Где идет война сейчас 2021: Война — последние и свежие новости сегодня и за 2021 год на iz.ru

Названы главные «горячие точки» 2021 года

МОСКВА, 4 янв — ПРАЙМ.  В 2021 году в Нагорном Карабахе, Донбассе и Сирии продолжатся военные конфликты. Также они могут произойти в Белоруссии, на Курилах и в Северном морском коридоре. Об этом пишет «Комсомольская правда» со ссылкой на прогноз военного эксперта Алексея Леонкова.

Нагорный Карабах

Эксперт считает, что конфликт Армении и Азербайджана в Нагорном Карабахе, случившийся осенью 2020 года, может скрытно продолжаться в 2021 году. Его можно было бы считать законченным, если бы стороны были удовлетворены итогами столкновения.

«Я думаю, некая партизанская война на бывших армянских территориях будет продолжаться весь 2021 год. В зимнее время интенсивность будет слабая. Но к тому времени, когда появится „зеленка», такие темы будут возникать почаще», — отмечает Леонков. По его мнению, решение конфликта будет зависеть, в том числе, от действий российских миротворцев. А Турция в регионе будет отстаивать интересы Великобритании.

Донбасс

Здесь военный эксперт ожидает, что после конфликта в Карабахе, Турция и Украина попытаются провести операцию в Донбассе из-за полуострова Крым. «[Президент Турции Реджеп] Эрдоган засматривается на Крым и попытается спровоцировать операцию в Донбассе, которая могла бы стать прологом к созданию точки напряженности вокруг российского полуострова», — считает Леонков. По его словам, боевую авиацию в конфликте могут заменить беспилотники.

Восточная Европа

Эксперт предрекает, что присутствие российских миротворцев в непризнанной Приднестровской Молдавской Республике может стать причиной конфликта в регионе. При этом Леонков опирается на доклад Rand Corporation 2019 года, который посвящен «сдерживанию и противодействию России». По его словам, в документе фигурируют Южный Кавказ, Приднестровье, Средняя Азия.

Белоруссия

«Проникновение диверсионных групп, которые подготовлены на территории Украины, для совершения актов на территории Белоруссии — это самый вероятный сценарий дальнейшего противодействия», — так оценивает Леонков ситуацию в республике. Помимо этого, военный эксперт ожидает действия смертников в Белоруссии.

Северный морской путь

Леонков говорит, что, скорее всего, в 2021 году страны НАТО и США попытаются разыграть арктическую карту. Попытки провокаций могут произойти, например, в Беринговом проливе, где США собирается усиливать авиационную группу.

Курильские острова

Курильские острова превращаются в укрепленный район, замечает военный эксперт. В водах ожидаются провокации, в том числе, с участием японских рыбаков, считает Леонков. «Японцы сейчас не просто бьют тревогу, что Курилы начали обрастать не только формальным понятием границы или законным понятием границы, но еще к этому понятию добавляется военная составляющая», — добавил он.

Сирия

В отношении Сирии Леонков уверен, что там продолжатся военные действия. «Это будет происходить из-за того, что анклавы Идлиб и Заевфратье не присоединились к территории страны», подчеркивает он. Военный эксперт ожидает отдельные стычки и попытки захвата стратегических районов.

Донбасс: новая война или локальная операция? С чем связано обострение на востоке Украины

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Представители противоборствующих сторон заявляют о готовности решительно ответить на провокации и отвергают подозрения в подготовке собственной атаки

Киев и непризнанные республики Донбасса обвиняют друг друга в подготовке провокаций и последующего возобновления полномасштабных боевых действий на востоке Украины. На протяжении последних недель о нарушениях формально объявленного в июле прошлого года перемирия сообщают фактически каждый день.

С чем связано весеннее обострение в Донбассе и стоит ли ждать большой войны?

«Война продолжается»

О фактическом срыве перемирия в Донбассе украинские СМИ заговорили еще в феврале.

Тогда киевские военные эксперты констатировали, что хотя активные боестолкновения прекратились, военные подразделения самопровозглашенных «республик» активно используют на линии соприкосновения ударные беспилотники. Кроме того, на линии фронта не прекращался снайперский огонь: источник Украинской службы Би-би-си в генштабе Украины говорил, что в Донбассе постоянно работают «10-12 групп профессиональных снайперов из России». Москва неоднократно отрицала участие своих военных в конфликте на востоке Украины.

Автор фото, General Headquaters of Ukrainian Armed Forces

Подпись к фото,

В украинском Генштабе утверждают, что в Донбассе постоянно работает десяток снайперских пар из России. Москва отвергает причастность свох военнослужащих к конфликту в Донбассе.

«Никакого мирного процесса уже нет — действуют снайперские пары, происходят обстрелы, война продолжается», — констатировал в начале февраля один из самых влиятельных политиков Украины, министр внутренних дел Арсен Аваков.

По факту в конце февраля — начале марта стало понятно, что обострение носит перманентный характер. Число погибших украинских солдат на линии фронта с июля 2020 года, когда было заключено перемирие, по сегодняшний день составляет 19 человек, количество раненных исчисляется десятками. При этом 15 военнослужащих Вооруженных сил Украины погибли с начала этого года.

Достоверных данных о потерях со стороны непризнанных республик нет. Например, 20 февраля, после одного из инцидентов, их представители заявили об одном убитом и нескольких раненых под Горловкой, однако в социальных сетях публиковались сведения, что на самом деле погибших было намного больше. Бывший «комендант Горловки» Игорь Безлер (который сейчас живет в Крыму) утверждает, что число убитых составляло 20 человек.

Президент Владимир Зеленский, который часто называл объявленное в июле прошлого года перемирие одним из своих несомненных достижений на пути к миру в Донбассе, воздерживался от радикальных оценок. Однако и он на этой неделе был вынужден признать: «количество провокаций на фронте увеличилось».

Впрочем, еще 19 февраля обострение в Донбассе стало одной из тем заседания украинского Совбеза. Самой резонансной новостью этого мероприятия стало введение Киевом санкций против главного пророссийского политика страны, кума Владимира Путина Виктора Медведчука. Меньше внимание журналисты уделили тому, что Совбез, по словам его секретаря Алексея Данилова, решил вернуться к «пяти сценариям развития ситуации на Донбассе».

О самих этих сценариях известно крайне мало: Совбез принял описывающий их секретный документ в декабре 2019 года, накануне встречи «нормандской четверки» в Париже с тем, чтобы Зеленский имел максимальное поле для маневра в ходе первых личных переговоров с Владимиром Путиным. Тогда часть экспертов говорила, что одним из этих сценариев может быть возобновление полномасштабных боевых действий в Донбассе.

А базирующаяся в подконтрольном украинской власти Лисичанске «Восточная правозащитная группа» 8 марта прямо заявила, что, по данным ее мониторинга, вооруженные формирования «республик» Донбасса готовятся к боевым действиям.

«Огонь на упреждение»

СМИ самопровозглашенных «республик» Донбасса практически ежедневно сообщают об обстрелах прифронтовых населенных пунктов правительственными войсками.

С целью защиты населения от того, что они называют «украинским террором», подразделения «народной милиции» ДНР 3 марта получили разрешение открывать «упреждающий огонь» по позициям украинской армии. Информация об этом вызвала нервную реакцию в Киеве, однако не привела к формальному расторжению перемирия.

Автор фото, Ukrainian Armed Forcces 24 brigade

Подпись к фото,

Самопровозглашенные «республики» обвиняют правительственные войска в нарушениях перемирия. Те отвечают: открывают только ответный огонь.

В ЛНР заявляли о возобновлении боев с украинскими военными.

В «республиках» подозревают Киев в подготовке к полномасштабному наступлению, а в анонимных телеграм-каналах даже можно было найти его предполагаемую дату: 15 марта, в день, когда расследовательская группа Bellingcat якобы собиралась опубликовать свое расследование «вагнергейта». Из этого материала якобы должно было следовать, что предполагаемая операция украинских и американских спецслужб, имевшая целью захват Киевом трех десятков бойцов ЧВК, была провалена из-за предательства одного из членов ближайшего окружения Владимира Зеленского. Публикация расследования якобы должна была запустить мощнейший внутриполитический кризис, для решения которого украинская власть гипотетически могла бы отдать приказ о наступлении правительственных войск на востоке.

Впрочем, Bellingcat не подтвердила выхода своего расследования в этот день, а глава группы Христо Грозев написал в «Твиттере», что «большая часть» спекуляций в украинских средствах массовой информации «не соответствует действительности и основана на ложной информации или выдает желаемое за действительное».

Тем не менее, СМИ самопровозглашенных «республик» в качестве доказательства подготовки Киева к военным действиям публикуют кадры перемещения колонн украинской военной техники, предположительно, снятые на востоке Украины.

«К большой войне»?

В России о возможности новой войны в Донбассе заговорили еще в феврале — в связи с введением Киевом санкций против Виктора Медведчука, считающегося главным сторонником сближения Украины с Россией.

20 февраля, на следующий день после введения этих санкций, пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что это решение свидетельствует о «набирающей силу реакционной тенденции на Украине».

«Это не может не вызывать обеспокоенность и не подогревать вопрос, кем избрана такая реакционная линия и не приведет ли она к тому, что руководство Украины, например, посчитает возможным решить военным способом ситуацию на юго-востоке Украины», — сказал он.

Сам Виктор Медведчук в интервью Би-би-си отказался комментировать логику Пескова, посоветовав обратиться за комментариями по этому поводу лично к секретарю российского президента.

К слову, Владимир Зеленский 9 марта был вынужден отвечать на сходный вопрос журналистов: не повлияло ли введение его указом санкций против Медведчука на мирный процесс в Донбассе?

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Связано ли обострение в Донбассе с введением Киевом санкций против Виктора Медведчука — единого ответа на этот вопрос у экспертов нет

«Я не хочу связывать именно с этим [введением санкций], но мы видим, что это [увеличение количества провокаций на фронте] в одно время происходит», — сказал тогда Зеленский.

Тем временем в начале марта тема большой войны в Донбассе плавно перекочевала в российские официальные СМИ.

Если еще 28 февраля Дмитрий Киселев в своей еженедельной программе критиковал Зеленского за отказ покупать российскую вакцину от коронавируса где-то в концовке выпуска, то уже 7 марта он начал передачу с тревожного анонса: «Украина гонит эшелоны с танками и пушками в сторону Донбасса, защитники ДНР готовы стрелять на упреждение», а сюжет о событиях на востоке Украины озаглавил «К большой войне».

К теме скорого «развала» Украины вернулись и гости передачи другого российского пропагандиста Владимира Соловьева. В одном из выпусков его шоу вполне серьезно обсуждали возможность ракетного удара по офису президента Украины на улице Банковой в Киеве. Сам Соловьев с пафосом цитировал президента Владимира Путина, что агрессия против республик Донбасса губительным образом скажется на украинской государственности, а кремлевский политолог Сергей Марков вернулся к подзабытым с 2014 года анонсам присоединения к России всех юго-восточных областей Украины.

Более умеренные издания, вроде «Московского комсомольца», на основании разговоров с военными экспертами предрекали «начало полномасштабной войны в ближайшие несколько недель», утверждая, что украинское руководство вдохновилось успешным опытом Азербайджана в Нагорном Карабахе и планирует сделать ставку на использование турецких беспилотников Bayraktar, доказавших свою эффективность в ходе недавнего конфликта в Карабахе.

Сложно оценить, насколько весь этот информационный шум соответствует реальным приготовлениям российской стороны к возможной эскалации на востоке Украины. Но 11 марта военный корреспондент ВГТРК Александр Сладков опубликовал в своем телеграм-канале видео, предположительно снятое в Ростовской области. На нем была запечатлена переброска в неизвестном направлении военной техники.

«У нас тоже кое-что есть, — прокомментировал снятое сам журналист. — Конечно, не эшелонами, но кое-что есть».

Что дальше?

Украинский военный эксперт Михаил Жирохов осторожно описывает ситуацию в Донбассе так: «Есть некоторые маркеры того, что общая обстановка на линии соприкосновения может измениться».

В подготовку Киевом масштабного наступления на востоке он не верит, называя кадры перемещения военной техники, которые демонстрируются российскими и пророссийскими СМИ, плановой ротацией.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

В последние несколько недель устойчивость объявленного в июле перемирия оказалась под большим вопросом

Причиной обострения на линии фронта эксперт называет разочарование Москвы в Зеленском как в украинском лидере, который мог бы отступить от позиций предыдущего президента Петра Порошенко и имплементировать российский сценарий решения конфликта в Донбассе. По его словам, в условиях, когда парижская встреча лидеров в «нормандском формате» не принесла зримого результата, а работа «минской группы», по сути, тоже парализована из-за фундаментальных расхождений между позициями ее участников, «локальная операция» в Донбассе в видении Москвы вполне могла бы сделать позицию администрации Зеленского «более уступчивой».

В свою очередь, российский военный эксперт Павел Фельгенгауэр считает, что вероятность нового конфликта на востоке Украины в ближайшие месяцы очень велика, а причиной его начала могут стать стали санкции, введенные Киевом против Виктора Медведчука и отключение от эфира связываемых с ним телеканалов.

«В понимании российских военных Запад ведет против России гибридную войну на многих фронтах: и в Беларуси, и на Украине, и в ситуации с Навальным. И Россия должна не сидеть в обороне, а активно контратаковать. Когда против телеканалов Медведчука ввели санкции, Запад ничего не сделал, значит, это часть их заговора. Значит, надо нанести ответный удар», — говорит он.

По словам эксперта, сейчас трудно оценить, как далеко Россия будет готова сдвинуть линию фронта, но, по его оценке, речь может идти о полном вытеснении Украины с Азовского моря и продвижения войск вплоть до Днепра, что позволит решить проблему подачи воды в Крым, где в последний год из-за ее нехватки сложилась крайне тяжелая ситуация.

Правда, добавляет Фельгенгауэр, настолько серьезная операция вероятна скорее в конце апреля — начале мае. Впрочем, добавляет он, снятие обвинений с Виктора Медведчука может «остановить ситуацию».

Михаил Жирохов считает настолько масштабную операцию российских войск нереальной. Он говорит, что незаметно провести подготовку к такому вторжению невозможно.

«В 2014 году весь YouTube был забит [кадрами] колонн, которые шли по Ростовской области [в сторону Украины]. А тут нужно сотни танков, каждый из которых только на одну заправку требует четыре тонны дизеля. Это масштабы, которые сейчас, при наличии интернета, сложно скрыть», — убежден он.

Эксперт считает, что сейчас, в условиях стабилизировавшейся линии соприкосновения, которая зачастую проходит через урбанизированные зоны или природные преграды — например, по реке Северский Донец, — в Донбассе осталось «буквально три-четыре места», в которых ведение боевых действий выглядит реалистично. В любом случае, подчеркивает он, о новой большой войне в Донбассе речь сейчас не идет.

Каким будет 2021 год: четыре предсказания Билла Гейтса :: РБК Тренды

Этот год многие считают худшим в жизни из-за глобальной пандемии коронавируса. Что будет дальше, представить еще страшнее. Предприниматель и миллиардер Билл Гейтс поделился своим видением того, что нас ждет в 2021 году

Свои предположения один из создателей компании Microsoft высказал на онлайн-конференции GeekWire 2020, посвященной будущему технологий, бизнеса, науки, здравоохранения, политики и инноваций.

1. Ситуация с пандемией усугубится, но потом станет лучше

«С настоящего момента и до конца года ситуация будет ухудшаться», — сказал Гейтс, когда его спросили о сроках победы над COVID-19. Но после этого, по его словам, станет легче: «Хорошая новость заключается в том, что лучшие терапевтические средства — в первую очередь, на основе моноклональных антител, — будут доступнее к концу этого года или в начале следующего». Также на стадии разработки находятся несколько вакцин, так что, скорее всего, к началу следующего года две или три из них, которые сейчас находятся на третьей фазе испытаний, будут одобрены.

Тем не менее, пандемия не закончится, пока болезнь не будет побеждена повсюду, предупредил Гейтс. «Мы не вернемся к нормальной жизни, пока не избавимся от этого вируса во всем мире», — отметил он. Некоторые страны, такие как Новая Зеландия, Австралия и Южная Корея, быстро сдержали распространение вируса, но столкнулись с новыми случаями инфицирования, «привезенными» из-за границы. «Таким образом, уничтожение [вируса] по всему миру и активное сотрудничество — то, что нам сейчас действительно необходимо», — сказал он.

2. Мы будем лучше подготовлены к борьбе со следующей пандемией, а также с некоторыми сегодняшними болезнями

По словам Гейтса, правительства во всем мире теперь гораздо лучше справляются с реагированием на пандемии. Кроме того, гонка за искоренением COVID-19, вероятно, ускорила разработку РНК-вакцин. Традиционные вакцины работают, заражая реципиента сильно ослабленными или «мертвыми» патогенами, чтобы запустить иммунный ответ. РНК-вакцины — это не целые патогены, а просто их «шаблон», который вызывает аналогичный ответ иммунной системы. Вакцины с РНК более безопасны в применении, проще в производстве и потенциально более универсальны.

«Это очень многообещающий подход как для сокращения времени на создание новой вакцины, так и для того, чтобы получить универсальную «фабрику», которая работала бы независимо от того, с каким заболеванием вы собираетесь бороться, — отметил предприниматель. — Мы хотим использовать эту платформу для возможной вакцины против ВИЧ, малярии и туберкулеза».

3. Самой серьезной проблемой в вопросах изменения климата станут не автомобили, а здания

Большинство людей думают о борьбе с изменением климата с точки зрения внедрения таких «зеленых» решений, как солнечная или ветровая энергия и повсеместное использование электромобилей. И хотя Гейтс подчеркнул, что поддерживает эти инициативы, по его словам, мы сталкиваемся с более серьезной проблемой, когда речь идет о производстве цемента и стали. «У нас нет такого способа производить цемент, который бы не сопровождался значительными выбросами», — сказал он.

Это означает, что, хотя перемены в поведении людей, направленные на сокращение выбросов углерода, могут иметь значение, технологии остаются единственным решением. «Без инноваций ничего не получится», — уверен миллиардер.

4. В целом, мир становится лучше

Билл Гейтс известен своим оптимизмом, проявил он его и сейчас.

По его словам, на самом деле все не так уж плохо: медленно, но верно мы начинаем понимать, как нужно относиться к меньшинствам, к женщинам. Снижается смертность от рака, мы начинаем лучше понимать такие вещи, как диабет и болезнь Альцгеймера. Есть и неудачи, и пандемия коронавируса — яркий тому пример. Но еще 100 лет назад уровень смертности детей в возрасте до пяти лет составлял около 30%. Сейчас в мире нет места, где все было бы настолько плохо. «Прогресс будет продолжаться. Так что, знаете, я оптимистичен», — заключил он.

Материал является переводом статьи издания Inc.com.


Подписывайтесь также на Telegram-канал РБК Тренды и будьте в курсе актуальных тенденций и прогнозов о будущем технологий, эко-номики, образования и инноваций.

