Педофилы истории: Спустя многие годы жертвы педофилов рассказывают свои истории: Общество: Россия: Lenta.ru

Спустя многие годы жертвы педофилов рассказывают свои истории: Общество: Россия: Lenta.ru

В июле 2018 года поисковые отряды «Лизы Алерт» нашли в Серпухове и под Белгородом тела двух девочек пяти и девяти лет со следами истязаний. После этого активисты запустили флешмоб #давайнескажеммаме. Сотни россиян признаются, что в детстве стали жертвами сексуального насилия. О том, как это произошло, они пишут в социальных сетях и на страницах «Лизы Алерт». Инициаторы акции уверены: эти признания если и не остановят извращенцев, то уж точно обратят внимание на проблему. И, возможно, заставят людей быть внимательнее как к своим детям, так и к происходящему вокруг.

«Лента.ру» собрала более десятка историй тех, кто в детстве столкнулся с домогательствами. Большая часть рассказов касалась сексуального насилия, в которых фигурировали не только незнакомцы, но и близкие родственники. Некоторые пострадавшие признавались, что благодаря флешмобу впервые смогли высказать пережитое и что их родители до сих пор не знают о случившемся: о том, как родной дядя посадил к себе на колени и запустил руку между ног, как незнакомец поймал на улице и заставлял трогать его, как прохожий показывал свои гениталии…

В прошлом году возросло количество зарегистрированных случаев сексуального насилия над несовершеннолетними. Если в 2016 году было возбуждено 5038 дел, то в 2017-м — уже 7011.

Статистика Следственного комитета

Ольга*, Челябинск

В девять лет я ездила в Анапу в детский санаторий «Маяк». Один из воспитателей (мужчина) рассказывал пошлые анекдоты, приносил порножурналы. Потом подозвал к себе, сказал, что слышал, как в медпункте говорили, что якобы хотят положить меня в изолятор до конца смены, но он может договориться и сам полечит, сделает специальный массаж и даст специальный аппарат. Но это надо держать в тайне. В итоге сделал мне обычный массаж и сказал, что положит на глаза ватные диски со специальным лечебным маслом и даст пососать резиновую трубочку. В общем, понятно, что за трубочка.

Слава богу, я ничего не видела, и до меня дошло, что произошло, спустя несколько лет. Такое предложение он делал еще нескольким девочкам, две из них молчали, как и я. Четвертая была чуть старше — ей хватило ума отказаться от его предложения и пожаловаться.

Самое печальное, что были разборки с воспитателями и директором лагеря. Нас запугали, что расскажут все родителям, что это позор и нас накажут. Этого для меня было достаточно, чтобы молчать в тряпочку. Хотя сейчас прекрасно понимаю, что это они свои жопы прикрывали.

Елена, Новочеркасск

В моем далеком советском детстве был случай: я сидела на лавочке, подошел незнакомый дядька, жалостливо начал рассказывать, что у него дома больная дочка, ей не с кем играть, а она так скучает, не могла бы я пойти немного ее развлечь. Ну, нас как учили: «Октябрята — добрые ребята». Конечно же, я с готовностью пошла помочь больной девочке.

Дяденька вел меня за руку, оказалось, что он живет совсем близко, в соседнем дворе. Вошли мы в квартиру, и вдруг он как-то насторожился. Оказалось, неспроста: из кухни вышла его жена. Увидев нас, страшно, с истерикой, закричала: «Опять??? Опять???? Гадина, сволочь, тварь!» — и буквально вцепилась ногтями ему в рожу, а мне сказала: «Девочка, иди, пожалуйста, домой». Мужик что-то лепетал, пытался оправдываться, а жена рыдала и орала на него. Я тогда ничего не поняла и пошла домой.

Дома рассказала маме, она отчего-то жутко испугалась и первый раз в жизни начала меня учить — мол, нельзя никуда ходить с незнакомыми. Мне было уже лет восемь, а мне никогда об этом не говорили, хотя с мамой у нас были очень теплые, близкие отношения.

Сейчас, вспоминая это, я диву даюсь. Вот они, благословенные советские годы! Детей учат помогать слабым, отдавать жизнь за родину, слушаться старших, но совершенно не учат тому, что от старших может исходить угроза!

Жена этого мужика явно знала о его педофильских наклонностях, ибо такие случаи уже бывали. Но ладно жена! Допустим, что она выгораживает своего козла-мужа… Но моя мама! После такого случая, понимая, что в соседнем доме живет опасный извращенец, она пустила все на самотек. Сейчас такое и представить нельзя!

Андрей, Москва

Меня в то время еще не было. Мою старшую сестру увел мужчина, когда ей было четыре года. Бабушка забрала ее из детского сада и оставила на детской площадке на десять минут, чтобы выключить плиту в доме — она готовила ужин. Мужчина подошел к моей сестре и сказал, что надо идти встретить маму с работы, а то у той тяжелые сумки. Сестра легко с ним пошла. Когда бабушка вышла из дома, их во дворе уже не было. Она стала искать сама, потом пришла с работы мама, и только тогда они обратились в милицию (был примерно 1980 год).

Сестру мою нашли уже ночью, к наряду милиции обратился какой-то дедушка, который сказал, что около железнодорожных путей видел мужчину в кровавой рубашке. Сестру нашли, после этого она лежала в больнице несколько месяцев. К ней даже маму не пускали. Мужика того тоже нашли и задержали. Сейчас сестре уже за 40, она почти ничего не помнит из того, что с ней произошло: помнит, как уводил, купил шоколадку и все. Сейчас у нее двое детей и шрамы от ножевых ударов по всему телу ниже пояса.

Родители с этим мужчиной были знакомы, он жил в одном из соседних домов.

Юлия, Московская область

Мне было шесть, когда мои родители развелись. После развода мы уехали, а бабушка осталась одна. Я долгое время не приезжала к ней, но когда мне исполнилось 18, решила навестить. Я рассматривала квартиру, потом пошла к бабушке в комнату (мы раньше спали там), прилегла на кровать, рассматривала обои, потолок.

«Ничего не изменилось с тех пор, как я уехала», — подумала я, и через секунду меня накрыли воспоминания. С ужасом я обратилась к бабушке с вопросами. К сожалению, она все подтвердила.

Мне пять лет, мой папа не верил моей маме и говорил, что она «залетела не от него». Тем утром все было как обычно: каша, игрушки, папа дома. Во время обеденного сна бабушка переодела меня и положила в кровать. На другой кровати лежал папа. Через какое то время бабушка зашла проверить, сплю ли я, и ужаснулась от увиденного. «Я как сейчас помню: ты лежишь без трусиков, а он на тебе голышом. Если бы я тогда зашла попозже, я бы убила его. Он не успел начать, что хотел», — сказала она.

После этих слов мир перевернулся. Я не знала о причине развода. Иногда спрашивала, почему папа не с нами. Мама всегда отвечала, что он нас бросил. Бабушка сказала, что в этот день мама ей не поверила, а меня спрашивать не стала. Через неделю история повторилась, только в этот раз в комнату зашла мама. Я вспомнила, как она кричала, как побежала на кухню и схватила нож, но бабушка ее остановила. Мама вышвырнула отца за порог, и я помню, как она плакала.

В 70 процентах случаев ребенок подвергается сексуальному насилию со стороны родственника или знакомого. При этом подростки становятся жертвами домогательств намного реже, чем маленькие дети, которые зачастую даже не понимают, что происходит, и относятся к этому как к игре.

Мария, Екатеринбург

Меня в детстве пытались поймать не один раз. И в подъезде, и рядом с воинской частью. Один раз даже рядом с дворцом пионеров меня схватил и буквально утащил на стройку, зажав рот, какой-то мужик, как мне тогда казалось (мне было десять лет). Сейчас я понимаю, что это был парень лет 16-18. Что ему было нужно, я так и не узнала. Он попросил деньги, я сказала, что у меня нет. Тогда он долго смотрел на меня и отпустил, сказав, что если проболтаюсь, он меня убьет.

Дома я никому не рассказала об этом. Не знаю почему. Наверное, не ожидала получить сочувствие или поддержку. И только во сне иногда видела, что я на ватных ногах от него убегаю. А еще я недавно эту ситуацию вспоминала и вдруг поняла, что благодарна этому человеку за то, что он меня отпустил.

Ирина, Ленинградская область

Хорошо знакомый сосед, приличный, казалось бы, человек, пытался увести моего ребенка к себе домой, когда я буквально на секунду отвлекалась. Только с третьей его попытки я осознала, что происходит.

Мне, взрослой тетке, на вопрос «что вы делаете?» он говорил, что просто хотел дать ей конфетку. Я так растерялась. Совсем не знала, что ему сказать. Жалею, что не дала в лоб. Но как дашь в лоб пожилому уважаемому соседу, который всего лишь хотел «дать конфетку»?

Девять из десяти несовершеннолетних не рассказывают о случившемся: дошколята не могут объяснить все словами, а дети постарше боятся и стыдятся.

Данные центра «Сестры»

Виктория, Мурманск

У моей тети был муж, который, когда мы были у них в гостях, иногда проводил своей рукой между моих ног. Я, конечно, в колготках была. Помню, это повторялось на протяжении всего детства, лет до десяти точно. Как будто случайно. Я молчала, так как мне бы не поверили и еще выпороли, что я глупости говорю. Потому что мне и так часто влетало.

Со мной была сестра, на год младше меня, тоже его племянница. Когда мы выросли, я спросила, трогал ли он ее. Она посмотрела на меня как на сексуально озабоченную, скривилась и сказала, что нет. Тетка лет двадцать как развелась, но я ей так и не сказала.

Самый главный вывод, который я сделала: если ребенка не любят, если ему не верят, он никогда ни о чем не расскажет, боясь, что его самого обвинят. Почему он сестру не трогал? Потому что понимал, что Я слабое звено, что МНЕ не поверят. Сейчас думаю, что не у себя дома он мог делать вещи и похуже.

Светлана, Москва

Когда мне было лет шесть-семь, мы часто ходили в булочную-кондитерскую возле дома. После занятий, в одно и то же время. Пока мама стояла в очереди, я всегда висела на перилах за стеклянной дверью, ждала ее, и она видела меня через стекло. Однажды подошел мужчина и познакомился со мной. Расспрашивал, что делаю, где мама, какие сладости люблю, хожу ли в школу. Он не казался страшным или неприятным — обычный взрослый, с ним было интереснее, чем скучать одной на перилах. Встречала его там часто.

Спустя какое-то время (мама говорит, что через месяц, я этого не помню) мы были на детской площадке. Мама болтала с подружкой, я бегала по горкам и качелям. И вдруг подружка говорит ей: «Это не твоя Маруся уходит с каким то мужчиной?» И мама видит, как я за руку с посторонним уже скрываюсь за углом дома! Она кинулась за нами, кричала и успела, а он убежал. Этот человек оказался тем мужчиной возле булочной, поэтому я его не испугалась и спокойно с ним пошла. Он подошел на правах знакомого, сказал, что мама разрешила ему купить мне мороженое, и спокойно увел.

Большинство жертв насилия скрывает факт произошедшего от семьи, либо сами родственники замалчивают инцидент и не обращаются в правоохранительные органы. Лишь около 10-12 процентов пострадавших идут в полицию.

Виктор, Воронеж

Недавно иду вдоль многоэтажки, о чем-то своем ржу про себя, улыбка, как обычно, до ушей. Прохожу мимо подъезда, на лавочке сидят три девочки лет по 10-12. Посмотрев на них, ловлю себя на мысли, что большой дядя смотрит на девочек и улыбается. Я отвернулся и пошел дальше. Метров через десять слышу легкий топот сзади. Меня догнала одна из девочек, говорит: «Здравствуйте!» и протягивает абрикос. Ну я в ответ: «Привет, спасибо!». Взял, пошел дальше, жую абрикос и думаю: «Надо же какая замечательная, добрая девочка! Жаль, не могу ее за это отблагодарить. Ведь если я сейчас куплю на углу девчонкам мороженое и вернусь, меня либо убьют, либо полицию вызовут».

Марина, Москва

Мне семь лет, только пошла в школу. Маме надо было выходить на работу на час раньше, чем мне надо было быть на первом уроке, поэтому в школу я приходила одной из первых. Мама работала поблизости — мне оставалось только обойти здание школы и войти в парадный вход. Утро, все как обычно, меня довели за школу, дальше сама иду обходить. С одной стороны боковая стена школы, с другой гаражи. Навстречу мужчина лет 30… распахивает плащ, берет меня за голову и говорит: «Возьми в ротик, это не больно». Я начинаю выворачиваться, он сильнее, прилагает усилия и уговаривает «помочь ему».

Кадр: фильм «Милые кости»

Я даже не понимала тогда, хорошо это или плохо, в семь лет я даже органа-то не видела никогда. Помню, что долго выворачивалась и выкручивалась, вырвалась каким-то чудом и побежала. Мама об этом так никогда и не узнала. Но впредь я наотрез отказывалась идти в школу так рано и этой дорогой.

В мире с домогательствами в детстве сталкивались 20 процентов женщин и пять-десять процентов мужчин.

