Могут ли рожать мужчины: Может ли мужчина родить? | Здоровая жизнь | Здоровье

Вот и мужчина может родить – Газета Коммерсантъ № 45 (1689) от 20.03.1999

Газета «Коммерсантъ» №45 от , стр. 9





&nbspВот и мужчина может родить
А счастья все нет
       На днях сразу несколько известных британских медиков сделали сенсационные заявления о готовности приступить к практическим экспериментам по вынашиванию ребенка мужчинами. Более того, сообщается, что три бездетные пары уже обратились в одну из клиник с просьбой провести эти эксперименты на них. Это вызвало шквал восторженных публикаций в британских СМИ. Российский специалист, к которому мы обратились, не склонен разделять эти ажиотажные настроения. Он считает, что эта «технология» крайне опасна для потенциальной «матери», не говоря уже о сомнительности этической стороны дела.



В общем плане вопрос о возможности вынашивания ребенка мужчиной поднимается уже много лет. Технически операция может выглядеть следующим образом. В брюшную полость будущего отца пересаживается оплодотворенная донорская яйцеклетка, которая в положенное время образует полноценную плаценту. Последующее извлечение плода производится с помощью кесарева сечения. Наибольшее сомнение врачей всегда вызывала возможность нормального развития эмбриона на протяжении всего срока беременности, что требует постоянного поддержания нужного гормонального фона.

Никакой информации о научных прорывах или даже просто о новых исследованиях, которые бы позволяли перевести эту тему в практическую плоскость, в последнее время не поступало. Тем более неожиданным было заявление британского специалиста в области репродукции лорда Роберта Уинстона, приуроченное к пресс-конференции, посвященной презентации его новой книги «The IVF Revolution» (она появится в продаже уже в апреле). Заметим, что профессор Уинстон — человек известный, возглавляет клинику по лечению бесплодия при больнице Хаммерсмит в Лондоне. Он — первооткрыватель экстракорпорального оплодотворения (оплодотворения в пробирке), а английской публике знаком и как автор научно-популярного телесериала ВВС «The Human Body» («Тело человеческое»).


Главное — ввязаться, а там разберемся

Доктор Уинстон заявил, что механизм протекания мужской беременности похож на женскую внематочную беременность, и, если обеспечить достаточную гормональную поддержку, все должно протекать вполне нормально. Что касается опасностей — в виде стремительной перестройки мужского организма в женский, высокой вероятности осложнений и психических расстройств, совершенной неизученности последствий для ребенка,— то Уинстон их не исключил. Но твердо заверил: все сомнения можно разрешить, лишь применив теорию на практике, ведь подобные сомнения возникали и до первых операций по рождению детей из пробирки.

Уинстона поддержал доктор Саймон Фишель, глава Центра репродукции в Ноттингеме. По его словам, «причин, по которым мужчина не мог бы выносить ребенка, в настоящее время нет. Сама по себе плацента — совершенное творение естественного отбора — вполне гормонально самодостаточна и создает необходимые условия для питания и развития плода. Так что ей совсем необязательно развиваться непременно внутри женского тела».

Последовали высказывания английских хирургов, согласно которым подобные операции будут пользоваться успехом в основном в среде транссексуалов (мужчин, сменивших свой пол на женский и с женским же менталитетом). Однако и бесплодным парам с нормальной сексуальной ориентацией новый метод тоже может помочь (если, например, у женщины в результате болезни или несчастного случая была удалена матка). Подчеркивается также, что беременность мужа более приемлема этически, нежели использование для вынашивания ребенка суррогатной матери, для которой зачастую психологически непреодолимо расстаться с рожденным ею «чужим ребенком». Так, в западных странах участились случаи, когда женщины, нанятые бездетными состоятельными парами выносить их ребенка, после родов попросту отказывались отдать биологическим родителям их дитя. При этом в большинстве случаев решение суда выносится в пользу суррогатной матери.

Вся эта история вызвала настоящую бурю в прессе. В особенности сообщение, что в клинику доктора Фишеля уже обратились три бесплодные пары. Во всех трех случаях женщины не могут вынашивать ребенка, поскольку у них удалена матка.


Последствия будут просто чудовищными

Впрочем, сказать, что вся медицинская Англия воодушевилась перспективами мужской беременности, было бы преувеличением.Так, профессор Ян Крафт из лондонского Центра репродукции заявил: «Если что-то теоретически возможно, это вовсе не значит, что это следует разрешать применять на практике. Определяющее значение в данном случае имеют как высокая опасность операции, так и насилие, совершаемое над природой».

Прокомментировать ситуацию мы попросили заместителя директора Республиканского центра репродукции человека Минздрава РФ, хирурга-андролога Михаила Корякина. По его словам, технически такую операцию осуществить вполне возможно, но последствия ее могут быть просто чудовищными. Пересаженная в брюшную полость оплодотворенная яйцеклетка после 12 недель беременности формирует плаценту, которая прорастает кровеносными сосудами в близлежащие органы и ткани, например в кишечник. После «родов» поврежденную часть кишечника и других органов непременно придется удалить вместе с плацентой. Само по себе развитие беременности потребует иммуноподавляющей терапии, поскольку плод для мужчины является инородным телом и отторгается иммунной системой. А это может привести к развитию злокачественных опухолей. Следствием же длительной и интенсивной гормональной терапии неизбежно будет потеря пациентом своей мужской сущности: у него появятся женские вторичные половые признаки — увеличатся молочные железы, изменятся фигура и голос. Произойдет радикальное изменение гормонального мужского статуса и возникнет синдром фармакологической кастрации (атрофия мужских половых желез). Более того, во время вынашивания плода по аналогии с внематочной беременностью высока вероятность возникновения внутрибрюшного кровотечения, которое повлечет за собой мгновенный летальный исход. Да и вообще, непредвиденных технических осложнений может возникнуть очень много. Поэтому, по мнению доктора Корякина, вряд ли стоит подвергать свое здоровье и жизнь риску таких необратимых последствий. А что касается врачебной этики — серьезному врачу такие экзотические эксперименты представляются все же несколько странными и приемлемыми разве что в качестве саморекламы. «Мотивы намерений столь авторитетных специалистов мне непонятны,— заключил хирург,— все это стоило бы затевать разве что при остром дефиците женщин».


Транссексуалам не позавидуешь в любом случае

Особый вопрос — приемлемость «мужской беременности» для транссексуалов. Об этом мы также поговорили со специалистами, их мнение оказалось неоднозначным.

Заведующий отделением медико-психологической помощи семье центра «Медицина и репродукция», психотерапевт-сексопатолог Николай Олейников считает, что у таких операций есть будущее и они вскоре будут конкурировать с операциями по смене пола. Желающих среди транссексуалов и лиц с психологическим неприятием собственного пола найдется немало. «Люди имеют право распоряжаться собой и идти на эксперименты, пусть даже рискованные, ради единства тела и духа,— сказал доктор Олейников.— Пересадка сердца тоже когда-то считалась безнравственной. А после первой операции по смене пола на хирургов было даже заведено уголовное дело. Главное — научиться правильно отбирать кандидатов, исключая психически больных, людей с патологическим характером, социально неадаптированных. При этом подобная операция может стать хорошей альтернативой смене пола: реконструкция мужчины в женщину с применением гормонов является не менее травматичной операцией». Николай Олейников привел также следующий аргумент: «Даже психически здоровые транссексуалы не выдерживают тяжелейшей моральной нагрузки и часто кончают с собой. Уже одно только возможное снятие угрозы суицида становится косвенным показателем для такой операции».

Любовь Василенко, научный сотрудник лаборатории клинической эндокринологии МНИИ психиатрии им. Ганнушкина, высказалась более консервативно. «Желание иметь ребенка,— сказала она,— входит в клиническую структуру психического отклонения, называемого транссексуализмом. Но даже если теоретически такая операция возможна, я считаю, что это самообман, ведь мужчина все равно будет вынашивать чужую яйцеклетку, имплантированную в его организм. К тому же мужской организм не приспособлен для вынашивания. Я считаю, что при нынешнем уровне развития медицинской науки полностью воссоздать все особенности женского организма, необходимые для того, чтобы вырастить полноценного человека, невозможно. Природа создала мужчину и женщину очень рационально, и не наше дело ‘исправлять’ ее замысел. Мы можем лишь оказать посильную помощь в том случае, когда происходит какой-то сбой. Но, на мой взгляд, полезнее и безопаснее проводить психокоррекционную и психотерапевтическую работу, чем идти по пути операций».



ЕЛЕНА Ъ-МАКСИМЕНКО, ИЯ Ъ-МОЦКОБИЛИ





Комментарии




Главные события дня в рассылке «Ъ» на

e-mail

Что, если бы женщины полностью управляли тем, когда и от кого забеременеть?

  • Рейчел Нювер
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Более трети всех беременностей на планете незапланированны, и наличие современных способов контрацепции не спасает. Как бы изменился наш мир, если бы женщины управляли тем, когда, в каком возрасте и от кого зачать ребенка?

На протяжении тысячелетий общество рассматривало женщину как существо более низкого порядка, чем мужчина, причем во всем — от биологии до интеллекта.

Ученые (исторически так сложилось, что почти все они были мужчинами) тоже смотрели на мир сквозь линзу этого представления — скажем, исследовали процесс размножения животных почти исключительно на примере самцов.

«Когда-то считалось, что женщины — это пассивный орган, в котором кружатся сперматозоиды, а яйцеклетка почти ничего не делает, — рассказывает Патрис Розенгрейв, исследователь из университета Отаго в Крайстчерче (Новая Зеландия). — Думали, что все зависит от мужчин, у которых сперма».

И только недавно ученые начали обнаруживать поразительное разнообразие методов, с помощью которых самки многих животных утверждают свое главенство в вопросе выведения потомства.

Самки лосося, например, способны тормозить или ускорять движение спермы тех или иных самцов — в зависимости от того, нужно ли отдать кому-то преимущество или нет.

Самки мышей и джунглевых кур могут выбирать сперму именно тех самцов, которые больше подходят по генам, что позволяет избегать межродственного скрещивания.

Самка дрозофилы может хранить сперму от разных самцов в специальных органах, чтобы использовать ее позже и именно от того самца, которого она выбрала.

Поскольку самцы уток склонны к изнасилованиям (даже групповым) и их длинный (может достигать 28 см — Прим. переводчика) пенис, напоминающий штопор, закручен по спирали против часовой стрелки, самки эволюционировали так, что их влагалище закручено в обратную сторону, по часовой стрелке, чтобы не допустить насильственного соития и оплодотворения.

Да, люди не достигли таких успехов в «сексуальной гонке вооружений», как мухи, мыши или утки, но сейчас женщины обладают гораздо более широкими возможностями контроля, благодаря различным средствам регулирования рождаемости, таблеткам и, на крайний случай, абортам.

Но эти средства не везде доступны, не всегда обеспечивают гарантированный результат и не всеми одобряются. Женщины могут не захотеть использовать тот или иной из этих методов по культурным, религиозным или каким-то сугубо личным причинам.

А те, кто хочет, не всегда могут: в развивающихся странах и бедных регионах мира у женщин может просто не быть доступа к средствам регулирования рождаемости. Кроме того, есть страны, где аборты запрещены или морально осуждаются обществом.

Например, в США в ряде штатов приняты строгие законы против абортов. В Северной Ирландии возможность сделать аборт официально жестко ограничена.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Многие животные эволюционировали таким образом, что их самки в определенной степени могут выбирать, кто будет отцом их детей

Но даже если бы по всему миру женщины могли беспрепятственно пользоваться всеми имеющимися средствами регулирования рождаемости, факт остается фактом — эти средства не всегда работают.

Контрацептивы не всегда помогают, работниц секс-индустрии принуждают отказываться от использования презервативов, мужчины насилуют женщин, и некоторые женщины просто не имеют права голоса в вопросе, когда именно и как часто заниматься сексом.

Что, если все женщины вдруг стали бы обладать некоторыми из способностей животных? А именно: что, если женщины по мановению волшебной палочки обрели бы возможность в 100% случаев контролировать не только когда и в каком возрасте им забеременеть, но и от кого именно (включая и случаи изнасилования, когда речь не идет о выборе желательного партнера)?

Первым и наиболее очевидным результатом, конечно, будет конец незапланированных беременностей.

Почти по всей планете женщины уже и так имеют все меньше детей — по разным причинам. Тем не менее в 2012 году, одном из тех, данные по которому имеются, 40% из 85 млн беременностей в мире были незапланированными.

Для женщин настанет время, когда они, наконец, обретут внутреннее спокойствие.

«Их тело больше не подвергнется внезапной беременности — невероятно разрушительному процессу для организма», — заявляет Карен Ньюмэн, независимый консультант по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья и прав женщин (Лондон).

Больше не надо будет тратить деньги на контрацептивы, отпадут и их побочные эффекты.

Например, около 500 млн женщин принимали противозачаточные таблетки в тот или иной период своей жизни. Некоторые из них из-за этого испытывали депрессию, тревогу, страдали от мигрени, у некоторых случались тромбы.

Стерилизация (наиболее популярный в мире способ контрацепции) может стать причиной серьезных осложнений, включая смерть.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

У женщин в наше время больше возможностей избежать нежелательной беременности, но далеко не у всех есть доступ к таким средствам

Но не приведет ли способность стопроцентно контролировать свои репродуктивные способности к тому, что женщины начнут вести более рискованную сексуальную жизнь? И к тому, что передаваемые половым путем заболевания расцветут пышным цветом?

«Мы не наблюдали такого, когда были изобретены эффективные средства контрацепции», — говорит Уэнди Чавкин, почетный профессор Колумбийского университета (Нью-Йорк), эксперт по вопросам охраны здоровья семьи, акушерства и гинекологии.

Одно из исследований с участием около 8 тыс. американок, например, не нашло никаких признаков того, что бесплатное предоставление средств контрацепции женщинам может вести к увеличению количества их сексуальных партнеров или частоты занятий сексом.

Не будет нежелательных беременностей — снизится и количество абортов. Это должны оценить и те, кто борется за запрещение абортов, и те, кто выступает за свободу выбора.

Это становится причиной серьезных осложнений, на излечивание которых ежегодно тратится 553 млн долларов. Такие аборты могут быть ответственны за 13% смертей женщин ежегодно.

«На Западе, где аборты безопасны, наша гипотетическая ситуация не сильно повлияет на здоровье общества», — отмечает Чавкин.

«Но если ваш единственный выбор — позволить кому-то ковыряться у вас в шейке матки, как это часто происходит в ряде стран Африки или Латинской Америки, — то да, это изменит многое для женщин, которые сейчас либо погибают, либо становятся инвалидами».

Надо, впрочем, отметить, что и в нашей гипотетической ситуации останется место для абортов. Почему?

Потому что плановая беременность — это не только решение о зачатии. В течение следующих девяти месяцев женщине могут поставить медицинский диагноз, который повлияет на ее решение.

Может оказаться, что зародыш так развивается, что плод не сможет существовать вне матки. Или у женщины обнаружится болезнь, из-за которой роды будут представлять для нее смертельную опасность.

В конце концов, могут неожиданно измениться жизненные обстоятельства — женщина останется без работы или без поддержки партнера или мужа.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Хотя население планеты растет, почти во всех странах у женщин стало в среднем меньше детей, чем в прошлом

Рождаемость может упасть. Но это не значит, что рост населения планеты вдруг остановится (нынешние темпы приведут к тому, что к 2100 году в мире будет жить 10,9 млрд человек).

Женщины по-прежнему могут хотеть иметь нескольких сыновей и дочерей, да и менталитет того или иного общества, где традиционно от семьи ожидают многих детей, не так просто изменить.

Но если сложить все плюсы, то окажется, что от тех перемен, что мы тут рассматриваем чисто теоретически, будет лучше и женщинам, и обществу в целом.

«Если вы уберете то основное, из-за чего так много женщин не могут получить надлежащее образование, сделать карьеру и так далее (я имею в виду постоянное деторождение), то мир для них откроется так, как не открывался до этого никогда», — подчеркивает Сюзанна Мейхью, профессор Лондонской школы гигиены и тропической медицины.

По словам Мейхью, более образованные женщины, достигающие больших успехов в работе, помогут мировой экономике, особенно развивающихся стран, расти более устойчивыми темпами.

И действительно, сейчас единственные страны, которым удалось достигнуть больших экономических успехов, не снижая темпов рождаемости, — это арабские государства, богатые нефтью.

Если в общественную сферу придет больше образованных, достигших многого в профессиональном смысле женщин, они смогут претендовать на те ведущие роли в обществе, которые раньше традиционно доставались мужчинам. Это радикально изменит мир, в котором мы живем — причем, как считает ряд экспертов, в лучшую сторону.