Кавказский Узел

В разделе
Протесты в АрменииУбийство Джабиева: протесты и кризисКарабах: худой мир или война?НемцовАкции НавальногоВыборы в Грузии: устоит ли «Мечта»?Первые выборы в covidКоронавирус рвется на Кавказ Кого Кавказ извиняться заставляетПолитковская и ЭстемироваКуллар: в плену covid-19Герои КавказаИнакомыслие в ЧечнеКонституция ПутинаПреследование активистовКак Кадыров Чечню укрупняетЧеркесский вопросМинюст против Свидетелей ИеговыВыборы президента КарабахаКризис в АбхазииТумсо против кадыровцев Азербайджан: бойкот и выборы-2020Элиста против мэра из ДонецкаУбийство Цкаева: пытки и полицияНовые протесты в Грузии-2019Лето-2019: Южный Кавказ выбираетВыборы-2019: Юг РоссииКавказ под прицелом халифатаПрава человекаДело ГериеваМифы и правда о ПобедеЭхо Украины на КавказеОпала АрашуковыхВыборы в парламент ПашинянаКадровые зачистки в Дагестане Иванишвили vs СаакашвилиСирия в огнеПашинян берет властьБорьба с «Электроцинком»Дорога домой: на Кавказ после ИГКенделен: битва за историюЕреван: выборы старейшинВыборы 09.09.18Мундиаль 2018 на КавказеРокировка Саргсяна4-е президентство Алиева4-е выборы ПутинаРостовские шахтеры требуют зарплатВ огнеСаид Амиров: из мэрии в СИЗОРостов: пожар или поджог?Керченская переправаВыборы-2017: Юг РоссииНогайцы требуют землиЕГЭ по-кавказскиУбийство АхмеднабиеваДальнобойщики против «Платона»1-я чеченская: 20 лет с вывода войскВыборы 6-го парламента АрменииВыборы в Абхазии: парламент VI созываРеферендум в Нагорном КарабахеКризис в МахачкалеВыборы в парламент ГрузииПреступностьКавказ на ОлимпиадеВыборы в России — 2016Кенхи: цена критики КадыроваБуйнакск: возьмут ли ветераны власть?Взрыв многоэтажки в ВолгоградеСвиной грипп: угроза и паникаНовогодний теракт в ДербентеГолодовка в АхтубинскеВыборы в Азербайджане: конкуренция без альтернативыДербент-2000: борьба за юбилейБорьба за власть: выборы-2015 на Северном Кавказе и в ЮФОЧеченская свадьба: шариат или законЕвроигры в Баку: состязание ценностейТеракт в БостонеЗа что Абу Халид попал за решетку?Атака боевиков на ГрозныйКонфликтыКультураМежнациональные отношенияПолитикаОбществоМагомед Алиев: вербовщик боевиков или жертва следствия?Боевики в Москве: наци под судомРасстрел семьи в ГюмриПрезиденты КавказаГеноцид армян: 100 лет признаний и отрицанийТеракты в Москве и на КавказеПрирода и экологияПроисшествияЭкономикаТуризмПолпред Хлопонин Национальные стычки в МосквеЦена ОлимпиадыКущёвская резняДело ЧитиговаОлимпиада-2012: Лондон-КавказДело о нападении на НальчикДело МирзаеваПотоп в КрымскеПотоп в НовомихайловскомПотоп в ДербентеВыборы в ГрузииВыборы 14.10.2012Судебные победыТравля писателя в БакуКрах «Экспресса»Анапа: борьба за мэраВино и вода: из Грузии в РФКрушение поезда в Белой КалитвеКак застройщики с «частниками» воюютАвария поезда на КубаниВыборы президента АзербайджанаВыборы президента ГрузииБорьба за КараманКонфликт в Бирюлево8 сентября – выборы в РФДело Гиги УгулавыТеракт в ВолгоградеНовогодние теракты в ВолгоградеНовый год на КавказеТеррор на СтавропольеЕдиный кавказский день выборовВыборы в Астрахани: Шеин vs Жилкин10 лет теракту в БесланеОлимпийский огонь на КавказеКто ответит за убийство в Терекли-Мектебе?Досрочные выборы главы АбхазииПрихоперье против никеляКавказ в снежном пленуКавказская война: 150 летЮг после стихииЮжная Осетия: выборы в парламентМинводы: кого накажут за убийство в больницеКризис или раскол во власти Грузии?Интервью ЕвкуроваИнтервью президентов КавказаЗимняя стихия-2012Массовое отравление в АлагиреО свободе и о едеШушия: кому достанется земля?Дело Карпенко-ГришинойРуслан Зейтуллаев этапирован из Ростова-на-Дону»Голодный» протест водителей Махачкалыэхокавказ под прицеломЛетоКулларКавказ в огнеСирия

В регионе
АбхазияАджарияАдыгеяАзербайджанАрменияАстраханская областьВолгоградская областьГрузияДагестанИнгушетияКабардино-БалкарияКалмыкияКарачаево-ЧеркесияКраснодарский крайНагорный КарабахРоссийская ФедерацияРостовская областьСеверная Осетия — АланияСеверный КавказСКФОСтавропольский крайЧечняЮжная ОсетияЮжный КавказЮФО

«В Ливии мы с турками меняемся ролями». Почему «российские наемники» не сделают из Хафтара Асада — Общество — Новости Санкт-Петербурга

Фото: Zuma/TASSПоделиться

Гражданская война в Ливии на фоне всепланетной заморозки жизни из-за пандемии коронавируса затихать не собирается. Военные силы, преданные Правительству национального согласия Фаиза Сараджа, при поддержке Турции теснят Ливийскую национальную армию Халифы Хафтара. Иностранные СМИ сообщают, что бойцы российских ЧВК, которые якобы помогают Хафтару, отступают и несут потери. Вместе с тем, уверяют американцы, на поддержку Хафтара прибыли несколько истребителей российского производства.

Анатолий НесмиянПоделиться

— Анатолий, иностранные СМИ сообщили, что бойцы российских ЧВК отступили из зоны боевых действий на западе Ливии. Насколько эта информация правдива?

— Эта информация действительно правдива, потому что сообщения об этом приходили не только от западных СМИ, но и от ливийских СМИ. Сообщалось, что от 1500 до 1600 российских военных отступили из южных предместий Триполи в город Бени-Валид (180 км на юго-восток от Триполи. — Прим. ред.). Сообщалось, что старейшины этого города были очень недовольны, возмущены. Потребовали немедленного вывода иностранных формирований с территории города. Были показаны записи того, как в аэропорт Бени-Валида прилетали транспортники «Ан», которые вывозили людей в военной форме, технику. Насколько мне известно, их частично вывозят в южные районы, частично в Россию.

— А кто решил, что это россияне? На самолётах «Ан» летать может кто угодно.

— Это не единственные свидетельства. Там были предъявлены под камеры несколько погибших. Да и наши ведь особо не отрицают участия в этом конфликте. Наши просто говорят, что там есть некие «военные специалисты» (Владимир Путин в январе 2020 года признал наличие россиян в Ливии. — Прим. ред.). Обычная практика. Мы точно так же и в Сирии не подтверждали наличия частных военных. Во всяком случае, есть захваченное вооружение. Среди уничтоженных «Панцирей» (российский самоходный зенитный ракетно-пушечный комплекс. — Прим. ред.) при отступлении сил Хафтара от Триполи было большинство систем экспортного варианта. Экспортные «Панцири» собираются на шасси грузовиков MAN. Но там же зафиксированы «Панцири» на шасси КАМАЗ. А это на экспорт никогда не шло. Это наш, отечественный. Очевидно, эта техника была переброшена с территории России.

— То есть для вас это прямое доказательство участия России в войне на стороне Хафтара? Постановочно это разве не сделать?

— В общем, да. Экспортная модификация «Панциря-С1Э» только на шасси MAN. Плюс к этому на ливийских аэродромах появились российские самолёты без опознавательных знаков. И американцы заявили о том, что это именно российская техника. С учётом того, что в Средиземном море достаточно плотная группировка сил НАТО, они, естественно, отслеживают все перемещения в регионе. Заявления, что прилетели именно российские самолёты, скорее всего с базы Хмеймим в Сирии, очевидно, базируются не только на фотографиях самих самолётов на земле. Это никто особо и не скрывает и не опровергает. Наши просто эту информацию игнорируют.

— Не секрет, что МиГ-29, Су-35, а также бомбардировщики Су-24 продавались иностранным государствам. Насколько велика вероятность, что самолёты у Хафтара — это не ВКС РФ?

— Доказательств, естественно, нет ни у кого, кроме тех, кто профессионально отслеживает перемещения авиационной техники. Но если американцы уже в открытую говорят, что это российские самолёты, значит, у них есть данные оперативного контроля, которые позволяют им в любой момент предъявить доказательства. Тот факт, что наши просто игнорируют эти данные, говорит о том, что российские позиции по этому вопросу нулевые.

— Сколько самолётов прилетело?

— По разным сообщениям получается, что в первой волне пришло 6 самолётов. И во второй ещё 3–4. Всего около 10 машин на двух аэродромах. Возможно, их уже рассредоточили. Основная задача, судя по всему, это именно воздушное противодействие, потому что турки применяют в достаточно серьёзных количествах свои боевые дроны. Собственно говоря, с их помощью они во многом и переломили ситуацию под Триполи. И сейчас с их помощью продолжается наступление на позиции Хафтара. Авиация играет значительную роль. И вообще, ситуация в Ливии зеркальна по отношению к Сирии. В Сирии тоже позиции Асада в 2015 году были практически нулевые. Он отступал по всем фронтам. Достаточно было перебросить в Сирию не очень крупную группировку именно авиационную, как ход событий был бы переломлен. Хотя в Сирии Россия практически не воевала с «Исламским государством» (запрещённая террористическая группировка. — Прим. ред.) просто потому, что Сирия для них была очень глубокой периферией, правый берег Евфрата. В основном воевали на левобережье. Тем не менее с повстанцами, так называемыми «зелёными», эта авиационная группировка справилась. То же самое происходит в Ливии. Там позиции Фаиза Сараджа (премьер-министр правительства национального согласия Ливии. — Прим. ред.), который сидит в Триполи, были практически уже сданы, когда в начале 2020 года турки пришли к нему на помощь. Турки не наземные войска вводили. Именно авиационную группировку. Наземные же силы у турок представлены там сирийскими наёмниками, которых перебрасывают из Идлиба.

— Фактически мы констатируем большее втягивание России в конфликт?

— Это очевидно. Мы ещё год назад были представлены в Ливии бойцами ЧВК в пределах 200–300 человек. Полноценная рота, которая в основном оказывала консультативную помощь. Обучали местные отряды, выступали техническими специалистами. Но в силу того, что местная публика там не очень боеспособна, это же обычные гражданские, которые взяли оружие в условиях гражданской войны, то, видимо, было принято решение усиливать именно наземную группировку. Стали использовать наши ЧВК в качестве обычной пехоты. Это не особо работает, потому что это не армия. Нет полноценной армейской поддержки. Нет артиллерии. Используют они там подручные средства. Древние танки, БМП. Всё это у них там в весьма неприглядном состоянии. И в итоге наши от местных там не сильно отличаются. Разве что общей выучкой.

Что касается численности сегодня, то 1500, о которых пишет пресса, — это те, кто отступил в Бане-Валид. Общая же численность порядка 2000 человек. Эту цифру ещё в начале года озвучивал Эрдоган. Не думаю, что он сильно ошибся. Это и наземные силы, и технические специалисты, и советники. Все ли они являются частными военными — большой вопрос. С учётом того, что небезызвестное ЧВК Вагнера там фактически деанонимизировалось, то уже под её видом могут туда перебрасывать и вполне реальных федеральных военных. Но они, скорее всего, выполняют советническую роль, роль технических специалистов. Те же «Панцири» у них есть в достаточно большом количестве, более 15 единиц. Понятно, что это экипажи, а в ЧВК вряд ли можно найти столько специалистов, которые могли бы работать слаженно и вместе. Гораздо проще перебрасывать туда готовые экипажи, а это могут быть только легальные военные. Но это сложно проверить. Будем считать, что этими установками управляют частники.

Хафтар на переговорах в Москве в 2018 году

Фото — скриншот Youtube информбюро Главного командования Ливийских вооруженных сил

Поделиться

— Что уступил Хафтар? Сообщается про авиабазу Эль-Ватия, в 140 километрах к юго-западу от Триполи, которая удерживалась мятежным генералом с 2014 года.

— Ливия — это специфическая страна. Территория огромная. Но все боевые действия ведутся вдоль побережья либо вдоль дорог, которые уходят в пустыню. Сама по себе пустыня безжизненная. Там практически нет дорог. Это не просто барханы. Это камни. Там непросто даже пешком пройти, не то чтобы проехать. Вся логистика войны — вдоль дорог за узловые точки. Это либо оазисы в пустыне, либо перекрёстки трасс. Как морская война. Никто не ведёт войну за простор, все ведут войну за архипелаги, острова, которые являются узлами связанности войны. Названная военная база — одна из множества авиабаз, которые остались от Каддафи. Он же готовился к воздушной войне и с Чадом, и с НАТО. У него были рассредоточены небольшие аэродромы повсеместно. 80–90 маленьких аэродромов по всей Ливии. Аль-Ватия рядом с Триполи. Фактически, набрав высоту с этой базы, самолёт оказывался над столицей. Очень удобно было. Для наступления на Триполи она была очень значима. Обороняли её достаточно серьёзно, но в итоге сдали.

— Сколько погибло россиян в ходе нынешнего контрнаступления сил Правительства национального согласия на позиции Хафтара?

— Мне мои знакомые, которые имеют отношение к частным военным, а это отдельная кочующая каста, Донбасс, Сирия, Ливия, это 5–7 тысяч человек всего суммарно, говорят, что около 150–200 россиян в этом году там погибли или были ранены.

— Что толкает ситуацию к эскалации сегодня?

— Игры внешних сил. Экономическая подоплёка конфликта абсолютно прозрачна. Её никто не скрывает. Турция поддерживает Сараджа. Во-первых, потому что Сарадж — это клиент Катара. Он, в общем-то, и победил в 2011 году. Правительство национального согласия — это чисто катарская структура. Катар же и брал Триполи. Катар на первом этапе войны победил. Турки союзны с Катаром, с правительством Сараджа. Экономика же проста. Соглашение о демаркации границ морской экономической зоны Ливии и Турции привели к тому, что обе страны вдвоём полностью перекрыли всё восточное Средиземноморье. Из восточного Средиземноморья невозможно проложить ни один трубопровод, например из месторождений «Левиафан» (самое большое израильское газовое месторождение на шельфе Левантийского моря. — Прим. ред.), «Афродита» (газовое месторождение у южного побережья Кипра недалеко от «Левиафана». — Прим. ред.) в направлении Европы, минуя эту зону. То есть Турция контролирует все поставки газа из восточного Средиземноморья в ЕС. Естественно, что Эрдоган будет очень долго поддерживать Сараджа. Эрдогану не поддержка Ливии нужна, а поддержка контроля, который даёт ему соглашение с правительством Сараджа. В задачу Эрдогана не входит победа. Ему нужно лишь удержание позиции признанного мировым сообществом правительства ПНС в Триполи, чтобы оно оставалось официально признанным ООН. Нет ничего более постоянного, чем временное. Я бы не сказал, что это инструмент давления Стамбула на Брюссель. Турция строит крупнейший энергетический хаб. Газовые поставки в Европу с юга. Есть проект постройки транскаспийского газопровода, через который пойдёт газ Туркмении, Казахстана. Эрдоган взял на себя «Турецкий поток», транзитную трубу в ЕС. Теперь он хочет взять под контроль будущие газопроводы. Естественно, что это инструмент торга с Европой. Задел на переговоры по разным вопросам.

Фаиз Сарадж

Фото — скриншот youtube BBC News

Поделиться

— А Россия что там ловит? Ряд наблюдателей говорят, что отступление наших это следствие договорённостей с Турцией, что это старт движения к мирному урегулированию.

— Мы не можем договориться. Поставки газа на южном направлении категорически противоречат интересам «Газпрома», который в этой ситуации со своими 15 млрд кубометров по «Турецкому потоку» имеет очень маленькую долю. Турки всерьёз намерены запустить газ в ЕС по всем направлениям. Получать большие поступления просто от транзита. Противоречия «Газпрома» и Турции неразрешимы. Собственно говоря, поэтому и идёт война с турками в Сирии и Ливии. Хотя это современная гибридная война. Война по доверенности. Тем не менее эти противоречия в основе этих войн неустранимы.

— Обвинения в адрес России прозвучали из уст американцев — африканское командование вооруженных сил США Africom. Именно они заговорили про нашу технику военную, которая появилась в Ливии вопреки прямому запрету ООН. Они почему подыгрывают Эрдогану?

— Американцы практически полностью контролируют и владеют теми компаниями, которые будут добывать газ на восточном Средиземноморье. Формально все эти месторождения принадлежат Ливану, Израилю, Египту. Но у всех них просто нет технологий, позволяющих им качать углеводороды из морского шельфа. Тем более у них нет технологий создания трубопроводов. Это всё дают им американцы, которые входят в доли таких проектов. Естественно, Трамп, да и любой другой президент США, будет защищать интересы своих компаний, которые там серьёзно вкладываются. Американцы не являются стороной конфликта, но находятся над схваткой, которую они контролируют. Им не нужны проблемы для их компаний. Американцы начнут реагировать в военном плане, как только появятся проблемы у их компаний. Американцы не союзники Турции, но и не союзники Саудовской Аравии, России и Египта. Они над схваткой.

— Критикуют-то они нас здесь и сейчас за «поставки оружия». С какой целью? Опять всё дело в грядущих перевыборах Трампа?

— Сложный вопрос. В Америке сейчас идёт своя внутренняя жёсткая борьба между партиями, другими глобальными структурами. Выборы выборами, но то же ЦРУ в значительной степени сформировано в том виде, в котором оно существует сегодня именно при демократах. Даже то, что Трамп назначил директором ЦРУ своего человека, мало что меняет. Сама структура продвигает интересы демократов. В армии посложнее, но там тоже свои предпочтения и свои политические игры. Вполне возможно, что нынешние упрёки в адрес РФ это отголоски именно внутриполитической борьбы в США. У Штатов сейчас практически нет своей выстроенной национальной политики. Она вся основана на балансах в борьбе одних с другими. Как у нас сейчас, когда все решения принимаются ситуативно. Именно на основе динамики балансов. Вертикаль же не работает уже.

— В середине мая на упрёки про сотни и тысячи чевэкашников МИД в лице Марии Захаровой «недоумевал». Сейчас пока молчат. За что мы-то бьёмся там?

— И в Ливии, и в Сирии мы бьёмся за подрядчиков на месторождениях. В Сирии именно наши структуры сейчас контролируют газовые месторождения. Там и базируются охранные структуры ЧВК Вагнера. Именно там была нашумевшая история с обезглавливанием сирийского пленного. Российские структуры отжали месторождения фосфатов у иранцев в Сирии. Собственных интересов России я там, честно говоря, не вижу. Мы там воюем за чужие интересы.

— Я про Ливию хотел понять.