Статистика ВОЗ

Алина, Ульяновск

Зимой возвращались с одноклассником из школы, нам было лет по десять. Он где-то нашел огромную сосульку и тащил зачем-то ее домой. Вдруг к нам подходят мужчина и женщина, и мужчина начинает расспрашивать, откуда эта сосулька, где ее взяли, потом стал говорить, что мы ее просто украли, а он из милиции. Сказал, чтобы мы стояли на месте, а он пойдет за машиной и отвезет нас в отдел милиции для разбирательств. Мои родители постоянно проводили со мной беседы о безопасности, но в тот момент был шок, я стояла и ждала, когда нас повезут. Вдруг одноклассник хватает меня за руку и говорит: «Бежим!». Я ему очень благодарна! Он очень быстро бегал, спортсмен нашего класса, всю дорогу до дома он не отпускал мою руку и тянул меня, чтобы я не отставала. Потом, уже около дома, сказал, что он знает всех в милиции (его папа был сотрудником, а мой на тот момент уже не работал там) и такого мужчины нет в милиции. Вот сейчас я понимаю, что могло бы произойти, если бы он не сориентировался вовремя! И это был не город, это сельская местность.

Диана, Москва

Моя мама по вечерам подрабатывала в автошколе уборщицей, а меня часто брала с собой на работу. Мне было пять-шесть лет, я играла на территории автошколы или просто лазила по кабинетам, где было очень много всего интересного. Автошкола была очень хорошей, там работали в основном мужчины, и все ко мне очень хорошо относились, я всем там доверяла.

Я мало что помню о том, как случилась эта ситуация. В моей памяти остался только охранник, который просил меня показать ему свою писю и сам мне показывал свою и просил потрогать ее, я даже один раз ткнула в нее пальцем. Свою показать у меня не получилось, так как на мне был полукомбинезон, но я не очень-то и хотела. Потом пришла моя мама, и я ее очень просила разрешить мне остаться ночевать у дяди. А он стоял рядом и молчал. Я еще думала, почему же он не вступится за меня и не попросит мою маму оставить меня у себя в гостях (у охранников там была своя комната рядом со входом, они работали вахтовым методом). Мама, конечно, не разрешила и увела домой.

То, что это была жуткая ситуация, я осознала наверное лет в 13 или 14, а может, и позже. Не знаю, почему я все это позволила охраннику, почему не испугалась и не убежала. Маме я вообще про это так до сих пор и не рассказала, вообще никому не рассказывала про это. Охранника этого я больше там не видела. Хотя моя мама долго там подрабатывала, до моих 14 лет.

Кадр: фильм «Охота»

Маргарита, Москва

В моем детстве мы жили в чудесном многоквартирном доме, где все друг друга знали. Видимо, потому, что квартиры в этом доме выдавали от одного предприятия. Мне было пять лет! Мы часто бегали с подружками друг к другу в гости, родители были не против. В соседнем подъезде на первом этаже тоже бывали. И жил там старый дед нашей подруги. И однажды этот урод посадил меня к себе на колени и запустил руку мне в трусы! Страх, стыд и полное онемение! Прям парализация! Я так и не рассказала об этом маме, до сих пор не могу. Пишу об этом впервые! И трясет. А прошло уже больше 30 лет!

Екатерина, Москва

Мы возвращались толпой со спортивной секции. Только мы попрощались, как меня хватает взрослый мужик. Мне было восемь лет, и это была зима. Я закричала, на крик среагировали друзья, спросили, что случилось. Он подставил нож к горлу и сказал, что убьет, если я не скажу, что все нормально. Я сказала, и ребята ушли. А тот урод начал меня раздевать, лапать, заставлял трогать его. Сказал, что если мне понравилось, то мы можем встречаться чаще. Я сказала «Да», боялась, что иначе он меня убьет. Пришла домой зареванная и нараспашку. Рассказала родителям, отец взял нож и пошел его искать.

Славу богу, не нашел, иначе бы просто сел. В полицию мы не сообщали и не рассказывали вообще никому. Я потом очень долго шарахалась от взрослых мужчин, даже если просто кто-то просто шел рядом, у меня был дикий страх и ужас. Но больше всего мне было стыдно перед родителями и остальными. Я боялась, что об этом кто-либо узнает.

Если предположить, что минимум десять процентов детей когда-либо сталкивались с сексуальным насилием, то к моменту окончания школы в вашем классе было бы три жертвы педофилов.

Татьяна, Ижевск

1. Мне было лет десять. Гуляли с шести-семилетним братишкой подруги. Нашли за домом немного заржавелые санки. Тут подходит приятный, довольно молодой мужчина, с таким мягким лицом и мягким голосом и начинает убедительно звать «на очень хорошие горки». Мы с Мишкой (так звали моего младшего приятеля) пошли с этим дядей. Он привел нас к детскому саду, был выходной день, и открыл калитку ключом (видно, он там работал). Дальше он повел нас на участок, где была ледяная горка. Дядька сказал, пусть Мишка катается, а меня повел на веранду, чтобы выяснить что-то важное. Поставил меня перед собой и начал снимать мне штаны со словами: «Давай посчитаем, много ли у тебя штанов, не замерзнешь ли на еще лучших горках». Я стала вырываться, тогда он сказал, хорошо, давай попробуем сзади. Мне удалось выпрыгнуть от него в окно, я побежала к Мишке, и мы рванули оттуда.

До сих пор помню, хотя прошло 35 лет, свой ужас, какое-то белесое, серое лицо педофила, его суетливость, волнение, одержимость одной целью и рассерженную, злую походку, когда не удалось.

2. Это было гораздо страшнее первого случая. Мне было лет 11-12. Я была в гостях у той самой подружки, у которой младший брат Мишка. В тот момент в квартире еще находился ее брат Вовка, старше нас на три года. Вдруг он ни с того ни с сего запер свою сестру в туалете и набросился на меня, для начала поцеловав взасос. Я очень испугалась, начала орать что есть мочи. Их кошка, не выносившая крика, меня укусила. Потом он повалил меня на кровать и начал сдирать колготки и трусы, ласково приговаривая, что он «только один разик», что «всех подружек сестры он уже испробовал, сестру испробовал, осталась одна я».

После долгого сопротивления, сил орать у меня не осталось, я только шептала в полной прострации «нет, нет, нет» и упорно натягивала на себя трусы после каждого стягивания. И тут случилось чудо: непонятно как, действительно чудесно, моя подружка освободилась из туалета и пришла мне на выручку. Тут уж во мне вскипела такая злость к Вовке, что он быстро убежал от меня и из-за закрытой двери, смеясь, грозился, что сейчас приведет известного хулигана и они вдвоем нас с подружкой отделают. Мне оставалось только орать на него и плевать в его ненавистную харю через стекло двери. Родителям ничего не рассказала ни о первом, ни о втором разе.

Карина, Москва

Я жила с прабабушкой в хрущевке рядом со школой. Эксгибиционистов встречала раза три-четыре: один был на велосипеде во дворе, другой в кустах, третий в электричке.

Когда я была совсем маленькая, лет семь или меньше, были сексуальные злоупотребления со стороны мужчин. Плавать учил, а сам между ног натирал. Материны ухажеры приставали. После 13 лет были приставания-игры со стороны дяди, который был на пару лет старше меня. С тех пор боюсь воды, проблемы в отношениях с мужчинами, в сексуальной сфере отклонения.

Никому сказать не могла, так как реакция взрослых была неадекватная. Типа, воспитывали, чтоб была сильная девочка, а не мямля, позорили — сама виновата. Мужчин (в прекрасном понимании этого слова) в окружении, к сожалению, не было. Я не припомню, кто бы защитил, доверительно поговорил, объяснил.

Подруга из благополучной семьи с доверительными отношениями была изнасилована в 13 лет другом. Ей 35 лет, до сих пор проблемы с психикой разгребает.

*Редакция «Ленты.ру» приняла решение изменить имена героев. Мы уверены, что имя и место жительства не имеют принципиального значения. Увы, подобная беда может случиться с любым ребенком, в любом населенном пункте.

***

Обратная связь с отделом «Общество»:

Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость, вопросы или идея для материала, напишите на этот адрес: [email protected]

RT поговорил с жертвами оставшихся безнаказанными педофилов — РТ на русском

В большинстве дел о сексуальном насилии против детей преступником оказывается кто-то из родственников или знакомых. Известно немало случаев, когда растление продолжалось годами, — жертвы боялись об этом рассказывать или не доверяли семье. Корреспондент RT нашёл двух молодых женщин, которые рассказали о насилии со стороны родных и близких. Предполагаемые педофилы в обоих случаях так и не понесли наказания.

История Дорины

Жительница Москвы Дорина Е. решилась рассказать своим близким о перенесённом в детстве насилии лишь год назад. Но, по словам девушки, сначала родители не поверили ей, а потом постарались забыть о произошедшем.

Дорине сейчас 21. Большие тёмные глаза и рыжие волосы. Мешковатый чёрный свитер. Она няня в детском кафе, ей нравится работать с малышами. Говорит, что хочет запомниться им чем-то хорошим.

  • © Фото из личного архива

— Когда вы позвонили мне договориться об интервью, я даже немного испугалась. Почему-то подумала: вы от него.

— От него — от педофила?

— Да. Меня же насиловал мамин брат. Он в курсе, что я рассказала о его преступлении.

— Долго у вас это продолжалось?

— Примерно с пяти до четырнадцати лет. Я не помню точно, когда он начал меня домогаться — я тогда ещё даже в школу не ходила. Мы жили в Молдавии, у бабушки и дедушки в деревне. Родителей рядом не было — они уехали в Москву делать в квартирах ремонт. Одно из моих первых чётких воспоминаний про раннее детство: я лежу в кровати в комнате дяди, на мне он, вдруг за окном скрипит калитка. Бабушка пришла домой. Дядя быстро начинает одеваться, чтобы никто ничего не заподозрил. Тогда мне было пять, ему — 16 лет.

— Ты никому не пыталась рассказать?

— Нет. У нас не сложились доверительные отношения в семье. Бабушка и дедушка родом из деревни, делиться чувствами или личными проблемами не привыкли. В доме постоянно была какая-то агрессия. Я помню, как меня полчаса гоняли за шапкой: иди за шапкой, потом не иди, потом снова иди… Один раз дедушка решил меня разыграть — он подошёл ко мне и попросил крепко закрыть глаза. Когда я зажмурилась, дед влепил мне пощёчину. Ему казалось, что это смешно.

Дорина начинает плакать. Вытирает потёкшую тушь салфеткой.

Зачем я только накрасилась перед встречей с вами?.. Мои родители оставались в Москве, им сложно было пожаловаться. Да и не сказать, чтобы с мамой или папой у меня в то время установилась близость — за всю жизнь они мне лишь пару раз говорили о своей любви.

— Педофил угрожал тебе?

— Поначалу он говорил, чтобы я никому не рассказывала, чтобы всё осталось между нами. Потом перестал — он просто приходил ко мне в комнату и начинал меня насиловать. Я всегда плакала. Сейчас мне сложно отстаивать свои интересы — я не умею спорить. В любой конфликтной ситуации я закрываюсь, не давлю и предпочитаю уйти от темы.

— Когда ты переехала в Москву?

— Мне тогда было шесть лет. Родители жили в Домодедове, я переехала к ним, чтобы осенью пойти в первый класс. Дядя остался в Молдавии — он доучивался в местном колледже. Тогда домогательства на время прекратились. Но каждое лето на время каникул меня отправляли назад в деревню, где был педофил. У меня было двойственное отношение — с одной стороны, я радовалась встречам с ним.

— Радовалась?

— Я с ним росла, он как-никак меня воспитывал. Это оставило след. Но одновременно я и боялась его. Я же не думала всё время о насилии над собой — воспоминания об этом приходили волнами. Пока я не думала, я радовалась дяде, а потом вспоминала и начинала бояться. Лет в восемь был один момент, за который мне стыдно до сих пор… Я сама стала инициатором, я первой полезла к нему…

— Зачем?

— Не помню уже. Психолог мне объяснила, что дядя в то время был единственным в моей жизни человеком, который проявлял хоть какое-то тепло. Мне не с чем было сравнить такое «тепло». Видимо, секс для меня стал аналогом семейной любви. Я только в переходном возрасте поняла, насколько же всё плохо. Первый раз я дала отпор в 11 или 12 лет. Меня на летние каникулы отправили в Молдавию. В доме бабушки и дедушки дядя начал агрессивно раздевать меня — я смогла отбиться. Утром спросил, что со мной вдруг случилось, почему я не такая, как обычно. Мне было дико обидно за то, что он не понимает ненормальность происходящего.

— В Москве дядя тебя трогал?

— Да. Через пару лет, как родители забрали меня к себе, в столицу перебрался и мамин брат. Он не жил постоянно у нас, но часто бывал в гостях. Дядя насиловал меня, когда родители уходили в магазин или просто просили посидеть с их маленькой дочерью.

— И никто ничего не замечал?

— Мне вот тоже странно: как мама могла не заметить того, что происходит прямо под носом? Мне кажется, люди иногда осознанно отказываются воспринимать неприятную для них информацию.

— Как всё закончилось?

— Я была в седьмом классе, меня опять отправили в деревню на лето. К тому времени я уже редко виделась с дядей. Педофил приехал в гости к бабушке и дедушке. В какой-то момент он начал лапать меня, а потом отстранился и сказал: «Ты растёшь». Секса не было. Больше он не пытался меня домогаться — видимо, я стала слишком взрослой для него.

— Как ты решила рассказать родителям?