«Мы получим более сострадательное, более мирное и удовлетворенное жизнью общество, главными целями которого не будет зарабатывание как можно большего количества денег или обладание как можно большим количеством ядерных ракет», — говорит Мейхью, ссылаясь на результаты широкомасштабного исследования, показавшего, что женщинам-лидерам свойственны такие черты, как эмпатия и склонность отдавать приоритет общественным ценностям.

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Решая сами, когда и от кого рожать детей, женщины будут в состоянии получать то образование, которое хотят, и работать там, где хотят

Мы также, возможно, увидим, что женщины решают рожать в более зрелом возрасте. Уже сейчас многие откладывают это. Уверенность в том, что ты сможешь родить позднее, еще больше ослабит давление вековых представлений о том, что рожать надо молодой.

Конечно, такое решение поможет получить образование и сделать карьеру, но стоит сказать, что, откладывая роды до возраста 40-50 лет, мы рискуем увеличением процента детей, рождающихся с синдромом Дауна, говорит Мейхью.

И все-таки, подчеркивает она, куда более опасно для женщины рожать в возрасте тинейджера, чем в 40 лет. Кроме того, женщина, родившая в 40, может дать своему ребенку гораздо больше — и в материальном, и в духовном плане.

А что, если довести наш мысленный эксперимент до экстрима? Что, если женщины будут обладать способностями самок некоторых животных? Скажем, станут откладывать про запас сперму своих партнеров, чтобы потом выбрать наиболее достойного?

Это поднимает серьезные этические вопросы, относящиеся к согласию обеих сторон, и, скорее всего, подольет еще больше масла в огонь дебатов относительно прав мужчин в вопросе беременности сексуального партнера.

Между тем, сперма тех мужчин, которых будут считать донорами самого высокого качества (исходя из их интеллекта, внешности или еще каких-то черт) может стать ресурсом, за обладание которым начнется конкуренция.

«Возможно, некоторые женщины начнут исходить из того, что всегда можно найти кого-то лучшего в качестве отца твоих детей», — предполагает Рене Ферман, эволюционный биолог из Университета Западной Австралии (Перт).

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Пока во всем мире не начнут относиться к женщине, как к равной мужчине, мы вряд ли увидим общество, в котором женщины полностью контролируют то, когда и от кого они хотят зачать ребенка

В связи с этим, однако, мужчины могут начать более ответственно относиться к использованию презервативов. Зная, что женщины могут сохранять сперму нескольких партнеров, мужчины могут впасть в паранойю — а их ли это ребенок? Тесты на отцовство станут еще более распространенным делом.

Со временем может получиться и так, что мужчины выработают у своей спермы новые качества — например, способность убивать сперматозоиды соперников.

Все это, конечно, поменяет динамику отношений. И некоторым мужчинам может очень не понравиться обретенная женщинами способность.

Они увидят в ней угрозу своей власти и постараются разработать ответные меры, чтобы ограничить фертильные способности женщин, снизить степень их контроля над собственным организмом и собственной жизнью, считает Чавкин.

«Или же они приложат все усилия, чтобы выставить женщину как эгоистичное существо, стремящееся нанести вред зародышу», — добавляет он.

Всё это, по правде говоря, напоминает какой-то фантастический роман-антиутопию.

Но даже если оставить в стороне эти фантазии, совершенно ясно одно, говорит Мейхью: мы далеки от такого мира, в котором женщины сами решают, когда и от кого им зачать ребенка. Потому что мы еще далеки от того мира, в котором женщины и мужчины равны.

«Даже в богатых странах то, о чем мы сейчас рассуждали, повлечет за собой радикальный отход от статус-кво. Должно будет измениться мировоззрение всего общества, — говорит она. — Я думаю, очень грустно и очень показательно то, как трудно нам представить такой принципиально иной мир».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

«Забеременел и родил дочь» — могут ли мужчины рожать? | Так много вопросов…

Всем привет, сегодня я хочу рассказать вам об одной очень громкой истории, как мужчина смог забеременеть и родить ребенка.

Скажете что это фантастика или глупость? Ну что же, давайте разберемся в этом феномене вместе. Ведь, мужчины же не могут рожать детей?

Томас Бити — первый родивший мужчина

Эта история произошла в 2008 году, тогда Томас Бити смог родить своего первого ребенка, а именно дочку.

Томас Бити попал в Книгу Рекордов Гинеса, как «первый мужчина«, который смог забеременеть и родить ребенка.

Но давайте более детально рассмотрим этот феномент, как такое могло произойти, что мужчина смог забеременеть и родить ребенка.

Поискав материал, я нашел одну очень интересную ремарку: Томас Бити не всегда был мужчиной, это транссексуал.

Транссексуал — человек, сменивший свой пол (как из М в Ж, так и наоборот)

Томас прошел курс гормонотерапии, а так же решил провести операцию по смене пола, оставив и свои гениталии без изменений (точнее сказать, приобрёл весь набор обоих полов).

По документам, Томас стал полноправным мужчиной.

Так получилось, что свою репродуктивную функцию Трейси (а ныне — Томас) — не потерял даже при интенсивной гормонотерапии.

И именно по этой причине, он смог забеременеть и родить вполне здоровую дочку.

Фотосессия Томаса Бити во время беременности со своей супругой

Могут ли мужчины беременеть и рожать?

Вопрос довольно интересный, давайте разберемся в нём более детально.

Мужчина от женщины, имеет как минимум 2 отличия:

  • Первичные половые признаки
  • Гормональный фон

В первом случае думаю и так всё понятно. Мужчины и женщины имеют разный набор хромосом, который с рождения определяет набор половых органов (мужских и женских).

Мужские и женские хромосомы. XX — женщина, XY — мужчина.

Смена пола через хирургическое вмешательство может только изменить физическое строение половых органов, но никак не сможет привить сменившему пол репродуктивные функции и изменить набор хромосом.

Из этого уже можно сделать первый вывод, что пока наука не научится изменять хромосомный набор человека, мужчина и женщина никогда не смогут поменяться местами.

Во втором случае, изменение или нарушение гормонального фона человека крайне негативно сказывается на его репродуктивной функции.

Поэтому женщина, которая хочет стать мужчиной и проходит гормональную терапию, утрачивает не только вторичные половые признаки, но и зачастую, репродуктивную функцию.

Но в случае с Томасом, репродуктивная функция, даже после гормонотерапии, не была утрачена полностью.

Обратная гормонотерапия позволила Томасу забеременеть и родить аж 3 детей!

Молодой человек, прошедший курс гормонотерапии и утративший вторичные половые признаки мужчины, приобретя женскую внешность.

Вывод

Может ли мужчина на самом деле, родить ребенка? Думаю, на текущем этапе развития медицины и науки — нет, не может.

И дело далеко не только в наличии тех или иных половых органов, дело в хромосомном наборе, который каждый из нас получил при рождении.

Именно наши гены определяют возможность репродукции у мужчин и женщин.

А следовательно, смену полов, на текущем этапе развития науки, можно назвать разновидностью модернизаций тела, и не более того.

Сегодня, мужчина не может стать полноценной женщиной и наоборот. Но что будет завтра? Кто знает, когда это станет возможным…

Подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки и пишите свое мнение в комментариях — что вы думаете об этом. Спасибо за внимание.

«Мужчины смогут рожать уже завтра», утверждает глава американской репродуктивной медицины

Мужчины скоро начнут рожать сами

Фото: EAST NEWS

По словам одного из ведущих в мире специалистов по рождаемости, мужчины могут забеременеть хоть завтра. И все — благодаря успехам в современной трансплантологии.

Президент Американского общества репродуктивной медицины Ричард Полсон, причисляемый к самым значимым специалистам в вопросах рождаемости, сделал такое громкое заявление на ежегодном съезде специалистов в области репродуктивной медицины в Сан-Антонио (штат Техас).

Он считает, что успех трансплантации матки у женщин (об этом см. ниже) означает, что наука может продвинуться дальше — врачи с тем же успехом могут проводить подобные операции у мужчин.

Доказательством тому могут служить люди, которые подверглись операции по изменению пола.

Если из мужчины стало возможным сделать женщину и наоборот, то и трансплантация матки мужчинам не составит трудностей. И кстати, те же мужчины, ставшие в ходе оперативных вмешательств женщинами, первые же и захотят пройти операцию, которая бы позволила им выносить и родить ребенка.

Никаких анатомических причин, почему матка не могла бы успешно прижиться трансгендерной женщине, нет. И различие в строении таза у мужчин и женщин не может стать препятствием.

Полсон при этом не исключает, что на первом этапе, пока подобные операции не «поставят на поток», возможны затруднения:

— Да, определенные трудности возникнут, но я не вижу никаких серьезных проблем, которые сделали бы эту процедуру невозможной. Все, что казалось раньше невозможным и просто из разряда фантастики, теперь стало вполне реальным.

Схема рождения ребенка мужчиной, по мнению Полсона, теперь выглядит вполне реалистично: сначала делается трансплантация матки, затем с помощью специальных медицинских препаратов и аппаратуры, а также гормональной терапии, ведется весь цикл беременности, ну а рожать обладателям пересаженного органа можно с помощью кесарева сечения.

На сегодняшний день известно о девяти успешных операциях по пересадке матки женщинам. Ведущими специалистами в этой сфере считаются шведские врачи – с 2014 года в этой стране по меньшей мере пять младенцев родились женщинами с пересаженной маткой.

МЕЖДУ ТЕМ

Примерно десять лет назад один мужчина уже родил ребенка. И такое случилось впервые в истории человечества. Отцом-роженицей стал 34-летний транссексуал Томас Бити. Ребенок был зачат методом искусственного оплодотворения от неизвестного донора с использованием яйцеклетки Бити. В итоге ребенок родился абсолютно здоровым.

Несмотря на прогнозы врачей о том, что беременному мужчине придется делать кесарево сечение, малышка появилась на свет естественным образом.

«Единственное, что меня отличает от других мам – это факт, что я не смогу кормить дочь грудью. Но ведь не секрет, что многие женщины тоже не могут этого, если нет молока», — сказал тогда счастливый родивший отец журналистам.

На этом история не закончилась! С тех пор Томас родил еще дважды. Оба раза это были мальчики.

У Томаса на свет сначала появилась девочка Сьюзен, потом два мальчика.

Фото: EASTNEWS/AFP

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

В США гей-пара готовится к рождению своего биологического первенца

Поясним сразу: один из отцов, 34-летний Тристан Рис, который вынашивает ребенка и находится на последних неделях беременности, еще несколько лет назад был женщиной. Но с помощью хирургов и гормональной терапии «она» внешне превратилась в «него». Вместе с «мужем» Биффом Чаплоу Тристан уже воспитывает двух приемных детей: сына и дочь. Однополая семейная парапроживает в Портленде, штат Орегон. Бифф и Тристан давно мечтали о биологическом ребенке. Они несколько раз пытались стать настоящими родителями, но у них не получалось (читать дальше)

Мужчины, испытавшие беременность и роды на себе

Мужчин, которые по-настоящему хотят узнать, что чувствуют женщины во время беременности и родов, мало, но они есть! И мы решили вспомнить самых крутых из них.

На прошлой неделе в рамках выставки «Материнство» в Киеве состоялся показ фильма «Архивы материнства» режиссера Ирен Люстиг, рассказывающего скрытые истории деторождения в 20 веке. Уникальный киноколлаж из более чем ста документальных медицинских фильмов развернул перед зрителями сложный рассказ о происхождении современных представлений о материнстве, беременности и рождении ребенка.

Стоит отметить, что в зале, где демонстрировался фильм, были как женщины, так и мужчины. Однако к окончанию документальной ленты о культурной истории боли, акушерской анестезии и «естественных родах» среди зрителей, помимо представительниц прекрасного пола, остался только один молодой человек. Все-таки беременность и роды — настоящий экстрим для мужчин. Хотя некоторые из них сознательно стремятся его испытать.

Накладной живот как благодарность мамам

Британцы Cтив Хэнсон, Джонни Биггинс и Джейсон Брэмли — трое друзей, работающих в компании The Book of Everyone в Барселоне, решили в течение месяца провести эксперимент и узнать, что чувствует женщина на последнем месяце беременности. Эта затея у них родилась совсем недавно — таким образом мужчины хотели выразить благодарность своим мамам.

Свежие новости

Ровно месяц они носили специальные костюмы с накладным животом, проходили предродовые курсы и рассказывали обо всех своих ощущениях на специальном сайте. Что касается жен экспериментаторов, те отнеслись к задумке с удивлением и даже со смущением, ведь мужчины носили костюмы и на работе, в общественных местах, а не только дома. Имитацией беременности дело не закончилось: Стив, Джонни и Джейсон пошли дальше и решили испытать, что чувствует женщина во время родов.

После эксперимента Стив Хэнсон написал в своем блоге: «Я чертовски устал. Честно говоря, у меня даже нет сил писать сейчас что-либо. Да, это был интересный опыт, но я так благодарен, что все закончилось. Но то, что сделали мы, это всего лишь капля в море, по сравнению с тем, через что приходится проходить матерям каждый день».

Не меньше радовался и Джонни Биггинс: «Помните девушку в фильме про экзорцизм? После окончания я чувствовал себя так странно и одновременно счастливо от того, что я жив — это как будто тебя поразила молния, но ты выжил, чтобы поделиться этим чудом».

Весь эксперимент особенно повлиял на Джейсона Брэмли и его отношение к жене и маленькому сыну: «Всю ночь после симуляции родов я спал просто ужасно. Было ощущение, что внутри меня все переворачивается. Я устал эмоционально. Уверен, что когда увижу свою семью, то буду плакать. Я никогда больше не надену этот костюм и даже видеть его не хочу, откровенно говоря. Теперь я намного лучше понимаю и ценю всех матерей, а особенно свою жену, которая подарила мне нашего маленького мальчика, и маму, которая стала для меня настоящим вдохновением».

- Читайте также: Чему меня научила дочь

Имитация родов

Двое ведущих голландского телевидения Дэннис Сторм и Валерио Зено еще раньше решились узнать, через что проходят женщины во время родов. Но в отличие от британского трио эти двое не готовились специально к процессу. Во время ТВ-шоу «Подопытные кролики»  им прикрепили электроды, которые посылают электрические разряды, по ощущениям напоминающие схватки. Перед началом мужчины шутили и задавались вопросом, будут ли они кричать. На что медсестра, следившая за ходом процесса, ответила: «Даже не сомневайтесь».

Уже на десятой минуте один из ведущих сдался, второй же выдержал около двух часов. Корчившись от боли, он признался, что не хотел бы, что бы его жена прошла через это. Видеоролик же с «родовыми муками» был выложен на видеохостинг YouTube и на сегодня собрал почти 10 миллионов просмотров.

Массовый родовой эксперимент

А вот в Китае такой эксперимент устроили прямо в День матери. 20 мужчин, некоторые по своему желанию, а некоторые по настоянию жен, решили принять участие в телевизионном шоу, где как и в предыдущем случае их подключили к специальной машине, которая моделировала боль с помощью электрошока. Всего было десять уровней боли, со шкалой от 50 до 500.

Многие сдались, едва отметка на шкале достигла 100, один из участников Ли Хао сказал: «Это было невероятно — я вообще не мог этого выдержать. Теперь я понимаю, почему моя жена кричала даже под обезболивающим, когда рожала». И только один мужчина по имени Чжоу Нань смог выдержать боль до отметки 500: «Я отец тройни. Я хотел понять, что испытала моя жена, когда рожала. Это было ужасно, и я после этого испытания глубоко восхищаюсь всеми матерями».

- Читайте также: Мужчины-гинекологи: их мотивация в выборе профессии

Этот ирландец был простым работягой, но бросил все и выбрал женскую профессию: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Ирландец Пол Берн 28 лет проработал кровельщиком, однако падение с крыши перевернуло его жизнь. В больнице он твердо решил стать акушером. Теперь он нередко сталкивается с дискриминацией и непониманием, но утверждает, что совершенно счастлив. «Лента.ру» делится историей о необычной смене специальности.

Ирландец Пол Берн всю жизнь занимался кровельными работами. Когда в январе 2011 года ему поступил заказ на замену кровли на высоте 11 метров, он не раздумывая согласился — с подобным риском кровельщик сталкивался едва ли не каждый день за 28 лет карьеры. Но на этот раз удача отвернулась от опытного строителя: Пол поскользнулся на мокром шифере и упал с крыши.