— На самом деле, это одна и та же война, просто разные театры военных действий. И там, и там участники одни и те же. Интересы одни и те же. Одна война. Просто наша роль зеркально меняется при перемещении с востока на запад. Если в Сирии мы поддерживаем нелегитимного, но тем не менее как бы законного президента Асада, то в Ливии эта роль у Турции. Они поддерживают как бы нелегитимного, но законного и признанного руководителя Ливии Сараджа. Мы просто меняемся ролями с турками в этих конфликтах, а так они по большому счёту между собой почти не отличаются.

Поделиться

— К каким последствиям для России приводят упрёки в запрещённых поставках оружия?

— Для нас это не приводит ни к каким последствиям. Формально это оружие поставляет Эр-Рияд. ОАЭ закупают вооружения у нашего «Ростеха». И уже через себя они перебрасывают это дальше. Большая цепочка передачи через Египет в Ливию. Формально мы в этом деле не участвуем. Но все прекрасно понимают, что участвуем. По слухам, ОАЭ покупают у нас оружие с большими скидками. Такая форма финансирования Россией этой войны.

— Санкций новых не ждём?

— Нет. Все эти обвинения носят вербальный характер. Пикировка, не более того. Санкции? А зачем? Мы там проигрываем. Мы реально проигрываем в Ливии. Мы не можем туда официально вводить войска. Мы поддерживаем Хафтара, который со всех точек зрения является мятежником. Повторить историю с Сирией, когда нас якобы пригласил законный правитель, а мы откликнулись на его просьбы, в Ливии не получится. Там эту миссия изображает Турция. А если мы не можем туда войти регулярными военными частями, то шансов по большому счёту никаких. Единственный вариант, если туда войска введёт Египет. У них армия достаточно мощная для региона. Но Египту это тоже не нужно. Как это ни странно, но все заинтересованы не в победе, а в процессе этой войны. Чтобы сохранять друг на друга давление. Турции ещё легче. Им достаточно контролировать Триполи и оставаться союзником формально законного ливийского правительства.

— То есть надежды на движение к мирному урегулированию и возврату переговорного процесса несостоятельны?

— Да. Конца у этой истории нет. Это будет очень не скоро. Такие конфликты идут очень долго. В том же Судане гражданская война шла 17 лет, прежде чем они договорились разделить страну. Ливия тоже в конечном итоге будет разделена. Правительство Сараджа не сможет установить контроль над восточной Ливией, над Киренаикой. Там у них своя собственная внутренняя разборка чисто ливийская. Объединить Ливию в прежних границах можно только силой. Причём серьёзной, как это удалось сделать в своё время Каддафи. Сейчас это нереально. Ливия всё равно будет разведена. Может, через несколько лет, может быть, позже. Но это будет другая история.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанки.ру»

Фото: Zuma/TASSАнатолий НесмиянХафтар на переговорах в Москве в 2018 году

Фото — скриншот Youtube информбюро Главного командования Ливийских вооруженных сил

Фаиз Сарадж

Фото — скриншот youtube BBC News

Наступление на Донбасс: нам пророчат беду

Ростовская область, 5 марта 2021. DON24.RU. Сегодня в Луганской и Донецкой Народных Республиках и вокруг них атмосфера накалена до предела, и создается это поле напряженности с помощью пессимистических прогнозов. В интернете уже перечислены «классические признаки подготовки к Донбасскому наступлению», названы «две точки масштабного удара ВСУ при атаке на Донбасс», а также «возможная дата» и «новейшее вооружение, на которое делаются ключевые ставки, – беспилотные летательные аппараты». Политологи утверждают, что украинское руководство вдохновилось успешной операцией Азербайджана в Нагорном Карабахе как примером молниеносного и безнаказанного захвата территории. Неужели действительно будет большая война или это очередное весеннее обострение?

Мы на плечи взвалили и войну, и нужду

Смелые прогнозы мы слышим систематически, и возможно, в этот раз они не безосновательны, но доверие к ним подорвано из-за того, что они не сбываются. Поэтому жители республики к ним относятся как к тому мальчику, который кричал: «Волк! Волк!». В одном из вариантов этой притчи хищники съели не только овец, но и пастушка тоже.

Почему все предсказатели врут, объяснил Аристотель: «Когда они говорят правду, им не верят». А в информационной войне все средства хороши.

В Луганске и Донецке, несмотря на военное положение, есть альтернативные СМИ. Работают они, конечно, в интернете и пользуются большим спросом, потому что распространяют информацию, отличную от официальной, подавая ее как инсайды и журналистские расследования. Причем с обратной связью.

В рейтинге перманентных слухов первый с конца – объединение ЛНР и ДНР. В Telegram-каналах и социальных сетях давно муссируется эта тема, даже проводился опрос, кого мы видим главой союзной республики, и на данный момент добавились подробности касательно механизма объединения – референдума.

«По нашим данным, вопрос объединения Республик в единое образование через референдум обсуждался в высоких кругах. Ну, и в качестве послесловия можно сказать, что, по некоторым данным, идет подготовка к выборам в ЛНР и ДНР. Сейчас готовятся списки и участки для мобильного голосования», – пишет одна из таких скрипучих «телег» под названием «Тайны Луганской Республики».

Еще одна постоянная тема инсайдов: комиссия из Москвы, которая едет/приехала, чтобы навести порядок в экономике, наказать виновных – унять завравшихся, уволить зарвавшихся и посадить проворовавшихся. Отдельным подпунктом идет смещение с занимаемой должности государственных чиновников, проваливших информационную политику.

Центральное место в прогнозах, безусловно, занимают судьба Донбасса и предстоящий силовой сценарий решения конфликта.

«Ждем очередного обострения на ЛБС (линия боевого соприкосновения – Ред.), о чем хотим предупредить наших военных. В Северодонецке замечена большая группа вояк из Польши. Местные питейные заведения переполнены пшеками и сопровождающими их укропами. Пьяные, громкие и разговорчивые поляки рассказывают, кто они такие: не просто вояки, а военнослужащие «Литполукрбриг», на секундочку», – сообщает телеграм-канал «Луганский инсайд» и поясняет, что полк «Литполукрбриг» создан при участии НАТО. В него входят литовские, украинские и польские военные. Автор утверждает, что украинские военные будут использоваться как пушечное мясо, а командовать наступлением в Донбассе будет оперативный штаб из Люблина.

Информация попахивает вбросом, особенно последнее предложение, хотя то, что в ВСУ присутствуют натовские инструкторы, известный факт. К тому же Украина давно заявляет о плане «Б», призванном закончить противостояние на юго-востоке, который заключается в «давлении всем миром на агрессора».

Льют свинцовые ливни

На заседании Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБОУ) 19 февраля киевские власти официально разрешили своим войскам вести ответный огонь. С тех пор количество обстрелов территории ЛНР увеличилось более чем в два раза, в том числе из минометов калибра 82 мм и 120 мм. В ДНР совсем жарко: в течение недели после знакового заседания погибли семь военнослужащих.

Начальник Генштаба ВСУ генерал-полковник Руслан Хомчак на пресс-конференции заявил, что Вооруженные силы Украины начали подготовку к наступательным действиям на урбанизированной местности. Означает ли это, что они собираются устроить нам Сталинград?

На повестке дня в Верховной Раде Украины – законопроект о создании территориальных центров комплектования и соцподдержки на базе военкоматов (№ 3553), который позволит в течение суток призвать на службу резервистов в особый период без объявления мобилизации.

Луганские телеграм-каналы сообщают, что Украина продолжает стягивать артиллерию в Донбасс: «Представители ОБСЕ зафиксировали на ж/д станции в н. п. Рубежное восемь самоходных гаубиц (2С19 «Мста-С», 152 мм) и четыре буксируемые гаубицы (Д-44, 85 мм)».

Авторитетный военный эксперт, подполковник запаса Народной милиции ЛНР Андрей Марочко утверждает, что все железнодорожные узлы, находящиеся под контролем Украины, забиты вооружением.

«Украина полностью игнорирует международных наблюдателей, которые запрашивают режим тишины. Республики Донбасса сделали соответствующие выводы. Поэтому и принято решение о превентивных мерах. Теперь если Народная милиция обнаружит развернутую батарею противника или движущуюся колонну техники, то ей разрешено открывать ответный огонь и подавлять врага. Это право позволяет исключить возможность обстрела территорий республик», – объяснил Андрей Марочко.

Речь идет о разрешении Народной милиции ДНР вести упреждающий огонь на подавление и уничтожение огневых точек противника. Ему предшествовал обстрел поселка Ленинское на юге Донецка, по которому за час было выпущено свыше 100 мин. Свое решение власти ДНР обосновали тем, что Киев нарушает условия перемирия, а международные наблюдатели никак не реагируют.

Напомню, что с 27 июля 2020 года стороны конфликта в Донбассе обязались соблюдать особый режим перемирия, которое должно продлиться до полного урегулирования конфликта. Это уже 21-я попытка, начиная с 2014 года.

ВСУ активно начали стрелять, как только изменилась официальная позиция Киева. Однако представитель украинской делегации в Трехсторонней контактной группе по Донбассу Леонид Кравчук не преминул обвинить в эскалации Россию. Дескать, обострение на линии соприкосновение является ответом РФ на санкции против депутата Виктора Медведчука и его жены, а также Тараса Козака, владельца трех оппозиционных каналов, которые решением Владимира Зеленского заблокированы «с целью защиты национальной безопасности, ибо стали одним из инструментов войны против Украины».

Абсурд? Но чем абсурднее версия, тем скорее в нее верят. Особенно на Западе. В этом нас убеждает ставшая уже классической история с «Новичком».

Международное сообщество в виде Евросоюза, США и Украины должно заставить Россию «уйти из Донбасса и Крыма». Именно после этого завершится донбасский конфликт. Так заявил Кравчук, комментируя обострение на фронте. Значит, решение СНБО – это часть спланированной кампании, направленной на срыв Минских договоренностей, причем таким образом, чтобы западным партнерам было очевидно: Украина не виновата, она лишь отвечает на агрессию. А кто первым начал стрелять, определить невозможно – доказано ОБСЕ.

Время вышло?

Верите ли вы в прогнозы? Я – нет. Я отношусь к той категории людей, которые читают прогнозы и заносчиво говорят: «Фигня это все». Политологи набивают себе цену, военные эксперты пугают, синоптики предполагают, доктора перестраховываются, астрологи – вообще шарлатаны.

Что случится завтра, знает лишь Господь Бог. Однако индустрия предсказаний процветает, ибо даже Фома Неверующий украдкой открывает прогноз, чтобы сказать свое пренебрежительное: «Не верю!» Но ведь открывает! Известный астролог Константин Дараган уверен, что до конца мая должно появиться принципиальное решение проблемы Донбасса:

«Оно придет извне и, очень вероятно, вопреки воле Президента Украины. Ничего не делать уже не получится, процесс начнет движение сам. Те, кто следит за моими прогнозами, помнят, что в 2014 году я прогнозировал 5–7 лет до реальных перемен в этом вопросе. Время бездействия, отпущенное историей для Украины, вышло. Полностью».

Экс-президент Кравчук о войне в Донбассе, Медведчуке и словах Байдена | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW

Экс-президент Украины Леонид Кравчук с июля 2020 года возглавляет украинскую делегацию в Трехсторонней контактной группе (ТКГ) по урегулированию конфликта в Донбассе. DW поговорила с ним о причинах обострения ситуации на фронте, о том, почему он критикует минские договоренности и о возможном участии США в урегулировании конфликта на востоке Украины.

DW: Вы уже полгода являетесь председателем украинской делегации в Трехсторонней контактной группе в Минске. Еще при назначении вы заявляли, что формат и структуру мирных переговоров необходимо изменить. Удалось ли вам чего-то достичь в этом направлении?

Леонид Кравчук: К сожалению, за шесть-семь лет минский переговорный процесс не принес реальных результатов. Война продолжается. Мы сейчас сталкиваемся с последствиями войны: обмен пленными, КПП, разнообразные гуманитарные проблемы. А причина остается — это война. Мы не смогли сделать серьезных шагов к миру.

Я всегда говорил, что пока мировое сообщество — Европа, США — все вместе, конечно, при активном и непосредственном участии Украины, не заставят Россию уйти из Донбасса и Крыма, не заставят Россию жить по нормам международного права, война не закончится. Даже если Украина к этому стремится.

— Правда ли, что Украина хочет в одностороннем порядке выйти из минского переговорного процесса?

— Нет, так мы не ставим вопрос. Мы говорим о том, чтобы минский переговорный процесс был дополнен более жесткими, более системными, более активными действиями. Например, мы хотим вести переговоры. Та сторона хочет, и мы хотим — значит, ведем переговоры. Если они не хотят вести переговоры, а стреляют и убивают, мы отвечаем тем же. Мы не можем наблюдать, как нас убивают, и называть это «провокациями». Это не провокации. Это реальные военные действия, которые приводят к гибели наших людей.

— Вы и раньше говорили о том, что если в украинских военных стреляют, то надо стрелять в ответ. Иначе, по вашим словам, Украину будут воспринимать как слабую.

— Безусловно.

— Разве это не противоречит принципам соблюдения режима тишины и миссии ТКГ?

— Может и противоречит, но не мы нарушаем режим тишины. Мы стреляем в ответ, а не начинаем стрелять. А если они стреляют и нарушают тишину, а мы не нарушаем, это вовсе не означает, что действует режим тишины. Режим тишины — это тогда, когда его придерживаются две стороны, а не одна.

— Зачем тогда вводится режим тишины? Зачем переговоры в Минске?

— Зачем? Я вам скажу. Когда два года назад я смотрел на Европу, чувствовалось, что Путин, благодаря своей мощной пропаганде, потраченным на это миллионам долларов, настолько заморочил головы обывателям Европы, что они действительно верили, что это — внутренняя война в Донбассе, внутреннее дело Украины. А сейчас, вот приехал Жозеп Боррель (Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности. — Ред.) из Москвы, и терминология совсем другая. Сам европейский подход стал совсем другой. То, что было при Трампе в США, и при Байдене сейчас — это тоже совсем другая риторика и совсем другие действия.

— Видите ли вы основания надеяться, что с новым президентом США изменят политику в отношении Украины и свое отношение к войне в Донбассе?

— Оно уже меняется. Я не слышал от Трампа никогда того, что за месяц сказал президент Байден о Крыме, о Донбассе, о помощи Украине — и летальное оружие, и помощь всеми средствами и возможностями, чтобы Украина могла защищать свою землю, а Россия ушла с украинской земли.

— Вы заявляли, что то, что происходит на востоке Украины, следует откровенно называть «войной». Как вы считаете, какие страны могут поддержать эту позицию?

— Насколько я вижу, скажем, в ЕС, никто из стран не говорит, что это — не война. Я часто общаюсь с командами, которые работали на Трампа и работают на Байдена, так вот они заявляют, что Россия — агрессор, оккупант, что должна уйти с территории Украины. Говорят, что не позволят России вести себя так, как она хочет, что ей придется выполнять нормы международного права. Вот риторика изменилась, изменилось видение, и эти изменения происходят не просто сами по себе, а под влиянием нашей терпеливой системной работы, которую мы проводим в минском формате и в «нормандском формате».

— Сообщение о гибели военных ВСУ участились в последние недели. Это эскалация конфликта?

— Не то, что эскалация ….  Есть элемент обострения ситуации, а не эскалации.

— С чем это связано сейчас?

— Я думаю, это связано именно с тем, что Украина начала более активно действовать, что Зеленский наложил санкции на пророссийские каналы за их пропаганду, ввел санкции против Медведчука. То есть они почувствовали, что Украина перешла от слов к делу. Плюс, как Европа оценила действия России, как обстоит дело с «Северным потоком — 2», выступления Байдена и его команды — все это вместе сыграло роль. Они поняли, что ситуация — не в их пользу. И они начали показывать, что они также имеют силу и могут что-то сделать.

— Можно ли это считать местью за то, как Украина отнеслась к Виктору Медведчуку и его команде? Я имею в виду санкции?

Владимир Путин и Виктор Медведчук

— Я не думаю. Это — не месть. Потому что они никогда не прекращали реализацию идеи, что Украина должна быть «под Россией», никогда. Если вспомните основной документ, принятый еще Ельциным, то одним из первых пунктов отмечалось, что Украина была, есть и будет в системе стратегических интересов России. Это еще при Ельцине. Этот тезис никто не отменял. Поэтому нам, чтобы окончательно оторваться от России, нужно реально стать членом ЕС, реально членом НАТО, реально получить статус особого партнера США. И это мы не просим. Мы знаем, что аппетиты России не заканчиваются на Украине.

— Санкции против Медведчука, участие Украины в блокировании процесса строительства и запуска «Северного потока — 2» и т.д. Все же следует ожидать какого-то ответа от России?

— Я думаю, они исчерпали возможные ответы. Теперь они делают вид, что там (в Донбассе. — Ред.) агрессии нет,  что это — внутреннее дело Украины, а Россия, мол, помогает навести порядок в Украине. Если станет очевидным, что это открытая агрессия, то на открытую агрессию будут открытые действия.

— Как это понимать?

— А что делать, если они пойдут на открытую агрессию? Нам что? Действовать по религиозному принципу: бьют по левой щеке, подставляй правую?! Я за дипломатические действия. Украина не начнет агрессию. Мы — за политико-дипломатическое процесс. Но если Россия начнет масштабную агрессию, мы будем защищаться силой! У нас нет выбора.

— Виктор Медведчук не меняет своей политики все семь лет с момента аннексии Крыма и начала конфликта в Донбассе. У вас есть объяснение, почему это произошло только сейчас?

— Во-первых, пять лет был президентом Петр Порошенко. Верховная рада даже приняла документ с просьбой ввести санкции против телеканалов. Порошенко этого не сделал. За это время каналы усилились чрезвычайно. Медведчук — это не просто человек, который не разбирается в ситуации, он — подготовленный юрист. И Зеленскому нужно было время для того, чтобы предпринять шаги, которые никто не смог бы отменить. И за год и пять месяцев Зеленский сделал то, что не сделал Порошенко за пять лет. Во-вторых, на днях Байден заявил конкретно, что не позволит России делать то, что она хочет. Таким образом Зеленский может опереться на единую мощную силу, которая может остановить Россию. Этой мощной силой являются США.

— Вы выступаете в эфирах программ российских телеканалов, за что вас в Украине критикуют. Зачем вы это делаете? С какой целью?

— Я придерживаюсь позиции, что главное — не то, с кем ты говоришь, а то, что ты говоришь. Когда я говорил на российском Первом канале, они включили Пушилина (Денис Пушилин — государственный деятель самопровозглашенной «ДНР»). Вот, представьте себе, я бы испугался и побежал с канала. Что бы обо мне подумали? Первый президент Украины испугался Пушилина? Я с ним не общался. Я ему задал один единственный вопрос. Он действительно хочет построения в Донбассе русского национального государства или нет? Если он хочет, то, о чем мы говорим на минской конференции?

Он сказал перед всем миром. Я добился, чтобы он дал официальный ответ. Есть еще кое-что. Кто ввел в минский формат руководителей тогдашних Донецкой и Луганской областей (подконтрольных боевикам районов этих областей. — Ред.)? Кто? Подписали вместе с Кучмой, с Россией документ, очень сложный для нас. И второе, в минском формате, на этих видеоконференциях, где Украина, ОБСЕ и Россия, присутствовали представители того же Пушилина — Дейнего и Никанорова. Я общаюсь с ними? Да. Но не я их туда вводил, а их ко мне ввели. Таким образом получается странная вещь, с представителями можно говорить, а по ТВ нельзя?