— Год назад я уже ходила к психологу, обсуждала своё детство. Женщина дала мне домашнее задание: открыть всё папе и маме. Я написала им два письма, отправила в мессенджере и уехала к друзьям в Одессу. Звонки от родителей начались, когда я была в поезде. Первым позвонил папа, он решил, что меня взломали. Мама, как потом выяснилось, сначала позвонила психологу (её номер был в письме). Обстоятельное общение я отложила до возвращения в Москву. Отец при личной встрече спросил, почему я не рассказала ему первому. Потом он накричал на меня за то, что я ходила в полицию писать заявление. Дальше был мой долгий рассказ о детском насилии, отец много плакал. Мне кажется, в конце концов он всё же поверил. Но тему педофила он никогда не поднимает, делая вид, что ничего не было.

— Вы часто с ним видитесь?

— Нет, нечасто. Я живу отдельно, снимаю комнату.

— А как отреагировала мама? Вы с ней видитесь?

— Общаемся через мессенджеры. Она некоторое время назад развелась с папой и сейчас живёт в Израиле, убирает богатые дома. В ответ на мой рассказ мама заявила, что жизнь её наказывает. Как-то получилось, что главной пострадавшей в её глазах оказалась она сама. Вначале мама даже не поверила мне — она потребовала проверки на полиграфе. Мама, кстати, рассказала своему брату о моих обвинениях. Он мне потом отправлял голосовые сообщения (к сожалению, не сохранились), чтобы я отказалась от своих слов. У дяди есть жена и ребёнок. Я просила маму дать мне их номера, чтобы предупредить. Но она не дала. Не знаю, почему. С мамой я давно не виделась лично, даже когда она узнала о насилии надо мной, не было и речи, чтобы вернуться из Израиля и поддержать меня.

— Ты упомянула, что ходила в полицию…

— Да, в Домодедове. У меня даже заявление принять не захотели — в отделении мне посоветовали начать жить с чистого листа. Дело в том, что дядя сейчас не в России, он уехал на заработки в Бельгию. Полицейский заявил, что сложно привлечь к ответственности человека, который не находится в России. Плюс мне сказали, что если я не смогу доказать вину педофила, то меня саму могут привлечь за дачу ложных показаний.

— Твоё прошлое сказалось на отношениях с молодыми людьми?

— Страха перед сексом у меня нет, недавно даже было с одним парнем. Первый раз не с дядей. Везде столько говорят о важности секса, о его роли в отношениях… Ну я и решила попробовать. Закончилось всё моими слезами. В какой-то момент на меня нахлынули чувства, ощущения, я поняла, что мне не нравится. С парнем я рассталась, буквально выгнала его из своей жизни.

— Он сделал что-то плохое?

— Нет. Всё было по согласию. Просто я поняла, что больше не хочу и не могу с ним общаться.

Дорина мечтает когда-нибудь в будущем уехать из России в какую-нибудь северную страну на Западе. По словам девушки, ей не нравится, как в России родители обращаются со своими детьми. Дорине кажется, что за границей в семьях отношения лучше.

История Анны

У 29-летней жительницы Петербурга Анны Гулиной уже двое детей. Женщина владеет небольшой лавкой эко-товаров. Анна не скрывает, что в прошлом стала жертвой педофила: об этом знают муж, старшая дочь и подписчики в соцсетях. Несколько лет назад петербурженка открыто рассказала на своей страничке о пережитом в детстве. Родители Анны до последнего не хотели верить дочери, ведь девушка говорит, что педофилом оказался знакомый семьи.

  • © Фото из личного архива

— С чего всё началось?

— У папы был близкий друг, дядя Володя. Они вместе работали инженерами-конструкторами на петербургском заводе им. Карла Маркса. Родители часто ходили в гости к Володе, взяв с собой меня и сестру. У папиного друга не было семьи, в квартире он жил один, у него было удобно устраивать посиделки. Мне тогда было около пяти лет, сестре — девять. Во время таких общих встреч Володя к нам и приставал.

— К тебе и сестре?

— Да. Когда родители сидели на кухне или в гостиной, Володя с нами играл. Знаете, как играют с маленькими детьми: щекотал, подбрасывал. Мы бегали, смеялись. Во время таких игр он залезал руками нам под платья, трогал интимные места. Я сначала и не подумала, что Володя делает что-то не то, а потом просто привыкла. Старшая сестра больше понимала и пыталась сопротивляться, но папин друг ей угрожал. Он говорил, что сестре никто не поверит, что её выгонят из дома, если она кому-нибудь расскажет.

— Родители ничего не видели?

— Нет, они думали, что мы весело проводим время с их другом. В один момент Володя заперся со мной в туалете, начал показывать мне свой член. После этого даже я, пятилетняя, забеспокоилась — дальше я старалась не отходить от родителей, когда мы были в гостях у Володи. Мне кажется, к сестре он приставал больше. Для неё это до сих пор больная тема, она даже мне не рассказала всего, что с ней делал Володя.

Также по теме

«Ты привыкаешь, если тебя учат этому с детства»: RT поговорил с жертвой сексуального насилия в семье

Тема домашнего насилия остаётся табуированной в современном обществе: жертвы зачастую не знают, к кому обратиться за помощью. Особая…

— Ты ничего не рассказала родителям?

— Нет. У нас не сложились доверительные отношения. Папа был из тех, кого называют домашним тираном. Мама старалась ни во что не вмешиваться. Мне было уже 14 лет, когда я рассказала папе о том, что его друг — педофил. Мы вдвоём поехали куда-то на каникулы. Он мне тогда не поверил — сказал, что у меня подростковые загоны.

— Как и когда закончились приставания к вам?

— В какой-то момент отношения папы и Володи охладели, мы перестали к нему ездить в гости всей семьей. Больше папин друг к нам не приставал.

— Ты не хотела найти и наказать этого Володю, когда выросла?

— Мне было 15 лет, когда он умер. Честно сказать, я тогда испытала облегчение. Сейчас у меня нет какого-то желания мстить за детские обиды. Мама, хоть и не сразу, но поверила мне. С папой я последние годы не общаюсь, могу лишь надеяться, что он принял мои слова всерьёз.

— У тебя двое детей. Ты их как-то готовишь к возможной встрече с педофилом? Ты лучше других знаешь, что от этого никто не застрахован.

— Старшей дочери сейчас девять, она уже в пять знала, что никто не имеет права прикасаться к ней без её согласия. Секспросвет — одна из главных наук в нашей семье. Дочь знает, как называются половые органы, откуда берутся дети, почему взрослым дядям нельзя лезть под юбку к девочкам. В доме много книг для детей про половое созревание. Я уверена, что когда дочь подрастёт и начнёт общаться с мальчиками, она не наделает глупостей.

— Тебя же так не воспитывали? Ты сейчас даёшь детям знания, которых сама была лишена?

— Правильно. В моём детстве на тему секса было наложено табу. Господи, мне мама даже про месячные ничего не говорила. Когда у меня начались первые критические дни, мне всё объясняла старшая сестра.

Младшему сыну Анны сейчас три года. Родители планируют года через два и ему всё объяснить про отношения мужчин и женщин.

Как защитить ребенка от педофила?

«Самое главное — между родителями и их чадом должно быть доверие. Если ребёнок просто боится откровенничать с папой и мамой, то и про педофила он может умолчать. Ведь ребёнку непонятно: будут его ругать или нет, — пояснила RT детский психолог Ольга Осипова. — Растлитель может запугать жертву, запретить говорить со взрослыми о домогательствах. Родители должны объяснить ребёнку, что его никогда не будут ругать за рассказ о возможных приставаниях. Детям с раннего возраста надо объяснять, что тело принадлежит только им. Взрослые, кроме мамы и папы, не имеют права трогать интимные места. Остальные должны спрашивать разрешения. Без минимального сексуального просвещения тут не обойтись — придётся рассказать про половые органы, интимные места и то, почему касаться их без позволения нельзя. К сожалению, универсального совета на все случаи жизни нет. Понятно, что ребёнка трогать всё равно будут: воспитатели в саду, учитель музыки — поправить осанку, положение рук… Ребёнку стоит рассказывать о каждом таком случае, а родителям — отдельно их разбирать, хваля чадо за откровение».

Что делать, если у вас есть подозрения, что вы встретили педофила?

«Нет никаких конкретных доказательств — всё равно пишите заявление в Следственный комитет. Обязанность доказывать лежит на правоохранительных органах. Следователь должен будет провести проверку и ответить вам. В конце концов, лучше перестраховаться, чем упустить преступника. Не хотите сразу идти к властям — можно сообщить общественникам. К примеру, наша горячая линия (8 800 250 98 96) работает круглосуточно», — рассказала RT директор мониторингового центра по выявлению опасного и запрещённого законодательством контента, лидер движения «Cдай педофила» Анна Левченко.

Читатели The Question о столкновении с педофилами — Wonderzine

Немного страшно сейчас об этом говорить, но я ненавидела быть ребёнком в том числе и потому, что была каким-то магнитом для педофилов — начиная лет с пяти и заканчивая годами четырнадцатью. Быть ребёнком — значит быть в полной зависимости от взрослых, совершенно неважно, совпадаешь ты с ними в настроении и желаниях или нет, и педофилия — крайность этой тупой беспомощности.

Как-то я ехала на метро в Петербурге и оказалась в толпе обычных людей. Совершенно не помню как, но рука мужчины, стоявшего рядом, оказалась у меня в трусах в форме крючка: меня накрыл тихий ужас, а мужчина, как такое часто бывает, делал лицо кирпичом. Было страшно визжать, было страшно даже громко сказать об этом или пошевелиться. И я всеми силами своего детского кулачка сжала его палец и старалась надавить или поцарапать. Вообще, метро в час пик было каким-то временем приключений: меня трогали за задницу взрослые мужчины приличного вида буквально каждую неделю. Все мы знаем, что нет такого явления, как виктимность, но я неделю за неделей притягивала к себе людей, которые лапали меня самым гнусным образом. Тишина, теснота, стук колёс, чья-то решительная рука — в пересказе это похоже на сюжет хентая, и неслучайно в Японии с таким ужасным трафиком в метро столько историй про девочку в короткой юбке, которую имеют в близости от других ничего не подозревающих пассажиров.

Когда мне исполнилось одиннадцать лет, начался новый виток мужского интереса: со мной знакомились на выставках, звали покататься на машине, приставали в городе, шлёпали по заднице и пялились на мою грудь, которая выросла достаточно рано и которую я так и не научилась показывать. С этими людьми я уже виделась, я не стояла к ним затылком: почти все они по общению и обхождению были плутами и игроками, пытались манипулировать, делали комплименты, улыбались, когда я краснела, и пикапили самым наглым образом. У меня всегда было детское лицо, и я совершенно уверена, что не выглядела в одиннадцать лет на девятнадцать, просто конкретно эти люди знали, что они хотели. Таких, манипуляторов и операторов чужими подростковыми страхами и комплексами, я, пожалуй, не люблю больше всего. Они действительно пользуются преимуществом своего возраста, пола и опыта, и им нравится давить на чьи-то совсем неокрепшие чувства: лестью, обманом, угрозами.

В «Нимфоманке» есть очень крутой сюжет про разоблачение педофила и сочувствие ему, от которого я была под впечатлением много раз во время просмотра. Главная героиня Джо узнаёт о мужчине, из которого ей надо выбить деньги, про его интерес. Сексуальные предпочтения в её руках — это орудие шантажа и манипуляций, и перед ней — богатый, успешный красивый педофил, который плачет и возбуждается от истории про детские качели. Джо проникается к нему нежностью за то, что он всю жизнь держит эту табуированную сексуальность при себе. Вчера я прочитала, что для педофилов собираются делать куклу, имитирующую ребёнка. Наверное, так и надо работать с этой проблемой, только детский испуг, неискушённость, напряжение и запах детского тела нельзя передать в кукле — и мне кажется, именно они привлекают людей с такими особенностями.

Когда я проходила терапию у врача, я рассказывала про эти бесконечные трогания меня в метро, на что в ответ услышала, что это рано или поздно переживают почти все дети. Мне сказал об этом врач с 30-летним опытом работы с пациентами. Если это настолько повсеместная проблема, просто табуированием этой темы обойтись не получится. И ещё я постоянно думаю, что бы чувствовала я, если бы была педофилом? Жить с невозможностью удовлетворить сильную сексуальную страсть — это мучение и фрустрация. Мне жалко этих людей, я уверена, что многие не выбирают это предпочтение. Например, год назад я была парализована историей, опубликованной на Medium: привет, я тинейджер и я педофил — говорилось в статье. Педофилы не просто неаккуратные дядьки в грязных углах — с этим предпочтением живут очень многие.

Слава богу, я не испытывала домогательств в семье, потому что точно уверена, что не могла бы отказать. Родители воспитывали меня так, что целиком мне доверяли, но я знаю девушек и парней, которых в детстве доставали их дяди, друзья родителей — и могу с уверенностью сказать, в их сердцах много боли, а в жизни — тревоги и хаоса. Конечно, говорить о педофилии от первого лица боязно и неприятно, но при озвучивании страшное воспоминание часто может превратиться в неприятный случай, каких немало. Это единственный способ решить проблему с главным табу в современном обществе.

Дикие истории пострадавших от педофилов: «Они и сегодня ведут охоту»

«Мне было 8 лет. Я к подружке пошла, ее дома не было. Слышала, что кто-то по лестнице идет, зачем-то спряталась за мусоропровод. Ну эта тварь туда и пришла. Сказал, что в пакете пистолет и он меня застрелит, если буду кричать или маме расскажу. Я и не рассказывала. Никому и никогда. А смысл…»

«Меня насиловал мой старший брат. У нас разные отцы. Про меня брат тогда очень много врал — рассказывал маме, как я в школе себя плохо веду, как порчу вещи, которые она нам покупает, подставлял с кражей денег… А когда мы оставались дома одни и он меня насиловал, он всегда говорил: «Даже если ты маме скажешь, она тебе не поверит». Я маме рассказала через несколько лет, когда она обнаружила, что я уже не девственница в свои 15. В ответ услышала, что я сама виновата и вообще лучше никому об этом не говорить… Я и не говорю».

