Гуманитарные способности: Гуманитарии и технари — это миф? Не мешает ли он вашему ребенку развиваться?

Гуманитарии и технари — это миф? Не мешает ли он вашему ребенку развиваться?

Два «лагеря»: технари vs. гуманитарии

Увы, многие верят в такое деление всех людей. Мы часто слышим:

– «Мой ребенок гуманитарий, математика не для него».

– «Гуманитарный или технический склад ума — это то, что природой заложено. Способности или есть или их нет…»

Примечательно, что «естественники» (люди, с естественнонаучным мировоззрением — биологи, палеонтологи, геологи, медики) вообще остаются за бортом истории. Куда их отнести в этой «однобокой» классификации?

«Откуда дровишки?»

Разберемся, откуда возникло мнение, даже стереотип, что люди делятся на «технарей» и «гуманитариев»? Можно говорить про «бытовое» и «научное» разграничение.


Того, кто больше интересуется «техническими» предметами (математика, физика) и лучше успевает по ним, любит что-то конструировать, создавать причисляют к «технарям». Если же с большей охотой рассуждает о кораблях, бороздящих просторы Вселенной, пишет стихи — значит, «гуманитарий».Прежде ученые считали, что существует некая «карта мозга»: чем лучше развит участок, «отвечающий за определенные способность», тем они выше. На слуху и доказательства генетической предрасположенности к конкретным способностям, и повлиять на ситуацию можно только, если развивать желаемую способность в критически важный период раннего детства.

Куда бы ни уходили корнями наши заблуждения о двуполярном мире, противостоянии гуманитариев и технарей, стереотип очень популярен. Соотнести себя (или своего ребенка) с одной из двух «понятных» групп — это просто! Неудивительно, что забавные картинки-противопоставления в виде репостов разлетаются по соцсетям, как горячие пирожки:

Кто выглядит более наивным?

Кто выглядит умнее?

У кого лучше получается найти подход к ребенку?

Источник иллюстраций: AdMe. ru

Границы мешают развиваться — пора развенчивать мифы!

Бытовое деление на гуманитариев и технарей не выдерживает критики:

  • Любые свойства личности, например, эмоциональность, практичность, могут быть присущи любому человеку. На их выраженность влияет множество факторов.
  • Успешность ребенка в предметах и интерес к ним часто предопределены не способностями, а личностью и талантом педагога, любознательностью ребенка, поддержкой родителей или «заразительным» примером.
  • Людей с естественно-научным мировоззрением и интересами даже с натяжкой не отнесешь ни к гуманитариям, ни к технарям.
  • Довольно много людей успешны и в гуманитарной, и в технической сферах. Так, для изучения иностранных языков, социологии, обществознания, для успешного предпринимательства нужно быть и технарем, и гуманитарием.

Михаил Ломоносов был выдающимся физиком и химиком, и при этом писал оды и стихи, высоко оцененные современниками.

Льюис Кэрролл, преподававший логику и написавший всемирно известную детскую книгу, — гуманитарий или технарь? 🙂

ЛогикЛайк — за осознанный отказ от привычного бытового деления. Правильная жизненная позиция родителей — первый шаг к созданию условий для разностороннего развития ребенка.

Все дети способны расширить свои «базовые границы» и получать пользу от изучения каждого предмета и направления развития.

А есть научное подтверждение, что любой может стать «любым»?

Научное восприятие гуманитариев vs. технарей неоднократно опровергнуто:

  • В 60-х годах прошлого века американские ученые сумели доказать, что мозг, как мышцу, можно накачать. Они назвали эту человеческую особенность нейропластичностью — способностью мозга формировать новые нейронные связи в зависимости от активности человека: действий и сопровождающих их мыслительных процессов.
  • Исследователи не остановились на достигнутом и доказали, что человек обладает еще одной суперспособностью — нейрогенезом, т. е. может буквально «вырастить» и сформировать в своем мозге нейроны нужного свойства и качества. Хотите успевать по математике или стать полиглотом — чаще решайте задачи или заучивайте иностранные слова. Даже если есть ощущение, что технические науки или иностранные языки — «не ваше».
  • Ученые доказали, что математика помогает преуспевать в гуманитарных науках, решать жизненные задачи, а музыка (куда вы, кстати, отнесете ее?) развивает математические способности.
  • Исследователи из Стэнфорда доказали, что в долгосрочной перспективе, если ребенок не сдается, и на нем не ставят клеймо «не способный к математике», со временем он добивается больших успехов и лучшего понимания математики, чем тот, кто когда-то быстро считал в уме.

Как стереотипы влияют на наших детей

Исследователи и педагоги настаивают, что необходимо правильно понимать и оценивать способности к математике (как и способности к другим техническим предметам). На самом деле они есть у всех: речь не только о таланте или навыке вычитать или умножать, но и обобщать, анализировать, сравнивать, рассуждать и принимать решения. К сожалению, традиционно ребенка считают одаренным по математике, если решения приходят ему в голову быстро. Фактически же скорость прихода к решению — это врожденный показатель (вроде темперамента), а на способности к решению в принципе он не влияет.

Принципиальная разница между «технарями» и «гуманитариями» не в том, на что эти люди способны (ибо способны практически на все и оба!). Различие в том, к чему люди стремятся, что им ближе, что дается с меньшими усилиями, от какой деятельности они получают больше удовольствия и удовлетворения.

Увы, классификация «гуманитарий-технарь» служит хорошим оправданием для лени или отсутствия мотивации. На самом деле, зачастую «не дано» = «не захотел потратить достаточно времени и сил».

Успевать по школьной математике могут все

Когда ребенок делает первые шаги или пытается заговорить, он раз за разом падает, коверкает слова и смыслы. Но мы не считаем, что «не дано». Аналогичный принцип должен применяться по отношению к любому роду занятий и навыку, который стремится освоить человек.

Математика — один из «языков» современного мира, овладение которым стоит того, чтобы вкладывать время и силы. Математика помогает понимать окружающий мир и влиять на него, но — аналогично изучению иностранных языков — не дается «с лету» почти никому.

Не нужно «технического» склада ума, чтобы разбираться в личных финансах, кредитах, инвестировании, считать причитающиеся премии и бонусы на работе, помогать ребенку с домашними заданиями по техническим предметам. Достаточно понимания математики, а также основ математического мышления и законов логики.

Если вы действительно захотите, то обязательно научитесь думать как математик, и сможете научить этому своего ребенка.

На стыке дисциплин

Есть профессии, которые невозможно по умолчанию отнести к «техническим» или «гуманитарным». Яркий пример — программист. Еще более яркий — профессия будущего: дизайнер виртуальной реальности, виртуальных миров и пространств. С каждым десятилетием примеров все больше, и даже привычные, «древние» профессии, вроде бухгалтера, библиотекаря и врача, становятся все более «междисциплинарными».

Социолог и журналист Малкольм Гладуэлл в книге «Гении и аутсайдеры» сформулировал «правило 10 000 часов». Именно это количество часов практики способно сделать любого человека «технарем» (или «гуманитарием»). Исследователь утверждает, что так называемая «гениальность», «одаренность» может и повлиять, и не повлиять на результаты и успешность в любом занятии. Но упорство влияет положительно всегда. И снова подтверждается банальный, но верный вывод: 1% успеха — способности, 99% — труд. Цифры эти условные и приведены для наглядности, в жизни все гораздо сложнее.

Так к чему готовить ребенка?

Учите его думать! А именно — рассуждать, анализировать, сравнивать, искать не шаблонные решения. В общем, здравствуйте, занимательные задачи!

Для начала можно просто познакомиться с классическими развивающими заданиями и занимательными головоломками ЛогикЛайк.

Но для достижения заметного результата нужны упорство, дисциплина и регулярность.

Когда в очередной раз у вас появится ощущение, что точные или гуманитарные науки «не даны» вашему ребенку, помните:

  • Не вешайте ярлыки (особенно в присутствии ребенка — дети очень внушаемые).
  • Не торопите ребенка, ответ о способностях и склонностях может прийти не сразу (и прийти совсем не таким, как вы ожидали — «междисциплинарным»).
  • Помните про нейропластичность — стремитесь создать новые связи в мозге ребенка. Постоянно предлагайте ему решать разные виды задач и проблем.

При этом обязательно верьте в него и всячески поддерживайте, а ЛогикЛайк поможет 🙂

5 гуманитарных предметов, которые нужны технарям — Учёба.ру

Язык и культура речи: самопрезентация

В школе ученики математических классов уделяют мало внимания русскому языку. При этом его знание остается важным в течение всей жизни, почти на любой работе и в любой коммуникации. Умение емко и грамотно выражать свои мысли поможет в учебе при написании курсовых и при подготовке докладов, а в будущем — в общении с коллегами и начальством, написании резюме и разработке документации. Грамотность сейчас становится особенно важна, поскольку не только личное, но и деловое общение все больше переходит в интернет и, в частности, в социальные сети. Впечатление о вас во многом составляется по тому, насколько хорошо вы умеете в письменном виде доносить до публики свои идеи.

Обучение русскому языку не ограничивается только технической стороной вопроса. Осваивая его, вы учитесь правильно выстраивать коммуникацию, выражаться точно, четко и понятно, тем самым организовывая и свое мышление, а умение свободно использовать различные языковые конструкции дает большую свободу для выражения. А потому, если на уроках русского вы решали задания по алгебре, стоит найти время и открыть учебники Розенталя.

Литература: способность изобретать

Обычно в конечном итоге все соглашаются с тем, что учиться писать необходимо, а из правил грамматики стоит знать хотя бы основные. Литературу же огромное количество технарей записывает в совершенно бессмысленные, отвлеченные предметы: «Что может быть полезного в книгах, если там все придумано?».

Однако книги оказывают огромное влияние на развитие творческого мышления и воображения, необходимого в том числе в технических профессиях. Будущих инженеров и программистов учат большому количеству точных наук, но именно изучение искусства, и в частности литературы, позволяет им научиться придумывать нечто новое и изобретать.

Занимаясь исключительно инженерной графикой, сопроматом и дифференциальными уравнениями, вы научитесь только копировать уже существующее, действовать в рамках созданных норм и правил. Литература же толкает к сотворчеству, заставляет мозг выдумывать, работать иначе. Недаром многие изобретения сперва появлялись на страницах книг и поначалу воспринимались как литературная фантазия.

Даже чтение развлекательной литературы способно дать творческий толчок. Углубившись же в изучение классических произведений, требующих труда, можно здорово «прокачать» свой разум. Для этого не обязательно все бросать и уходить на филфак или записываться на дополнительные курсы. Множество лекций есть в бесплатном доступе в интернете, а на различных образовательных, научно-популярных и литературных порталах можно найти списки самых важных книг — от топ-20 и до бесконечности.

Иностранные языки: карьерный рост

В современном мире невозможно обойтись без знания английского, а лучше — и еще одного дополнительного иностранного языка. Огромный объем полезной профессиональной литературы не переводится на русский и остается недоступным для тех, кто не может прочитать ее в оригинале. Кроме того, многие компании сотрудничают с иностранными коллегами, открывают филиалы в других странах и отправляют сотрудников на конференции.

В технических вузах изучают обычно в основном специальную лексику и перевод документов, однако и студентам, и выпускникам стоит мыслить шире: для успешной работы необходимо будет не только разбираться в своей узкой теме, но и уметь поддерживать беседу, слушать лекции, договариваться о совместной работе и т.  д.

Хорошее, разностороннее знание иностранных языков существенно повысит шансы найти работу над интересными проектами, расширит границы как в переносном, так и в самом прямом смысле этого слова, даст возможность работать где угодно. Даже если в вашем вузе преподавание иностранных языков оставляет желать лучшего, сейчас есть множество различных курсов и программ по изучению языка, как платных, так и бесплатных.

Психология: профессиональная коммуникация

Зачастую технические профессии выбирают люди замкнутые, готовые много времени проводить в одиночестве, корпеть над трудной задачей или масштабным проектом. Однако для создания любого, особенно сложного и интересного проекта, необходима коммуникация с людьми, умение договариваться и понятно излагать свое мнение.

Если родной язык поможет вам научиться структурировать свою речь, то психология даст понимание того, в каком виде, как и когда лучше всего доносить ваши идеи и мысли, какой подход стоит использовать для конкретного человека. Она способна также помочь раскрыть свою индивидуальность и личные преимущества, выявить сильные стороны и скорректировать слабые.

В вузах преподавание психологии часто носит формальных характер: за небольшое количество часов студентов стараются познакомить с как можно большим количеством школ и направлений, не углубляясь подробно в их особенности и практическую пользу. Однако воспользоваться можно также полезными книгами, курсами и тренингами, направленными на решение конкретных задач и способных улучшить как профессиональную коммуникацию, так и качество жизни человека в целом.

История: адаптация к переменам и анализ

История — еще один предмет, который технари часто считают бессмысленным. Казалось бы, зачем им знать о том, что было давным-давно? Однако нужно понимать, что и инженеры с программистами не работают в пустоте: все, что они создают, они создают в общем смысле для людей, и для их понимания недостаточно одной психологии. Любой человек — продукт породившей его среды, и чтобы понять его, нужно знать, откуда он пришел. В такой ситуации становится важным знание исторического контекста, истоков тех или иных ситуаций, причин происходивших ранее и происходящих сейчас событий.

Особенно важно разбираться в современной истории. Это поможет лучше ориентироваться в постоянно меняющемся мире, предугадывать важные события и уметь при необходимости вовремя отреагировать.

Помимо этого, так же как и литература, история развивает мышление, аналитические способности, умение видеть «картинку в целом», замечать взаимосвязи, что пригодится как непосредственно в профессиональной деятельности, так и при общении с другими людьми и построении деловых коммуникаций.

ПРОЕКТ «ГУМАНИТАРНЫЕ ВСТРЕЧИ»

Цель проекта – дать студентам ИФФ возможность проявить себя в исследовательской и творческой работе, принять активное участие в современной научной и литературной жизни – словом, проявить себя вне рамок учебного процесса.
В рамках проекта предполагается проведение киноклуба, встреч с известными учёными и культурными деятелями (клуб «[САМО]-ОПРЕДЕЛИТЕЛЬ») и студенческой конференции.

Преимущества участия в «Гуманитарных встречах»:

  • Возможность профессионального самоопределения и получения навыков для дальнейшей работы по специальности
  • Неограниченное пространство для самореализации!

Концепция проекта:

Гуманитарные Встречи – проект, ориентированный в первую очередь на студентов. Его главная цель – продуктивное саморазвитие современных молодых гуманитариев, обучающихся на ИФФ РГГУ, проявление их творческих и исследовательских способностей, в полной мере не реализованных в рамках обязательных учебных курсов.
Гуманитарные Встречи – События межличностного общения заинтересованных студентов-гуманитариев на актуальные темы современной науч-ной и культурной жизни.
Гуманитарные Встречи – точка пересечения профессиональных интересов гуманитариев-студентов, неформальная проверка их актуальных компетенций. Ведь эффективность будущей профессиональной деятельности студента-гуманитария зависит не только от приобретенных на вузовских лекциях и семинарах знаний, но и от уровня его творческих качеств, способности к дальнейшему росту.
Гуманитарные Встречи — пространство апробирования междисциплинарных возможностей дополнительного гуманитарного образования в рамках современного российского вуза.
Гуманитарные Встречи предполагают различные организационные форматы и социально-речевые «жанры» – научно-практические конференции, мастер-классы, студийные «перформансы» и клубное общение…
С одной стороны, самые разнообразные форматы Гуманитарных Встреч направлены на творческое саморазвитие студентов, пробуждение их «самости»: способностей к «соучастию», «самопознанию», «самоопределению», «самоуправлению», «самообразованию», «самосовершенствованию», «самореализации» в контексте разнообразной гуманитарной деятельности. Здесь обсуждаются, конструируются и воспроизводятся продуктивные виды гуманитарной практики, востребованной социумом.
С другой стороны, одна из стратегических целей проведения Гуманитарных Встреч в определенном смысле – продуктивная интеграция интеллектуального и креативного потенциала студентов нашего факультета.
Если учебный процесс «отстраивается» преподавателями факультета, то разработка и организация любого из проектов Гуманитарных Встреч – самими студентами. Именно поэтому выбор тем, проблем и материала Гуманитарных Встреч в первую очередь зависит от студентов.

Мы вКонтакте

Координаторы: преподаватели кафедры теоретической и исторической поэтики Сергей Петрович Лавлинский и Виктория Яковлевна Малкина

Наши основные мероприятия:

12-13.03.20. Конференция «Воображаемый мир героя в литературе и культуре: поэтика и рецепция»
05.12.19. Круглый стол «Миф. Музыкальное. Модерн»
21.10.20. Встреча с Александром Городницким
14-15.03.19. Конференция «Наблюдатель искаженных миров: поэтика и рецепция»
15-16. 03.18. Конференция «Абсурд, гротеск и фантастика в визуальных измерениях: поэтика и рецепция в культуре»
2-3.03.17. Конференция «Гротескное и фантастическое в культуре: визуальные аспекты»
10-12.03.16. Конференция «Глаза как зеркало: зрение и видение в культуре»
17-18.04.15. Конференция «Вглядывался в строки…»: Читатель и пространственно-временные аспекты визуального
25-26.04.14. Конференция «Визуальное в литературе»
19.02.14. Встреча с И.В. Фоменко
12.05.12. Конференция «Возраст» в культурном контексте:
12.03.11.Конференция «Феномен Времени: история–литература»
02.10.10. Открытый семинар «Феномен Времени: история–литература–культура»
13.03.10. Конференция «»Другой» как междисциплинарное понятие в культурных контекстах»
16.12.09.Киноклуб ИФИ. «Пёс-призрак-путь самурая»
09.12.09. Киноклуб ИФИ. «Менильмонтан» Д.Кирсанова и «Небесные создания» П. Джексона
11.11.09. Киноклуб ИФИ. «Душка» Йоса Стеллинга
03.11.09. Встреча с Михаилом Угаровым
27.10.09. Открытый семинар, посвящённый презентации проекта студенческой научной конференции «“Другой” как междисциплинарное понятие в культурных контекстах»
07.02.09. Конференция «Читатель в поисках смысла»

О технарях и гуманитариях: как работает наш мозг и почему тройка по математике – это не приговор: Новая эра

В математике гипербола — это график функций, а в литературе — стилистическая фигура. Иллюстрация: Татьяна Никитина

Мы часто слышим «Я гуманитарий» или «Мне лучше даются технические науки». Откуда берутся эти «диагнозы», «СверхНовой Эре» рассказала психолог Мария Дементиевская.

– Правильно ли вообще делить людей на технарей и гуманитариев?

– Делить людей в принципе не совсем правильно, но это делают для того, чтобы упростить и упорядочить мир. Людям так проще понимать, кого к чему относить.

– Получается, что чистые технари и чистые гуманитарии редко встречаются?

– Не думаю, что чистые типы личности вообще встречаются. Природа задумала так, что в популяциях «крайние точки» очень редки, поэтому людей с чисто математическим или гуманитарным складом ума нет. У каждого из нас есть множество интересов, и обычно они не касаются только одной сферы.

– Правда ли, что способности закладываются ещё в начале жизни ребёнка?

– Да, это на самом деле так. Когда мы появляемся на свет, у нас уже есть определённые предпосылки к какой-либо деятельности. У каждого имеется свой талант, который нужно только научиться развивать.

– А что влияет на это?

– Есть мнение, что наши способности обусловлены генетически: если, например, оба родителя творческие люди, музыканты или художники, то есть большая вероятность, что ребёнок пойдёт по их стопам и добьётся в этих сферах успеха. Также на способности влияет социальное окружение, в котором рос человек: если он с детства наблюдал за тем, как взрослые пели, танцевали или рисовали, то будет пытаться повторить эти действия. Но, конечно, нельзя однозначно ответить на вопрос, что больше влияет на нас, наследственность или среда.

– Можно ли с раннего детства определить, в какой сфере ребёнок сможет себя реализовать?

– В раннем детстве определить это сложно, но уже в дошкольном возрасте можно присматриваться к тому, что ребёнку интересно, от каких занятий он получает удовольствие. Дальше нужно лишь развивать это, ходить в кружки и секции по интересам. А вот уже в средней школе можно точно сказать, к чему у человека есть способности, становится ясно, какое направление ему близко.

– Если, например, с математикой в школе всё было плохо, значит ли это, что человек потерян для мира чисел?

– Если ребёнку трудно даётся какой-нибудь предмет, то возможно, ему просто не повезло с преподавателем. А может быть, он когда-то не смог освоить конкретную тему, и непонимание стало расти словно снежный ком. Из-за всего этого может упасть мотивация, и подросток решит, что математика – не его наука. Но имейте в виду, что многое зависит от нашего внутреннего настроя. Мозг очень пластичен, он может запомнить любую информацию и образовать новые нейронные связи. Конечно, тому, у кого есть врождённые способности, удастся добиться большего успеха, но многие навыки можно натренировать, главное – желание.

– За что отвечают полушарии мозга? Говорят, что левое – за рациональное мышление, а правое за фантазию и воображение. Правда ли это?

– Наш мозг действительно имеет два полушария, в каждом из которых есть определённые зоны, отвечающие за деятельность человека. Для того чтобы понять, какое полушарие доминирует, есть тесты. Например, вы можете, не задумываясь, сложить руки в замок и проверить, большой палец какой руки окажется сверху: если правой, то лидирует правое полушарие, если левой – левое. Ещё можно попробовать встать в позу Наполеона, скрестить руки на груди и посмотреть, какая рука находится сверху, или посмотреть в калейдоскоп и проследить, к какому глазу вы его подносите. Вообще, обратите внимание, как вы себя ведёте в повседневной жизни. К какому уху подносите телефонную трубку? Какой рукой пишете? Все эти тесты помогут вам определить ведущее полушарие.

– Есть мнение, что технические науки парням даются проще, а девушкам лучше выбрать для себя гуманитарные…

– Не стоит привязывать способности к полу. Конечно, большинство мальчиков имеют склонность к техническим наукам, им интересны механизмы – они с детства начинают развиваться в этом направлении. Девочки же любят куклы, животных, стремятся к красоте. Но если целенаправленно обучать девчонок техническим наукам, например, в специальных школах, они нисколько не будут отставать от мальчиков. Ведь женщины работают инженерами, и справляются ничуть не хуже мужчин.

– Как запоминают технари, а как – гуманитарии?

– Гуманитарии запоминают информацию образно, пользуясь ассоциациями. А технарям проще фиксировать в голове цифры, строить графики, использовать формулы и символы. У них всё должно быть «по полочкам», им так намного проще.

  • Опубликовано в №065 от 12.04.2019 

Гуманитарии и математики: почему мы мыслим по-разному

Оправданно ли такое деление

В обществе существует точка зрения, согласно которой все люди в вопросах интеллектуального познания имеют склонность или к математическому полюсу, или к гуманитарному. Ребёнок идёт в школу, получает пятёрки по литературе, а математика ему никак не даётся. «Ничего, — говорят родители, — он у нас гуманитарий». Часто встречается и обратная ситуация.

Но насколько это справедливо? Является ли математика объективно более сложной в освоении, чем гуманитарные дисциплины? Заложены ли способности человека генетически или являются результатом воспитания?

В ходе исследования выяснилось: если ученик хорошо сдаёт экзамены по точным дисциплинам, в большинстве случаев он так же успешно справляется и с гуманитарными. А учащиеся в гуманитарных школах проваливают не только математику, но и языки.

Значит ли это, что математические дисциплины более сложные? Нет.

Если человек хорошо сдаёт все экзамены, это говорит о его ответственности, а не о способностях. Многие люди легко могут оперировать абстрактными понятиями и изучать языки, но им очень трудно даётся математика. К тому же другие исследования показывают, что между освоением математических и гуманитарных дисциплин нет связи на уровне мозговой деятельности. Это совершенно разные когнитивные способности.

Физиологическая основа интеллектуальных способностей

В рамках исследования учёные фиксировали мозговую активность математиков и других людей во время выполнения различных заданий. В результате они пришли к следующему выводу.

При выполнении математических операций у человека активизируются особые зоны мозга, которые не связаны с языковыми способностями.

Выходит, разница между математическим и гуманитарным познанием лежит на физиологическом уровне. Есть зоны, ответственные за математическое мышление, есть — за языковое. Нельзя сказать, что какое-то из них более совершенно.

Природа и воспитание

В упоминаемом выше исследовании учёные также пришли к выводу, что способность детей выполнять простейшие алгебраические операции — залог дальнейших математических успехов. Ведь в раннем возрасте, ещё до всякого воспитания, у человека участки мозга развиваются по-разному. У кого-то математические зоны развиты лучше, а у кого-то — хуже.

Поскольку как в элементарных, так и в более сложных задачах задействуется одна нейронная сеть, можно предсказать будущий талант ребёнка ещё до того, как он проявится. Малыш довольно быстро понял, почему 1 + 1 = 2? Тогда в будущем ему относительно просто дадутся синусы и косинусы.

То же самое можно сказать и о гуманитариях. Скорость освоения ребёнком языка, умение улавливать основные законы грамматики позволяют оценить, насколько хорош он будет в постижении гуманитарных наук, так как ранние успехи в этой сфере свидетельствуют о потенциале соответствующей области мозга.

Можно предположить, что физиологические особенности предопределяют наши когнитивные способности. Однако это не так и вот почему:

  • Не учитывается множество других факторов, влияющих на проявление таланта. Например, у человека могут быть задатки математика на физиологическом уровне, но при этом абсолютно отсутствует интерес к этой дисциплине, из-за чего его природный талант не получит развития.
  • То, о чём мы говорим как о физиологической склонности, на самом деле может быть результатом ранней воспитательной деятельности родителей.

Как отмечает швейцарский психолог и философ Жан Пиаже , развитие и языковых, и математических когнитивных способностей происходит в предоперациональный период (2–7 лет). Именно тогда может проявиться физиологическая предрасположенность ребёнка к определённой деятельности.

Этот период в развитии мозга самый важный, поскольку создание нейронных связей идёт по принципу частоты их использования . То есть после 2–3 лет начинают активно развиваться те его зоны, которые чаще всего задействуются.

На этом этапе развитие мозга напрямую зависит от деятельности человека и повторения им каких-либо практик.

