важным вспомнить «истории, смерть и боль, которые вызвала эта война». Его проект о военных детях Восточной Пруссии дает возможность поразмышлять над важными уроками воздействия войны на детей и сложными и обширными процессами, из которых строятся идентичность и история.Этот проект является еще одним свидетельством того, что образы могут дополнять исторические записи, генерировать и изменять мнения и подталкивать нас к более критическому размышлению о коллективном прошлом.

Лукас Крайбиг — немецкий фотограф из Гамбурга. Смотрите другие его работы на его веб-сайте или подписывайтесь на него в Instagram.

Вторая мировая война

За время войны жизнь изменилась для всех, в том числе и для детей. Для большинства детей военные годы были временем тревог.Для многих это был период разлуки с семьей. Для некоторых это было время глубокой личной утраты.

Многим детям пришлось быстро вырасти в военное время. Многим детям приходилось ухаживать за собой и младшими братьями и сестрами, пока их матери работали.

Около двух миллионов детей были эвакуированы из своих домов в начале Второй мировой войны. Они были эвакуированы в сельскую местность, чтобы избежать бомбежек.

К детям были прикреплены ярлыки, как к посылкам.Они стояли на вокзале, не зная, куда они идут, и не будут ли они отделены от братьев и сестер, которые собрались вместе с ними. Они боялись оказаться вдали от своих семей, и им пришлось приспосабливаться к новой школе и заводить новых друзей.

Узнайте, почему были эвакуированы дети и куда были отправлены эвакуированные, на нашей странице об эвакуации.

Дети придерживались ограниченного режима питания из-за нормирования.

Узнайте, какие продукты были нормированы, в том числе сладости, на нашей карточной странице.

Дети жили в страхе перед постоянной угрозой авианалётов. Они провели несколько ночей в бомбоубежищах на случай, если немецкие самолеты сбросят бомбы на их дома. Их опасения сбылись во время блица. Каждый десятый человек, погибший во время лондонского молниеносного удара 1940–1941 годов, приходился на детей.

Власти думали, что дети до пяти лет будут бояться противогазов, поэтому они изготовили специально разработанный противогаз Микки Мауса.Он был ярко окрашен в красный и синий цвета.

Детям приходилось регулярно проходить газовые учения в школе. Им было трудно воспринимать эти сверла всерьез, особенно когда они обнаружили, что продувка резины производит «грубые» звуки.

Война повлияла на то, как дети рассказывали стихи, и на игры, в которые они играли.

Сколько из вышеперечисленных игр вы узнали?

Написано одним из наших студентов.
Мы попросили наших шестиклассников представить, каково это быть ребенком во время войны, и вести дневник, как если бы они были взрослыми, размышляя о своем опыте. Читайте дневник здесь

Военное время в детстве в Бексхилле
Автор: Джон С. Спрей

Анна Франк и другие евреи

Многие дети и их родители, живущие в странах, захваченных немцами, были брошены в тюрьмы и убиты за то, что они были евреями.

Анна Франк, немецкая еврейка, семья подверглась нападению.

Нажмите здесь, чтобы узнать об Анне Франк

История Прессы | Эвакуация детей во время Второй мировой войны

С началом Второй мировой войны началась операция «Крысолов». Это был план эвакуации мирных жителей из городов и других районов, которые подвергались высокому риску бомбардировки или превращались в поле боя в случае вторжения.Страна была разделена на три типа областей: эвакуационная, нейтральная и приемная, причем первые области эвакуации включали такие места, как Большой Лондон, Бирмингем и Глазго, а также районы приема, которые были сельскими, такими как Кент, Восточная Англия и Уэльс. Нейтральные районы были местами, куда не отправляли и не принимали эвакуированных.

Сами эвакуированные были разделены на четыре категории, ориентированные на определенные социальные группы, которые считались несущественными для военной работы: 1) дети школьного возраста; 2) немощный; 3) беременные женщины и 4) матери с младенцами или детьми дошкольного возраста (эвакуируемые вместе).

Правительственная схема эвакуации была разработана летом 1938 года так называемым комитетом Андерсона под председательством сэра Джона Андерсона, которому было поручено выяснить, как страна может реагировать на продолжительные разрушительные воздушные бомбардировки. В отчете изложены основы политики эвакуации во время войны, рекомендована эвакуация школьников, матерей с младенцами и пожилых людей в более безопасные места — обычно в сельские общины. Это предложение, вместе с включением другого плана, специально разработанного Советом лондонского графства (LCC), объединилось в официальную правительственную схему эвакуации с ноября 1938 года и стало одной из самых радикальных работ в области социальной инженерии, когда-либо задуманных.К лету 1939 года LCC реквизировал автобусы и поезда в процессе подготовки, и после массовой регистрации как эвакуированных, так и размещения жилья, Великобритания, казалось, была готова к худшему.

Утром 31 августа 1939 г. (за три дня до начала войны) был отдан приказ об эвакуации на следующий день. Ранним утром 1 сентября дети начали лихорадочно собираться в своих школах, и началась операция «Крысолов».

Это была грандиозная логистическая задача, требующая тысяч помощников-добровольцев.В одном только Лондоне было 1589 сборных пунктов, и хотя большинство детей садилось на эвакуационные поезда на своих местных станциях, поезда отправлялись с главных станций столицы каждые девять минут в течение девяти часов. Некоторых детей в Лондоне даже эвакуировали на корабле из реки Темзы, отправляясь в такие порты, как Грейт-Ярмут, Феликстоу и Лоустофт. В процессе участвовали учителя, представители местных властей, железнодорожный персонал и 17 000 членов Женской волонтерской службы (WVS), которые оказывали практическую помощь, присматривая за встревоженными и уставшими эвакуированными на станциях и обеспечивая прохладительные напитки.