— Когда вы в последний раз лично общались с Путиным?

 — Очень давно. Он еще приезжал в Киев, когда Янукович был президентом, и я с ним общался тогда напрямую. После этого уже не общался.

— Если бы была такая возможность, что бы вы теперь ему сказали?

— Я бы сказал сначала, что для того, чтобы я с ним общался, он должен принять решение уйти из Украины. А так, общаться не о чем. Он является реальным врагом Украины. А не Пушилин, который, как и другие, ничего не решает, а лишь выполняет. Все решает Кремль и решает один человек в России. Имя этого человека — Владимир Владимирович Путин.

— Президент Порошенко обещал завершить тогда еще АТО за считанные недели, но не смог. Президент Зеленский также обещал мир, мол, надо просто прекратить стрелять. Как вы оцениваете прогресс в достижении мира Зеленским? Можно ли более чем через год уже говорить о том, что он не сдержал обещания?

Владимир Зеленский в Донбассе

— Все мы люди. И когда пришел Порошенко-бизнесмен, хотя он до того был и министром иностранных дел, и министром экономики, он думал, что сможет договориться. Он искренне в это верил. И говорил, что через неделю-две он завершит войну. Когда пришел Зеленский, он также думал, что можно в процессе дискуссии как-то договориться. А когда увидел, что с ними (с российской стороной. — Ред.) договориться нельзя, то заявил, что нужны изменения, документальные уточнения. Он сказал это на парижском саммите (саммит «нормандской четверки», который состоялся 9 декабря 2019 в Париже. — Ред.). И, кстати, это сказала и Ангела Меркель, что минские соглашения — это не высеченные на камне слова. По моему мнению, без изменения основных концептуальных позиций минского и «нормандского формата» мы не сможем добиться каких-либо успехов.

— Что именно нужно изменить?

— Вот, возьмите комплекс мероприятий. Те, которые утверждены и одобрены Советом Безопасности ООН. 9-й пункт — сначала выборы, потом безопасность и границы. Но мы же взрослые люди. Идет война. Можно ли в это время проводить выборы? Ну как? Вот таких пунктов там немало. Сначала надо вопрос безопасности решить. Решить вопрос границы, чтобы никто туда не лазил, как к себе за забор. То есть нельзя начинать с политических вопросов. Вот, один из примеров я вам привел.

— Дальнейшие переговоры в «нормандском формате» будут эффективными или нет?

Безусловно, но я хочу, чтобы к этому присоединились США. Кстати, первые встречи проходили в Женеве. Потом все перенесли в Минск, потому что так захотел Путин. И Франция, и Германия, и Украина — то есть Порошенко — поддержали это. Это именно Путин предложил, потому что ему лучше быть в Минске, где его друг Лукашенко, чем в Женеве. Так вот, в Женеве среди присутствующих был госсекретарь США, а потом сказали, что, мол, с Украиной здесь сами справимся, без США. Справились? А Порошенко просто обвели вокруг пальца. В политике нельзя уступать, когда одна сторона этого не хочет. В одностороннем порядке любые уступки является плохим знаком. Только шаги навстречу друг другу. Иначе это не политика, а капитуляция.

— То есть переговоры в «нормандском» формате нужно проводить в Женеве? С участием США?

— Можно в Париже проводить.

— А минские переговоры?

— Перенести нужно. Нельзя их проводить в стране, которая зависима от России на 100 процентов. В стране, где власть в диктаторских руках. Непонятно, как при таких условиях может действовать структура, которая борется за мир. Это нонсенс. Нужно выбрать место для переговоров.

Смотрите также:

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Самый маленький и самый южный пункт пропуска

    КПВВ «Гнутово» неподалеку от Мариуполя — самый маленький из пяти пунктов въезда-выезда в Донбассе. Ежедневно линию фронта здесь пересекают около 3500 гражданских. Это вдвое меньше, чем на других КПВВ. От этого шлагбаума — всего три километра до пункта пропуска «Октябрь» на стороне боевиков «ДНР».

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Путь через линию фронта лежит через Пищевик

    Особенность КПВВ «Гнутово» в том, что он находится непосредственно в населенном пункте — в поселке Пищевик. Местные жители, которых здесь осталось меньше 20, живут фактически на территории пункта пропуска. Родственники могут попасть к ним только после проверки. А с 5 вечера до 8 утра, когда КПВВ закрыт на ночь, для местных действует комендантский час — свободно передвигаться по селу нельзя.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Люди привыкли к жизни на КПВВ

    52-летний Андрей — самый молодой житель Пищевика. Он говорит, что благодаря пункту пропуска в селе относительно спокойно — только по ночам слышны пулеметные очереди. «Когда наши хлопцы зашли, установился порядок», — рассказывает мужчина. С пограничниками у местных — добрососедские отношения. «И хлебушка дадут, и водички помогут принести, — рассказывает соседка Андрея Антонина. — Хорошие ребята».

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Почти обычная сельская жизнь

    Большинство жителей Пищевика — пенсионеры. Некоторым помогают родные. Андрей остался один — жена умерла, а пенсии он не получает. Говорит, необходимые документы остались в Луганской области, на территории «ЛНР», где он до войны работал шахтером. Получить документы мужчина не может. Поэтому Андрей устроился уборщиком на КПВВ и держит хозяйство — 60 кур и три свиньи.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    В Пищевике — ни одного неповрежденного здания

    Во время активных боев в Пищевике были разрушены или повреждены почти все дома. В уцелевших вместо стекол в окнах — пленка с символикой международных организаций. В этот дом в 2016 году попала мина, рассказал нам Андрей. Хозяев во время обстрела не было дома. Сейчас они переехали в Мариуполь.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Укрытия на КПВВ держат наготове

    Последний раз КПВВ «Гнутово» обстреляли в мае 2018 года, рассказывают пограничники. Тогда по пункту пропуска выпустили две противотанковые ракеты. К счастью, люди не пострадали — были повреждены только два гражданских автомобиля. И хотя по пункту пропуска сейчас не стреляют, гарантировать, что тишина будет держаться и дальше, не может никто. Поэтому укрытия на КПВВ держат наготове.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Минные поля Донбасса

    Опасностей вблизи КПВВ хватает и без обстрелов. Поля вокруг и огороды местных жителей усеяны минами и ВПВ — «взрывоопасными пережитками войны», как специалисты называют неразорвавшиеся снаряды и гранаты. По данным международной организации HALO Trust, которая занимается разминированием, с начала войны в Донбассе на минах и ВПВ подорвались минимум 922 гражданских. 286 из них погибли.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Проверки, как на границе

    Проверки на КПВВ столь же суровы, как на настоящей границе. Пограничники со специально обученными собаками ищут оружие, взрывчатку и наркотики. Говорят, что «серьезная» контрабанда встречается редко. Несколько раз в месяц находят марихуану, которую люди перевозят для собственных нужд.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Война войной, а музыка играет

    64-летнего мариупольца Валерия проверки не пугают — в багажнике своего старого Volvo он везет только гармонь. Едет к родственникам в Новоазовск, оказавшийся под контролем самопровозглашенной «ДНР» — хочет сыграть для них во время застолья. Валерий очень ценит такие встречи — поездку «на ту сторону» он может позволить себе лишь раз в полгода.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Фронт совсем рядом с КПВВ

    До передовой от КПВВ «Гнутово» — менее двух километров. Именно этот отрезок фронта может стать четвертым участком, на котором состоится разведение сил украинской армии и боевиков «ДНР». Многие военные считают разведение ошибочным шагом. Говорят, что позиции, на которые их могут отвести, хуже нынешних.

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Петр и Иван

    Солдату Петру (слева) — 25 лет. На фронте он уже три года. Его командиру, лейтенанту Ивану (справа) — только 21, на войне он — три месяца. «Можно отвести только к нашей границе, — говорит Петр. — А отходить дальше на своей земле — это вообще нецелесообразно».

  • Жизнь на линии фронта на юге Донбасса

    Пушистый спецназ

    Пока нет обстрелов, вместе с военными под теплым приазовским солнцем греются кошки, которых можно встретить в каждом окопе. На этой позиции их рекордное количество — 25. Для военных такие соседи крайне важны, ведь они держат линию обороны против многочисленных мышей и крыс. К тому же, говорят солдаты, животные способны предчувствовать обстрелы.

    Автор: Николай Бердник

КАРТА Третьей мировой войны: ШЕСТЬ мест, где Третья мировая война может разразиться в 2021 году | Мир | Новости

Проблемы Третьей мировой войны возникли во всем мире после смерти иранского генерал-майора Касема Сулеймани в результате авиаудара США в январе 2020 года. Теперь, когда смертельная инфекция распространяется по всему миру, и протесты по поводу военного переворота в Мьянме вспыхнули по всему миру. world, что снова привело к проблемам Третьей мировой войны. Учитывая напряженные отношения между странами по всему миру, Express.co.uk составил руководство по горячим точкам, в которых Третья мировая война, скорее всего, разразится в 2020 году.

США-Иран

В пятницу, 3 января, США нанесли авиаудар с беспилотника после серии «спланированных» атак на базы коалиции в Ираке за последние несколько месяцев и нападений на посольство США в Багдаде. сделано по приказу генерала Сулеймани.

Президент США Дональд Трамп одобрил нападение на генерала Сулеймани, заявив, что это действие было предпринято для того, чтобы «сделать мир более безопасным».

В заявлении Пентагона говорится: «По указанию президента американские военные предприняли решительные оборонительные действия для защиты американского персонала за рубежом, убив Касема Сулеймани.

В нем добавлено: «Этот удар был направлен на сдерживание будущих планов нападения Ирана.

«Соединенные Штаты будут продолжать принимать все необходимые меры для защиты наших людей и наших интересов, где бы они ни находились по всему миру».

Теперь Иран поклялся «жестоко отомстить» и пообещал «превратить день в ночь».

Многие высокопоставленные иранцы окрестили это убийство «объявлением войны».

Дональд Трамп предупредил, что США могут действовать «непропорционально», если Иран нацелится на любого американского «человека или цель» в отместку за убийство генерал-майора Касема Сулеймани.

С тех пор Иран «непреднамеренно» сбил украинский пассажирский самолет, в результате чего погибли 176 человек.

На этой неделе иранский прокурор выдал ордер на арест Трампа и попросил поддержки Интерпола, однако правоохранительные органы отказались подтвердить ордер на арест.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Атака Ирана: украинский самолет сбит «случайно», утверждает США

США-Турция

Напряжение между США и Турцией за последний год обострилось, первоначально в результате разрешения США на Турция очистит сирийскую границу от поддерживаемых США курдов.

Однако сразу после этого США пригрозили Анкаре санкциями, что привело к росту напряженности.

Кроме того, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган высказал предположение, что у него есть чаяния в отношении Турции, которые могут использовать ядерное оружие.

В результате состояние американо-турецких отношений ухудшилось, вызывая опасения по поводу последующего воздействия на альянс НАТО.

Президент Эрдоган известен своей страстью к своему плану, который может довести Вашингтон и Анкару до крайности и отразиться на России, которая является соседней страной.

НЕ ПРОПУСТИТЕ
Иран на грани: помощник экс-Трампа раскрывает, почему именно США [INSIGHT]
Третья мировая война: ракетный удар убивает восемь проиранских ополченцев [РАЗЪЯСНИТЕЛЬ]
Мировая война 3 вспышка: эксперт BBC оглушил Newsnight в заявлении о катастрофе в Иране [АНАЛИЗ]

США-Северная Корея

Фундаментальная напряженность, лежащая в основе отношений между США и Северной Кореей, может привести к боевым действиям.

Напряженность в отношениях между двумя странами сейчас столь же высока, как и в любое время с 2017 года, и предстоящие выборы в США могут еще больше поставить под угрозу отношения.

Администрация президента Трампа, похоже, надеется, что сделка с Северной Кореей улучшит ее избирательные перспективы в ноябре.

Но Северная Корея практически не заинтересована в предложении Трампа.

Недавно Северная Корея пообещала «рождественский подарок», который, по мнению многих в Соединенных Штатах, будет заключаться в испытании ядерной или баллистической ракеты.

Однако это не так, но если страна все же проведет ядерное испытание, США могут быть вынуждены вмешаться.

В прошлый четверг судно Hai Yang Di Zhi 8 вышло из порта Санья на китайском острове Хайнань, и на этой неделе к нему присоединились суда CCG.

Эти суда находились в 92 морских милях от побережья вьетнамской провинции Биньдинь по состоянию на вчерашнее утро, глубоко в 200-мильной ИЭЗ, и их дополнительно сопровождали два корабля китайского морского ополчения, Dongtongxiao00235 и Min Xia Yu 00013, Radio Об этом сообщает «Свободная Азия».

Грегори Полинг, директор Азиатской морской инициативы прозрачности в Вашингтоне, сказал Ассоциации иностранных корреспондентов Филиппин на онлайн-пресс-конференции: «Совершенно очевидно, что Китай не собирается останавливаться.

«Если глобальная пандемия не заставит Китай успокоить ситуацию в Южно-Китайском море, этого мало.

« Первое, на что мы должны обратить внимание, — это международные экономические санкции.

» У нас никогда не было обсуждения о наложении санкций на лиц, стоящих за китайской морской милицией ».

«Китай признает, что у него есть морское ополчение, и это явное нарушение международного права.

« Они действуют в рамках той же политики, которая заключается в том, чтобы выходить, отстаивать права, беспокоить соседей, делать все, что вы хотите.»

США-Китай

Отношения между США и Китаем были особенно напряженными в последние годы.

Торговая сделка между двумя странами, казалось бы, снимет некоторую напряженность, но реализация остается под вопросом.

В настоящее время две крупнейшие в мире экономики заблокированы в ожесточенной торговой битве

Спор, который длится почти 18 месяцев, привел к тому, что США и Китай ввели пошлины на товары друг друга на сотни миллиардов долларов.

Президент Трамп давно обвиняет Китай в недобросовестной торговой практике и краже интеллектуальной собственности, в то время как в Китае бытует мнение, что США пытаются обуздать свое становление мировой экономической державы.

В то же время Китай демонстративно работал над обеспечением своих отношений с Россией, в то время как США вызвали споры как с Южной Кореей, так и с Японией, двумя своими ближайшими союзниками в регионе.

Дональд Трамп и президент Си поставили большую часть своей политической репутации на торговую ситуацию в каждой стране, и поэтому у обоих есть стимулы для дипломатической и экономической эскалации.

Если ситуация обострится, это может привести к военной конфронтации в таких районах, как Южное или Восточно-Китайское моря.

Напряжение обострилось на фоне пандемии коронавируса, когда Трамп обвинил страну в разработке смертельной инфекции в лаборатории.

Он утверждает, что видел доказательства, подтверждающие развитие коронавируса, полученные в китайской лаборатории.

Г-н Трамп объявил во вторник, что Соединенные Штаты разрабатывают строгий ответ на предложенный Китаем закон о национальной безопасности для Гонконга и что планы будут раскрыты к концу недели.

Основные конфликты, за которыми стоит следить в 2021 году: рост насилия в Афганистане

Лорел Миллер — директор азиатской программы Международной кризисной группы и бывший исполняющий обязанности специального представителя по Афганистану и Пакистану в Государственном департаменте США.

Хотя война в Афганистане уже является одной из самых смертоносных в мире, высок риск ее обострения в 2021 году. Зарождающийся хрупкий мирный процесс не уменьшил насилия, которому подвергаются афганцы, а рост целенаправленных убийств вызвал потрясение. через городские районы, хотя U.Соглашение между Южным и Талибаном, подписанное в феврале 2020 года, уменьшило угрозу талибов для персонала США. Это соглашение привело к началу мирных переговоров между афганцами в сентябре после нескольких месяцев задержки. Он также обязал Соединенные Штаты и Организацию Североатлантического договора (НАТО) полностью вывести войска к маю 2021 года, а Талибан — предотвратить использование афганской территории транснациональными террористическими группировками для угрозы Соединенным Штатам и их союзникам. В настоящее время выжидательная позиция сторон в отношении приходящей к власти администрации Байдена — особенно внимательно следящих за сигналами приверженности или нет — в отношении февральской сделки — замедляет переговоры.Афганское политическое урегулирование к маю практически невозможно, и рост насилия и потенциальный провал мирного процесса были определены как главная проблема для политиков США в Обзоре превентивных приоритетов этого года.

Подробнее на:

Афганистан

Предотвращение конфликтов

Есть два основных сценария роста насилия. Во-первых, если в этом году Соединенные Штаты выведут все силы без политического урегулирования, мирный процесс рухнет, и последующая борьба за власть, вероятно, приведет страну к более кровавой и многосторонней гражданской войне.Во-вторых, если Соединенные Штаты выдержат майский крайний срок, не достигнув новой договоренности о сроках с Талибаном, или решат сохранить на неопределенный срок, пусть даже небольшую, военную миссию, то Талибан снова будет оспаривать присутствие США, и насилие, вероятно, возрастет. . В любом из этих двух сценариев разочарование стран региона, которые ожидают ухода Соединенных Штатов и получения талибами доли законной власти, вероятно, проявится в усилении поддержки повстанческой группировки.Если мирный процесс будет продолжаться в течение 2021 года, то наиболее вероятен более или менее статус-кво уровня насилия; Талибан, вероятно, не согласится на прекращение огня, пока не получит взамен значительные политические выгоды. Лучшим сценарием для снижения уровня насилия был бы резкий прогресс в мирном процессе, но это наименее вероятный сценарий на 2021 год.

Сила во всем мире

CFR Эксперты исследуют, как Соединенные Штаты могут избежать войны, остаться сильными и сохранить мир.

Ежемесячно.

Администрация Байдена, вероятно, предпочтет и дальше сворачивать американское участие в войне в Афганистане, но ей придется сделать сложные вычисления. Ему придется решить, оправдывает ли остающийся риск терроризма, исходящего из Афганистана, сохранение присутствия войск, несовместимого с каким-либо политическим урегулированием с Талибаном. И ему придется учитывать, что сохранение там войск повлечет за собой ответственность администрации за сохранение U.Роль С. в двадцатилетнем конфликте. Хотя различные прямые последствия для безопасности США, связанные с выбором между пребыванием и отъездом, могут быть минимальными, администрации также придется взвесить политические издержки уродства, которое может последовать за уходом в отсутствие политического урегулирования, включая возможный крах Кабула. правительство, новые потоки беженцев и сокращение свобод женщин и других лиц. Афганистан сейчас не является важной проблемой в Соединенных Штатах, но может стать таковой в этих обстоятельствах.Путь наименьшего сопротивления может продлить даже неэффективный мирный процесс. У этого мирного процесса все еще есть некоторые шансы на достижение наилучшего результата, но неизвестно, как долго этот процесс может продлиться после крайнего срока в мае.

Подробнее на:

Афганистан

Предотвращение конфликтов

Сделка

Трампа по прекращению войны в Афганистане оставляет Байдена « ужасную ситуацию »: NPR



ТЕРРИ ГРОСС, ХОЗЯИН:

Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.Я Терри Гросс.