Также проливает свет на формирование способностей человека изучение близнецов. Набор генов у них примерно одинаков, а потому различия в интеллектуальных способностях, скорее всего, будут обусловлены внешними факторами.

Такие исследования, проведённые российскими учёными в 90-х годах , показали, что с двух лет интеллект у близнецов действительно становится схожим в относительно одинаковых внешних условиях.

Примерно к тому же выводу пришли учёные из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре . Внешняя среда имеет значение и играет роль условия реализации биологического базиса.

Выводы

Станет ли человек гуманитарием или математиком, зависит от биологического фактора и наследственности, предопределяющих развитие его мозга. Однако на проявление этого фактора сильно влияет деятельность в детском возрасте. Речь идёт о том периоде, когда человек непосредственно ещё не начал изучение самих дисциплин, но в процессе игры и общения с родителями каким-то образом задействует разные зоны мозга, стимулируя их развитие.

Практически это означает следующее: родители не должны навязывать ребёнку деятельность, к которой у него нет особого влечения и в которой он не очень успешен. Нужно постараться отыскать талант и способствовать его развитию.

Почему деление на физиков и лириков уходит в прошлое — Российская газета

Неужели деление на «физиков и лириков» уходит в прошлое? Можно ли стать одновременно и программистом, и лингвистом? Нужно ли вводить в школе новые предметы на стыке гуманитарных и технических дисциплин? «РГ» опросила экспертов из ведущих российских вузов — участников Проекта 5-100.

Анастасия Таболина, доцент Высшей школы инженерной педагогики, психологии и прикладной лингвистики Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ)

Деление детей на технарей и гуманитариев всегда было достаточно условным.  Как оно вообще формируется? Тех ребят, кто больше успевает по математике, автоматически причисляют к технарям. Тех, кто хорошо формулирует свои мысли, с ранних лет родители и даже учителя называют «гуманитариями». Вырваться из этих шаблонов бывает очень сложно. Поэтому нельзя вешать ярлыки на ребенка. Нужно с детства учить его находить общий язык с людьми, но и не забывать о техническом творчестве.

Факт: навык общения формируется у ребенка быстрее, а к успехам в математике нужно идти гораздо дольше — нужна способность долго работать над одной задачей, внимательность. Структуры мозга, отвечающие за техническое мышление, формируются гораздо дольше, чем речевые. Только к пяти-шести годам начинает формироваться образно-логическое мышление. Поэтому в массовом сознании и сложился стереотип, что гуманитариев больше.

На него работает и то, что дети-технари зачастую более усидчивы, среди них больше интровертов. Но учеными доказано, что успешный гуманитарий может быть и успешным технарем. Мы можем менять профиль подготовки, обучаться в течение всей жизни и переходить из одной специальности в другую. Это вопрос тренировки и желания.

Сейчас ученые сходятся на том, что необходимо междисциплинарное обучение гуманитариев и технарей. Например, одна из наиболее популярных профессий сейчас — программист, дизайнер виртуальной реальности. Такие специалисты хорошо сочетают и гуманитарные, и технические профили. Популярна тема развития soft-skills, digital skills, hard skills. Человек с многофункциональным набором навыков точно будет более востребован на рынке труда, чем просто гуманитарий или технарь.

Константин Воронцов, руководитель лаборатории машинного интеллекта МФТИ

Занятие программированием, как и изучение иностранных языков, требует педантичности, усидчивости и очень хорошей памяти. Поэтому неудивительно, что люди с такими способностями оказываются успешными и в том, и в другом. Однако на этом сходство заканчивается.

Суть работы программиста не в освоении языков программирования. Это инженерная деятельность, требующая системного мышления, конструкторского воображения, большого внимания к деталям, знания алгоритмов, постоянного освоения новых технологий, командной работы.

По мере развития программирования в нем все меньше остается места для математики и искусства, и все больше требуется инженерного ремесла. Современное программирование нацелено на быстрое коллективное создание сложных приложений из разнообразных готовых компонентов. Гуманитариям, за редким исключением, такая деятельность просто не нравится. Им это скучно.

С другой стороны, владение двумя профессиями всегда дает человеку огромное преимущество на рынке труда. Программист, который понимает многое и в лингвистике или, например, в социологии, сегодня будет крайне востребованным и высокооплачиваемым специалистом. Работать на стыке дисциплин всегда увлекательно: ты легко понимаешь то, что другие просто не видят. Однако достижение этой цели требует большого труда. И еще увлеченности.

Роль школы я вижу не в том, чтобы вводить новые специализации и дисциплины. Дети и так перегружены. Нужно рассказывать и показывать, для чего на практике нужны знания. Нужно чаще приводить в школу успешных состоявшихся людей, хотя бы из числа ее выпускников. Рассказы профессионалов о своем деле гораздо больше мотивируют работать на стыке нескольких профессий.

Анна Плотникова, директор департамента «Филологический факультет» УГИ УрФУ, научный руководитель направления «Цифровая гуманитаристика»

Гуманитариям сложно адаптироваться к традиционным техническим профессиям. На должность инженера-авиаконструктора необходимо брать человека с соответствующим техническим дипломом. Ожидать, что выпускник философского факультета справится с этой работой лучше, не стоит. Но рынок труда постоянно меняется, каждый год появляются новые профессии, которым никто никогда не учил и про которые мы, строго говоря, плохо понимаем, технические они или гуманитарные. Скажем, профессия системного аналитика в IT-отрасли предполагает знание основ технологии производства продукта, но суть ее все же не в этом: задача в том, чтобы понять пользователя, а затем перевести его потребность на технический язык, понятный программисту-разработчику. Системный аналитик — это своего рода переводчик между участниками сложно организованной технологической цепочки, в которой задействованы специалисты с разным образованием. Как показывает опыт, на такую роль скорее подойдет человек с гуманитарным дипломом (например, в области прикладной лингвистики), нежели с техническим. Хотя определенное дополнительное обучение ему, несомненно, будет необходимо.

Но есть сферы, где гуманитарий с техническими навыками заведомо проиграет «чистому» технарю. Например, в разработке IT-продуктов: даже если исследования показывают, что среди успешных программистов велик процент людей, имеющих склонности к иностранным языкам, это совсем не значит, что в реальном рынке труда полиглот сможет конкурировать со специалистом, которого учили разбираться в языках программирования. В то же время в современных IT-компаниях есть огромное количество позиций, где именно гуманитарий с системным мышлением может иметь преимущество. Лингвист, знающий основы языка Python, или социолог, разбирающийся в SQL, без работы точно не останутся.

Разделение на технарей и гуманитариев в целом искусственно и создано самой системой образования: техническое или гуманитарное мышление студент приобретает в процессе обучения. Не бывает технарей и гуманитариев от рождения.

Да, если ребенку с детства интересна история, взрослые скорее всего будут поощрять его интерес. Математика при этом может даваться хуже и тяжелее, осваиваться по остаточному принципу. Так школьник, сам того не понимая, становится гуманитарием. Это не значит, что он не смог бы осилить математику, просто для этого нужно больше сил.

В высокотехнологичных областях экономики, кроме конкретных знаний и системного мышления, требуется гибкость и высокая степень адаптивности, готовность постоянно развиваться. Даже если человек всю жизнь собирается работать на одном месте, переобучаться ему точно придется. Именно с этим связан один из самых сложных вызовов для системы гуманитарного образования: перестать воспитывать в студентах консервативные установки, убежденность, что полученные знания самодостаточны в силу их фундаментального характера и по той же причине неизменны. К сожалению, именно консерватизм оказывается наиболее значимым фактором профессиональных неудач даже самых неглупых и потенциально успешных ребят.

Дмитрий Яковлев, руководитель ФабЛаб ТюмГУ

Мир невероятно быстро меняется, и человек за жизнь может сменить несколько десятков видов деятельности. Постоянно учиться и получать новые компетенции — норма в современном мире. Поэтому вопрос, нужно ли гуманитариев учить программированию, в принципе не стоит.

Однако как технарь с гуманитарными наклонностями я действительно могу сказать, что склонность к изучению естественных языков может помочь при изучении языка программирования, особенно его основ. Эти два процесса очень похожи. При углублении же в искусство программирования уже не обойтись без математики и способности думать как технарь, которая приобретается при многократном решении задач; и тут условным гуманитариям без подготовки может быть сложнее. Но дорогу осилит идущий.

Зоя Резанова, профессор Томского государственного университета, заведующая лабораторией когнитивных исследований языка

В системе современного высшего образования России уже существует направление подготовки, которое ориентировано на междисциплинарную интеграцию лингвистики, информатики и математики. Это направление «Фундаментальная и прикладная лингвистика». Потребности автоматической обработки текстовой информации лавинно возрастают, возрастает и потребность в специалистах с междисциплинарными компетенциями в сфере естественных языков, когнитивной науки и информатики.

как найти себя и чем может быть полезно тестирование.Часть 1

О тесте «Гуманитарий или технарь»


Авторы статьи: Алтухов В.В., Кувшинова О.Л.



Гуманитарий или технарь – вопрос, который интересует многих. Если попробовать набрать эту фразу в поисковых системах, то можно увидеть, что дискуссии на эту тему возникают на самых разных форумах и сайтах. Многим из нас так и не терпится узнать, к какой группе он относится. Этот вопрос уже практически стал классическим. Но помимо отнесения себя к одной из указанных групп, часто возникает вопрос, а кто же лучше? Кому легче жить или кто умнее? На наш взгляд, не совсем корректный вопрос, как и сама дилемма, которая очень сильно упрощает реальную ситуацию. Мы сразу оставляем за скобками тех, кто склонен к естественно-научному направлению. Куда можно отнести этих ребят? Они гуманитарии или технари? Школьники порой путаются, когда относят биологию к гуманитарным наукам. А творческие специальности – это гуманитарная или техническая область? Ведь творчество есть и там, и там: архитекторы или литераторы и многие другие. А сколько направлений междисциплинарных, которые находятся на стыке наук!! И что в принципе нам дает знание о том, что кто-то гуманитарий, а кто-то технарь? Большой вопрос.


Но тема очень популярна. И естественно мы стремимся найти способы определить свою принадлежность к этим группам. А вот средств сделать это не так много. Часто мы делаем вывод по тем предметам, которые получаются или не даются, привлекают и не привлекают. А интернет предлагает нам и другие средства, например, измерить длину пальцев. Если безымянный палец окажется длиннее указательного, то, конечно же, ты – технарь, а если наоборот, то гуманитарий! Однако мы к таким способам оценки относимся достаточно скептично. Очень много факторов влияет на развитие человека, на развитие его способностей, поэтому нельзя все дать на откуп природе. В итоге мы решили создать специальный тест, который позволит оценить и интересы, и успешность в решении задач.


Когда мы создавали наш тест, то в первую очередь исходили из того, что обязательно нужно различать интересы человека и его способности. И это действительно разные вещи. Ведь бывает такое, что школьнику может нравиться предмет, даже если он его не до конца понимает и не все у него получается. Да и делать выводы только по предметам – не совсем правильно. Как часто говорят наши клиенты, многое зависит и от учителей. Некоторые учителя могут заинтересовать предметом, другие же наоборот, совсем отбить интерес. И не обязательно, что у школьника нет способностей к тому или иному предмету, порой он может просто не прилагать усилий, чтобы разобраться в «неинтересном» материале.


Когда мы соотносим интересы и способности в той или иной сфере, то можем столкнуться с четырьмя возможными сценариями:


1) Сфера интересна и способности развиты – прекрасно, можно подумать и о профессиональном развитии в данном направлении


2) Сфера интересна, но способности еще не очень развиты – требуется больше заниматься, чтобы желаемое стало возможным


3) Сфера не интересна, но есть способности – вероятно, стоит подумать над тем, почему она неинтересна. Возможно, школьник еще не смог получить необходимый опыт в этой области, а может интерес ему «отбили». А возможно, что просто в большей степени привлекает другая сфера, но способности есть, и могут использоваться в других направлениях (да и просто по жизни)


4) Сфера не интересна, да и не получается – похоже, имеет смысл рассматривать другие сферы.


Как говорится, мало одного желания, нужно еще и успешно справляться с поставленными задачами!


Еще одна особенность нашего теста в том, что мы сделали не одну шкалу с двумя полюсами, где ты либо технарь, либо гуманитарий, а две отдельные шкалы. Ведь мы часто сталкиваемся с ситуациями, когда человеку интересны обе сферы (и обе они получаются), либо когда человеку не интересна ни одна их них (вероятно, интересы лежат где-то вовне, например, школьник интересуется биологией и химией, то есть относится к естественно-научному направлению, которое в тесте не исследуется). Не всегда наши клиенты, судя по отзывам, довольны тем, что у них нет одного только направления, что дилемма в их случае не является актуальной для них. Конечно, если ты и технарь, и гуманитарий, то что же делать с выбором профессии? Ведь так сложно становится определиться. А если ни то и ни другое, то вообще непонятно, что делать. Но часто эта проблема надуманная. «Гуманитарий – технарь» не может охватить все профессии и сферы деятельности, которые есть в нашем мире!!


Прежде чем перейти к результатам нашего исследования, хотелось бы привести результаты опроса, который мы предлагали пройти всем, кто тестировался. Опрос состоял всего из пяти вопросов, и вот какие результаты мы получили.


Опрос по тесту «Гуманитарий или технарь»


Рассмотрим результаты опроса, который проводился по итоговой версии нашего теста. В опросе приняло участие 1242 человека. Давайте рассмотрим итоги.



Что ж, 94% опрошенных (44% + 50%) считают тест вполне интересным. При этом полезным этот тест назвали 73% опрошенных (19% + 54%), а порекомендовать его своим друзьям и знакомым готовы 76% участников опроса. В целом можно сделать вывод о том, что тест действительно является интересным и полезным для людей, заинтересованных в самоопределении.


И тех, кто принял участие в опросе, было достаточно много тех, кто уже раньше проходил подобные тесты (35%), но не все могли вспомнить, где именно это происходило. Часто отмечается, что подобные тесты проводились в школах и центрах профориентации.


Нам также было интересно узнать мнение наших респондентов о тесте в целом: стоит ли что-то изменить в тесте или чем-нибудь его дополнить. 23% участников опроса ответили утвердительно, при этом достаточно часто возникали предложения дополнить наш тест вопросами для творческих и естественно-научных направлений, а также дать рекомендации по наиболее подходящим профессиям. Но мы пока не планируем вносить подобные изменения. Наш тест не претендует на полноценное профориентационное тестирование, это лишь экспресс-диагностика и общая оценка. Для более подробной оценки того, какие же профессии подходят человеку, необходимо учитывать гораздо больше факторов и более подробно изучать интересы, нежели это представлено в данном тесте. Для полноценной профориентации мы используем другие методики (например, тест «Профориентатор»).


П.с. Подробные результаты опроса по предыдущей версии теста и комментарии можно посмотреть на нашем форуме: «Результаты опроса и ответы на комментарии».


Как создавался тест «Гуманитарий – Технарь».


Первая версия теста «Гуманитарий или технарь» была создана в апреле 2009 года. Эта версия включала в себя 29 вопросов для оценки интересов и всего 6 задач по способностям(!!). Тогда мы больший акцент делали именно на интересы, а способности оценивали очень поверхностно. А уже в июле 2009 года вышла вторая версия теста: был расширен блок оценки интересов. В таком виде тест просуществовал до января 2011 года. И вот в третьей и четвертой версиях теста мы все-таки расширили блок оценки способностей. После проведения апробации в итоге в марте 2011 года появилась действующая в настоящее время пятая версия теста. Сейчас наш тест включает 33 вопроса для оценки интересов и 33 вопроса для оценки способностей. И еще одна новая особенность – мы добавили блок вопросов, в котором просили наших респондентов отметить, как они сами считают, насколько им интересна гуманитарная и техническая сфера, а также оценить, насколько успешно они занимаются по гуманитарным (история, литература, русский язык, обществознание, языки) и техническим (математика, физика, информатика) предметам. В итоге мы собрали достаточно много данных для того, чтобы оценить, насколько результаты нашего теста совпадают с прогнозами самих участников тестирования. Об этом и пойдет речь дальше.


Наше исследование: есть ли гуманитарии и технари, или как «работает» тест?


В исследовании по тесту «Гуманитарий-Технарь» приняло участие 5540 человек, среди которых было поровну девушек и юношей в возрасте от 12 до 20 лет. На основе полученных данных и проведенного анализа результатов мы получили следующие результаты:


1) Тест «Гуманитарий или технарь» работает: с помощью теста мы можем выделить технарей и гуманитариев, причем результаты теста хорошо согласуются с реальной деятельностью человека и его успехами, результаты теста и опроса по соответствующим шкалам совпадают.


Так, те, кто интересуется гуманитарным направлением, получают и более высокие баллы по шкале «Гуманитарий (интересы)», те, кому даются гуманитарные предметы, лучше справляются с решением гуманитарных задач. В отношении технических шкал – все аналогично.


2) Второй важный результат нашего исследования: в реальности существуют не только технари, и не только гуманитарии, но и те, кто интересует и успешно справляется с двумя сферами одновременно, а также и те, кому обе сферы одновременно не интересны.


То есть мы можем выделить 4 группы: «чистые» гуманитарии, «чистые» технари, «междисциплинарники» (это те, кто является одновременно и гуманитарием, и технарем), а также группа, которую нельзя отнести ни к одним, ни к другим (возможно, интересы этих ребят лежат в другой сфере – естественно-научная область, творчество и т.д.) Среди наших респондентов по результатам опроса мы смогли выделить 1483 человека, у которых есть интерес и к гуманитарным, и к техническим направлениям, и 1706 человек, которым даются и технические, и гуманитарные предметы. По результатам теста также есть респонденты, получившие высокие результаты одновременно по двум шкалам интересов или по двум шкалам способностей (418 и 697 человек соответственно).


Дилемма «Гуманитарий ИЛИ технарь» на самом деле МНИМАЯ! Это не два полюса одной шкалы, а две независимые шкалы!


3) А еще есть различия между девушками и юношами по результатам теста и по результатам опроса. Например, девушки чаще относят себя к гуманитариям, чаще отмечают, что гуманитарные предметы легко даются, да и по тесту получают более высокие баллы по гуманитарным шкалам. Юноши же наоборот, чаще причисляют себя к технарям, отмечают, что технические предметы легче даются и получают более высокие баллы по техническим шкалам теста. Возможно, это связанно с особенностью нашей выборки, но, тем не менее, такой результат мы получили.


Рис. 1 Результаты теста «Гуманитарий или технарь»: половые различия


4) Вернемся к «междисциплинарникам». «Междисциплинарники» по способностям (те, кому легко даются и гуманитарные, и технические предметы) лучше справляются и с гуманитарными, и с техническими задачами по сравнению с просто гуманитариями или технарями. «Междисциплинарники» по интересам (те, кто интересуется и гуманитарными, и техническими областями) лучше решают любые задачи по сравнению с гуманитариями, а также лучше решают гуманитарные задачи по сравнению с технарями, но уступают технарям в решении технических задач.


Рис. 2 Результаты теста «Гуманитарий или технарь»: различия между «междисциплинарниками» (и по способностям, и по интересам), «чистыми» гуманитариями и «чистыми» технарями


5) А вот по результатам опроса можно отметить, что способности и интересы, как правило, совпадают и в гуманитарном направлении, и в техническом. Вероятно, вывод о том, гуманитарий человек или технарь, делается на основе успехов в той или иной предметной области, не лишено оснований.


Наши выводы и практические рекомендации


Итак, давайте подведем итоги. Есть разные методы определения, кем является человек – гуманитарий и/или технарь. Мы предлагаем для этой цели использовать разработанный нами тест «Гуманитарий или технарь», результаты которого часто совпадают с реальностью, с прогнозами, которые делают сами респонденты.


Но хочется еще раз обратить Ваше внимание, что существуют разные типы людей: есть и гуманитарии, и технари, а также одновременно гуманитарии и технари (мы называем их «междисциплинарники») и одновременно не гуманитарии и не технари. И если Вы получили в результате тестирования итог, что у Вас выражены и технические, и гуманитарные интересы и способности, то это не ошибка теста, а действительно Ваши особенности. Где их можно применить? Вот лишь небольшая часть профессий, в которых Вы сможете применить себя (см. таблицу 1 – это лишь иллюстрация, для более подробной оценки профессии нужны дополнительные тесты и беседа со специалистом по итогам тестирования!)





Таблица 1. Примерные направления профессиональной деятельности в зависимости от склонностей и интересов

Профессиональные склонности и интересы

Профессиональная деятельность

«Гуманитарий»

Филолог, политолог, юрист, историк, литературовед, журналист, связи с общественностью, международные отношения, регионоведение, лингвистика, культурология, искусствоведение и т.д.

«Технарь»

Инженер-конструктор, инженер-строитель, электротехник, монтажник, инженер-проектировщик, горный инженер, инженер-технолог, электронщик, программист, инженер в сфере телекоммуникаций и т.д.

«И гуманитарий, и технарь»

Междисциплинарные области: прикладная лингвистика, информационные системы в экономике, интеллектуальные системы в гуманитарных областях, педагог физико-математических наук, финансовый аналитик, маркетолог, социолог, бизнес-информатика и т.д.


А вот если по результатам теста Вы оказались «не гуманитарием и не технарем», либо получили средние баллы по обоим направлениям, то, скорее всего, Ваши интересы лежат в других сферах, ведь гуманитарий и технарь не могут охватить всего многообразия наук и профессий. Возможно, Вы увлекаетесь естественно-научной деятельностью и подумываете о медицине, химическом производстве или лабораторной диагностике, или предпочитаете проводить свободное время, занимаясь спортом или творчеством. Что же Вам близко, чем Вы с удовольствием занимаетесь, когда все уроки сделаны и есть свободное время (или в каникулы)? Возможно, ответить на этот вопрос Вам помогут другие наши тесты, например, тест «Профориентатор». Главное, не поддаваться общему стремлению приписать себя к гуманитариям или технарям, а понять, что же на самом деле вызывает у Вас интерес и желание развиваться в той или иной профессиональной области.


Пройти тест «Гуманитарий или технарь»


Продолжение статьи «Гуманитарий или технарь: как найти себя и чем может быть полезно тестирование» читайте здесь.

7 важнейших гуманитарных мягких навыков »Гуманитарный институт

Мы считаем, что в нашем мире есть люди, которые могут решить любую проблему, даже самую неотложную проблему человечества. Но готовим ли мы их? В мире ускоряющихся изменений предоставление устойчивых решений тем, кто в них нуждается, становится все более сложной задачей. Гуманитарные специалисты и специалисты в области развития 21 века работают на стыке политических, экономических, социальных, технологических, экологических и правовых переменных — разработка и достижение результатов — непростая задача.

В сочетании с эффектами технологической автоматизации это оставляет нас перед решающим вопросом — какие мягкие навыки необходимы будущим гуманитариям?

Мы считаем, что эти навыки и образ мышления абсолютно необходимы новым профессиональным гуманитариям, чтобы полностью реализовать свой потенциал.

1. Критическое мышление и решение проблем

Задавать вопросы — это основа критического мышления. Прежде чем вы сможете решить проблему, вы должны уметь критически проанализировать и задать вопрос, что ее вызывает.

Гуманитарные проблемы — одни из самых сложных проблем, которые мы можем решить. Без возможности анализа мы никогда не сможем разработать решения с более высокой вероятностью масштабируемого и устойчивого успеха.

Кроме того, в сфере гуманитарной помощи вы столкнетесь с разными командами, работающими над конкретными проблемами — у вашего начальника нет всех ответов и решений. Вы должны их найти.

Эти навыки также создают основу для инноваций. Если у нас есть возможность подвергать сомнению текущее состояние и критиковать его, мы можем вводить новшества и разрабатывать альтернативы.В гуманитарной отрасли эти мягкие навыки напрямую связаны с разработкой основанных на фактах теорий изменений, логики и структур результатов — некоторыми из основных жестких навыков, которыми должны обладать гуманитарные деятели.

2. Сотрудничество и влияние

Сотрудничество в цифровых сетях и с людьми из разных слоев общества — это то, к чему нужно быть готовым новым гуманитариям.

Прозрачное и подотчетное участие лежит в основе способов оказания гуманитарной помощи и сотрудничества в целях развития — при личной встрече и в режиме онлайн.Ваша способность сотрудничать с различными заинтересованными сторонами будет определять успех вашей работы … устойчивые результаты не возникают в вакууме.

В контексте сотрудничества ваше лидерство в команде заключается не в командовании сверху вниз, а в лидерстве посредством влияния. Хорошо запомнить старую педагогическую пословицу: Демонстрируйте, а не объясняйте!

3. Гибкость и адаптивность

Мы живем в нестабильном и сложном мире. Следовательно, важно уметь адаптировать и пересмотреть свой подход к содействию изменениям.

Звучит просто. Но традиционно наш образ мышления в отношении образования и работы — один из рутинных и фиксированных процедур. Действительно, быть по-настоящему гибким и приспосабливаемым означает отказаться от обучения поведению, укоренившемуся с раннего возраста.

Без возможности адаптации ваш успех в качестве международного гуманитарного персонала будет ограничен. Контексты изменчивы. Приоритеты разные. А представления о будущем и о том, как туда добраться, колеблются. Это нормально, потому что никогда не бывает единственного верного решения для создания изменений. Ваша задача как исполнителя изменений 21 века — предоставить заинтересованным сторонам возможности и благоприятную среду для сотрудничества и определения их собственных путей продвижения вперед.

Это означает гибкость и адаптируемость.

4. Инициатива и предпринимательство

Для многих развитие чувства инициативы и предпринимательских навыков пришло с течением времени или неформального обучения. Передумать. Был ли ваш формальный опыт обучения действительно разработан, чтобы вдохновлять деятелей и новаторов?

Итак, как и зачем нам нужны инициативность и предпринимательские навыки в гуманитарной сфере?

Ваша работа — создавать решения очень сложных местных, национальных и глобальных проблем.Этот процесс не линейный. Если бы это было легко, мы бы давно уже определились с ответами.

Учитывая эту сложность и структурированный характер большинства секторов, включая гуманитарное пространство, ваша инициатива будет иметь решающее значение для постоянной мотивации и изучения альтернатив испытанным и проверенным, но в конечном итоге безуспешным подходам.

Аналогично предпринимательству.