Он упал на бетон, результат — перелом 11 костей. Врачи удивлялись: чудо, что он смог выжить после падения с такой высоты. «В больнице меня окружали прекрасные врачи и медсестры. Меня до глубины души тронула их забота — это и стало одной из причин, по которой я решил сменить профессию и начать помогать людям», — улыбается ирландец.

Не только падение с крыши изменило его жизнь. Примерно за восемь месяцев до несчастного случая Берн потерял любимую женщину — она умерла от рака легких. Они были вместе 15 лет, ее болезнь стала для Пола полной неожиданностью. Он ухаживал за ней пять месяцев, пока болезнь не забрала ее. «Когда умерла Энн, я сделал то, что делают многие мужчины: ушел с головой в работу и стал пить. Алкоголь был моим обезболивающим, — с горечью вспоминает Берн. — Когда весь мир рушится, это нормальный способ справиться с горем».

Смерть любимой повлияла на выбор специальности Берна — ему хотелось заняться чем-то жизнеутверждающим. Акушерство показалось ему наилучшим вариантом.

Ирландец провел в инвалидной коляске три с половиной месяца, а после этого буквально заново учился ходить. Только через год после падения он перестал пользоваться тростью.

Фото: Boris Roessler / DPA / Globallookpress.com

Когда реабилитация была позади, Берн решил снова начать учиться. Он бросил школу в 15 лет ради работы, и ему предстояло восполнить пробелы в образовании. «Когда ты три с половиной месяца проводишь без движения, у тебя есть много времени, чтобы построить планы на дальнейшую жизнь», — пояснил мужчина.

Возвращение к ремонту крыш для Берна приравнивалось к самоубийству как в эмоциональном, так и в физическом плане. Его ноги и руки уже не были такими надежными помощниками в высотных работах — он мог бы не удержаться на кровле. Врачи предупреждали его: повторное падение с высоты может привести к смерти. Однако ему пришлось выполнить еще несколько заказов, чтобы накопить денег на учебу.

Чудом выживший Берн вспоминает, насколько «ужасно» было вновь подниматься на крышу. «Мой брат, тоже кровельщик, предложил мне попробовать немного поработать. Он и сам падал с крыши, потому он понимал, через какие испытания мне предстоит пройти, — рассказывает ирландец. — Но мне нужны были деньги на учебу».

В свои 40 с небольшим он освоил с репетитором программу старшей школы и отправил заявления в десять университетов в Ирландии и в пять — в Англии. Только один университет Лондона прислал ему приглашение на собеседование. Репетитор ирландца честно сказал ему, что он никогда бы не принял такого взрослого студента, поскольку шансы на то, что он окончит университет и начнет работать в таком возрасте, ничтожно малы. Несмотря на это, мужчина не отказался от своей идеи и уехал из Ирландии. Для него переезд в столицу Великобритании был «возвращением на родину», так как он родился и прожил какое-то время в Уимблдоне на юге Лондона.

«Я слушал свою интуицию и понятия не имел, получится ли у меня, понравится ли мне вообще жить в Лондоне, — вспоминает Берн. — Но я знал, что, если я облажаюсь, я потеряю последнее, что еще осталось в моей жизни. Это и отличало меня от пенсионеров, у которых была карьера и семья и которые резко решили изменить свою жизнь. Я был просто выпускником без жизненного опыта с огромным желанием исследовать этот мир».

Сейчас Берн работает в больнице Northwick Park. Он признался, что нередко сталкивается с дискриминацией — бывает и такое, что пациентки отказываются от его услуг, потому что он мужчина. Еще студентом, он уже почувствовал проявления сексизма, царящего в обществе. Ирландец был единственным мужчиной на своем курсе, и один только этот факт вызывал у окружающих много вопросов. В первый же день одна из студенток подумала, что Берн чей-то муж, и была очень удивлена, когда он остался в аудитории после начала занятия.

Одна преподавательница как-то сказала Берну, что мужчины не должны заниматься акушерством, потому что они не представляют, что такое роды. «Это было так глупо, — смеется ирландец. — Это все равно, что сказать: «Хирург-ортопед должен сломать себе все кости, чтобы понять, как их лечить»». К концу курса преподавательница извинилась перед студентом, признавшись, что пересмотрела свое мнение по данному вопросу. Несмотря на подобное отношение, Берн с иронией размышляет о сексизме: «Я столкнулся лишь с малой долей того, с чем имеют дело женщины каждый день во всех сферах деятельности».

Когда женщины отказываются от услуг акушера по понятным причинам, он старается идти им навстречу, но это не всегда возможно, поскольку в больнице часто не хватает персонала. «Мне 50, и я каждый день сталкиваюсь с сексизмом, — рассуждает Берн. — 118 человек отказались от моих услуг. У меня были пациентки, которые были шокированы, увидев мужчину-акушера. Одна из них ничего не сказала мне, но и скрыть удивление тоже не смогла — это было забавно. Мой пол, конечно, не имеет значения, но с женским восприятием не поспоришь. Иногда пациентки уверены, что я врач с огромным опытом, и мне приходится их переубеждать».

Несмотря на все трудности, Берн говорит, что он очень счастлив реализовывать свой потенциал подобным образом. «Для меня честь присутствовать при родах и поддерживать рожениц, чтобы они сделали все, что могли. Это не я рожаю ребенка, женщина делает это. Я ее группа поддержки. Многие акушерки подбадривают женщин, говоря, что они тоже когда-то рожали. Я же понятия не имею, что это значит — переживать схватки, — рассуждает ирландец. — Я много знаю о боли, но, когда женщина рожает ребенка — это все же совсем другое. Моя задача — подбодрить ее, помочь поверить в свои силы. Часто женщины боятся, особенно в первый раз. Они концентрируются на боли, но вся проблема не в самой боли, а в страхе перед ней. Как только вы осознаете, что ваше тело способно это сделать, вы успокаиваетесь. Я люблю свою работу, потому что мне безумно нравится поддерживать и помогать. Это настоящее удовольствие».

Акушерство — весьма необычный выбор профессии для мужчин. Прошло 40 лет с тех пор, как представителей сильного пола впервые допустили помогать женщинам в родах, и до сих пор мужчин в этой области лишь единицы. Несмотря на это, социальные исследования показывают: все больше мужчин выбирают профессию акушера или медбрата. За 2018 год количество мужчин, поступающих в колледжи Великобритании на направление «акушерство» или «сестринское дело», увеличилось на 9 процентов в сравнении с предыдущим годом.

Мужчины, выбравшие для себя путь акушера, отмечают, что испытывают радость, помогая детям появляться на свет. Джонатан Клифф, проработавший четыре года в больнице Уоррингтона, графство Чешир, уверен: самое прекрасное в его работе — «видеть, как женщина впервые берет на руки своего ребенка». «Я вижу обожание и изумление женщины, которая осознает, какое чудо она только что совершила, — говорит Джонатан. — В мире нет другой работы, которая могла бы сравниться с этой».

Конечно, в обязанности акушера входит не только помощь при родах: они также ухаживают за женщинами до и после родов, выполняют обязанности медсестер по забору анализов и измерению давления и многое другое. Часто роды проходят по непредсказуемому сценарию, не всегда заканчиваясь успешно. Но, по мнению Берна, впечатления от «чуда рождения» отодвигают остальные хлопоты акушеров на второй план.

«Я всегда относился к женщинам с определенной степенью уважения, но с тех пор, как стал акушером, я начал уважать их еще больше, — улыбается Пол. — Я никогда не узнаю, через что проходят женщины, но я вижу их переживания и боль, радость и счастье».

Ирландец считает, что в большинстве своем женщины очень строги к себе. Многие из его пациенток корили себя из-за непредвиденного кесарева сечения или из-за того, что не смогли кормить грудью. «Вы создали человека, клетку за клеткой — это удивительно! То, что делают женщины, — невероятно, все остальные «неудачи» не имеют значения. Я помню одну пациентку, которая через четыре часа после родов спросила меня, когда она может начать приседать. «Мне нужно вернуть нормальный живот», — сказала она. Я начал смеяться и ничего не смог с собой поделать, — вспоминает Берн. — Если бы мы, мужчины, могли рожать, мы бы никогда себя ни за что не ругали. Мы бы только постоянно всем рассказывали о своем достижении».

Фото: Pan Chaoyue / Globallookpress.com

После смерти любимой ирландец думал, что никогда не сможет вновь построить отношения. Но в прошлом году он сделал предложение девушке из Дублина, с которой дружил последние несколько лет. «После выпускного из университета я просто пригласил ее на свидание, и у нас все получилось, — улыбается Берн. — Мы обручились в прошлом году, а поженимся в следующем». Он надеется, что вскоре ему удастся найти подходящую работу в одной из больниц Дублина и вернуться в Ирландию.

«Я один из многих людей, кто столкнулся с подобными переживаниями. У вас всегда есть два пути: либо упасть, либо взлететь. Вам решать, — размышляет Пол Берн. — Я видел много людей, с которыми случались вещи и похуже. Я выздоровел, а они нет. Моя девушка умерла после тяжелой борьбы с болезнью. Имея за плечами такой опыт, вы по-другому видите вещи и понимаете, что действительно важно в жизни, а что нет. Неважно, сколько вам лет и какой опыт есть у вас за плечами, вы можете научиться всему, если только захотите. В конце концов, важно лишь то, что мы любим друг друга и заботимся друг о друге».

Мужчина выносил и родил здорового ребенка

Житель Берлина родил ребенка. Это не ошибка: немец, зарегистрированный как мужчина, но имеющий женскую репродуктивную систему, стал биологическим родителем. Он сумел выносить и произвести на свет здорового малыша.

Все дело в том, что житель Берлина, чье имя не называется, родился девочкой. Он прошел курс гормонотерапии, чтобы женское тело стало похожим на мужское, а также перенес операцию по удалению молочных желез. Однако репродуктивные органы это не затронуло. Также немец изменил документы в соответствии со своим новым полом. Забеременеть ему удалось благодаря донорской сперме.

Как пишет немецкое издание The Local, «беременный мужчина» произвел на свет сына еще в марте 2013 года, однако подробности стали известны только сейчас. Рожать ему пришлось дома, так как в больнице, по закону, необходимо заполнять документы, в которых присутствует графа «мать». Однако в этом случае матери у ребенка нет. По крайней мере, с бюрократической точки зрения у него есть один родитель, и это отец. Таким образом, трансгендер стал первым в Германии мужчиной, родившим ребенка.

Впрочем, это не первый случай в мировой практике, когда человек, официально зарегистрированный как мужчина, рожает детей. Так, в 2008 году американец Томас Бити родил дочь. Бити тоже родился девочкой, но потом захотел сменить пол. Впрочем, половые органы у него остались женские, хотя внешне Бити стал очень похож на мужчину, даже отрастил бороду. На момент рождения ребенка у него была жена, которая как раз не могла иметь детей. Впоследствии американец родил еще двоих детей.

Как ранее сообщали в BBC, перемена пола сыграла с американцем злую шутку. Официальный союз с женой он заключил на Гавайях (это один из штатов, где легализованы однополые браки), а когда решил разводиться, жил уже в Аризоне. Власти этого штата однополые браки не одобряют. Суд счел недостаточными доказательства того, что Бити уже был мужчиной, когда расписывался с женой, и счел этот брак недействительным. Потому и в разводе «беременному мужчине», пожелавшему жениться на своей новой подруге, отказали. Такое решение суд принял в марте 2013 года.

Могут ли мужчины забеременеть: что нужно знать

Человек, рожденный мужчиной и живущий как мужчина, не может забеременеть. Однако некоторые трансгендеры и небинарные люди могут.

В большинстве случаев, включая цис-мужчин, практикующих секс с мужчинами, мужская беременность невозможна. Тем не менее, новые исследования по трансплантации матки могут означать, что в будущем возможна мужская беременность.

В этой статье мы обсудим разницу между полом и гендером, прежде чем подробнее рассказать о трансгендерной и мужской беременности.

Любой человек, у которого есть матка и яичники, может забеременеть и родить.

Люди, рожденные мужчинами и живущие как мужчины, не могут забеременеть. Однако трансгендерный мужчина или небинарное лицо могут это сделать.

Беременность возможна только при наличии матки. Матка — это матка, в которой развивается плод. Мужские репродуктивные органы включают яички и половой член, но не матку.

Термины «мужчина» и «женщина» относятся к полу человека, который включает социально сконструированные характеристики, которые различают традиционные бинарные полы — мужской и женский.

В отличие от биологического пола человека, который определяют репродуктивные органы и вторичные половые характеристики, сама по себе генетика не определяет пол человека.

Пол человека может включать определенные социальные роли, нормы и ожидания, которые отличают мужчин и женщин.

Эти характеристики субъективны и различаются в зависимости от общества, социальных классов и культур. Пол, по которому идентифицируется человек, зависит от человека.

Пол гораздо более изменчив, чем биологический пол.

Обычно при рождении людям присваивается мужчина или женщина. Те, кто идентифицирует себя с полом, который общество ассоциирует с их биологическим полом, являются «цисгендерными» мужчинами и женщинами.

Цисгендерные мужчины, вступающие в половые отношения с цисгендерными мужчинами, не могут забеременеть.

Однако не все идентифицируют себя с гендерной ролью, которая связана с их обозначенным полом. Например, человек, которому при рождении была назначена женщина (AFAB), но идентифицирующий себя как мужчина, может называть себя «трансгендерным» мужчиной или гендерно неконформным человеком.

Многие люди с AFAB, идентифицирующие себя как мужчины или люди с гендерно неконформным поведением, сохраняют свои яичники и матку, что позволяет им забеременеть и родить.

Люди, у которых есть матка и яичники, могут забеременеть и родить.

Однако некоторые люди с AFAB могут принимать тестостерон. Терапия тестостероном помогает подавить действие эстрогена, одновременно стимулируя развитие мужских вторичных половых признаков, в том числе:

  • рост мышц
  • перераспределение жировых отложений
  • усиление роста волос на теле и лице
  • более глубокий голос

Исследования показывают что менструация обычно заканчивается в течение 12 месяцев после начала терапии тестостероном и часто в течение 6 месяцев, что может затруднить зачатие, но не сделать невозможным.

Хотя терапия тестостероном не делает людей бесплодными, у человека может быть больше шансов отслойки плаценты, преждевременных родов, анемии и гипертонии.

В исследовании 2014 года исследователи опросили 41 трансгендера и гендерно-неконформных женщин с AFAB, которые забеременели и родили ребенка.

Из лиц, которые сообщили об употреблении тестостерона до беременности, 20% забеременели до возобновления менструального цикла.

Авторы этого исследования пришли к выводу, что предшествующее использование тестостерона не привело к значительным различиям в беременности, родах или исходах родов.

Авторы также отметили, что более высокий процент трансгендерных мужчин, которые сообщили о предыдущем применении тестостерона, перенесли кесарево сечение по сравнению с теми, кто не принимал тестостерон в анамнезе.

Эти данные не предполагают, что терапия тестостероном делает людей неспособными к вагинальным родам, поскольку 25% трансгендерных мужчин, которым было выполнено кесарево сечение, сделали это, исходя из своего уровня комфорта и предпочтений.

Однако количество исследований трансгендерной беременности ограничено, поэтому неясно, как тестостерон может повлиять на фертильность или беременность человека.

В тематическом исследовании 2019 года исследователи задокументировали опыт одного 20-летнего трансгендерного мужчины, который забеременел через 2 месяца после прекращения терапии тестостероном.

Через 40 недель он родил здорового ребенка после несложных родов.

Авторы заявили, что он кормил грудью в течение 12 недель перед возобновлением терапии тестостероном.

Люди, перенесшие двустороннюю мастэктомию или другие операции на грудной клетке, могут быть не в состоянии кормить грудью.

Теоретически возможна трансплантация матки для людей с AMAB.

Трансплантация матки — это относительно новая хирургическая процедура, которая включает пересадку здоровой матки в тело человека.

Однако эта операция все еще является экспериментальной, даже для людей с AFAB и бесплодием из-за фактора матки. Недостаточно исследований, чтобы подтвердить, могут ли люди AMAB зачать и вынашивать ребенка до полного срока.

Прежде чем человек сможет рассмотреть вопрос о трансплантации матки, врачи должны будут принять во внимание его социальное, физическое и психическое здоровье.

Если человек хочет забеременеть, ему может потребоваться прием различных гормонов. Часто это включает заместительную гормональную терапию (ЗГТ), которая обычно обеспечивает эстроген и прогестаген. Как только стенка матки становится более 7 миллиметров в толщину, они должны принимать добавки прогестерона.

Они также должны подождать 6 месяцев после операции, чтобы дать время заживлению. Только в этот момент врач может пересадить эмбрион.

