Рожающей женщины фото: 19 шокирующих и прекрасных фото родов — Сайт для души

Что такое вертикальные роды?

Если верить древним источникам, то только последние 200–300 лет женщины рожают лежа. А если обратиться к истории, то с незапамятных времен они рожали, либо сидя на коленях или на корточках, либо в позиции стоя. Не обошло это стороной и Киевскую Русь. Дочь князя Мстислава Владимировича и Христины Шведской, княжна Евпраксия Мстиславовна Добродея, фиксировала в своей медицинской книге исторические и собственные наблюдения родовспоможения. Впоследствии ставши византийской императрицей под именем Зоя, она стала и первым русским автором, которая изложила в своих трудах вопросы акушерства, включая в них и «вертикальные» роды.

Было замечено, что издавна русские женщины предпочитали рожать в натопленной бане. Отсюда следует, что процесс потения облегчает и ускоряет роды. Бабки-повитухи, занимавшиеся оказанием услуг при родах, заставляли рожениц активно двигаться: ходить до полного изнеможения, переступать через препятствия и все что угодно, главное — долго не лежать. Отсюда напрашивается вывод: такие движения способствуют сокращениям матки у роженицы.

Если проследить историю китайцев, то можно заметить, что многие столетия у них сохранялась традиция проводить роды в сидячем положении рожающей женщины. А в Голландии еще до недавнего времени было принято давать в приданое невесте стул для родов.

В нашем родильном доме мы активно внедряем альтернативный метод процесса родов в вертикальном положении роженицы. Сегодня вертикальные роды составляют 60-65% по отношению к общему количеству.

Находясь в вертикальном положении, будущая мать имеет возможность самой наблюдать за рождением своего ребенка. А врачу и акушерке отводится лишь роль непосредственных наблюдателей за естественным течением родов.

А, главное, — вертикальные роды не нуждается в специальном оборудовании. Так что такие роды подразумевает полную свободу активных движений для рожающей женщины. У нее есть возможность в I период родов: ходить, стоять, сидеть, отдыхать в любом положении, принимать теплый душ и даже плавать. Основной принцип ведения I периода родов – роженица сама выбирает для себя удобную позу.

В II периоде родов вертикальная позиция принимается во время прохождения головки плода в широкой части полости малого таза. Предание вертикального положения возможно в различных позах: стоя, сидя, полусидя, на корточках, коленях или на специально оборудованном кресле. Оптимальной вертикальная поза считается при небольшом наклоне вперед. Во время такой позиции женщина, стоя на коленях, слегка отклоняясь вперед (на 20–30 градусов), располагается на обычной «Рахмановской» кровати.

Отличие вертикальных родов от классических в том, что малыш рождается абсолютно самостоятельно. Без какой-либо помощи традиционного ручного пособия по защите промежности, которое непременно применяется при обычных родах. Еще один плюс вертикальной позы – у матери есть возможность еще до окончания пульсации пуповины и отделения плаценты взять новорожденного на руки и приложить его к своей груди.

Какой же биомеханизм родов при вертикальном положении женщины с некоторым наклоном вперед?

  1. Благодаря такой позе действует закон всемирного тяготения, при котором работают силы естественной гравитации. Следовательно, плоду легче продвигаться по родовым путям с минимальными для себя энергозатратами.

  2. Вертикальная позиция для легкого прохождения ребенка вниз создает максимальное давление вдоль всего родового канала.

  3. При вертикальном положении остистые отростки позвонков и копчик роженицы максимально отклоняются назад, увеличивая при этом прямые размеры полостей малого таза. Все это делает беспрепятственное продвижение ребенка вперед.

Такая простая тактика дает возможность самой промежности медленно и плавно соскальзывать, словно «чулок» с головки плода. Вследствие этого происходит аккуратное и бережное рождение головки ребенка с исключением тракций за нее при рождении плечиков. Туловище же малыша во время таких родов рождается беспрепятственно. Согласно медицинской статистике, случаи родового травматизма у новорожденных (даже с крупной массой) при родах в вертикальном положении встречаются в 10 раз меньше, чем при классических.

Еще одно достоинство «вертикальных» родов – отсутствие глубоких травм родовых путей. А к средним травмам мягких тканей можно отнести лишь мелкие разрывы в области половых губ и стенок влагалища.

По мнению ВОЗ, в основе позитивного опыта родов лежит поддерживающая медицинская помощь на основе индивидуального подхода

Всемирная организация здравоохранения выпустила новые рекомендации в целях установления глобальных стандартов на оказание медицинской помощи здоровым беременным женщинам и уменьшение числа излишних медицинских вмешательств.

По оценкам, во всем мире ежегодно происходит 140 миллионов родов. Большинство из них протекает без осложнений для женщин и их детей. Тем не менее, на протяжении последних 20 лет врачи стали все чаще прибегать к медицинским вмешательствам, которые ранее использовались только для предотвращения рисков или лечения осложнений, таким как введение окситоцина для стимулирования родовой деятельности или кесарево сечение.

«Мы хотим, чтобы женщины рожали в безопасной обстановке, в присутствии квалифицированных специалистов по родовспоможению в хорошо оборудованных медицинских учреждениях. Однако возрастающая медикализация нормально протекающих родов подрывает собственные способности женщин рожать детей и негативно сказывается на их опыте родов», — заявила д-р Принсес Нотемба Симелела (Princess Nothemba Simelela), помощник Генерального директора ВОЗ по вопросам семьи, женщин, детей и подростков.

«Если роды протекают нормально и состояние женщины и ее ребенка хорошее, то они не нуждаются в дополнительных мерах по стимулированию родовой деятельности», — добавила она.

Роды – это нормальный физиологический процесс, который может протекать без осложнений для большинства женщин и детей. Однако исследования свидетельствуют о том, что значительная доля здоровых беременных женщин подвергается, по крайней мере, одному клиническому вмешательству во время схваток и родов. В их отношении также часто применяются излишние и потенциально вредные стандартные меры вмешательства.

Новое руководство ВОЗ содержит 56 основанных на фактических данных рекомендаций в отношении мер медицинской помощи, необходимых во время и сразу же после родов для женщины и ее ребенка. Они включают возможность присутствия, по желанию женщины, близкого человека во время схваток и родов; обеспечение уважительного ухода и надлежащей коммуникации между женщинами и провайдерами медицинских услуг; соблюдение личного пространства и конфиденциальности; и предоставление женщинам права принимать решения, помимо прочего, в отношении способов обезболивания, позиций, принимаемых при схватках и родах, и естественных потуг.

Каждые роды уникальны и протекают с разной скоростью

В новом руководстве ВОЗ отмечается уникальность каждых схваток и родов и разная продолжительность первой активной стадии родов у разных женщин. Во время первых родов схватки обычно длятся не более 12 часов, а при последующих родах — не более 10 часов.

Для уменьшения числа излишних медицинских вмешательств в руководстве ВОЗ указывается, что раскрытие шейки матки во время первой активной стадии родов со скоростью 1 см в час (по данным партограммы, или схемы, используемой для регистрации нормального течения родов) может быть недостижимо для некоторых женщин и не может быть точным критерием для выявления женщин, подвергающихся риску неблагоприятного исхода родов. В руководстве подчеркивается, что одно лишь замедленное раскрытие шейки матки не должно быть показанием для принятия мер в целях стимулирования родовой деятельности или ускорения рождения ребенка.

«Многие женщины хотят, чтобы роды протекали естественно, и при рождении ребенка предпочитают полагаться на свой организм без каких-либо медицинских вмешательств, — заявил Айэн Эскью (Ian Askew), директор Департамента ВОЗ по репродуктивному здоровью и научным исследованиям. – Даже в случае, когда медицинское вмешательство желаемо или необходимо, для достижения цели по обеспечению позитивного опыта родов при выборе медицинской помощи важно учитывать мнение женщины».

Высококачественная медицинская помощь для всех женщин

Излишние меры вмешательства во время родов распространены в странах с низким, средним и высоким уровнем дохода, что зачастую истощает и без того скудные ресурсы некоторых стран и способствует усилению несправедливости.