Гуманитарная отрасль меняется. Вы либо измените его. Возглавьте это. Или стать неактуальным.

Изменились механизмы финансирования и поведение. Раздаточные материалы не приводят к устойчивым изменениям. Ваша задача как современного гуманитарного деятеля — изменить статус-кво и использовать предпринимательские навыки для разработки масштабируемых решений. Современный гуманитарный подход — это революционный путь от вдохновения к влиянию.

5. Эффективное общение: устно и письменно

89% работодателей отмечают, что выпускники «не умеют» общаться. Eek. Как это может быть в эпоху цифровых технологий?

Четкое общение — это не только вопрос правильного использования языка и грамматики, хотя это помогает;).Четкое общение — это расширение ясного мышления:

Можете ли вы убедительно представить свой аргумент? Можете ли вы вдохновить других убеждением? Можете ли вы кратко сформулировать то, что пытаетесь сказать? Можете ли вы продвигать себя или подход к изменениям?

В сфере социальных изменений общение — один из самых важных навыков, которым может обладать любой профессионал. Важно то, что это навык, которому можно научиться.

6. Оценка и анализ информации

Мы живем в век информации.Каждый день мы генерируем 2,5 квинтиллиона байтов данных… Я даже не могу.

Несмотря на то, что наш доступ к информации значительно улучшился, наш доступ к дезинформации также улучшился. Очень немногих из нас научили оценивать источник и контент. В индустрии, основанной на доказательствах, такой как гуманитарный подход, это создает дилеммы. Как узнать, настоящие ли данные, на которые вы полагаетесь при разработке программы и сотрудничестве?

Более того, эта информация быстро развивается, поскольку мы обновляем нашу базу знаний с невероятной скоростью.В эпоху постправды активный и информированный специалист по гуманитарным вопросам должен будет иметь возможность оценивать информацию из множества различных источников через призму критики.

7. Любопытство и воображение

Любопытство — мощный двигатель знаний и инноваций. Вы все еще обладаете детским чувством трепета и удивления? Вы действительно можете представить решения наших проблем?

Требуется сильное воображение, чтобы предвидеть прорывы и затем приступать к их реализации.В конце концов, Эйнштейн сказал: «Воображение важнее знаний».

Ваша задача — расширить возможности — себя, своих сотрудников, партнеров и заинтересованных лиц. Нам нужны отдельные лица, группы, сообщества и т. Д., Которые задают вопросы и ищут ответы. Важны любознательность и нестандартное мышление.

Так что не подавляйте это в себе или других.

Как складываются?

Это всего лишь 7. Чтобы произвести изменения, которые мы хотим видеть в мире, нужно нечто большее, чем добрые намерения… для выполнения работы требуются очень большие навыки, мягкие и упорные.Часы тикают. Проблемы актуальны.

Вы готовы?

При построении успешной гуманитарной карьеры… возможностей не бывает, вы их создаете.


Почему усугубляются самые большие проблемы нашего мира?

Что, если…

Таланты были мобилизованы для борьбы с величайшими угрозами человечества?

Люди овладели навыками, необходимыми для создания устойчивых изменений?

Вы могли бы направить свою страсть и навыки на позитивное глобальное развитие?

Что если…

Мы дали вам навыки для реализации вашего гуманитарного потенциала?

Мы подняли ваши скрытые таланты и неиспользованные знания?

Мы специально подготовили вас к суровым условиям разработки?

Мы облегчили вам путь к гуманитарной карьере?

Что, если…

Важные навыки для гуманитарных специалистов, работающих в условиях современного конфликта

По
Хён Джин Квак

март 2008 г.

Введение

Современные конфликты обычно классифицируются как «новые войны [1]», которые в первую очередь характеризуются измененным типом ведения войны.В новых войнах негосударственные субъекты запугивают мирных жителей посредством массовых убийств, жестоких и насильственных действий и стратегий дестабилизации. Классические правила ведения войны [2] в конце девятнадцатого и начале двадцатого века, которые предоставляют гражданским лицам небоевой иммунитет от насилия, бросают вызов современным конфликтам, где «различие между гражданскими и военными [3]» практически исчезло. Этот изменившийся тип ведения войны и неизбирательное поведение противоборствующих сторон требует от гуманитарных организаций и сотрудников стратегических переговоров по оказанию необходимой помощи гражданским лицам в раздираемых войной странах.Такие переговоры позволяют организациям создавать гуманитарное пространство, получать доступ к местному населению и реагировать на непосредственные страдания и краткосрочные потребности гражданского населения.

Хотя то, чего могут достичь гуманитарные агентства, во многом зависит от их мандата, целей, источников финансирования, методов операций и особенно от конфликтной ситуации, в которой они действуют, удовлетворения только краткосрочных потребностей гражданского населения недостаточно. Поскольку гуманитарная помощь и переговоры проводятся на предварительных этапах международного участия в восстановлении и восстановлении охваченных конфликтами обществ, они должны способствовать созданию условий для мира, которые будут иметь долгосрочные последствия.Таким образом, гуманитарное сообщество должно укрепить свой потенциал по инициированию действий и переговоров, которые имеют долгосрочное воздействие на более широкие рамки мира.

Эта ответственность требует нескольких вещей. Он вынуждает гуманитарные организации разрабатывать инструменты и стратегии, которые решают «специфические дилеммы в конкретных современных войнах [4]». Это обязывает специалистов по гуманитарным вопросам приобретать новые навыки и знания, необходимые для действий в определенных чрезвычайных ситуациях. От них также может потребоваться выполнение задачи по наблюдению за соблюдением прав человека как важной части их гуманитарного мандата.Например, сбор точной информации о военных преступлениях, настаивание на соблюдении вооруженными субъектами международных законов о правах человека и выявление предполагаемых преступников в конечном итоге способствуют защите гражданского населения от насилия и долгосрочному исцелению и реабилитации обществ [5]. Гуманитарные организации могут также быть обязаны установить сеть взаимоотношений, активно сотрудничать с местными субъектами, проводить оценки после вмешательства и инициировать гуманитарные программы, ориентированные на конкретные дела и мир.Все эти действия способствуют развитию общей способности к миру.

В этом эссе обсуждается несколько важных навыков и инструментов, которые позволяют гуманитарным агентствам лучше решать проблемы современных конфликтов. Примеры из практики, упомянутые в этом эссе, не являются образцами для подражания для других гуманитарных агентств [6]. Скорее, они используются для объяснения практической ценности этих навыков; в тематических исследованиях также рассматривается важность тщательной оценки деталей конфликта и разработки ответных мер, соответствующих местным особенностям и потребностям конфликтной ситуации.Наконец, эти навыки способствуют способности гуманитарных организаций создавать условия для мира посредством гуманитарной деятельности, которая имеет долгосрочное воздействие.

Необходимый навык: гуманитарная разведка

Политическая сложность гуманитарных чрезвычайных ситуаций в современных войнах требует от практикующих гуманитарных работников приобретения новых навыков, которые помогут им действовать эффективно. Поскольку все больше и больше экстренной помощи доставляется посредством согласованного доступа, гуманитарная разведка и политический анализ имеют жизненно важное значение для того, чтобы организации могли стратегически планировать свою помощь и усилия по переговорам.Агентства должны иметь точную информацию о том, какие фракции контролируют какие области, какие участники готовы вести переговоры и каковы их намерения, позиции, итоги и интересы [7]. Это поможет участникам переговоров по гуманитарным вопросам выбрать подходящую тактику и стратегию при переговорах о доступе. Не менее важно, что анализ местной политики, меняющихся политических и военных конфигураций, знание местных культур, языковые навыки и особенности местного населения, данные о гуманитарных ресурсах в стране и информация о влиянии помощи на получающие помощь стороны — все это служит ориентиром. инструменты для агентств, чтобы адаптировать соответствующие гуманитарные меры к конкретному кризису [8].

Результаты международных послевоенных операций по строительству государства, таких как Либерия после 1997 г., Тимор-Лешти после 2002 г. и Босния и Косово после 1999 г. [9], отражают сложность реагирования на различия и неожиданные проблемы в местных ситуациях. Они также демонстрируют отсутствие у международного сообщества знаний и анализа воздействия и напряженности, связанных с процессом государственного строительства. Таким образом, Пэрис и Сиск (2007) рекомендуют международным участникам проводить «анализ дилемм [10]» до и во время миссий по государственному строительству, чтобы план операций отражал лучшее знание местных условий и тщательное рассмотрение эффекта и последствий международных действий. .Точно так же гуманитарные агентства должны тратить значительные средства и энергию на сбор точных гуманитарных разведданных и отработанный анализ местной ситуации, чтобы подготовиться к дипломатии на передовой.

Важные гуманитарные навыки, создающие условия для мира

Обладая необходимой гуманитарной информацией и анализом местных вариаций и динамики данного конфликта, агентства должны разработать соответствующие ответные меры, отражающие различные диапазоны, типы и цели гуманитарной дипломатии [11].Хотя гуманитарные организации разделяют общую миссию по реагированию на гуманитарные потребности, их деятельность должна преследовать конкретные цели, которые конкретно направлены на удовлетворение различных потребностей местного населения. Действия также должны иметь длительное воздействие. Таким образом, это не только относится к оказанию базовой продовольственной помощи, помощи и медицинских услуг, но также указывает на необходимость защиты гражданского населения, попытки уменьшить насилие, сообщать о нарушениях прав человека и инициировать деятельность по миростроительству, которая способствует укреплению потенциала. укрепления мира в раздираемых войной обществах.

БАПОР на оккупированных палестинских территориях: защита беженцев с помощью посредничества

Программа офицеров по делам беженцев (RAO), реализованная в начале 1990-х годов Агентством Организации Объединенных Наций для помощи палестинским беженцам и организации работ (БАПОР), демонстрирует, как международное агентство обеспечивало пассивную защиту беженцев. Группы РАО совершали частые и необъявленные визиты на оккупированные палестинские территории, где они постоянно сообщали о сбоях и других необычных обстоятельствах в соответствующие отделения на местах.Более того, РАО вели переговоры с военным командованием о выводе своих войск в районы, где беспорядки могут перерасти в насилие, и далее предлагают израильским силам проводить свои операции менее провокационным образом. РАО часто выступали в роли третьей стороны, вмешивающейся в конфликтные ситуации между палестинскими демонстрантами и израильскими силами. Они также вели переговоры об освобождении детей или раненых, арестованных на военных блокпостах и ​​в лагерях [12].

Деятельность БАПОР по переговорам и защите с РАО основывалась на принципах международного права, таких как Устав Организации Объединенных Наций и Четвертая Женевская конвенция (1946 г.).Используя эти законы в качестве правовой основы для своих действий, переговоры с РАО не только обеспечили безопасное перемещение чрезвычайной помощи БАПОР, но, что более важно, защитили достоинство и надлежащее обращение с палестинскими беженцами в условиях израильской оккупации. Программа РАО дает важные уроки. Во-первых, БАПОР не ограничивалось оказанием традиционной гуманитарной помощи. Вместо этого он принял новаторский подход, в котором для защиты палестинских беженцев использовались гуманитарные переговоры.Во-вторых, ответ БАПОР был конкретным; в нем было рассмотрено серьезное недовольство палестинского населения, находящегося под израильской оккупацией [13]. Наконец, программа способствовала созданию условий для мира, создав правовую основу для прав и защиты беженцев.

МККК в Восточном Тиморе: создание правовой основы для защиты гражданского населения

Создавая сеть с сотнями местных и международных гуманитарных организаций в Восточном Тиморе, Международный комитет Красного Креста (МККК) преобразовал единое обязательство организации по Четвертой Женевской конвенции в объединяющую силу НПО, способствующих уважению международного гуманитарного права.МККК использовал сети для создания условий мира, таких как прочная правовая основа для защиты гражданского населения. С 1999 года МККК активно ведет двусторонний диалог со всеми политическими и военными сторонами в вооруженном конфликте, чтобы убедить их соблюдать Женевские конвенции о защите гражданских лиц и заключенных и обращении с ними. Делегация МККК связалась с государственными органами разных уровней и министерствами, напомнив им об их ответственности перед международным правом.МККК также установил связи с другими неправительственными, международными, национальными субъектами и представителями гражданского общества, которые могли влиять на поведение вооруженных субъектов и их методы ведения военных операций на местах.

Посредством регулярных диалогов как со штаб-квартирами, так и со штаб-квартирами больших и малых гуманитарных организаций МККК повысил осведомленность о своих гуманитарных проблемах. МККК попытался сбалансировать усилия различных гуманитарных организаций с точки зрения их мандатов, методов работы и опыта, чтобы различные виды гуманитарной деятельности дополняли друг друга [14].Операции МККК в Восточном Тиморе продемонстрировали, как многостороннее сотрудничество способствует пониманию целей и методов работы гуманитарных участников, что способствует «взаимодополняемости [15]» между учреждениями.

Кроме того, координируя требования агентств к вооруженным группам, восточнотиморское гуманитарное сообщество создало атмосферу поддержки международного гуманитарного права. Такой ответ местных и международных гуманитарных НПО, в свою очередь, вынудил вооруженных субъектов соблюдать соответствующие международные конвенции, защищать восточнотиморских беженцев и гражданских лиц и не вмешиваться в гуманитарную деятельность.Поддержка гуманитарным сообществом гуманитарного права также заложила основу для будущей правовой базы, чтобы «предоставить жертвам, имеющим к ней доступ, объективные средства для выявления и измерения масштабов причиненного им вреда [16]». Таким образом, гуманитарная помощь МККК создала условия для мира, в которых может быть создана постоянная правовая структура.

Защита прав человека: дело Руанды

Растущие злодеяния в отношении прав человека в современных конфликтах требуют включения задачи мониторинга прав человека в гуманитарную повестку дня.В конфликтных ситуациях, таких как Руанда, Сомали, Босния, Ангола и Сьерра-Леоне, мониторинг прав человека и отчетность должны быть неотъемлемой частью гуманитарного мандата агентств. Например, расследования, проведенные Специальным докладчиком ООН и Комиссией экспертов по нарушениям прав человека, имевшим место во время геноцида в Руанде в 1994 году [17], являются важной задачей, в решении которой должны участвовать гуманитарные работники. Мониторинг прав человека можно рассматривать как «политическую» инициативу, а не как «гуманитарную», которая может привести к конфронтации с теми участниками конфликтной ситуации, с которыми гуманитарные организации стремятся вести переговоры.Однако для агентств неэтично терпеть массовые убийства и злодеяния в отношении прав человека только из страха нарушить рабочие отношения, которые они установили с вооруженными группами [18]. Кроме того, мониторинг и отчетность в области прав человека имеют жизненно важное значение для построения мира в долгосрочной перспективе. Их можно использовать для защиты прав человека, создания справедливой судебной системы, наказания виновных и содействия примирению [19] в долгосрочной перспективе.

Неудачная миссия полевой операции по правам человека в Руанде, инициированной Верховным комиссаром ООН по правам человека [20], еще раз демонстрирует необходимость подготовки практикующих гуманитарных работников в области международного гуманитарного права и права прав человека.Им также необходимо приобрести навыки проведения расследований и составления отчетов, а также предоставления технических знаний местным отделениям по правам человека. Поскольку гуманитарные специалисты уже работают на местах, лучше осведомлены о местной конфликтной ситуации, культуре, языке и местных особенностях, и поскольку их агентства, скорее всего, завоевали определенное доверие и легитимность в местном обществе, они могут служить эффективными партнерами для крупных агентства по правам человека, такие как Верховный комиссар ООН по правам человека.Координируя усилия ООН в области прав человека через партнерство с гуманитарными организациями, ООН может избежать неудачных миссий из-за плохой подготовки и подготовки перед развертыванием [21].

Вместо того, чтобы инициировать всю полевую операцию по правам человека с самого начала своей постконфликтной миссии без прочной базы местных знаний и опыта, ООН может опираться на работу в области прав человека, которая выполнялась гуманитарными специалистами на протяжении всего конфликта. Перед развертыванием своей миссии ООН может посвятить больше энергии укреплению своей руководящей роли, усилению координации между своими гуманитарными партнерами и обеспечению мощной ресурсной поддержки.С другой стороны, гуманитарные агентства должны делиться [22] с агентствами ООН своей гуманитарной разведкой и политическим анализом местных условий. Это позволит миссиям ООН инициировать реагирование на конфликтные ситуации с учетом конкретных обстоятельств и местных условий.

Эффективное использование СМИ: противодействие пропагандистским сообщениям

Хотя мониторинг прав человека важен для прекращения нарушений прав человека и начала примирения в послевоенных ситуациях, гуманитарным агентствам необходимо развивать навыки и стратегии, которые напрямую противодействуют пропагандистским сообщениям, разжигающим конфликт.В последние годы международное сообщество стало свидетелем того, как пропаганда в СМИ обостряла конфликты в таких странах, как Руанда, Сомали и бывшая Югославия. В Руанде радиостанция хуту «A mille collines» поощряла хуту к совершению крайних актов насилия против тутси. Хуту угрожали бежать в Заир, используя ту же радиопропаганду, когда Руандийский патриотический фронт восстановил контроль над страной [23].

Действуя в конфликтных ситуациях, когда насилие вызвано пропагандой и дезинформацией, гуманитарные организации должны транслировать послания мира, противостоящие языкам ненависти и насилия.Встречное сообщение должно сопровождаться полезной гуманитарной информацией, необходимой для выживания и безопасности во время чрезвычайных ситуаций. Агентства ООН уже пытались транслировать подобные сообщения в сотрудничестве со всемирной службой BBC в Афганистане и Камбодже [24]. В Руанде МККК сотрудничал с Би-би-си в усилиях по отслеживанию разлученных семей в разных странах с помощью ежедневной пятнадцатиминутной «аварийной радиосвязи» [25]. Гуманитарным агентствам следует развивать необходимые коммуникативные навыки и сети, чтобы передавать примирительные послания и гуманитарную информацию через СМИ.Если они будут предприняты своевременно и эффективно, такие попытки могут существенно умиротворить конфликтную ситуацию до того, как вспыхнет полномасштабное насилие. Таким образом, надлежащее использование средств массовой информации может создать условия мира, отговаривая насилие и поощряя примирение и ненасильственное урегулирование между группами.

Дело ЮНИСЕФ в Ливане: образование во имя мира

Гуманитарная помощь Детского фонда Организации Объединенных Наций (ЮНИСЕФ) в Ливане в 1989 году показала, как агентство может внести свой вклад в долгосрочное миростроительство, оказывая влияние на общественное мнение.В начале 1989 года учебные заведения начали закрываться. Из-за отсутствия контактов с детьми из других сообществ и ежедневного воздействия пропаганды взрослых [26] восприятие ливанскими детьми мира и «других» было охвачено страхом и страданиями. В ответ ЮНИСЕФ хотел изменить это негативно окрашенное восприятие с помощью творческой образовательной возможности, когда дети взаимодействуют друг с другом, учатся вместе и меняют свое отношение к различиям друг друга. Проект «Образование во имя мира» отличался от любых других образовательных программ, запланированных ЮНИСЕФ и другими гуманитарными НПО, потому что он представлял собой четкую повестку дня миростроительства с мощным долгосрочным воздействием.Как только ЮНИСЕФ поставил четкую цель для своей программы, он мобилизовал местные низовые организации вокруг этой цели.

Путем переговоров и сотрудничества с 240 местными НПО [27] ЮНИСЕФ смог мобилизовать детей из разных регионов, религиозных и этнических групп. В 1989 году, даже когда война продолжалась, ЮНИСЕФ успешно организовал 112 лагерей мира при значительной поддержке как местных, так и международных средств массовой информации. В лагерях приняли участие около 29 000 ливанских и палестинских детей.В следующем году 40 000 детей посетили в общей сложности 215 лагерей. В 1991 г. это число выросло до 100 000 детей [28]. Для многих детей это был первый раз, когда они жили, учились и играли с христианами, мусульманами и друзами. Более того, 5000 молодых мужчин и женщин, которые лично испытали насилие на протяжении войны, служили лидерами лагерей в 1989, 1990 и 1991 годах. Они прошли обучение, которое позволило им расширить кругозор и генерировать идеи для позитивного взаимодействия с детьми.

Хотя трудно измерить прямое воздействие лагерей мира на жизнь ливанских детей, которые участвовали в лагерях, ясно, что инициатива ЮНИСЕФ изменила их предвзятые представления друг о друге. Программа представила детям, их семьям, руководителям лагерей и местным партнерским НПО возможность жить вместе, не прибегая к насилию. Лагерь также оказал неизгладимое влияние на молодых лидеров, которые начали рассматривать себя как сторонников мира, обучая молодое ливанское поколение детей мириться с различиями.Более того, когда «Образование в духе мира» превратилось в стабильную программу, ЮНИСЕФ помог лидерам лагерей мира инициировать деятельность по программе в их собственных общинах. Молодые лидеры осознали свою способность строить мир, обращаясь к своим общинам [29] с уроками терпимости, которые они усвоили во время тренировок и лагерей. Таким образом, проект ЮНИСЕФ способствовал созданию прочных условий мира за счет изменения восприятия людей.

Оценка после вмешательства: оценка негативных побочных эффектов и общего воздействия гуманитарной помощи

Незаменимый инструмент для гуманитарных организаций, действующих в современных конфликтах, — это оценки.Оценка необходима не только потому, что агентства должны нести ответственность за потребности своих местных бенефициаров, но также из-за более широкого политического, социального и экономического воздействия гуманитарной помощи на местное общество.

Несмотря на то, что гуманитарное реагирование имеет такое важное значение для местного общества, гуманитарные агентства часто не изучают долгосрочные и более широкие последствия своих действий. Например, международное гуманитарное сообщество в Руанде в 1990-х годах усугубило структурное насилие, имеющее место в руандийском обществе, распределяя помощь и запуская программы без учета распределительного воздействия на сильные этнические разногласия и тех, кто живет на маргиналах общества [30].После геноцида в Руанде добрые гуманитарные намерения привели к гуманитарной катастрофе в Демократической Республике Конго и в Танзании. Сотни организаций боролись за гуманитарное пространство, международные фонды и организацию специальных операций, в то время как 50 000 руандийских беженцев умерли от холеры [31]. Те же ошибки были повторены организациями в ответ на цунами. Проблемы возникли во время операций по оказанию помощи в Ачехе, Индонезия, потому что более 400 агентств не только боролись за международные фонды и местный персонал, но многие из них не имели опыта работы с ситуацией и не смогли должным образом оценить местные условия [32 ].

Чтобы извлечь уроки из этого опыта, оценки после вмешательства должны проводиться НПО. Определенный прогресс в этом направлении достигнут. Сюда входят Сеть активного обучения по вопросам подотчетности и эффективности в гуманитарных действиях (ALNAP) и Международное партнерство по гуманитарной подотчетности, которые делятся идеями о лучшей подотчетности получателям гуманитарной помощи.

Однако это только первый шаг в правильном направлении. Эти случаи убедительно указывают на необходимость проведения «долгосрочного мониторинга гуманитарного реагирования», который позволяет оценить общий результат операции.Это означает, что агентства должны оценивать влияние своей помощи на конфликт, в частности прямое и косвенное влияние на структурное насилие [33], финансирует ли помощь военные усилия правительства или повстанческой группы [34], ее влияние на местную экономику и рынки, а также распределительное воздействие помощи [35]. Проведение таких расследований может оказаться затруднительным для агентств с ограниченными средствами для проведения оценок, особенно во время хаотических чрезвычайных гуманитарных ситуаций. Тем не менее, гуманитарным агентствам следует придерживаться долгосрочного подхода, который поможет им определить общее воздействие своих ответных мер в местных условиях и лучше решать проблемы на этапах реабилитации и восстановления после конкретного кризиса.Это необходимо для того, чтобы уменьшить негативные побочные эффекты гуманитарной помощи. Применение уроков, извлеченных в прошлом, также позволит учреждениям более эффективно руководить будущими операциями, что, в свою очередь, укрепит их способность к укреплению мира.

Заключение

Перед лицом современных конфликтов, в которых гражданские лица часто становятся прямыми жертвами войны, это эссе предлагает способы, которыми можно улучшить гуманитарную практику, и предлагает навыки, которыми могут обладать специалисты по гуманитарным вопросам.Это далеко не полное обсуждение того, как гуманитарные организации должны развиваться в будущем. Тем не менее, аргументы и тематические исследования, обсуждаемые в этой статье, подчеркивают необходимость тщательной оценки вызовов современных войн и предлагают практические шаги, которые гуманитарные организации и практики должны предпринять для решения этих проблем.

Как подчеркивалось в нескольких тематических исследованиях выше, такие навыки, как улучшенная гуманитарная разведка, знания в области гуманитарного права и права прав человека и составление отчетов о правах человека, являются необходимыми инструментами переговоров и миростроительства, которые обеспечивают гуманитарный доступ, защиту гражданского населения, примирение в долгосрочной перспективе и индивидуальный ответ на конфликт.Сетевое взаимодействие и координация между международными и местными участниками, а также использование средств связи и средств массовой информации также являются жизненно важными инструментами, обеспечивающими более широкое и долговременное воздействие гуманитарной деятельности [36] в раздираемых войной обществах. Оценка после вмешательства также важна для того, чтобы агентства могли повысить эффективность и уменьшить вредное воздействие своих действий на общество в целом.

Все эти навыки являются важными элементами, которые составляют способность гуманитарных организаций строить мир.Таким образом, цели и деятельность гуманитарных агентств не должны ограничиваться традиционным гуманитарным мандатом. Помимо удовлетворения основных потребностей, организации должны наращивать свой потенциал для достижения мира, перенимая навыки, необходимые для противодействия вызовам в современной конфликтной среде. Независимо от индивидуальных характеристик агентств, гуманитарные организации должны стремиться к созданию условий для мира.


Дополнительные аннотированные источники по гуманитарной работе

Андерсон, Мэри Б. Не навреди . Boulder: Lynne Rienner Publishers, 1999.

.

Эта книга предоставляет гуманитарным агентствам инструменты и стратегии, которые помогут им решать гуманитарные проблемы, с которыми они сталкиваются в раздираемых войной обществах, такие как вопросы распределения помощи. Это легко читаемый сборник опытов гуманитарных работников. В нем исследуются как положительные, так и отрицательные последствия гуманитарной помощи.