Одним из предвыборных обещаний Дональда Трампа было положить конец войне в Афганистане. В прошлом году он заключил с талибами соглашение о выводе всех сил США к 1 мая 2021 года. До этого осталось меньше двух месяцев. В этом соглашении не были представлены члены афганского правительства. Сейчас они ведут переговоры с талибами. Тем временем президент Байден, унаследовавший сделку с Трампом, стоит перед трудным выбором, как объясняет мой гость Декстер Филкинс в своей новой статье в The New Yorker.Если Байдену удастся вывести войска, он положит конец войне навсегда. Но с уходом американских войск может вспыхнуть гражданская война, власть сможет взять на себя Талибан, а война, в которой воевали американцы, может быть сочтена неудачей.

Филкинс находился в Афганистане в декабре и январе. Он начал вести репортажи из Афганистана в 90-х годах. Он освещал войны в Ираке и Афганистане для The New York Times и присоединился к The New Yorker в качестве штатного писателя в 2011 году. Он придумал фразу «Вечная война», которая является названием его ставшей классической книги о войнах в Ираке. и Афганистан.Он выиграл в 2008 году Национальную премию кружка книжных критиков. Филкинс также получил Пулитцеровскую премию, две премии Джорджа Полка и три награды зарубежного пресс-клуба. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Мы вчера записали интервью.

Декстер Филкинс, добро пожаловать на «СВЕЖИЙ ВОЗДУХ». Прошло много времени. Вы хорошо себя чувствуете?

ДЕКСТЕР ФИЛКИНС: Да. Спасибо.

GROSS: Приятно снова видеть вас на нашем шоу. Итак, давайте начнем со сделки, которую Трамп заключил с Талибаном.Вы можете нам описать сделку?

ФИЛКИНС: Сама сделка проста, но она как бы запускает каскад других вещей, которые не так просты. Но в соглашении в основном говорится, что Талибан не будет убивать американцев, и мы не будем атаковать Талибан. И если все пойдет хорошо, и Талибан согласится не поддерживать какой-либо терроризм против Соединенных Штатов или не допускать террористов в стране или на какие-либо базы, Соединенные Штаты уйдут, опустятся до нуля и выведут все свои силы. до 1 мая.

Итак, в настоящий момент сегодня у США есть около 2500 военнослужащих, а также есть около 5000 других европейских военнослужащих НАТО, которые находятся там, но которые как бы ждут, когда США примут решение. Так что сейчас в стране около 7500 военнослужащих.

GROSS: Таким образом, решение НАТО не полностью зависит от того, выйдем ли мы к 1 мая.

ФИЛКИНС: Нет, но они все как бы смотрят. Я думаю, будет справедливо сказать, что если СШАне остается, значит, европейцы не останутся. И поэтому я думаю, что все, что эффективно решит Байден, определит будущее усилий Запада в этой стране.

GROSS: У Трампа был способ — он умеет игнорировать нормы, нарушать условности. Нарушал ли он нормы и условности, когда он — когда его администрация заключала эту сделку?

ФИЛКИНС: Ну, да. Да, конечно — точно. Я имею в виду, что первое — самое очевидное в этом соглашении — это то, что афганское правительство не участвовало в нем.И, я имею в виду, причины для этого довольно сложные, но по сути, вы знаете, США были — они вели переговоры с Талибаном о том, выводить ли свои войска, а не с афганским правительством, которое размещает войска. .

И, конечно же, Талибан, ребята, которые сидят напротив за столом — вы знаете, эти ребята считались террористами, понимаете? И они — это те ребята, которые дали убежище Усаме бен Ладену перед терактами 11 сентября. Итак, это люди, которых мы даже не признали.Мы не признали их легитимность. И, знаете, мы их активно пытаемся убить. А теперь мы сидим напротив них за столом.

И еще одна вещь, которая была довольно необычной в том, как проходили эти переговоры, заключалась в том, что американские дипломаты пытались согласовать своего рода график вывода войск. И, знаете ли, здесь присутствует определенное количество блефа: если мы не заключим желаемую сделку, мы не откажемся от сделки. Но пока они делали это в течение 2019 года и в начале 2020 года, президент Трамп просто в одностороннем порядке объявлял о выводе войск.Я собираюсь вывести всех, или я собираюсь — мы собираемся сократить до 7000 солдат, начиная с этого момента. И он ни с кем не советовался и даже не обязательно говорил своим переговорщикам, что делает это. Так что он буквально как бы отнимал у них их палки за столом, пока они это делали.

Так что все было немного нетрадиционно, но есть согласие. Он был подписан в феврале прошлого года, феврале 2020 года. И в нем говорится, что США выведут все свои силы к 1 мая.И что примечательно, с февраля 2020 года ни один американский солдат не погиб в Афганистане. Таким образом, Талибан, по сути, сдержал свое слово.

БРУТТО: ОК. Но в каком-то смысле это очень узкое соглашение. Это между Талибаном и США. Афганское правительство в него не входило. В соглашении говорится, что талибы не будут убивать американцев — готово. Но талибы активизируют убийства афганцев. Я имею в виду, они увеличивают свою мощь. Они вторгаются в города.Совершается все больше и больше целенаправленных убийств женщин, журналистов, образованных людей, которые считаются образованной элитой, людьми, которые в прошлом выступали против Талибана. Итак, я имею в виду, они не соглашаются ни с чем, кроме: «Хорошо, мы не собираемся вас убивать, ребята». Мы собираемся убить афганцев. Это — но это не часть сделки.

ФИЛКИНС: Это не часть сделки, и это ужасная ситуация. Это ужасная ситуация. И трудно не прийти к выводу, если вы отойдете и посмотрите на это, что настоящая цель этого соглашения, и я думаю, что президент Трамп даже сказал это, просто убежать.США собираются уйти и предоставить афганское правительство и Талибан друг другу, что, я думаю, почти наверняка означает гораздо больше насилия и, возможно, что-то вроде гражданской войны. Но вот что — это своего рода подтекст всего этого.

Итак, талибы — лидеры сидят за столом, и они прямо сейчас ведут переговоры с афганским правительством о каком-то мирном соглашении, ну знаете, о прекращении огня или о каком-то временном правительстве, тому, что должно положить конец война.Но в то же время они делают это, они начали эту очень агрессивную кампанию убийств, которая в основном нацелена на элиту и образованные классы, людей и женщин — людей, которые больше всего выиграли, и людей, которые действительно получили вышла на первый план после 11 сентября. Это поколение 11 сентября, поколение после 2001 года, которое, по сути, разрешили Соединенные Штаты. А так это образованные люди. Это женщины. Это активисты за права женщин. Это люди со степенями магистра и доктора философии.D.s. И они нацелены на них — судей, адвокатов, журналистов, сотрудников гуманитарных организаций — одного за другим. Так что я думаю, что с момента подписания мирного соглашения мы приближаемся к 500 убийствам.

А буквально вчера, например, в Джелалабаде, городе к востоку от Кабула, были убиты три женщины-журналистки, три молодые женщины. И это для меня — это символ. Я имею в виду, что это — они женщины из страны, которая — не признает — полностью признает права женщин.И они вроде как там, и они рискуют своими жизнями, и они, вы знаете, ведут хороший бой. И трое из них были убиты, почти наверняка талибами.

Так вот что происходит. Итак, я думаю, если вы … если мы отойдем в сторону и посмотрим на эти переговоры, эти мирные переговоры, мы подумаем: хорошо, это гонка. Собираются ли они заключить сделку или это — или афганское государство рухнет первым перед этим натиском талибов? И вот что во всем этом так тревожно.

ГРОСС: Итак, какова сейчас роль администрации Байдена в продолжающихся переговорах между талибами и афганским правительством?

ФИЛКИНС: Что ж, администрация Байдена унаследовала все это, верно? Итак, они унаследовали войну, а затем они унаследовали дату вывода 1 мая, то есть Соединенные Штаты выведут все свои силы к 1 мая. Что они делают? И вот — вся эта штука, эти — этот набор действительно невозможных выборов, это просто было там, оставлено для них, осталось ждать их, когда они войдут в Белый дом.

Итак, Байден должен решить, что он собирается делать, потому что быстро приближается дата, когда США должны пойти на ноль. И, действительно, сейчас мы как бы находимся в таком положении. Если США не начнут собирать вещи — буквально паковать вещи — они не смогут выбраться оттуда к 1 мая. Так что им — Байдену нужно немедленно принять решение.

И я думаю — я был в комнате с офицером разведки, который проводил инструктаж некоторых американских солдат. И она сказала: смотри; если мы все еще здесь после 1 мая, а может быть, это игра.Вы знаете, вы можете ожидать, что Талибан снова начнет преследовать американцев. Итак, война возвращается. Война вернется 1 мая, если мы еще там.

ГРОСС: Что ж, позвольте мне снова вас представить. Если вы только присоединяетесь к нам, мой гость — штатный писатель New Yorker Декстер Филкинс. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Поговорим подробнее после перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК СЛОУБЕРНА «КОГДА ВОЙНА БЫЛА КОРОЛЕМ»)

БРУТТО: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.Вернемся к моему интервью со штатным писателем New Yorker Декстером Филкинсом. Его новая статья озаглавлена ​​«Последний выход из Афганистана: приведут ли мирные переговоры с талибами и перспектива вывода американских войск к прорыву или краху?» В прошлом году Трамп подписал мирное соглашение с талибами, в котором США согласились вывести все свои войска из Афганистана к 1 мая, что осталось менее чем через два месяца, оставив президента Байдена перед трудным выбором.

Итак, какова сейчас роль администрации Байдена в продолжающихся мирных переговорах между правительством Афганистана и Талибаном?

ФИЛКИНС: Ну, они пытаются их удержать.Я имею в виду, что это то же самое — это в основном та же американская дипломатическая команда, которая находится в Дохе в Катаре, в этом крошечном микрогосударстве на Ближнем Востоке, где и продолжаются эти переговоры. Американские дипломаты, которые находятся там сейчас, — те же самые, что были там при Трампе. И они пытаются заключить сделку. Я имею в виду, они пытаются это сделать. И я не думаю, что кто-то вообразит, что к 1 мая будет заключено мирное соглашение. И вот в этом своего рода загвоздка: Байден не собирается заключать мирное соглашение, чтобы сказать: «Эй, я могу». приведи все войска домой, и я могу придерживаться этой даты.Так что он будет делать? Ему придется решить. И я почти наверняка думаю, что к 1 мая не будет мирного соглашения. Итак, Байден должен решить, оставить ли мне войска и нарушить это соглашение, заключенное Трампом, или мы собираемся и уходим?

ГРОСС: Наверное, сейчас за столом переговоров между Талибаном и афганским правительством должно быть действительно очень интересно, потому что, как вы знаете, некоторые люди, ведущие переговоры от имени афганского правительства, являются жертвами талибов.И некоторые из участников переговоров с талибами были заключенными в Гитмо. Не могли бы вы немного описать динамику переговоров, исходя из того, что вам известно?

ФИЛКИНС: Ага. Это действительно поразительно. Это — и это своего рода резкая распила, потому что я был в Афганистане несколько недель, а Афганистан — это невероятно красивое место. Большинство ваших слушателей видели его кадры. Но он очень плохой, и он вроде как на грани, и он разваливается. Я сел в самолет и приземлился в Дохе в Катаре.И вы знаете, Катар — это своего рода сказочно богатый, на самом деле просто эта крошечная страна, сидящая в этом океане природного газа. Так что это сказочно богато. Итак, вы чувствуете, что приземлились в Бока-Ратон. И в целом — вы знаете, и вы все время ходите по торговому центру. И, я имею в виду, это великолепно. Итак, есть отель, этот сказочный курорт под названием Шарк — S-H-A-R-Q — и именно там останавливаются все переговорщики. И так — и это само по себе странно, потому что вы ходите по отелю и наблюдаете за людьми.Есть женщины в бикини. И люди расслабляются, и сидят у бассейна. А еще там ходят парни из Талибана, ну знаете, со своими бородами и тюрбанами. Так что это действительно поразительно.

Но когда они все собрались в комнате, я думаю, можно с уверенностью сказать, что это было действительно напряженно. Итак, с одной стороны, у вас было афганское правительство, и большинство из них сильно пострадали. То есть переговорщики — один из переговорщиков, его отец был убит талибами. Еще у одного три члена семьи были убиты талибами, один из них всего за несколько недель до этого.Итак, они садятся. А с другой стороны — переговорщики Талибана, большинство из которых находились в тюрьме Гуантанамо более десяти лет, а еще один из них более десяти лет находился в не очень приятной пакистанской тюрьме. Так что уровень горечи и настоящей ненависти довольно высок.

Итак, вы знаете, Талибан сел и сказал: мы … вы, ребята, — сборище лакеев Соединенных Штатов. И так было много — это было очень напряженно. Талибан несколько раз уходил.Поначалу они даже не хотели разговаривать друг с другом. Так что … это то, через что им пришлось пройти изначально.

GROSS: Вы действительно сидели за столом переговоров, когда были в Дохе?

ФИЛКИНС: Нет, нет. Я просто торчал за пределами комнаты, когда они были — и я мог получить их, когда они были — я мог получить их, когда они выходили. Но я был там, когда шли переговоры.

GROSS: Вы могли заметить реакцию на лицах талибов, когда они вступали в контакт с женщинами в бикини в коридоре или холле отеля или, что еще хуже, в лифте? Может, они бы не поднялись на лифте.

ФИЛКИНС: Изначально у талибов — членов движения «Талибан» были настоящие проблемы с женщинами, женщинами — и особенно с женщинами-переговорщиками в афганском правительстве. И афганское правительство было действительно твердо в этом отношении. Мы собираемся привести женщин к столу, и они будут говорить за права женщин, знаете, будь что будет, нравится вам это или нет. И изначально у Талибана с этим была настоящая проблема. И вот, например, одна из них — одна из женщин-переговорщиков, женщина, которая фигурирует в моей статье по имени Фавзия Куфи, она была — она ​​рассказала кучу действительно ярких историй.Но в какой-то момент они все ужинали. Они сидели друг напротив друга. Напротив Фавзии сидели талибы.

И, вы знаете, их было где-то трое. И они вдвоем не стали на нее смотреть. И они как бы очень вежливо ее спрашивали, может быть, вы хотели бы сесть за другой столик, потому что им это просто доставляет дискомфорт. А потом один из талибов даже не смог взглянуть на нее. И он просто продолжал смотреть в пол. И вот Фавзия сказала мне, она сказала, что я просто решила — я взяла тарелку шашлыка.И я предложил ему шашлык. И парень из Талибана засмеялся и сказал: вы знаете, мисс Куфи, вы очень опасная женщина. А потом все засмеялись. И это вроде как сломало лед. И они ладили с вещами.

Итак, я думаю, они приближаются. Но это действительно хороший вопрос, потому что, как вы знаете, расширение прав и возможностей половины населения Афганистана, женщин, вероятно, является самым большим достижением войны. Я имею в виду, что женщинам не разрешали ходить в школу до 2001 года. Итак, если вы говорите с кем-то вроде Фавзии, которая действительно образована, член парламента в течение 14 лет, очень сильный защитник прав женщин, — говорит она, — я хочу, чтобы они видели женщин.Я хочу, чтобы они посмотрели нам в глаза и увидели, что мы сильны и независимы, и мы собираемся высказать свое мнение. Я хочу, чтобы они это увидели, потому что им нужно к этому привыкнуть. Это новый Афганистан.

ГРОСС: Женщина, о которой вы говорили, которая сейчас ведет переговоры, она пережила покушение. Когда она впервые появилась за столом переговоров, ее рука все еще была в гипсе, потому что ее рука была разбита пулями.

ФИЛКИНС: Это невероятная история.Итак, Фавзия Куфи, которая живет в Кабуле, депутат парламента, действительно интересная женщина — член парламента уже давно. Фактически, 10 лет назад — 11 лет назад, когда она была в парламенте, талибы пытались убить ее. Впервые. Буквально в августе прошлого года, когда она была в Кабуле, она уехала из города на похороны со своей дочерью. И когда она возвращалась, две машины подъехали к ней и расстреляли ее. Они ранили ее. Они ушли. Но она выжила. А переговоры с талибами начались буквально через пару недель.Итак, она … вы знаете, она поспешила в больницу. Они залатали ее. Они установили ее руку, ее сломанную руку. И она прилетела в Доху на встречу с талибами.

И она описала мне момент. Я имею в виду, что я почти … наверняка, Талибан совершил покушение. Так она описала мне момент. Я пошел в отель «Шератон». И я вошел в вестибюль в повязке. И я видел лидеров Талибана. И все смотрели на мою руку. И она сказала, как видите, я в порядке.Но это вроде … вот что происходит. Это, наверное, один из самых драматических парадоксов этих мирных переговоров: они разговаривают на этом прекрасном курорте. Но война продолжается. И они буквально пытаются убить переговорщиков.

ГРОСС: Вероятно, для семей солдат было бы очень важно иметь возможность вернуть эти войска домой.

ФИЛИКИНС: Определенно. Конечно. Я думаю, что … но дилемма состоит в том, что бы чувствовали эти семьи и семьи других солдат, а также американский народ и регион, что бы все чувствовали, если бы Соединенные Штаты ушли, а затем, в течение нескольких месяцев, Афганское государство развалилось и фактически было захвачено талибами? Мне нетрудно представить, если U.С. уходит в ноль. Это довольно легко представить. И вот с чем мы останемся.

И я думаю, если — как своего рода историческая параллель, если вы вернетесь в Ирак в 2011 году, Обама, президент Обама, вывел все американские силы. Все были этому очень довольны. Иракцы, иракское правительство, американские офицеры — все в основном заявили, что иракское государство не сможет выстоять самостоятельно, если вы сделаете это. И президент Обама решил пойти на ноль. Он вывел все войска. И Ирак практически распался.ИГИЛ вторглось, захватило, знаете ли, половину страны. Нам пришлось вернуться. И вот — я думаю, что то, что произошло в Ираке, нависает над ожидающим решением в Афганистане. Поэтому я думаю, что будет справедливо сказать, что люди в Белом доме прямо сейчас, Байден и Совет национальной безопасности, я думаю, они действительно борются.

ГРОСС: Чтобы понять, что делать?

ФИЛКИНС: Да, потому что они должны решить. Я имею ввиду, это на столе. Итак, вы знаете, есть соглашение, подписанное президентом Трампом, в котором говорится, что к 1 мая все американские войска уйдут или война начнется снова.

ГРОСС: Хорошо. Давайте сделаем еще один перерыв, Декстер. Если вы только присоединяетесь к нам, мой гость — Декстер Филкинс. Он штатный писатель The New Yorker. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Мы поговорим еще после небольшого перерыва. Я Терри Гросс. А это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК «БАЛЬЗАМА АЛЬБЕРТО» ТЭЙЛОРА ХАСКИНСА)

БРУТТО: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Я Терри Гросс.

Вернемся к моему интервью с Декстером Филкинсом, штатным писателем The New Yorker.Его новая статья озаглавлена ​​«Последний выход из Афганистана: приведут ли мирные переговоры с талибами и перспектива вывода американских войск к прорыву или краху?» В рамках соглашения, подписанного Трампом с талибами в прошлом году, США должны вывести все оставшиеся войска к 1 мая этого года. Тем временем талибы активизируют свои атаки, вторгаются в города и совершают убийства — не американцев, а афганцев.