За первые три дня официальной эвакуации было перемещено 1,5 миллиона человек. Только в Англии были переселены 673 000 беспризорных школьников, 406 000 матерей и детей младшего возраста и 3 000 будущих матерей. Дети должны были иметь при себе комплект, и в листовке Министерства здравоохранения говорилось, что он должен включать: «сумочку или чемодан с противогазом ребенка, сменную нижнюю одежду, ночную одежду, домашнюю обувь или кеды, запасные чулки или носки, зубная щетка, расческа, полотенце, мыло и салфетка, носовые платки; и по возможности теплое пальто или макинтош.Каждый ребенок должен принести пакет с едой на день ». У каждого ребенка был прикреплен багажный ярлык к пальто, на котором было написано его имя, школа и администрация эвакуации. Разлученных со своими родителями, а иногда и братьями и сестрами, школьников вместо этого сопровождала небольшая армия опекунов, в основном учителей и сотрудников WVS.

День эвакуации неизбежно был глубоко эмоциональным и часто травмирующим для всех участников, полным неуверенности и слезных прощаний.Хотя некоторые дети были взволнованы перспективой предстоящего «приключения», большинство эвакуированных не знали, куда они направлялись, что они будут делать и когда вернутся. Столкнувшись с огромными потрясениями и длительной разлукой с любимыми, первоначальная разлука была разрушительной и душераздирающей как для матерей, так и для детей, поскольку целые семьи были перемещены и изгнаны с корнем. Однако страх перед бомбардировками означал, что большинство родителей считали эвакуацию лучшим вариантом, поскольку детям было бы безопаснее находиться вдали от города.Тем не менее, эвакуация не была обязательной, и некоторые родители по понятным причинам не хотели принимать в ней участие, несмотря на пропагандистские плакаты, призывающие к сотрудничеству. Для тех родителей, которые действительно сотрудничали, было бы нервным ожиданием в течение нескольких дней, чтобы узнать, куда делись их дети, с уведомлением, пришедшим через открытку по почте.

Одно дело — забрать детей из зон риска, но другое — найти им куда пойти.Обсуждались различные варианты, при этом гражданские лица обычно предпочитали вариант лагерей, которые должны были быть созданы и контролировались учителями, но вместо этого министры правительства решили использовать частные жилые дома. Для домашних хозяйств стало обязательным принимать назначенных эвакуированных, при этом принимающим семьям платили 10 шиллингов и шесть пенсов (53 пенса, что сегодня составляет 26 фунтов стерлингов) за первого несопровождаемого ребенка и 8 шиллингов и шесть пенсов за всех последующих детей. Места оценивались с точки зрения наличия жилья, а не пригодности или склонности хозяев к воспитанию детей.Это могло вызвать недовольство тех, кто был вынужден заботиться о детях против их воли, усугубляясь тем, что многие дети вообще не хотели быть там и пытались сбежать. Эта проблема была особенно распространена в семьях из низшего класса, поскольку в более богатых семьях часто были родственники или школьные друзья в стране, которые они взяли с собой своих детей, вместо того, чтобы полагаться на незнакомцев.

Очевидно, родители и дети часто скучали.В «Фальшивой войне», последовавшей за началом Второй мировой войны, Гитлер не был готов к полномасштабному нападению на Великобританию и Францию. Это означало, что прошли месяцы без происшествий, что дало ложное чувство безопасности, поэтому многие дети начали возвращаться. Несмотря на предупреждения министра здравоохранения, почти половина всех эвакуированных к Рождеству вернулись в свои дома. Но когда в июне 1940 года пала Франция, следующей целью стала Великобритания, и начался блицкриг. Такие города, как Лондон, Ковентри, Бирмингем, Суонси, Плимут и Шеффилд подверглись безжалостным нападениям, и эвакуация стала политикой, основанной на реальности.Южное побережье Англии также было быстро преобразовано из зоны приема в зону эвакуации из-за угрозы вторжения, и поэтому 200 000 детей были эвакуированы (или повторно эвакуированы) в более безопасные места. Эта «тонкая» эвакуация продолжалась до конца 1941 года, но даже после завершения блиц-атаки опасность сохранялась. Время от времени продолжались воздушные атаки, затем в 1944 году появилась совершенно новая угроза в виде летающих бомб Гитлера Фау-1 и баллистических ракет Фау-2. Так началась операция «Ривулет», последняя крупная эвакуация во время войны.В период с июля по сентябрь 1944 года более миллиона человек покинули опасные зоны.

Чтобы попытаться облегчить удар разлуки с родителями, в 1939 году Габи Роджерс и Гарри Филипс написали для детей специальную песню под названием «Спокойной ночи, дети повсюду», которая транслировалась каждую ночь на BBC:

Спокойной ночи, дети везде

Сонные глазки в сонной головке,
Сонное время приближается.
Через некоторое время ты будешь укутан в своей постели,
Вот песня для малышки.

Спокойной ночи, дети везде,
Твоя мама думает о тебе сегодня вечером.
Положите голову на подушку,
Не будь ребенком или плакучей ивой.