В 9 лет ездила в Анапу, в детский санаторий «Маяк». Один из воспитателей (мужчина) рассказывал пошлые анекдоты, приносил порножурналы. Потом подозвал к себе, сказал, что слышал, что в медпункте говорили, якобы хотят меня положить в изолятор до конца смены, но он может договориться и сам полечит. Сделает специальный массаж и даст специальный аппарат. Но это надо держать в тайне. В итоге сделал массаж обычный. Потом сказал, что положит на глаза ватные диски со специальным лечебным маслом и даст пососать резиновую трубочку. В общем, сами понимаете, что за трубочка. Слава богу, я ничего не видела, и до меня дошло, что произошло спустя несколько лет. Такое предложение он делал еще нескольким девочкам. Две молчали, как и я. Четвертая была чуть старше, ей хватило ума отказаться от этого предложения и пожаловаться. Самое печальное, что были разборки с воспитателями, директором лагеря, нас запугали, что расскажут все родителям, что это позор и нас накажут. И этого для меня, например, было достаточно, чтобы молчать в тряпочку.«Когда училась в классе во 2-м (было 8 лет), в закрывающийся лифт забежал парень (хотя всегда нас учили заходить в подъезд и лифт одним). Но тут он проскочил в закрывающуюся дверь, сначала что-то бормотал о каком-то друге, живущем здесь, а я знала всех соседей и никакого Вани на этих этажах не проживало. В общем, он присел, прикоснулся к коленкам и попросил «Раздвинь ножки». Такой леденящий ужас я испытала! Когда лифт открылся на моем этаже, я вышла, но очень боялась, что он пойдет за мной или за шкирку вернет обратно. Родителям ничего не сказала».

«Мне было 7 лет, в подъезд зашел за мной молодой наркоман, пытался раздеть — укусила за палец, он был явно не в себе, отпустил и убежал выше. До сих пор помню этот леденящий страх и то, что не могла закричать, просто от ужаса как немая была… оказалось, он жил на чердаке нашего подъезда! Родителям срочно рассказала, его поймали даже, но отпустили ввиду отсутствия состава преступления… Через пару недель он в соседнем городке довел дело до конца».

«Ехали в поезде, мне было года 4. В соседнем купе ехал пожилой мужчина. Он периодически заходил к нам в купе, общался, со мной играл. Потом каким-то образом забрал у меня куколку и унес в свое купе. Позвал меня к себе, спрятал куколку себе в штаны и сказал, чтобы я достала сама. Я побежала к папе, чтобы достал он. Всем думаю понятно, что было с дедушкой… Услышал один военный с вагона и дедуле досталось по полной».

«Мои родители построили дачу, нашим соседом стал милый дедушка лет 60, скульптор. С момента нашего знакомства он кидал на меня горячие похотливые взгляды, приглашал к себе в мастерскую «показать скульптуры». Мне было 14–15 лет. Мне жутко все это не нравилось, но моя мама говорила, что он прекрасный человек, и я должна быть с ним вежливой. Мои родители дали этому соседу ключи от нашего дома, и он всегда в любое время мог к нам заходить, чем он и пользовался. Я дома часто танцевала, а он втихаря приходил и подглядывал, говорил всякие пошлости, но я молчала. В один день он так обнаглел, что подошел ко мне с недвусмысленным предложением: сказал, что хорошо заплатит. Я ответила «нет». Сил моих терпеть это больше не было и я пожаловалась родителям, на что они от меня отмахнулись… Вот и все. Он же такой прекрасный человек. До сих пор не понимаю, как и папа и мама могли себя так повести, а если бы он не остановился в своей мастерской?! Дорогие родители, слушайте своих детей!»

«Лето, деревня, заготовка сена и дров на зиму. Все родственники мобилизованы. Детей кругом полно, родственников близких и не очень тоже. И тут ко мне подходит дядя: типа, заскучала, пошли сирень покажу (на тот момент мои любимые цветы). Но я знала уже к 4 годам, что в конце августа она не цветет, и не захотела идти. Тогда дядя говорит, что это поздний сорт, и он видел, как она цветет. В сортах я не была сильной, и пошла. Ушли в посадку. Сирени не было. Дядя лег, снял штаны и сказал, чтобы я села сверху. Я заревела громко, он испугался и вернул меня обратно. Дома уже заметили мою пропажу, по возвращению с подозрением посмотрели на дядю, спросило меня, где были, что делали? А я в ответ: сирень искали…»

«Это было 1 сентября 1985 года, я была совсем малышкой, мне было шесть лет. Первый раз в первый класс! Возвращалась домой из школы одна. В подъезд зашел за мной взрослый дяденька. Остановился ждать лифт, что-то спросил меня, зашел в лифт со мной и нажал 9 этаж. Мы жили на 5-м. Он расстегнул ширинку штанов и достал свой половой орган. Попросил потрогать… Слава Богу, он не тронул меня. Лифт доехал до 9 этажа и мне удалось выбежать. Как я полетела до 5-го, не помню. Позвонила бабушке, она приехала, вызвали милицию. Мы катались на патрульной машине по району, но никого не нашли. Прошло более тридцати лет, но как сейчас помню его лицо. На протяжении очень долгих лет я не могла засыпать по ночам. Постоянно приходил его образ. Сейчас у меня 2 дочки. 6 лет и 9 месяцев. И я действительно очень боюсь за них».

«У меня в 5 классе одноклассницу заманил мужик в квартиру. Она гуляла с девочкой младшего возраста, она его знала, он снимал соседнюю квартиру. Она и сказала моей однокласснице мол не бойся, пойдем. Они пошли. Их неделю искали. Он их отпустил, но насиловал все это время всеми способами и предметами. У моей одноклассницы от инфаркта умер отец, который случился после новости, что делали с дочкой… Следом из жизни ушла бабушка, не смогла пережить. Девочка и так жила без мамы, осталась только сестра, которая забрала ее к себе. Мужика отпустили под подписку, и он сбежал».

«Меня, школьницу начальных классов, несколько раз в неделю встречал старый сосед на лестничной клетке, расспрашивал, хорошие ли оценки я принесла, хвалил меня, обнимал и настойчиво двигал мои маленькие ручки в свою паховую зону. Я вежливо прощалась с ним и бежала скорее в свою квартиру. Удивительно, что он не следовал за мной и дальше, потому что прекрасно знал, что дома родителей нет. Я молчала, никому не говорила. Я понимала, что происходит то, что мне неприятно. Но то, что он чертов педофил, я поняла уже когда подросла. Маме сказала уже будучи подростком, продолжая жить рядом с этим старым ублюдком дверь в дверь».

«Мне было 7. Я попросила у бабушки деньги на воздушные шарики и бежала за ними через парк. Ко мне подошел мужчина, сказал, что будет организовывать праздник в школе к 1 сентября, и просил показать ему речку. Я была ответственным ребенком и согласилась. У парня была расстегнута ширинка, и он был без трусов. Когда вел меня в парке, к нам подошла женщина и спросила, знаю ли я дядю, я сказала, что знаю. Потому что он представился. Он отвел меня на речку к забору и начал онанировать. Я со страхом искала помощи, но убежать боялась. Напротив, через реку, люди отдыхали на берегу, и я очень хотела, чтобы меня спасли. Они ничего не делали. Когда парень попросил снять трусы, я завизжала и побежала, он бежал за мной. Но навстречу шли люди, и он отстал. На следующий день на речке нашли труп голой девочки. Я боялась милиции, поэтому молчала».

* * *

Почему дети так боятся рассказывать о встречах с сексуальными извращенцами папам и мамам? И реально ли вообще избежать таких встреч? На эти вопросы отвечает семейный психолог Наталья ПАНФИЛОВА.

— Наталья Александровна, есть ли общие правила, как эффективно разговаривать с детьми на такую сложную и страшную тему?

— Для начала надо понять, что ребенку угрожает много опасностей, если он оказался вне поля зрения родителей, бабушек, учителей и пр. В первую очередь его надо приучать к тому, что если подошел незнакомый человек, то общаться с ним можно только в присутствии родителей. Идти куда-либо с чужим человеком запрещено категорически. Не важно — к маме, которая ждет за углом, за конфетой, к котенку. Запрещено — и точка.

— Нужно ли подробно рассказывать о том, чем именно может обернуться встреча с плохим человеком?

— Дело в том, что маленькому ребенку непонятно, кто такой педофил или садист. А если ему в красках об этом рассказать, то он будет плохо спать по ночам, ему везде будут мерещиться ужасы. Чем меньше ребенок, тем четче должна быть инструкция. К примеру, если ты мне сразу скажешь, что к тебе подходил кто-то посторонний, то я тебя похвалю и куплю, скажем, мороженое. Нужно, чтобы ребенок почувствовал одобрение. И наоборот: если ты об этом не скажешь, а я это увижу, придется тебя наказать. Важно, чтобы у ребенка сформировалось на этом уровне представление, за что его будут ругать, а за что накажут.

— А как быть с более старшими детьми?

— Про педофилов, насильников и убийц можно рассказывать уже подросткам, лет в 11–13, не раньше. В этом возрасте, когда идет гормональная перестройка, обязательно нужно переходить на другую степень откровенности. У ребенка уже сформированы понятия о добре и зле. Надо поддерживать контакт, чтобы он понимал, что его защитят в случае чего.

— Распространенная ситуация: родители рисуют образ нехорошего дяди, а когда к ребенку подходит такой дядя с конфетой, ребенок не видит в нем плохого человека. Как с этим быть?

— Да, это бывает очень часто и вполне объяснимо. У насильников задача заманить ребенка. Поэтому они на себя надевают любую личину. Здесь не надо говорить, что есть плохие дяди и тети. Нужно отсекать все контакты с посторонними людьми. Если мамы или папы рядом нет, то разговаривать вообще не надо.

— Есть такая категория родителей, которые предпочитают сильно напугать ребенка, чтобы у него и в мыслях не было уйти куда-то с чужим. Сказать, что выколют глаза и прочее в том же духе. Это перебор? Или работает?

— Я категорически против таких придумок и сказок, они формируют непонятно какие причинно-следственные связи в голове у ребенка. И самое главное, что реально это ни от чего не предостерегает. Инструкция одна: если подошел незнакомый человек, надо срочно искать глазами маму или папу.

— А если их нет рядом?

— Значит, искать любого знакомого взрослого человека. В крайнем случае нужно искать полицейского. Но, вообще, маленький ребенок дошкольного и младшего школьного возраста сейчас не должен оказываться в ситуации, когда за ним нет присмотра. Это тоже очень важный аспект. У ребенка должно быть четкое представление, что он под защитой. Не надо ужасов. Это приведет к неврозу. Ребенок не должен бояться незнакомых людей. Но он должен быть с ними осторожен. Сейчас такие же времена, как и раньше. Хоть и говорят, что во времена нашего детства было спокойнее, это не так. На самом деле количество людей с отклонениями фиксировано. Тяжелые личностные расстройства — это всегда определенный процент от общества.

— Очень многие подростки, подвергшиеся насилию, боятся сказать об этом родителям. Как выстроить отношения, чтобы дети открылись маме или папе?

— Родителям нужно думать. Перед ними очень хрупкое существо. Психика хрупкая даже у подростка. Они хотят казаться взрослыми, надувают щеки, но чуть что случится — они хотят, чтобы родители их защитили. Недоверие и страх идут из раннего детства. К примеру, ребенок приходит грязный, рваный, а родители, вместо того чтобы спросить, что случилось и согреть его, продрогшего, начинают ругать: «Зачем ты полез в эту лужу?». Правильно было бы сказать: «Боже, ты совсем холодный! Давай я тебя согрею, разотру, чаем напою». А потом уже интересоваться деталями произошедшего. Родители свои собственные страхи сразу перекидывают на ребенка. Синие губы, мокрый насквозь — сразу ассоциации с воспалением легких, больницей, прочие ужасы. И мама начинает накидываться с обвинениями. А ребенок думает: «Если я скажу, что сейчас произошло, мама начнет плакать, бабушка падать в обморок». И замыкаются. Родителям нужно как «Отче наш» твердить ребенку: «Чтобы ни случилось, я тебя всегда защищу, обидчиков прогоню, а врагов накажу». Чтобы ребенок в это верил. Чтобы он понимал, что родитель может побурчать, даже наказать. Но если что-то случится, он реально защитит.

Жизнь глазами жертвы педофила: история карагандинки

Героиня, Айсулу (имя изменено) не побоялась рассказать о том, что произошло с ней в раннем детстве. Сейчас девушке 29, она имеет постоянную работу и снимает квартиру с подругой. С родными она не общается, считая мать предательницей, сообщает NV.kz.

С шести лет Айсулу насиловал отчим. О последствиях пережитого она рассказала корреспонденту

«Это оставило отпечаток, — рассказывает она. – Хоть я не вижу в этом проблемы, но я не доверяю мужчинам. Вообще. Я не хочу строить семью, потому что я боюсь этого. Мне хорошо одной».

Как это произошло в первый раз, девушка не хочет вспоминать.