После операции есть вероятность, что организм отторгнет новую матку.Человеку придется принимать иммунодепрессанты, чтобы снизить вероятность этого.

Человек должен принимать иммунодепрессанты на протяжении всей беременности, чтобы организм не отторгал трансплантат, который может подвергнуть плод воздействию опасных химических веществ. Врач-акушер, прошедший специальную подготовку по родам с высоким риском, окажет поддержку на протяжении всей беременности.

Трансгендерные мужчины и лица AFAB, которые не идентифицируют себя как женщины, могут принять решение пройти ряд медицинских и хирургических процедур во время переходного процесса.

Примеры хирургических процедур по подтверждению пола для трансгендерных мужчин включают:

  • Уменьшение груди у мужчин или «верхняя операция»: Эта процедура включает удаление обеих грудей и любой подлежащей ткани груди.
  • Гистерэктомия: гистерэктомия — это удаление внутренних женских репродуктивных органов, включая яичники и матку.
  • Фаллопластика: во время этой процедуры хирург конструирует новообразование из кожных трансплантатов.
  • Метоидиопластика: при этом лечении используется комбинация хирургического вмешательства и гормональной терапии, чтобы увеличить клитор и заставить его функционировать как пенис.

Если человек перенес частичную гистерэктомию, которая включает удаление матки, но не яичников, шейки матки и маточных труб, оплодотворенная яйцеклетка может зацепиться за маточные трубы или брюшную полость, что приведет к внематочная беременность.

Однако это происходит крайне редко, и, согласно обзору 2015 года, с 1895 года зарегистрирован только 71 случай.

Пол не определяет, кто может забеременеть.

Люди, идентифицирующие себя как мужчины, могут забеременеть и родить.

Инновации в медицинских технологиях могут даже сделать возможной беременность для людей, у которых нет матки.

Могут ли мужчины забеременеть: что нужно знать

Человек, рожденный мужчиной и живущий как мужчина, не может забеременеть. Однако некоторые трансгендеры и небинарные люди могут.

В большинстве случаев, включая цис-мужчин, практикующих секс с мужчинами, мужская беременность невозможна. Тем не менее, новые исследования по трансплантации матки могут означать, что в будущем возможна мужская беременность.

В этой статье мы обсудим разницу между полом и гендером, прежде чем подробнее рассказать о трансгендерной и мужской беременности.

Любой человек, у которого есть матка и яичники, может забеременеть и родить.

Люди, рожденные мужчинами и живущие как мужчины, не могут забеременеть. Однако трансгендерный мужчина или небинарное лицо могут это сделать.

Беременность возможна только при наличии матки. Матка — это матка, в которой развивается плод.Мужские репродуктивные органы включают яички и половой член, но не матку.

Термины «мужчина» и «женщина» относятся к полу человека, который включает социально сконструированные характеристики, которые различают традиционные бинарные полы — мужской и женский.

В отличие от биологического пола человека, который определяют репродуктивные органы и вторичные половые характеристики, сама по себе генетика не определяет пол человека.

Пол человека может включать определенные социальные роли, нормы и ожидания, которые отличают мужчин и женщин.

Эти характеристики субъективны и различаются в зависимости от общества, социальных классов и культур. Пол, по которому идентифицируется человек, зависит от человека.

Пол гораздо более изменчив, чем биологический пол.

Обычно при рождении людям присваивается мужчина или женщина. Те, кто идентифицирует себя с полом, который общество ассоциирует с их биологическим полом, являются «цисгендерными» мужчинами и женщинами.

Цисгендерные мужчины, вступающие в половые отношения с цисгендерными мужчинами, не могут забеременеть.

Однако не все идентифицируют себя с гендерной ролью, которая связана с их обозначенным полом. Например, человек, которому при рождении была назначена женщина (AFAB), но идентифицирующий себя как мужчина, может называть себя «трансгендерным» мужчиной или гендерно неконформным человеком.

Многие люди с AFAB, идентифицирующие себя как мужчины или люди с гендерно неконформным поведением, сохраняют свои яичники и матку, что позволяет им забеременеть и родить.

Люди, у которых есть матка и яичники, могут забеременеть и родить.

Однако некоторые люди с AFAB могут принимать тестостерон. Терапия тестостероном помогает подавить действие эстрогена, одновременно стимулируя развитие мужских вторичных половых признаков, в том числе:

  • рост мышц
  • перераспределение жировых отложений
  • усиление роста волос на теле и лице
  • более глубокий голос

Исследования показывают что менструация обычно заканчивается в течение 12 месяцев после начала терапии тестостероном и часто в течение 6 месяцев, что может затруднить зачатие, но не сделать невозможным.

Хотя терапия тестостероном не делает людей бесплодными, у человека может быть больше шансов отслойки плаценты, преждевременных родов, анемии и гипертонии.

В исследовании 2014 года исследователи опросили 41 трансгендера и гендерно-неконформных женщин с AFAB, которые забеременели и родили ребенка.

Из лиц, которые сообщили об употреблении тестостерона до беременности, 20% забеременели до возобновления менструального цикла.

Авторы этого исследования пришли к выводу, что предшествующее использование тестостерона не привело к значительным различиям в беременности, родах или исходах родов.

Авторы также отметили, что более высокий процент трансгендерных мужчин, которые сообщили о предыдущем применении тестостерона, перенесли кесарево сечение по сравнению с теми, кто не принимал тестостерон в анамнезе.

Эти данные не предполагают, что терапия тестостероном делает людей неспособными к вагинальным родам, поскольку 25% трансгендерных мужчин, которым было выполнено кесарево сечение, сделали это, исходя из своего уровня комфорта и предпочтений.

Однако количество исследований трансгендерной беременности ограничено, поэтому неясно, как тестостерон может повлиять на фертильность или беременность человека.

В тематическом исследовании 2019 года исследователи задокументировали опыт одного 20-летнего трансгендерного мужчины, который забеременел через 2 месяца после прекращения терапии тестостероном.

Через 40 недель он родил здорового ребенка после несложных родов.

Авторы заявили, что он кормил грудью в течение 12 недель перед возобновлением терапии тестостероном.

Люди, перенесшие двустороннюю мастэктомию или другие операции на грудной клетке, могут быть не в состоянии кормить грудью.

Теоретически возможна трансплантация матки для людей с AMAB.

Трансплантация матки — это относительно новая хирургическая процедура, которая включает пересадку здоровой матки в тело человека.

Однако эта операция все еще является экспериментальной, даже для людей с AFAB и бесплодием из-за фактора матки. Недостаточно исследований, чтобы подтвердить, могут ли люди AMAB зачать и вынашивать ребенка до полного срока.

Прежде чем человек сможет рассмотреть вопрос о трансплантации матки, врачи должны будут принять во внимание его социальное, физическое и психическое здоровье.

Если человек хочет забеременеть, ему может потребоваться прием различных гормонов. Часто это включает заместительную гормональную терапию (ЗГТ), которая обычно обеспечивает эстроген и прогестаген. Как только стенка матки становится более 7 миллиметров в толщину, они должны принимать добавки прогестерона.

Они также должны подождать 6 месяцев после операции, чтобы дать время заживлению. Только в этот момент врач может пересадить эмбрион.

После операции есть вероятность, что организм отторгнет новую матку.Человеку придется принимать иммунодепрессанты, чтобы снизить вероятность этого.

Человек должен принимать иммунодепрессанты на протяжении всей беременности, чтобы организм не отторгал трансплантат, который может подвергнуть плод воздействию опасных химических веществ. Врач-акушер, прошедший специальную подготовку по родам с высоким риском, окажет поддержку на протяжении всей беременности.

Трансгендерные мужчины и лица AFAB, которые не идентифицируют себя как женщины, могут принять решение пройти ряд медицинских и хирургических процедур во время переходного процесса.

Примеры хирургических процедур по подтверждению пола для трансгендерных мужчин включают:

  • Уменьшение груди у мужчин или «верхняя операция»: Эта процедура включает удаление обеих грудей и любой подлежащей ткани груди.
  • Гистерэктомия: гистерэктомия — это удаление внутренних женских репродуктивных органов, включая яичники и матку.
  • Фаллопластика: во время этой процедуры хирург конструирует новообразование из кожных трансплантатов.
  • Метоидиопластика: при этом лечении используется комбинация хирургического вмешательства и гормональной терапии, чтобы увеличить клитор и заставить его функционировать как пенис.

Если человек перенес частичную гистерэктомию, которая включает удаление матки, но не яичников, шейки матки и маточных труб, оплодотворенная яйцеклетка может зацепиться за маточные трубы или брюшную полость, что приведет к внематочная беременность.

Однако это происходит крайне редко, и, согласно обзору 2015 года, с 1895 года зарегистрирован только 71 случай.

Пол не определяет, кто может забеременеть.

Люди, идентифицирующие себя как мужчины, могут забеременеть и родить.

Инновации в медицинских технологиях могут даже сделать возможной беременность для людей, у которых нет матки.

Могут ли мужчины забеременеть: что нужно знать

Человек, рожденный мужчиной и живущий как мужчина, не может забеременеть. Однако некоторые трансгендеры и небинарные люди могут.

В большинстве случаев, включая цис-мужчин, практикующих секс с мужчинами, мужская беременность невозможна. Тем не менее, новые исследования по трансплантации матки могут означать, что в будущем возможна мужская беременность.

В этой статье мы обсудим разницу между полом и гендером, прежде чем подробнее рассказать о трансгендерной и мужской беременности.

Любой человек, у которого есть матка и яичники, может забеременеть и родить.

Люди, рожденные мужчинами и живущие как мужчины, не могут забеременеть. Однако трансгендерный мужчина или небинарное лицо могут это сделать.

Беременность возможна только при наличии матки. Матка — это матка, в которой развивается плод.Мужские репродуктивные органы включают яички и половой член, но не матку.

Термины «мужчина» и «женщина» относятся к полу человека, который включает социально сконструированные характеристики, которые различают традиционные бинарные полы — мужской и женский.

В отличие от биологического пола человека, который определяют репродуктивные органы и вторичные половые характеристики, сама по себе генетика не определяет пол человека.

Пол человека может включать определенные социальные роли, нормы и ожидания, которые отличают мужчин и женщин.

Эти характеристики субъективны и различаются в зависимости от общества, социальных классов и культур. Пол, по которому идентифицируется человек, зависит от человека.

Пол гораздо более изменчив, чем биологический пол.

Обычно при рождении людям присваивается мужчина или женщина. Те, кто идентифицирует себя с полом, который общество ассоциирует с их биологическим полом, являются «цисгендерными» мужчинами и женщинами.

Цисгендерные мужчины, вступающие в половые отношения с цисгендерными мужчинами, не могут забеременеть.

Однако не все идентифицируют себя с гендерной ролью, которая связана с их обозначенным полом. Например, человек, которому при рождении была назначена женщина (AFAB), но идентифицирующий себя как мужчина, может называть себя «трансгендерным» мужчиной или гендерно неконформным человеком.

Многие люди с AFAB, идентифицирующие себя как мужчины или люди с гендерно неконформным поведением, сохраняют свои яичники и матку, что позволяет им забеременеть и родить.

Люди, у которых есть матка и яичники, могут забеременеть и родить.

Однако некоторые люди с AFAB могут принимать тестостерон. Терапия тестостероном помогает подавить действие эстрогена, одновременно стимулируя развитие мужских вторичных половых признаков, в том числе:

  • рост мышц
  • перераспределение жировых отложений
  • усиление роста волос на теле и лице
  • более глубокий голос

Исследования показывают что менструация обычно заканчивается в течение 12 месяцев после начала терапии тестостероном и часто в течение 6 месяцев, что может затруднить зачатие, но не сделать невозможным.

Хотя терапия тестостероном не делает людей бесплодными, у человека может быть больше шансов отслойки плаценты, преждевременных родов, анемии и гипертонии.

В исследовании 2014 года исследователи опросили 41 трансгендера и гендерно-неконформных женщин с AFAB, которые забеременели и родили ребенка.

Из лиц, которые сообщили об употреблении тестостерона до беременности, 20% забеременели до возобновления менструального цикла.

Авторы этого исследования пришли к выводу, что предшествующее использование тестостерона не привело к значительным различиям в беременности, родах или исходах родов.

Авторы также отметили, что более высокий процент трансгендерных мужчин, которые сообщили о предыдущем применении тестостерона, перенесли кесарево сечение по сравнению с теми, кто не принимал тестостерон в анамнезе.

Эти данные не предполагают, что терапия тестостероном делает людей неспособными к вагинальным родам, поскольку 25% трансгендерных мужчин, которым было выполнено кесарево сечение, сделали это, исходя из своего уровня комфорта и предпочтений.

Однако количество исследований трансгендерной беременности ограничено, поэтому неясно, как тестостерон может повлиять на фертильность или беременность человека.

В тематическом исследовании 2019 года исследователи задокументировали опыт одного 20-летнего трансгендерного мужчины, который забеременел через 2 месяца после прекращения терапии тестостероном.

Через 40 недель он родил здорового ребенка после несложных родов.

Авторы заявили, что он кормил грудью в течение 12 недель перед возобновлением терапии тестостероном.

Люди, перенесшие двустороннюю мастэктомию или другие операции на грудной клетке, могут быть не в состоянии кормить грудью.

Теоретически возможна трансплантация матки для людей с AMAB.

Трансплантация матки — это относительно новая хирургическая процедура, которая включает пересадку здоровой матки в тело человека.

Однако эта операция все еще является экспериментальной, даже для людей с AFAB и бесплодием из-за фактора матки. Недостаточно исследований, чтобы подтвердить, могут ли люди AMAB зачать и вынашивать ребенка до полного срока.

Прежде чем человек сможет рассмотреть вопрос о трансплантации матки, врачи должны будут принять во внимание его социальное, физическое и психическое здоровье.

Если человек хочет забеременеть, ему может потребоваться прием различных гормонов. Часто это включает заместительную гормональную терапию (ЗГТ), которая обычно обеспечивает эстроген и прогестаген. Как только стенка матки становится более 7 миллиметров в толщину, они должны принимать добавки прогестерона.

Они также должны подождать 6 месяцев после операции, чтобы дать время заживлению. Только в этот момент врач может пересадить эмбрион.

После операции есть вероятность, что организм отторгнет новую матку.Человеку придется принимать иммунодепрессанты, чтобы снизить вероятность этого.

Человек должен принимать иммунодепрессанты на протяжении всей беременности, чтобы организм не отторгал трансплантат, который может подвергнуть плод воздействию опасных химических веществ. Врач-акушер, прошедший специальную подготовку по родам с высоким риском, окажет поддержку на протяжении всей беременности.

Трансгендерные мужчины и лица AFAB, которые не идентифицируют себя как женщины, могут принять решение пройти ряд медицинских и хирургических процедур во время переходного процесса.

Примеры хирургических процедур по подтверждению пола для трансгендерных мужчин включают:

  • Уменьшение груди у мужчин или «верхняя операция»: Эта процедура включает удаление обеих грудей и любой подлежащей ткани груди.
  • Гистерэктомия: гистерэктомия — это удаление внутренних женских репродуктивных органов, включая яичники и матку.
  • Фаллопластика: во время этой процедуры хирург конструирует новообразование из кожных трансплантатов.
  • Метоидиопластика: при этом лечении используется комбинация хирургического вмешательства и гормональной терапии, чтобы увеличить клитор и заставить его функционировать как пенис.

Если человек перенес частичную гистерэктомию, которая включает удаление матки, но не яичников, шейки матки и маточных труб, оплодотворенная яйцеклетка может зацепиться за маточные трубы или брюшную полость, что приведет к внематочная беременность.

Однако это происходит крайне редко, и, согласно обзору 2015 года, с 1895 года зарегистрирован только 71 случай.

Пол не определяет, кто может забеременеть.

Люди, идентифицирующие себя как мужчины, могут забеременеть и родить.

Инновации в медицинских технологиях могут даже сделать возможной беременность для людей, у которых нет матки.

Могут ли мужчины забеременеть: что нужно знать

Человек, рожденный мужчиной и живущий как мужчина, не может забеременеть. Однако некоторые трансгендеры и небинарные люди могут.

В большинстве случаев, включая цис-мужчин, практикующих секс с мужчинами, мужская беременность невозможна. Тем не менее, новые исследования по трансплантации матки могут означать, что в будущем возможна мужская беременность.

В этой статье мы обсудим разницу между полом и гендером, прежде чем подробнее рассказать о трансгендерной и мужской беременности.

Любой человек, у которого есть матка и яичники, может забеременеть и родить.