Закройте глаза и произнесите молитву,
И, конечно, вы найдете поцелуй, чтобы сэкономить.
Хоть ты и далеко, но она с тобой день и ночь,
Спокойной ночи, дети везде

Скоро взойдет луна и ласкает тебя своими лучами,
Пока тихо ползут тени.
С счастливой улыбкой вы окунетесь в свои мечты,
Baby будет крепким сном.Спокойной ночи, дети везде.

Однако часто забывают, что не все дети были эвакуированы. Эвакуация была добровольным процессом, и, хотя отключения электроэнергии, противогазы и другие изменения военного времени были приняты, многие родители отказались расставаться со своими детьми во время войны. Беспокойству родителей не способствовал тот факт, что правительство часто не могло даже сказать им, куда отправятся их дети, и поэтому только около 47 процентов детей были фактически эвакуированы в первой волне.Оставшиеся дома дети пережили бомбардировки наряду с экономическими проблемами и проблемами социального обеспечения в городах, и все же, как ни странно, выросли больше, чем их городские сверстники. Это привело к появлению различных интересных теорий относительно того, почему это было, например, что деревенские дети, вместо того, чтобы использовать эту энергию для роста, были слишком активными. Так было до тех пор, пока Анна Фрейд не доказала, что эмоциональное благополучие также важно для роста ребенка. Это навсегда изменило лицо детской войны.

Когда война закончилась, эвакуированные смогли наконец вернуться домой.Некоторые обнаружили, что их дома разбомбили, или их семьи уехали (или больше не хотели их видеть), но для большинства это было счастливое воссоединение, положившее конец длительному периоду страха, смятения и разлуки. Но для детей, которые привыкли быть в деревне, а родители не привыкли иметь детей, это было не всегда легко. Многие эвакуированные были теперь на четыре или пять лет старше, чем когда они уезжали; изменились внешность, акценты, взгляды и предпочтения. Эвакуация изменила форму целого поколения молодежи, но без операции «Крысолов» и крупнейшего перемещения людей в истории Великобритании число погибших во Второй мировой войне, несомненно, было бы намного выше.

Более 2,5 миллионов детей и бесчисленное количество семей, включая приемных родителей (чья роль была жизненно важной), практически и эмоционально справились с эвакуацией во время Второй мировой войны, и им пришлось пойти на реальные жертвы в очень тревожные времена. Трудно представить, как общество справится с такой ситуацией сегодня, и, к счастью, это дилемма, с которой большинству из нас никогда не приходилось сталкиваться. Тем не менее, тема эвакуации продолжает вызывать отклик.

Возможно, вам также будет интересно:

немецких детей-волков: забытые сироты ВОВ | Германия | Новости и подробные репортажи из Берлина и за его пределами | DW

Они были босиком, и у них были вши.Должно быть, это был апрель 1946 года, но после стольких десятилетий Эрика Сметонус не совсем уверена в датах. Ее мать не пережила войну, отец пропал. Сметон был совершенно один, когда началось великое изгнание и бегство восточных пруссаков, и десятки тысяч немцев двинулись на запад из того, что тогда было городом Кенигсберг (сегодня Калининград). 11-летняя девочка была в отчаянии — помимо всего прочего, она потеряла своего младшего брата во время наступления Красной Армии.

Вместо этого она прицепилась к старшему мальчику, который всегда убегал от нее, когда находил еду, чтобы ему не приходилось делиться ею.Вместе они добрались до Литвы, где Сметонус нашел новый дом с парой. Мальчика отослали, потому что не хотели забирать двоих сирот. Сметон оставался с ними на десятилетия.

Литва и Vokietukai

Семтонус — один из «волчьих детей» («Wolfskinder») — немецких детей, осиротевших после Второй мировой войны в Восточной Пруссии, районе, граничащем с Балтийским морем, который был территорией Германии между двумя странами. мировые войны и сегодня соответствует частям России, Польши и Литвы.Общее количество детей-волков можно только оценить. Некоторые говорят, что после 1945 года их было до 25 000, бродивших по лесам и болотам Восточной Пруссии и Литвы. Русским было запрещено брать с собой этих «фашистских детей».

Луиза Китч, дитя волка, стоит перед домом в бывшей Восточной Пруссии, где она жила со своей семьей. Она сбежала в Литву, когда ей было пять лет.

Детям велели поехать в Литву, где будут продукты. Если им повезло, «вокетукаи», или маленькие немцы по-литовски, проезжали через деревни с сочувствующими жителями на своем пути в страны Балтии.Эти местные жители ставили перед дверьми ведра с супом. Если бы детям не повезло, жители натравили на них собак.

Маленьких детей легче принимать в семьи, чем детей старшего возраста. Мальчики и девочки, которые не нашли себе дома, вынуждены были выживать в лесу. И даже те, кто получил крышу над головой, никогда не знали, как долго им разрешат остаться. Марианна Бойтлер, которой тогда было всего 10 лет, была взята литовскими фермерами, чтобы они помогали им заботиться о своих детях на зиму.Но через полгода ее снова прогнали.

Без имени, без языка, без личности

Бейтлер выучил литовский за эти шесть месяцев — и это было критически важно для выживания, поскольку говорить по-немецки было запрещено. Это поставило под угрозу не только самих детей-волков, но и семьи, которые дали им новый дом. Даже немецкое имя было рискованным. Марианна стала Нийоле.