Декстер Филкинс начал освещать Афганистан в конце 90-х, а также освещал войну в Ираке.Его книга «Вечная война» является отмеченной наградами классикой тех войн. Мы вчера записали интервью.

Итак, сейчас многое поставлено на карту для афганского народа, и во многом будущее Афганистана будет зависеть от того, как президент Байден решит поступить, соблюдая мирное соглашение или нет, выводя войска или нет, его участие — его администрация. участие в будущем Афганистана. Давайте поговорим о том, что поставлено на карту для Афганистана, потому что, как вы знаете, мы вторглись в Афганистан после 11 сентября.Это было чуть меньше 20 лет назад. Я имею в виду, что годовщина 11 сентября этого года, годовщина терактов «Аль-Каиды». А «Аль-Каида» скрывалась в Афганистане, получив убежище от талибов, которые тогда контролировали Афганистан.

Вы посетили Афганистан, когда Талибан контролировал страну. Просто расскажите нам немного о том, какой была жизнь при талибах, чтобы мы действительно поняли, что сейчас поставлено на карту.

ФИЛКИНС: О, черт возьми.Это было давно. Я совершил свою первую поездку в 1998 году, когда у власти были талибы. И «Аль-Каида» была там, и ходили какие-то слухи о тренировочных лагерях. Но я помню, что страна была полностью разрушена. Я имею в виду, это было в абсолютных руинах. И когда я въехал, когда я пересек границу с Афганистаном, там были старые русские танки, советские танки, оставшиеся с войны, перевернутые, взорванные, повсюду по дороге, вплоть до Кабула. И это было повсюду. И были тысячи и тысячи наземных мин, которые все еще были закопаны повсюду.Страна была совершенно разорена. То есть электричества почти не было. Телефонов не было. Там ничего не было.

И мой первый день была пятница. И талибы пришли в мой гостиничный номер, где окна были выбиты и не было горячей воды, и они сказали: о, мы хотели бы пригласить вас на публичную казнь и ампутацию. Хотим, чтобы вы были нашим почетным гостем. Итак, в пятницу днем ​​я пошел на спортивный стадион в Кабуле и смотрел. Я сел на 50-ярдовой линии.И я смотрел казнь и ампутацию. Ампутация была сделана вору, который … он был карманником. И казнили человека, убившего другого человека в каком-то споре об ирригации. И они читали Коран, когда этого человека казнили.

Вот как там было. Это было похоже на средневековье — в некотором роде, до средневековья. Я имею в виду, он был полностью разрушен. А Талибан тогда, я думаю, будет справедливым сказать, что они были из другого времени. Итак, страх, который сейчас навис над афганским обществом — и, конечно же, городским образованным афганским обществом — вернется ли он? И я думаю, что самый большой вопрос, нависший над этими переговорами, заключается в том, какая часть афганского государства, которое в основном было построено Соединенными Штатами ценой огромных жизней и денег — это примерно 2 триллиона долларов, тысячи жизней американцев и жизней афганцев — сколько из этого выживет?

И я думаю, будет справедливо сказать, что одним из знаковых достижений за последние 20 лет стало расширение прав и возможностей женщин, которым не разрешали ходить в школу, по сути, они не могли оставаться на работе.Теперь они везде. Они в состоянии. Они в парламенте. Есть врачи. Есть юристы. Есть кандидаты наук. Это изменило общество. И это для меня — вот что действительно висит на волоске. И примерно половина населения — что будет с женщинами? И поэтому я попытался немного изучить это, когда был там. Но я думаю, будет справедливо сказать, что среди женщин там больше страха, особенно среди образованных женщин, чем где-либо еще.

GROSS: Можете ли вы описать, как Кабул физически изменился с помощью американских денег, американских войск и войск НАТО? То есть мы много вложили.Некоторые из них могут быть напрасными, но некоторые из них — я имею в виду, вы можете физически и — вы знаете, в дополнение к новым свободам, которые были завоеваны для женщин, вы можете физически увидеть различия. Как, например, с точки зрения зданий, инфраструктуры, как Кабул изменился?

ФИЛКИНС: О, черт возьми. Это так сильно изменилось. Я имею в виду, когда я впервые приехал туда в 90-х, когда Талибан был в правительстве, там почти не было машин. Были конные экипажи. Половина зданий в городе была повреждена или разрушена.Повсюду были старые ржавые советские танки. Электричества не было. Телефонов не было. Это было просто … это было досовременным. Теперь это … пробки круглосуточно. Есть многоэтажные жилые дома. Женщины видны повсюду — некоторые из них в одежде, некоторые нет, женщины в джинсах, молодые люди повсюду, люди с телефонами, магазины, полные всякой всячины. Он полностью изменился.

И я думаю — действительно странно то, что — вы знаете, переговорщики Талибана, которые сидели за столом в Дохе, они не возвращались в Афганистан с тех пор, как большинство из них, в течение 20 лет.Они попали в плен. Их отправили в Гуантанамо. Они этого не знают. Они этого не видели. Так что они вроде бы знают это теоретически, но я думаю, что они были бы шокированы. Кабул, который они помнят, похож на … это было около ста лет назад.

Итак, что же произойдет? Я имею в виду, и я не знаю — что бы они сделали, если бы они сейчас вошли в Кабул, а могут? В какой-то момент они могут войти с оружием, в зависимости от ситуации. Что они увидят, когда окажутся там? И я думаю, знаете, это страх, но это действительно большой вопрос, на который нет ответа.

GROSS: Это так интересно, потому что они не только живут в средневековом или досредневековом обществе, они не были в Кабуле 20 лет. Они живут в пузыре времени. Так что это действительно интересное восприятие.

ФИЛКИНС: Это самое странное. Так что большинство из них — большинство переговорщиков Талибана жили в таком досовременном обществе. Их взяли в плен в 2001 или 2002 годах. Их отправили в Гуантанамо, где они прожили в тюрьме, этой тропической тюрьме, более десяти лет.И с 2014 года они живут, оплатив все расходы, в таких красивых таунхаусах в Дохе, Катар. Но они не вернулись в свою страну. И это очень странно. И когда вы прогуливаетесь вокруг отеля Sharq, этого великолепного курортного отеля, они — парни из Талибана ходят вокруг. И у них — вы знаете, у них есть свои бороды и тюрбаны, и они выглядят как 2001 год.

ГРОСС: Они что-то вроде официального руководства Талибана сейчас?

ФИЛКИНС: Да, это хороший вопрос.Они есть. Я имею в виду, что они действительно есть. Вы знаете, что есть командиры и люди, которые находятся ближе к полю боя, в Пакистане и Афганистане. Но самое интересное было — я имею в виду, что они, кажется, контролируют движение. Соединенные Штаты провели такой временный тест, где сказали: прекратите стрельбу на неделю. И они это сделали. Талибан никого не убивал неделю. Это было несколько месяцев назад. Но США хотели проверить степень контроля стариков в Кабуле над движением, которое распространилось по всей стране, вы знаете, распространилось по всему Афганистану.И это сработало. Они в основном — выключили. И это как бы говорит вам о том, что они на самом деле главные.

GROSS: Если вы только присоединяетесь к нам, мой гость — штатный писатель из New Yorker Декстер Филкинс. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Мы поговорим еще после небольшого перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК МУЗЫКИ)

БРУТТО: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Вернемся к моему интервью со штатным писателем New Yorker Декстером Филкинсом.Его новая статья озаглавлена ​​«Последний выход из Афганистана: приведут ли мирные переговоры с талибами и перспектива вывода американских войск к прорыву или краху?»

Итак, если пожилые люди, пожилые талибы, которые провели так много лет в тюрьмах и сейчас фактически помещены, по сути, в роскошный домашний арест в Дохе, они … похоже, что они, вероятно, в значительной степени не в курсе, поскольку вы описали. Они не видели Кабул очень давно, много лет. В их стране так много вещей, о которых они не знают из первых рук.Так что это значит для их войны, для их будущего как лидеров?

ФИЛКИНС: Это большой вопрос. Я имею в виду, план, своего рода американский план, состоит в том, чтобы собрать афганское правительство, собрать талибов вместе, и если все это сработает, вы знаете, у нас будет прекращение огня, а затем есть временное правительство, в котором все — в основном, люди за столом — собираются вместе и формируют правительство. Потом пишут что-то вроде новой конституции. Они вроде как волшебным образом договариваются обо всем и, когда-нибудь, проводят общенациональные выборы.И это все.

Но я думаю, что вопрос в том, что мы просто не … я имею в виду, мы не знаем, смогут ли они заключить сделку. Но мы больше не знаем, чего они хотят. Я имею в виду, и мы не знаем, изменится ли это, когда они вернутся в Афганистан и увидят, как изменилось место. И поэтому мы просто не знаем. Я думаю, что мы действительно знаем прямо сейчас, что две стороны, афганское правительство и Талибан, довольно далеки друг от друга. Вы знаете, я имею в виду, что талибы в основном … вы знаете, они в основном говорят, что мы хотим Исламский Эмират и, вы знаете, шариатские суды и все такое.Я имею в виду, что это целая книга пьес 20-летней давности.

Итак, я думаю, они знают, они знают, что мир изменился. Я думаю, они знают, что Афганистан изменился, и я думаю, они знают, что им нужны деньги от международного сообщества. Им нужно, чтобы все купились на это. Они это знают. Но я думаю, они также знают, что они довольно близки к тому, чтобы захватить власть, и они приближаются с каждым днем, и они видят это. И это пока не в их силах, но они добились большого прогресса.Так что мы просто не знаем, что произойдет в тот момент, когда они возьмутся за рычаги. Знаешь, чего они хотят? И это большой вопрос без ответа.

ГРОСС: Так какова именно роль Америки в переговорах между афганским правительством и Талибаном?

ФИЛКИНС: Американцев в комнате нет. Мол, они очень сознательно — в комнату не заходят. Это похоже на то, что это ваше, и мы не собираемся вмешиваться, потому что в тот момент, когда мы войдем в комнату, все изменится, и все начнут смотреть на нас и — типа, что вы, ребята, собираетесь делать? И что ты думаешь? И поэтому они не заходят в комнату.Но они… они парят. Вы знаете, они везде. И они, по сути, все это дирижируют. И они пытаются как бы направить его к этому месту, которое — и это место, я думаю, похоже — вы знаете, это прекращение огня и какое-то временное правительство. И, я имею в виду, это большая — вы знаете, это далекая цель. Но это план, и это американский план. Так что — это американские дипломаты пытаются продвинуть это дело.

ГРОСС: Является ли цель переговоров, например, соглашением о разделе власти между Талибаном и афганским правительством? Потому что «Талибан» не кажется мне группой, разделяющей власть, или группой, которая вообще заинтересована в компромиссе.

ФИЛКИНС: Да, это действительно хороший вопрос. Я — цель — да, цель — временное правительство. Вы берете, например, правительство, которое сейчас находится в Афганистане, и Талибан, и вы объединяете их, и они управляют Кабулом. Но они — в то же время, они — это временное правительство в том смысле, что они собираются — идея в том, что они напишут новую конституцию, а затем будут какие-то выборы. И, вы знаете, там — и после этого будет постоянное правительство.Я имею в виду, я думаю, вы знаете, до этого еще много лет.

Но большой вопрос в том, разделит ли Талибан власть? И я — забавно, что вы это говорите. Я имею в виду, когда я был в этом контролируемом талибами районе Кабула, в западном Кабуле, Кала-и-Биваха (ф) — и я сидел с этими боевиками Талибана, и я сказал — вы знаете, они знали о переговорах. Они были полностью осведомлены. И я сказал: вы собираетесь делиться властью? Готовы ли вы сделать это с афганским правительством? И они практически засмеялись.Я имею в виду, сказали они, мы ни с кем не делимся властью.

ГРОСС: Хорошо, тогда.

(СМЕХ)

ГРОСС: Так какой в ​​этом смысл? Для них это все или ничего.

ФИЛКИНС: Ну, может быть. Но я думаю, знаете, это были какие-то пехотинцы. И они были там какое-то время. И они много дрались. Но, да — но, может быть, они это сделают. И я думаю, что, знаете, если вы — оптимистичный взгляд на Талибан, если они знают.Мол, они знают, что не смогут снова сыграть в 1990-е. Они не могут этого сделать — они не могут укрывать «Аль-Каиду», знаете ли, и теракты 11 сентября. И они не могут снова вернуться в четвертый век. И они это знают. И им это нужно — потому что Афганистан — глубоко обедневшая страна, которая, как вы знаете, нуждается в международной поддержке, они нуждаются в ней. И они это знают.

И поэтому они должны что-то делать, должны заключить сделку, которую, по сути, все подписывают. А если они этого не делают, они не делают — вы знаете, они разорены.И это не удается. Таким образом, оптимистическая интерпретация этого состоит в том, что талибы отчасти осведомлены обо всех этих вещах. Мне непонятно (смех), что они есть. Они говорят, что да. Я думаю, мы просто еще не знаем. И я думаю, что многое из этого зависит от того, что происходит. Это просто будет зависеть от событий.

GROSS: Вы посетили город в Афганистане. Это город, который недавно взяли под контроль талибы, потому что вы побывали там зимой.Так каким же был этот город под контролем Талибана сейчас?

ФИЛКИНС: Что ж, что меня поразило в этом, так это то, что это район в Кабуле. Итак, это район столицы. И это — 10 лет назад, когда, вы знаете, войска НАТО были по всей стране, это было немыслимо. С 2001 года война в Афганистане в основном представляла собой городскую войну, а не сельскую. А талибы были в сельской местности. И правительство было в городах. И в основном война шла в деревне.И эта парадигма в значительной степени оставалась неизменной в течение — вы знаете, за множеством исключений, но — с 2001 года. И что меняется сейчас, так это то, что талибы находятся в городах.

Итак, Калай Абдул Али — это район на западе Кабула. И я просто поехал туда. Я имею в виду, что мне помогали местные афганцы. Но я только что поехал в этот район. А там ходят парни из Талибана вроде как в столице. И это меня шокировало. Я имею в виду, что пять лет назад это было немыслимо.И вот они в столице. И они наращивают атаки на остальную часть города из столицы. И это на главной дороге в Кандагар. И вот как это изменилось сейчас. Эта парадигма, своего рода — вы знаете, Талибан находится в сельской местности, правительство в городах, и это рушится.

ГРОСС: Значит, вы ездили с шейхом Талибана. И он хвастался — вот где мы убили судью. Там мы взорвали автомобиль афганской разведки.Должно быть, это был странный опыт.

ФИЛКИНС: Да, это действительно странно. Вы знаете, я был в машине. (Смех) Я был … он сел в мою машину. И он сказал: я мэр. А он — мэр Али, шейх Али. И он устроил мне экскурсию по окрестностям. И он был очень расслаблен, говорил мягко и довольно уверенно. И, ну, именно так, как вы описали — я имею в виду, он говорил, ну, смотрите; в этом доме раньше жил судья. Он умер. Та машина там, мы взорвали эту штуку.И поэтому он считает, что если вы работаете на правительство, вы больше не живете в Калаи Абдул Али.

И самое интересное, что у него было, это то, что он дал мне квитанцию, налоговую квитанцию, что … вы знаете, Калай Абдул Али, этот район находится на главной автомагистрали, вроде национальной автомагистрали, которая огибает страну. И поэтому там много грузовиков туда и обратно. И талибы облагают грузовики налогом. И он дал мне квитанцию ​​от водителя грузовика, который заплатил — я думаю, это была большая партия стирального порошка.Он заплатил налог. И это был налог для талибов. И у него даже был — у него был адрес электронной почты на квитанции и номер телефона. Если у вас есть претензии, позвоните нам. Это действующее теневое правительство, в некотором роде, вы знаете, такое же функционирующее, как и афганское государство.

ГРОСС: Позвольте мне еще раз вас представить. Если вы только присоединяетесь к нам, мой гость — штатный писатель New Yorker Декстер Филкинс. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Мы поговорим еще после небольшого перерыва. Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ.

(ЗВУК ИЗ ПЕСНИ ПАТТИ СМИТА «ВНУТРИ ВАС БЕЗ ВАС»)

БРУТТО: Это СВЕЖИЙ ВОЗДУХ. Вернемся к моему интервью со штатным писателем New Yorker Декстером Филкинсом. Его новая статья озаглавлена ​​«Последний выход из Афганистана: приведут ли мирные переговоры с талибами и перспектива вывода американских войск к прорыву или краху?» В прошлом году Трамп подписал мирное соглашение с талибами, в котором США согласились вывести все свои войска из Афганистана к 1 мая, что осталось менее чем через два месяца, оставив президента Байдена перед трудным выбором.

Вы также посетили президента Афганистана. Не могли бы вы описать безопасность, которая его окружала?

ФИЛКИНС: Просто, опять же, 10 лет назад Кабул был полностью безопасен. Это было … вы знаете, повсюду были рестораны. Ты можешь не спать всю ночь. Были бары. А теперь он вроде уменьшился. И, знаете, все это ушло. И я пошел — однажды ночью, когда я был там, я пошел навестить президента Ашрафа Гани. И он живет в замке под названием Арг, который — и он просто защищен слоем, слоем, слоем колючей проволоки, противовзрывными стенами, гнездами для пулеметов, металлоискателями, собаками — слой за слоем.И поэтому — вы знаете, вам нужно пройти, черт возьми, я не знаю — милю, чтобы пройти, пройти через такую ​​перчатку, чтобы добраться до него. И тогда вы попадете к нему. И после этого (смех) это совершенно нормально. Вы знаете, я нашел его в его офисе. И мы приятно поболтали.

ГРОСС: Что его больше всего беспокоит?

ФИЛКИНС: Что ж, я думаю, можно с уверенностью сказать, что президент Афганистана чувствует себя брошенным. Сейчас он не счастливый турист. У него в основном — более или менее, сказал он мне, посмотри; Я президент Афганистана.А американцы заключают сделку с талибами. И мы даже не за столом. Они говорят о выводе своих войск из Афганистана, и это их право. Почему они не пришли и не поговорили со мной? Они разговаривают с талибами. И что я здесь делаю? И поэтому я думаю — он чувствует, что его просто исключили из уравнения. И в некотором роде он это сделал.

Итак, вы знаете, администрация Трампа заключила сделку с Талибаном, чтобы вывести их силы.И тогда, и только тогда, мы тогда обратились к афганскому правительству и сказали: «Хорошо, вы знаете, сейчас же сядьте с талибами и заключите с ними сделку». И, конечно же, талибы только воодушевились. Вы знаете, они — вы знаете, как мне сказал один из переговорщиков Талибана, мы победили американцев. Мы победили американцев на поле боя. И поэтому я думаю, что президент Гани чувствует, что мы здесь как бы брошены на произвол судьбы.

ГРОСС: Декстер, мне интересно, каково тебе было в Афганистане во время твоей поездки в декабре и январе.Во-первых, я имею в виду, что COVID бушует по всему миру. Я не знаю, в каком состоянии находится пандемия в Афганистане. Но беспокоило ли вас это? Вам сделали прививку? Что вы могли сделать, чтобы защитить себя?