«Я не буду вдаваться в подробности. Но мне тогда было шесть и наш «новый папа» показал мне, что у него есть. Он мог зайти ко мне в ванну, смотреть на меня, когда я переодевалась. В детстве он представлял это как игру. А на доверии ребенка очень легко сыграть! Мы играли, я помню, мне даже было приятно. А потом я поняла, сама, когда мне было уже 10 или 11, что так «папа» не ведет себя с дочерью».

Айсулу рассказывает, что мама ей не верила, а отчим все устраивал так, чтобы она и не поверила.

«Играл на том, что я якобы не принимаю его как отца и наговариваю. Дома они бухали постоянно по-черному. Мать не любила меня, она меня била, издевалась. За то, что я рассказывала, мне же еще и прилетало. Поэтому я стала молчать, а когда мне было 12, все открылось».

Вскрылось все банально: мать поймала любимого мужа с дочерью «на горячем». Мужчину выгнали из дома, но мать еще долго жалела о нем, и считала что это дочь соблазнила отчима. По словам девушки, позже мужчину посадили в тюрьму, а мать «бегала к нему на свиданки». Айсулу не смогла простить мать и рано решила стать самостоятельной.

«Я стала работать очень рано, в 14 лет. Где придется мыла полы, разносила газеты, раздавала листовки, продавала мороженое. Да много где можно было заработать, тогда к труду несовершеннолетних не относились так строго. Накопила постепенно, и ушла на съемную комнату в 17 лет. Потом стала работать, сняла квартиру с подругами. Отучилась на парикмахера, работаю, деньги получаю. А мать как была, так и осталась со своими друзьями алкашами. Не знаю кого она сейчас водит, как она живет. Не общаюсь с ней», — рассказывает девушка.

На вопрос журналиста «Как ты сейчас живешь?» девушка отвечает:

«Хорошо. Не переживаю вообще. У меня все есть, я довольна этим. А дальше поживем – увидим».

Педофил у тебя дома: родной отец опаснее чужого дяди — Эстония

«Я не видел педофилов, которые раскаивались бы в содеянном. Напротив, они пытаются убедить, что старались оградить ребенка от боли, дарили ему любовь и нежность. Более того, отцы-педофилы уверяли, что таким образом хотели научить своих детей премудростям половой жизни — мол, лучше этому научу я, чем кто-то другой на улице».

К чему приводят такие любовь и нежность, лучше всего знают специалисты, которые позже вынуждены заниматься реабилитацией человека с искалеченной психикой. За редким исключением подобный опыт из детства не обходится без последствий. К счастью, теперь в Эстонии есть и бесплатные программы реабилитации, и Дома детей, где работают специалисты, которых полиция очень ценит.

«Я могу сказать, что с момента открытия Домов детей, которые сейчас есть в Таллинне и Тарту, у нас появилась возможность заниматься своими непосредственными обязанностями – расследовать преступления и собирать доказательства, — рассказал Райвет. – Надеюсь, что скоро такой опыт начнут применять в Йыхви и Пярну».

Выбор между мужем и ребенком

Информация об отцах-педофилах поступает в полицию разными путями. Кого-то приводят бабушки и дедушки, кто-то обращается сам, а бывает, что просьбы разобраться в том, что происходит с ребенком, поступают из учебных заведений или от врачей. А что же матери? «Конечно, к нам обращаются и они, но нередко именно матери оказывают сопротивление, поскольку не могут или не хотят поверить в происходящее», — говорит сотрудник полиции.

Почему интересы личной жизни ставятся превыше интересов ребенка – это вопрос, на который не могут ответить и другие специалисты. Выбирая между мужем или сожителем и собственным ребенком, нередко бывает и такое, мать предпочитает принять сторону первого.

Если интересы ребенка и родителя не совпадают, то у полиции есть право попросить у службы защиты детей местного самоуправления ходатайствовать о праве представления интересов ребенка в суде по конкретному уголовному дело. Тогда сотрудник службы защиты детей местного самоуправления становится представителем ребенка по этому делу.

Дети и секс

Педофилом из близкого круга могут оказаться не только отцы или отчимы, но, например, и старшие братья. Мы поинтересовались, с какого возраста человек, питающий слабость к детям, может быть привлечен к уголовной ответственности. «Педофилом, в глазах закона, является только совершеннолетний. Кроме того, существует возраст сексуального согласия, который в нашей стране составляет 14 лет. Двух подростков, занимающихся сексом, преступниками никто не назовет. Но ограничение все же имеется. С точки зрения законодательства, дети до 10 лет считаются неспособными принимать самостоятельные решения, поэтому сексуальная связь с ними запрещена. Возраст уголовной ответственности наступает в 14 лет. То есть, 14-15-летнего уже можно привлекать к ответственности за связь с ребенком, которому еще не исполнилось 10 лет», — объяснил полицейский.

Но откуда дети черпают эти идеи? Прежде всего, из интернета. В сети дети находятся постоянно, и отследить, что они там делают и что увидели, очень трудно: «Дети могут не понимать сути происходящего на экране, для них это шутка, это весело: дяденьки и тетеньки прыгают, кричат, кривляются. Они показывают забавные картинки и фильмы друг другу. Но в какой-то момент, особенно в период полового созревания, может возникнуть желание попробовать это самому».

Самый жестокий педофил в истории Британии получил пожизненный срок

В Великобритании к пожизненному заключению приговорен 30-летний Ричард Хакл, признанный в совращении и изнасиловании малолетних детей в Малайзии, куда он приезжал преподавать английский язык, сообщает The Daily Mail.

«Подсудимый охотился на маленьких детей, и его обман не знает границ», — заявил судья, добавив, что «жизнь хищника вращалась вокруг его навязчивых сексуальных идей».

Следствие установило, что с 2006 по 2014 годы Хакл надругался над более чем 200 детьми в возрасте от шести месяцев до 12 лет из детских домов и интернатов для умственно отсталых подростков в Малайзии.

Уроженец графства Кент выдавал себя за фотографа, учителя английского языка, набожного христианина, чтобы завоевать доверие администрации детских заведений в Куала-Лумпуре.

Фотографиями и видео изнасилований и покушений на детей он обменивался с педофилами по всему миру через специальный зашифрованный сайт, доступ к которому можно получить только по рекомендации другого пользователя. Он даже пытался сделать бизнес из своих чудовищных преступлений: написал «Руководство педофила» и пытался продать его в сети, объясняя как нужно соблазнять детей.

Террор закончился, когда Хакл, очень худой и невзрачный молодой человек с длинными волосами, был арестован в Великобритании. Первым делом он попросил дать ему возможность пообщаться с матерью. Однако его родители немедленно попросили полицию упечь сына за решетку и даже были готовы дать показания против него в суде. Стало известно, что свое первое преступление против ребенка он совершил еще во время поездки в Камбоджу, едва сам достиг совершеннолетия.

Следователи описывают его как крайне замкнутого человека, которого унижали сверстники и который практически все детство и юность провел в своей комнате у компьютера, часто не посещая школу.

Во время судебного процесса возле здания суда была организована дополнительная охрана, чтобы оградить его от разъяренных людей, заявлявших о том, что для Хакла «будет мало и тысячи смертей».

педофилов. Рассказ Оливера Лоджа… | Кейджо К. | Опасные истории

Рассказ Оливера Лоджа с иллюстрациями Игоря Руз и Майка Дианы

Примечание. Рассказ и иллюстрации были опубликованы на Medium с согласия авторов.

Мой офицер по условно-досрочному освобождению только что ушел. Мы немного поговорили. Она сказала мне, что если я так сильно подумаю о том, чтобы снова пойти рядом со школой или детской площадкой, у нее не будет другого выбора, кроме как отправить меня обратно в тюрьму. (В этом нет ничего страшного. В торговом центре и в моем жилом комплексе полно детей. ) И она дала мне последнее предупреждение об огнестрельном оружии. Если она поймает меня из другого пистолета, она меня изнасилует. Чертовы феминицисты. У меня было много грязной мочи. Она ничего с этим не сделала. Я бы сразу бросил употреблять наркотики, если бы ей было наплевать. Но у меня должно быть оружие. Мне нужны мои пистолеты. Проклятая пизда. Она выставляет напоказ свою силу каждый раз, когда появляется. Она натягивает пальто поверх пистолета на бедре, чтобы я мог видеть его, пока она сидит напротив меня. Хотел бы я бросить ей вызов.

«Ты пытаешься меня напугать? Думаешь, я боюсь этого гребаного пистолета? Я бы ее спросила.

Я хочу вытащить его из кобуры на ее поясе и поднести к ее голове. Я бы рискнул получить выстрел только за это. Я бы спросил ее: «А теперь кто над кем издевается?»

Я приводил ее в свободную комнату, приковывал к кровати ее собственными наручниками и неоднократно насиловал. Положи сигареты ей на грудь и наблюдаю, как она плачет о милосердии, ее дешевая тушь стекает по ее щекам, когда она писает и стонет, умоляя меня отпустить ее.Вырежьте свастику на ее груди с помощью штопора от моего мастера. Заставь ее проглотить мой кулак. Бейте ее костяшками пальцев, пока ее подбородок и нижняя челюсть не превратятся в забитую воронку, выпуклый сталактит из внутренностей, капающий на ее изуродованные колени. Превратите ее в жалкое чудовище, умоляющее о пощаде от вопиющей жестокости моих рук. Превратите ее в нечто меньшее, чем человек. Кусок мяса. Превращается в мясистую массу с немыми умоляющими глазами, умоляюще моргающими.Плачет грустные слезы, наполненные сахаром, как герой мультфильма по телевизору.

«Ты трахал меня с тех пор, как я испытала несчастье вытащить дерьмо из вонючей раны от топора моей матери. Теперь ваша очередь трахаться, офицер. Чертова полицейская сучка. Сообщите ЭТО в комиссию по условно-досрочному освобождению, — сказал я ей.

Тогда я бы проткнул ей череп и изнасиловал ее надутую мертвую задницу, пока не наступило трупное окоченение.

Было бы так замечательно делать с ней такие вещи. Но я молчу.У меня может быть судимость, но я не полный идиот. Я смотрю на нее так же заброшенно. Я так привык защищаться, что это выражение отражается на моем лице всякий раз, когда я вижу ее. Она знает, что я знаю, что я презренный злодей в этом уравнении, и она была избрана властью, чтобы назначить мне наказание так, как она считает нужным. Она читает мне лекции обо всем, что я делаю неправильно, и я послушно слушаю. Я с возмущением реагирую на ее обвинения. Как будто меня обидели в этом сценарии.Потому что, как собака, которая надеется остаться хоть ненадолго, меня приучили так реагировать на все, что она мне говорит, и почти неизбежно, что независимо от того, что я делаю, я буду неправ, а она будет быть правым.

Так чего еще она хочет меня лишить? Полиция уже конфисковала мой ноутбук. Стерла все на моем жестком диске. Информация, которая была для меня жизненно важной. Дерьмо, на поиск которого у меня ушли недели бессонных ночей. Но она отвергла все это как грязь.Какое ей дело, если я умру с голоду? В конце концов, я педофил. Я заслуживаю страданий. Я должен быть стерт с лица этой планеты, и она знает множество людей, которые были бы более чем счастливы помочь в этом предприятии.

Жертвы. Бедные, бедные жертвы, жизнь которых я испортил непоправимо. Из-за меня их жизни никогда не будут прежними. Если бы была возможность, я бы посмеялся им в лицо. Как это было бы с реституцией?

Если бы я только мог спросить своего офицера по условно-досрочному освобождению вот что: «Вам когда-нибудь приходило в голову, что я действительно ХОЧУ умереть? Что я даже ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ? Что большая часть меня надеялась, что кто-то окажет всем нам услугу и пустит пулю в мой мозг задолго до того, как я даже подумала о том, чтобы совершить эти ужасные нападения на этих детей, но что я был слишком трусом, чтобы сделать это сам ? Что сами эти действия были призывом к совершению жестокого насилия против меня во имя мерзостей, за которые я несу ответственность? »

Существует напряжение — очень реальное и авторитетное напряжение между моим внутренним стремлением к самосохранению и желанием полностью покончить с собой. Я считаю, что существует значительное количество людей, которые в той или иной степени борются с таким конфликтом на протяжении своей жизни. В моем случае это напряжение особенно ярко выражено. Эти два элемента не только столкнулись друг с другом, но и находятся в состоянии постоянного трения. И это напряжение не ослабевает, а с возрастом усиливается. Невозможно переоценить тот колоссальный уровень решимости, который требуется для совершения самоубийства. Независимо от того, насколько сильным было мое желание умереть, мои силы, чтобы довести это дело до конца, с годами уменьшились.Хотя фундаментальная основа для сохранения жизни всегда была, основной мотив отказа от акта самоубийства сместился с желания жить на полное отсутствие воли.

Поймите, что я не являюсь доводом о том, получаю ли я свои десерты или нет, когда я заявляю, что подвергался систематическому унижению, которое за эти годы привело меня в такое состояние подчинения, что Я больше не чувствую, что у меня есть хоть капля контроля над своей жизнью, уж точно не того типа контроля, который позволил бы мне положить конец самому моему существованию.Каким бы непреодолимым ни было мое желание нажать на выключатель, я просто не могу собраться с духом, чтобы участвовать в акте полного и абсолютного личного уничтожения. Потребуется внешний толчок, чтобы столкнуть меня с этого пресловутого уступа. Стремление умереть борется с подавляющим чувством беспомощности перед лицом такого существования, и переход по канату между этими противоборствующими силами представляет собой поток противоречащих друг другу импульсов — моя одержимость огнестрельным оружием и моя страсть к приставаниям к детям наиболее очевидны, но далеко не единственные, которые действуют в моем измученном уме.