Немногочисленные обрывки семейных воспоминаний, которые сироты сумели унести с собой во время бегства — фотографии, письма, адреса родственников — были отобраны у них «новыми родителями» и уничтожены.Утрата идентичности была ценой выживания.

На фотографиях запечатлена Луиза Китч и ее приемная литовская семья. Она взяла имя Альфреда.

В то время как жизнь «Вокетукаев» в Литве была тяжелой, она все же была лучше, чем судьба, ожидавшая тех, кто был слишком слаб, чтобы добраться до стран Балтии. Тысячи этих детей были отправлены в советские дома, находящиеся в ведении военной администрации. Такова была судьба около 4700 немецких детей в 1947 году, по словам историка Рут Лейзеровиц, исследовавшей судьбы детей-волков.Многие из них были отправлены позже в том же году в советскую оккупационную зону, которая позже стала Германской Демократической Республикой (ГДР). Они ехали в товарных поездах без соломы, на которой можно было спать. Дети в возрасте от двух до 16 лет прибыли в Восточную Германию через четыре дня и четыре ночи, скорее мертвые, чем живые. Там их поместили в детские дома или усыновили заядлые коммунисты.

Подробнее: Берлин ежегодно объявляет «День немецких изгнанников»

Неудача политиков

Долгое время политики игнорировали бедственное положение детей-волков.С ними, как с группой жертв Второй мировой войны, обращались мелочно и бюрократически. Только летом 2016 года Бундестаг Германии решил возместить ущерб немецким подневольным работникам. Однако детей-волков снова не удалось признать.

Когда Литва обрела независимость в 1990 году, взрослые волчьи дети приняли литовское гражданство и, как следствие, долгое время не получали немецких паспортов. Федеральное административное управление Германии постоянно заявляло, что дети-волки отказались от своих претензий на немецкое гражданство, когда покинули Восточную Пруссию.Тем, кто все еще хотел стать немцем, пришлось пройти длительный и сложный процесс натурализации.

Сиротам войны также отказали в пенсиях в Германии. Литва, по крайней мере, выплачивала «своим» волчьим детям небольшую пенсию. Если кто-либо из последних выживших захочет подать иск о возмещении ущерба, он должен сделать это до конца этого года.

Вильнюс стал домом для Квича, но она говорит, что Восточная Пруссия — ее «родина». У нее нет желания переезжать в Германию.

Возвращение в Литву

Эрика Сметонус больше никогда не видела мальчика, который сопровождал ее в Литву в 1946 году.Но 40 лет спустя она смогла найти своего давно потерянного брата, и ей также удалось воссоединиться со своим отцом.

Однако не всем удается так успешно искать потерянных близких из тех жестоких дней. И не все волчьи дети могут снова осуществить свою мечту — снова найти дом в Германии.

Для Руди Херцмана его идеализированная мечта о Германии превратилась в живой кошмар. Когда он наконец прибыл в страну, на языке которой он говорил в детстве, он понял, что это больше не его страна.Он долгое время пытался снова сделать Германию своим домом. Но через 13 лет он вернулся в Литву — место, куда его впервые привели война и перемещение.

Травма разлучения семей: чему нас научила «Операция« Крысолов »во время Второй мировой войны

« Письмо пришло в пятницу », — вспомнил 88-летний Хоббс в недавнем интервью газете Washington Post. «Мы должны были явиться в школу в воскресенье и принести с собой одежду».

Шел июнь 1940 года — примерно через год начала Второй мировой войны — и немецкая армия двинулась к Дюнкерку, Франция, через Дуврский пролив.«Вторжение врага казалось неминуемым», — писала Хоббс в своих мемуарах десятилетия спустя.

Хоббс, которой тогда было 10 лет, сказали запихнуть свои вещи в мешки с песком из мешковины. Ее и ее сестру Ирис, которой тогда было 11 лет, посадили в поезд и увезли в английскую деревню.

Молодые Пэм и Ирис Хоббс были всего лишь двумя из миллиона детей в Англии, которые были эвакуированы из больших и малых городов во время Второй мировой войны в ходе операции, получившей название «Операция Крысолов». Массовая эвакуация была направлена ​​на то, чтобы уберечь британских детей — или теоретически — в большей безопасности — от немецких воздушных налетов, в то время как их родители остались работать и помогать в военных действиях.

Операция «Крысолов» всерьез началась летом 1939 года, когда только за первые четыре дня эвакуации из Лондона и других городов были вывезены более 3 миллионов детей. На фотографиях из эвакуации запечатлены дети, выстроившиеся в очередь без родителей, с рюкзаками или небольшими рюкзаками в руках, которых можно узнать только по биркам с именами, висящим на шее.

Дети, отправившиеся в сельскую местность, должны были избежать не только бомб, но и психологических шрамов войны. Однако бывшие эвакуированные дети и эксперты позже узнали, что операция «Крысолов» имела неожиданный побочный эффект: разлуки, казалось, принесли долговременную травму, которая во многих случаях была такой серьезной, как если бы они остались позади и столкнулись с бомбами.

Спустя десятилетия в голосе Пэм Хоббс по-прежнему слышна грусть, когда она говорит о разлуке с родителями. По словам Хоббса, ее мать не сопровождала девочек в школу в то воскресенье, потому что знала, что это будет слишком больно. Вместо этого ее отцу, каменщику, было поручено высадить их. Он ничего не сказал, но вытер глаза.