Растет число женщин, рожающих в медицинских учреждениях в присутствии квалифицированных работников здравоохранения и, при необходимости, своевременно направляемых к специалистам, и они заслуживают улучшения качества медицинской помощи. Каждый день около 830 женщин в мире умирают в результате осложнений беременности и родов, и большинство из этих случаев смерти можно было бы предотвратить при оказании высококачественной медицинской помощи во время беременности и родов.

Во многих медицинских учреждениях при оказании медицинской помощи не обеспечивается уважение и соблюдение человеческого достоинства, что является нарушением прав человека и препятствует доступу женщин к медицинской помощи во время родов. Во многих частях мира роды у женщин протекают под контролем провайдеров медицинской помощи, что способствует проведению излишних медицинских вмешательств среди здоровых беременных женщин и препятствует естественному протеканию родов.

Для достижения по возможности наилучших физических, эмоциональных и психологических результатов для женщины и ее ребенка необходима такая модель медицинской помощи, в рамках которой системы здравоохранения предоставляют всем женщинам права и возможности для получения медицинской помощи, ориентированной на мать и ребенка.

Специалисты здравоохранения должны разъяснять здоровым беременным женщинам, что продолжительность родов у разных женщин варьируется в больших пределах. И хотя большинство женщин хотят, чтобы схватки и роды протекали естественно, они также признают тот факт, что роды могут быть непредсказуемым и сопряженным с риском событием и что необходим тщательный мониторинг и иногда медицинские вмешательства. Даже когда меры вмешательства желаемы или необходимы, женщины обычно хотят сохранить чувство личного достижения и контроля, что возможно благодаря их участию в принятии решений и их совместному пребыванию с детьми сразу же после родов.

Роды – это процесс, который изнутри не таков, каким выглядит снаружи

Лорен Энц, «Акушерка». Изображение с сайта lorenentz.com

Рассказывает семейный врач Вероника Назарова:

Предвестники родов

— Наш разговор о беременности закончился на том, что у родов есть свои предвестники. И увидев их, можно успеть приготовиться.

— Понять, что роды скоро начнутся, можно по ряду признаков. Есть признаки поведенческие: «гнездование» в несколько причудливой форме, например, женщина может начать мыть бумажные обои в спальне, отрывать плинтуса, чтобы вычистить все за ними. Или вывалит все из шкафа и примется немедленно это разбирать. Одна мама к концу девятого месяца вымыла трехэтажный дом – сверху донизу. Была женщина, которая кричала мужу, чтобы он немедленно вывез из дому советскую стенку.

Такое поведение – не каприз, а результат выплеска норадреналина. Это нельзя остановить, это роды, стихия. Поэтому близким к таким вещам надо относиться спокойно и по возможности не противоречить. С беременными надо быть похитрее и понежнее. И тогда женщина сама успокоится.

Говорят, роды – «трудный диагноз». Важный признак: пресловутое «живот опустился». Но есть два самых важных предвестника: отхождение слизистой пробки, которая закрывала раньше вход в матку, с небольшим количеством крови, и отхождение вод.

Роды — это стихия. Одна мама к концу девятого месяца вымыла трехэтажный дом – сверху донизу. Такое поведение – не каприз, а результат выплеска норадреналина, и ничего с этим не сделаешь

Фото с сайта telegraph.co.uk

Ну, и конечно, о начале родов говорят регулярные  схватки — череда маточных сокращений, порой сильных, которые начинаются и прекращаются.

Что нужно делать, если отошли воды? Не нужно сразу никуда мчаться, но надо немедленно связаться с акушером, который будет роды принимать. Сколько времени можно ждать, если околоплодные воды вышли, а схватки не появляются? Двое суток можно ждать спокойно, непременно наблюдая за состоянием мамы и ребенка (врачи по привычке говорят о 12 часах, что не соответствует современной мировой практике).

Голова отключилась – хороший знак

У большинства женщин роды длятся около 8–12 часов. Со стороны кажется, что это долго. Но у мамы в правильном родовом состоянии возникает измененное состояние сознания благодаря морфиноподобным веществам – эндорфинам. Женщина в это время находится как-будто под легким наркозом. Боль в схватках ведет к выбросу эндорфинов, поэтому вы не увидите при нормальных родах мучений (если, конечно, их не стимулировать лекарствами, не заставлять женщину лежать на спине).

У рожающей мамы отрешенный вид: она и глаза закрывает, и выглядит так, как будто не здесь. Она может отвечать невпопад и говорить ерунду – это хороший признак. Это значит, что голова у женщины отключилась, а мы помним, что это одно из кардинальных условий хороших родов. Не пытайтесь достучаться до мамы, не задавайте ей вопросов! Не разговаривайте рядом!

Даже в интенсивных родах между схватками бывают перерывы примерно по три минуты. И женщины успевают заснуть. Потом проснуться и опять заснуть. Некоторые даже храпят.

Немного биомеханики

Вся эта родовая работа довольно легко переносится, при условии, что женщина не испугана, не волнуется, ей тепло, у нее «отключена» голова, и она может принять то положение, которое подсказывает ей инстинкт.

Если не командовать женщиной, она будет менять положение, но чаще всего – стоять на коленях, наклонившись вперед. Если мы посмотрим на биомеханику родов, то раскрытие таза в положении на спине и в положении на коленях с наклоном вперед кардинально разное. Головка гораздо легче проходит через малый таз, если он наклонен вперед. Таз – подвижная структура: кости становятся как на резинках, и могут сдвигаться относительно друг друга в зависимости от того, как проходит голова; они соединены связками, которые во время беременности благодаря гормону релаксину размягчаются. Женщина сама, своим положением помогает ребенку выйти, тело ей подсказывает.

К слову сказать, ставшая популярной нынче эпидуральная анестезия не позволяет ни чувствовать свое тело, ни менять позы так, чтобы ребенку было легче выйти.

У рожающей мамы отрешенный вид: она выглядит так, как будто не здесь, отвечает невпопад и говорит ерунду – это хороший признак

Гормон любви

Что можно сделать для женщины в родах? Создать ситуацию безопасности. Дать ей возможность быть в покое, «отключить голову». Главный в родах – гормон любви окситоцин. Этот «застенчивый гормон» вырабатывается при ощущении безопасности, в тепле, тишине, при отсутствии посторонних глаз. И он не выделяется там, где есть страх и фонтанирует адреналин.

Муж рядом?

— Что вы думаете о присутствии мужа роженицы при родах? Может, это полезно?

— Это очень индивидуально. Все люди разные. Для родов нет обязательных людей, за исключением мамы и ребенка. Все остальные — величины переменные. Они делятся на тех, кто может создавать ощущение безопасности, и кто не может его дать, а безопасность, как мы уже сказали, — ключевое условие хороших родов.

Поэтому, если папа не может создавать ощущение безопасности, потому что сам нервничает, не понимает, что происходит, боится, или просто не хочет там быть, – ни в коем случае нельзя заставлять его присутствовать на родах. Если мама считает, что папа на родах необходим, и сама она безумно этого хочет, то ей следует задуматься над тем, что, возможно, это будет психологическим насилием для ее мужа и может серьезно сказаться на его здоровье.

Что можно сделать для женщины в родах? Создать ситуацию безопасности. Дать ей возможность быть в покое, «отключить голову»

Очень важно понимать: роды – это процесс, который изнутри не таков, каким выглядит снаружи. Внешне все может выглядеть так, будто женщине катастрофически больно, и чем дальше, тем больше. Она при этом может говорить: «Я больше не могу, я этого не вынесу», я умираю». При этом роды проходят совершенно нормально и сама мама их объективно отлично переносит.

Но мужчина так устроен, что он должен что-то сделать с жалобами женщины, тем более любимой. А делать ничего нельзя, и нужно держать «хорошую мину», быть спокойным. То, что у него внутри, он, конечно, может скрывать, но это может транслироваться. Человек, который «фонит» адреналином, может быть «заразен». У него может родиться агрессия, страх, которые передадутся женщине.

Но мужчины бывают и прекрасны на родах, расслаблены, молитвенны. И тогда никаких проблем.

Для мужей существуют специальные книги, курсы подготовки. Но это актуально, только если папа сам этого хочет. Бывало, что папы заболевали спустя несколько дней после родов и даже умирали… Это редчайшие случаи, но было бы неправильно не говорить об этом.