Люди, рожденные мужчинами и живущие как мужчины, не могут забеременеть. Однако трансгендерный мужчина или небинарное лицо могут это сделать.

Беременность возможна только при наличии матки. Матка — это матка, в которой развивается плод.Мужские репродуктивные органы включают яички и половой член, но не матку.

Термины «мужчина» и «женщина» относятся к полу человека, который включает социально сконструированные характеристики, которые различают традиционные бинарные полы — мужской и женский.

В отличие от биологического пола человека, который определяют репродуктивные органы и вторичные половые характеристики, сама по себе генетика не определяет пол человека.

Пол человека может включать определенные социальные роли, нормы и ожидания, которые отличают мужчин и женщин.

Эти характеристики субъективны и различаются в зависимости от общества, социальных классов и культур. Пол, по которому идентифицируется человек, зависит от человека.

Пол гораздо более изменчив, чем биологический пол.

Обычно при рождении людям присваивается мужчина или женщина. Те, кто идентифицирует себя с полом, который общество ассоциирует с их биологическим полом, являются «цисгендерными» мужчинами и женщинами.

Цисгендерные мужчины, вступающие в половые отношения с цисгендерными мужчинами, не могут забеременеть.

Однако не все идентифицируют себя с гендерной ролью, которая связана с их обозначенным полом. Например, человек, которому при рождении была назначена женщина (AFAB), но идентифицирующий себя как мужчина, может называть себя «трансгендерным» мужчиной или гендерно неконформным человеком.

Многие люди с AFAB, идентифицирующие себя как мужчины или люди с гендерно неконформным поведением, сохраняют свои яичники и матку, что позволяет им забеременеть и родить.

Люди, у которых есть матка и яичники, могут забеременеть и родить.

Однако некоторые люди с AFAB могут принимать тестостерон. Терапия тестостероном помогает подавить действие эстрогена, одновременно стимулируя развитие мужских вторичных половых признаков, в том числе:

  • рост мышц
  • перераспределение жировых отложений
  • усиление роста волос на теле и лице
  • более глубокий голос

Исследования показывают что менструация обычно заканчивается в течение 12 месяцев после начала терапии тестостероном и часто в течение 6 месяцев, что может затруднить зачатие, но не сделать невозможным.

Хотя терапия тестостероном не делает людей бесплодными, у человека может быть больше шансов отслойки плаценты, преждевременных родов, анемии и гипертонии.

В исследовании 2014 года исследователи опросили 41 трансгендера и гендерно-неконформных женщин с AFAB, которые забеременели и родили ребенка.

Из лиц, которые сообщили об употреблении тестостерона до беременности, 20% забеременели до возобновления менструального цикла.

Авторы этого исследования пришли к выводу, что предшествующее использование тестостерона не привело к значительным различиям в беременности, родах или исходах родов.

Авторы также отметили, что более высокий процент трансгендерных мужчин, которые сообщили о предыдущем применении тестостерона, перенесли кесарево сечение по сравнению с теми, кто не принимал тестостерон в анамнезе.

Эти данные не предполагают, что терапия тестостероном делает людей неспособными к вагинальным родам, поскольку 25% трансгендерных мужчин, которым было выполнено кесарево сечение, сделали это, исходя из своего уровня комфорта и предпочтений.

Однако количество исследований трансгендерной беременности ограничено, поэтому неясно, как тестостерон может повлиять на фертильность или беременность человека.

В тематическом исследовании 2019 года исследователи задокументировали опыт одного 20-летнего трансгендерного мужчины, который забеременел через 2 месяца после прекращения терапии тестостероном.

Через 40 недель он родил здорового ребенка после несложных родов.

Авторы заявили, что он кормил грудью в течение 12 недель перед возобновлением терапии тестостероном.

Люди, перенесшие двустороннюю мастэктомию или другие операции на грудной клетке, могут быть не в состоянии кормить грудью.

Теоретически возможна трансплантация матки для людей с AMAB.

Трансплантация матки — это относительно новая хирургическая процедура, которая включает пересадку здоровой матки в тело человека.

Однако эта операция все еще является экспериментальной, даже для людей с AFAB и бесплодием из-за фактора матки. Недостаточно исследований, чтобы подтвердить, могут ли люди AMAB зачать и вынашивать ребенка до полного срока.

Прежде чем человек сможет рассмотреть вопрос о трансплантации матки, врачи должны будут принять во внимание его социальное, физическое и психическое здоровье.

Если человек хочет забеременеть, ему может потребоваться прием различных гормонов. Часто это включает заместительную гормональную терапию (ЗГТ), которая обычно обеспечивает эстроген и прогестаген. Как только стенка матки становится более 7 миллиметров в толщину, они должны принимать добавки прогестерона.

Они также должны подождать 6 месяцев после операции, чтобы дать время заживлению. Только в этот момент врач может пересадить эмбрион.

После операции есть вероятность, что организм отторгнет новую матку.Человеку придется принимать иммунодепрессанты, чтобы снизить вероятность этого.

Человек должен принимать иммунодепрессанты на протяжении всей беременности, чтобы организм не отторгал трансплантат, который может подвергнуть плод воздействию опасных химических веществ. Врач-акушер, прошедший специальную подготовку по родам с высоким риском, окажет поддержку на протяжении всей беременности.

Трансгендерные мужчины и лица AFAB, которые не идентифицируют себя как женщины, могут принять решение пройти ряд медицинских и хирургических процедур во время переходного процесса.

Примеры хирургических процедур по подтверждению пола для трансгендерных мужчин включают:

  • Уменьшение груди у мужчин или «верхняя операция»: Эта процедура включает удаление обеих грудей и любой подлежащей ткани груди.
  • Гистерэктомия: гистерэктомия — это удаление внутренних женских репродуктивных органов, включая яичники и матку.
  • Фаллопластика: во время этой процедуры хирург конструирует новообразование из кожных трансплантатов.
  • Метоидиопластика: при этом лечении используется комбинация хирургического вмешательства и гормональной терапии, чтобы увеличить клитор и заставить его функционировать как пенис.

Если человек перенес частичную гистерэктомию, которая включает удаление матки, но не яичников, шейки матки и маточных труб, оплодотворенная яйцеклетка может зацепиться за маточные трубы или брюшную полость, что приведет к внематочная беременность.

Однако это происходит крайне редко, и, согласно обзору 2015 года, с 1895 года зарегистрирован только 71 случай.

Пол не определяет, кто может забеременеть.

Люди, идентифицирующие себя как мужчины, могут забеременеть и родить.

Инновации в медицинских технологиях могут даже сделать возможной беременность для людей, у которых нет матки.

Транс-мужчины рожают и размышляют об отцовстве: чего ожидать? | Международный журнал права, политики и семьи

Абстрактные

То, чего долгое время опасались законодатели и суды, теперь стало реальностью: транс-мужчины рожают собственных детей и просят, чтобы их назвали их «отцами» для целей регистрации рождения.Эта статья проливает свет на преобразующий потенциал таких сценариев деторождения и следующие юридические претензии на отцовство. Выдвигается аргумент, что они побуждают к существенным размышлениям о том, что значит быть отцом сегодня, и тем самым побуждают к (пере) конструированию законного отцовства, которое включает заботу в качестве важного отцовского параметра. Однако, сосредоточив внимание на текущих делах, рассматриваемых английскими и немецкими судами, эта статья показывает, что понимание отцовства национальными судами по существу сохранило свой традиционно гетеронормативный, биологический и опосредованный характер.Тем не менее, игра все еще открыта, и заявка, ожидающая рассмотрения в Европейском суде по правам человека, может вдохнуть свежий воздух в дебаты.

I. (TRANS) РОДАЮЩИЕ МУЖЧИНЫ: (ЮРИДИЧЕСКАЯ) ПАНИКА?

Влияние транс-идентичностей 1 на установление законного отцовства — новый предмет интереса в социально-правовой науке. Это неудивительно, учитывая одновременно растущее число прецедентов по данному вопросу, предполагающее, что еще не рано исследовать юридические реакции на прозрачность, 2 , особенно там, где на карту поставлено правовое определение отношений между родителями и детьми.Споры о статусе транс-родителей в свидетельствах о рождении их детей действительно начали расти в результате сочетания социально-правовых и медицинских событий. 3 До недавнего времени бесплодие считалось платой за переходный период. 4 Сегодня, однако, «переход» 5 человека к «предпочтительному полу» и юридическое признание этого «предпочтительного пола» все меньше и меньше понимается как неизбежное устранение способности воспроизводить потомство. В результате все больше и больше трансгендеров становятся родителями в результате полового акта, донорства спермы или вспомогательного оплодотворения («ВРТ») после юридического перехода. 6

В контексте транскреативных прав трансмужские практики беременности и родов привлекли широкое освещение в СМИ 7 и вызвали «моральную панику». 8 Это, в частности, связано с их видимым отклонением от общепринятого представления о воспроизводстве, которое изображает вклад « мужской » и « женский » как четко определенные и отличные друг от друга, и, в частности, из-за проблем, которые они создают для гендерного представления о беременности. 9 В самом деле, в этих переживаниях присутствует транс-мужчина «женщина, назначенная при рождении», который воспринимается как присваивающий способность, которая ему не принадлежит. 10 Помимо того, что мы вынуждены пересмотреть «фиксированную естественность мужественности и женственности», 11 беременных транс-мужчин демонстрируют нетрадиционный способ вступления в отцовство и, таким образом, стимулируют новые размышления о том, что значит быть отцом в современном мире. Мир. Контекст, в котором происходит это отражение, — это закон, а точнее, законы, регулирующие определение законного отцовства. Действительно, ситуация, когда мужчина рожает, иногда была источником путаницы при установлении законного отцовства. 12 Какой родительский статус следует присвоить этому человеку? Следует ли считать этого человека «матерью», «отцом» или просто «родителем» ребенка при регистрации рождения?

Эти вопросы лежат в основе двух текущих дел о трансгендерных мужчинах, которые, будучи юридически признанными принадлежащими к мужскому полу, использовали свои репродуктивные органы и родили своих детей. Первый — это сын Фредди МакКоннелла, чей сын YY родился в январе 2018 года после внутриматочной инсеминации с использованием донорской спермы.Второй касается — как правило менее известной — истории ОН, немецкого транс-мужчины, который родил своего ребенка GH, зачатого с использованием донорской спермы, в марте 2013 года. 13 Несмотря на то, что МакКоннелл и Огайо были законными мужчинами, они были признаны законными. статус «матери» при регистрации рождений. Они инициировали судебное разбирательство в английских и немецких судах, соответственно, и потребовали юридического признания их «отцами» своих детей — или, в качестве альтернативы, «родителем» или «гестационным родителем» в случае МакКоннелла.В соответствии с решениями Апелляционного суда (Англия и Уэльс) 14 и Федерального суда Германии (BGH), 15 YY и GH продолжают иметь отца при жизни, но мать по закону закон. Тем не менее, остаются надежды на пересмотр их требований: хотя МакКоннелл уже выразил желание передать свое дело в Европейский суд по правам человека («Суд» и «ЕСПЧ»), 16 дело OH и GH уже было рассмотрено. пересекло национальные границы и в настоящее время рассматривается Разделом V ЕСПЧ. 17

Исходя из этих дел, данная статья способствует более широким дебатам об изменении реалий «отцовства» и о том, как закон «делает их понятными». В частности, его цель двоякая. Во-первых, он стремится показать преобразующий потенциал этих дел. Рожая детей и стремясь быть признанными своими «отцами», транс-мужчины выступают «активными агентами» 18 в оспаривании «традиционного» понимания отцовства и, что более важно, в превращении заботы в соответствующую характеристику законного отцовства .Во-вторых, эта статья связана с ответом закона на этот вызов, в частности, со стороны национальных судов, которые недавно вмешались в этот вопрос, и — в перспективе — на решение ЕСПЧ.

Анализ состоит из пяти разделов. В Разделе 2 подробно рассматриваются дела McConnell и OH и излагаются основные аргументы, выдвинутые национальными судами для подтверждения того, что заявители были названы «матерями». Раздел 3 знакомит с парадигмой «традиционного отцовства» и показывает, что преобразующий потенциал этих случаев до сих пор практически не использовался.В следующих двух разделах акцент смещается на ЕСПЧ. В разделе 4 анализируется соответствующая судебная практика по правам семьи и прослеживается тенденция Суда признавать заслуживающими только тех отцов и, в более общем плане, семьи, которые — пусть и «нетрадиционные» — преуспевают в подражании «общепринятым». Занимая дальновидную позицию, Раздел 5 определяет некоторые относящиеся к делу доктринальные элементы, которые могут способствовать формированию аргументации Суда по рассматриваемому делу О. и Г. против Германии.В свете усмотрения, которым пользуются страсбургские судьи, выдвигается аргумент о том, что степень, в которой предстоящее решение будет пересматривать отцовство за пределами общепринятой парадигмы, вероятно, будет не только «продуктом» доктрин, 19 , но и вопрос выбора ». В заключительном разделе (6) приводятся некоторые размышления о де-гендерной отмене законного отцовства как возможного будущего курса в контексте прозрачности и за его пределами.

II. ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ ДО ОТЕЧЕСТВЕННЫХ СУДОВ: MC CONNELL, OH, И ИХ ДЕТИ

1.Трансмужская беременность и роды на практике

Большинство трансгендерных людей находятся в репродуктивном возрасте на момент перехода 20 и вступают в отношения после перехода. 21 Тяга к отцовству присутствует у многих из них, как и у остального населения. 22 Бельгийское исследование, в котором более подробно изучались репродуктивные желания транс-мужчин после операции по подтверждению пола, показало, что на момент интервью более половины желали иметь детей. 23 В другом исследовании, посвященном транс-популяции во Франции, такое же желание было выявлено среди группы транс-мужчин, которые не подвергались какой-либо операции на половых органах. 24 На практике транс-мужчины могут стать биологическими родителями разными способами в зависимости от их конкретных обстоятельств. Например, если присутствует партнерша, она может быть оплодотворена спермой донора. Хотя по-прежнему верно, что операция по подтверждению пола приводит к необратимой потере репродуктивного потенциала, недавнее исследование показало, что гормональная терапия не влияет на яйценоскость транс-мужчин. 25 Более того, современные и будущие репродуктивные технологии, такие как замораживание ооцитов, эмбрионов или ткани яичников, дают транс-мужчинам возможность в будущем иметь детей, использующих их собственные гаметы. 26

Другая возможность — трансмаскулинная беременность и роды. 27 Его жизнеспособность возросла, в частности, после изменения национальных рамок, регулирующих гендерное признание. До недавнего времени лица, которые хотели перейти к другому полу и получить его юридическое признание, должны были пройти операцию по подтверждению пола, стерилизацию или их сочетание в большинстве юрисдикций.В результате транс-семьи и отдельные лица были — а в некоторых юрисдикциях до сих пор остаются — вынуждены выбирать между признанием их гендерной идентичности и их права на воспроизводство. Одной из главных проблем было и остается именно предотвращение практики деторождения, считающейся нежелательной и проблемной, с особым страхом перед «беременными мужчинами». 28

Однако в последние годы транс-сообщество и все большее число политических и юридических лиц начали сомневаться в законности хирургических вмешательств и стерилизации и их незаменимости в качестве предпосылок для признания гендерной идентичности человека. 29 Судьи также в целом стали более подозрительно относиться (особенно к некоторым) 30 медицинских вмешательств в процессе признания пола. В 2017 году ЕСПЧ установил, что хирургические или медицинские процедуры с высокой вероятностью бесплодия не являются приемлемыми требованиями для получения признания пола в соответствии с Конвенцией. 31 Еще раньше аналогичные результаты были достигнуты национальными судами в Германии, 32 Швеции, 33 и Италии, 34 , что привело к постепенному ослаблению требований о том, что трансгендерные лица должны изменять свое тело, чтобы иметь юридическое признание в предпочтительном для них поле.

На этом фоне транс-мужчины, которые не прибегают к хирургическим операциям по удалению репродуктивных органов, сохраняют способность забеременеть и при желании могут родить собственных детей. 35 Это путь деторождения, который, в частности, прошли МакКоннелл и О.Х., 36 , чтобы стать родителями после перехода. Давайте подробнее рассмотрим их конкретные истории. 37 После того, как он был официально признан мужчиной (апрель 2017 г.), МакКоннелл успешно прошел курс лечения бесплодия при внутриматочной инсеминации и в январе 2018 г. родил сына YY.Точно так же OH был признан принадлежащим к мужскому полу постановлением суда в 2011 году после того, как его женское имя (BD) было изменено на его текущее мужское имя (OH). В марте 2013 года он родил своего ребенка, Г.Х., который был зачат путем оплодотворения в домашних условиях с использованием спермы донора, который согласился не претендовать на какие-либо права на ребенка.