«Уходя, он сказал [Ирис], не забудь взять свою сестру. Она должна идти туда, куда вы идете, — сказал Хоббс. «Я был очень робким. Я много плакал.Я много моргал ».

Она и Ирис в конечном итоге были отправлены в Дербишир в центральной Англии, примерно в 180 милях от дома, где их поместили в однокомнатную школу вместе с десятком других детей из поезда. Там они выстроились в очередь, пока потенциальные приемные родители осматривали их и выбирали, кого они хотели.

Не все принимающие семьи были рады принять ребенка, вспоминал Хоббс, и в первую очередь были выбраны дети, которые выглядели лучше или могли помочь с работой на ферме.

«Если бы у вас была кровать, вы взяли бы ребенка», — сказал Хоббс. «Они указывали на ребенка, выходили [и говорили]:« Мы хотим этого ». Моя сестра, я и маленький мальчик остались последними».

Укус, оставленный таким образом, был одним из многих тревожных воспоминаний об операции «Крысолов», которые остались с Хоббсом. В общей сложности Хоббс жила в четырех разных принимающих семьях и не видела своих родителей снова в течение двух лет, как она вспоминала в своих мемуарах: «Не забудьте написать: настоящая история эвакуированной и ее семьи.

«Некоторые из моих« притворных родителей »любили меня, как будто я был их родным. Одна пара показала мне, что значит чувствовать себя нежеланным, жить с враждебностью и полным безразличием к моему благополучию и быть голодным », — написал Хоббс. «Для меня по-настоящему грустным аспектом этого предложения было то, что я впервые в жизни знала, что значит быть нежеланным. Это породило страх быть нелюбимым и создало неуверенность в себе, которая оставалась со мной на долгие годы ».

Опыт Хоббса не уникален.Позже в том же году психоаналитик Анна Фрейд начала изучать детей в детских садах Хэмпстед-Уор в Лондоне, которые были эвакуированы в сельскую местность, а также детей, которые остались в городах и поселках со своими родителями и стали свидетелями взрывов бомб. Спустя 12 месяцев она пришла к выводу: «Лондонские дети … в целом были гораздо меньше обеспокоены бомбардировками, чем эвакуацией в страну в качестве защиты от них».

По словам избранного президента Американской психоаналитической ассоциации Ли Джаффе, у исследования Фрейда было несколько предостережений.Он проводился в 1940-х годах с ограниченным размером выборки и в основном опирался на цитаты и наблюдения. Но было ясно, что эвакуированные дети не избежали травм войны, как ожидалось.

«То, что они наблюдали снова и снова, заключалось в том, что внутренняя травма, полученная в результате отправки в спокойную сельскую местность, привела к значительно большим проблемам с психическим здоровьем для этих детей разного возраста, чем война», — сказал Джеффе.

Для детей младше 2 лет немедленная реакция на разлучение была «особенно жестокой», как писали Фрейд и Дороти Берлингхэм в своей книге 1943 года «Война и дети».«Один 17-месячный ребенок, как сообщается, повторял:« Мама, мама, мама, мама, мама… »глубоким голосом в течение как минимум трех дней после того, как его забрали у матери:

Ребенок внезапно чувствует себя покинутым всем известным люди в его мире, которым он научился придавать значение…. На несколько часов или даже на день или два эта психологическая тяга ребенка, «голод» по матери, может подавить все телесные ощущения. Есть дети этого возраста, которые отказываются есть или спать.Очень многие из них откажутся от чужих ласк или утешений. Дети цепляются за какой-то предмет или за какую-то форму выражения, что означает для них в этот момент воспоминание о материальном присутствии матери.

«Такое исследование, которое было проведено Анной Фрейд и их сотрудниками, действительно подтвердило то, что мы вроде как знаем, в некотором роде здравого смысла», — сказал Марк Д. Смоллер, психоаналитик из Мичигана. «Я действительно думаю, что это, вероятно, одно из первых исследований с точки зрения долгосрочного воздействия этого типа травмы на жизнь ребенка.

Некоторые из этих воздействий — более высокий риск депрессии, тревоги, неспособности к обучению и других симптомов посттравматического стресса, — сказал Смоллер, — особенно если после такого разлуки не будет предпринято раннее вмешательство. И пострадали не только младшие дети.

«Я обязательно скажу вам, что чем младше ребенок, тем более значительным может быть потенциальное травмирующее событие», — сказал Смоллер. «Но я хочу подчеркнуть, что даже ребенок, достигший десятилетнего или подросткового возраста, будет травмирован такой разлукой.

«Вы не забываете об этом», — сказал Хоббс. Хотя сейчас она живет в Канаде и с момента ее эвакуации прошли десятилетия, новостные сообщения о детях-мигрантах, отнятых у родителей и помещенных в центры содержания под стражей, оставили у нее болезненные воспоминания, сказала она.

«Я легко могу представить себе ужас этих молодых людей, большинство из которых не говорят по-английски и, вероятно, не имеют представления о том, что происходит», — сказал Хоббс. «Гамбургеры и электронные игры никуда не годятся. Каждый из них будет спрашивать: «Что я сделал не так?», И эмоциональные шрамы будут вечными.»

Дети военной эвакуации | Семья

В январе 1941 года Шейла Шир и ее сестра были эвакуированы из восточного Лондона в Чилтернс и поселились у холостяка по имени Гарри Мэйо. Они происходили из самых разных слоев общества — Ширз был евреем, он был христианином, — но между ними возникла нежная связь. Еженедельные визиты и каникулы с дядей Гарри, как они его узнали, продолжались еще долго после окончания войны.