Если папа решится присутствовать на родах, он должен быть готов, что врач или жена, или доула в какой-то момент могут попросить его удалиться. И в этом случае ему стоит повиноваться без вопросов: ведь главное в родах – благополучие мамы и ребенка, а не всякие там прописанные сценарии и культурные установки.

Доула – это защитница

— Как раз о доулах. Сегодня стало популярным брать себе доулу для помощи в родах. Что вы об этом думаете?

— В 70-е годы исследователи Клаус и Маршалл в США провели научное исследование: к роженицам латиноамериканского происхождения пригласили знакомых им женщин, тоже испаноговорящих, которые уже были матерями и для которых материнство было обычной историей. Их пригласили просто посидеть рядом, поговорить, поддержать. И выяснилось, что исходы этих родов были лучше – быстрее и благополучнее. Вот этих опытных женщин-сиделок и стали называть доулами.

Женщина может говорить: «Я больше не могу, я этого не вынесу», я умираю». При этом роды проходят совершенно нормально и сама мама их объективно отлично переносит

Фактически, если вы пойдете в роддом со своей подругой, а у нее спокойный характер, она из многодетной семьи, неоднократно видела роды и сама рожала, она посидит с вами, помассирует крестец, поможет повернуться, помыться, даст попить, поесть, поговорит с врачом, пока вы спите, – она и будет доула.

Сейчас доулы все более востребованы во всем мире. Это женщины, которым доверяют врачи, доулы входят в штат персонала больниц в странах с приличным уровнем медицины. Доула – это не просто сиделка, это телохранитель, защитница. Она понимает, что происходит, чувствует, как общаться и с женщиной, и с медперсоналом так, чтобы все сложилось наилучшим образом. Ее задача — держать адреналин на нижайшем уровне. Доула — посредник между довольно равнодушным, отстраненным медицинским миром и конкретной женщиной.

Хорошая доула может пойти на многое для защиты интересов женщины, для того, чтобы ее не потревожили. Опытная доула знает, в какие роддома лучше ехать, с каким врачом лучше договориться, кто как принимает роды. Она вообще много знает о родах. Например, она читала Мишеля Одена и знает, что если женщина не может благополучно разродиться, кесарево сечение надо делать в процессе родов, а не планировать операцию заранее. Для здоровья ребенка принципиальная разница: родиться естественным образом или через кесарево. Если первый получает привычную материнскую флору, которая становится эффективным иммуномодулятором, формирующим его иммунную систему, то второй – больничную флору.

Доула — посредник между отстраненным медицинским миром и конкретной женщиной

Среди рожденных через кесарево больше астматиков, аллергиков, они гораздо чаще болеют аутоиммунными заболеваниями. Это доказали исследования, проведенные в развитых странах.

— На каком периоде беременности лучше искать доулу? Как понять, действительно ли она станет помощницей?

— Лучше искать через знакомых, которые прибегали к помощи доул. При знакомстве с доулой надо спросить об ее опыте, чем она руководствуется, какие книжги читала на тему беременности и родов. Стоит расспросить про ее собственный путь: какой у нее опыт материнства, почему она стала доулой.

Иногда доулой становится акушерка – не самый лучший вариант, потому что она будет действовать по «медицинскому стандарту», а от доулы требуется абсолютно другое видение процесса родов. В ее функции не входит медицинский контроль, она вообще не имеет отношения к акушерству как к медицинской профессии. Она, скорее, сиделка. А появиться доула может в любой момент, даже с самого начала беременности.

Очень важно при выборе доулы поинтересоваться, сколько у нее будет других дел в тот период, в который приблизительно ожидаются роды. Чем она больше занята, тем менее она доула, потому что доула должна располагать временем для тебя – полностью и безоговорочно.

Домашние роды

— Сейчас многие считают самыми правильными домашние роды. Это действительно лучший вариант?

— Домашние роды – это нормальный вариант для случаев, когда женщина не имеет явных противопоказаний, явного нездоровья, серьезных патологий беременности, заболеваний почек, печени, эпилепсии, сахарного диабета (есть перечень противопоказаний). Исследования подтвердили, что с точки зрения безопасности у женщин группы невысокого риска домашние роды дают точно такой же результат, как и больничные.

Фото с сайта ridus.ru

Есть женщины, которые не чувствуют себя в безопасности в домашних родах, они увереннее себя чувствуют в роддоме. А ощущение безопасности – непременное условие благополучного течения родов.

Кстати, в России недавно появилась такая практика, как «домашние роды в роддоме». Там создается домашняя обстановка, соответственно обставлены палаты. Можно рожать со своей акушеркой, с доулой. И, само собой, ребенок остается с мамой в важнейший для него период жизни.

В чем уникальность первых минут

— Вот женщина родила. Что самое важное для нее в первые минуты?

— В первый час после рождения наступает уникальный период, который больше в жизни матери и ребенка не повторится: об этом говорить в нашей стране сложно, потому что он почти нигде не проходит аутентично, без вмешательств со стороны. Но будем надеяться, что ситуация изменится.

В течение часа после рождения мать и ребенок способны пережить время удивительного единения и гармонии. Этот процесс обусловлен физиологически, это время редкого гормонального баланса. Одно из его назначений – во взаимном узнавании, в том, чтобы мать и ребенок привязались друг к другу, чтобы в дальнейшем лучше чувствовать друг друга. И природа отвела на это один час.

Если говорить об аутентичном процессе естественных, здоровых родов, когда ребенок только родился, какое-то время мама отдыхает. Она полулежит, а ребенок лежит внизу, и в это время из плаценты через еще неперерезанную пуповину к нему поступает кровь.

Мама будет рассматривать ребенка, гладить его, она даже не сразу его возьмет на руки. Это может произойти примерно минуты через две, она возьмет его, прижмет к груди. Если дать маме действовать инстиктивно, мама не на живот ребенка положит, а именно прижмет к груди.

В течение часа после рождения мать и ребенок способны пережить время удивительного единения и гармонии

После этого женщине захочется лечь, потому что во время выхода ребенка вырабатывался адреналин, а потом влияние его уменьшается, и снова первую скрипку играет гормон любви – окситоцин, который, как мы уже говорили, вырабатывается при ощущении безопасности, в тепле, тишине, при отсутствии посторонних глаз.

И вот мама ложится, ребенка кладет на себя – и начинаются чудеса. Он начинает двигаться, ползти по маме, доползает до груди, он держит голову, поворачивает ее из стороны в сторону, ищет грудь, находит, а потом находит и сосок. Он берет сосок и присасывается, причем правильно, так, как и должен, при этом хорошо открывая рот. Во все это совершенно не верили 50 лет назад: человеческий детеныш может сам о себе заботиться сразу после рождения! Но в российских роддомах такой подход исключительно редок.

Фото: v-glaz.livejournal.com

А в этом процессе – залог здоровья ребенка. Он налаживает связь с этим миром через маму, запечатлевает и материнское лицо, и запах материнской груди, он получает дружественную материнскую флору, он получает из плаценты достаточно крови, чтобы раскрылись легкие, сосанием он «расправляет» кости черепа, которые «сложились», пока он проходил узким путем.

После того, как малыш пососал грудь, у мамы завершается отделение плаценты. У нас в роддомах торопят отделение плаценты, вводят синтетический окситоцин для того, чтобы плацента поскорее «родилась». Считается, что именно при отделении плаценты самые высокие риски кровотечения.

Но при правильных условиях это прекрасно происходит и само чисто физиологически. Для этого нужно всего-навсего оставить мать с младенцем и не беспокоить их хотя бы в течение первого получаса. Понятно, что рядом должен быть кто-то опытный и спокойный.

Три первых дня лучше провести лежа

Сразу после родов маме нужно лежать – и вот почему. Во время беременности, и особенно перед родами, вырабатывается гормон релаксин, который вызывает размягчение связок. Поэтому в первые дни маме надо двигаться с осторожностью, ей кто-то должен помогать. Например, если ребенка нужно помыть, значит, кто-то другой должен это сделать, или у мамы под рукой должны быть влажные салфетки.

Женщина часто после родов чувствует себя прекрасно, активно, она полна сил, желания что-то сделать, но это желание в себе нужно в первые три дня подавить. Вслед за эйфорией обычно наступает спад – примерно на третий день: «приходит молоко и уходит настроение».