Работа Игоря Руз

Кто готов пройти со мной этот коварный путь во имя реабилитации?

Ответить абсолютно никто. Все это риск и никакой выгоды, а последствия моей свободы — множество сыновей и дочерей с вырванными из них маленькими придурками и засранцами.

В прошлом я пытался объяснить свою борьбу психоаналитику, но с трудом мог выразить свои мысли словами, не говоря уже о том, чтобы поместить их в какой-то понятный контекст.Я думал, что и раньше достаточно ясно давал понять одному из таких профессионалов. Как и следовало ожидать, она направила эти идеи обратно в психоаналитические рамки, с помощью которых она обучалась, чтобы облегчить ей понимание и управление. В свою очередь, любое понимание, которое могло быть почерпнуто из того, что я сказал, быстро потерялось из-за ее несгибаемого самомнения.

Если я так мало жду от терапевта, я считаю своего офицера по условно-досрочному освобождению не более чем врагом — простым и понятным. Я пришел к выводу, что бесполезно пытаться заставить полицейских понять то, чего они не хотят понимать.Их нетерпимость ко всему, что отклоняется от нормы, — вот что в первую очередь заставило их захотеть стать полицейскими. Их призвание основано на том чувстве оправдания, которое они могут получить, когда доказали, что они победители для себя и своего начальства в рамках мягкой схемы, описывающей их банальный идеал справедливого и лучшего мира. Самоуважение полицейского настолько ограничено этим ограниченным идеалом, что он становится тем самым дерзким человеком, который каждое утро толкает его или ее с постели. Если ключ не подходит к двери этой теплой крепости респектабельности, то можно ожидать, что от нее навсегда забаррикадируют.Мой офицер по условно-досрочному освобождению избавится от меня прежде, чем она попытается понять, что я ей говорю. Все очень просто. Она рассказала мне об этом с самого начала. Не усложняй ей работу, и она не усложнит мне жизнь. У нее нет времени или ресурсов на какие-либо осложнения. Она знает, что я знаю, что буду слушать и делать все, что она скажет. Есть ли у меня выбор? Ей нужно услышать, как я говорю ей, что верю, что свобода воли играет ключевую роль в моей жизни. Она хочет услышать о том, какой выбор я сделал в последнее время.Какие выборы, которые я сделал сегодня, были «плохими» — которые были признаны «плохими» или «неправильными»? Как насчет тех выборов, которые можно было бы считать похвальными? Достоин похвалы от моего хранителя во внешнем мире. Зачем ей это слышать? Может быть, это потому, что она не расстроится из-за того, что меня заперет после того, как я сделал слишком много неверных решений.

Я веду с ней этот диалог услужливо, «уступая» ее до смерти, пока не вытащу ее за дверь и продолжу путь. Как бы я ни ненавидел ее, я не хочу возвращаться в ад, где я провел большую часть своей естественной жизни.Заключенным не нравится мой типаж. Моей любви к детям. Они видят меня во дворе и представляют, как я ласкаю лысину, маленькую писсуар, лужицу невинной плоти, навсегда испорченную моим кривым прикосновением; они представляют, как мои коварные пальцы ласкают клитор шестилетней девочки, бутон которой еще не расцвел и превратился в сочный плод ее желанного секса; они видят меня и помнят, что случилось с ними или их собственными детьми; они видят меня и не чувствуют ничего, кроме огня внутри себя; и они совершают самые отвратительные поступки в отношении меня, не опасаясь расправы или даже малейшего укола своей совести; они совершают и увековечивают это насилие в отношении меня во имя наказания, потому что мы, педофилы, бесчеловечны в глазах всех.Мы самые низкие отбросы на Земле.

Ненависть порождает ненависть внутри. Он процветает и разрастается, как чума, когда слухи о моих преступлениях доходят до других осужденных. Я не знаю, как эти ребята получают все подробности моей работы, но они это делают, и когда они узнают, начинается поезд. Мне надоело быть тюремной сукой перед дюжиной разных парней в день, накачивая мою измельченную прямую кишку спермой, зараженной СПИДом, в то время как все C.O. свиньи собираются вокруг нас, чтобы посмеяться и сделать ставки на то, что приведет к моей окончательной кончине.

«Есть судьбы хуже смерти, офицер. Помните об этом, когда будете делать обходы сегодня. Есть судьбы намного хуже смерти ». Я говорю это себе, как если бы я разговаривал с ней вскоре после того, как она ушла, рассказывая ей то, что Я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хочу ей сказать.

Возможно, эта маленькая пау-вау — замаскированное благословение. Этот неожиданный визит. Полагаю, я смогу прожить без оружия пару дней. Если бы в этот момент на расстоянии вытянутой руки от меня был пистолет, я бы засунул его себе в рот и нажал на спусковой крючок, забрызгав мозгами всю грязную стену позади меня.

Рисунок Майка Дианы с задней обложки комикса «ВИШНЯ БОМБА РЕВОЛЮЦИЯ»

Дайан Даймонд: Истории выживших детей помогают пролить свет на педофилию | Отзывы

человек по всему миру посмотрели документальный фильм HBO «Покидая Неверленд», в котором двое мужчин заявили, что в детстве Майкл Джексон неоднократно подвергал их сексуальному насилию.В документальном фильме рассказывается о том, как может происходить такое насилие, о методах хищника и о пожизненном ущербе, который он может нанести ребенку-жертве. Я не уверен, что большинство американцев действительно понимают, как действует педофил.

До сих пор существует мнение, что эти сексуальные преступления внезапно навязываются ребенку, что насилие, ограничения и кровопролитие являются нормой. Нет ничего более далекого от правды.

В основе педофилии лежит техника, которую используют охотники за детьми, чтобы получить доступ к своей добыче.Это называется «уход», и его ловко делают как взрослые, так и дети.

Во-первых, осознайте, что педофилы — самые очаровательные, представительные и хитрые преступники на планете. Они ухаживают и соблазняют. Они представляют себя хорошими налогоплательщиками, верующими, трудолюбивыми гражданами. Они заставляют людей чувствовать себя полностью заслуживающими доверия. Первой целью педофилов почти всегда становятся родители. Они знают, что должны соблазнить родителей думать о них наилучшим образом, прежде чем смогут получить свободный доступ к ребенку.

Педофилы часто сосредотачиваются на неполных семьях, как озабоченные матери-одиночки, которые жаждут помощи, чтобы вырастить своего ребенка. Когда хищник оставляет ребенка наедине, обычно возникает знакомая картина. Сначала ребенка заставляют чувствовать себя в безопасности. Затем ребенку неоднократно дарят подарки и рассказывают, какие они особенные. Есть объятия и поцелуи, и если ребенок отвечает положительно, следующим шагом будет касание бедер, а затем промежности. Порнография часто используется, чтобы измерить сексуальное любопытство ребенка, и алкоголь или наркотики часто предлагаются.Ребенок начинает любить и зависеть от человека, который уделяет ему столько внимания.

Это соблазнение не происходит в одночасье. Это может занять недели или месяцы, и это часть очарования ребенка-хищника. Охота часто так же стимулирует педофила, как и реальный половой акт.

«(Х) он сказал мне, что это была любовь … и Бог свел нас вместе», — сказал один из обвинителей Джексона, Уэйд Робсон, Опре Уинфри во время часового специального выпуска, который последовал за документальным фильмом HBO.Робсон сказал, что ему было всего 7 лет, когда начались приставания.

«Я не понимал, что то, что Майкл сделал со мной сексуально, было насилием. Я понятия не имел, что это так», — сказал Робсон.

Опра, пережившая сексуальные преступления в детстве, объяснила, что у впечатлительных детей просто нет языка, чтобы объяснить все свои сложные чувства. Когда их спрашивают, случилось ли с ними что-то плохое, детям легко это отрицать, потому что объятия, поцелуи и поглаживания действительно им нравились.

Робсон и его второй мужчина, Джеймс Сейфчак, сказали, что им настолько промыли мозги, чтобы держать секс в секрете, и обманула известность Джексона, что только когда они поженились и родили собственных сыновей, они начали понимать, что произошло на самом деле. Оба позже описали нервные срывы, которые побудили их искать терапию для исцеления от травмы.

(Адвокаты состояния Джексона подали иск на 100 миллионов долларов против HBO и осудили документальный фильм, назвав его односторонней пропагандой, направленной на «бесстыдную эксплуатацию невиновного человека, которого больше нет здесь, чтобы защитить себя. «)

Общественность также должна понимать, что педофилы при обнаружении следуют типичному сценарию. Они отвлекают разговор, лично нападая на характер ребенка или на характер семьи. Они могут указать пальцем на того, кто, по их словам, является чрезмерно нуждающимся ребенком с невнимательным родителем. Они могут сказать полиции, что семья пытается вымогать у них деньги. Или подозреваемый может обвинить ребенка быть агрессором, который принес порно или алкоголь в отношениях. По сути, они спрашивают полицию: «Кому вы поверите? Мне, взрослому или проблемному ребенку из разбитого дома?» Это старая тактика растлителей.

Специальный агент ФБР в отставке Кен Лэннинг написал библию бюро о педофилии под названием «Растлители детей: анализ поведения». Однажды он сказал мне, что педофилы обладают сверхъестественной способностью идентифицировать себя с детьми и слушать их. Они окружают себя вещами, которые привлекают детей. Подумайте о парке развлечений в Неверленде или игровой комнате с телевизором с большим экраном в подвале Джерри Сандаски недалеко от штата Пенсильвания. Лэннинг также отмечает, что растлители считают, что их любящие действия по отношению к детям естественны.

«Многие педофилы отказываются признать, что то, что они делают, даже неправильно», — сказал Лэннинг. Они искренне верят, что «любовь», которую они проявляют к ребенку, — это хорошо.

Я надеюсь, что эти недавние истории выживших детей научили людей тому, почему жертвы так долго хранят свой унизительный секрет, как человек по соседству может быть и прекрасным соседом, и детским хищником, и как жизнь жертвы в мучениях может успокоиться, если кто-то просто посмотрит им в глаза и скажет: «Я вам верю.«

— Дайан Даймонд — автор книги «Мышление вне ящика с преступностью и правосудием». Свяжитесь с ней по адресу [адрес электронной почты защищен], подпишитесь на нее в Twitter: @DiDimond или щелкните здесь, чтобы прочитать предыдущие столбцы. Высказанные мнения являются ее собственными.

Мой папа-педофил: Мемуары

Шокирующая правдивая история о романе девочки с ее отцом.

После многих лет страдания от множества форм жестокого обращения уязвимая молодая девушка сбегает из дома только для того, чтобы попасть прямо в объятия своего биологического отца — сексуального хищника.

Мой папа-педофил рассказывает мучительную правдивую историю романа девочки-подростка с ее отцом-социопатом, склонным к манипуляциям. После того, как раскрывается ужасная темная тайна, разворачивается настоящая история, и начинается ее отважный путь исцеления.

Мощный и вдохновляющий, «Мой папа-педофил» вселяет надежду, ободрение и осознание того, что, хотя дорога может быть ухабистой, а путь долгим, всегда возможно, победить тяжелую травму.

Хвала моему папе-педофилу

«Если вас легко шокирует то, что происходит за закрытыми дверями в некоторых обычных пригородах, не читайте эту книгу.Если вы хотите прочитать захватывающий рассказ о манипуляциях, жестоком обращении и смелом исцелении, то эта книга для вас ».
— Шарин Хигдон Джонс, MFT, автор книги« Шаги исцеления »

« Мемуары Лили Палацци, Мой папа Педофил — это захватывающий, хорошо продуманный рассказ о том, как расчетливые манипуляции ее отца с ее отчаянной потребностью в любви подвергли ее болезненным искажениям инцеста, и как благодаря терапии и настоящей любви мужа она в конечном итоге находит исцеление, которое она когда-то имела мысль никогда не будет возможна.
— Кэтрин МакКолл, автор международного бестселлера Never Tell

«Он тянет вас от страницы к странице … Нет жалости к себе, нет ненависти — только тревожный, честный, хорошо читаемый рассказ о том, существо может появиться целым даже из худшего детства ».
—Адаир Лара, автор книги «Обнаженная, пьяная и писающая»

«[Лили] рассказывает сложную историю любви и жестокого обращения, которую необходимо вывести из тени стыда в свет понимания.
— Эллисон Элвуд, MFT

Мой отец — педофил —

Это история Рене, ее отца, и его педофилии.

Расскажите немного о себе.

Я изначально девушка с западного побережья Канады, но я выросла повсюду, поэтому у меня действительно нет места, которое я называю «домом». Мне чуть за 30 и я веду онлайн-бизнес, не зависящий от местоположения , и для развлечения я много чего делаю, но в основном путешествую!

Какой была ваша семейная жизнь в детстве?

Мое детство было нормальным — моя мама была домохозяйкой для меня и двух моих братьев и сестер, а моего отца никогда не было рядом, потому что он был пилотом авиакомпании.Но моя мама как бы жила в стране фантазий — в стиле Джун Кливер — и не могла справиться ни с какими конфликтами между нами, тремя детьми, поэтому папа нас наказал, когда он вернется домой.

Когда мне было десять, мои родители пережили ужасный развод, и мой отец получил опеку над всеми нами троими. Он не хотел опеки над нами, он никогда не хотел, чтобы у него были дети женского пола, но поскольку моя мама «пересекла» его, попросив развод, он поклялся, что оставит ее бедной и бездетной, и именно это он и сделал.