Андерсон, Мэри Б. и Питер Дж. Вудро. Восстание из пепла . Боулдер: Lynne Rienner Publishers, 1998.

Эта книга служит хорошим введением в полезные стратегии анализа гуманитарных потребностей и наращивания местного потенциала с целью достижения самообеспеченности. В книге также представлены тематические исследования, в которых показано, как агентства по оказанию помощи справляются с практическими проблемами на местах.

Дихтер, Томас В. Несмотря на добрые намерения . Амхерст: Массачусетский университет Press, 2003.

В этой книге приводятся различные причины неудач в оказании помощи развивающимся странам в целях развития.Автор утверждает, что организации развития преследуют свои собственные интересы и что предоставление большей части помощи в целях развития, за исключением гуманитарной и чрезвычайной помощи, должно быть прекращено.

Эрикссон, Джон. «Международный ответ на конфликт и геноцид: уроки из опыта Руанды». Руководящий комитет Совместной оценки чрезвычайной помощи Руанде (1996): 33-41.

В этом отчете обсуждаются уроки, извлеченные из опыта Руанды, такие как переход от оказания чрезвычайной помощи к реабилитации и развитию.Он также оценивает недостатки и неудачи текущих проектов реабилитации и дает конкретные рекомендации по решению этих проблем.

Хоффман, Питер Дж. И Томас Г. Вайс. Меч и мазь . Оксфорд: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2006.

Эта книга предлагает всестороннюю историю развития международной гуманитарной системы. В нем указывается, что перед лицом новых войн и их сложностей гуманитарные агентства должны реагировать стратегически, приобретая новые навыки и знания.

Мертус, Джули А. и Джеффри В. Хельсинг., Изд. Права человека и конфликты . Вашингтон, округ Колумбия: United States Institute of Peace Press, 2006.

Эта книга служит чрезвычайно проницательным и исчерпывающим руководством по взаимосвязи между конфликтом и правами человека. Он подходит к теме прав человека и конфликтов с точки зрения различных участников, таких как миротворцы, юристы по правам человека и посредники в конфликтах. За некоторыми главами следуют противоположные точки зрения, противоречащие предыдущей аргументации.

Манчини-Гриффоли, Дебора и Андре Пико. «Гуманитарные переговоры». Центр гуманитарного диалога (2004): 3-168.

Это руководство представляет собой практическое руководство по гуманитарным переговорам. Он предлагает практические советы о том, что необходимо делать на каждом этапе процесса гуманитарных переговоров во время сложных чрезвычайных ситуаций. Справочник составлен в сотрудничестве с учеными и полевиками.

Майнэр, Ларри и Хейзел Смит, изд. Гуманитарная дипломатия: практики и их ремесло .Токио: United Nations University Press, 2007.

В этой книге исследуются уроки, извлеченные гуманитарными профессионалами из опыта руководства гуманитарными операциями в конкретных условиях конфликта. Представленные навыки и уроки всегда анализируются в контексте конкретного случая, представленного в каждой главе.

Ньюман, Эдвард и Оливер Ричмонд, изд. Вызовы миростроительства: управление спойлерами при разрешении конфликтов . Токио: Издательство Университета ООН, 2006.

В этой книге исследуется, как спойлеры и испорченное поведение участников конфликта влияют на мирные процессы. Он приводит доводы в пользу более широкого определения спойлеров, исследуя поведение порчи с точки зрения и интересов спойлеров. В нем анализируется роль нарушителей в конфликтах, таких как Израиль-Палестина, Северная Ирландия и Колумбия.

Париж, Роланд и Тимоти Д. Сиск. «Управление противоречиями: внутренние дилеммы послевоенного государственного строительства». Международная академия мира (2007): 1-14.

Эта статья посвящена трениям и противоречиям, связанным с послевоенным государственным строительством. Он предлагает политические последствия, такие как анализ дилеммы конфликта, чтобы помочь международному сообществу начать эффективное государственное строительство в будущем.

Прендергаст, Джон. Передовая дипломатия . Боулдер: Lynne Rienner Publishers, 1996.

Эта книга представляет собой обсуждение того, как гуманитарная помощь может усугубить конфликт, а также способы, с помощью которых международные НПО могут уменьшить пагубные последствия помощи.В книге утверждается, что аполитичный гуманизм не может справиться с проблемами, создаваемыми сложностями современных чрезвычайных гуманитарных ситуаций.

Увин, Петр. Пропаганда насилия: предприятие по развитию в Руанде . Западный Хартфорд: Kumarian Press, 1998.

Эта книга предлагает объяснения того, как помощь в целях развития прямо и косвенно способствовала структурному насилию в руандийском обществе, которое впоследствии привело к геноциду в 1994 году. В ней также представлен список рекомендаций, которые агентства по развитию должны учитывать и выполнять в будущее, чтобы избежать тех же ошибок.

Эссе о неразрешимости, относящиеся к этому эссе [37]

Нарушения прав человека

Это эссе представляет собой всестороннее обсуждение типов нарушений прав человека, которые происходят в неразрешимых конфликтах. Также исследуется вопрос о том, что можно сделать для защиты прав человека, например, гуманитарное вмешательство.

Сторон в неразрешимых конфликтах:

Вовлеченные лица (партии)

Это эссе дает краткое введение в роли, которые могут играть люди, вовлеченные в неразрешимый конфликт.

Диспутанты

Спорщики — это люди, в первую очередь участвующие в споре. На них больше всего влияет исход конфликта, и на тех, кто его преследует.

Представители заинтересованных сторон

Когда конфликт распространился на большую группу, такую ​​как нация или религиозная группа, не каждый может напрямую участвовать в процессе разрешения конфликта. Они должны выбрать представителя, который будет действовать от их имени. Это требовательная и рискованная позиция.

Посредники

Официальные или неформальные посредники могут помочь сторонам спора разрешить конфликт более эффективно, чем они могли бы сделать это в одиночку.

Медиа:

Крупномасштабная коммуникация

В этом эссе обсуждаются способы общения с большими группами и даже целыми обществами. Хотя СМИ — наиболее традиционный способ сделать это, иногда используются и другие подходы, такие как диалоги между сообществами или даже «общенациональные беседы».«

Пропаганда

Пропаганда включает в себя сокрытие, манипулирование или неверное толкование информации в политических целях. Это может быть связано с попытками заручиться поддержкой последователей или ослабить настроение оппонентов.

Оценка и оценка:

Оценка конфликта

Оценка конфликта — это первый этап процесса управления и разрешения конфликтов, который начинается с выяснения интересов, потребностей, позиций и проблем участников, а затем вовлекает заинтересованные стороны в поиск решений.

Отображение конфликтов

Картирование конфликтов — это один из подходов к оценке конфликтов. Первоначально разработанный в 1970-х годах Полем Вером, он был адаптирован и с тех пор использовался многими учеными и практиками. Многие другие разработали свои собственные «инструменты» оценки конфликтов с сотнями различных категорий. Но подход Вера к сложному картированию — один из самых простых и простых в использовании инструментов, и он является хорошим примером того, на что люди должны смотреть, когда они начинают участвовать или начинают изучать конкретный конфликт.

Оценка и оценка вмешательств

Уинстон Черчилль сказал: «Истинный гений заключается в способности оценивать неопределенную, опасную и противоречивую информацию». В этом эссе объясняется, как оценка может сделать вмешательство в неразрешимый конфликт более эффективным.

Оценка как инструмент для размышления

В этом эссе утверждается, что оценка и систематическое размышление обеспечивают обучение и знания, необходимые для эффективных процессов разрешения споров.В то же время это создает значительные трудности.

переговоры

Переговоры — это торг — это процесс обсуждения и взаимопонимания между двумя или более участниками спора, которые стремятся найти решение общей проблемы. В этом обзорном эссе обсуждаются основные стратегии и тактики ведения переговоров

Защита прав человека

Растет консенсус в отношении того, что защита прав человека важна для разрешения конфликтов. В этом эссе обсуждаются различные способы, которыми международное сообщество пытается положить конец нарушениям прав человека.

Гуманитарная помощь и помощь в целях развития

В этом эссе исследуются определение гуманитарной помощи и помощи в целях развития, участников этой помощи, проблемы, с которыми сталкиваются гуманитарные организации и организации развития, а также общая критика таких агентств.


[1] Питер Дж. Хоффман и Томас Г. Вайс, «Меч и мазь: противостояние новым войнам и гуманитарным кризисам» (Oxford: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2006), 73.

[2] Классические правила ведения войны относятся к таким законам, как Женевские конвенции и Дополнительные протоколы.Статья 48 Дополнительного протокола I гласит «Основное правило»: «В целях обеспечения уважения и защиты гражданского населения и гражданских объектов стороны в конфликте всегда проводят различие между гражданским населением и комбатантами, а также между гражданскими лицами. объекты и военные объекты и, соответственно, направляют свои действия только против военных целей «. Там же, 91.

[3] Там же, 55.

[4] Питер Дж. Хоффман и Томас Г. Вайс, Меч и мазь: противостояние новым войнам и гуманитарным кризисам , 204.

[5] Гуманитарные стратегии и миссии, как и создание устойчивого государства, должны разрабатываться с учетом долгосрочной перспективы. Роланд Пэрис и Тимоти Д. Сиск, 2007. «Управление противоречиями: внутренние дилеммы послевоенного государственного строительства». Международная академия мира (ноябрь): 8.

[6] Примеры, упомянутые в этом эссе, касаются крупных международных организаций. В эссе не говорится, что небольшие гуманитарные агентства должны имитировать деятельность крупных организаций.Однако это предполагает, что все гуманитарные организации должны стремиться принимать конкретные меры реагирования в конфликтных ситуациях, которые создают условия для мира с долгосрочными последствиями.

[7] Дебора Манчини-Гриффоли и Андре Пико, Гуманитарные переговоры (Женева: Центр гуманитарного диалога, 2004 г.), 45.

[8] Питер Дж. Хоффман и Томас Г. Вайс, «Меч и мазь: противостояние новым войнам и гуманитарным кризисам» , 204.

[9] Роланд Пэрис и Тимоти Д.Sisk, 2007. «Управление противоречиями: внутренние дилеммы послевоенного государственного строительства». Международная академия мира (ноябрь): 1.

[10] Роланд Пэрис и Тимоти Д. Сиск, 2007. «Управление противоречиями: внутренние дилеммы послевоенного государственного строительства». Международная академия мира (ноябрь): 7.

[11] Дебора Манчини-Гриффоли и Андре Пико, Гуманитарные переговоры , 85.

[12] Тони Пфаннер, «Принципиальные гуманитарные действия в условиях кризиса Восточного Тимора», в Гуманитарная дипломатия , изд.Ларри Майнэр и Хейзел Смит, Токио, 2007 г., стр. 186.

[13] Продолжение нарушений прав человека может «подготовить почву для будущих конфликтов». Когда жертвы не могут остановить нанесенное им насилие и когда эти жалобы не рассматриваются должным образом, жертвы могут желать мести. Таким образом, программа РАО была направлена ​​на устранение чувства бессилия палестинцев и помогла им восстановить свое достоинство путем переговоров. Эллен Л. Лутц, «Понимание нарушений прав человека в вооруженном конфликте», в Human Rights and Conflict , ed.Джули А. Мертус и Джеффри В. Хельсинг, Вашингтон, округ Колумбия, 2006 г., 28.

[14] Тони Пфаннер, «Принципиальные гуманитарные действия в условиях кризиса Восточного Тимора», в Гуманитарная дипломатия , изд. Ларри Минир и Хейзел Смит, Токио, 2007, 190.

[15] Координация гуманитарной деятельности и услуг также позволяет агентствам избегать проблем коллективных действий. Там же, 201.

[16] Эллен Л. Лутц, «Понимание нарушений прав человека в вооруженном конфликте», в Human Rights and Conflict , ed.Джули А. Мертус и Джеффри В. Хельсинг, Вашингтон, округ Колумбия, 2006 г., 29.

[17] Джон Эриксон, 1996. «Международный ответ на конфликт и геноцид: уроки руандийского опыта». Руководящий комитет Совместной оценки чрезвычайной помощи Руанде (март): 38.

[18] Знание о соблюдении прав человека участниками переговоров может фактически усилить влияние гуманитарного агентства и его позицию на переговорах. Разумно используя информацию, агентство может убедить своих партнеров разрешить гуманитарный доступ или соблюдать нормы международного гуманитарного права.Чтобы избежать конфронтации с правительствами или вооруженными субъектами, гуманитарные организации могут выбрать раскрытие такой информации, используя тактику маскировки или дистанцирования. Дебора Манчини-Гриффоли и Андре Пико, Гуманитарные переговоры (Женева: Центр гуманитарного диалога, 2004 г.), 57.

[19] Джон Эриксон, 1996. «Международный ответ на конфликт и геноцид: уроки руандийского опыта». Руководящий комитет Совместной оценки чрезвычайной помощи Руанде (март): 38.

[20] Там же, 39.

[21] Там же.

[22] Именно поэтому гуманитарным организациям важно развивать институциональную память. Они должны тратить больше ресурсов и энергии на документирование своей деятельности, воздействия и результатов такой деятельности, а также уроков, извлеченных ими в ходе гуманитарных мероприятий. Питер Дж. Хоффман и Томас Г. Вайс, «Меч и мазь: противостояние новым войнам и гуманитарным кризисам» , 205.

[23] Права Африки (1994a) Руанда: смерть, отчаяние и неповиновение .Лондон.

[24] Лоизос, П. с Дж. Адамом и Дж. Суботичем (1994) Вещание для сдерживания: уменьшение кризиса через инициативы, поддерживаемые ООН . Центр изучения глобального управления, дискуссионный документ № 11, Лондонская школа экономики, Лондон.

[25] Crosslines (1994) Vol. 2, №№ 4-5, октябрь.

[26] Эта пропаганда состояла из повторения посланий ненависти, нетерпимости и идеи о том, что насилие — единственный способ урегулировать разногласия.

[27] Андре Роберфройд, «Переговоры для достижения результатов в Ливане», в Гуманитарная дипломатия , изд. Ларри Минир и Хейзел Смит, Токио, 2007, стр. 101.

[28] Там же, 102.

[29] Там же.

[30] Питер Увин, Помощь в насилии: предприятие по развитию в Руанде, (West Hartford: Kumarian Press, Inc., 1998), 143.

[31] Роберт Глассер, «Почему нам нужно пристально смотреть на недостатки НПО», Europe’s World (2008): 151.

[32] Там же, 152.

[33] Питер Увин, Помощь в борьбе с насилием: предприятие по развитию в Руанде, , 143.

[34] Это больше применимо к гуманитарным агентствам, которые действуют «во время» конфликта.

[35] Мэри Б. Андерсон, Не навреди: Как помощь может поддержать мир или войну, (Лондон: Lynne Rienner Publishers, 1999), 39.

[36] Питер Дж. Хоффман и Томас Г. Вайс, Меч и мазь: противостояние новым войнам и гуманитарным кризисам , 206.

[37] Описания этих эссе скопированы и вставлены с веб-сайта Beyond Intractability по адресу http://www.beyondintractability.org.


Используйте следующее для цитирования этой статьи:
Kwak, Hyun Jin. «Важные навыки для гуманитарных специалистов, работающих в условиях современного конфликта». За пределами несговорчивости . Ред. Гай Берджесс и Хайди Берджесс. Консорциум по исследованию конфликтов, Колорадский университет, Боулдер. Опубликовано: март 2008 г. .


Гуманитарный работник / гуманитарный работник: описание должности

Чем занимаются гуманитарные работники? Типичные работодатели | Квалификация и обучение | Ключевые навыки

Гуманитарные работники обычно работают на передовой, распределяя гуманитарную помощь людям, пострадавшим от человеческих или стихийных бедствий. Обязанности сильно различаются в зависимости от ситуации, но могут включать:

  • оценка чрезвычайных ситуаций и тесное сотрудничество с местным персоналом
  • координирует и поддерживает работу волонтеров и сотрудников
  • управление бюджетами
  • Управление действиями в чрезвычайных ситуациях и мониторинг их эффективности
  • составление отчетов о реагировании, рекомендаций и предложений по экстренному вмешательству
  • поддержание связи с учреждениями Организации Объединенных Наций, правительственными чиновниками и местными организациями
  • набор / управление местным персоналом
  • организация ознакомления, поддержки и обучения волонтеров / других гуманитарных работников
  • обеспечение соблюдения сотрудниками и волонтерами процедур охраны и безопасности
  • убедиться, что сотрудники и волонтеры знакомы с культурой, законами и практикой своего местонахождения
  • поддержание связи с донорами, местными властями и членами гуманитарного сообщества
  • составляют предложения по финансированию.

Типичные работодатели гуманитарных работников

  • Благотворительность
  • Международные НПО (неправительственные организации)
  • Частные трасты или фонды
  • Общественные и некоммерческие организации

Объявления о вакансиях на сайтах благотворительных организаций. Возможны краткосрочные трудоустройства, особенно если у вас есть опыт работы в сфере медсестер или логистики. В некоторых организациях также есть резервный персонал, которого можно в короткие сроки вызвать и отправить по назначению.Эти возможности будут рекламироваться в Интернете. Вы также можете искать работу на таких сайтах, как CharityJob и Bond.

Требуемая квалификация и подготовка

Большинство сотрудников гуманитарных организаций начинают свою деятельность на добровольных началах. Оплачиваемые вакансии, как правило, требуют опыта, который не всегда доступен на начальном уровне, поэтому обычно набирается опыта с помощью волонтерской работы. Вы также можете стремиться к стажировке — например, Британский Красный Крест предлагает добровольную стажировку.

Станьте волонтером и получите работу в аспирантуре

Как только вы наберетесь опыта, специальные навыки дадут вам преимущество.Многие организации хотят нанять местный персонал и сосредоточат на них набор персонала. Однако, несмотря на то, что местные сотрудники привносят знания своего сообщества и культуры, им может не хватать технических навыков, таких как опыт в области здравоохранения, планирования действий в чрезвычайных ситуациях или инженерии. Если у вас есть эти или аналогичные навыки, поищите контакты и советы в специализированных организациях, таких как «Инженеры без границ».

Ключевые навыки и качества гуманитарных работников

Рекрутеры рассчитывают на опыт, стойкость и преданность своему персоналу.Другие важные качества и навыки включают:

  • отличные коммуникативные навыки на английском и местном языках
  • хорошие навыки работы в сети
  • аналитические способности
  • умение хорошо планировать
  • компьютерная грамотность
  • такт, осмотрительность и дипломатия
  • умение работать в команде
  • навыков решения проблем.

Что значит быть профессиональным гуманитарием?

Что вызывает в вас профессионализм? Профессиональный солдат, юрист или врач? Квалифицированный практик, эксперт или все вышеперечисленное? За последнее десятилетие гуманитарная деятельность значительно усложнилась.В этой главе будет изучена среда, в которой работают гуманитарии, будут предложены рамки для понимания природы профессионализма, а затем будет проведена проверка гуманизма в сравнении с этой моделью. Профессионализм — не единственная или исключительная модель для организации. Как сказал Дэн Карран из Программы гуманитарного лидерства Гарвардского университета, «профессионалов должен окружать хороший менеджмент»! Но может ли гуманизм процветать без профессионализма?

Три традиции

Гуманность уходит корнями не в одну, а как минимум в три традиции.

First , традиция частной благотворительности и заботы о тех, кто страдает. Эта традиция породила большинство организаций, которые сегодня мы называем НПО.

Второй , традиция оказания помощи по политическим мотивам. Предоставление помощи для облегчения лишений после и во время войны было частью политического арсенала государств и противоборствующих сторон до тех пор, пока его антитеза — осада города или политика выжженной земли.

Третий — это странная гибридная традиция Красного Креста и, в частности, МККК, возникшая в результате соглашения между заинтересованным гражданином Анри Дюнаном и хитрым политическим лидером Наполеоном III. В обмен на обеспечение беспрепятственного доступа на поле боя для своих местных добровольцев Анри Дюнан согласился, что они будут действовать нейтрально и не будут стремиться повлиять на исход боевых действий.

В каждой из этих традиций отношения между практикующим и получателем помощи радикально различаются, начиная от широкой повестки дня по устранению и предотвращению страданий и несправедливости, через четкую политическую повестку дня до более узкой повестки дня «немедленного облегчения страданий».

Сегодня границы между этими тремя традициями размыты до такой степени, что их невозможно различить. Гуманитарии не знают, кто они.

Зачем нужен профессионализм?

По словам Йохана Шаара, высшего чиновника правительства Швеции по оказанию гуманитарной помощи:

«Мне нравится думать и говорить о нашей работе как о практическом воплощении некоторых очень высоких и важных принципов или этики, как они кодифицированы в МГП [Международном гуманитарном праве], или в виде обычного права, регулирующего человеческое социальное взаимодействие.Эти этические нормы не имеют никакого значения, кроме тех случаев, когда они претворяются в жизнь, что делает нашу задачу особенной ». [1]

Это положительная сторона. Обратной стороны предостерегает Хьюго Слим, один из ключевых сегодня комментаторов этики помощи.

«Профессионализм позволяет не только включать, но и исключать! И в этом неоднозначность профессионализма. В то время как некоторая степень исключения является ответственной (например, в случае операции на головном мозге!), Профессионализация определенных видов деятельности может быть корыстной, как, например, средневековые гильдии ремесленников, которые обеспечивали, чтобы никто, кроме их товарищей или их наследников, не мог заниматься своим делом.”[2]

Гуманисты из всех стран и культур стремятся помочь жертвам кризиса. Без общего понимания необходимых знаний, навыков и общих стандартов жертва бедствия оказывается во власти капризов личных прихотей, политической целесообразности и благонамеренных, но, возможно, неэффективных действий. Если гуманизм должен реагировать по всему миру с равной заботой о каждой жертве и с равным потенциалом облегчения страданий, тогда ему нужна глобально определяющая структура, чтобы зафиксировать взаимосвязь между ценностями и действиями на данный момент и в будущем.

В какой среде мы работаем?

Дэвид Рифф в своем обширном, но глубоко удручающем анализе курса гуманизма в прошлом поколении, «Постель для ночи», рассматривает идею, вызвавшую бунт: «Гуманитаризм как идеал достиг такого авторитета и достижения, который был бы немыслим. даже двадцать лет назад. По иронии судьбы, гуманизм, в основе своей радикальная философия, которая верит в равенство всех людей, уникальную и безграничную ценность личности и фундаментальную важность солидарности между народами всего мира, процветал в 1990-х годах и далее в 21 году. века, потому что он представляет небольшую угрозу статус-кво и предлагает безопасную альтернативу политическим действиям.[3] Гуманитарный подход не выступал за радикальные политические изменения в странах, где он действует, или в государствах, которые его финансируют. Гуманитарный подход расширился и включает в себя множество новых участников, вооруженных сил, оборонных подрядчиков, логистических компаний, все из которых могут на законных основаниях заявлять о предоставлении услуг — но является ли это гуманитарным? Гуманность стала достоянием общественности!

После гражданской войны в нигерийской провинции Биафра в 1967 году образы страданий со всего мира проникают в гостиные практически каждой семьи на западе.Это правда, что произошла «революция беспокойства». Люди видят страдания и отвечают. Об этом свидетельствуют данные о государственных пожертвованиях агентствам по оказанию помощи — с 800 миллионов долларов США в 1970 году до 4,6 миллиардов долларов США в 1997 году. такое страдание во многих частях мира. Общественный имидж, который стимулирует сбор средств, — это образ мгновенно облегчения страданий невинных жертв.Этот образ водителя мало похож на самооценку гуманитариев профессионалов, движимых ценностями. Это создает постоянное напряжение между ожиданиями общества и реальностью нашей работы, которое умная работа с общественностью и СМИ не может и не должна перекрывать.

Давление финансирования

Официальное финансирование гуманитарной деятельности также резко возросло за последнее десятилетие — с одного миллиарда долларов в 1990 году до 3,5 миллиардов долларов в 2000 году.Все чаще средства привязаны к конкретным проектам и результатам. Как сказал руководитель службы реагирования на стихийные бедствия одной крупной американской неправительственной организации, «все большее и большее финансирование от правительств ощущается как контракты, а не гранты». Эта тенденция затрагивает и агентства ООН. К 2000 году УВКБ ООН получило только 18 процентов своего финансирования в виде нецелевых взносов.

Некоторые агентства опасаются брать слишком много государственного финансирования и вместо этого предпочитают относительную автономию, которая обеспечивается частными пожертвованиями.Британское агентство Christian Aid получает 75 процентов своих средств от населения, также как и MSF. В начинании, которое ценит независимость действий, нецелевое финансирование — это манна небесная.

Глобализация помощи

Гуманитарные агентства ООН всегда были глобальными, но, движимые этим огромным увеличением ресурсов и явной способностью сегодня работать в глобальном масштабе, многие неправительственные гуманитарные агентства стремились пойти по стопам Красного Креста и ООН и создать глобальные сетей, чтобы максимально расширить их возможности доступа к ресурсам и оказания помощи.

Линденберг и Брайант в своей недавней книге « Going Global», показывают, как основные гуманитарные организации Севера — и все крупные гуманитарные НПО — Северные — отреагировали на глобализацию тем, что сами стали все более глобальными по своей природе и охвату. Они определяют три этапа, через которые проходят агентства: национальный, многонациональный и транснациональный.

Большинство крупных известных гуманитарных НПО попадают в эту третью категорию.На крайнем краю транснациональных НПО находятся те, которые совершили скачок к распределительной власти и фактически стали донорами в рамках своих собственных систем. Между тем, поскольку количество НПО на каждом уровне многократно увеличилось за последние несколько десятилетий, количество нанятых сотрудников резко увеличилось.

Следуя этому курсу к транснациональному статусу, многие гуманитарные организации обращаются к корпоративному сектору за вдохновением и примером того, как справиться с изменениями или, еще лучше, как преодолеть их гребень и оставаться впереди.Стало трудно отличить миссию по облегчению страданий от миссии по обеспечению выживания и процветания организации. Рост может быть хорошим, но рост также может подпитывать противоречие между миссией, основанной на ценностях, и инструментами для ее достижения. Гуманитарная глобальная организация может коварно изменить форму, движимую ценностями, к выживанию организации.