Кормить грудью можно научиться!

О кормлении: примерно 97% мам могут кормить грудью. И это наилучшее питание для ребенка, все знают это – но что толку? «У меня не было молока», «у меня соски неправильной формы», «у меня ребенок не взял грудь» — такое вы услышите повсюду, наряду с «я не смогла родить, прокесарили».

Фото с сайта kurer-sreda.ru

Имейте в виду: почти с любыми проблемами могут помочь грамотные консультанты по грудному вскармливанию (они есть во всех крупных городах, консультируют и онлайн). Этим не занимаются врачи, эти услуги не оплачивается по страховке. Я говорю это, потому что все должны знать, «куда бежать, если что».

Перегрузки после родов чреваты депрессиями

— В чем больше всего нуждается мама после родов?

— Послеродовой период длится сорок дней. Первые десять из них – самые ответственные для женского здоровья. Гормональные бури послеродового периода похлеще тех, что находят во время беременности. Если у женщины возникают после родов осложнения, то, как правило, именно в этот период, и почти всегда провоцирующим фактором бывает перенапряжение. Поэтому окружающим надо максимально разгрузить маму, взять на себя о ней все заботы: кормить, оберегать, помогать с ребенком.

Гормональные бури послеродового периода похлеще тех, что находят во время беременности

И тут близкие допускают грубейшую ошибку. Они считают, что нужно прийти к маме в гости с тортом и цветами, принести пеленки и погремушки, сесть всем за стол, сфотографироваться. Но для мамы все это — крайне тяжело, даже если она любит гостей и общение.

Если вы действительно хотите помочь маме, принесите ей еды и уйдите. Не цветы, а кастрюлю супа, домашние котлеты или запеченное мясо мама будет с благодарностью помнить всю жизнь.

После родов женщине хорошо бы минимум десять, а лучше все сорок не заниматься домашним хозяйством. Ее дело – заниматься младенцем, кормить его и восстанавливаться. А готовить пищу для себя и родных, убираться в доме – работа, которая только что родившую мать легко приведет к истощению.

Бесценная помощь — забрать старших детей в первые десять дней, сводить их в театр, кино, в гости. Убрать квартиру, помыть посуду, загрузить стиральную машину, не разговаривая с мамой, не меняя никак ее образ жизни. Уходя, захватить мусор.

Фото с сайта mariamagdalina.ru

Днем, когда спит ребенок, у мамы также должна быть возможность спать, а не мыть полы. Ее здоровье, настроение, даже количество молока будут зависеть от того, выспалась ли она.

В это период мать с ребенком – одно существо, они неразделимы, и вокруг них все вертится, все становятся служебными пчелами. Любая перегрузка для матери может впоследствии обернуться депрессией.

Что дарить маме

Деньги. И не спрашивайте, надо ли. Надо. Почему-то у нас дарят деньги на свадьбы и похороны, а на рождение ребенка — лишь цветы и ползунки. Поверьте, мало у кого в первый месяц после родов нет провала в бюджете. Ведь остается один работник в семье, и тот падает с ног, а трат становится больше. Я уже не говорю о том, что есть одинокие женщины, вдовы, жены больных и пьющих. Любой ваш денежный подарок примут с благодарностью. А если у мамы есть особые пожелания, она об этом скажет.

Не забывайте интересоваться мнением новорожденного

— Вы сказали о том, что в первое время мать и ребенок – неразделимы, они как одно целое. Как это должно быть отражено в жизни, в распорядке? Должен ли, например, ребенок спать рядом с мамой?

— Это зависит от женщины и от ребенка. Есть дети, которые категорически не спят в материнской постели. Их нужно положить в колыбельку. Чаще всего дети чувствуют себя спокойно, когда спят рядом с мамой. Маме в этом случае легче кормить ребенка, можно не вставать десять раз. Есть даже книги по совместному сну. Другой вопрос, что не надо ставить себе условий: я рожу так-то, потом буду спать с ребенком, кормить грудью до трех лет, учить плавать с рождения и так далее. Жизнь может сложиться по-разному. И ребенок может дать знать: «Я не хочу».

Ребенок – маленький человек, неплохо прислушиваться к тому, что он хочет. Неразделимы — не значит, что ребенка надо постоянно носить в слинге и спать с ним в обнимку. Мама просто живет в тесной связи с малышом, а как это будет устроено – жизнь подскажет.

— А когда женщине можно начинать возвращаться к более автономному режиму своей жизни? И обычным отношениям с мужем?

— Правильный вопрос. Самое позднее по истечении этих сорока дней женщине неплохо бы вспомнить о том, что у нее есть муж, вернуть ему подобающее внимание, вернуть иерархию муж-жена-ребенок. Папа естественным образом «отходит на второй план» с рождением младенца. Гормоны и бессонные ночи ведут к временному снижению влечения у жены – это пройдет. Однако если мужчина долго будет лишен внимания и заботы, то это неизбежно повлечет за собой проблемы. И даже православные семьи от этого не застрахованы. Так что «уходить в детей» и игнорировать мужа не стоит.

Рождение нового стандарта | Решения на РБК+

Развитие медицины и увеличение количества рожениц зрелого возраста меняют 
подходы и стандарты акушерства.

Фото: Гавриил Григоров/ТАСС

По данным Росстата, за последние 20 лет средний возраст женщины, рожающей первенца, вырос на пять лет и составляет 26,1 года. Самый активный детородный возраст сегодня — 30 лет. Тенденция откладывания беременности заметна во всем мире, говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ Анатолий Вишневский. Согласно отчету Eurostat, 40% женщин в странах Евросоюза рожают первенца в возрасте от 30 до 39 лет.

Увеличившийся средний возраст роженицы изменил привычные стандарты родовспоможения, говорит главный врач ГКБ им. В.В. Виноградова Ольга Шарапова: «Первородящих женщин после 35 лет стало больше. Статистика по нашему роддому — более 55%. И конечно, в таком возрасте женщина хочет определенных условий и особого к себе отношения».

«Раньше мы вытворяли чудовищные вещи, родильные дома были построены по тюремному режиму. И с точки зрения тех представлений это было правильно, мы боялись заноса инфекций», — говорит член-корреспондент РАН, заслуженный деятель науки Виктор Радзинский. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), до сих пор более 800 женщин ежедневно умирают от осложнений после родов. В основном это происходит в странах третьего мира. Но риск сепсиса, по словам Виктора Радзинского, сохраняется и в государствах с развитой медициной.

Подходы к акушерству, в том числе благодаря неврологам, психологам, неонатологам, которые критиковали существовавшие в роддомах «тюремные порядки», серьезно изменились. «Если раньше врачи смотрели на женщину и ее беременность, то сегодня смотрят на диаду «мать — дитя», — говорит перинатальный психолог, преподаватель Московского института гештальта и психодрамы Татьяна Белкина. Отсюда, по ее словам, появившиеся нормы совместного пребывания женщины и новорожденного в палате.

Законодательно право мужа или другого родственника присутствовать на родах (за исключением тяжелых медицинских случаев и оперативных вмешательств) было закреплено в нашей стране в 2011 году. До этого парные или партнерские роды были доступны лишь на платной основе. Сегодня эта возможность предоставляется всем семьям и пользуется большой популярностью, отмечает Ольга Шарапова. В ГКБ им. В.В. Виноградова ежедневно из 30 родов примерно половина — партнерские. «Для нас очень важно, что рядом с женщиной находится любимый человек. Когда женщина комфортно себя чувствует, она лучше рожает», — говорит Ольга Шарапова. Рекомендуют присутствие на родах мужа, матери или близкой подруги и во Всемирной организации здравоохранения.

Кроме того, если раньше первородящие женщины старше 35 лет чаще были заточены на кесарево сечение, сейчас они в основном рожают самостоятельно. «Число оперативных вмешательств не растет и даже имеет тенденцию к снижению», — замечает Ольга Шарапова.