2.… А в Законе?

Несмотря на возможность реализовать свои родительские проекты, МакКоннелл и Огайо (и их дети) продолжают сталкиваться со значительными препятствиями на пути к законному отцовству.На основании решения BGH (подтверждающего постановления судов низшей инстанции), 38 ЗАГС зарегистрировал ОН под его прежним женским именем в качестве «матери» Г.Х. в регистре рождений. 39 Точно так же МакКоннелл был зарегистрирован как «мать» в свидетельстве о рождении своего сына. Отказ Регистратора признать его «отцом» YY был поддержан Высоким судом справедливости («Высокий суд») 40 , а затем и Апелляционным судом.

Отцы-заявители хотели, чтобы им был присвоен статус «отца» или иным образом, в случае МакКоннелла, статус «родитель» или «гестационный родитель».С этой целью они оспорили свое обозначение как «матери», подав двоякое требование. Во-первых, они утверждали, что согласно внутреннему законодательству они должны были рассматриваться как мужчины также для целей определения их статуса родителей и, следовательно, должны были быть зарегистрированы в качестве « отцов » своих детей (рожденных после переходного периода). ). 41 По их мнению, национальные положения недвусмысленно оговаривают, что только отношения между родителями и детьми, возникшие до перехода, не изменяются (последующим) юридическим признанием гендерной идентичности (тогдашнего) родителя. 42 Во-вторых, даже если предположить, что суд интерпретирует национальные положения в соответствии с решением Регистратора, заявители утверждали, что системы регистрации нарушили их право на уважение частной и семейной жизни в соответствии со статьей 8 ЕКПЧ в совокупности со статьей 14 ЕКПЧ. Национальные суды отрицательно ответили на оба аргумента. 43

Согласившись с заявителями, суды BGH и Англии признали некоторые трудности, возникающие из-за несоответствия их жизненной и правовой реальности.В случае МакКоннелла национальные суды отметили, что от него потребуют предоставить полное свидетельство о рождении — в отличие от короткого свидетельства о рождении, в котором отсутствует его статус «матери», — только в ограниченном числе случаев, что означает, что раскрытие информации будет редкостью. вхождение. 44 Тем не менее, ситуация, когда государство требует от трансгендерного лица заявить в официальном документе, что его пол не является его юридическим полом, а пол, присвоенный при рождении, представляет собой, по мнению Апелляционного суда, «значительное» вмешательство в чувство идентичности человека. 45 Это также представляет собой — как продолжает Апелляционный суд — вмешательство в право на уважение семейной жизни как МакКоннелла, так и YY, поскольку при этом государство описывает их отношения как отношения матери и сына в длинной форме свидетельство о рождении ребенка, хотя на самом деле их родство — отец-сын. 46 Точно так же BGH подчеркнула важность отражения изменения имени и пола в публичных записях, чтобы защитить лицо от нежелательного раскрытия его транс-истории и, следовательно, от риска жестокого обращения и дискриминации со стороны третьих лиц. стороны. 47

Тем не менее, в ходе попыток уравновешивания, предпринятой судами, эти опасения в конечном итоге уступили место потребности в «определенности в семейном праве», которая — не случайно — является одним из основных доводов, которые обычно выдвигаются против поста деторождения. -переход судов и законодателей. 48 Как объяснил Данн, аргумент в пользу требований стерилизации для признания пола часто заключался в том, что разрешение рожать мужчинам (i) «дестабилизирует европейские системы семейного права» и (ii) запутает детей в их биологическом происхождении и лишать их важных семейных отношений. 49 Даже если ни Закон Великобритании о признании пола 2004 года (GRA), ни Закон о транссексуалах Германии 1980 года (TSG) (с поправками, внесенными Конституционным судом) 50 не включают такие требования, эти обоснования лежат в основе доводы, выдвинутые английскими судами и BGH по рассматриваемым делам.

Национальные суды действительно подчеркнули необходимость сохранения согласованной с административной точки зрения и определенной схемы регистрации рождений, в которой роженица постоянно регистрируется как «мать» в соответствии с правилом mater semper certa est. 51 BGH объясняет, что в немецкой правовой системе это правило 52 и, в более общем плане, определение законного отцовства на основании биологического вклада родителя в зачатие ребенка 53 считаются преследующими законная цель Законодателя: передать детей их биологическим родителям на законных основаниях таким образом, чтобы их отцовство не приписывалось двум законным матерям или отцам, что противоречит биологической реальности. 54

Кроме того, по мнению судов, положения GRA 55 и TSG 56 , которые более конкретно регулируют родительский статус трансгендерных лиц, должны рассматриваться с учетом этого факта: тот факт, что лицо изменилось юридический пол не влияет на родительский статус этого лица ни ретроспективно — то есть в отношении детей, родившихся до перехода, — так и перспективно — то есть в отношении детей, родившихся после перехода. 57 BGH поясняет, что это гарантирует, что детям всегда будут назначены мать и отец, несмотря на то, что по закону изменился пол родителя. 58 Подобная забота об интересах детей, по-видимому, руководила усилиями законодательного органа Великобритании по «введению в действие тщательно продуманной» схемы регистрации. 59 Как объяснили английские суды, парламент действительно принял во внимание интересы детей в качестве первоочередного соображения при установлении баланса между правами трансгендеров и других лиц, включая их детей, 60 и, в конечном итоге, уделил приоритетное внимание «необходимость ясности в отношении родительского статуса». 61

Одна из причин, возможно, самая убедительная, лежащая в основе вышеупомянутых законодательных решений, заключается в важности, придаваемой праву детей знать свое происхождение. Согласно BGH, если регистрация рождения не проясняет точную биологическую репродуктивную функцию — т.е. рождение ребенка или внесение сперматозоида в зачатие ребенка, — на которой основано установление отношений родитель-ребенок, ребенок будет лишен жизненно важной информации. на его спуске. 62 Однако суды как BGH, так и английского, похоже, одобряют конкретное толкование права знать свое происхождение. Ссылаясь на взгляды парламента, Апелляционный суд недвусмысленно постановил, что «каждый ребенок должен… иметь возможность узнать, кем была его мать». 63 Помимо права детей знать свою мать, исход, к которому стремятся заявители, в большей степени противоречит «праву на мать», которое якобы имеет каждый ребенок. 64 Высокий суд подробно остановился на этом вопросе, чем Апелляционный суд 65 , и объяснил, что регистрация транс-мужчины, который родила ребенка, в качестве «отца» или «родителя» означает, что этот ребенок «не будет иметь, и никогда не будет «матери» по закону, у него будет только отец ». 66 По мнению английских судов, такой исход противоречит интересам ребенка — иметь мать и знать, кто этот человек. 67

В целом, неблагоприятные последствия, понесенные МакКоннеллом, Огайо, и их детьми были признаны значительно перевешенными правами любого ребенка, рожденного от транс-мужчины, и общественным интересом в сохранении «функции заказа» 68 норм гражданского состояния. В результате как BGH, так и английский суд подтвердили, что отцы-заявители должны быть зарегистрированы как «матери» своих детей, и исключили любое нарушение их права на уважение частной и семейной жизни.Национальные суды также утверждали, что способность МакКоннелла и Огайо иметь детей и реальный опыт родов поставили их в положение, не сравнимое с положением других юридических лиц или групп родителей, таким образом отклонив их жалобу на дискриминацию. 69

3. (Тем не менее) «гендерное» отцовство

Эти решения были восприняты некоторыми как предложение определения законного материнства, которое, возможно, непреднамеренно, отходит от нормативных представлений о гендере, деторождении и воспитании детей. 70 По словам Макфарлейна (президента Высокого суда) — позже подтвержденных Апелляционным судом 71 — материнство следует понимать как самостоятельный термин, относящийся к человеку, который «подвергается физическому и биологическому процессу вынашивание и роды », 72 независимо от юридического пола этого человека. При таком аргументировании — согласно Апелляционному суду — существующие положения и слово «мать» получают интерпретацию, которая соответствует современным и социальным нормам. 73 Хотя это, конечно, весьма спорен, эти решения одобрить — более или менее явно — «новое» правовое строительство «материнства», которая основана на репродуктивном опыте, 74 , а не на традиционно секс / гендерно тело, и как таковая больше не является исключительной прерогативой женщин. В результате они оспаривают «бинарную» презумпцию, согласно которой организовано законное отцовство, что мужчины являются «отцами», а женщины — «матерями».

Тем не менее, эти внутренние постановления остаются «разочаровывающими» 75 и во многих отношениях проблематичными.Подтверждение того, что МакКоннелл и О.Н. называются «матерями» своих детей, бросает вызов их реальной семейной жизни. ОН и МакКоннелл идентифицируют себя как «отцы». Дети вырастут, воспринимая их как своих отцов. Однако по закону (и только по закону) они «матери». Более того, утверждение, что регистрация МакКоннелла в качестве « матери » не обязательно указывает на то, что он является женщиной — как это явно сделали английские суды — противоречит социальной реальности, согласно которой почти каждый, с кем МакКоннелл должен встретиться, будет понимать его статус как « мать » в традиционно гендерных терминах. .Следовательно, хотя суд может заявить, что МакКоннелл является «матерью-мужчиной», 76 общество будет понимать его материнский статус как свидетельство женского пола и будет относиться к Макконнеллу как к такому.

Кроме того, на более структурном уровне эти решения подтверждают или даже усиливают «гендерную функцию закона». 77 Они демонстрируют роль государственных институтов и должностных лиц в регулировании семейных отношений (и, шире, жизни людей) на основе «идеологической приверженности строгой гендерной бинарной и гетеронормативной структуре семьи». 78 В рассматриваемых случаях это обязательство становится особенно очевидным, если принять во внимание конструкцию отцовства, которая — более тонко, по сравнению с материнством — проявляется в этих решениях. Отказ признать законных мужчин, рожающих «отцами», действительно может быть истолкован как свидетельство нежелания закона «позволять транс-мужчинам занимать ключевые мужские роли, такие как« отец ». 79 В том же ключе можно было бы привести аргумент о том, что регистрация их в качестве «матерей» влечет за собой, что с точки зрения закона они все еще достаточно женщины, чтобы их можно было назвать таковыми. 80 Одно и, возможно, основное соотношение, лежащее в основе правила mater semper certa est — как подтверждено Апелляционным судом в деле МакКоннелла — 81 — это обеспечение того, чтобы в жизни каждого ребенка был хотя бы один заботливый человек. . Несмотря на гендерно-нейтральную формулировку, это соотношение на самом деле потенциально основано на гендерном предположении: в момент рождения человек, готовый и способный взять на себя заботу о новорожденном ребенке, является тем, кого мы называем » мать’.Образ «отца», созданный английскими судами и BGH, рассматривается в следующем разделе.

III. «Традиционное отцовство» и беременный (транс) мужчина: потенциальные и реальные проблемы

Транс-опыт отцовства сталкивает нас с разнообразной реальностью, когда мужчины могут забеременеть и родить детей, а женщины могут зачать ребенка, используя свою сперму. Эта реальность расходится с «доминирующей идеологией семьи» 82 , которая определяет гетеросексуальную супружескую семью с биологическими детьми как «идеальное» место для воспитания детей.Это также ставит под сомнение построение родительских обязанностей как «гендерного предприятия», 83 , которое является центральным в этой идеологии и приписывает материнские и отцовские черты и роли людям в зависимости от их пола. 84 Помимо того, что эта идеология занимает важное место в общем воображении, она также проникла в то, как закон определяет и регулирует «отцовство» и «материнство» соответственно.

В соответствии с тем, что я ранее называл «традиционным отцовством», отцовство обычно понималось как биологический прародитель ребенка, который внес свой вклад в зачатие ребенка, женат или находится в стабильных отношениях с ребенком. мать ребенка; гетеросексуалы и цис 85 ; и кормильца семьи. 86 И наоборот, заботливые роли традиционно ассоциировались с материнскими и женскими фигурами. В результате участие отца в жизни ребенка долгое время считалось несущественным, чтобы сделать кого-то (законным) отцом. 87 Это идет рука об руку с «опосредованной» природой отцовства. Брачная презумпция, возможно, является ее наиболее вопиющим проявлением, поскольку отцовство традиционно рассматривается как производное от отношений матери и отца, а не как прямая и автономная связь.

Помимо описания того, что якобы было наиболее распространенной реальностью отцовства, «традиционное отцовство» имеет тенденцию выражать нормативное видение «хорошего» отца и, косвенно, надлежащим образом устроенной семьи. В той мере, в какой оно пронизывает формулировку и применение закона, «обычное отцовство» имеет конкретные последствия для жизни отцов, детей, матерей и других лиц, обеспечивающих уход. Более того, это способствует определению того, какие отношения между отцом и ребенком заслуживают законного существования, и одновременно наказанию тех, которые не соответствуют «идеалу», отсутствием признания.

Беременные транс-мужчины, рожающие детей, как МакКоннелл и Огайо, во многом отходят от «традиционного отцовства». Во-первых, хотя и правда, что существует биологическая связь между отцом и его ребенком, эта связь не является «общепринятой». Причастный транс-мужчина зачать ребенка, используя свои яичники и матку (а не сперму), и, следовательно, он способствует воспроизводству, вынашивая беременность и, в зависимости от случая, 88 , также обеспечивая яйцеклетки.Следовательно, ему не хватает «типично отцовской» биологической связи со своим ребенком. Во-вторых, трансмужские практики беременности и родов бросают вызов стойкости «гетеронормативности» 89 как определяющей характеристики отцовства. Закон сталкивается со сценарием, когда cismasculinity находится под большой угрозой. 90 В частности, образ транс-отца, который рожает ребенка, не только вступает в противоречие с якобы стабильной и фиксированной природой пола (которая является стержнем гетеронормативности), но также расходится с предположением о том, что «свой пол, гендерная идентичность и идентификация как мать / отец четко совпадают ». 91 В-третьих, МакКоннелл и Огайо, насколько известно, отцы-одиночки. 92 В результате их связь с детьми является автономной и прямой, а не опосредованной гипотетической женщиной-партнером и матерью ребенка.

Транс-мужчины, рожающие детей, поэтому бросают вызов общепринятой парадигме отцовства довольно целостным образом. Соответственно, это представляется особенно плодотворным контекстом для оценки признания законом (если таковое имеется) намерений заботы и заботы о том, чтобы сделать кого-то законным отцом.Регулируя положение других « нетрадиционных » отцов, таких как не состоящие в браке или разлученные отцы, а также отцы из стран СНГ детей, рожденных в результате ВРТ, правовые субъекты часто исправляли отсутствие условного признака, прибегая к другому условному признаку в качестве основания для предоставления законного права. отцовство. 93 Например, Коллиер и Шелдон определили «генетизацию» отцовства, 94 , а именно повышенное внимание к биологическим связям как ответ на ослабление роли брака в том, чтобы сделать кого-то законным отцом.Это совсем не удивительно в то время, когда повышенное количество разводов / разводов, распространение внебрачных семей и технологии ДНК сходятся в том, что институт брака лишается его статуса единственного или основного основания для предоставления статуса отца. Однако в анализируемом контексте аналогичные шаги маловероятны. В условиях транс-мужчин, родивших своих детей, суды оставляют с ограниченным запасом маневра, который заставляет их рассматривать не только актуальность, но и более спорно, достаточность участия отца в жизни ребенка в качестве основания для присвоение статуса законного отца.Именно поэтому эти случаи предлагают драгоценные возможности переосмыслить отцовство за пределами общепринятой парадигмы.

Что касается решений по делам McConnell и OH, однако, эти возможности до сих пор не были в достаточной степени реализованы. Хотя это правда, что для целей юридического признания пола, биология де-факто оспаривается тем, что не лишает законного человека его репродуктивной способности рожать, когда дело доходит до законного отцовства, национальные суды продолжают приписывать родительский статус на основании пола по рождению.В результате транс-мужчина, который рожает, изображается как «ненастоящий мужчина», даже если его юридический пол указывает на то, что он им является, и, следовательно, не мужчина, заслуживающий и способный стать отцом. 95

Такое отношение свидетельствует о стойкой привязанности к гетеронормативному и биологическому пониманию отцовства. Более конкретно, национальные суды, по-видимому, предлагают, чтобы для того, чтобы быть юридически зарегистрированным в качестве отца, человеку при рождении необходимо присвоить мужской пол или иным образом участвовать в репродуктивном процессе в качестве «мужчины».Отдавая приоритет определенному при рождении полу при определении отцовства, закон «восстанавливает биологическую связь между спермой и мужчиной / отцом», тем самым отдавая предпочтение цисгендерной реальности. 96 Более того, отцовство по-прежнему строится косвенно, поскольку для того, чтобы иметь юридическое значение, требуется (женский) соединитель. Учитывая их прямую связь с ребенком из-за отсутствия женщины / матери, по мнению национальных судов, МакКоннелл и Огайо могут быть просто «матерями». Таким образом, возникающее понимание отцовства остается довольно прочно привязанным к общепринятой парадигме.