Глобализация власти

Агентства работали усерднее, тратили больше и становились более глобальными в то же время, когда глобализация экономических интересов, в основном интересов того, что британский аналитик Марк Даффилд называет северными метрополиями, открыла новую эру во внешней политике и развитии.По мнению Даффилда, больше не ставится цель изменить экономику и структуру южных штатов. Сегодня он считает, что помощь — в целях развития и гуманитарная — стала гораздо более важным инструментом внешней политики, и ее главная цель — изменить образ мышления людей. Назовите это распространением демократии, прав человека или свободного предпринимательства. Цель состоит в том, чтобы напрямую влиять на население страны — против ее правительства. Агентства по оказанию помощи невольно, а иногда и сознательно, стали распространителями этой новой марки дистанционных правил.Могут ли гуманитарии быть частью этого и быть верными своим ценностям независимости и нейтралитета? Должны ли все гуманитарные усилия быть нейтральными в том смысле, в каком в настоящее время определяется нейтралитет?

Именно против этой сложной и быстро меняющейся среды, в которой существуют дилеммы, нам и нужно раскрыть наш сегодняшний профессионализм.

В чем природа профессионализма?

Дональд Шон, ведущий социолог Массачусетского технологического института, писавший в начале 1980-х годов и размышляющий о трех десятилетиях, в течение которых профессионалы и идеал профессионализма формировали экономическое и социальное развитие, считает профессионализм «применением экспертных знаний». к решению проблем »[4].Это оказываемая услуга, и поэтому профессионализм также включает в себя отношение к тем, кого обслуживают. Шон видит профессионализм в личности и в организации. Люди редко работают изолированно. Врачам нужны клиники и больницы, юристам — суды.

Корни этого взгляда на профессионализм, который доминировал на протяжении последних ста лет, уходят в научную и промышленную революцию. Некоторые профессии, такие как медицина и право, имеют древние традиции.Они создали проверенный комплекс знаний, на который можно опираться, прецедент проверенных и проверенных навыков и набор общепринятых ценностей. Клятва Гиппократа, несмотря на то, что ей два с половиной тысячелетия, является прекрасным примером этого.

Другие профессии, такие как психиатрия, моложе и еще не имеют такой прочной основы. Другие, такие как образование, являются древними, но видят, что их знания и навыки меняются по мере изменения общества. Эдгар Шиен, ведущий педагог США, пытаясь структурировать свою шаткую профессию, видит три компонента, лежащих в основе профессионализма: [5]

· Набор взглядов или ценностей, определяющих ваше отношение к тем, кому вы предоставляете услуги.· Базовый фундамент научных знаний. · Системы для применения этих знаний.

Тот же самый триумвират ценностей, знаний и систем лежит в основе почти всех профессий.

Образец профессионализма

Вот наша модель профессионализма.

  • Первый: Три компонента Эдгара Шина: ценности, знания и системы.
  • Второй: признание того, что они должны существовать в личности и в организации практикующих.
  • Третий: система исследований и образования, которая обеспечивает постоянную основу для обучения практиков
  • Четвертый: с другой стороны, динамичные и уважительные отношения с клиентами, которым эта профессия оказывает услуги.

Наконец, конечно, профессионализм закладывается в его среде. Контекст и адаптация знаний, навыков и систем к уникальности каждой проблемы — это все.

Это модель, по которой нам нужно проверить гуманизм.Обладает ли он всеми этими качествами? Можно ли заполнить пробелы и, в конце концов, добавляет ли такой подход к гуманитарным усилиям или умаляет их?

Профессионализм без упаковки: каковы наши ценности?

Поскольку все больше и больше агентств, межправительственных органов и даже правительственных министерств заявляют, что они занимаются гуманитарной деятельностью или осуществляют гуманитарную работу, существует реальная потребность в четком понимании сути гуманитарной работы и ключевых гуманитарных ценностей. .

Каковы наши универсальные ценности?

  • Человечество , ценность, лежащая в основе всей гуманитарной деятельности, является предметом веры — вы не можете доказать это, вам просто нужно в это поверить. Все равны, все стремятся к первозданной жизни и заслуживают ее, и всех объединяют общие узы потребности, эмоций и психики. Вы либо соглашаетесь с этим взглядом на мир, либо нет. «Мы бы определяли человечество как проявление активной доброй воли по отношению к человечеству» [6].Так пишет Жан Пикте, ведущий мыслитель Движения Красного Креста. Интересно, что Пикте сразу переходит от определения человечности к определению гуманизма. «Современный гуманизм — это передовая и рациональная форма благотворительности и справедливости. Он направлен не только на борьбу с страданиями в данный момент и на помощь конкретным людям, но также имеет более позитивные цели, предназначенные для достижения максимально возможного счастья для наибольшего числа людей.Вдобавок гуманизм действует не только для лечения, но и для предотвращения страданий, для борьбы со злом даже в течение длительного времени ». Какая смесь здесь! Ценность облегчения человеческих страданий, ценность справедливости, ценность борьбы за лучшее будущее. Хотя человечество прежде всего подразумевает солидарность с теми, кто страдает
  • Во-вторых Независимость . Независимость — это гарантия того, что гуманность, описанная выше, может проявляться во всех случаях.Еще раз перефразируя Пикте, гуманитарии не могут позволить никакому классу, группе давления или даже общественному мнению свернуть их с пути, определенного для них их ценностями. Они не могут мириться с вмешательством в результате финансового давления. Точно так же они не могут терпеть никакого вмешательства в результате политического или религиозного давления. Независимость позволяет нам проявлять гуманность.
  • В-третьих, гуманитарии ценят беспристрастность . Они придерживаются целостного взгляда на страдания и, если бы могли, облегчили бы все страдания.Но ресурсы ограничены, поэтому они отдают приоритет наиболее острым случаям страдания, независимо от политики, религии, этнической принадлежности или иного происхождения пострадавшего и независимо от причины страдания. Беспристрастность — это ценность, которая одинаково защищает отдельную жертву.

Я считаю, что все три из вышеперечисленных ценностей являются необходимой частью гуманитарной деятельности. Действия, которые не демонстрируют всех трех ценностей, не являются гуманитарными.

Четвертое значение, которое часто озвучивают, но гораздо менее уверенно в его универсальности, — это значение нейтралитета .Нейтралитет — это дальнейшее усовершенствование беспристрастности, поскольку это ценность, основанная в большей степени на восприятии людей действий, чем на самих действиях. Нейтралитет означает отказ от участия в политических или религиозных спорах. Речь идет о том, чтобы вас не воспринимали как осуждающего правильность или неправильность действий, связанных с политическим или религиозным процессом.

Проблема с нейтральностью в том, что это относительная, а не абсолютная ценность. До появления Женевских конвенций возражение против бесчеловечного обращения с военнопленными часто воспринималось как ненейтральный акт.До окончания холодной войны высказывать опасения по поводу нарушений прав человека определенно было бы нарушением нейтралитета. Сегодня такое суждение гораздо менее уверенно.

Таким образом, хотя многие гуманитарные организации считают нейтралитет одной из своих ключевых ценностей, трудно согласиться с озабоченностью вопросами правосудия. Ценность нейтралитета заключается в его эффективности как способа получить доступ к тем, кто нуждается в помощи и защите. Но для тех, кто также озабочен устранением причин кризиса и несправедливости и разоблачением виновных в несправедливости, нейтралитет — это палка о двух концах.

Ценности заложены в личности, но наша коллективная практика может их выдать: одна маленькая камея в качестве иллюстрации.

Беспристрастность требует, чтобы ко всем страданиям относились одинаково, при условии, что в несовершенном мире с ограниченными ресурсами приоритет отдается тем, кто больше всего страдает. Тем не менее, африканские получатели помощи получают в среднем менее 100 долларов США на человека, а балканские получатели помощи — более 200 долларов США на человека; и с учетом того, что некоторые стихийные бедствия практически игнорируются (Афганистан до 11 сентября), а другие резко превысили предложение (ураган Митч в Центральной Америке) с точки зрения денежных средств и агентских интересов, есть достаточно свидетельств того, что все вместе мы — или, по крайней мере, финансовая часть нашей системы — не демонстрируют наши самые основные принципы.[7]

Обязанности

За прошедшие годы многие гуманитарные группы устали выражать свои ценности через хартии, кодексы и заявления. Красный Крест был одним из первых, кто сделал это со своими «фундаментальными принципами», изложенными в 1965 году. В начале 1990-х годов появилось множество инициатив по разработке общих кодексов — Принципы Мохонка, Принципы Провидения и Кодекс поведения имя, но три. Кодекс поведения сохранился и стал частью более поздних стандартов Sphere.Все основные ценности, рассмотренные выше, отражены в Кодексе, за исключением нейтральности, которая была оставлена ​​без внимания по указанию более ориентированных на развитие агентств, участвовавших в его разработке. Включены также утверждения о ценности снижения уязвимости к бедствиям в будущем — отголоски высказывания Пикте «предотвращать страдания, бороться со злом». Многие отдельные агентства также установили руководящие кодексы. «Врачи без границ» разработали хартию из четырех пунктов, в которой основное внимание уделяется гуманности, независимости и беспристрастности.

Итак, установленное значение есть. Гуманность, независимость и беспристрастность кажутся общими для всех. Нейтралитет, который, возможно, рассматривается как средство для достижения цели, ценится теми, кто предпочитает работать в зонах конфликтов, но рассматривается как возможное препятствие для тех, кто уделяет больше внимания предотвращению стихийных бедствий и правосудию. Ценности есть, но постоянно ли эти ценности демонстрируют отдельные лица, организации, в которых они работают, и система в целом?

Знания и навыки

Гуманитарный подход включает в себя огромный набор навыков и чрезвычайно разнообразный набор знаний.Фактически, он опирается на многие другие профессии, от медицины до инженерии, от права до политологии. В ходе практики гуманизма может потребоваться любая комбинация этих навыков. Однако некоторые из них накопили конкретные знания и практические навыки, наиболее актуальные для гуманитарной ситуации, в частности, для профессий, наиболее непосредственно связанных с предоставлением помощи и защиты.

Многие отдельные агентства разработали руководящие принципы и передовой опыт.Руководства и стандарты MSF и Oxfam широко используются, как и стандарты основных агентств ООН, ЮНИСЕФ, ВПП, УВКБ ООН и ВОЗ. В середине 1990-х годов межведомственная инициатива «Сферный проект» работала над рационализацией этого свода стандартов в один общий набор — сферные стандарты. Успех Sphere проявляется в его популярности. Но это не совсем бесспорные. Агентства и отдельные лица, которые придают большое значение ценностям человеческой солидарности, внутренней ценности предложения помощи и свидетельства страданий, считают, что Sphere может упростить акт помощи, превратив его из ориентированного на ценности предприятия в рентабельное предприятие.Мы снова возвращаемся к противоречию между ценностями и аппаратом.

Фиона Терри в своей критической публикации «Обречена на повторение» [8] убедительно подчеркивает, что стандарты Sphere и другие провозглашенные «универсальные» стандарты на самом деле мало что делают для решения трех фундаментальных проблем современной гуманитарной практики: защиты и качества гуманитарного пространства. и достаточные ресурсы. Терри утверждает, что, используя подход к помощи, основанный на правах человека, мы рискуем изобразить помощь как защиту и тем самым предать саму основу, на которой построен гуманизм.Передавая донорам и правительствам инструмент для измерения и оценки агентств по оказанию помощи, мы рискуем дать им средства для «законного» исключения агентств на основании недоказанной компетентности. При злонамеренном или политическом использовании это серьезно сокращает гуманитарное пространство. Точно так же многие доноры теперь ставят финансирование в зависимость от соблюдения стандартов «Сферы», создавая таким образом обоюдоострый меч — повысить качество помощи или намеренно ограничить объем помощи.

Несмотря на эти исключения, в руководящих принципах, стандартах и ​​методологиях имеется достаточно доказательств, позволяющих предположить, что существует совокупность общепринятых гуманитарных навыков.Это орган, который фокусируется на гуманитарной стороне помощи, и в этом заключается одна из ключевых критических замечаний в отношении подхода, основанного на стандартах, на сегодняшний день. Повышая уровень технических знаний и навыков в области оказания помощи почти до исключения других областей знаний и навыков, таких как международное право, права человека, процессы развития или смягчение последствий стихийных бедствий, гуманитарные усилия рискуют нанести себе удар по ноге.

Итак, что касается нашей профессиональной модели, мы можем быть уверены, что существует совокупность общепринятых знаний и навыков, но есть много сомнений в том, что эта совокупность достаточно широкая и общепринятая, чтобы действительно действовать как прочная платформа для действий.«Немного знаний — опасная вещь», — гласит пословица. Возможно, гуманизм доказывает свою правоту.

Системы передачи ценностей и знаний

Продолжая нашу модель, есть ли у гуманизма системы, системы сдержек и противовесов, позволяющие отдельным лицам и организациям последовательно практиковать свои навыки и придерживаться своих ценностей, или же «умение говорить» оставлено на усмотрение отдельного человека?

Гуманитарное сообщество — это что-то вроде неправильного названия.Нет единого сплоченного сообщества. Конечно, есть организации, которые в силу своего размера и разнообразия действий постоянно участвуют почти в каждом гуманитарном кризисе — агентства ООН, Движение Красного Креста, крупные европейские и североамериканские НПО, — но даже они образуют больше более свободная ассоциация, чем сообщество.

Несмотря на двойственное отношение к природе сообщества, предпринимаются попытки разработать системы, которые продвигают основные ценности и знания в области гуманизма.

Призыв к совместным действиям

В середине девяностых годов, столкнувшись с нарастающей критикой того, что ООН неспособна действовать согласованно в чрезвычайных ситуациях, агентства разработали процесс призывов к совместным действиям (CAP). Этот процесс требует, чтобы агентства ООН работали вместе и производили один набор анализов, ведущих к одному призыву для каждой чрезвычайной ситуации, в которой они участвуют. Это позволяет правительствам-донорам более эффективно распределять свои средства. По иронии судьбы, поскольку он направляет средства определенной стране, потоки донорских денег, поступающие таким образом, классифицируются как двусторонние, а не многосторонние.У CAP есть свои критики. У агентств ООН нет единой методологии оценки потребностей. «Сводная» часть апелляции может относиться больше к редактированию, объединению запросов отдельных агентств, чем к общей оценке и анализу.

Активная обучающая сеть по вопросам подотчетности и эффективности в гуманитарной деятельности (ALNAP)

Созданная в 1997 г. ALNAP, несомненно, является одним из примеров успешного развития гуманитарных систем [9].ALNAP четко определяет свою цель: «ALNAP, как уникальная общесекторальная сеть активно обучающихся членов, нацелена на повышение качества и подотчетности гуманитарной деятельности путем обмена уроками; выявление общих проблем; и, при необходимости, достижение консенсуса по подходам ». В эту сеть входят представители правительств-доноров, ООН, Красного Креста, НПО и академических кругов с общей целью повышения уровня знаний в области оценки программ и извлечения уроков.Во многом ALNAP — это техническая сеть. В отличие от многих других «общественных» инициатив 90-х годов, ALNAP удалось выйти за границы доноров и операционных агентств и, в последнее время, добиться значительных успехов в привлечении агентств и отдельных лиц с Юга.

Сфера [10]

Sphere — это не только упражнение на знание, но и попытка внедрить систему. С момента своего создания проект вложил значительные средства в распространение, обучение и институционализацию Sphere.Вначале он изучал возможность пойти дальше, иметь своего рода регистрацию для агентств, которые соответствовали стандартам Sphere, но эта профессия оказалась слишком слабой для этого.

Люди, получающие помощь [11]

People in Aid возникла как инициатива коллектива британских агентств по предоставлению общих рекомендаций и стандартов в отношении управления гуманитарными работниками. Стандарты человеческих ресурсов, воплощенные в кодексе «Люди в помощи», который был разработан в начале 1990-х годов, а в 1996 году к ним присоединились 11 агентств, базирующихся в Великобритании.Материал прошел полевые испытания в течение трех лет, и в 2000 году семь пилотных агентств подверглись внешнему социальному аудиту, чтобы убедиться, что кодекс действительно влияет на то, как организации обращаются со своими сотрудниками.

Финансовая отчетность

По иронии судьбы, самое близкое, что есть у гуманитарного сообщества к супраагентству, — это природа его доноров. В 2000 году правительства-доноры выделили около 2,5 миллиардов долларов гуманитарной помощи, подавляющая часть которой поступила через агентства ООН, Движение Красного Креста и несколько НПО.Два донора, USAID (от американского правительства) и ECHO (от Европейской комиссии), в большинстве лет составляют полностью 50% этих средств. Требования к финансовой и описательной отчетности, установленные донорами и агентствами, представляют собой важную систему контроля в гуманитарном сообществе. Изменяя критерии, которым должны соответствовать проектные предложения или проблемы, по которым агентства должны отчитываться, доноры могут существенно влиять на то, как агентства ведут бизнес. Но процесс загружен бэк-энд.Критерии эффективности могут быть установлены, но нет никаких признаков систематического стремления к повышению квалификации, чтобы соответствовать этим стандартам. Существуют реальные вопросы относительно рисков для независимости агентства, связанных с тем, что они руководствуются стандартами доноров, независимо от их благих намерений.

Гуманитаризм имеет системы, которые помогают укрепить его набор ценностей, чтобы помочь работникам и организациям соответствовать стандартам производительности и гарантировать, что он работает эффективно и результативно, но системы неоднородны и сами контролируются, если вообще контролируются.Они выглядят как зародыши профессии, ищущей формы, и, возможно, это то, что они собой представляют.

Подотчетность и наши отношения с клиентами

Такие усилия, как Кодекс поведения, проект Sphere и Сеть активного обучения по вопросам подотчетности и эффективности (ALNAP), привели к изменению взглядов агентств и отдельных лиц на свои обязанности. Все эти усилия являются частью движения по повышению ответственности гуманитарных агентств и сотрудников.Но подотчетен кому? Действительно ли они заставляют нас более ответственно относиться к нашим клиентам? Кто клиенты гуманитарной организации?

Очевидный ответ — «те, кому их услуги выгодны». «Бенефициары» во многом измеряются и учитываются в проектных предложениях. Но с нашим кредо беспристрастности, наши клиенты — это потенциально все, кто нуждается в помощи и защите, а не только те, кому мы помогаем напрямую. Поскольку мы широко практикуем сортировку, мы обязаны найти способы настроить себя на всех наших клиентов, тех, кому мы активно не помогаем, а также тех, кому мы помогаем.Эти отношения касаются не только ответственности. Подобно хорошему врачу или юристу, который объясняет сложности судебного разбирательства на понятном нам языке, наша обязанность — относиться к нашим клиентам с их человечностью, а не только с их физиологией. Это не просто статистика для расчета продовольственной помощи. Каждый человек, на которого мы работаем, имеет историю, будущее, устремления и способности и, возможно, имеет темную сторону своего прошлого.

Одна из самых больших проблем, стоящих перед гуманитариями сегодня, — это как поддерживать честные отношения с нашими клиентами, когда их десятки тысяч, а мы стремимся оказывать помощь в ситуациях хаоса и страха.

Более целостный подход

Параллельно с разработкой стандартов Sphere и акцентом на технические навыки оказания помощи росло понимание сложности политической и экономической среды, в которую мы вмешиваемся, и потенциальной возможности намеренной работы нанести вред. В связи с этими проблемами за последнее десятилетие были разработаны два различных набора аналитических навыков и навыков: проект «Местный потенциал во имя мира» (LCP) и подход к средствам к существованию.Беспокоитесь, что эти подходы рассматривают гуманитарную помощь не как то, что доставляют, а как что-то полученное. На основе глубокого понимания восприятия жертвы стихийного бедствия, получателя выгоды и клиента. По сути, эти подходы стремятся добавить мяса к понятию двусторонних отношений с теми, кто является клиентами гуманизма

Местный потенциал для мира [12]

Цитата с их веб-сайта: «Проект направлен на определение способов предоставления международной гуманитарной помощи и / или помощи в целях развития, предоставляемой в условиях конфликта, чтобы вместо обострения и обострения конфликта она помогала местному населению уйти от боевых действий и конфликтов. разрабатывать системы для решения проблем, вызывающих конфликты в их обществах.”

Используя методологию тематических исследований и практических исследований, в рамках проекта был разработан ряд методов и подходов для улучшения оказания помощи и понимания местной операционной среды. Разработанная методология в целом оптимистична. Это позволяет агентствам анализировать свою помощь с точки зрения ее вероятного взаимодействия с причинами и последствиями насилия, адаптируя программы для защиты от непреднамеренного усиления насилия и позитивно поддерживая местные процессы, способствующие нормальному развитию.Предпосылка проекта заключается в том, что всегда есть способ связаться с полевыми командирами и такими людьми; что они не совсем злые. Задача агентства по оказанию помощи — набраться смелости, терпения и навыков, чтобы установить эту связь.

Жизни и средства к существованию [13]

Проект LCP базируется в Кембридже, Массачусетс. В двух милях от отеля находится кампус Университета Тафтса, где расположен Международный центр голода Файнштейн. Там Сью Лаутце отстаивала другой подход к оказанию помощи.Лаутце адаптировал подход, ориентированный на развитие средств к существованию, для понимания того, как местные домохозяйства и сообщества работают в условиях кризиса и, следовательно, как и почему меры вмешательства могут повлиять на настоящее и будущее процветание. Сотрудничая с финансируемым DFID исследованием в Великобритании, Лаутце недавно применил этот подход для изучения потенциала новых подходов к гуманитарной работе в Афганистане.

Подход «Средства к существованию» направлен на понимание всех возможностей, активов, возможностей, ограничений и взаимоотношений, используемых людьми для создания средств к существованию.Как и LCP, он по своей сути целостен и подробен, фокусируется на процессе, на том, что люди делают, а не только на результатах, которые они производят. Он оптимистичен, всегда ищет возможности. Подход, основанный на средствах к существованию, к пониманию проблемных домохозяйств и сообществ не обязательно ведет к «проекту средств к существованию». Скорее, он обеспечивает гораздо большую глубину понимания, на основании которого можно судить о вероятных краткосрочных и долгосрочных эффектах любого вмешательства по оказанию помощи

Подходы «Местный потенциал для мира» и «Средства к существованию» продвигают проект «Сфера» на новый уровень.Их интересуют не только входы и выходы, но также процессы и системы. Они основываются на необходимости взаимодействия между подверженным стрессу сообществом и агентством по оказанию помощи.

Методологии, которые помогают нам узнать больше о наших клиентах, такие как подход «Местный потенциал для мира» или подход «Средства к существованию», полезны, но еще многое предстоит сделать.

Подотчетность — это особая часть отношений между гуманитарным деятелем и жертвой.Одной из инициатив, направленных на создание методологии подотчетности жертвам, является Проект гуманитарной ответственности (HAP). Межучрежденческая программа, начавшаяся в 2001 году, направлена ​​на «усиление подотчетности перед пострадавшими от кризисных ситуаций и содействие повышению эффективности гуманитарного сектора». В рамках проекта проводятся практические исследования в рамках операций по чрезвычайным ситуациям, чтобы найти способы обеспечения большей ответственности перед жертвами стихийных бедствий.Он работает с эксплуатационными агентствами, чтобы помочь им встроить подотчетность на местах в структуру своих программ. Пока еще рано, и во многих отношениях этот проект действительно относится к области фоновых исследований профессионализма, а не к области практиков. Летом 2002 года в рамках проекта на местах была протестирована его методология в Афганистане, и в начале 2003 года планируется провести следующий раунд исследований в Камбодже.

Стремление к подотчетности через системы поднимает не только вопросы, перед кем мы подотчетны, но и сам характер отношений между гуманитариями, их сторонниками и их клиентами.Моральная легитимность гуманитарных агентств предполагает доверие в отношениях. Гуманитарии просят, чтобы их компетентность и суждения принимались с доверием, и что доверие является неотъемлемой частью «человечности». Разъедает ли стремление задокументировать и систематизировать подотчетность пространство, оставшееся для доверия, и, таким образом, внутренне меняет характер отношений внутри и вокруг проекта?

У гуманитариев, безусловно, есть отношения со своими клиентами, жертвами войны и бедствий, и эти отношения меняются.Он стал более рефлексивным и интерактивным, чем десять лет назад. Можно ли его развивать дальше? Несомненно, особенно более мелкими и более местными агентствами, которые могут практиковать гуманизм в среде, с которой они знакомы. Сегодняшняя задача состоит в том, чтобы взять подходы, впервые использованные в программах жизнеобеспечения и LCP, и навыки, используемые в HAP, и начать применять их в качестве стандартных, а не исключительных инструментов.

Солидная академическая база?

Наконец, в этом туре по гуманитарному профессионализму нам нужно сказать несколько слов об академическом сообществе, которое должно поддерживать эту профессию.И именно здесь мы получаем четкое указание на то, что это молодая и хрупкая профессия. В то время как существует множество университетов, предлагающих курсы по управлению стихийными бедствиями, очень мало университетов, предлагающих квалификацию в более политически напряженной области гуманизма. В 1993 году пять университетов в Европе, используя финансирование Европейского Союза, разработали Сеть по гуманитарной помощи [14] (NOHA), чтобы разработать общую магистерскую программу, позволяющую студентам повышать свою степень на курсах, взятых в различных участвующих учреждениях.Австралийский университет объединился с институтом управления операциями в случае стихийных бедствий на Филиппинах, чтобы предложить магистерский курс, который может быть увеличен за счет кредита, участвуя в местных семинарах и тренингах. В США гуманитарная специализация теперь предлагается в нескольких магистратурах общественного здравоохранения и международных исследованиях. Некоторые учреждения предлагают конкретных мастеров гуманитарной помощи.

Существует лишь несколько академических журналов, посвященных этой профессии, хотя растет число неофициальных публикаций, отражающих практический опыт, политический анализ и передовую практику, Сеть гуманитарных практиков [15], выходящая из Института зарубежного развития в Лондоне. пожалуй, наиболее развитое неформальное издательство.Когда просматриваешь академическую литературу, становится страшно, как мало исследователей постоянно работают в этой области. А если сравнить содержание «гуманитарных курсовых работ», предлагаемых по всему миру, нет особого смысла в согласованной базовой совокупности знаний. Инженерное дело, международное право, питание, общественное здравоохранение, менеджмент — все это может присутствовать, а может и не быть.