Гуманизация коснулась и самого процесса родов, говорит перинатальный психолог и доула Светлана Шнырова: «Раньше рожающая женщина должна была лежать на кровати, ее воспринимали как пациента. Сегодня появилась свобода поведения в родах». В некоторых палатах появились ванна, коврик, чтобы встать на колени, а женщина может выбрать, как ей удобно рожать и кого взять с собой — мужа или доулу. Светлана Шнырова отмечает, что в России доулы изначально были психологами, на Западе же это отдельная профессия, требующая подготовки.

Доула владеет техниками телесной поддержки, помогает найти удобную позу, когда нужно походить или посидеть на мяче, может сделать массаж, отмечает перинатальный психолог Татьяна Белкина: «Но она не ведет процесс родов, это очень важно понимать». По словам психолога, врач занимается биологическими процессами и отвечает за то, чтобы роды прошли благополучно, доула же оказывает роженице моральную и психологическую поддержку.

В хабаровском родильном доме № 4, например, в этом году пошли на эксперимент: доул при желании рожениц приглашают к ним бесплатно. По словам главного врача хабаровского роддома Михаила Гаева, цель — свести к минимуму стресс женщин без применения медикаментов. Результаты эксперимента хабаровские врачи обещают подвести следующей весной, но уже сейчас отмечают, что в работе медиков и доул бывают расхождения.

Ольга Шарапова рассказала, что подобный опыт сотрудничества в ГКБ им. В.В. Виноградова в 2017 году оказался неудачным. По ее словам, из-за действий доулы в разрез с рекомендациями врача за три месяца такой работы резко увеличилось количество «тяжелых» детей, с неврологической симптоматикой.

Виктор Радзинский тоже относится к этому явлению настороженно: «Доула — это женщина с жизненным опытом. Нет профессии доула». Он опасается, что в ряды доул пытаются проникнуть неудавшиеся акушерки и медсестры.

Татьяна Белкина предостерегает от вмешательства доулы непосредственно в медицинский процесс, в частности от уговоров роженицы отказаться от анестезии. Ключ к успеху в совместном сопровождении рожениц — в четком разделении обязанностей, говорит она: «Врач выполняет свою работу, доула свою, перинатальный психолог свою, более узкую компетенцию. Когда они не конкурируют между собой, роженица чувствует опору на каждого, и результат в этом случае будет более благополучным».

Сопровождение родов доулами набирает популярность (уже есть объединения доул, учебные центры, профессиональные стандарты). Не исключено, что если эксперименты в роддомах с участием доул пройдут успешно, то такая специальность может получить официальный статус. Всем участникам процесса нужно будет учиться работать по новому стандарту: доулам — получать официальное образование и проходить жесткий отбор, а врачам — привыкать к присутствию еще одного специалиста в родовой палате.

Зачем брать в роддом доулу?

Слово — новое, явление — древнее

—  Анна, кто такие доулы? Откуда такое необычное для слуха слово?

—  В переводе с греческого языка доула означает «служанка», «рабыня». По сути это тот человек, который находится рядом с рожающей женщиной, но не оценивает ее, не говорит, что надо делать, а что — нет, просто предлагает разные варианты проживания родов. Доула напоит, скажет ласковое слово, поможет найти внутренние ресурсы, спинку потрет, сделает массаж… И если сравнить функции доулы с более привычными профессиями, то это, пожалуй, сиделка: и судно подаст, и поможет до туалета добраться, и поговорит, и одеяло поправит, и лоб протрет от пота — ухаживающий, поддерживающий и безоценочно принимающий человек, который всегда рядом.

Если мы говорим про доульство в России — это довольно новое для нас слово и в какой-то мере явление. Строго говоря, доулы в России появились, когда стало возможно брать с собой на роды партнера.

Но их появление можно расценивать и как возвращение к старым обычаям и традициям, ведь женщина с давних времен рожала с поддержкой, рядом с ней всегда присутствовала старшая женщина рода или опытная роженица, она никогда не оставалась одна в родах.

—  Как вы пришли к доульству?

— Я более 9 лет работаю с будущими мамами, по базовому образованию — перинатальный психолог. И в какой-то момент женщины, которые ходили на курсы будущих родителей, стали звать меня на свои роды. Я долгое время не соглашалась, потому что у меня были маленькие дети.

Тут важно понимать, что доула — это готовность жить с телефоном в руках 24 часа в сутки, вместе с аппаратом спать, есть, это готовность сорваться в любое время дня и ночи. Ведь роды не запланируешь. С маленькими детьми я не могла себе этого позволить, хотя запросы такие были.

Но дети подросли, у меня больше нет необходимости интегрировать их график в свой. Поэтому я решила попробовать: прошла обучение в институте перинатальной поддержки по программе «Профессиональная доула». Первые три-четыре сопровождения я просто присматривалась, слушала себя и женщин. Когда я поняла, что у меня получается, услышала благодарности мамочек, решила остаться в этой профессии.

Рядом — это ключевой момент

— Доула и перинатальный психолог — одно и то же?

— Нет, доулой может быть любая женщина, неважно, какое у нее образование, главное, чтобы она владела необходимыми информацией и навыками, хорошо понимала границы компетенций, следовала и этическим нормам профессии. С женщиной в родах я не занимаюсь психотерапией, как перинатальный психолог — это важный момент. У доулы есть очень четкие задачи — быть рядом с женщиной, оказывать эмоциональную и информационную поддержку.

Рядом — это ключевой момент. Некоторые говорят: зачем нужны доулы, ведь есть врачи, акушеры? Да, действительно, они есть. Но у акушерки и у врача чаще всего нет возможности непрерывно находиться рядом с рожающей женщиной долгие часы. А доула — как раз тот человек и есть, она всегда с женщиной, пока нужна. Как это бывает важно для женщины могу показать на примере: я говорю роженице: «Отойду в туалет», а она мне: «Только давай поскорее!»

Смысл в том числе и в том, что когда рядом с женщиной постоянно находится спокойный и невозмутимый человек, ей самой становится спокойнее. На занятиях по подготовке к родам я всегда твержу будущим мамам одну и ту же фразу:

«Самая главная ценность для женщин в родах — это ее спокойствие. Если женщина спокойна, то ее тело сделает свое дело настолько мягко, насколько это возможно — тело знает, как рожать, оно умеет это делать».

А когда женщина остается надолго одна во время родов, ее могут одолевать страхи и тревоги: «Они про меня забыли!», «А что, если я сейчас начну рожать?!» И это напряжение рождает тонус всего тела. Конечно, такое состояние не помогает родовой деятельности. Более того, в последнее время появилось много исследований о том, насколько профессиональная поддержка в родах повышает удовлетворенность женщиной родами, снижает вероятность вмешательств.

— А когда в Тюмени появились доулы?

— Точно сказать не могу. Знаю, что многие перинатальные психологи уже очень давно время от времени оказывали такие услуги. Наверное, где-то лет пять назад появились доулы. В Москве, конечно, гораздо раньше. Сейчас у нас работает, пожалуй, 5−6 активных доул. Трое, в том числе и я, входят в Ассоциацию Профессиональных Доул. Сообщество у нас пока довольно узкое, но мы так или иначе взаимодействуем друг с другом.

— Насколько востребованы услуги доулы?

— Востребованы. И я убеждена, что в настоящее время рожающей женщине обязательно нужен партнер в родах: пусть это будет не доула, а — мама, муж, подруга, сестра и т. д. Исходить надо из того, как спокойнее будет самой женщине. Но реальность такова, что не всегда можно пойти в роды с мужем: у кого-то его просто нет, кто-то из мужчин принципиально не хочет участвовать в родах, у кого-то муж работает вахтовым методом… Не всегда готовы к этому сестры, подруги и мамы. А доула профессионально готова ко всему.

—  Какие особенности у этой профессии?

—  Во-первых, непредсказуемость: ты не знаешь, когда тебе позвонят, могут и в Новогоднюю ночь (с 2019 на 2020 год мне через полчаса после боя курантов пришло сообщение о том, что, кажется начинаются роды). Поэтому пакет с вещами у меня наготове.

—  А что в пакете?

—  Сменная одежда, обувь, паспорт, необходимые справки, часто берем термос с чаем, потому что теплое питье в родах — полезно, массажер, массажное масло, обязательно перекус — себе и роженице, потому что неясно, сколько времени мы проведем в родах, а чувство голода не помогает родовой деятельности. Электрические свечи: некоторым женщинам ночью мешает яркий свет, его можно выключить и зажечь мягкий свет…

Во-вторых, есть еще такая особенность, как непредсказуемость самих родов: никогда не знаешь, как они будут проходить: быстро или медленно, мягко или непросто — никаких прогнозов быть не может.