Когда Гарри умер, Шейла и ее мать пошли на похороны: «Когда мы приехали в Чешем, с нами обращались как с ближайшими членами его семьи.Фактически, в церкви — а это были первые христианские похороны, на которых когда-либо были мы с мамой, — нас посадили в первом ряду перед племянницами и племянниками дяди Гарри. Думаю, только тогда я по-настоящему оценил, как много значила для него наша маленькая семья — и оставалась значимой для него всю его жизнь.

«Мы вернулись в Лондон, зная, что больше никогда не вернемся в Чешем. Но на следующий день каждый из нас получил письмо от его поверенного с чеком.В конверте была записка, которая гласила: «Очень маленький знак моей очень большой привязанности».

Шейла — бывший президент Лиги еврейских женщин и активный организатор в Nightingale House, еврейском доме престарелых в Лондоне. Джоан Рисли живет недалеко от Челмсфорда. Она бабушка, которая научилась плавать, когда ей было 60 лет, и поддерживает форму, занимаясь линейными танцами. Дон Бейли руководил пенсионной схемой в крупной компании в Уэст-Мидлендсе до своего выхода на пенсию десять лет назад. Эти три человека не связаны друг с другом, но у них есть одно общее: величайшая эвакуация детей в истории Великобритании, которая началась в пятницу, 1 сентября 1939 года.

Он имел кодовое название Operation Pied Piper. Кто вообще придумал это имя? Не мать, это точно. В конце концов, волынщик уводит детей Хамелина из города, чтобы они никогда не вернулись. За шесть лет войны более двух миллионов детей были высланы из семейных домов. Большинство вернулось, но редко учитывается, как они изменились и как разлука повлияла на их отношения с семьями.

Каково это, должно быть, быть отправленным из дома в пять, 10 или даже 14 лет, как некоторые из старших, а затем вернуться домой через несколько месяцев или, чаще, лет, и им придется забрать где ты остановился? Возможно ли это, когда ваша жизнь изменилась во всех отношениях? И кто были победителями и проигравшими во всем проекте по эвакуации?

Джоан Рисли стремится подчеркнуть положительные моменты своего опыта.Ее дважды эвакуировали. В первый раз она поехала со своей сестрой в Бекклс в Саффолке. К началу 1940 года они были дома, но когда вторжение показалось вероятным, Джоан объявила, что хочет снова эвакуироваться. Никто из ее братьев и сестер тоже не хотел ехать, поэтому ее отправили одну, девятилетней, в Нортгемптоншир. Она жила там с бездетной парой, которая любила ее и заботилась о ней как о своей собственной. Когда она вернулась в 1945 году, ей было трудно: «Я помню, как сидела на диване с чувством непричастности.К тому времени мы были очень бедны. Папа все еще был болен и не мог работать. Все члены моей семьи говорили о том, как я разговариваю по-другому, поэтому у меня возникло странное чувство, что я не совсем принадлежу, но все же хочу быть рядом, потому что они были моей семьей. Вскоре я привык к маме, а она ко мне привыкла. Но с моими братьями и сестрами было сложнее. Они моя семья, и я их очень люблю, но они никогда не уходили, как я, поэтому они не понимают, что у меня были эти две жизни ».

Две жизни. Это то, что было у многих детей того поколения. а для некоторых это было, оглядываясь назад, бонусом.

Но это не было бонусом для родителей. Как мать, я глубоко обеспокоен мыслью о том, что мне придется пропустить пять или шесть лет детства моих сыновей. Я глубоко признателен за то, что мне никогда не приходилось сталкиваться с этой дилеммой. В операции «Крысолов» пострадала семья, но я чувствую, что настоящими неудачниками, как в легенде, были родители. Для многих это было тяжело, как и следовало ожидать. Хотя некоторые писали о своей огромной благодарности добрым приемным родителям, которые любили своих детей и заботились о них, было гораздо больше историй о матерях, которые чувствовали, что они упустили часть жизни своих детей.Вера Бриттен писала в своих мемуарах: «Маленькие галантные фигурки, которые исчезли за развевающимся брезентом серой герцогини Атолл, никогда не росли в моем сознании, потому что дети, которые вернулись и в конце концов заняли их места, были не такими, как раньше; разрыв преемственности сделал их скорее старшими братом и сестрой исчезнувшей пары «.

Если вы спросите Дона Бейли о его прошлом, он сразу же расскажет о своей эвакуации в Личфилд, всего в 20 милях от его дома в Вест-Бромвиче.Это изменило его жизнь и жизнь его младшего брата Фила. Миссис Коулз, их приемная мать, дала им то, чего их собственная мать никогда не смогла бы сделать: любовь к книгам и учебе. И это не было односторонним. Спустя двадцать лет после войны миссис Коулз написала Дону, что, по ее мнению, детей послали «подбодрить ее».

«Я считал, что она соответствует среднему классу, в то время как мы явно принадлежали к рабочему классу. Я научился ценить все эти разные вещи от миссис Коулз. Я научился разговаривать с людьми и обращаться к ним должным образом и с уверенностью.У меня появился другой акцент, отказавшись от сленга Черной страны. Фактически, я должен сказать, что миссис Коулз полностью изменила меня, и она любила меня — стыдно признаться — больше, чем когда-либо делала моя мать. Она заставила меня почувствовать себя нужным. Она назвала нас «Мои мальчики», и это действительно кое-что для нас значило ».