ФИЛКИНС: Ага. Вы не можете попасть на международный рейс, не пройдя тест на COVID. Так что это странно, я … вы знаете, я пролетел полмира на самолете. И я чувствовал себя так — в каком-то смысле я чувствовал себя действительно в безопасности (смех), когда добрался туда. Но COVID в Афганистане бушует.А я — это было очень странно. Я имею в виду, что в некоторые дни я чувствовал себя единственным человеком в стране, носящим маску. И если вы поговорите об этом с афганцами, вы знаете, они как бы смотрят на вас и говорят: вы знаете, мы воевали 42 года. И у нас есть другие проблемы. Знаете, у нас есть другие поводы для беспокойства. И это был своего рода дух. Типа, я был в комнатах — я был в комнатах без окон с более чем дюжиной афганцев. И я был единственным, кто носил маску, и, понимаете, молился Богу, я не заразился вирусом, которого я почему-то не заразил.Но это было очень странно. Мол, даже в правительстве, вроде бы, люди не носили масок по большому счету. Президент Гани был в маске.

GROSS: Мы приближаемся к 20-летию 9/11. Вы много думаете о том, что вас ждет в честь этой годовщины? Как вы думаете, есть ли какие-нибудь, вы знаете, ИГИЛ, Аль-Каида, Талибан, планирующие ответные атаки в годовщину?

ФИЛКИНС: О боже, надеюсь, что нет. Я имею в виду, я думаю, вы знаете, что … вы знаете, я был там в Ground Zero 11 сентября, вы знаете, во Всемирном торговом центре, что от этого осталось.И, черт возьми, если бы кто-нибудь сказал мне, что то, что началось тогда, все еще будет продолжаться через 20 лет, и, на самом деле, конца не видно — я имею в виду, может быть, для Соединенных Штатов есть конец — но что те изменения, которые были приведены в движение, и количество жизней, которые будут потеряны, и деньги, которые мы потратили, такие вещи все еще подсчитываются, вы знаете, 20 лет спустя — я имею в виду, если ничто иное , это будет момент, вы знаете, болезненного размышления.

GROSS: Декстер Филкинс, большое спасибо, что вернулись на FRESH AIR.Спасибо за ваш отчет. И я так рада, что это была для тебя безопасная поездка.

ФИЛКИНС: (Смех) Большое вам спасибо. Большое спасибо.

ГРОСС: Декстер Филкинс — штатный писатель в The New Yorker. Его новая статья называется «Последний выход из Афганистана». Если вы хотите поговорить об интервью, которое вы пропустили, например, о наших интервью с Элиотом Хиггинсом, основателем Bellingcat, Дереком ДельГаудио, фокусником и мошенником в покере с высокими ставками, или Ли Исааком Чангом, сценаристом и режиссером нового фильма «Минари», который только что получил «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке — ознакомьтесь с нашим подкастом.Вы найдете множество интервью FRESH AIR.

(ЗВУК RENAUD GARCIA-FONS, KIKO RUIZ И NEGRITO TRASANTE’S «BERIMBASS»)

GROSS: FRESH AIR — исполнительный продюсер Дэнни Миллер. Наш технический директор и инженер — Одри Бентам, которой сегодня помогает Чарли Кайер (фото). Наши интервью и обзоры подготовлены и отредактированы Эми Салит, Филлис Майерс, Сэм Бригер, Лорен Крензель, Хайди Саман, Тереза ​​Мэдден, Энн Мари Балдонадо, Теа Чалонер, Сет Келли и Кайла Латтимор.Наш ассоциированный продюсер цифровых медиа — Молли Сиви-Неспер. Роберта Шоррок руководит шоу. Я Терри Гросс.

(ЗВУК RENAUD GARCIA-FONS, KIKO RUIZ И NEGRITO TRASANTE’S «BERIMBASS»)

Авторские права © 2021 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR создаются в срочном порядке Verb8tm, Inc., подрядчиком NPR, и производятся с использованием патентованного процесса транскрипции, разработанного NPR.Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

Май 2021 года не следует рассматривать как крайний срок для выхода США из Афганистана в одностороннем порядке

Одно из самых неотложных внешнеполитических решений, стоящих перед президентом Байденом, — что делать с 2500 военнослужащими США, остающимися в Афганистане. На сегодняшний день он не указал направление, в котором пойдет.

Ошибочный шаг на этом этапе может по существу передать Афганистан талибам, что может привести к серьезным последствиям, включая возможность усиления «Аль-Каиды» и серьезный удар по правам афганских женщин и демократии. Это, в свою очередь, свело бы на нет с трудом завоеванные успехи нового поколения афганцев и в то же время серьезно подорвало бы доверие к администрации США, которая отстаивает эти ценности.

Между тем, все больше людей формулируют выбор Байдена в одномерных терминах: если он выведет все американские войска из Афганистана к маю 2021 года, дате, определенной для полного вывода войск Соединенного Королевства.Соглашение между С.-Талибаном подписано в Дохе почти год назад? Или он должен остаться после этой даты? Этот ошибочный текст предполагает, что май 2021 года является крайним сроком в одностороннем порядке для Соединенных Штатов. Но на самом деле сделка в Дохе была подписана двумя сторонами, и обе стороны обещали выполнить условия. Это черно-белое изображение представляет собой ложный выбор.

Односторонний разговор

Президент Трамп оставил своему преемнику сделку, которая с самого начала была однобокой, переговоры были заключены в спешке из-за его желания выполнить свое предвыборное обещание о прекращении войны в Афганистане.Эта поспешность и отсутствие пути к военной победе США привели к соглашению, которое пошло на пользу Талибану, дав повстанческой группировке все, что она хотела: полный вывод американских войск в обмен на минимум контртеррористических обязательств. Затем Трамп попытался еще больше затруднить своего преемника, игнорируя те самые условия, которые Соединенные Штаты поставили Талибану. Несмотря на доказательства того, что Талибан сохраняет связи с «Аль-Каидой» и что «Аль-Каида» остается в Афганистане, Трамп отдал приказ в одностороннем порядке отвести до 2500 военнослужащих после своего поражения на выборах в ноябре.

Сейчас многие обозреватели Афганистана в Вашингтоне и в средствах массовой информации в значительной степени усвоили подход предыдущей администрации. Они формулируют сделку как крайний срок для Америки, возлагая всю ответственность за сделку на нас, с разговорами о «продлении» до конца мая, утверждая, что оставление является нарушением сделки. Повествование почтительно относится к «Талибану» и провозглашенной жесткостью группировки, но в то же время резко критикует дисфункцию и коррупцию афганского правительства.Его сторонники сосредотачиваются на угрозах Талибана применить насилие, если Соединенные Штаты останутся после мая.

Все это обнажает серьезный изъян в сделке в Дохе: мы не только много раздали за очень маленькую сумму, но и не совсем понимали наши требования к талибам. Первоначально американская сторона думала, что предоставление некой «серой зоны» в плане условий, которым должен был соответствовать Талибан (и, по слухам, секретных приложений к сделке), будет выгодно Америке, поскольку предоставит ей гибкость. Но это отсутствие ясности в отношении Вашингтона в сочетании с собственной дисциплиной и ясностью талибов сделало обсуждение однобоким и позволило повстанческой группе диктовать условия и выступать с угрозами.Мне вспоминается попытка пакистанского государства вести переговоры с пакистанским «Талибаном» во время его расцвета в 2013–2014 годах. Повстанцы были вооружены дисциплиной, с которой пакистанское правительство не могло сравниться, и в конечном итоге повели повествование. (В конце концов, эти «мирные переговоры» провалились в 2014 году, и пакистанские военные затем провели успешную операцию против талибов — но Вашингтон и Кабул не могут аналогичным образом использовать исключительно военный подход против афганских талибов).

Условия сделки Доха в отношении талибов

Давайте посмотрим, чего требует Дохинская сделка от талибов.Основное условие сделки по борьбе с терроризмом в отношении Талибана гласит, что «афганская земля не будет использоваться против безопасности Соединенных Штатов или их союзников», и подробно изложено в Части 2 сделки. В нем говорится, что «Талибан» «пошлет четкий сигнал о том, что тем, кто представляет угрозу безопасности Соединенных Штатов и их союзников, нет места в Афганистане, и проинструктирует членов… Талибана не сотрудничать с группами или отдельными лицами, угрожающими стране. безопасность США и их союзников.В нем также говорится, что «Талибан будет препятствовать тому, чтобы любая группа или отдельное лицо в Афганистане угрожало безопасности Соединенных Штатов и их союзников, и будет препятствовать их вербовке, обучению и сбору средств, и не будет принимать их в соответствии с обязательствами в это соглашение.» Это часть сделки, которую обычно называют разрывом связей с «Аль-Каидой». В нем указывается, что «Талибан» не может, среди прочего, принимать у себя такие организации, как «Аль-Каида», и должен помешать им действовать в Афганистане.В сделке также говорится, что талибы должны предпринять эти шаги «одновременно с объявлением этого соглашения».

Тем не менее, как министерство финансов США отметило в прошлом месяце, «Аль-Каида» «набирает силу в Афганистане, продолжая работать с талибами под защитой талибов». В нем также говорилось, что «Аль-Каида» «извлекает выгоду из своих отношений с Талибаном через свою сеть наставников и советников, связанных с Талибаном, предоставляющих советы, рекомендации и финансовую поддержку.Это звучит в точности как нарушение части 2 Дохинской сделки. Возможно, самое прямое признание этого до сих пор от администрации Байдена было сделано пресс-секретарем Пентагона, который отметил, что «Талибан еще не выполнил свои обязательства».

Правильный рассказ об Афганистане высветит этот аспект сделки и ее нарушения не меньше, чем дату мая 2021 года. Я должен четко заявить: я не хочу, чтобы сделка в Дохе провалилась, хотя она и несовершенна, потому что она представляет собой лучшую надежду для полного U.Вывод С. из Афганистана и проблеск надежды на мир в стране. Но мы должны стремиться к выполнению обязательств по обеим сторонам сделки, а не только по отношению к Америке.

Мы должны стремиться к выполнению обязательств по обеим сторонам сделки, а не только по отношению к Америке.

Администрация Байдена и подход, основанный на условиях

Первый контакт администрации Байдена в Афганистане произошел через два дня после инаугурации, когда советник по национальной безопасности Джейк Салливан позвонил своему афганскому коллеге Хамдулле Мохибу и, согласно записи звонка, отметил намерение «пересмотреть февральский 2020 г.Соглашение между Южным-Талибаном, в том числе для оценки того, выполняет ли Талибан свое обязательство разорвать связи с террористическими группами, уменьшить насилие в Афганистане и участвовать в конструктивных переговорах с афганским правительством и другими заинтересованными сторонами ». Это означает, что администрация, возможно, рассматривает условия, выходящие за рамки «разрыва связей с Аль-Каидой», чтобы снизить уровень насилия и добиться прогресса в мирных переговорах.

Это согласуется с формулировкой Дохинской сделки, в которой говорится, что четыре части сделки взаимосвязаны: U.С. уход, обязательства Талибана по борьбе с терроризмом, прочное прекращение огня и дорожная карта для внутриафганского соглашения, что посол Залмай Халилзад также подчеркнул на слушаниях в Конгрессе в прошлом году. Но из-за того, что он менее явный, его труднее обеспечить, чем только часть 2. Обусловленность выхода при разрыве связей с «Аль-Каидой» наиболее четко прописана в соглашении, и, если смотреть в будущее, полагаться на это конкретное нарушение для применения «основанного на условиях» подхода, который сейчас подчеркивает Халилзад, выдержит U.С. на самой твердой почве.

В конечном счете, как я утверждал ранее, идеальным подходом как для Америки, так и для Афганистана было бы попытаться сохранить присутствие войск, чтобы поддержать внутриафганский мирный процесс, но это решение может быть отложено в дальнейшем. Сейчас срочно нужно обратить внимание на нарушение наших требований по борьбе с терроризмом.

Изменение повествования

Странно, что переориентация дискуссии на основанные на условиях СШАуход из Афганистана представляет собой изменение повествования — в конце концов, какая сделка , а не основана на условиях? И все же — отчасти из-за того, что администрация Трампа в значительной степени игнорировала нарушения Талибаном соглашения в прошлом году — разговоры о подходе, основанном на условиях, рассматриваются как новость. Напротив, это должно было быть взаимопонимание с самого начала. Бесполезное оформление «бесконечной войны» также политизировало проблему в Соединенных Штатах, так что любой анализ с изложением причин, по которым следует продолжать работу после мая 2021 года, включая нарушения Талибаном соглашения, встречает рефлексивный антагонизм.И это несмотря на то, что наши войска находятся на том же уровне, что и в Ираке, и при приемлемом уровне затрат (менее 3% оборонного бюджета США).

Некоторая часть этого политически заряженного антагонизма, очевидно, связана с реальным риском того, что насилие может усилиться или что нам, возможно, придется увеличить присутствие наших войск, если мы останемся в прошлом мае — или и то, и другое. С февраля прошлого года военнослужащие США не пострадали, что является значительным достижением Дохинского соглашения, которое грозит быть потерянным в случае увеличения уровня насилия (однако стоит помнить, что потери военнослужащих уже уменьшились и составили от 10 до 25 жизней на каждого человека). год, за пять лет до U.Подписана сделка между С.-Талибаном). Но эти опасения ставят краткосрочные выгоды над долгосрочным миром. Последнее с большей вероятностью будет достигнуто, если мы обеспечим выполнение сделки как есть, а не потому, что она была неправильно применена и неправильно истолкована во время администрации Трампа.

Мы должны четко понимать, что если мы выйдем в одностороннем порядке, не гарантируя, что Талибан выполняет свои собственные условия, Америка и регион понесут долгосрочные издержки. Первое решение администрации Байдена по Афганистану также может стать последней возможностью, которая у нее есть, чтобы повлиять на повествование и добиться согласованного изменения в нашем взгляде на сделку: как на одно с обязательствами, которые обе стороны должны выполнить.Новая администрация должна ясно дать понять, что пока только Соединенные Штаты выполняют свои обязательства, и она должна еще раз четко указать наши ожидания от Талибана. Мирный процесс, начатый год назад, сейчас находящийся на стадии внутриафганских переговоров, требует огромного терпения и осторожности (и все еще может потерпеть неудачу). Для Америки броситься к выходу, не убедившись, что Талибан придерживается своей стороны сделки, — это обречение на провал.

стран, находящихся в настоящее время в состоянии войны, 2021 г.

Оксфордский словарь английского языка определяет термин «война» как:

  1. Состояние вооруженного конфликта между разными странами или разными группами внутри страны.
  2. Состояние конкуренции или вражды между разными людьми или группами.
  3. Продолжительная кампания против нежелательной ситуации или деятельности.

Существует несколько причин возникновения конфликтов и войн внутри и между странами. Среди них экономическая выгода, территориальная выгода, религия, национализм, гражданская война и революция. Часто лидеры стран являются основным мотиватором конфликтов между странами и внутри стран, когда они проверяют свои пределы, например, разжигая территориальный спор, пытаясь контролировать природные ресурсы другой страны или осуществляя авторитарную власть над людьми.

Ниже приведены страны, находящиеся в настоящее время в состоянии войны по состоянию на май 2020 года. К странам, определяемым как «находящиеся в состоянии войны», относятся страны, в результате конфликтов которых в текущем или прошлом календарном году погибло не менее 1000 человек. В число погибших входят как погибшие в боях, так и преднамеренные нападения на мирных жителей. В этих странах существует вооруженный конфликт, связанный с применением вооруженной силы между двумя или более организованными группами, правительственными или неправительственными.

Афганистан

Война в Афганистане продолжается с 1978 года.Текущая фаза началась в 2001 году, когда Соединенные Штаты вторглись в Афганистан, чтобы изгнать талибов. В конфликте участвовали союзники со всего мира, и в основном это были войска США и союзные афганские войска против повстанцев Талибана. Только в 2019 году погибло более 41700 человек.

Йемен

В 2015 году началась гражданская война в Йемене между правительством Йемена, возглавляемым Абдраббу Мансуром Хади, и вооруженным движением хуситов, которые оба утверждали, что контролируют правительство Йемена.Саудовская Аравия вмешалась после изгнания Абдраббу Мансура Хади, возглавляющего коалицию девяти стран из Азии и Западной Африки в поддержку Хади. Гражданская война в Йемене унесла жизни более 20000 человек в 2019 году.

Сирия

Сирийская гражданская война, начавшаяся в 2011 году, является второй по значимости войной 21 века. Война — это продолжающийся конфликт между баасистской Сирийской Арабской Республикой во главе с президентом Сирии Башаром Асадом, внутренними и иностранными союзниками, а также различными внутренними и внешними силами, противостоящими как сирийскому правительству, так и различным комбинациям друг друга.Всего погибло около 586 000 человек.

Мексика

Начиная с 2006 года, Мексиканская война с наркотиками становится мексиканским театром войны с наркотиками. Это относительно невысокий конфликт между правительством Мексики и многочисленными синдикатами наркобизнеса. Основная задача правительства — ликвидировать мощные и жестокие наркокартели. В боях погибло более 25 700 человек, еще 115 000 убиты.

Турция

Третья и текущая фаза курдско-турецкого конфликта началась в 2015 году, хотя конфликт продолжается с 1984 года.Конфликт возник между турецким правительством и различными курдскими повстанческими группировками, которые потребовали отделения от Турции для образования независимого государства. Всего в ходе продолжающегося конфликта погибло более 45 000 человек.

Сомали

Гражданская война в Сомали началась в 1991 году. Конфликт вырос из сопротивления военной хунте во главе с Сиадом Барре в 1980-х годах. К концу 1980-х годов вооруженные силы Сомали начали реагировать на вооруженные повстанческие группы, но правительство Барре было свергнуто в 1991 году.На нынешнем этапе войны нынешнее федеральное правительство Сомали пытается уничтожить оставшиеся группы повстанцев. Война унесла в общей сложности около 500 000 жизней.

Регион Магриба и Сахель

После гражданской войны в Алжире исламистские боевики и террористические группы начали атаковать регионы Магриба и Сахеля в Северной Африке. Страны в регионе Магриба — это Алжир, Ливия, Мавритания, Марокко, Тунис и Сахарская Арабская Демократическая Республика. В регион Сахеля входят части следующих стран: Сенегал, Мавритания, Мали, Буркина-Фасо, Алжир, Нигер, Нигерия, Чад, Судан и Эритрея.В результате конфликта погибло 16 873 человека, в том числе 4 000 человек только в 2019 году.

Ирак

В 2003 году Соединенные Штаты возглавили коалицию для вторжения в Ирак и свержения правительства Саддама Хусейна. Войска США были выведены в 2011 году, но вернулись в Ирак в 2014 году по мере продолжения мятежа и гражданского конфликта. Общее количество погибших оценивается от 650 000 до 2,4 миллиона человек. В 2019 году погибли более 2000 человек.

Ливия

Гражданская война в Ливии началась в 2014 году и в основном ведется между Палатой представителей и Правительством национального согласия.С начала войны погибло от 29000 до 42000 человек, в 2019 году погибло более 2200 человек.