Доуле приходится подстраиваться под каждую женщину. Одни глубоко уходят в себя и пребывают в некотором родовом трансе, другие — начинают сильно тревожиться, третьим вообще ничего от доулы не нужно, кроме присутствия, четвертых прикосновения раздражают, пятым — очень сильно помогают. Поэтому доуле нужно быть настроенной на женщину, ловить ее сигналы.

Все нюансы поведения в родах мы обсуждаем с женщинами заранее, я выясняю ее ожидания и предпочтения о моей помощи и другую важную информацию. Иногда случается, что мне приходится оформлять роженицу, потому что ее сразу могут поднять в родовую.

Не моя компетенция

Иногда мне приходится слышать от женщин: «Я хочу, чтобы вы меня защищали от медицинского вмешательства, чтобы отбивали от врачей». В таких случаях я говорю: «Стоп! Это не моя компетенция».

Проблема в том, что идет волна демонизации медицины, причем формируют ее, по моим наблюдениям, в том числе иногородние блогеры. И мне часто приходится убеждать своих девчонок в том, чтобы они не читали и не слушали такие отзывы. У нас в Тюмени сравнительно благоприятная ситуация: врачи грамотные, корректные, доброжелательные. И нашим роддомам можно доверять. Именно поэтому, на мой взгляд, у нас не так актуальна, как во многх других городах, тема домашних родов. Но, как говорится, на врачей надейся, а сам не плошай — поэтому готовиться к родам, на мой взгляд, необходимо.

Повторю: доула никогда и не под каким соусом не позволяет себе обсуждать назначение врачей с роженицей, советовать ей что-либо по этому поводу. Все решения, связанные с медицинскими назначениями, женщина принимает самостоятельно и обсуждает их с врачом.

В любом случае доула будет рядом. Например, поставили женщине окситоцин: в это время желательно особенно глубоко дышать, потому что ребенку и маме так будет комфортнее. Я об этом напоминаю. Или когда ставят эпидуральную анестезию, врачи просят женщин время от времени поворачиваться с боку на бок, а они забывают об этом. Доула напоминает.

Очень часто девчонки просят пофотографировать своих деток прямо в родильном зале, тогда выступаю в роли фотографа.
Бывают случаи, когда женщины просят с точностью до секунды зафиксировать время рождения ребенка: с точки зрения астрологии это важно. Для кого-то предпочтительно после родов оказаться в сервисной палате, этот момент тоже может уточнить доула.

Женщина достойна рожать с непрерывной заботой

— Как относятся врачи к присутствию доул на родах? К папам они уже привыкли.

— Со стороны врачей отношение к нам пока неоднозначное. С одной стороны, они понимают: с доулой женщина под присмотром, под контролем. И врачи знают: такие женщины рожают спокойнее, они не требуют к себе усиленного внимания со стороны медицинского персонала. С другой стороны, есть еще некоторая настороженность: кто нас знает, что мы женщине в ушко шепчем? Но я сама вижу, как ситуация меняется: многие доктора, увидев меня, уже радуются встрече.

Кстати, присутствие доул вовсе не исключает пап на родах. Часто всю активную фазу родов (схватки и само рождение) с женщиной присутствует доула, а потом, когда два часа мама с ребенком находятся в родзале, она уступает место папе. Поэтому доуле еще приходится общаться с папой по вайберу или вотсапу. Но, скажу я вам, это незабываемо — глаза мужчин, когда они узнают о рождении ребенка, это такое нетипичное для мужских лиц выражение.

—  Сколько родов вы уже сопроводили?

—  Почти 50. Первый ребеночек, которого я помогла мамочке встретить — моя племянница, ей 9 лет. Второй раз мы встречали рождение сына моей лучшей подруги. Сейчас сопровождаю 14 -16 родов в год.

—  А потом вы поддерживаете отношения с роженицами?

—  Да, женщины знают, что мне можно позвонить или написать: например, по вопросам грудного вскармливания (я более 12 лет консультирую мамочек по этой теме) или просто за психологической поддержкой.

Был в моей практике интересный случай: я помогала встречать маме рождение сына. Родился мальчик, и я видела это своими глазами. Но поскольку у мамы были глубокие разрывы, ей дали общий наркоз. А я все это время была с малышом на руках — тут же, рядом с мамой. Когда мама пришла в себя, ей дали малыша уже завернутого. Все хорошо, прошло три месяца. И вот эта мама звонит мне: «У меня к тебе вопрос: когда ребенок родился, ты же видела? Это был точно мальчик? До того как его запеленали, ты видела, что мальчик?» Я клянусь, что да. Оказывается, во время беременности все пророчили ей девочку, и теперь родственники и знакомые говорят: «Ты была под наркозом, ребенка могли подменить!» Она и сама прекрасно понимает, что такого не может быть. Но сомнения, какими бы иррациональными они не были, все равно грызли. Поэтому решила проверить еще раз у непосредственного свидетеля событий.

Конечно же, многие мамы присылают мне фото своих малышей, рассказывают об их успехах. А одной из них я помогла встретить уже двух малышей.

— А что вам самой нравится в профессии доула?

—  Я убеждена в том, что моя работа приносит пользу женщинам. Может быть, это пафосно прозвучит, но я это делаю от большой любви к женщинам. Женщина достойна рожать с непрерывной заботой, потому что роды — это непростой процесс. Для меня большое счастье и большая радость слышать потом, как они говорят: «Теперь можно и за вторым идти!». И грустно слышать истории о том, когда женщины боятся возвращаться в роддом: представляете, насколько травматичным был опыт, если он заглушил важный инстинкт женщины.

Идеализация материнства

— Сегодня для женщин — будущих мам и только состоявшихся — масса образовательных курсов. Это как-то меняет их? Мамы стали грамотнее?

—  Тут много нюансов. С одной стороны, осознанности у будущих мам стало больше, они приходят на роды подготовленными. С другой стороны, далеко не всегда такая подготовка является адекватной. Отмечу, что очень часто на подготовку к родам приходят женщины, которым уже за 35 лет: они помнят роды, которые проходили в родильных домах по иным сценариям.

Одна из часто встречающихся проблем — идеализация материнства. Еще в ожидании первенцев девушки подписываются на разные аккаунты в Инстаграм, где куча фото с красивыми и расслабленными мамочками, у которых дети всегда накормленные, причесанные, дома идеальный порядок и т. д. Гламурная картинка. И будущая мама настраивается на эту идиллию, она видит себя прекрасной мадонной с ребенком, который ест и спит, иногда какает. А когда ребенок рождается и не соответствует ее ожиданиям (малыш плачет и не может успокоиться, грудь переполнена и болит, куда-то исчезли все помощники, муж постоянно только спит и не помогает и т. д.), розовые очки падают и разбиваются. И это невероятно тяжело осознать.

Поэтому сегодня очень важно побольше говорить о послеродовом периоде, о том, как восстановиться, как подготовиться к этому, как позаботиться о себе в первую очередь… Я вообще не советую беременным и молодым мамочкам читать подобные аккаунты идеальных мам в Инстаграм, потому что по опыту знаю, насколько картинка на фото далека от реальной жизни.

Для меня важна не только поддержка женщин в родах как доула, но и профилактика материнского выгорания после рождения ребенка. Доулы постоянно учатся, проходят курсы повышения квалификации. Не менее важная тема сегодня для нас — работа с перинатальными потерями, когда женщина переживает выкидыши, регресс или мертворождение… Это непростая и тяжелая тема, но, к сожалению, в обществе часто она табуируется и обесценивется. Словом, мы, доулы не стоим на месте. У нас очень интересная профессия.

_Фото из архива Анны Косцынич_

Судьбы ВИЧ-инфицированных матерей

43-летняя жительница Шымкента Айдана Ермекбаева (имя и фамилия изменены. – Ред.) о своем ВИЧ-положительном статусе узнала во время беременности. По словам женщины, замуж она вышла в 2004 году. Через год забеременела, на 12-й неделе беременности сдала кровь – Айдане сообщили, что она здорова. ВИЧ у нее выявили после сдачи анализов на 28-й неделе беременности. По ее словам, узнав об этом, она сильно переживала.