Когда мне было 14 лет, мой отец перевез меня и мою младшую сестру в Центральную Америку, потому что белые парни с деньгами могут уйти там с чем угодно. В тот момент мы были действительно сами по себе в воспитании.

Когда вы начали понимать, что ваш папа отличается от других пап?

Я понял, что он был другим, когда он активизировал свои отношения с мальчиком из Центральной Америки. Внезапно его бдительность ослабла, и стало настолько очевидно, что у меня были очень неуместные отношения, в том числе и в моем собственном доме.

Как педофилия вашего отца повлияла на его жизнь?

Дело даже не в том, что он извинялся, он просто делал вид, что он был доброжелательным богатым человеком, который заботился о благополучии детей, у которых было меньше, чем у нашей семьи. У него огромный комплекс Бога, и он играл на нем, чтобы создать впечатление, что он просто проявляет щедрость и милосердие.

Я не знаю на 100%, как он все это скрывал в Канаде, потому что я был очень молод, но в Центральной Америке никто особо не обращал внимания, поэтому он имел определенную степень безнаказанности.Я знаю, что до моего рождения он был лидером бойскаутов и был уволен при сомнительных обстоятельствах.

А потом, когда я был подростком, он купил фургон с темными тонированными стеклами, когда у нас в семье уже было по одному автомобилю на водителя. Это казалось странным, но, видимо, это обычное дело для педофилов, потому что они не могут вернуть свои жертвы домой.

Как ваш папа познакомился с мальчиками? Как он убедил их стать частью его жизни?

Когда я был совсем маленьким, он охотился на детей друзей семьи, но не продвинулся далеко.Затем он нацелился на моего кузена и фактически заставил его переехать в наш дом, а затем отрезал его от родителей. Трудно поверить, я знаю. А позже, когда мы переехали в Центральную Америку, он нацелился на бедных мальчиков и щедро одарил их семьи деньгами и подарками.

Кто-нибудь еще в его жизни осознавал, что происходит?

Нет. Ну, я не в курсе. Он очень умен, красив и харизматичен. Но он также классический психопат. Ему не хватает способности сопереживать другим людям, и как только вы преодолеете очаровательную внешность, вы поймете, что единственный способ установить с ним какие-либо отношения — это позволить ему контролировать вас.

Никакого инакомыслия не допускается — вот почему у него почти нет друзей. Его тщательно подобранный круг поклонников видит только одну очень маленькую часть того, чем он является на самом деле.

Связывались ли вы или ваши сестры с властями?

Да, но я не могу это обсуждать, и на сегодняшний день ничего не вышло, потому что он ТАК хорошо заметает следы.

Какое сейчас положение вашего отца? Какие у вас с ним отношения сейчас?

Я перестал разговаривать с ним более десяти лет назад, как и мои братья и сестры, и он женился на женщине в Доминиканской Республике, усыновил двух сыновей, а затем развелся с ней позже, когда он привез мальчиков в Канаду. Насколько я знаю, мальчики сбежали от него после многих лет жестокого обращения.

Считаете ли вы, что поведение отца повлияло на ваши чувства к романтическим отношениям или детям?

Мне повезло в том, что меня привлекли самые милые, самые честные, самые прекрасные люди в качестве романтических партнеров, и теперь я уже почти десять лет с одним и тем же супер-мега замечательным парнем.

После 20 лет обращения со мной как с собакой или имуществом, я был более чем готов к противоположному.А что касается детей, я думаю, что это заставило меня
а) реалистично оценить, насколько обычные опасные люди (это наши папы, наши учителя, наши двоюродные братья, наши соседи) и
б) дал мне поразительно точный детектор опасности.

Я меньше беспокоюсь о своих детях, потому что знаю анатомию педофила / психопата и могу помочь им ориентироваться в мире и распознавать эти опасные знаки.

Что вы посоветуете кому-то еще, чьи родители ведут себя незаконно, неэтично?

Если вы молоды и полностью от них зависят, выживайте.Делайте то, что вам нужно, чтобы обойтись, и знайте, что это тоже пройдет. Как только вы освободитесь, вы можете исцелить и, если возможно, запереть их! Я не сомневаюсь, что мой отец мог и причинил бы мне физический вред, если бы подумал, что я на него напала и что это угроза разоблачения. Первоочередная задача — всегда защищать себя.

Большое спасибо за то, что поделились своей историей, Рене. У кого-нибудь из вас есть к ней вопросы? Кто-нибудь из вас боролся с неуравновешенными, небезопасными родителями?

, фото стивена ван лоя // cc

ФБР — Борьба с сексуальными хищниками в Интернете

02.12.03

Десять лет назад 10-летний мальчик исчез из своего района в Брентвуде, штат Мэриленд.В течение нескольких недель, расследование раскроет два педофилов и большее кольцо онлайн детской порнографии. Через два года это породит крупную национальную инициативу, которая сейчас является центральным элементом усилий ФБР по защите детей от хищных педофилов в киберпространстве.

Вот как разворачивались события: Когда агенты ФБР и полицейские детективы округа Принс-Джордж пошли от дома к дому, чтобы поговорить с соседями после исчезновения мальчика в 1993 году, они столкнулись с парой подозрительных мужчин, которые «подружились» с местными детьми. , осыпая их подарками и даже увозя в отпуск.

Доказательства последовали, что мужчины подвергали детей сексуальному насилию в течение четверти века. Совсем недавно они переехали в Интернете, создание собственной компьютерной Сервисной платы не только «общение» с мальчиками и установить с ними встречи, но и делиться незаконных изображений детской порнографии.

Это, в свою очередь, привело следователей к большему кругу компьютерных педофилов. Когда в следующем году произошел похожий случай с национальным охватом, ФБР осознало, что речь идет о новой тревожной тенденции: сексуальной эксплуатации детей через Интернет.

Программа родилась. В 1995 году ФБР создало Национальную инициативу «Невинные изображения» (IINI). Его цели: разрушить сети онлайн-педофилов, не дать сексуальным хищникам использовать Интернет для выманивания детей из их семей и спасти жертв.

Сегодня 28 из 56 полевых отделений ФБР проводят секретные операции Innocent Images. По этим делам работают более 200 агентов ФБР. Некоторые выдают себя за подростков или подростков в чатах, чтобы определить «путешественников», которые хотят встречаться с детьми и оскорблять их.Другие сосредоточены на ликвидации крупных предприятий, эксплуатирующих детей.

С 1995 года мы возбудили более 10 000 дел и помогли добиться вынесения почти 3 000 обвинительных приговоров.

Сейф. Для того, чтобы сообщить о детской порнографии и / или потенциальные дела, связанные с сексуальной эксплуатацией детей, пожалуйста, свяжитесь с координатором преступления против детей в местном полевом офисе ФБР. Вы также можете отправить онлайн-отчет в Национальный центр пропавших без вести и эксплуатируемых детей CyberTipline на сайте www.cybertipline.com; эти отчеты направляются в соответствующие правоохранительные органы.

Мой отец-педофил притворился, что мы играем в «ложки», но на самом деле он изнасиловал меня с четырехлетнего возраста

КОГДА Наташа была маленькой девочкой, ее отец часто просил ее поиграть в «ложки» на диване … он был бы большой ложкой, а она была маленькой.

Это звучит как невинное детское воспоминание — но это было совсем не то, что ее злой отец использовал эти моменты объятий для тайного сексуального насилия над ней.

7

Наташа смело отказалась от своего права на анонимность, чтобы выступить против своего злого отца

Наташа, сейчас 28, пострадала от целого ряда издевательств, которые длились 15 лет с 4 до 19 лет, когда она наконец набралась смелости сказать полиция.

Только в ходе последующего расследования она узнала, что была одним из четырех членов семьи, с которыми жестоко обращался ее отец Питер Уилсон.

Сегодня он находится за решеткой, отбывая двенадцатилетний срок, и Наташа отказалась от анонимности, чтобы рассказать свою историю в интервью Sun перед выходом нового захватывающего документального фильма «Мой папа-педофил».

7

Кредит: Leicester Mercury / BPM MEDIA

Поразительно, но каждый 20-й ребенок в Великобритании подвергся сексуальному насилию, а каждый третий никому не говорит.

«Папа притворился спящим, издеваясь надо мной»

Наташа говорит, что ее отец мог издеваться над ней, потому что у нее было «двухмерное детство» после разлучения родителей, когда она была маленькой.

«У меня было детство с понедельника по пятницу с мамой, отчимом и братьями, что было типично нормальным детством, потом у меня было детство на выходных с моим отцом, у которого был секрет», — говорит она.

7

Наташе было всего четыре года, когда началось жестокое обращение

С самого начала — Наташа думает, что ей было около четырех — объятия ее отца превратились в нечто более зловещее, его рука постепенно соскользнула с ее живота на нижнее белье.

«Казалось, что каждую неделю его рука становилась все ниже и ниже… а затем она становилась все более и более близкой к тому, что я теперь считаю прелюдией», — говорит она.

«Он никогда не говорил или не говорил. Это было почти так, как если бы он делал вид, что спит большую часть этого.Но однажды он открыл глаза и сказал: «Ты никому об этом не говори, потому что, если ты скажешь, папа попадет в тюрьму».

«Я подумал, что для него нормально видеть меня в тюрьме. ванна ‘

Для девушки, которая обожала своего отца, искаженное внимание приводило в замешательство.

«У папы было два образа — парень, которого я знала на диване, и парень, которого все знали в пабе, который взял меня и моего брата в отпуск», — вспоминает она.

«Было очень трудно определить границы: я рос, думая, что это мой отец, ему разрешено видеть меня обнаженной в ванной, но я не знала, в чем заключалась черта.Мне так хотелось верить, что у меня появился нормальный папа ».

7

Наташа держала в секрете свое насилие, слишком боясь реакции мамы

Только когда ей исполнилось одиннадцать, она смогла по-настоящему усомниться в том, что происходит.

«Был один случай, когда он перевернулся и стал очень страстно целовать меня, целуя мою шею, и в тот момент я знал, что это предел, который он зашел слишком далеко».

И все же она не могла сказать своей матери, с кем была близка.

«Моя мама — египтянка, и у нее вспыльчивый характер. Я искренне думала, что она поедет к нему домой, возьмет нож и убьет его», — говорит Наташа.

«На мой взгляд, это означало, что она сядет в тюрьму, а у меня не будет ни мамы, ни папы. Было странно проводить такой анализ, но это именно то, что я сделал».

7

Наташа молчала 15 лет

Теперь она понимает, что ее способ справиться с ситуацией — это уроки кикбоксинга, которые она посещала с восьмилетнего возраста.

«Это дало мне ощущение силы и контроля. Это не решило проблему, но было жизненно важно, чтобы помочь мне пережить детство», — говорит она.

Была отсрочка, когда вскоре после того, как Наташе исполнилось двенадцать, ее отец снова женился.

«Хорошие два или три года ничего не происходило. Потом я помню, когда мне было около пятнадцати, он попросил меня лечь на диван, и я подумал, что это будет нормально.

Но он попробовал еще раз. В этот момент я спрыгнул с дивана, позвонил маме и попросил ее забрать меня, потому что мы поссорились.Я не видел его снова, пока не предстал перед судом ».

«Он также оскорбил моих кузенов и сводную сестру»

Пройдет еще четыре года, прежде чем Наташа наберется смелости и заявит об отце в полицию.

«Я был слишком расстроен после ссоры с мамой, и мой партнер в то время был сбит с толку, почему я был таким эмоциональным — это была огромная чрезмерная реакция. Я помню, как сказал:« Ты понятия не имеешь, ты не понимаешь » знаю свое прошлое «, — говорит она.

«Наконец-то я открылся.Он был первым, кому я сказал, и он убедил меня позвонить в NSPCC, который порекомендовал мне поговорить с полицией »

Два года спустя Наташе позвонили и сказали, что дело закрывают из-за отсутствия доказательств.

Но два года спустя ей позвонил еще один телефонный звонок, на этот раз от полицейского Лестера, который сообщил ей, что было еще одно обвинение в отношении ее отца, и дело было возобновлено.

Кто ей не сказал, но со временем она узнала, что ее отец также изнасиловал двух двоюродных братьев и сводную сестру Софи, дочь ее отца от третьего брака, с которой Наташа играла девочкой.

7

Наташа наконец открывается маме в документальном фильме, который выходит сегодня вечером

«Когда дело, наконец, дошло до суда, я вошел и увидел Софи — ничто не может подготовить вас к этому подтверждению. Я так долго чувствовала себя одинокой, но это сделало его таким реальным », — говорит она.

Судебное дело проходило в Королевском суде Лестера в октябре прошлого года, когда Наташа и ее товарищи-жертвы давали показания из-за ширмы.

«Но когда дело дошло до вердикта, я решила его увидеть», — вспоминает она.

«Он не изменился — он не выглядел ни на день старше. Я помню, как он смотрел на меня своими щенячьими собачьими глазами, как будто не мог поверить, что я его продал. Я смотрел в ответ. Это было действительно мощно. стоять так близко к человеку, который так старался меня погубить.

7

Слева мать Наташи не знала, что ее дочь подвергается жестокому обращению

«Мне было пятнадцать, когда я в последний раз видела его — теперь я была сильной независимой женщиной со своей собственной карьерой».

Отец Наташи был приговорен к двенадцати годам лишения свободы по десяти пунктам обвинения в непристойном нападении судьей, который сказал ему, что его семейная жизнь представляет собой сплошную сеть лжи и секретов.