В этой последней области есть попытки продвинуться вперед. Весной 2003 года преподаватели университетов Северной Америки и Европы впервые собрались вместе, чтобы рассмотреть содержание степеней, которые они предлагают под лозунгом гуманизма, и посмотреть, смогут ли они разработать согласованную основную учебную программу.Это небольшое начало, но движение в правильном направлении. Чтобы построить профессию, ученые, а также практики должны сыграть свою роль [16].

А будущее?

Сопоставляя гуманизм с этой моделью профессионализма, у меня складывается отчетливое впечатление молодой профессии. Есть успехи, противоречия, пробелы, знатоки и шарлатаны. Давайте на мгновение сосредоточимся на самых вопиющих пробелах и спросим, ​​можно ли их исправить или они настолько фундаментальны, что ставят под сомнение понятие гуманизма как профессии?

1.Связь академического обучения и образования с практикой все еще очень слаба. Там, где есть академическая квалификация, в гуманитарных организациях еще нет единого понимания необходимости для практиков иметь экспертное образование. Слишком часто агентства по оказанию помощи предпочитают отправлять своих сотрудников на курсы MBA для приобретения деловых навыков, а не возвращаться в университет для приобретения гуманитарных навыков. Частично причиной этого является разделение во многих агентствах ООН и НПО сотрудников на местах и ​​штаб-квартиры.Сколько менеджеров на уровне штаб-квартиры действительно знают, как правильно интерпретировать данные наблюдения за питанием или экономические данные о средствах к существованию? Как часто это вообще рассматривается как необходимый навык? Я подозреваю, что не так часто. Хорошая новость заключается в том, что университеты осознают необходимость создания более прочной академической базы по этому предмету, и, если позволит финансирование, мы можем ожидать существенной консолидации в течение следующих нескольких лет в отношении содержания и уровня курса.

2.В гуманитарных агентствах наблюдается пугающий недостаток институционального обучения. Быстрая текучесть кадров, низкие инвестиции в обучение и недостаточное внимание к управлению знаниями как движущей силе организации означают, что опыт лежит в головах нескольких сотрудников, работающих на долгосрочной основе, или в пыльных картотечных шкафах. Некоторые системы институционального обучения кажутся функциональными. Развитие здесь имеет решающее значение, если агентства хотят оставаться новаторскими и способны сбалансировать местные нюансы с глобальными стандартами.

3. База знаний в области гуманизма нуждается в расширении. Понимание вопросов прав и справедливости, а также способность формулировать и применять их в гуманитарных операциях имеют важное значение. Идеализм гуманитарной деятельности в течение многих лет выражался в благотворительных идеях или заботах о поддержке государственных неудач — подходящие настроения для того времени, но в меньшей степени сегодня. Сегодня в центре внимания находятся люди, а не государства. Сегодня гуманитарным работникам необходимо такое же глубокое понимание вопросов прав и справедливости, как и питания и эпидемиологии.

4. Наконец, гуманизм никогда не объяснял, как профессионалы и поставщики услуг должны относиться к клиентам, жертвам стихийных бедствий, кризисов и войн. Подотчетны ли мы им так же, как компания подотчетна своим акционерам? Или мы обязаны информировать их, как врач или юрист, о предлагаемой процедуре или действии? У меня нет ответа, но я знаю, что получение более последовательного и исчерпывающего ответа на этот вопрос является ключом к будущему гуманизма.

Все вышеперечисленное — корректировки, на которые гуманизм вполне способен; они не требуют принципиальных изменений. Итак, есть ли будущее у гуманизма как профессии, в частной или коллективной? Я не уверен, вернее, я не уверен, что есть одно будущее. Наше предприятие — а я отказываюсь называть его бизнесом — столкнулось с некоторыми трудными решениями.

Трудный выбор

Главный вопрос: могут ли гуманитарии продолжать практиковать то, что они проповедуют? Совместимы ли гуманитарные ценности с профессиональным подходом? Является ли среда, в которой действует гуманизм, достаточно восприимчивой, чтобы гуманность, независимость и беспристрастность могли иметь какое-то реальное значение?

Гуманитарии сегодня должны сделать выбор.Они могут поддержать движение к активному продвижению мира, прав человека и демократии — все это стоит того, чтобы работать, но невозможно сделать с точки зрения нейтралитета и даже без нейтралитета, что ужасно сложно сделать независимым образом, когда ваши сторонники — государство, общественность и частные — очень сильно заинтересованы в результате. Или они могут понять, что настоящая борьба за права человека, справедливость и демократию должна начинаться с понимания и приверженности тем, кто страдает от несправедливости, разврата и угнетения.Знамя справедливости и демократии не будет развеваться в Сомали, Сьерра-Леоне или Афганистане, если оно будет поддержано только вмешательством извне. Если гуманитарии действительно хотят изменить ситуацию на этой более широкой сцене, то они должны оставаться верными своим принципам независимости и солидарности с жертвами, даже если это означает, что они должны принимать меньше денег от правительств, а иногда и отказываться от поддержки CNN. SWOT-команды. Давайте будем ясны: гуманизм действует для лечения, но также и для предотвращения страданий, для борьбы со злом, даже в течение длительного времени.За счет сосредоточения внимания на причинах страданий, посредством программ, направленных на максимальное повышение способности жертв стихийных бедствий и войн контролировать свое будущее и создавать средства к существованию на своих условиях, гуманизм может дополнять и действительно дополняет усилия по поддержке всеобщих прав и справедливости. Такой подход полностью совместим с ценностями гуманности и беспристрастности и абсолютно требует практики независимости.

Есть третий курс, который могут пройти гуманитарии.Они могут сознательно решить ограничиться реализацией моральной цели сострадания с помощью практических инструментов беспристрастности, независимости и нейтралитета, чтобы, по словам одного из делегатов МККК, «привнести в ситуации некоторую, всегда недостаточную, человечность. этого не должно быть ». Другими словами, они могут превратить консервативное в добродетель. Способность облегчить сильные страдания в момент их возникновения. Достичь жертв войны, когда никто другой не может, и иметь возможность делать это с доверием и уверенностью сейчас, завтра и по всему миру — это немалые ноги, и, на мой взгляд, их стоит беречь.

Все эти пути доступны гуманизму, но только два последних действительно совместимы с набором ценностей. Меня беспокоит то, что большинство гуманитарных агентств не сделали ни один из этих вариантов — они по-прежнему работают в полную силу. Самая большая опасность, с которой мы сталкиваемся сегодня, заключается в том, что гуманизм теряет свою основу в универсальных ценностях и становится либо системой доставки гуманитарной помощи — почти миниатюрным международным государством всеобщего благосостояния, — либо связанным компонентом в очень политизированной игре строительства и восстановления нации.Если эта тенденция сохранится, трудно понять, как те агентства, которые по-прежнему полны решимости работать в рамках правил независимости и беспристрастности, могут надеяться на сохранение своего предполагаемого авторитета.

Ларри Минеар из проекта «Гуманизм и война» Центра Файнштейна завершает свой обзор гуманизма за последнее десятилетие этими словами ». [После] более десяти лет исследований сложных чрезвычайных ситуаций после холодной войны, я опасаюсь за будущее гуманитарного предприятия.В более общем плане я опасаюсь за общий импульс, которому организованные гуманитарные усилия пытаются придать практический смысл. На мой взгляд, гуманитарное предприятие живет в долгий ящик. [17] »

Гуманизм может работать в нерабочее время, но выход есть. Я считаю, что наши усилия требуют как возможных вариантов будущего — классического ограниченного гуманизма, который дает жертвам войны шанс на выживание, так и основанного на солидарности гуманизма, который стремится повлиять на связи между страданием и несправедливостью, но делает это на основе понимания жертвы и чувства. солидарности с ними.

Будущее, которое нам не нужно, — это подчинение утилитарной внешней политике. Трудно служить двум господам, особенно если один — сильное государство, а другой — напуганная и бедная семья. Так что сделайте свой выбор — бежать со стаей или выбрать более одинокий и трудный путь принципиальных действий.

Авторские права Международной федерации Красного Креста и Красного Полумесяца


[1] Личное сообщение автору.Февраль 2003 г.

[2] Личное сообщение автору Февраль 2003 г.

[3] Рифф, Дэвид. Кровать на ночь: гуманитарный кризис в условиях кризиса. Саймон и Шустер; (7 октября 2003 г.)

[4] Шон, Дональд. Рефлексивный практик: как профессионалы думают в действии. Базовые книги; (Июнь 1983 г.)

[5] Шейн, Эдгар. Профессиональное образование. Макгроу-Хилл, (1973)

[6] Пикте, Жан. Основные принципы Красного Креста: комментарий.МККК (1979 г.) http://www.icrc.org/Web/eng/siteeng0.nsf/htmlall/5MJE9N

[7] Бьюкенен-Смит, Марджи и Рэндел, Джудит. Финансирование международной гуманитарной деятельности: обзор основных тенденций. Информационный документ HPG 4 • Ноябрь 2002 г. http://www.odi.org.uk/hpg/papers/hpgbrief4.pdf

[8] Терри, Фиона. Обречены на повторение?: Парадокс гуманитарных действий. Cornell Univ Pr; (Июль 2002)

[9] http://www.alnap.org/

[10] http: //www.sphereproject.org

[11] http://www.peopleinaid.org/

[12] http://www.cdainc.com/lcp/index.php

[13] http://www.famine.tufts.edu/pdf/lives.pdf

[14] http://www.noha.deusto.es/

[15] http://www.odihpn.org/

[16] http://www.famine.tufts.edu/pdf/curriculum2003.pdf

[17] Майнер, Ларри. Гуманитарное предприятие: дилеммы и открытия. Kumarian Press; (Июль 2002)

гуманитарных вакансий | Заработная плата, должностная инструкция и требования к директорам программ

Директора программ гуманитарной помощи — это координаторы, планировщики и менеджеры гуманитарной помощи, организованной и осуществляемой некоммерческими, частными или государственными организациями.По данным Global Humanitarian Assistance, в 2014 году глобальная гуманитарная помощь была оценена в 24,5 миллиарда долларов, при этом наибольший процент денег — 6 миллиардов долларов — поступил из Соединенных Штатов.

Потребность в специалистах по гуманитарной помощи для заполнения руководящих должностей, таких как директора программ, будет продолжать расти по мере роста помощи из Соединенных Штатов. Только за период с 2013 по 2014 год помощь из США увеличилась на 1,2 миллиарда долларов, что неудивительно, учитывая, что количество людей, пострадавших от стихийных бедствий, конфликтов и преследований, во всем мире за этот период достигло рекордных уровней.

Что такое гуманитарная помощь?

Чтобы полностью понять работу директора программы гуманитарной помощи, важно определить объем гуманитарной помощи и ее влияние на мир.

Гуманитарная помощь — это помощь и действия с целью спасения жизней, облегчения страданий и защиты / сохранения человеческого достоинства. Гуманитарная помощь — это помощь (как денежная, так и посредством конкретных действий), предоставляемая во время антропогенных и стихийных бедствий и кризисов.

Согласно Глобальной гуманитарной помощи, гуманитарная помощь отличается от других видов помощи или помощи, потому что ею руководствуются следующие принципы:

  • Человечество: спасение человеческих жизней и облегчение страданий
  • Нейтралитет: действия без предвзятости или без поддержки какой-либо стороны во время во время конфликта или спора
  • Беспристрастность: Действовать на основании необходимости без дискриминации
  • Независимость: Независимость от любых военных, политических или экономических целей

Гуманитарная помощь направлена ​​на поддержку уязвимых групп населения, которые столкнулись с внезапной чрезвычайной ситуацией, стихийное бедствие или кризис, или требуется постоянная поддержка или помощь для поддержания или улучшения качества жизни.

Несмотря на то, что число и тип доноров, которые вносят свой вклад в усилия по оказанию гуманитарной помощи, значительно выросли за последние десятилетия, большинство из них действуют в соответствии с набором универсальных, гуманитарных принципов, сообщает Университет Тафтса: защищать уязвимых за счет снижения заболеваемости и смертности; облегчить страдания; и для повышения благополучия, качества жизни и человеческого достоинства.

Тип гуманитарной помощи, предлагаемой донорами, в том числе государственными учреждениями, неправительственными организациями (НПО), частным бизнесом и отдельными субъектами, может быть разделен на одну или несколько из следующих категорий:

Чрезвычайная гуманитарная помощь — Чрезвычайная / чрезвычайная гуманитарная помощь реагирует на серьезную и неожиданную чрезвычайную ситуацию природного или антропогенного характера, которая требует немедленных действий для сокращения страданий и потерь людей в краткосрочной перспективе.Усилия по оказанию гуманитарной помощи в этой ситуации включают немедленный доступ к медицинской помощи, питьевой воде, жилью, еде, одежде и безопасности.

Гуманитарная помощь реабилитации / развития — Гуманитарная помощь реабилитации / развития направлена ​​на реабилитацию и развитие уязвимого населения. Этот тип помощи направлен на передачу знаний и ресурсов посредством наставничества, семинаров, развития инфраструктуры, обучения и т. Д., С конечной целью достижения здоровья и процветания сообщества.

Гуманитарная помощь в переходный период — Гуманитарная помощь в переходный период находится где-то между чрезвычайной ситуацией / оказанием помощи и восстановлением / развитием и является результатом совместных усилий учреждений и принимающей страны. Таким образом, гуманитарная помощь в переходный период включает обмен информацией между заинтересованными сторонами в отношении стратегий, целей и достижений как способ наилучшего удовлетворения потребностей целевой группы населения.

Организации гуманитарной помощи часто организуются за счет гуманитарной помощи, которую они предлагают:

Food

  • Convoy of Hope
  • Feeding America
  • Action Against Hunger
  • World Food Program

02

  • Прямая помощь
  • Врачи без границ
  • AmeriCares
  • Американский Красный Крест
  • Международный медицинский корпус
  • ВОЗ: Гуманитарное здравоохранение

Бедность

03

905 Global Giving

  • Служба католической помощи
  • Всемирная служба евреев Америки
  • Operation Blessing
  • World Vision
  • Женщины и дети

    • CARE
    • UNICEF
    • Save the Children
    • n США

    Директора программ гуманитарной помощи: их работа, обязанности и цели

    Гуманитарная работа для директоров программ включает координацию международных гуманитарных мер реагирования и обеспечение стратегической и оперативной координации в соответствии с принципами их организации.

    Эти специалисты по международным отношениям оказывают помощь в реализации всеобъемлющих скоординированных усилий по оказанию гуманитарной помощи на местном уровне, которые часто включают связи с другими агентствами, НПО и местными властями.

    Директора программ гуманитарной помощи способствуют эффективному распределению гуманитарной помощи:

    • Оценка чрезвычайных ситуаций и тесное сотрудничество с другими сотрудниками для определения региона или зоны чрезвычайной ситуации
    • Координация и поддержка работы волонтеров
    • Управление бюджетами программ
    • Надзор за реализацией чрезвычайных мер и мониторинг их эффективности
    • Разработка и мониторинг целей
    • Составление отчетов, рекомендаций и предложений по экстренному вмешательству
    • Организация обучения и поддержки волонтеров и других гуманитарных работников
    • Обеспечение соблюдения национальных и международные процедуры, политики и нормативные кодексы
    • Поддержка усилий по межведомственному планированию действий в чрезвычайных ситуациях
    • Стратегии решения гуманитарных проблем, включая мобилизацию и отслеживание ресурсов
    • Координация усилий wi th гуманитарные партнеры, государственные чиновники и СМИ
    • Контроль за ежегодным планированием, обзорами и окончательной оценкой программ и планов

    Директора программ гуманитарной помощи стремятся достичь следующих целей:

    • Эффективная гуманитарная готовность и ответные меры
    • выявление и постоянный мониторинг гуманитарных вопросов
    • Межучрежденческая поддержка принятия решений посредством строгой координации данных
    • Бесперебойное административное и вспомогательное обслуживание

    Компетенции успешных директоров программ гуманитарной помощи

    Директора программ гуманитарной помощи выполнять свою работу в полной мере должен обладать рядом функциональных компетенций, включая фундаментальные знания в области гуманитарной помощи, защиты и прав человека, а также способность:

    • Разрабатывать четкие цели, которые согласуются со стратегиями организации
    • Ide Определите приоритетные мероприятия и задания и скорректируйте приоритеты по мере необходимости
    • Выделите необходимое количество времени и ресурсов для завершения работы
    • Предвидите риски и учитывайте непредвиденные обстоятельства на этапе планирования
    • Отслеживайте и корректируйте планы и действия по мере необходимости

    Эти менеджеры программ гуманитарной помощи также должны обладать:

    • Отличными навыками устного и письменного общения
    • Сильными лидерскими качествами
    • Отличными навыками межличностного общения и способностью устанавливать и поддерживать партнерские отношения
    • Последовательность в подходах к работе
    • Энергия и позитивный, конструктивный отношение
    • Непосредственность и открытость к изменениям
    • Способность управлять сложной, нестабильной и опасной внешней средой
    • Отличные навыки ведения переговоров и дипломатии
    • Отличные навыки решения проблем
    • Отличные аналитические навыки
    • Сильные e этики и стремление к изменениям
    • Организованность и находчивость
    • Гибкость и творчество

    Как стать директором программы гуманитарной помощи

    Лица, заинтересованные в работе в сфере гуманитарной помощи в правительственном, межправительственном или неправительственном учреждении и Чтобы стать директором программы, необходимо убедиться, что он имеет степень бакалавра в этой области работы.Поскольку директора программ являются высокопоставленными специалистами и входят в состав управленческой группы организаций и агентств по оказанию гуманитарной помощи, от них часто требуется также степень магистра по таким специальностям, как:

    • Международные отношения
    • Международные отношения
    • Государственное управление
    • Политология
    • Социология

    Например, степень магистра международных отношений — это междисциплинарная степень, которая дает студентам качественные и количественные аналитические навыки, а также практические навыки управления, необходимые лидерам в международных делах.Многие из этих программ для выпускников также позволяют студентам сосредоточить курс обучения на иностранном языке или конкретном регионе мира.

    Учеба за границей и стажировка / опыт волонтерской работы являются важным аспектом для того, чтобы стать директором программы гуманитарной помощи, так как многие работодатели ищут кандидатов, которые имеют опыт в:

    • Координация гуманитарной помощи
    • Готовность к чрезвычайным ситуациям
    • Управление кризисами / чрезвычайными ситуациями
    • Реабилитация и развитие
    • Межведомственная координация
    • Управление стихийными бедствиями

    Статистика заработной платы руководителей программ гуманитарной помощи

    По данным InterAction, глобальная коалиция неправительственных организаций, директора программ с низким уровнем заработной платы в 2012 году заработали от 52 000 до 165 000 долларов США, в то время как те в диапазоне высоких зарплат — от 82 408 до 283 993 долларов.

    InterAction также сообщила, что специалисты по программам с низким окладом получали от 29 890 до 73 689 долларов, в то время как работники с высоким окладом получали от 40 000 до 132 640 долларов.

    Вернуться к началу

    Карьерный путь в гуманитарной деятельности

    Миллионы людей в мире зависят от немедленной помощи сотрудников гуманитарных организаций и их организаций. Эти гуманитарные операции и проекты, осуществляемые в сотрудничестве между международными и местными организациями, являются многосекторальными и сложными, в них задействовано большое количество профессионалов для выполнения впечатляющего разнообразия задач.Те, кто увлечены работой в области гуманитарной помощи и спасения жизней, могут подумать, что в этой области есть только один особый карьерный путь — путь сотрудника гуманитарной помощи — и что любой, кто изучал что-то еще, не имеет квалификации. Однако это далеко не так. За сотрудником гуманитарной помощи стоят целые команды профессионалов с разными степенями и квалификациями, которые занимаются логистикой, финансами, исследованиями, защитой и многими другими вопросами.

    Чтобы приблизить вас к пониманию того, что означает гуманитарная работа, мы представляем вам увлекательных карьерных путей , на которые вы могли бы пойти и преуспеть.Таким образом, профессионалы в самых разных областях могут найти способ превратить полезную гуманитарную работу в свою карьеру на всю жизнь.

    Что касается диапазонов заработной платы, обратите внимание, что для каждой из этих должностей зарплата будет зависеть от миссии, в которую вы направляетесь, организации, которая вас наняла, и, что наиболее важно, от типа вашего контракта (национальный или эмигрант, например).

    Полевой офицер

    Описание: Полевые офицеры находятся на передовой гуманитарных кризисов по всему миру.Эти специалисты — первая точка контакта для людей, покидающих свои дома из-за конфликтов и стихийных бедствий. Как полевой офицер, вы будете обладать впечатляющими знаниями о конкретной гуманитарной ситуации, доступных услугах и текущем состоянии дел, когда дело касается организаций и учреждений, работающих на местах. Полевые офицеры ежедневно следят за общей гуманитарной ситуацией и оценивают потребности своих бенефициаров. Помимо предоставления информации, направления к доступным службам и, зачастую, распределения продуктов питания или непродовольственных товаров получателям помощи, сотрудники на местах также несут ответственность за сбор и анализ данных с мест.Часто сотрудники на местах будут отслеживать бенефициаров своей организации и информацию об их демографических характеристиках, но их также попросят провести более подробные интервью для исследовательских и пропагандистских целей. Более того, эти профессионалы заботятся о том, чтобы специфика проектов, которыми руководит их организация, учитывалась своевременно и эффективно.

    Квалификация: Специалисты из различных дисциплин могут построить свою карьеру в качестве полевых офицеров и координаторов.Организации обычно ищут кандидатов, которые имеют как минимум степень бакалавра в области социальных наук или менеджмента. Ученая степень в области, более конкретно связанной с правами человека или развитием, желательна, но обычно не является обязательным требованием. Кроме того, сотрудники на местах должны иметь как минимум год или два профессионального опыта работы с уязвимыми группами населения или в неправительственном секторе.

    Логист

    Описание: Логисты разрабатывают гуманитарные операции.Эти квалифицированные специалисты являются мозгом действий, посредством которых гуманитарная помощь оказывается незамедлительно и всем, а также они организуют строительство убежищ и лагерей и доставку грузов по морю, воздуху или любым другим возможным способом. Логисты со специальными знаниями в области гуманитарной логистики чрезвычайно ценны в гуманитарном контексте, поскольку эту дисциплину не часто изучают в инженерно-технических школах. Таким образом, обладание необходимыми знаниями и навыками для работы в качестве специалиста по гуманитарной логистике может привести вас к самым захватывающим и значимым миссиям, в том числе к работе в центре зоны конфликта.Крупные миссии, выполняемые крупными международными организациями, сложны, часто они содержат десятки транспортных средств и складов, которые должны успешно эксплуатироваться логистической группой. Работа в международной организации в качестве логиста также может включать в себя ответственность за закупки, различные таможенные формальности и составление бюджета. В идеале гуманитарные логистики также могут управлять разными транспортными средствами.

    Квалификация: Те, кто заинтересован в том, чтобы стать специалистами по гуманитарной логистике, должны иметь степень бакалавра в области логистики и хорошо разбираться в цепочке поставок, управлении складом, а также в импорте и экспорте.В качестве альтернативы организации иногда готовы нанимать кандидатов, не имеющих формального образования в области логистики, но обладающих значительным (пять или более лет) полевым опытом в области гуманитарной логистики и управления.

    Ответственный за ПИТАНИЕ

    Описание: Чтобы обеспечить успешное выполнение проектов и максимальную отдачу от своих бенефициаров, международным организациям нужны сотрудники, специализирующиеся на оценке и обучении.В этой связи все более популярным становится карьерный рост «Офицер по питанию», что означает «мониторинг, оценка, подотчетность и обучение». Специалисты по ПИТАНИЮ работают с другими проектными командами и / или партнерами внутри организации и помогают им отслеживать успех их проектов. Они всегда осведомлены о правилах и требованиях, предписываемых организацией и ее донорами, и их задача — обеспечить их выполнение всеми частями организации, оказывая при этом значимое влияние на бенефициаров.Такая задача требует частых выездов на место и проверок, поэтому этот карьерный путь включает как офисную, так и полевую работу. Всякий раз, когда выявляются пробелы и недобросовестные действия, сотрудники MEAL несут ответственность за то, чтобы помочь персоналу извлекать уроки из ситуации и постоянно совершенствоваться. В отличие от многих других гуманитарных работников, важно, чтобы сотрудники MEAL хорошо владели цифрами, статистикой и отчетностью.

    Квалификация: Чтобы стать специалистом по питанию, заинтересованные кандидаты должны иметь как минимум степень бакалавра в области статистики, экономики или соответствующей дисциплины.За последние несколько лет стало возможным специализироваться на мониторинге и оценке на уровне магистра. Сотрудники MEAL обычно имеют предыдущий опыт работы в области управления базами данных, отчетности и электронных таблиц.

    Сотрудник WASH

    Описание: Часто гуманитарные работники — это профессионалы с очень специфическим набором навыков. Одной из таких должностей, требующих специальной подготовки, является должность специалиста по водоотведению и гигиене (WASH).Офицеры WASH необходимы в ситуациях гуманитарного кризиса для обеспечения эффективности систем водоснабжения. Эта задача особенно важна в лагерях беженцев, но она также очень необходима в развивающихся регионах в целом. Офицер регулярно проверяет и контролирует подачу воды и несет ответственность за недопущение каких-либо перебоев, поскольку такие ситуации могут быть весьма вредными для бенефициаров. Кроме того, сотрудники WASH также несут ответственность за гигиену и санитарию в учреждениях и их окрестностях, чтобы поддерживать здоровую окружающую среду.Этот вид работы включает как продвижение высоких стандартов гигиены, так и распространение гигиенических наборов, и касается как бенефициаров, так и других полевых работников.

    Квалификация: Хотя появляются узко определенные университетские степени, нацеленные на WASH, кандидаты не обязаны специализироваться в области гидротехники, чтобы стать сотрудниками WASH. Большинство международных организаций также принимают специалистов в области общественного здравоохранения или гигиены окружающей среды или тех, кто имеет определенную техническую степень и ранее имел соответствующий опыт работы.