– Самый сложный момент – это когда узнаешь о ВИЧ-инфицировании. Никому не можешь сказать. Переживаешь молча. Откуда взялась эта инфекция? Кто заразил? Еще тяжелее стало, когда узнала, что была заражена мужем. Каждый день ссоры, слезы. Конечно, принять это тяжело, – говорит женщина.

Никому не можешь сказать. Переживаешь молча. Откуда взялась эта инфекция? Кто заразил? Еще тяжелее стало, когда узнала, что была заражена мужем.

Айдана Ермекбаева говорит, что после постановки на учет во избежание инфицирования ребенка врачи СПИД-центра порекомендовали ей пить специальные препараты. По ее словам, врачи предупредили ее об угрозе инфицирования ребенка в случае, если она не будет принимать лекарственную терапию. Когда наступила 30-я неделя беременности, она начала принимать лекарства. Айдана говорит, что в первые две недели терапии у нее кружилась голова, она чувствовала слабость.

– Прежде всего я думала о ребенке. Днем и ночью молилась о том, чтобы ребенок родился здоровым. У меня были плановые роды. Врачи предложили кесарево сечение. При естественных родах ребенок может наглотаться околоплодных вод и быть инфицированным. На 38-й неделе меня прооперировали. Ребенку сразу дали специальную сыворотку. Запретили кормить грудью, потому что грудное вскармливание – один из путей передачи ВИЧ. Я не стала рисковать, – рассказывает мать.

Айдана говорит, что в целях выявления ВИЧ у ребенка трижды брали кровь на анализы: в возрасте полутора месяцев, трех с половиной месяцев и в полтора года.

– Мы каждый раз со страхом ожидали результаты анализов. Даже есть не могли. Обрадовались, когда все три анализа оказались отрицательными. Даже отпраздновали, когда ребенка сняли с учета, – говорит она со слезами на глазах.

По словам заместителя главного врача Южно-Казахстанского областного СПИД-центра Кожахмета Маширова, в 2015 году 26 из 68 ВИЧ-инфицированных женщин в области были заражены до беременности, остальные об инфицировании узнали во время беременности. В 2016 году инфицирование 31 из 63 женщин вскрылось до беременности. За десять месяцев этого года было зарегистрировано 45 инфицированных женщин, 18 из них уже стояли на учете как ВИЧ-инфицированные.

– В области с 2015 года не было случаев заражения детей ВИЧ от инфицированных матерей. Нет инфицированных среди детей, рожденных женщинами, которые во время беременности принимали соответствующее лечение и отказались после родов от кормления грудью. Мы наблюдаем за такими детьми до достижения ими полутора лет. До сегодняшнего дня случаев инфицирования во время проверок не было выявлено, – говорит заместитель главного врача.

Кожахмет Маширов, заместитель главного врача Южно-Казахстанского областного СПИД-центра. Шымкент, 23 ноября 2017 года.

В области ежегодно ставят на учет по беременности в среднем около 75 тысяч женщин. Они в обязательном порядке проходят обследование. Некоторые женщины, которые были здоровы во время беременности, бывают инфицированы мужьями после родов и заражают своих детей во время грудного вскармливания. Ежегодно регистрируется по два-три таких случая. Местные врачи такие факты называют «семейным очагом».

По словам врача-инфекциониста СПИД-центра Эльвиры Имангалиевой, узнать о том, инфицирован ребенок женщины с ВИЧ или нет, можно лишь после анализа крови. Многие женщины из-за боязни огласки опасаются обращаться к врачам. Сейчас число рожающих ВИЧ-инфицированных возросло. Среди них есть женщины, которые идут на искусственное прерывание беременности.

– Если возрастет число беременных ВИЧ-инфицированных женщин, это означает, что инфекция вышла из-под контроля. Особенно это часто встречается среди молодежи. Мы только в больнице узнаём об их ВИЧ-инфицировании, – говорит врач.

Табличка на здании Южно-Казахстанского областного СПИД-центра. Шымкент, 23 ноября 2017 года.

Эльвира Имангалиева отмечает, что при соблюдении ВИЧ-инфицированными женщинами режима приема соответствующих лекарств, в 98 процентах случаев дети рождаются здоровыми.

– Если мы успеваем дать ребенку специальную сыворотку в течение двух часов сразу после родов, то можем спасти даже инфицированного ребенка. Женщине с ВИЧ нельзя кормить ребенка грудью. ВИЧ не излечивается. Поэтому важно не допустить инфицирования детей, – говорит врач.

Психолог СПИД-центра Рая Мамедова говорит, что женщинам, инфицированным во время беременности, приходится очень тяжело.

– По сравнению с ситуацией десятилетней давности, сейчас люди начали привыкать. Многие держатся стойко, когда узнают о своем статусе. Взгляды изменились. Однако страх всё же присутствует. Ни у кого нет права утверждать, что «ВИЧ-инфицированным женщинам нельзя рожать». Но рисковать не нужно, необходимо выслушать советы врача. В последнее время возросло число ВИЧ-инфицированных женщин, которые хотят родить второго или третьего ребенка, – говорит психолог.

Между тем Айдана Ермекбаева и ее муж проходят специальную терапию. Они стараются своевременно питаться, укреплять иммунитет, настроены позитивно. Они говорят, что, прежде, когда их дочь, которая сейчас достигла школьного возраста, была маленькой и заболевала, они очень боялись за нее. Они успокоились только после того, как получили хорошие результаты анализов крови. Айдана говорит, что так и не решилась спросить у мужа о том, как он заразился ВИЧ.

– Думаю, что он совершил ошибку. Мы – семья, поэтому все трудности жизни преодолимы. Я попыталась сохранить семью, потому что не могла вернуться к родителям с позором, еще и с ВИЧ-инфекцией. Самое главное – это желание вырастить ребенка в полной семье. Это испытание, и я смирилась с этим. Мы с мужем поговорили, успокоились. Дочери исполнилось 12 лет. Она умная, рано повзрослела. После окончания школы, когда она уже начнет во всем разбираться, мы расскажем ей обо всем, – говорит Айдана.

«Российские женщины не воспроизводят себя начиная с поколения-1910»

Известный демограф о влиянии пандемии на рождаемость, сокращении населения РФ не только за Уралом и будущем белом меньшинстве в США

«Сейчас предлагается вписать в Конституцию, что русские — государствообразующий народ. За этим отчетливо видятся как отчетливое желание власти польстить русскому большинству, так и не просчитанные последствия легкомысленного словотворчества», — говорит директор Института демографии НИУ ВШЭ. В интервью «БИЗНЕС Online» он также рассказал о том, кто и почему рожает много и мало, что общего и различного между православными и мусульманами Поволжья и что такое демографическая модернизация.


Анатолий Вишневский: «Население страны — «слоеный пирог», который состоит из многих поколений»
Фото: Alexei Kouprianov, wikimedia.org, (CC BY-SA 2.5)

«НЕ ТОЛЬКО БЕДНОСТЬ МЕШАЕТ РОЖАТЬ МНОГО ДЕТЕЙ»

— Анатолий Григорьевич, демографы утверждают, что для простого воспроизводства населения необходимо, чтобы на место двух родителей приходило двое детей. Но у нас этот показатель не растет, а снижается и уже составляет 1,6 ребенка на семью. Надо бить тревогу? Что можно сделать?

— Прежде всего я хочу сказать, что это очень давняя история. Поколения российских женщин не воспроизводят себя начиная с поколения, родившегося в 1910 году. Это поколение достигло 19 лет — возраста, когда женщины вступают в период наиболее высокой репродуктивной активности — в 1929 году. Сталин назвал 1929-й годом великого перелома, он имел в виду перелом в коллективизации крестьян, но великий перелом произошел и в рождаемости: ни одно поколение женщин, достигавших возраста материнства после того года, себя не воспроизводило.