Мировой отчет

за 2021 год: Афганистан | Хьюман Райтс Вотч

В 2020 году были проведены первые серьезные переговоры между всеми сторонами конфликта в Афганистане о прекращении войны. Однако боевые действия между афганскими правительственными силами, талибами и другими вооруженными группировками продолжались, в результате чего за первые девять месяцев года погибло почти 6000 мирных жителей, что значительно меньше, чем в предыдущие годы.Атаки талибов на город и авиаудары американских войск уменьшились, но самодельные взрывные устройства (СВУ), заложенные талибами, убили большое количество мирных жителей, равно как и авиаудары афганского правительства. Увеличилось количество похищений и целенаправленных убийств политиков, государственных служащих и других гражданских лиц, многие из которых были совершены талибами. 5 марта Апелляционная палата Международного уголовного суда (МУС) отменила решение Палаты предварительного производства от 2019 года и уполномочила прокурора суда расследовать возможные военные преступления и преступления против человечности, совершенные всеми сторонами в Афганистане.

Правозащитные группы призвали к широкому представительству афганцев в мирных переговорах, включая женщин, и к любому урегулированию с целью сохранения защиты прав человека, включая конституционные гарантии прав женщин и свободы выражения мнений.

Правительство не привлекло к ответственности высокопоставленных должностных лиц, ответственных за сексуальное насилие, пытки и убийства мирных жителей. Хотя правительство отказалось от предложенного закона, который вводил бы ограничения для СМИ, угрозы в адрес журналистов со стороны Талибана и правительственных чиновников продолжались.

Нарушения международного гуманитарного права

По данным Миссии Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану (МООНСА), за первые девять месяцев 2020 года «Талибан» совершил 45 процентов атак, в результате которых погибло и ранено мирное население. Проправительственные силы несут ответственность за 27 процентов нападений.Атаки Исламского государства провинции Хорасан (ISKP), афганского отделения Исламского государства (ИГИЛ), прекратились, но эта группировка была ответственна за несколько смертоносных взрывов. Женщины и дети составили более 44 процентов всех жертв среди гражданского населения.

12 мая боевики напали на родильное отделение Médecins Sans Frontières (MSF) больницы Даште-Барчи в Кабуле, убив по меньшей мере 24 человека, в том числе пять рожениц и 10 недавно родивших женщин, медицинский работник. , и трое детей, и ранили еще 14 человек.Через три недели после нападения MSF приостановила оказание помощи больнице, сославшись на неспособность властей провести надлежащее расследование инцидента. Ни одна группа не взяла на себя ответственность за нападение; Район преимущественно Хазара Даште-Барчи был местом многочисленных атак ISKP. Кроме того, 12 мая ИСКП совершила нападение террориста-смертника на похоронах командира полиции в Нангархаре, в результате чего 24 человека погибли и 82 были ранены.

Придорожные и магнитные СВУ, в основном установленные талибами, унесли не менее 1274 жертв среди гражданского населения.Широкое применение талибами самодельных взрывных устройств с нажимной пластиной, которые функционируют как запрещенные противопехотные мины, привело к гибели и ранениям сотен мирных жителей на дорогах общего пользования, что на 43 процента больше, чем в 2019 году.

11 июля автомобиль с гражданскими лицами подорвался на СВУ на обочине дороги в районе Джагато Газни, в результате чего шесть членов одной семьи погибли и восемь получили ранения. 23 мая в провинции Бадгис трое мальчиков в возрасте от 5 до 12 лет были убиты в результате срабатывания самодельного взрывного устройства с нажимной пластиной. 8 июня семь мальчиков в возрасте от 9 до 15 лет были ранены, когда их осел наступил на самодельное взрывное устройство с нажимной пластиной в провинции Фарьяб.Талибан также продолжал нападать на мирных жителей, в том числе гуманитарных работников, членов судебных органов, старейшин племен, религиозных лидеров и гражданских государственных служащих.

Афганские правительственные силы несут ответственность за убийства и ранения мирных жителей в результате неизбирательных минометных обстрелов и авиаударов. В одном из самых смертоносных инцидентов 29 июня армия произвела три выстрела из минометов, которые упали на оживленном рынке в Сангине, Гильменд, в результате чего погибли по меньшей мере 19 мирных жителей, в том числе 6 детей, и 31 был ранен.Число жертв среди гражданского населения в результате авиаудара правительства увеличилось на 70 процентов по сравнению с тем же периодом 2019 года; женщины и дети составили более 60 процентов смертей и ранений среди гражданского населения. 19 сентября в результате авиаудара правительства в Кундузе погибли 15 мирных жителей.

Хотя президент Ашраф Гани пообещал запретить ночные рейды в сентябре 2019 года, такие операции спецназа продолжались, включая рейд в декабре 2019 года, в ходе которого спецназ убил 15-летнего мальчика в Лагмане. В ходе операции 7 января, проведенной силами Национального управления безопасности (NDS), в доме в Кабуле был убит известный политик Амер Абдул Саттар и еще пять человек.Правительственные чиновники утверждали, что расследуют убийства мирных жителей в ходе ночных рейдов, совершенных при поддержке ЦРУ спецназом, но результаты этих расследований не были опубликованы.

Военные операции США сократились после подписания соглашения между США и Талибаном в феврале, но ряд авиаударов США в начале года привел к явно несоразмерным жертвам среди гражданского населения, включая авиаудар 17 февраля в районе Кушк, Герат, в результате которого был разрушен дом. , погибли три женщины и пятеро детей.

Права женщин и насилие в отношении женщин и девочек

В состав поддерживаемой правительством делегации на внутриафганских переговорах входили четыре женщины из 21 члена. В команде Талибана женщин не было.

Бывший губернатор и президент Федерации футбола Афганистана Керамуддин Карим оставался на свободе в провинции Панджшер, несмотря на то, что ему были предъявлены обвинения по нескольким пунктам обвинения в изнасилованиях, сексуальных домогательствах и домогательствах в отношении игроков женского пола, начиная с 2017 года. операция по задержанию Карима, но была сорвана местными силами ополчения в Панджшере, защищавшими его.

В феврале министерство по делам женщин сообщило о небольшом увеличении числа зарегистрированных случаев насилия в отношении женщин, включая убийства, нападения и изнасилования. Такие дела редко подвергаются судебному преследованию из-за давления со стороны членов семьи, и существует очень мало услуг для людей, стремящихся избежать насилия. В случае с Лал Биби, 17-летней девушкой из Фарьяба, которую избили и сожгли ее отец и муж, местные авторитеты оказали давление, чтобы добиться освобождения обвиняемых.

В сентябре правозащитные организации призвали к полному запрету так называемых тестов на девственность, оскорбительных процедур, которые являются обычной частью уголовного судопроизводства в Афганистане, даже если они не имеют научной обоснованности. Уголовный кодекс Афганистана требует постановления суда и согласия женщины на прохождение тестов, но эти требования часто игнорируются.

3 сентября правительство одобрило закон, разрешающий включение имени матери в национальные удостоверения личности ( тазкирас, ), шаг, которого давно требовали группы по защите прав афганских женщин.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

В феврале 2018 года Афганистан принял новый уголовный кодекс, который прямо криминализирует однополые отношения по обоюдному согласию. Уголовный кодекс наказывает musaheqeh (сексуальные отношения между женщинами) сроком до одного года тюремного заключения. Он наказывает за содомию, определяемую как «проникновение мужского полового органа в женский или мужской анус», с лишением свободы на срок до двух лет. В соответствии с предыдущим уголовным кодексом «педерастия», не имеющая дальнейшего определения, была уголовно наказуемой, как и все половые отношения вне брака ( зина ).

Нападения на СМИ и правозащитников

Фатима Наташа Халил и Ахмад Джавид Фолад, сотрудники Независимой комиссии по правам человека Афганистана (АНКПЧ), были убиты 27 июня в результате взрыва СВУ, прикрепленного к их автомобилю в Кабуле. Автомобиль АНКПЧ имел правительственные номера.

В конце ноября 2019 года NDS задержала и угрожала двум сотрудникам правозащитной группы, которая сообщала о широко распространенных злоупотреблениях в отношении сотен школьников в провинции Логар.В январе генеральная прокуратура арестовала 18 человек в связи с сообщениями о жестоком обращении. Однако ни один из сотрудников полиции или высокопоставленных должностных лиц, которые, как предполагается, были виноваты, не был арестован.

В июне организации СМИ, правозащитные группы и другие организации гражданского общества осудили предложенные правительством поправки к Закону о СМИ, которые вынудили бы журналистов раскрывать источники и разрешили государственную цензуру новостных сообщений. В ответ на протест президент Гани снял поправки.

Хотя средства массовой информации в целом оставались свободными, после того, как 22 июня «Паджхвок Афган Ньюс» сообщили, что 32 аппарата ИВЛ, предназначенные для пациентов с COVID-19, были украдены и проданы государственными чиновниками, редактор Паджвока Даниш Карохель был вызван на допрос и обвинен в «действиях против национальной безопасности». ” 1 июля сотрудники NDS задержали журналиста Pajhwok, которого они обвинили в критике президента Гани в Facebook. Также 1 июля сотрудники НАБ задержали корреспондента Рейтер в Хосте; позже НАБ заявила, что его задержание было «ошибкой».”

30 мая два сотрудника Хуршид ТВ были убиты и еще шесть ранены в Кабуле в результате взрыва СВУ на их фургоне. ISKP взяла на себя ответственность.

9 мая в Чагчаране, столице провинции Гор, вспыхнули протесты против обвинений в несправедливом распределении хлеба во время карантина, введенного с марта по июнь, чтобы остановить распространение Covid-19. Ахмад Хан Навид, корреспондент местной радиостанции Гора, был смертельно ранен вместе с по меньшей мере тремя протестующими и двумя полицейскими.Полиция утверждает, что выстрелы сначала были произведены из толпы; протестующие утверждают, что полиция открыла огонь первой. Результаты правительственного расследования не разглашаются.

Covid-19

По состоянию на 15 октября в Афганистане официально зарегистрировано более 40 026 случаев Covid-19 и почти 1500 случаев смерти. Было проведено всего 115 968 тестов, и фактическое число смертей почти наверняка было значительно выше.

Система здравоохранения Афганистана долгое время недофинансировалась и укомплектовывалась кадрами, а во многих сельских районах и районах, затронутых конфликтом, не было даже элементарных медицинских услуг.Согласно сентябрьскому отчету ООН, у больниц и клиник было мало возможностей для оказания основных услуг при лечении пациентов с Covid-19, что привело к сокращению числа людей, обращающихся за медицинской помощью, на 30-40 процентов. Пандемия и ответные меры правительства на нее оказали непропорционально неблагоприятное воздействие на людей с ограниченными возможностями, особенно женщин и девочек, которые и так лишены доступа к адекватному медицинскому обслуживанию и социальным услугам из-за широко распространенной дискриминации.

В июне 2020 года 200 медицинских работников в государственных больницах в Герате, городе с наибольшим количеством зарегистрированных случаев Covid-19, протестовали против отсутствия средств индивидуальной защиты (СИЗ) и утверждали, что им не платили с марта.По состоянию на середину октября по крайней мере 76 медицинских работников по всей стране умерли от Covid-19.

Почти 10 миллионов учеников не посещали школу с марта по начало сентября, даже несмотря на то, что количество детей, обучающихся во многих провинциях, уже сокращалось из-за эскалации конфликта и сокращения донорского финансирования. Возможности дистанционного обучения в Афганистане ограничены, так как только 14 процентов афганцев имеют доступ к Интернету. Многие родители не могут помочь своим детям учиться, так как только около 30 процентов женщин и 55 процентов мужчин грамотны.

Из-за недостаточного количества СИЗ правительство приостановило вакцинацию детей от полиомиелита в период с марта по июль; сообщалось, что общее количество случаев полиомиелита достигло 34. В июне правительство пообещало расследовать сообщения о том, что министры присвоили средства, предоставленные донорами для реагирования на пандемию, но еще не предали гласности результаты любого такого расследования на момент написания.

26 марта правительство Афганистана объявило, что освободит до 10 000 заключенных, включая женщин, детей и пожилых людей, чтобы снизить риск распространения вируса в тюрьмах.В отчете ООН отмечается, что, несмотря на освобождение, среди оставшихся заключенных по-прежнему существуют «опасения, связанные с переполненностью и распространением Covid-19». У задержанных и заключенных в Афганистане крайне ограниченный доступ к медицинскому обслуживанию, а теснота и антисанитарные условия в тюрьмах чрезвычайно затрудняют меры профилактики Covid-19.

Частичная изоляция в крупных городах усугубила трудности для поденщиков; По оценкам Организации Объединенных Наций, в июне 14 миллионов человек — почти 40 процентов населения — нуждались в срочной гуманитарной помощи, что на 50 процентов больше, чем в декабре 2019 года.Рост цен привел к нехватке продовольствия в некоторых районах, и правительство создало центры распределения хлеба.

Ключевые международные участники

29 февраля 2020 года группа переговоров США во главе с послом Залмаем Халилзадом заключила соглашение с лидерами Талибана в Дохе, Катар, в котором изложены условия вывода войск США к маю 2021 года.

Пять стран сыграли решающую роль в поддержке переговоров между Талибаном и поддерживаемой правительством делегацией — Германия, Норвегия, Катар, Индонезия и Узбекистан, известные под общим названием «квинт».Катар, штаб-квартира талибов, принял у себя первый раунд внутриафганских переговоров, которые начались 12 сентября.

29 мая Европейский Союз подтвердил, что его политическая и финансовая поддержка Афганистана будет зависеть от соблюдения ключевых принципов, включая «сохранение достижений в области демократии и прав человека, достигнутых с 2001 года».

Когда начались внутриафганские переговоры, ряд доноров Афганистана выступили на слушаниях и призвали к защите прав человека.Верховный представитель ЕС Хосеп Боррелл сказал, что этот процесс «должен сохранять и развивать политические, экономические и социальные достижения … с 2001 года, особенно права женщин». Министр иностранных дел Германии Хайко Маас сказал, что афганцы «хотят, чтобы верховенство закона и права человека соблюдались — не в теории, а на практике». Он отметил, что «дальнейшая международная поддержка зависит от соблюдения этих основных прав и конституционного строя Афганистана».

Министр иностранных дел Норвегии Ине Эриксен Сёрейде заявила, что «включение женщин, жертв, меньшинств и других заинтересованных сторон в этот процесс» важно для обеспечения успешного выполнения любого соглашения.Французское правительство призвало участников переговоров «обеспечить справедливость для жертв конфликта» и заявило, что «уделит пристальное внимание» обеспечению того, чтобы процесс был инклюзивным и включал эффективное участие женщин ».

23-24 ноября доноры Афганистана и Всемирный банк встретились в Женеве, чтобы обсудить возобновленную помощь, в том числе условия в отношении прав женщин, и проект экономического плана для Афганистана после урегулирования конфликта.

Несмотря на утверждения о военных преступлениях, совершенных иностранными войсками с 2002 года, лишь несколько случаев были расследованы.Единственное исключение произошло 19 марта, когда министерство обороны Австралии объявило, что оно выявило и отстранило от службы «Солдата С.», члена австралийского полка специальной воздушной службы (SAS), причастного к убийству афганских мирных жителей и захваченных комбатантов в 2012 году, и что Дело было передано в Федеральную полицию Австралии. С 2016 года генеральный инспектор Сил обороны Австралии проводит расследование нарушений законов войны в Афганистане. В августе появились новые доказательства того, что в 2012 году британское военное подразделение в Афганистане проводило «преднамеренную политику» убийства афганцев, даже если «они не представляли угрозы.«Правительство Великобритании продолжало следовать закону, который затруднял бы судебное преследование предполагаемых преступлений, совершенных британскими войсками за рубежом.

В июне США санкционировали санкции, которые могут быть применены против должностных лиц МУС и других лиц, оказывающих помощь суду. США не привлекали высокопоставленных чиновников к ответственности перед своими судами за санкционирование или неисполнение наказания за пытки и другие тяжкие преступления, совершенные их персоналом в связи с конфликтом в Афганистане.

15 апреля афганское правительство потребовало отложить расследование МУС, заявив, что расследует 151 дело.Однако ни в одном из них не участвовали высокопоставленные сотрудники полиции, разведки или военнослужащих, и лишь немногие из них были привлечены к ответственности. Некоторые члены Талибана, обвиненные в серьезных преступлениях, были освобождены в рамках обмена пленными, в ходе которого Талибан освободил сотни захваченных правительственных солдат для 5000 пленных талибов в качестве предварительного условия для переговоров.

Военные антитеррористические операции США выходят далеко за пределы Ближнего Востока

Спустя почти 20 месяцев после терактов 11 сентября президент Джордж Буш стоял на авианосце под гигантским флагом «Миссия выполнена» и заявил, что «основные боевые операции в Ираке завершены. .«Спустя почти 18 лет США по-прежнему вовлечены в военные действия на Ближнем Востоке и за его пределами.

После войн в Афганистане и Ираке, последовавших за 11 сентября, большая часть военной деятельности США была сосредоточена на антитеррористических усилиях, будь то в прямом бою, посредством атак беспилотников, пограничного патрулирования, сбора разведывательной информации или обучения сил безопасности других стран.

Эти операции по всему миру стоили США крови и сокровищ и оказали огромное влияние на население во всем мире.Новые невоенные угрозы, от изменения климата до кибератак, вызывают вопросы о целесообразности удержания сотен иностранных баз и размещения десятков тысяч военнослужащих за границей.

Хотя Ирак, Афганистан и Сирия когда-то были главными интересами американской общественности, их влияние на американские вооруженные силы было намного больше — и совсем недавно. Новые данные исследователя Стефани Сэвелл из проекта «Стоимость войны» Института Уотсона при Университете Брауна показывают, что за последние три года U.С. был активен как минимум в 85 странах.

Данные о затратах на войну показывают степень недавней активности за рубежом, но Соединенные Штаты были доминирующей военной державой в мире после окончания Второй мировой войны. Здесь вы можете увидеть, когда и где были открыты базы, включая расширение после 2001 года.

Между тем Китай, который многие считают самым большим конкурентом и угрозой для США, имеет только одну официальную зарубежную базу в Джибути, стране на востоке страны. Африка. Пентагон заявляет, что Китай строит базы в Пакистане и в западной части Тихого океана.

Более пристальный взгляд на численность американского военного и гражданского персонала, развернутого по всему миру, показывает высокую концентрацию военного персонала США в Европе, что частично отражает наследие Второй мировой войны, а также в Азии со времен Корейской войны и воинственного режима Северной Кореи.

Данные предоставлены Министерством обороны США.

Война Америки с террором унесла жизни сотен тысяч мирных жителей и тысяч солдат США, согласно проекту «Стоимость войны» Университета Брауна.

Более 37 миллионов человек были перемещены или стали беженцами

Это длилось почти два десятилетия и стоило около 6,4 триллиона долларов.

В то время как некоторые военные эксперты говорят, что выгоды для безопасности США перевешивают затраты, другие считают, что пришло время для переоценки.

Китай и Россия лидируют в онлайн-атаках на частные и государственные компьютерные сети США. Пентагон признал, что кибербезопасность представляет собой растущий риск с возможностью массовых сбоев.

Между тем, согласно отчету Министерства внутренней безопасности, опубликованному в октябре, наиболее серьезную террористическую угрозу для США представляют американские внутренние экстремисты, а не иностранные террористы.