Такой результат неудивителен, особенно в свете доводов, приведенных английскими судами и BGH (рассмотренными в предыдущем разделе). Несмотря на европейскую тенденцию, описанную в Разделе 2, тот факт, что юридическое признание пола все чаще происходит без медицинского вмешательства, что приводит к бесплодию, не всегда свидетельствует об изменении, снисходительном отношении к деторождению после переходного периода. Это хорошо проиллюстрировано, в частности, в Норвегии, где юридическое признание пола достигается после самопроверки, как установлено в Законе о признании пола 2016 года, но законное отцовство по-прежнему определяется в соответствии с (традиционными) правилами установления родства, содержащимися в Законе о детях. 1981 г. 97 Таким образом, законному роженицу будет присвоен статус «матери». Точно так же Данн объясняет, что, несмотря на исключение требований о стерилизации для юридического признания пола, суды в Европе часто делали это, не оспаривая оправдания, выдвинутые законодателями в поддержку стерилизации. 98 Отвергая стерилизацию как непропорциональное нарушение физической неприкосновенности, но не принимая во внимание лежащие в ее основе доводы, утверждает Данн, суды оставили нетронутым предположение о том, что требования стерилизации преследуют законные цели, или даже подтвердили его. 99

Одним из особенно актуальных примеров является решение Конституционного суда Германии 2011 года, отменившее положение о стерилизации, первоначально включенное в TSG 1980. 100 В пользу сохранения этого требования правительство заявило о предполагаемой несовместимости транс-деторождение с системой семейного права, основанной на женщинах, которые вынашивают детей, и мужчинах, производящих сперму — точно так же, как это произошло позже в случае OH. Несмотря на то, что положение о стерилизации было объявлено неконституционным, Конституционный суд утверждал, что «законом может быть обеспечено, чтобы соответствующие дети, несмотря на законную смену пола родителями, всегда по закону получали отца и мать». 101 Это, по-видимому, предполагает, что, хотя Конституционный суд и доказал свою готовность в некоторой степени отделить юридическое признание пола от биологии, это произошло только потому, что опасения по поводу правовой неопределенности (высказанные правительством) могут быть устранены альтернативными, то есть юридическими, средствами. Другими словами, по мнению Конституционного суда, правовые последствия отмены стерилизации могут регулироваться и, что более важно, биологическая, гетеронормативная концепция отцовства может быть обеспечена посредством юридических, а не физических вмешательств. 102 В конечном счете, именно это и произошло в случае OH.

IV. ЕСПЧ и транс-отцовство: оглядываясь в прошлое

Внимание направлено на ЕСПЧ. Этот выбор основан на двух причинах. Прежде всего, пришло время Суду искать «место для беременных» 103 в рамках своей судебной практики по семейным отношениям. Дело О. и Г. действительно достиг Страсбурга, и ожидается, что Суд вынесет свое решение в течение следующих месяцев.Во-вторых, Суд становится все более важным действующим лицом в производстве, воспроизведении и узаконивании идей о семейной жизни и воспитании детей. Как будет объяснено позже в этом разделе, суждения о желаемых качествах и отношении отцов к своим детям передавались — возможно, бессознательно. 104 В связи с этим О. и Г. явно представляет собой важный шанс и одновременно истинное испытание того, что Суд занимается (пере) определением того, что значит быть «отцом» сегодня.

Суд до сих пор лишь пару раз вступал в сферу прозрачности. 105 Интересно, однако, что в случае X, Y и Z v UK, на карту было поставлено именно юридическое определение отношений между транс-отцом и его ребенком, родившимся после перехода. 106 В частности, Суд попросили определить, был ли отказ в регистрации X, «транссексуала, переходящего от женщины к мужчине», 107 в качестве законного отца Z, ребенка, рожденного партнершей X женщины (Y) через донорское оплодотворение нарушило право на уважение частной и семейной жизни трех заявителей.Большинство пришло к выводу, что статья 8 не может в данном контексте толковаться как предполагающая обязательство государства-ответчика официально признать лицо, не являющееся биологическим отцом, отцом ребенка. 108 Убедившись в отсутствии общеевропейского подхода и деликатном характере этических и моральных вопросов, связанных с «транссексуальностью», Суд предоставил Великобритании широкую свободу усмотрения. 109 Впоследствии он провел мягкую оценку соразмерности и пришел к выводу, что национальные власти установили справедливый баланс между участвующими конкурирующими интересами: правами заявителей по статье 8 и предполагаемой заинтересованностью общества в поддержании целостной семейной системы. закон, ставящий во главу угла интересы ребенка ». 110

Как утверждалось в другом месте, 111 это решение демонстрирует явную привязанность к «традиционному отцовству». Обсуждая применимость статьи 8, Суд, не колеблясь, признал, что ситуация заявителей напоминала жизнь традиционной гетеросексуальной семьи во всех ее основных характеристиках и была неотличима от традиционного представления о семейной жизни по практическим соображениям. В частности, считалось уместным, что X и Y, по всей видимости, были парой мужского и женского пола, которые долгое время жили вместе и вместе предпринимали родительский проект, и что X выступал в роли отца Z с рождения. 112 Хотя забота была важнее биологии с целью установления семейной жизни между X и Z, конкретность эмоциональной связи, существовавшей между ними, оказалась недостаточной для достижения порога законного отцовства. Другими словами, несоблюдение X образа «обычного отца» в конечном итоге повлияло на конечный результат. Отсутствие биологической связи в сочетании с транс-идентичностью X оказалось решающим, чтобы исключить ранее установленное позитивное обязательство по обеспечению юридического признания существующих семейных связей, 113 , тем самым способствуя — вместе с предполагаемым отсутствием европейского консенсуса — мягкой оценке пропорциональности.

X, Y and Z v UK представляет собой самое раннее решение Суда о транс- и, в более общем плане, ЛГБТ-отцовстве. Несмотря на (более конкретную) проблему отцовства, она возникла на более широком фоне юридического признания пола в Великобритании в то время (1997 г.), когда Суд еще не желал признавать позитивные обязательства государства в этой области. Таким образом, это могло быть и было понято как результат судебного (и общественного) отношения, которое теперь считалось бы устаревшим. 114 Согласно Гонсалес-Зальцбергу, 115 X, Y и Z следует рассматривать как неявно отмененные прецедентным правом Суда, поскольку Goodwin v UK и I v UK, 116 признали право трансгендерных лиц на предоставили полное признание их смены пола.Гонсалес-Зальцберг 117 далее утверждает, что это дополнительно подтверждается более недавним постановлением по делу AP, Гарсон и Нико против Франции, 118 , в котором Суд пояснил, что признание пола обусловлено стерилизующей операцией или медицинским лечением, которое может вызывают нарушения бесплодия Статья 8. Исключая бесплодие как приемлемое требование для юридического признания гендерной идентичности, Суд оставляет открытой возможность для трансгендерных лиц стать — или, по крайней мере, пожелать стать — биологическими родителями и, хотя и косвенно, признает их «семейный характер». 119

Однако, если взглянуть на прецедентное право ЕСПЧ в отношении семей ЛГБТИ в более широком смысле, семейные права по-прежнему рассматриваются как «гендерные и (гетеро) сексуальные». 120 Возможно, наиболее ярким проявлением этой тенденции является попытка Суда сохранить брак как «особый» и исключительный для гетеросексуалов институт. Помимо подтверждения национальных запретов на однополые браки, 121 Суд разъяснил, что трансгендерные лица имеют право вступать в брак только с лицом противоположного пола по сравнению с тем, что было достигнуто в результате смены пола. 122 И наоборот, не существует права оставаться в браке с лицом того же пола, по крайней мере, когда правовая система предлагает возможность преобразовать брак в гражданское партнерство с «почти идентичной» правовой защитой. 123 «Доминирующая идеология семьи» и, более конкретно, гетеросексуальная пара в ее центре, таким образом, продолжает проникать в понимание Судом семейных уз, и ее последствия также отражаются в концепции отцовства. 124 Особенно показательной в этом смысле является прецедентное право по усыновлению второго родителя гомосексуальными парами, где Суд подтвердил, что исключение из правовых институтов, закрепленных за супружескими парами, не является дискриминацией. 125 При этом гетеронормативность правовых режимов, направленных на отказ в родительских правах ЛГБТ, не оспаривается, и в результате гетеросексуальная супружеская пара и их дети продолжают пользоваться привилегиями в соответствии со статьей 14. 126 Таким образом, толкование Конвенции, предложенное ЕСПЧ, должно предоставить ЛГБТ-семьям доступ к равным правам, только в той (ограниченной) степени, в которой они имитируют «идеальный», «традиционный». 127

Аналогичный способ разбирательства можно наблюдать в прецедентном праве Суда об отцовстве, согласно только статье 8 и в сочетании со статьей 14. Как было показано в другом месте, определение отцовства, одобренное Судом, включает как изменения, так и преемственность по отношению к «традиционной парадигме». 128 «Отец» был (пере) изображен как человек, демонстрирующий не только «традиционные» характеристики, но и участие в заботе или, по крайней мере, заботливые намерения. Другими словами, Суд начал рассматривать иски отцов через призму дополнительной заботы. Однако эту тенденцию следует интерпретировать осторожно не только потому, что она показывает некоторые несоответствия, 129 , но особенно из-за особой связи, которую она устанавливает между «традиционным отцовством» (Раздел 3) и заботой.Фактически, последнему, кажется, придается (только) условное значение: оно, как правило, принимается во внимание только в том случае, если оно выражено в «традиционном» контексте или иным образом направлено на создание «традиционного отцовства». 130 То есть, распространение прав на «нестандартных» отцов часто требовало в некоторой степени воспроизведения «традиционных». Таким образом, в этом смысле решение по делу X, Y и Z против Соединенного Королевства не является исключительным в общем подходе Суда к отцовству.

В.ЧТО ОЖИДАТЬ?

Определение в пользу заявителей по делу О. и Г. v Германия, также в зависимости от рассуждений, может иметь трансформирующий потенциал во многих отношениях. Во-первых, это означало бы отход от гетеронормативного понимания отцовства, если бы он признал, что не обязательно рождаться мужчиной, чтобы быть «отцом». Во-вторых, не оспаривая необходимость биологической связи как таковой, это также нарушило бы биологическую связь между спермой и отцом, что, кроме того, типично для цисгендерного понимания отцовства / реальности.В-третьих, обнаружение нарушения означало бы рассматривать отцовство как прямую связь, тем самым преодолевая необходимость того, чтобы мать выступала в качестве связующего звена между отцом и ребенком. Это продвинет вперед борьбу за права ЛГБТ в Суде в более общем плане, поставив пару под сомнение как идеальную модель близости, которую необходимо достичь и воспитывать детей. 131 В-четвертых, эти многочисленные отправные точки от «обычного отцовства» незаметно, но существенно способствуют оценке намерений заботы и фактической заботы как соответствующих или даже достаточных параметров законного отцовства.

Будет ли реализован этот преобразующий потенциал, зависит от множества факторов. Существование семейной жизни между OH и GH и, в более общем плане, применимость статьи 8 к фактам дела не требует пояснений и не оспаривается. Таким образом, настоящая игра будет вестись на втором этапе рассмотрения, когда Суд оценит соразмерность оспариваемого решения о регистрации OH в качестве «матери» GH. Результат этой оценки (и, в более широком смысле, дела), в свою очередь, вероятно, будет зависеть от множества существенных и доктринальных переменных.Аргументация национальных судов (Раздел 2) предполагает, например, что то, как Суд будет концептуализировать право ребенка знать и, в целом, будут ли наилучшие интересы ребенка конструироваться как противоречащие или совпадающие с правом отца на получение информации. признанный в соответствии с его юридическим полом, также может сыграть решающую роль в разбирательстве в Страсбурге. Более того, как и в любом решении Суда, степень оценки соразмерности будет дополнительно определяться доктринальными соображениями: например, будет ли дело рассматриваться с точки зрения позитивных обязательств или как потенциальное нарушение негативного обязательства 132 ; и, конечно же, широта усмотрения, предоставленная национальным властям.Практика Суда действительно показывает, что существует примерно обратная зависимость между доктриной свободы усмотрения и соразмерности: чем шире границы, тем мягче пересмотр, и наоборот.

В O.H. и G.H., несколько (противоположных) факторов имеют значение для определения ширины маржи, которой пользуется государство. Суд мог бы рассмотреть это дело, чтобы поднять деликатные моральные и этические вопросы 133 и, как предполагают национальные постановления, рассмотренные в Разделе 2, включить баланс между конкурирующими частными (включая право ребенка знать свое происхождение) и общественными интересами (т.е. схема регистрации).В соответствии со сложившейся судебной практикой оба фактора приводят к предоставлению государству широких полномочий. 134 В то же время, однако, гендерная идентичность 135 и законные отношения между родителями и детьми 136 являются одними из основных аспектов существования или идентичности человека, которые требуют строгой проверки в соответствии с предыдущим прецедентным правом.

Еще одним фактором влияния, который может быть особенно решающим для достижения баланса между другими, является европейский консенсус. 137 Как правило, всякий раз, когда устанавливается, что не существует европейского консенсуса ни относительно относительной важности поставленных на карту интересов, ни относительно наилучших средств их защиты, Суд предоставляет широкую свободу усмотрения национальным властям. властями и, по крайней мере, в принципе, предпримет снисходительную проверку. И наоборот, наличие консенсуса обычно способствует ограничению разницы и, следовательно, усилению строгости проверки. Однако на практике использование европейского консенсуса не всегда просто. 138 Суд принял изменяемые критерии для установления того, что приводит к консенсусу, 139 , и возникающая в результате изменчивость является хорошо известной чертой, в частности, прецедентного права по транс-правам. 140 Неслучайно последнее часто понимается как однозначно демонстрирующее свободу действий страсбургских судей и, 141 в более широком смысле, права ЛГБТ занимают видное место в юридических и социальных дебатах о социальных изменениях под руководством Суда. 142

Если бы Суд решил придать значение конкретным постановлениям, принятым государствами Совета Европы по рассматриваемому вопросу в рассматриваемом деле, вывод о существовании европейского консенсуса был бы довольно нереалистичным.Почти во всех странах Совета Европы транс-мужчина, родивший ребенка, регистрируется как мать ребенка. 143 Более того, существующие сравнительные исследования показывают, что в отношении детей, рожденных после переходного периода, правовые подходы к установлению отцовства в значительной степени не согласованы, 144 и существует общее нежелание определять законное отцовство в соответствии с правовой гендерной идентичностью. . 145

Несмотря на этот особенно значительный массив доказательств, можно представить себе способы использования консенсуса, которые способствуют поддержанию позиции, отстаиваемой заявителем.Как это имело место в предыдущих делах, 146 Суд может решить не ждать, пока большинство государств Совета Европы выработают единый подход к рассматриваемому вопросу. Он может распространить свой анализ на существующие внеевропейские внутренние источники, а также на наднациональные и международные правовые документы. 147 Тенденция, например, к недопущению несоответствия между жизненной и правовой реальностью транс-лиц, может привести к тому, что ее будет достаточно для предоставления небольшой разницы. Суд также может принять решение о подходе к консенсусной идентификации «на уровне принципов» 148 , настаивая, например, на предполагаемом соглашении о том, что трансгендерным лицам должно быть предоставлено полное юридическое признание во всех сферах жизни. 149 Таким образом, в рассматриваемом деле европейский консенсус, безусловно, может быть препятствием для эволюции юриспруденции, но также работать как инструмент для поддержки принятия новаторских решений, которые заново изобрели бы отцовство за пределами общепринятой парадигмы.