    Сотрудник по защите

    Описание: Ситуации, когда большое количество людей уязвимо и подвержено множеству рисков, требуют организованной системы защиты, которая нацелена на каждого отдельного человека, а не на все население в целом . Несколько крупных международных организаций, в первую очередь Датский совет по делам беженцев, известны тем, что нанимают многочисленных профессионалов для работы в качестве сотрудников по защите. Эти офицеры, которые присутствуют как на местах, так и в лагерях для беженцев и перемещенных лиц, несут ответственность за выявление проблем с защитой и оказание прямой поддержки бенефициарам с особыми потребностями.Такие ситуации могут включать домашнее или межобщинное насилие, проблемы с правовой базой и отсутствие жилья или каких-либо других услуг. Более того, сотрудники службы защиты направляют людей в организации и агентства, которые могут предоставить необходимые услуги, и постоянно проводят оценку потребностей в защите и уязвимости, чтобы гарантировать наличие эффективного механизма защиты. Кроме того, организации часто рекламируют вакансии сотрудников по защите, которые связаны с работой с детьми или жертвами гендерного насилия.Чтобы успешно подать заявку на эти должности, вы должны иметь некоторое обучение и / или профессиональный опыт, связанный с работой с этими конкретными группами.

    Квалификация: Поскольку нет конкретных степеней защиты, кандидаты, которые имеют как минимум степень бакалавра в соответствующей области, такой как социальная работа, психология или международное развитие, могут подавать заявки на эти должности. Офицеры по защите должны иметь некоторый предшествующий опыт гуманитарной работы или работы с уязвимыми лицами, а также глубокое понимание концепций защиты.

    Сотрудник по оказанию юридической помощи

    Описание: Юристы и профессиональные юристы могут участвовать в гуманитарной работе как минимум двумя способами — помогая местной или международной организации решать свои правовые вопросы или более тесно сотрудничая с получателями помощи. организации. Юристов, которые занимаются юридическим бизнесом организации, могут попросить проработать юридические аспекты, связанные с реализацией проекта, или обеспечить работу полевой группы и других сотрудников в соответствии с национальными и международными положениями в области прав человека (и другими). .Если вы выбрали последний путь карьеры, большая часть доступной работы выполняется с мигрантами, беженцами и лицами, ищущими убежища. Офицеры по оказанию юридической помощи занимают важное место в этой структуре, потому что они предоставляют получателям бесценную информацию об их правах и о том, какие варианты у них есть, чтобы восстановить свою жизнь наилучшим образом.

    Квалификация: Степень бакалавра права требуется как минимум для любого кандидата, подающего заявку на получение юридической помощи. Как правило, международные организации ищут сотрудников по правовым вопросам с опытом работы не менее двух лет и успешной репутацией в определенной области права.В зависимости от контекста, дополнительная квалификация по международному праву прав человека или беженскому праву также может быть одним из требований.

    Врач

    Описание: Врачи являются одними из самых необходимых специалистов в любом гуманитарном контексте. Какой бы ни была природа гуманитарного кризиса, будь то кризис беженцев, зона конфликта или район, пострадавший от стихийного бедствия, всегда есть большое количество людей, нуждающихся в медицинской помощи.Следовательно, количество международных гуманитарных организаций, специализирующихся на предоставлении медицинской помощи уязвимым слоям населения, увеличилось. Например, Medicins sans Frontieres, Medicins du Monde, Международный комитет Красного Креста и Relief International входят в число тех, кто постоянно нуждается в врачах, как терапевтах, так и тех, кто прошел специальную подготовку в качестве педиатров, хирургов-ортопедов и т. Д. Помимо оказания адекватной помощи пациентам, от врачей обычно требуется наблюдение и руководство медсестрами, которые работают в полевых условиях, сбор данных, составление отчетов и тесное сотрудничество с полевой командой.

    Квалификация: Все кандидаты должны иметь соответствующую профессиональную степень в области медицины с подтверждением прохождения всей необходимой медицинской подготовки. В зависимости от миссии врачей также могут попросить пройти дополнительное обучение по определенным заболеваниям, таким как ВИЧ / СПИД, или иметь специальные сертификаты. Кроме того, перед началом миссии часто требуется иметь как минимум пару лет опыта работы врачом. Хотя желательно свободное владение языком (-ами), на котором говорят (-ы) бенефициары, врачи часто работают в тесном контакте с культурными посредниками и переводчиками.

    Психолог / специалист по психическому здоровью

    Описание: Гуманитарные кризисы, такие как конфликты, миграция и стихийные бедствия, подвергали людей высокому риску психических расстройств, психологического расстройства или травм. По этой причине опыт психологов и специалистов в области психического здоровья чрезвычайно важен в любом гуманитарном контексте. Их комплексная работа заключается в оказании первой психологической помощи на первых этапах кризиса, а также в помощи получателям помощи выздороветь, начать перестраивать свою жизнь и в целом укрепить свое сообщество и его возможности.В то же время, как психологу или специалисту по психическому здоровью, работающему в зоне, затронутой кризисом, вам также может быть поручено помогать другим сотрудникам гуманитарной помощи — в основном полевым сотрудникам и сотрудникам службы защиты — заботиться о своем собственном психическом здоровье, чтобы иметь возможность вести здоровый образ жизни и продолжать предоставлять бенефициарам наиболее эффективные услуги.

    Квалификация: Психологи и специалисты по психическому здоровью, занимающиеся гуманитарной деятельностью, должны иметь высокую подготовку в своей области обучения.Что касается других работ, международные организации требуют, чтобы кандидаты закончили как минимум степень бакалавра психологии, психического здоровья или, в качестве альтернативы, социальной работы. Желателен некоторый предыдущий опыт работы в международном контексте. Не всегда необходимо говорить на языке получателей помощи, поскольку все медицинские работники обычно тесно сотрудничают с культурными посредниками и переводчиками.

    Культурный посредник / переводчик

    Описание: Культурный посредник играет ключевую роль во всех гуманитарных кризисах, в которые вовлечены международные субъекты.Они представляют собой важнейшее звено между работником гуманитарной помощи и получателем помощи, обеспечивая успешное общение между ними. Люди, работающие в качестве культурных посредников, по сути, выполняют письменный и устный перевод, а также знакомят сотрудников гуманитарных организаций с культурой, обычаями и образом жизни получателя помощи. Переводческая работа включает в себя как синхронный устный перевод, так и перевод документов, в том числе, например, оказание помощи лицам, ищущим убежища, в их процессах предоставления убежища. Без культурных посредников гуманитарные услуги могут остаться недоступными для многих нуждающихся.

    Квалификация: От культурных посредников часто не требуется формальной квалификации. Важно то, что кандидат свободно говорит на нужном языке, а также хорошо знает его в письменной форме. Кроме того, обычно желательно знать более одного языка, на котором обычно говорят бенефициары, помимо английского, и иметь некоторый предыдущий опыт работы, выполняя ту же работу.

    Управляющий лагерем или базой

    Описание: В ситуации гуманитарного кризиса, когда многие люди вынуждены покидать свои дома, международным организациям часто приходится создавать лагеря для беженцев и / или внутренне перемещенных лиц.Следовательно, эти организации регулярно нуждаются в способных и квалифицированных специалистах, которые будут руководить лагерем или базой. Менеджеры лагерей контролируют команды лагерей и обеспечивают безопасность как сотрудников, так и бенефициаров. Кроме того, им поручено контролировать и оценивать проект, составлять отчеты и планировать новые действия, которые могут сделать лагерь более пригодным для жизни. Обычно менеджеры лагерей координируют свои действия и тесно сотрудничают с координаторами на местах, чтобы быть в курсе потребностей своих бенефициаров.

    Квалификация: Несмотря на отсутствие конкретных ученых степеней в области управления лагерями или территорией, работодатели обычно требуют, чтобы кандидаты имели как минимум степень бакалавра в некоторых дисциплинах управления, таких как развитие или управление бизнесом. В качестве альтернативы также могут претендовать кандидаты со степенью в области международных отношений или инженерии.

    Сотрудник программы

    Описание: Каждая некоммерческая организация, будь то небольшая, местная или крупная международная организация, имеет как минимум одного сотрудника программы.Руководители программ — более опытные профессионалы в организации, и они отличаются от руководителей проектов, поскольку они не привязаны к конкретному проекту, а скорее наблюдают за развитием всей организации или ее конкретного подразделения. Они могут выполнять ряд обязанностей, таких как поиск грантов, мониторинг проектов, координация других сотрудников и составление бюджета. Другими словами, крупные организации обычно требуют, чтобы сотрудники программ создавали и координировали действия по наращиванию потенциала, а также участвовали в разработке годовых планов работы организации, систем мониторинга и тренингов.Программные сотрудники могут быть назначены в конкретную страну или миссию и, следовательно, должны контролировать реализацию стратегии, предусмотренной для этой страны.

    Квалификация: Когда дело доходит до руководителей программ, тип вашей степени не так важен, как наличие существенного и соответствующего опыта работы в организации, особенно когда речь идет о мониторинге, оценке и управлении проектами. Кандидаты должны иметь степень бакалавра в такой дисциплине, как международные отношения, право или экономика, и иметь не менее пяти лет соответствующего профессионального опыта.Определенным организациям потребуется, чтобы кандидаты имели успешный опыт работы над проектами, финансируемыми конкретными донорами, такими как USAID или ECHO.

    Мир и конфликт Академик / ученый

    Описание: Исследователи мира и конфликтов признают тот факт, что везде, где есть люди, конфликты неизбежны. Ученые, занимающиеся вопросами мира, выходят за пределы конфликта или конфликтных ситуаций, пытаясь понять их отдаленные, непосредственные и важные причины.Они понимают, что понимание конфликта является необходимой предпосылкой для участия в разрешении конфликта. Исследователи конфликтов также рассматривают комбинацию факторов, таких как обстоятельства, восприятие, поведение, различия, интересы и цели, как возможные триггеры конфликтов между отдельными людьми и группами, а также между странами. Ученые мира также помогают объяснить, как эффективно справляться с конфликтами, что является важным жизненным навыком для содействия миру, гармонии и взаимопониманию, а также для предотвращения импульсивных, деструктивных и часто насильственных реакций на разногласия.

    Квалификация: Количество школ, присуждающих степень бакалавра и магистра в области исследований мира и конфликтов, во всем мире растет. Большинство ученых-миротворцев имеют как минимум степень магистра в области исследований мира и конфликтов, прав человека и справедливости, международных отношений и дипломатии, социальной работы, а также теологии. Некоторые ученые-миротворцы имеют опыт работы в СМИ и журналистике (эксперты в области журналистики мира), а также в других областях социальных и гуманитарных наук. Для дальнейшей академической деятельности в этой области, кандидат наук.D. обычно требуется, и многие учреждения теперь предлагают исследования мира и конфликтов в докторантуре. уровень.

    Заработная плата: Заработная плата ученых, занимающихся изучением мира и конфликтов, зависит от таких факторов, как местонахождение, учреждение и квалификация. Обычно доктор философии. Обладатели начинают с более высокой шкалы окладов, чем обладатели степени магистра. Лица с достаточным практическим опытом в этой области также получают относительно высокую заработную плату.

    Эксперт по разрешению конфликтов

    Описание: Эксперты по разрешению конфликтов работают в мультидисциплинарном, аналитическом контексте и в контексте решения проблем.Они подходят к конфликтам и конфликтным ситуациям таким образом, чтобы позволить участникам конфликта совместно работать над его разрешением. Различные дисциплины, такие как арбитры, посредники и посредники, сотрудничают, чтобы гарантировать, что факторам, способствующим разрешению конфликтов, таким как знания и навыки, ценностные изменения и исцеление, уделяется необходимое внимание.

    Квалификация: Большинство экспертов по разрешению конфликтов имеют степень бакалавра и магистра в области изучения мира и конфликтов.Многие из них имеют многопрофильный опыт, такой как право, государственная политика, социальная работа и т. Д., И обычно получают ученую степень в области исследований мира и конфликтов. Ожидается, что у тех, кто заинтересован в этой области, должно быть

    Заработная плата: Заработная плата экспертов по разрешению конфликтов также различается в зависимости от местоположения, квалификации и опыта. По оценкам Бюро труда и статистики США (BLS), в 2015 году эксперты по разрешению конфликтов заработали 58 020 долларов. Заработная плата таких экспертов по разрешению конфликтов, как арбитры, посредники и примирители, в других странах явно отличается.

    Специалист по миростроительству

    Описание: Специалисты по миростроительству работают в двух очень важных областях в процессе общественного мира и развития. Во-первых, они активно участвуют в действиях, направленных на снижение структурного насилия, чтобы снизить вероятность вооруженного конфликта. Во-вторых, они являются активными участниками процессов восстановления после вооруженного конфликта с целью построения прочного мира, чтобы вооруженный конфликт не повторился.Миротворцы часто имеют многопрофильную подготовку. Учитывая, что процесс миростроительства требует значительных людских и финансовых ресурсов, миротворцы часто приходят из таких организаций, как ООН, Всемирный банк, региональные организации развития и т. Д.

    Квалификация: Как правило, эксперты по миростроительству имеют ученые степени и ученые степени в области мира и исследования конфликтов, многие из которых имеют опыт работы в области международных отношений, дипломатии, международного права, политологии, государственного управления, социальной работы, исследований в области развития и коммуникации.

    Заработная плата: специалисты или эксперты по миростроительству зарабатывают от 58 000 до 65 000 долларов в год в зависимости от их квалификации, многолетнего опыта и географического положения.

    Специалист по гендерным вопросам и развитию

    Описание: Специалисты по гендерным вопросам и развитию признают, что прямые насильственные конфликты в 95% случаев совершаются мужчинами. Часто женщины, дети и пожилые люди считаются «слабой мишенью». Специалисты по гендерным вопросам критически анализируют гендерный дискурс с помощью оценочных опросов и других исследований по гендерным вопросам с целью смягчения или полного пресечения гендерного насилия, такого как физическое избиение, эмоциональное или психологическое насилие, а также структурного насилия, такого как экономические лишения.

    Квалификация: Специалисты по гендерным вопросам, как правило, имеют ученые степени и аспиранты в области исследований мира и конфликтов, гендерных исследований, защиты интересов, права прав человека, социальной работы и исследований в области развития. Они должны быть осведомлены о текущих гендерных дискурсах, а также о проблемах контекста в дебатах о гендерном равенстве / равенстве.

    Заработная плата: Специалисты по гендерным вопросам получают базовую зарплату в размере 76 278 долларов в год в Соединенных Штатах Америки. Эта база заработной платы будет значительно отличаться в других странах, а также будет зависеть от квалификации, многолетнего опыта и географического положения человека.

    Специалист по развитию и коммуникациям

    Описание: Специалисты по развитию и коммуникации работают напрямую с лидерами гражданского общества, чтобы помочь уязвимым членам общества. Возможно, одним из наиболее важных аспектов их работы является то, что они отслеживают конфликты и представляют более сбалансированное и чувствительное к конфликтам мнение представителям общественности и политикам, тем самым улучшая понимание общественностью непосредственных и отдаленных причин конфликтов, которые, в свою очередь, помогает рассматривать ненасильственные ответы на конфликты.Специалисты по развитию и коммуникациям также занимаются написанием грантов, анализом новостей и разработкой эффективных коммуникационных стратегий для достижения поставленных целей развития.

    Квалификация: Специалисты по развитию и коммуникации часто имеют многопрофильное образование и имеют ученые степени в области общественных дел, мира и конфликтов, массовых коммуникаций, журналистики, международных отношений, политических и / или социальных наук и т. Д. Кроме того, специалисты по развитию и коммуникациям являются требуется обладать отличными письменными и устными коммуникативными навыками, сильными навыками межличностного общения, а также безупречными организаторскими способностями.

    Заработная плата: Специалисты по развитию и коммуникациям зарабатывают от 51 100 до 102 600 долларов в год, в зависимости от квалификации и многолетнего опыта.

    Специалист по персоналу

    Описание: Специалисты по персоналу очень важны для бесперебойной работы организаций. От них часто требуется управлять процессом приобретения талантов, включая поиск, тестирование, собеседование, прием на работу и адаптацию. Специалисты по человеческим ресурсам также играют очень важную роль в разработке программ обучения и управления производительностью, которые соответствуют установленным целям организации, а также соответствуют соответствующим государственным и национальным законам.Выпускник, занимающийся изучением проблем мира и конфликтов, органично вписывается в роли специалистов по кадрам, поскольку их академическая и практическая подготовка помогает им проводить расследования и решать проблемы, проблемы и конфликты сотрудников способами, которые способствуют укреплению мира на рабочем месте, тем самым повышая производительность организации.

    Квалификация: Многие выпускники факультетов мира и конфликтов нашли работу в качестве специалистов по кадрам. Многие из них имеют степень бакалавра в области гуманитарных и управленческих наук, а многие имеют ученые степени в области исследований проблем мира, разрешения конфликтов, посредничества, переговоров и т. Д.

    Заработная плата: Средняя базовая зарплата специалистов по кадрам составляет 71 687 долларов в год. Эта сумма зависит от местоположения, квалификации и многолетнего опыта. Те, у кого есть докторская степень, зарабатывают больше.

    Diplomat

    Описание: Выпускники по изучению проблем мира и конфликтов часто работают в качестве дипломатов из-за их обширных знаний в области чувствительности к конфликтам, разрешения конфликтов, посредничества, а также коммуникации в целях развития. Дипломаты часто работают в партнерстве со своими принимающими странами, чтобы решать такие проблемы, как торговля людьми, изменение климата, а также содействовать демократическому развитию и создавать инфраструктуру для мира в своих принимающих странах.

    Квалификация: Выпускники по изучению проблем мира и конфликтов проходят обучение и имеют все необходимое для работы на дипломатических должностях. Многие из них имеют степень бакалавра в области гуманитарных и управленческих наук, многие из них имеют ученые степени в области исследований мира, разрешения конфликтов, посредничества, переговоров и т. Д. Многие дипломаты имеют степени бакалавра в области международных отношений, права, экономики, журналистики и управления человеческими ресурсами. Некоторые имеют ученые степени в области исследования проблем мира и конфликтов, и это дало им преимущество в процессе отбора.Учитывая, что дипломаты иногда работают в сложных условиях, от них часто требуется обладать хорошими коммуникативными и межличностными навыками, быть легко адаптируемыми и очень терпимыми, а также обладать острым чувством конфликтной восприимчивости.

    Заработная плата: Заработная плата дипломатов полностью зависит от страны. Хотя базовая зарплата обычно составляет около 65 230 долларов США, каждая страна часто устанавливает свою собственную систему вознаграждения, которая может быть привязана к тому, что обычно зарабатывают государственные служащие. Как правило, обладатели докторской степени зарабатывают значительно больше, чем люди без докторской степени.

    Сотрудник по вопросам политики

    Описание: Выпускники, изучающие мир и конфликты, также эффективно действуют в качестве должностных лиц, занимающихся политикой, где они помогают в формулировании политики по политическим, коммерческим и социально-экономическим вопросам. Они вносят свой вклад в основном в области влияния на политику организаций, в которых они работают. Их богатый опыт в динамике конфликтов означает, что они часто могут писать отчеты о ходе мирных переговоров, урегулировании конфликтов, а также инициативах по миростроительству.Офицеры политики также играют множество ролей, таких как управление прессой и общественностью, консульский и иммиграционный менеджмент, а также активное участие в процессе посредничества и переговоров.

    Квалификация: Офицеры политики должны иметь степень в области исследований мира и конфликтов. Многие имеют ученые степени в области международных отношений / дел, исследований в области развития или прав человека. Большинство организаций требуют, чтобы сотрудники, занимающиеся политикой, имели как минимум пятилетний опыт постепенно ответственной работы в смежных областях, таких как изменение климата, права человека, исследования в области развития, социальная работа и антропология.

    Заработная плата: должностные лица политики получают базовый оклад в размере 43981 481 человека. Заработная плата варьируется в зависимости от места работы и шкалы окладов в организации. Обладатели последипломного образования, как правило, зарабатывают выше базового оклада.

    Юрисконсульт

    Описание: Уместно отметить, что сотрудники по правовым вопросам не являются юристами и не дают юридических консультаций. Сотрудники по правовым вопросам обеспечивают защиту жертв всех форм насилия, особенно жертв домашнего насилия.Адвокат предоставляет прямые услуги жертвам, которые нуждаются в помощи в плане информации, защиты и сопровождения в суде. Они также предоставляют помощь с такими услугами, как получение запретительных судебных приказов, гражданские, уголовные и другие судебные дела, а также направления.

    Квалификация: Как правило, адвокаты должны иметь как минимум четырехлетнее образование в колледже или университете в области гуманитарных и социальных наук. Было установлено, что выпускники факультетов исследований мира и конфликтов играют роль адвокатов.Адвокату необходимы навыки и опыт работы с пережившими травмы, знание юридических прав жертвы. Кандидаты также должны обладать достаточными знаниями в области гражданского и уголовного права.

    Заработная плата: Средняя заработная плата юрисконсульта составляет 29 120 долларов. Как и в других ранее перечисленных профессиях, шкала заработной платы зависит от географического положения, квалификации и многолетнего практического опыта.

    Омбудсмен / женщина

    Описание: Было обнаружено, что из выпускников курсов по изучению проблем мира и конфликтов получаются отличные омбудсмены / женщины.Они играют очень важную роль в посредничестве между сторонами в конфликте, выступая в качестве посредников. Они участвуют в процессе рассмотрения жалоб и проводят конфиденциальные консультации. Они также рекомендуют соответствующие стратегии для разрешения конфликтов между сторонами. Омбудсмены / женщины также проводят исследования и пишут отчеты по жалобе. Это помогает им идентифицировать проблемные области и области шаблонов, что, в свою очередь, помогает им рекомендовать области для улучшения и способы, которыми можно полностью преобразовать конфликты.

    Квалификация: Омбудсмены / женщины имеют разное академическое образование. На этой должности могут эффективно работать дипломированные специалисты по изучению мира и конфликтов. Также требуется, чтобы омбудсмены / женщины обладали соответствующими навыками отношения и отношения, такими как конфиденциальность, отличные навыки межличностного общения, хорошие навыки разрешения конфликтов, навыки решения проблем, а также отличный эмоциональный интеллект.

    Заработная плата: В США средняя заработная плата омбудсменов / женщин составляет 53 650 долларов в год.Как и в случае с большинством должностей, такие факторы, как географическое положение, многолетний опыт и уровень образования, играют огромную роль в доходах.

    Сотрудник по мониторингу и оценке

    Описание: Выпускники исследования мира и конфликтов продолжают работать в качестве сотрудников по мониторингу и оценке. Учитывая, что большинство проектов в области мира и развития ориентированы на людей, сотрудники по мониторингу и оценке анализируют проекты, чтобы оценить, достигли ли вмешательства намеченной цели и были ли достигнуты поставленные цели.Используя систематические методы сбора и анализа данных, сотрудники по мониторингу и оценке измеряют устойчивость, эффективность и жизнеспособность проектов и рекомендуют необходимые изменения политики, чтобы способствовать достижению эффективности проекта. Благодаря эффективному мониторингу и оценке проектов они также гарантируют, что доноры получают отдачу от денег, вложенных в проекты развития.

    Квалификация: Несмотря на то, что многие учебные заведения сейчас предлагают степень бакалавра и магистра в области мониторинга и оценки, выпускники факультетов исследований мира и конфликтов эффективно работают на этой должности.Многие выпускники продолжили обучение в аспирантуре по мониторингу и оценке, а многие прошли соответствующие курсы. От сотрудников по мониторингу и оценке часто требуется наличие достаточного опыта в разработке и внедрении систем и инструментов МиО, сбора данных, ввода, анализа и отчетности. Они также должны обладать отличным вербальным общением, а также навыками в области информационных технологий.

    Заработная плата: В США сотрудники по мониторингу и оценке получают базовый оклад в размере 33 361 доллар в год.Такие факторы, как географическое положение, многолетний опыт и образовательная квалификация, могут повлиять на заработную плату специалистов по мониторингу и оценке в других странах.

    Насколько важен нейтралитет при оказании гуманитарной помощи?

    Споры вокруг традиционного или «старого» гуманизма и «нового» гуманизма по-прежнему очень актуальны сегодня, поскольку еще предстоит решить, какие принципы более эффективны для гуманитарных организаций и агентств.Как выдающийся сторонник традиционного гуманизма, Международный комитет Красного Креста (МККК) определяет гуманитарную помощь как «беспристрастное, независимое и нейтральное оказание помощи тем, кто срочно нуждается в помощи в результате конфликтов и стихийных бедствий» (Barnett and Weiss , 2008: 5). Однако новый взгляд на роль гуманизма приобрел популярность с конца 1960-х годов, после войны в Биафране, посвященной устранению структурных причин бедности и страданий (Gordon and Donini, 2015: 82).

    «Новый» гуманизм вращается вокруг программы защиты прав человека и связан с предоставлением устойчивой помощи, а не только помощи, в форме восстановления и миростроительства (Abiew, 2012: 204). Таким образом, многие недавно созданные организации, такие как Médecins Sans Frontieres (MSF), и другие ранее существовавшие организации-единомышленники настаивали на том, что гуманизм должен выходить за рамки параметров, определенных «старым» гуманизмом, «в убеждении, что помощь должна стать больше. политическим и вырвавшимся из своих первоначальных нейтральных принципов, если он должен был стать эффективным и морально последовательным »(Рифф,« Гуманитарный кризис », 2002: 112–113).

    Это заставляет задуматься о том, насколько важен нейтралитет при предоставлении гуманитарной помощи. Чтобы ответить на этот вопрос, сначала важно обсудить, что означает «нейтральный». «Нейтралитет» — это очень спорная концепция, сравнимая с понятиями «власть» и «демократия» (Rieffer-Flanagan 2009: 892). Проще говоря, «быть нейтральным — значит не отдавать предпочтение ни одной из сторон и не заботиться о том, кто выигрывает, а кто проигрывает» (Seybolt 1996). В частности, в контексте конфликта нейтралитет — это принцип воздержания от любых действий, которые могут способствовать интересам любой из сторон конфликта (Weller, 1997: 443).МККК считает нейтралитет крайне важным, поскольку «для того, чтобы и дальше пользоваться всеобщим доверием, Движение не может принимать чью-либо сторону в военных действиях или в любое время участвовать в спорах политического, расового, религиозного или идеологического характера» (Платтнер, 1996: 168). Нейтралитет часто ошибочно принимают за то же самое, что и беспристрастность, но беспристрастность подразумевает позитивную обязанность принимать равные меры по отношению к обеим сторонам конфликта, тогда как нейтралитет подразумевает негативные ограничения, запрещающие предпринимать действия, которые могут быть восприняты как предпочтение одной стороны по сравнению с другой (Форсайт, 2005: 175).