Когда мальчики вернулись в Вест Бромвич после войны, Дон был встревожен реакцией матери на его вновь обретенный интерес к книгам и образованию. Она проклинала его за то, что он был «чертовски большая голова» и постоянно приставал к нему, чтобы он «сдвинул твои чертовы книги».

Даже родителям, которые были счастливы, что их дети получили жизненно важный опыт и возможности, было трудно приспособиться к изменениям. Отцы, о которых часто забывают в истории об эвакуации, тоже чувствовали себя проигравшими. В 1944 году Тед Мэтьюз написал одной из своих четырех дочерей, которых он отправил в Америку в 1940 году: «Выслать вас в некотором роде было трагедией. Я по-прежнему считаю, что это было правильным поступком, хотя события оказались иными. от наших страхов. Но было душераздирающе пропустить эти годы своей жизни.Мы встретимся снова как почти незнакомые люди ».

Майкл Хендерсон и его брат Джеральд были отправлены в Бостон в 1940 году в возрасте восьми и шести лет. Они жили в любящей семье и полностью впитали культуру, образование и американский образ жизни. Теперь, как и тогда, это ощущалось как положительный выигрыш на всех уровнях. Тем не менее он писал: «Вернувшись домой, нам было трудно вступить в жизнь родителей, которые пережили бомбардировку — а в последнее время — ракеты V1 и V2». и прыгал от любого громкого шума.На уговоры наших родителей были встречены: «Мы не делаем этого в Америке». Вскоре Америка стала известна в нашей семье как «Мы-земля» ».

Четверым Хендерсонам потребовались месяцы, чтобы восстановить семейные отношения — гораздо больше времени, как насмешливо замечает Майкл, чем на то, чтобы удалить накопившуюся грязь, которая у них была. приобретены на авианосце на обратном пути из США

Иногда дети снова наблюдали за своими родителями и обнаруживали, что их образ жизни отличается от того, к чему они привыкли с приемными родителями.Джон Мэр, которого эвакуировали в Канаду в возрасте семи лет, был в ужасе, как может быть только ребенок, тем, что он обнаружил по возвращении в Бат. Он сказал своему другу Пенни: «Моя мама использует помаду и пудру. Они пьют и курят, и даже собаку зовут Виски!»

Пропасть в опыте ощущалась не только между поколениями или внутри семей, из которых одни дети были эвакуированы, а другие нет. Найджел Бромедж и его брат-близнец Майкл провели два года войны на ферме в Южном Уэльсе.Они жили в одной комнате, ходили в одну школу, жили в одной приемной семье и видели одни и те же достопримечательности в сельской местности. Их было семь, когда они приехали, и девять, когда они уехали. Тем не менее, у них было два противоположных ответа на их эвакуацию.

Хозяева Найджела и Майкла были мелкими фермерами в Голден Гроув близ Лландейло в Кармартеншире. У них было 20 коров, которых нужно было доить вручную, и единственной помощью была лошадь. Для Найджела недостатков не было. «Как мне понравился мой опыт на ферме Уильямсов, так и моему брату.Возможно, это не удивительно. Мы были очень разными личностями — он интроверт, я экстраверт. Он имел тенденцию отказываться от занятий на ферме; Я все вызвалась. Я любил каждую минуту этого. Не думаю, что в то время я был особенно осведомлен о несчастьях Майкла, потому что я наслаждался собой. Только после его смерти моя сестра рассказала мне, как тосковал по дому и был несчастен Майкл ».

Приемных родителей часто забывают в истории об эвакуации, но их роль была жизненно важной.Для них годы войны часто приносили большое удовольствие, хотя и временное. Один с горечью написал: «Вот ваши дети … Мы с мамой любили их всем сердцем. Мы просим вас сохранить их верность нам, как мы сохранили их верность вам — пусть они никогда не забудут, что у них два дома. . »

Поскольку на сельские домохозяйства оказывалось такое давление, чтобы они принимали эвакуированных, некоторые дети были размещены в бездетных парах, и у многих возникли отношения на всю жизнь. Это хорошие новости, о которых мы слышим недостаточно.

Некоторые дети стали настолько важной частью жизни своих приемных родителей, что результат изменил жизнь всех сторон. Гордона Эбботта постоянно раздражает, что люди не интересуются его историей эвакуации, поскольку у нее счастливый конец. Его воспитывала бездетная пара, которая занималась сельским хозяйством в Корнуолле. Они любили его, заботились о нем и воспитывали его, как будто он был их естественным сыном. Он был блаженно счастлив. Когда война закончилась, он и пара были опустошены тем, что ему пришлось вернуться в Лондон, но, казалось, у него не было выбора.

Оказавшись «дома», Гордон чувствовал себя рыбой, выловленной из воды. Ему не нравился город, и он не был особенно очарован новым парнем своей матери. Она, в свою очередь, поняла, что он глубоко встревожен, и вскоре написала его приемным родителям, чтобы спросить, может ли он вернуться в Корнуолл. Он это сделал, и они усыновили его как своего сына. Война дала ему новую семью. «Я очень любил их и благодарен за воспитание, которое они дали мне, которое помогло мне во взрослой жизни.