Выявив множество потенциально значимых факторов, этот отчет подчеркивает, что страсбургские судьи обладают некоторой осмотрительностью при моделировании своего доктринального пути. Если отвлечься от критики, которую оно часто вызывает, 150 это усмотрение следует рассматривать как предполагающее, что доктрины толкования и моральные взгляды не могут быть легко различимы и часто действуют совместно при формировании юриспруденции Суда. 151 Другими словами, гибкость, присущая применению европейского консенсуса, а также других доктрин, может быть отправной точкой для моральных позиций, занимаемых судьями, заседающими в каждом отдельном деле, и продвигать стандарты прав человека дальше, чем ожидалось или нет. Следовательно, конструкция отцовства, одобренная Судом в деле О. и Г. скорее всего, не будет просто «продуктом» применения доктрин. Скорее, моральная позиция Суда в отношении транс-отцовства может быть одним (дополнительным) фактором или даже главным фактором, влияющим на точный доктринальный путь, выбранный Судом, и окончательный результат.Если моральная политика Суда в отношении отцовства и, в более широком смысле, ЛГБТ-семей продолжит повторять «общепринятые» в качестве ориентира, шансы, что преобразующий потенциал О. и Г. будут реализованы весьма ограниченно. Действительно, трудно представить, как заявителям удалось убедить Суд штата Огайо в сходстве с «традиционным отцовством». На данный момент, однако, среди немногих вещей, которые можно реалистично предсказать, является то, что решение Суда отойдет от « общепринятого отцовства » и сделает заботу отцовской чертой — в некоторой степени — также будет « вопросом выбора ». ‘.

VI. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ МЫСЛИ: ИЗМЕНЕНИЕ ПРАВОВОГО РОДИТЕЛЬСТВА КАК ПУТЬ?

Случаи МакКоннелла и Огайо, а также трансмужественный опыт беременности и родов в целом представляют собой драгоценную возможность для социального и юридического переосмысления того, что значит быть отцом сегодня. Однако разрешение родить трансгендерных мужчин «отцами» своих детей требует оспаривания глубоко укоренившихся гендерных представлений о воспроизводстве и воспитании детей и, таким образом, преодоления серьезных проблем.Во-первых, это влечет за собой отход от «традиционного отцовства» и, в частности, отказ от давно предполагавшейся незаменимости биологии и гетеронормативности как определяющих черт фигуры отца. Кроме того, это включает признание заботы, атрибута, который традиционно считался женским и материнским, как соответствующий параметр для приписывания законного отцовства. В целом, это требует признания, что мужчины, и даже более спорно транс мужчины, способны заботиться, и что транс-мужчины не являются «матери», если они (уход).

Таким образом, юридическое отцовство по разграничению полов часто выдвигалось как более простое для восприятия или даже желательное решение для определения родительского статуса трансгендерных мужчин, рожающих своих детей, и, в более широком смысле, трансгендерных родителей. 152 Идея состоит в том, чтобы отказаться от гендерно-специфической и дихотомической терминологии, используемой в законах о регистрации, которая не оставляет места для родителей, кроме матерей и отцов, тем самым заменяя юридические категории «материнство» и «отцовство» гендерными категориями. нейтральный термин «отцовство».Это решение принесет множество преимуществ, многие из которых выходят за рамки прозрачности и могут иметь структурное влияние. Это, безусловно, способствовало бы снижению силы гетеронормативности. Кроме того, это позволило бы закону приспособиться к широкому (r) разнообразию «нетрадиционных» семей, и это могло бы даже стать неизбежным поворотом перед лицом растущего доступа к усыновлению и АРТ для однополых пар. 153

В контексте транспарентности предоставление стандартизованного статуса «родитель» решило бы вопрос о том, должен ли родительский статус отражать пол, назначенный при рождении, или пол, приобретенный законом, раз и навсегда.Он будет работать как эффективный семантический компромисс между различными индивидуальными предпочтениями — т.е. теми, кто стремится, и теми, кто не стремится к согласованию пола и отцовства. 154 Хотя МакКоннелл и Огайо считают себя отцами и хотели бы, чтобы их признали таковыми по закону, действительно есть другие транс-мужчины, которые, наоборот, идентифицируют себя как матери детей, которых они родили. 155 Более того, законы о де-гендерной регистрации также будут обслуживать тех родителей, которые переходят к небинарной гендерной форме, а не к мужскому или женскому полу. 156

Не умаляя этих практических и структурных преимуществ юридической де-гендерной деформации отцовства, важно задуматься над тем, пришло ли время для такого перехода. Еще в 1990-х Файнман предупреждал нас о некоторых нежелательных последствиях отмены гендерного равенства для матерей. 157 Замена материнства родительством не оправдала обещаний (реального) равенства, потому что это означало, что уникальная роль матерей в уходе за детьми в значительной степени игнорировалась, и никакой сопутствующей реконструкции института отцовства не происходило. 158 Несмотря на то, что размышления Файнмана касались контекста США и прошло уже почти 30 лет, остаются некоторые сомнения относительно того, является ли деформация законного отцовства путем отцовства в более широкой сфере семейного права. Социальные и правовые конструкции «отцовства» и «материнства» действительно продолжают поддерживаться и подкрепляться многими стереотипными предположениями, которые не позволяют мужчинам и отцам участвовать в системе ухода за детьми, что имеет серьезные последствия для жизни женщин и детей. Хотя все большее число мужчин хотят проводить больше времени дома и участвовать в уходе за детьми, социальные и правовые барьеры сохраняются. 159 Таким образом, можно утверждать, что отцовство — как правовой институт — (все еще) требует особых мер, которые противостоят и компенсируют ожидаемую роль отцов как кормильцев и / или опекунов.

Кроме того, переход непосредственно к юридической де-гендерной деформации отцовства может повлечь за собой пропуск шага, который обладает радикальным преобразующим потенциалом для «отмены гендерного порядка». 160 Если конечной и всеобъемлющей целью является юридическое признание разнообразных, заботливых семейных отношений, юридическое отцовство по закону может быть сокращением, которое приведет к затягиванию процесса.Скорее, устранение гендерных различий в ролях по уходу путем настаивания на восстановлении отцовства на основе ухода может быть первым необходимым шагом на более длительном пути к достижению правовой поддержки и реального равенства для всех родителей и детей.

Благодарность

Я хотел бы поблагодарить Даниэлу Алааттиноглу, Питера Данна, Стефано Оселла и Терезу Анну Ричард за их проницательные комментарии к предыдущему проекту. Их вклад сделал мои заключительные размышления более богатыми и детализированными.Применяются обычные заявления об отказе от ответственности.

© Автор (ы) 2020. Опубликовано Oxford University Press.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Могут ли мужчины действительно забеременеть? Почему эксперты говорят, что этого не произойдет в ближайшее время

Врач-репродуктолог говорит, что теоретически мужчины могут попытаться забеременеть «завтра» благодаря достижениям в хирургии трансплантата матки.Но другие эксперты говорят, что такая процедура не произойдет в ближайшее время, потому что необходимо провести еще много исследований, чтобы узнать, можно ли ее сделать безопасно.

Доктор Ричард Полсон, уходящий президент Американского общества репродуктивной медицины (ASRM), сказал, что, по его мнению, можно будет провести трансплантацию матки трансгендерным женщинам, рожденным мужчинами и перешедшим в женщину, сообщает The Telegraph. Выступая на ежегодном собрании ASRM, он сказал, что не видит биологической причины, по которой процедура не работает в мужском организме.

«Вы могли бы сделать это завтра», — сказал Полсон. «Могут возникнуть дополнительные проблемы, но я не вижу очевидной проблемы, которая могла бы предотвратить это. Я лично подозреваю, что будут транс-женщины, которые захотят иметь матку и, вероятно, получат трансплантат». [9 самых интересных трансплантатов]

Но другие эксперты отмечают, что эта процедура даже не популярна для женщин, не говоря уже о мужчинах.

Трансплантация матки «все еще является экспериментальной», — сказал Артур Каплан, профессор биоэтики и глава отдела медицинской этики Медицинской школы Нью-Йоркского университета.Это означает, что процедура все еще изучается на предмет ее безопасности и эффективности для женщин и проводится только в рамках экспериментальных испытаний.

Из-за дополнительных исследований, необходимых для понимания рисков процедуры и ее влияния на плод, выполнение трансплантации матки мужчине прямо сейчас не будет считаться ответственным, сказал он. «Не могли бы вы завтра поставить [матку] мужчине хирургическим путем? Да, но это было бы совершенно безответственно», — сказал Каплан Live Science.

Др.Сайма Афтаб, медицинский директор Центра ухода за плодами детской больницы Никлауса, согласна с тем, что область лечения бесплодия еще не достигла той точки, когда эта процедура могла бы выполняться у мужчин.

«Даже для женщин все еще есть повод для осторожности», поскольку исследователи собирают больше информации о процедурах безопасности, — сказал Афтаб. «[Мы] все еще далеки от понимания того, чтобы делать это безопасно у мужчин», — сказала она.

Трансплантация матки — относительно новая процедура, на сегодняшний день во всем мире выполнено всего около дюжины трансплантатов.В Швеции врачи провели девять операций по пересадке матки, и пять из этих женщин успешно забеременели и родили детей. Но недавняя пересадка матки в Соединенных Штатах не удалась после того, как орган был инфицирован и его пришлось удалить.

Трансплантация матки сопряжена с рядом рисков, сказал Афтаб. Сама операция — сложная процедура, которая требует, чтобы орган был должным образом соединен с венами и артериями тела, чтобы обеспечить адекватное кровоснабжение.По ее словам, если возникнут проблемы с кровоснабжением, орган начнет умирать. Кроме того, людям, перенесшим трансплантацию органов, необходимо принимать лекарства, подавляющие их иммунную систему, чтобы организм не отторгал орган. Но эти лекарства также могут увеличить риск развития инфекций.

У мужчин может быть несколько дополнительных рисков. Операция будет более сложной, потому что «анатомия тела естественным образом не предназначена для обеспечения пространства и кровоснабжения матки», — сказал Афтаб.

Кроме того, мужчины не производят гормоны, необходимые для поддержания беременности, поэтому им потребуется много гормональной терапии, чтобы беременность могла произойти, что может представлять дополнительные риски.

Исследования на животных, вероятно, потребуются для изучения доз гормонов, необходимых для поддержки беременности у мужчин, и для проверки адекватности кровотока в матке после трансплантации, сказал Каплан.

Наконец, если бы трансплантация матки была сделана человеку с мужской анатомией, этому человеку пришлось бы рожать через кесарево сечение, потому что мужской таз слишком узок для ребенка, чтобы пройти через него, сказал Афтаб.Кесарево сечение — также серьезная операция, сопряженная с риском. (Женщины, которым пересаживают матку, также должны рожать через кесарево сечение, потому что роды могут быть слишком стрессовыми для пересаженного органа и потому что реципиенты не чувствуют схваток, как женщины, перенесшие традиционную беременность, по данным Scientific American.)

Прямо сейчас риски процедуры для человека с мужской анатомией настолько велики, что «было бы очень трудно представить себе, что это будет осуществимо в ближайшем будущем», — сказал Афтаб.Но вполне возможно, что с дополнительными исследованиями врачи достигнут точки, когда риски будут намного ниже, сказала она.

Оригинальная статья о Live Science.

Может ли мужчина действительно забеременеть? Конечно, но это может убить его

Опра Уинфри представила зрителям своего шоу 3 апреля на прошлой неделе так называемого «первого беременного мужчину». Появился Томас Бити на шестом месяце беременности со своей женой Нэнси и акушером, доктором Кимберли Джеймс (по спутниковой связи). Вы можете увидеть полное шоу здесь.Но многие зрители подумали, что все это было преувеличено, потому что Томас родился с совершенно нормальной маткой.

В конце моей первой колонки по этому вопросу я сказал, что опубликую еще одну статью, в которой обсуждаются фактические научные данные о мужской беременности.

Неужели сегодня это возможно? Если я абстрагируюсь от своей книги 1997 года «Переделка Эдема», то ответ: «почти наверняка да, но …».

С рождением Луизы Джой Браун в 1978 году Степто и Эдвардс продемонстрировали возможность оплодотворения человеческих яйцеклеток в чашке Петри и помещения эмбрионов обратно в женщин, где они могут вынашивать до срока.На сегодняшний день несколько миллионов детей были зачаты в результате экстракорпорального оплодотворения и родились от женщин.

С самого начала ученые вслух размышляли о возможности сохранения беременности в брюшной полости мужчины. Таблоиды регулярно публикуют истории успеха, а в популярном фильме 1995 года «Джуниор» Арнольд Шварценеггер сыграл ученого, который использует гормоны и экстракорпоральное оплодотворение, чтобы забеременеть и в конечном итоге «родить». Фильмы и романы, в которых реальная наука сочетается с научной фантастикой, часто приводят к путанице в общественном сознании относительно того, что с медицинской точки зрения возможно, а что нет.Обычно можно рассчитывать, что во всем разберутся ученые и врачи.

Однако с мужской беременностью происходит кое-что забавное: одни говорят, что это возможно, а другие — нет. Чтобы понять, как разные профессионалы могут прийти к таким противоположным выводам, мы должны углубиться в мыслительные процессы «ученого» и «клинициста» соответственно.

Первый вопрос заключается в том, может ли человеческий плод развиться до срока в среде, отличной от матки. Удивительно, но мы уже знаем ответ, и это да.Время от времени — во время одной беременности из 10 000 — оплодотворенная яйцеклетка не попадает в матку, а вместо этого оказывается в широком открытом пространстве брюшной полости, также известном как брюшная полость. Это происходит потому, что яичник на самом деле не прикреплен к маточной трубе (или яйцеводу), как это принято считать. Вместо этого после овуляции яйцеклетка должна проникнуть в ближайшее отверстие на конце трубки, чтобы начать свой путь к матке. Иногда, когда зачатие у некоторых женщин происходит очень близко к отверстию, недавно оплодотворенная яйцеклетка может выпасть обратно из трубки в брюшную полость.

Теперь вы можете подумать, что если яйцо упало в брюшную полость, его шансы на выживание равны нулю. Удивительно, но в подходящее время развития эмбрион может имплантироваться практически в любую живую ткань, на которую он случайно приземлится. А брюшная полость заполнена всевозможными тканями — от кишечника до почек, до печени и селезенки. При успешной имплантации и достаточном формировании плаценты из эмбриона может нормально развиться плод, который может вынашиваться в течение полных девяти месяцев беременности.В конце концов, конечно, ему некуда деваться, если его не доставит модифицированная кесарево сечение. Медицинская литература полна спорадических сообщений о здоровых живорожденных младенцах, вынашиваемых беременными матерями таким необычным способом. Вот удивительная фотография беременной женщины в позднем состоянии, лежащей на животе с плодами вверх.

Итак, давайте вернемся к третьему ингредиенту, необходимому для беременности: живой матке, в которой эмбрион может имплантировать и прикреплять плаценту.

Если брюшная полость женщины может выступать в роли матки, то брюшная полость мужчины может действовать с таким же успехом.«Ясно, — заключил бы ученый, — теперь я доказал, что мужская беременность у человека возможна, и это возможно уже сегодня!»

«Подождите минутку, — умолял врач, — давайте еще раз рассмотрим все зарегистрированные случаи абдоминальной беременности, на этот раз уделив больше внимания клиническим деталям. И давайте начнем с некоторых общих заявлений отчитывающихся врачей »:

«Абдоминальная беременность — редкое, но опасное для жизни заболевание».
«Заболеваемость и смертность как для плода, так и для матери высоки… После установления диагноза обычно рекомендуется немедленное хирургическое вмешательство ».
«Уход за пациентом, страдающим этим заболеванием, может представлять огромные трудности».

Абдоминальная беременность считается «опасным для жизни состоянием» из-за плацентарной связи, которую эмбрион должен устанавливать между собой и телом, в котором он находится.

При нормальной беременности это связано со специальной внутренней выстилкой матки, известной как эндометрий. Клетки эндометрия привлекаются вместе с эмбриональными клетками для формирования плаценты, но во время родов вся плацента легко отделяется от неповрежденной стенки матки, чтобы следовать за ребенком по родовым путям.Способность создавать отделяемую слизистую оболочку эндометрия, которая может быть встроена в растущую плаценту, является уникальным свойством матки.

К сожалению, когда эмбрион имплантируется в ткань брюшной полости, отслойка не так проста. Проблема в том, что развитие плаценты может вызвать полное перемешивание между тканями эмбриона и хозяина, так что между ними нет четкой границы. Чем обширнее перемешивание, тем более проблематичным становится удаление плацентарной ткани.Врач должен разрезать всю плацентарную ткань и перемешанную плацентарно-«материнскую» ткань. Необходимо перерезать крупные кровеносные сосуды, и, как следствие, может возникнуть трудно контролируемое внутреннее кровотечение.

Проблемы не ограничиваются только стадией прерывания беременности. Задолго до последнего события плацента может нанести серьезный ущерб органу, в который она проникла, с возможностью спонтанного кровотечения, которое может быстро привести к смерти.

Так возможна ли мужская беременность? Наверное, да. Безопасна ли мужская беременность? Нет, в настоящее время нет.