    В этом эссе утверждается, что важность нейтралитета в гуманитарной помощи зависит от желаемой цели, будь то краткосрочная помощь или долгосрочное миростроительство. Кроме того, в этом эссе утверждается, что нейтралитет является ключевым средством, а не целью для оказания гуманитарной помощи, потому что, хотя долгосрочное миростроительство желательно в теории, его очень проблематично реализовать на практике. Во-первых, в этом эссе будут обсуждаться преимущества сохранения нейтралитета при доставке гуманитарной помощи.Далее будут обозначены недостатки сохранения нейтралитета. И наконец, это эссе завершится акцентом на том, как, несмотря на трудности, гуманитарные организации могут и должны стремиться сохранять нейтралитет.

    Нейтралитет как ключ к гуманности

    Несмотря на рост «нового» гуманизма, нейтралитет по-прежнему рассматривается многими как ключевой принцип при оказании гуманитарной помощи. В то время как многочисленные гуманитарные организации выступают за сохранение нейтралитета, следующее обсуждение будет посвящено в основном МККК, поскольку он, как известно, является ведущим сторонником нейтралитета в гуманитарном секторе.Нейтралитет — один из основных принципов МККК (другие: гуманность, беспристрастность, независимость, добровольность, единство и универсальность), которого он строго придерживается, поскольку они позволяют лучше оказывать помощь (Barnett and Weiss, 2008: 3). .

    Во-первых, сохранение нейтралитета позволяет создать «гуманитарное пространство», которое является безопасным пространством как для гуманитарных работников, так и для жертв, нуждающихся в помощи (Barnett and Weiss, 2008: 4). По определению Сейболта, «гуманитарное пространство принимает форму согласованных норм между воюющими сторонами и гуманитарными организациями — таких как признание того, что помощь должна поступать гражданским жертвам войны, что население, находящееся под контролем всех сторон, имеет право на помощь, и что гуманитарный персонал и предметы снабжения должны получить безопасный проход »(Seybolt, 1996).Если гуманитарные работники рассматриваются как агенты внешних сил, а не как действительно нейтральные, местные враждующие стороны быстро похищают и убивают их, тем самым подвергая работников гуманитарной помощи опасности (Abiew, 2012: 204). Создание гуманитарного пространства дает МККК более широкий доступ в конфликтной ситуации. Как резюмирует Риффер-Фланаган, «МККК защищает принцип нейтралитета, получая доступ к уязвимым лицам» (Rieffer-Flanagan, 2009: 895), поскольку поддержание доверия обеих сторон конфликта является ключом к достижению как можно большего числа жертв. конфликта, насколько это возможно (Rieffer-Flanagan, 2009: 895).

    Во-вторых, МККК поддерживает принцип нейтралитета, поскольку он воплощает ценности гуманитарного универсализма (Abiew, 2012: 205). Нейтралитет подтверждает права всех людей на жизнь и свободу, независимо от «расы, вероисповедания или национальности» (Seybolt, 1996). Таким образом, МККК считает, что для оказания помощи нуждающимся без какой-либо дискриминации в зависимости от того, где они живут, а также от их политических и религиозных интересов, очень важно воздерживаться от выбора стороны во время конфликта или занимать какую-либо политическую позицию (Abiew, 2012 : 205).В-третьих, согласование с конкретными государственными интересами и пристрастными программами уводит от цели агентств по оказанию гуманитарной помощи в условиях конфликта (Barnett, 2005: 724). По сути, МККК мотивирован заботой о жертвах кризисных ситуаций, в то время как национальные правительства, которые также предоставляют помощь, в первую очередь руководствуются национальными или партийными программами (Forsythe, 2005: 173). Кроме того, занятие политической позиции также препятствует созданию гуманитарного пространства для гуманитарных работников, чтобы оказывать помощь как можно большему количеству нуждающихся людей (Barnett, 2005: 724).

    Важно отметить, что это не означает, что МККК и подобные организации не признают, что гуманизм был создан из-за политики и что их действия действительно имеют политические последствия (Barnett, 2005: 724). Вместо этого эти гуманитарные акторы пытаются создать нейтральное пространство в рамках политики гуманизма (Rieffer-Flanagan, 2009: 890), точно описанной Форсайтом как «политика неполитичности» (Forsythe, 2005: 181). МККК сопротивляется втягиванию в политику силы, тщательно вырабатывая политику, которая помогает улучшить жизнь нуждающихся жертв с учетом силовой политики всех вовлеченных сторон (Forsythe, 2005: 181).Также важно отметить, что МККК всегда рассматривал нейтралитет как средство выполнения своего мандата по оказанию помощи жертвам конфликта, а не как самоцель (Plattner, 1996: 169). Успешное поддержание нейтралитета — это то, что МККК извлек из своего прошлого опыта. Как резюмирует Риффер-Фланаган, «независимо от того, имел ли он дело с Италией Муссолини, гитлеровской Германией, различными коммунистическими странами во время холодной войны или с полевыми командирами в 1990-х годах, МККК пришлось пройти тонкую грань, отстаивая свои гуманитарные принципы, сохраняя при этом доверие. всего »(Риффер-Фланаган, 2009: 890).Дальнейшие подробные примеры способности IRCR предоставлять столь необходимую гуманитарную помощь посредством соблюдения нейтралитета будут обсуждаться позже в эссе. Таким образом, нейтралитет очень важен при оказании гуманитарной помощи, поскольку он предоставляет гуманитарным организациям, таким как МККК, гуманитарное пространство, необходимое для оказания помощи как можно большему количеству жертв кризиса без дискриминации, а также позволяет гуманитарным работникам выполнять выполнять свои обязанности безопасно и в меру своих возможностей.

    Расцвет «нового» гуманизма — нейтралитет как устаревшая концепция

    Однако принцип нейтралитета все чаще подвергается нападкам с появлением «нового» гуманизма. Хотя многие ученые и гуманитарные деятели все еще признавали важность нейтралитета, они утверждают, что он был применим только в геополитическом контексте международного порядка в прошлом, «в котором единственным типом конфликта был классический межгосударственный конфликт с четкое разделение военных и гражданских лиц, чрезвычайной помощи и помощи в целях развития и при котором суверенитет государства был неприкосновенным »(Гордон и Донини, 2015: 80).Однако недавняя международная политика все чаще характеризуется внутригосударственными конфликтами и кризисами с политическими причинами, также известными как сложные чрезвычайные ситуации (Seybolt, 1996). Как утверждает Сейболт, сложные чрезвычайные ситуации «представляют собой не землетрясения или извержения вулканов, а, скорее, зачастую намеренно создаваемые ситуации насилия, в которых по крайней мере две стороны стремятся к несовместимым целям. Любые существенные действия на местах со стороны внешней стороны в очень напряженной политической среде повлияют на политический результат, даже если они гуманитарные »(Seybolt, 1996).Таким образом, утверждается, что единственные действующие лица, которые могут быть по-настоящему нейтральными во время сложной чрезвычайной ситуации, — это те, кто совершенно не вовлечен (Seybolt, 1996), и поэтому, «когда игроки доставляют еду и лекарства одинаково всем сторонам до окончания конфликта, они это делают. не иметь нулевого влияния на политический исход »(Seybolt, 1996).

    Кроме того, меняющийся характер конфликтов в международном порядке привел к утверждению, что нейтралитет должен быть отвергнут, а гуманитарные НПО должны принять более широкий и политизированный подход, поскольку новые конфликты характеризуются нарушениями прав человека (Гордон и Донини , 2015: 90).Как заявляет Чендлер, «самая сильная критика гуманитарной деятельности, основанной на потребностях, исходит от самого движения за права человека, которое утверждает, что реагирование на кризисы путем отправки гуманитарной помощи является просто предлогом, чтобы избежать более энергичных ответных мер» (Chandler, 2001: 699) . Даже те, кто считает, что гуманитарная деятельность и поощрение прав человека несовместимы, разделяют мнение о том, что следовать «старым» гуманистическим путем — значит делать недостаточно (Рифф, «Гуманизм в кризисе», 2002: 112).Таким образом, нейтралитет стал «грязным словом» в гуманизме (Gordon and Donini, 2015: 87), и настойчивое требование МККК сохранять нейтралитет при работе с жертвами нарушений прав человека рассматривается как «соучастие в действиях убийц» и подкрепление «убийства». статус-кво »(Barnett and Weiss, 2008: 37).

    Вера в то, что гуманитарная помощь не может быть аполитичной, особенно с учетом нарушения прав человека в сложных чрезвычайных ситуациях, привела к расширению повестки дня гуманизма, поскольку стало ясно, что серьезные нарушения прав человека не могут быть остановлены только путем оказания гуманитарной помощи (Rieff , «Гуманитарный кризис в условиях кризиса», 2002: 113).В то же время западные государства стали гораздо активнее участвовать в гуманитарных операциях, особенно в качестве доноров помощи (Рифф, «Гуманизм в кризисе», 2002: 112). Как резюмируют Гордон и Донини, «новый гуманизм — согласование гуманитарной помощи более или менее близко с западными либеральными планами мира — предлагал чрезвычайно привлекательное видение потенциально трансформирующего подхода, способного справиться со структурными условиями, угрожающими населению» (Гордон и Донини, 2015: 87).Несмотря на то, что основное правило о том, что гуманитарные организации не должны принимать чью-либо сторону в конфликте, остается неопределенным, принцип нейтралитета потерял свою актуальность для НПО и сотрудников гуманитарных организаций, поскольку считается более важным сотрудничать с политическими и государственными структурами и формировать общую стратегию. с ними (Schloms, 2003: 47). Рост «нового» гуманизма считается полезным для всех участников гуманитарной деятельности, поскольку гуманитарные НПО могут расширять свои программы, чтобы оказывать долгосрочную помощь в защите прав человека, а также получать больше финансовых средств для этого, в то время как правительства-доноры способны предотвратить превращение конфликтов в постоянные чрезвычайные ситуации, а также сократить разрыв между оказанием помощи и развитием (Gordon and Donini, 2015: 90).Как резюмирует Рифф, «реалии на местах и ​​новые программы правительств-доноров сделали такую ​​трансформацию неизбежной» (Рифф, «Гуманитарный кризис», 2002: 112).

    Таким образом, такие организации, как МККК, подвергаются жесткой критике. В связи с появлением новых практик и интересов, обусловленных «новым» гуманизмом, МККК с трудом удалось продемонстрировать, что его решение оставаться нейтральным коренится в законных опасениях сохранения свободы действий и конфиденциальности и, следовательно, доступа к как можно большему числу жертв конфликта. возможно (Гордон и Донини, 2015: 96).Утверждают, что МККК не хватает «способности объяснять свою позицию таким образом, чтобы обеспечить этическое доверие на арене общественной морали» (Гордон и Донини, 2015: 96). Еще одна критика агентств по оказанию гуманитарной помощи, которые предпочитают придерживаться нейтралитета в своей деятельности, заключается в том, что нейтралитет используется для сокрытия их «отсутствия подотчетности, оценки потребностей и других формализованных операционных процедур» (Gordon and Donini, 2015: 91). Таким образом, рост «нового» гуманизма считает нейтралитет неважным и фактически препятствием для оказания гуманитарной помощи, поскольку акцент гуманизма сместился в сторону оказания долгосрочной помощи, основанной на правах человека, которая требует союзничества. с политическими интересами и повесткой дня правительств-доноров, тем самым эффективно политизируя работу, проводимую организациями по оказанию гуманитарной помощи.

    Почему возвращение к нейтралитету желательно

    Даже несмотря на то, что повестка дня «нового» гуманизма отворачивается от нейтралитета как способа решения новых форм конфликта в нынешнем международном порядке, важно задаться вопросом: «Даже если есть прогресс и эволюция в международных делах, является ли гуманизм подходящий инструмент для дальнейшего развития? » (Рифф, Постель на ночь: гуманитарный кризис , 2002: 305). В ответ на утверждение, что приверженность «старого» гуманизма нейтралитету не решает лежащих в основе структурных проблем, вызывающих конфликты, можно утверждать, что гуманизм лучше всего подходит для оказания немедленной помощи и спасения жизней (Рифф, «Гуманизм в кризисе», 2002: 121).Фактически, предполагаемая цель гуманизма заключается в оказании помощи и спасении жизней тех, кто находится в кризисных ситуациях, а не в устранении основных причин этих кризисов (Barnett, 2005: 724). Можно утверждать, что «старый» гуманизм уже играет достаточно большую роль в международном порядке. Как подчеркивает Барнетт, «у всех международных заказов есть победители и проигравшие, и поэтому требуется определенная квота жертв. Гуманизм прерывает этот процесс отбора, спасая жизни, тем самым уменьшая количество жертв.Однако он не стремится изменить этот порядок; это работа политики »(Barnett, 2005: 724).

    Кроме того, уроки предыдущих сложных чрезвычайных ситуаций показали, что политизация гуманитарной помощи на самом деле может нанести ущерб оказанию помощи. Партнерство с государствами в конечном итоге нанесло гораздо больший вред работе гуманитарных организаций, чем просто подрыв их нейтралитета (Barnett, 2005: 724). Во-первых, даже сторонники гуманитарного подхода, основанного на правах человека, опасаются тесного сотрудничества с западными правительствами, поскольку во многих случаях это создает им «видимость действий перед лицом трагедии, обеспечивая при этом алиби, чтобы избежать более рискованных политических действий. или военное обязательство, которое могло бы устранить корни кризиса »(Гордон и Донини, 2015: 108).Как утверждают Гордон и Донини, повышение важности политических соображений при принятии решений гуманитарными организациями увеличивает возможность манипулирования гуманитарной системой в целом для достижения политических целей западных правительств-доноров, а не для достижения целей. гуманитарные цели (Гордон, Донини, 2015: 108). Таким образом, хотя верно то, что самые сложные чрезвычайные ситуации возникают из-за нарушений прав человека, важно задаться вопросом, «разумно или реалистично для неправительственных организаций полагаться на возможность установления мирового порядка, который сделает возможным вмешательство в ситуациях, отличных от тех. вовлекает личный интерес великой державы »(Рифф,« Гуманитарный кризис в условиях кризиса », 2002: 118).

    Принуждение западных правительств к гуманизму преследовать собственные политические интересы лучше всего видно на примере Афганистана. Агентства по оказанию помощи и ООН умоляли правительства западных стран о помощи на протяжении 1990-х годов, утверждая, что это была одна из самых страшных гуманитарных катастроф в мире, и тем не менее ООН получила только около 50 процентов запрошенной денежной помощи (Рифф, «Гуманитарный кризис в мире»). Кризис », 2002: 118). Однако после террористических атак 11 сентября 2001 г. США и их союзники взяли на себя огромные финансовые обязательства по оказанию помощи и развитию Афганистана, поскольку эта страна теперь стала для США проблемой национальной безопасности (Рифф, «Гуманитарный кризис в условиях кризиса», 2002 г. : 118).Другой пример — США, настаивающие на координации гуманитарных действий во время вторжения НАТО в Косово (Barnett, 2005: 731). Как подчеркивает Барнетт, «хотя они [США] оправдывали свою роль тем, что это улучшит усилия по оказанию помощи, у них были более корыстные причины: для того, чтобы продать войну дома, комбатанты хотели получить благоприятную огласку. когда по телевидению доставляют еду и строят убежища для перемещенного населения »(Barnett, 2005: 731). В некоторых случаях правительства стран-доноров даже открыто угрожали агентствам по оказанию гуманитарной помощи.Например, в 2003 году администратор USAID Эндрю Натсиос прямо заявил гуманитарным организациям в Ираке, что они обязаны показать американский флаг за то, что приняли финансирование США, и если они откажутся, их заменит (Barnett, 2005: 731).

    В дополнение к использованию гуманизма в качестве прикрытия для продвижения интересов западных правительств, политизация гуманитарной помощи также привела к подрыву других основных гуманитарных принципов, поскольку гуманитарные агентства финансировались правительствами и работали в соответствии с их планами. , которые сами участвовали в конфликтах в таких местах, как Косово, Афганистан и Ирак (Barnett, 2005: 724).Это, в свою очередь, ухудшает работу гуманитарных организаций на местах. Например, опрос, проведенный в Ираке в период с 2006 по 2007 год, показывает, что базирующиеся в США НПО не пользовались доверием местных жителей, поскольку их нейтралитету, беспристрастности, независимости и искреннему желанию предоставить гуманитарную помощь угрожала их связь с правительством США и размытость информации. военные, политические, коммерческие и гуманитарные роли (Abiew, 2012: 209). Исследовательская группа пришла к выводу, что «некоторые гуманитарные организации [оставшиеся в Ираке], по мнению других, стали инструментами в« глобальной войне с террором », встраиваясь в противоречивые вооруженные силы, что подтверждает для некоторых мнение о том, что гуманитарное сообщество полностью действовало. скомпрометированы »(Abiew, 2012: 209).

    Более того, хотя контекст, в котором действует гуманитарный сектор, является политическим, это не означает, что сама гуманитарная деятельность также должна быть политической (Abiew, 2012: 212). Отказываясь от своих ключевых принципов и политизируя свою работу, организации по оказанию гуманитарной помощи по существу создают новую группу «недостойных жертв», что, в свою очередь, заставляет некоторых ученых сомневаться в том, есть ли что-нибудь в «новом» гуманизме, который является подлинно гуманитарным (Рифф, «Гуманизм» in Crisis », 2002: 115).Программа «нового» гуманизма по занятию политической позиции подразумевает, что «помощь может выборочно выделяться определенным группам или жертвам или отказываться от других, в зависимости от их политической полезности, вместо того, чтобы распределяться в соответствии с потребностями и соразмерно только им» ( Абев, 2012: 208). Кроме того, интеграция гуманизма и политики также была причиной нападений на гуманитарных работников, поскольку противоборствующие стороны связывают их с западными политическими и военными планами, что, в свою очередь, повлияло на их способность доставлять помощь и помощь тем, кто в ней больше всего нуждается ( Абев, 2012: 208).

    Наконец, ученые утверждают, что включение гуманитарной работы в рамки долгосрочного миростроительства снижает способность гуманитарных организаций оказывать помощь в зонах конфликтов (Abiew, 2012: 208). Шломс утверждает, что гуманизм не может играть значимую роль в процессах миростроительства в условиях кризисов, характеризующихся социальными нарушениями, безудержной небезопасностью и коллапсом государственности (Schloms, 2003: 53). Это связано с тем, что эмпирические исследования показали, что помощь может играть роль в укреплении политических структур и миростроительстве только в том случае, если функциональные государственные институты уже существуют.Таким образом, «действующий политический режим положительно влияет на помощь, а не наоборот» (Schloms, 2003: 53). Поэтому, хотя основанная на правах человека и долгосрочная программа миростроительства «нового» гуманизма желательна в теории, она не реализуется на практике и фактически удерживает гуманитарные учреждения от выполнения своих гуманитарных задач и подрывает оказание ими помощи. Как резюмирует Чендлер, «там, где гуманитарная помощь начиналась как выражение сочувствия к общему человечеству, через дискурс о правах человека она превратилась в рычаг для достижения стратегических целей, разработанных и реализованных внешними агентствами» (Chandler, 2001: 700).

    Заключение — гуманитарный подход не должен быть политическим

    Это эссе согласуется с аргументом о том, что сложные чрезвычайные ситуации обычно возникают в результате нарушений прав человека и что «гуманитарная деятельность не может положить конец вооруженным конфликтам и поэтому ограничена в своих целях» (Plattner, 1996: 162). Следовательно, участие гуманитарных агентств в западных военных интервенциях оправдано только в самых серьезных ситуациях, например, против геноцида, как в случае с Боснией (Рифф, «Гуманитарный кризис», 2002: 120).Однако сотрудничество с военными программами нежелательно как норма гуманизма, как утверждает Рифф, «для аргументации в пользу военного вмешательства по политическим мотивам — для веры в то, что США было бы правильным встать на сторону боснийского государства на основе гражданства. и полиэтничность против сербского национализма, основанного на крови, или окончательное прикончить Милошевича в Косово — это не то же самое, что продвигать военное вмешательство по гуманитарным соображениям »(Рифф,« Гуманизм в кризисе », 2002: 120).Это эссе также согласуется с тем фактом, что гуманитарные организации сталкиваются с многочисленными трудностями в поддержании нейтралитета, учитывая возникновение новых внутригосударственных конфликтов с политическими причинами.

    Тем не менее, повторюсь, «хотя контекст, в котором действует гуманизм, может быть политическим, гуманитарные действия не обязательно должны быть политическими» (Abiew, 2012: 212). Вместо этого, хотя нейтралитета трудно придерживаться, к нему следует относиться как к средству оказания помощи как можно большему количеству жертв конфликта и как можно быстрее.Таким образом, нейтралитет МККК не является невозможным или устаревшим, вместо этого МККК просто необходимо «тщательно выработать свои политические решения, чтобы оставаться и выглядеть как можно более нейтральными» в соответствии с кризисами, которые определяют нынешний международный порядок (Rieffer-Flanagan, 2009: 915). ). Нейтральный гуманизм не может быть достигнут автоматически, и его необходимо тщательно выстраивать (Forsythe, 2005: 181), и это возможно только «когда применяется квалифицированным персоналом, действующим в рамках надлежащих организационных структур и при поддержке адекватных ресурсов» (Forsythe, 2005: 200).

    Более того, гуманитарные агентства должны планировать заранее, чтобы свести к минимуму последствия некоторых недостатков сохранения нейтралитета, что может быть сделано без нарушения принципа нейтралитета (Seybolt, 1996). Фактически, в ответ на аргумент о том, что гуманитарная помощь не может оставаться аполитичной для оказания долгосрочной помощи, МККК показал, что на самом деле возможно оставаться нейтральным и успешно проводить долгосрочную социализацию. Например, МККК активно работает в Израиле и на палестинских территориях более пяти десятилетий (Rieffer-Flanagan, 2009: 913).Несмотря на западные связи МККК, его работа была широко принята палестинцами (Rieffer-Flanagan, 2009: 913). Более того, несмотря на работу с палестинцами, содержащимися в израильских тюрьмах, израильтяне также согласились с работой, проделанной организацией, что во многом можно объяснить способностью МККК изображать себя как нейтральную организацию (Rieffer-Flanagan, 2009: 913). Таким образом, нейтралитет важен при оказании гуманитарной помощи, поскольку он «обеспечивает похвальный стандарт, к которому должны стремиться гуманитарные организации», чтобы оказывать помощь тем, кто в ней нуждается, как можно более эффективно (Seybolt, 1996).

    Таким образом, это эссе продемонстрировало, что важность нейтралитета при предоставлении гуманитарной помощи зависит от того, с каким лагерем гуманизма соглашается человек: «старый» гуманизм, который поддерживает оказание краткосрочной помощи, или «новый» гуманность, который поддерживает расширение роли гуманитарных организаций в устранении структурных причин конфликта. В этом эссе утверждается, что, хотя «новый» гуманизм пытается разрешить конфликты с повесткой дня, основанной на правах человека и участвуя в долгосрочном миростроительстве и процессах развития, этот подход на самом деле ограничивает успех работы, проводимой гуманитарными организациями и работниками. .Вместо этого в этом эссе приводится довод в пользу возврата к нейтральности «старого» гуманизма — не как конечной цели, а как средства оказания помощи как можно большему количеству жертв конфликта без какой-либо дискриминации и с максимальной эффективностью. Как заключает в себе Рифф, «это не просто вопрос отступления от нейтралитета, но, что еще более важно, отступление от универсального права на помощь, основанного на человеческих потребностях» (Рифф, «Кровать на ночь: гуманитарный кризис », 2002: 315).

    Библиография

    Абев, Фрэнсис Кофи.«Гуманитарные действия под огнем: размышления о роли НПО в конфликтных и постконфликтных ситуациях». Международные операции по поддержанию мира 19, вып. 2 (2012): 203-216. https://doi.org/10.1080/13533312.2012.665698, по состоянию на 22 марта 2020 г.

    Барнетт, Майкл. «Преобразование гуманизма». Перспективы политики 3, вып. 4 (2005): 723-740. https://www.jstor.org/stable/3688176, по состоянию на 1 апреля 2020 г.

    Барнетт, Майкл и Томас Г. Вайс. «Гуманитаризм: краткая история настоящего», в «Гуманизм под вопросом: политика, власть, этика» , под редакцией Барнетта, Майкла и Томаса Дж.Вайс. Итака: Издательство Корнельского университета, 2008.

    Чендлер, Дэвид. «Дорога к военному гуманитаризму: как правозащитные НПО сформировали новую гуманитарную повестку дня». Human Rights Quarterly 23, no. 3 (2001): 678-700. https://www.jstor.org/stable/4489352, по состоянию на 1 апреля 2020 г.

    Форсайт, Дэвид П. Гуманитарии: Международный комитет Красного Креста . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, 2005.

    Гордон, Стюарт и Антонио Донини.«Романтические принципы и права человека: можно ли спасти гуманитарные принципы?» Международное обозрение Красного Креста 97, нет. 897-898 (2015): 77-109. https://international-review.icrc.org/sites/default/files/irc_97_1-2-5.pdf, по состоянию на 22 марта 2020 г.

    Платтнер, Дениз. «Нейтралитет и нейтралитет МККК в области гуманитарной помощи». Международное обозрение Красного Креста 36, no. 311 (1996): 161-180. https://doi.org/10.1017/S0020860400084072, по состоянию на 22 марта 2020 г.

    Рифф, Дэвид. Кровать на ночь: гуманитарный кризис в условиях кризиса . Нью-Йорк: Саймон и Шустер в мягкой обложке, 2002.

    Рифф, Дэвид. «Гуманизм в условиях кризиса». Совет по международным отношениям 81, нет. 6 (2002): 111-121. https://www.jstor.org/stable/20033348, по состоянию на 22 марта 2020 г.

    Риффер-Фланаган, Барбара Энн. «Неужели нейтральный гуманитаризм мертв? Нейтралитет Красного Креста: по канату нейтрального гуманитаризма ».