» Эвакуированные люди написали много историй о своем детском опыте и о том, как это повлияло на их жизнь.Кто-то был счастлив, кто-то ужасен, а кто-то просто недоволен. Я был одним из многих счастливых людей, и мои годы, проведенные в эвакуации из Лондона в Западную страну, были наполнены прекрасными воспоминаниями ».

« Когда дети вернулись домой: истории эвакуированных во время войны »Джули Саммерс опубликована Simon & Schuster, 18,99 фунтов стерлингов. Чтобы заказать копию за 15,19 фунтов стерлингов с бесплатным набором товаров и услуг, перейдите на theguardian.com/bookshop или позвоните по телефону 0330 333 6846.

Вторая мировая война | TheSchoolRun

Основными странами и лидерами, входившими в состав союзных держав, были:

  • Великобритания — во главе с премьер-министром Уинстоном Черчиллем
  • Соединенные Штаты — во главе с президентом Франклином Д. Рузвельтом
  • Франция — во главе с Шарлем де Голлем
  • Советский Союз — во главе с Иосифом Сталиным
  • Китай — во главе с Чангом Кай-ши

Тремя основными странами и лидерами, которые составляли державы Оси, были:

  • Германия — нацисты во главе с Адольфом Гитлером
  • Италия — фашисты во главе с Бенито Муссолини
  • Япония — известная в то время как Японская империя, возглавляемая Хидеки Тодзё; Императором Японии во время Второй мировой войны был император Хирохито.

Вторая мировая война началась, когда Великобритания и Франция объявили войну Германии после того, как немецкие войска во главе с Адольфом Гитлером вторглись в Польшу 1 сентября 1939 года, чтобы заявить о своих правах на землю. Гитлер уже вторгся в Австрию и Чехословакию, поэтому война началась из-за его плана по захвату земель для Германии.

Блокада Ленинграда — известное событие Второй мировой войны. В течение 900 дней — с 8 сентября 1941 г. по 27 января 1944 г. — город Ленинград в России был окружен немецкими войсками.Это означало, что все жители города должны были там оставаться, и что не было никакой возможности для еды или других продуктов, таких как лекарства. Многие сотни тысяч людей умерли за это время (600000-800000), потому что не было достаточно еды или отопления, но люди, жившие в Ленинграде, отказывались сдаваться немцам.

В 1940 году французский порт Дюнкерк стал важным поворотным моментом для союзников во Второй мировой войне. Гитлеровские армии сильно бомбили Дюнкерк, и многие войска союзников ждали на пляже, чтобы их спасли, потому что у них не было ресурсов, необходимых для отпора.С 26 мая по 4 июня более 550 000 военнослужащих были переправлены в безопасное место через Ла-Манш — кодовое название для этого было «Операция Динамо». Некоторые британские гражданские лица (люди, не служившие в армии) даже использовали свои лодки, чтобы спасти как можно больше людей. Спасательная операция помогла поднять боевой дух в Британии, где им действительно нужны были хорошие новости. Это помогло войти в следующее важное событие Второй мировой войны — Битву за Британию.

Королевские военно-воздушные силы были звездами Битвы за Британию, которая является первым военным сражением, которое ведется полностью в воздухе.В операции «Морской лев» Гитлер планировал вторгнуться в Британию и добавить еще одну страну в свой список завоеваний. Но сначала ему пришлось отбиваться от RAF, где он и столкнулся с проблемой. Британские ВВС победили немецкие Люфтваффе, но после долгой серии сражений с 10 июля по 31 октября 1940 года. Все это называется Битвой за Британию, потому что именно это заставило Гитлера в конце концов передумать о попытке вторжения в Великобританию, и он пошел за ней. Вместо России. Пилоты Королевских ВВС проявили огромное мужество и храбрость, продолжая сражаться с Люфтваффе, даже когда казалось, что они могут проиграть.

6 июня 1944 года также известно как День Д. В тот день союзные войска начали масштабное вторжение на территорию, захваченную нацистскими войсками Адольфа Гитлера. Все началось с лодок и лодок с войсками союзников, высадившихся на пляжах французского региона Нормандия. Они прорвали немецкую оборону и продолжали бороться с ними через Европу в течение следующих 11 месяцев, пока не достигли Берлина, где тогда скрывался Гитлер.

Битва за Арденад происходила с 16 декабря 1944 года по 25 января 1945 года и была последней крупной попыткой Гитлера победить союзников.Он надеялся разделить части Западной Европы, которые охраняли британские, американские и французские войска, разделив территорию пополам — это означало бы, что армии не смогли бы перебрасывать припасы друг к другу и заставили бы их более легкие цели для Гитлера и его армий, с которыми нужно бороться. Но все, что Гитлер сделал, — это заставил линию войск союзников «выпуклость» посередине, когда он боролся, чтобы отбросить их, и линия не разорвалась полностью. Итак, он не достиг своей цели, и союзники выиграли битву.

Имена, которые необходимо знать

Невилл Чемберлен (1869-1940) — премьер-министр Великобритании в 1937-1940 годах; Чемберлен был премьер-министром, когда Великобритания объявила войну Германии.
Уинстон Черчилль (1874-1965) — премьер-министр Великобритании с 1940 по 1945 год, затем снова с 1951 по 1955 год; Черчилль был премьер-министром на протяжении большей части Второй мировой войны. Черчилль известен своими речами, которые вдохновляли людей продолжать борьбу.
Адольф Гитлер (1889-1945) — немецкий диктатор во время Второй мировой войны и лидер нацистской политической партии.