После этого Наташа и члены ее семьи зачитали заявление потерпевшего. «Он покачал головой — он полностью отрицает это. Я могу только надеяться, что он проводит время в тюрьме, работая над собой и думая о том, что он сделал ».

Напротив, Наташа говорит, что суд освободил ее. «В течение многих лет вы скрываете этот монументальный секрет внутри себя, но в ту минуту, когда вы говорите об этом, он оказывается вне вас. Это освобождает.

Это также позволило ей впервые откровенно поговорить с матерью.

NO KIDDING

Мама из 11 показывает реальность того, что она берет огромный выводок на хол и тратит 54 доллара на обед Maccies

RAD НОВАЯ ПОКУПКА

Мама из 22 лет Сью Рэдфорд демонстрирует новую двуспальную кровать со встроенным телевизором

Exclusive

TIME TRAP

Я заразился вирусом в 15 лет и попал в больницу на 4 года — мои дневники спасли меня

Exclusive

SAVVY SAVER

Я купил дом за 220 тысяч фунтов стерлингов за 23 года с зарплатой 18 тысяч фунтов стерлингов и поторговался на 15 тысяч фунтов на моей свадьбе

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Мама на OnlyFans «плачет без остановки» после того, как тролли отправили ее семье фотографии с рейтингом X

Exclusive

GOLD MINE

Внутри каравана путешественников с золотым фарфором и блестящими диванами и ПРИЦЕП для одежды

«Мне было трудно с ней разговаривать, потому что я не хотел чувствовать себя виноватым — она ​​чувствовала, что подвела меня. Теперь наши отношения намного лучше, — говорит она. — То, что случилось с моим отцом, очень долго повлияло на мои отношения. У меня были проблемы с интимными отношениями с мужчинами — я не могла вынести ощущение щетины рядом с моим лицом, но с тех пор, как дело в суде, все закончилось ».

Сегодня Наташа, изначально получившая образование юриста, работает спортивным тренером и наставляет женщин, переживших травмы, делясь собственным опытом.

«Долгое время я думала, что собираюсь забрать то, что со мной произошло, в могилу», — говорит она.«Теперь я каждый день говорю об этом с разными людьми — и я надеюсь, что, высказавшись, я смогу изменить представление о том, как выглядит человек, переживший насилие».

«Мой папа-педофил» выходит в эфир сегодня в 21:00 на канале 5star.

POCD: Я педофил? Симптомы и лечение

Примечание. В этом посте обсуждается педофилия и форма ОКР, из-за которой люди не могут понять, педофил они или нет. Поскольку эта неуверенность является основной причиной страданий людей с ОКР, нам нужно сначала понять страхи, связанные с педофилией.Этот пост начинается с обсуждения самой педофилии — сложной темы для многих.

Есть несколько вещей, о которых никто не хочет говорить: опасные территории, на которые заходят только терапевты, дикторы и комики. Вы, вероятно, сможете придумать большинство из них: представьте себя за обеденным столом с семьей или друзьями и подумайте о последних разговорах, которые вы хотели бы провести.

Одна из этих тем, педофилия, вызывает невероятное возмущение всякий раз, когда ее поднимают.Реакция общественности на последние новости напоминают нам о том, насколько серьезно мы относимся к защите детей. И наше возмущение имеет много смысла: никто не более уязвим, чем дети, и сексуальные домогательства к ним по своей сути являются насильственными. Так тревожно слышать об этом, потому что мы очень хотим, чтобы этого никогда не произошло.

Что такое педофилия и у кого она есть?

Педофилия — это сексуальное влечение к детям. Он был определен в конце девятнадцатого века, но был исследован только в последние несколько десятилетий.Это заболевание известно как педофилическое расстройство в «Руководстве по диагностике и статистике психических расстройств» (DSM-5), большой книге, которую большинство клиницистов в США используют для диагностики своих клиентов. Педофил имеет сильные побуждения и фантазии по поводу детей; они должны сохраняться в течение некоторого периода времени (шесть месяцев в соответствии с DSM-5), и могут или не могут быть приняты меры. Не все педофилы являются растлителями малолетних, и наоборот — первые фантазируют о детях, а вторые насилуют их.

Вам нужна помощь? Запишитесь на бесплатный звонок

Забронируйте сейчас

Различные авторитеты расходятся во мнениях относительно специфики, но обычно считается, что педофилы старше 16 лет и, по крайней мере, на пять лет старше того, о чем они думают. Ребенок, о котором они мечтают, находится в препубертатном возрасте — ему 13 лет или младше, согласно DSM-5 и ряду других источников. В психиатрической литературе проводится различие между людьми, которых привлекают разные возрастные группы, но в общественном восприятии они, как правило, смешиваются.

Помимо этих подробностей, педофилия — одно из самых страшных психических расстройств. Исследование 2015 года показало, что педофилы подвержены гневу и социальному отторжению, даже если они не действуют в соответствии со своими мыслями (значительная часть респондентов одного опроса сказала, что педофилам «лучше умереть»). Во многих исследованиях сексуальное насилие над детьми считается более серьезным, чем убийство. И, как часто предполагают исследователи, эти общественные убеждения, вероятно, отговаривают многих педофилов от получения помощи.

Педофилия vs.Педофилия ОКР

Сексуальные мысли и побуждения в отношении детей препубертатного возраста по определению приятны педофилам. Они могут стыдиться своих мыслей, бояться того, что может произойти из-за них, решительно сопротивляться действию в соответствии с ними и так далее; но дети по-прежнему остаются первичными (а иногда и единственными) объектами их фантазий.

Многие непедофилы испытывают подобные навязчивые мысли и побуждения спонтанно и вопреки их реальным желаниям.Кто-то, у кого не было педофильных мыслей или побуждений, мог бы болтаться с ребенком и внезапно подумать: что, если бы я прикоснулся к этому ребенку прямо сейчас? Хотя эта мысль кажется очень странной и тревожной, большинство людей отмахиваются от нее: это не я. Мне это не понравилось. Ну что ж. Это ни в коем случае не доставляет удовольствия, но эта мысль не причиняет им реального беспокойства. Как случайная мысль о съезде с дороги или крике во время встречи, она быстро исчезает.

Мы все испытываем навязчивые, нежелательные мысли по широкому кругу тем

Но другая группа очень по-разному реагирует на эти мысли, которые кажутся вызовом всему, что они думают о себе на самом деле.У них есть форма обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР), известная как педофилия ОКР или ПОКР. Подтипы, такие как ПОКР, не являются отдельными состояниями — это удобные способы обозначить конкретный общий набор симптомов ОКР. Как и любой подтип, ПОКР включает в себя навязчивые идеи (навязчивые, нежелательные мысли) и компульсии (повторяющееся поведение, направленное на избавление от стресса, вызванного навязчивыми идеями). Но с ПОКД симптомы следуют очень конкретной теме: нежелательные сексуальные мысли о детях.

Суть POCD в том, что люди не уверены, действительно ли они будут действовать в соответствии со своими мыслями.Они никогда не чувствуют уверенности в том, что могут доверять себе, и склонны компульсивно снижать риск, который они воспринимают. Их навязчивые идеи открывают чрезвычайно тревожные, на первый взгляд неотложные вопросы, лежащие в основе их реальности; принуждения на некоторое время связывают вещи вместе. Например:

  • Одержимость: Что, если бы я действительно изнасиловал ребенка? -> Принуждение: отказ от работы по присмотру за детьми и уход от детей в общественных местах
  • Могу ли я быть педофилом? -> Ежедневно ищите статьи об известных педофилах и сравнивайте себя с ними
  • Внезапно представьте себе половой акт с ребенком -> Составьте список из десяти причин, по которым их никогда не будет привлекать ребенок, переписывайте его пять раз каждую ночь перед сном

Исследования показывают, что ПОКР, хотя и часто встречается у людей с ОКР, остается незамеченным и неправильно диагностируется у большинства пациентов. Это говорит о том, что стыд, окружающий эти мысли, настолько силен, что люди даже не хотят рассказывать об этом своему терапевту. Вот почему нам нужны смелые люди, чтобы создать прецедент и поделиться своими трудными историями.


Недавно мы говорили с одной из этих смелых людей — назовем ее Кейт — которая живет в Лондоне со своим партнером и их двухлетней дочерью. Как и любой родитель, она с рождения дочери работает над тем, чтобы во всем разобраться.

Рождение ребенка принесло Кате огромную радость.Но всего через несколько недель ей в голову стали приходить тревожные мысли. Эти мысли трансформировались со временем и довели ее до предела.

Молодая мама с педофилией ОКР: история Кейт

До того, как у меня родилась дочь, я никогда не обращал внимания на детей. Меня не волновали детские души и детские дни рождения. Я никогда не обращал внимания на их уязвимость — они были просто маленькими человечками, о которых не переставали рассказывать их родители.

Так было до тех пор, пока у меня не появился собственный.Первые шесть месяцев жизни дочери у меня были мысли убить ее, они поглощали каждую минуту моего бодрствования. Она умирала в моей голове миллион раз. Но однажды все изменилось.

Я знаю, что это звучит банально, но честно помню, как будто это было вчера. Я читал мою обычную сплетни страницы Голливуда, когда был рассказ о Марк Salling, в парне из Glee, будучи арестован за детскую порнографию. И с этого момента у меня в голове словно щелкнули выключателем, и мои обычные убийственные мысли (к которым я начал привыкать) стали более зловещими.У меня начались панические атаки. Что, если я приставлю к своей дочери? Что, если я педофил и не знаю об этом?

Помню, как я отчаянно звонил отцу и рассказывал ему обо всех своих заботах, плача на полу в гостиной. Я искренне думал, что могу в одночасье превратиться в педофила и навредить своей дочери. С тех пор я боялся изменить ее, искупать ее — каждый раз, когда обнажалась какая-то часть ее тела, у меня случался приступ паники.

На этом все не закончилось. ОКР не позволяло мне так легко уйти от этого.Мне было страшно проходить мимо школ на случай, если я выгляжу как педофил, особенно когда был перерыв, и дети играли на детской площадке. Я жутко на них смотрел? Я похож на педофила?

Я сломался.

Этот вид ОКР уводит вас в кромешную тьму, настолько, что я подумывал о том, чтобы покончить с собой, потому что не мог справиться с другой мыслью. Даже когда я пишу это, я очень хорошо понимаю язык, который использую: я не хочу, чтобы кто-то думал, что я педофил.

Видите ли, вот в чем суть ОКР: оно убеждает вас в том, что вы такой, каким себя называет, даже без каких-либо доказательств. Однако я пришел к выводу, что ОКР хочет, чтобы вы держали свои мысли в секрете. Он не хочет, чтобы вы вывели их на свет, где им, возможно, придется столкнуться с некоторой рациональностью.

Итак, если вы страдаете, что вам нужно знать?

Что ж, вам нужно рассматривать эти педофильные мысли как любую другую навязчивую мысль, потому что это все, что они есть.Большая разница между кем-то с ОКР и педофилом заключается в том, как они реагируют на мысль, что они могут быть одним из них.

«Откуда мне знать, что я не педофил?»

Я бы спросил, что происходит, когда у вас возникают эти мысли…

Вы паникуете?

Избегайте мест, где есть дети?

Ты считаешь себя плохим человеком?

Есть ли у вас компульсии, которые вы используете, чтобы избавиться от мыслей?


Спасибо Кейт за ее храбрость, которая делилась этой историей с людьми по всему миру.Она так боится мыслей, которые она переживает, что очень немногие люди когда-либо рассказывают о них кому-то (даже терапевту). Но если ваша собственная история чем-то похожа на ее, или вы знаете кого-то, кто борется с педофильными мыслями, помощь доступна. (Это верно как для педофилии, ОКР, так и для фактической педофилии).

Лечение POCD

Кейт хочет напомнить всем, что терапия по предотвращению воздействия и реакции (ERP), проводимая лицензированным терапевтом по ОКР, является лучшим способом вылечиться от ОКР, включая педофилию. Эта уникальная терапия специально разработана, чтобы помочь людям справиться со своими навязчивыми идеями и противостоять навязчивым действиям.

ERP наиболее эффективен при работе с терапевтом, прошедшим специальную подготовку по лечению ОКР. Они знают, чего ожидать, когда вы описываете свои мысли и поведение, и как составить индивидуальную программу лечения. Их опыт состоит в том, чтобы научить вас управлять своим ОКР, чтобы вы не зацикливались на беспокоящих мыслях, как у Кейт. Это такое же важное обучение, которое проходят все наши терапевты NOCD.

Получите эффективную ERP-терапию

Закажите бесплатный звонок

Целью NOCD является уменьшение симптомов ОКР всего за несколько недель прямой видеотерапии один на один. Вас ждут в нашем поддерживающем сообществе сверстников с круглосуточным доступом к персонализированным инструментам самоуправления, созданным людьми, которые прошли через ОКР и успешно выздоровели.


Если вы боретесь с POCD, надежда есть! Первый шаг — найти подходящую помощь, обратившись к поставщику услуг, обученному лечению ОКР с помощью терапии по предотвращению воздействия и реакции (ERP).ERP наиболее эффективен, когда терапевт, проводящий лечение, имеет опыт работы с ОКР и обучен ERP. В NOCD все терапевты специализируются на ОКР и проходят специальную подготовку по ERP. Запишитесь на бесплатный звонок сегодня с одним из членов нашей клинической группы, чтобы узнать больше о том, как лицензированный терапевт по ОКР может помочь вам выздороветь. Эта консультация бесплатна и не займет много времени, и это может быть один из самых важных звонков, которые вы когда-либо совершали.

.