Это стало заметно не сразу. Население страны — «слоеный пирог», который состоит из многих поколений. Поперечный срез такого пирога в каком-либо году позволяет замерять рождаемость в разных возрастах, но при этом не надо забывать, что в разных возрастах одновременно находятся разные поколения. Если просуммировать результаты этих замеров, то мы получим характеристику такого среза, который демографы называют условным поколением. Оно условное, потому что состоит из кусочков разных реальных поколений.

Пока в «пироге» присутствовали женщины «допереломных» лет, они поддерживали высокую рождаемость, но их становилось все меньше, их вытесняли младшие поколения с более низкой рождаемостью, структура поперечного среза менялась в пользу этих поколений, и неумолимо приближался момент, когда на срезе остались только они. Это и определило падение рождаемости «условного поколения», о чем и просигнализировал любимый нашими политиками и журналистами показатель — коэффициент суммарной рождаемости. Он опустился ниже двух в 1969 году, а обеспечивать простое воспроизводство перестал уже в 1964-м.

Население еще продолжало расти по инерции, обусловленной сложившейся к тому времени возрастной структурой. Но к началу 1990-х годов этот запас инерции исчерпался. Демографам все это было известно задолго до наступления провала последнего десятилетия XX века, и существовали официальные (но не публиковавшиеся) прогнозы, предупреждавшие, что мы движемся к ситуации, когда естественный прирост населения станет невозможен. Тогда ожидали, что это произойдет в начале 2000-х годов, на самом деле это случилось на 10 лет раньше, в 1992-м. Возможно, общая ситуация 1990-х годов приблизила появление естественной убыли, и она появилась бы на несколько лет позднее, но не более того. Естественная убыль населения была запрограммирована всем предшествовавшим развитием, и, как, отмечалось в исследовании «Демографическая модернизация России: 1900–2000», выполненном в начале нулевых годов: «Перспективы увеличения [населения России] за счет естественного прироста в ближайшие два десятилетия ничтожны».

Это первое. Но есть и второе. Низкая  рождаемость — не особенность России. Сейчас такой рождаемости, которая может обеспечить простое воспроизводство, нет ни в одной развитой стране мира. Разве что в Израиле, который тоже считается развитой страной, — там высокая рождаемость, но там и особые условия. Ни в одной европейской стране, ни в США, ни в Канаде, ни в Австралии коэффициента суммарной рождаемости, который бы обеспечивал простое воспроизводство населения, — 2,1 рождения на одну женщину — нет. Эти страны часто намного богаче нас, там более высокий уровень жизни, их правительства выражают заинтересованность в повышении рождаемости и нередко предпринимают для этого немалые усилия, вводят разного типа пособия и льготы, но желанного показателя достичь не удается никому. Видимо, здесь есть какие-то общие исторические закономерности, простых объяснений которым нет. Во всех развитых странах во время социологических опросов о том, сколько детей хотят иметь люди или каким они считают оптимальное число детей в современной семье, при определенном разбросе ответов подавляющее число респондентов высказываются в основном за двоих детей. Реальная же статистика говорит, что и до этого числа большинство семей не дотягивает.

Думать, что пропагандистские усилия или экономические меры способны кардинально изменить ситуацию, могут только те, кто лишь вчера задумался над проблемой низкой рождаемости и не знаком с опытом бесчисленных неудач на этом пути на протяжении многих десятилетий.


«Пока в «пироге» присутствовали женщины «допереломных» лет, они поддерживали высокую рождаемость, но их становилось все меньше, их вытесняли младшие поколения с более низкой рождаемостью»
Фото: Владимир Зотов

— С многодетными семьями противоположная тенденция. Если 10 лет назад многодетных было до 7 процентов, то сейчас — уже ближе к 10 процентам. Некоторые исследователи заговорили и о ренессансе традиционной многодетной семьи. Вы согласны с ними? Получит ли эта тенденция развитие?

— Во-первых, нужно сказать, что сейчас к многодетным относят семьи с тремя детьми, а по традиционным меркам это совсем не многодетная семья. Во-вторых, сейчас несколько увеличивается разброс: становится немного больше трехдетных семей, и одновременно увеличивается количество семей, в которых вовсе нет детей. Есть какое-то количество семей, которые имеют четверых, пятерых и даже более детей. Но все же пока основные типы семей с детьми — одно- и двухдетная.

В-третьих, чтобы назвать увеличение доли многодетных (включая трехдетных) семей с 7 до 10 процентов ренессансом, надо иметь большое воображение. Незначительные подвижки всегда возможны, но они не могут решить наших демографических проблем. Многодетная семья у нас по-прежнему далека от того, чтобы стать массовым явлением. К тому же надо смотреть, в какой социальной среде растет количество многодетных семей. Одно дело, если появляются какие-то обеспеченные люди, которые имеют трех и более детей, другое — если это ответ на появление материнского капитала маргинальных или полумаргинальных слоев, которые еще живут во многом по-старому и не очень задумываются о будущем своих детей. Средняя семья, выбирающая формулу двухдетности, скорее всего, ориентирована на то, чтобы воспитать своих детей и поставить их на ноги, сделав обладателями относительно высокого потенциала. Потому, объективно оценивая свои возможности, семьи и ограничиваются одним или двумя детьми.

Здесь, мне кажется, нужно отметить еще одну важную вещь. Наша официальная пропаганда чересчур педалирует вопрос о деньгах, о том, сколько семьям не хватает денег, чтобы рожать больше детей. Таким образом, вопрос о повышении рождаемости подменяется вопросом о борьбе с бедностью. Материнский капитал и другие подобные пособия способствуют снижению бедности, и это можно только приветствовать, хотя одновременно можно задать вопрос, почему так широко распространена бедность. Но это совсем не значит, что борьба с бедностью одновременно является и борьбой за высокую рождаемость. Ведь известно, что более низкая рождаемость издавна характерна для более обеспеченных слоев населения.

Когда у нас ввели материнский капитал, сельское население откликнулось на эту меру больше, чем городское. Потому что сельские жители более бедные? Или потому, что они все еще по-иному, иначе, чем горожане, видят будущее своих детей и не считают нужным слишком много сил вкладывать в это будущее?

Ставка на деньги была бы оправдана только в том случае, если бы деньги и вообще материальный достаток были единственным лимитирующим фактором в жизни людей, ограничивающим их возможность воспитывать детей. Но ведь любой человек знает, что это не так. Есть масса других лимитирующих факторов, в частности время. Одно дело — старая крестьянская семья, где ребенок рождался, подрастал до возраста, когда уже мог пасти гусей, и дальше им никто не занимался, и совсем другое дело — современная семья, которая хочет дать ребенку хорошее образование, по возможности высшее, да еще обучить его иностранным языкам, тому и сему. Это типично для городских семей, не только московских, всех городских семей. Современное воспитание детей требует ресурсов отнюдь не только денежных, но и ресурсов времени, энергии — их не хватает на нескольких детей ни у женщины, ни у мужчины. Дефицит этих ресурсов, может быть, даже больший, чем денежных, и люди это прекрасно понимают. У нас же,  когда говорят о стимулировании рождаемости, кроме денег ничего не видят. О жилье, правда, еще говорят — оно, конечно, всем нужно. Но в то же время надо понимать, что за последние 50 лет жилищная ситуация в России изменилась кардинально в лучшую сторону. Я уже человек немолодой и помню, в каких жилищных условиях начинало свою семейную жизнь мое поколение. Сейчас нет ничего подобного. Конечно, очень многие сегодня нуждаются в отдельном, комфортном, благоустроенном жилье, но это не та бедственная ситуация, которая была, например, в середине 1950-х годов, а тогда рождаемость была выше. Когда вы приобретаете комфортабельное жилье, у вас и запросы повышаются — и опять-таки это не способствует многодетности. Так что далеко не только бедность мешает рожать много детей.


«Наша официальная пропаганда чересчур педалирует вопрос о деньгах, о том, сколько семьям не хватает денег, чтобы рожать больше детей»
Фото: kzn.ru

— Ряд исследователей считают, что меры властей РФ, направленные на стимулирование рождаемости, мягко говоря, стимулируют не тех. В значительной степени это, как вы сказали,  полумаргинальные социальные элементы, увеличение числа которых не принесет стране ничего хорошего. Условно, армия Шариковых и Швондеров будет расти, а профессоров Преображенских — уменьшаться.

— Может быть, это слишком сильно сказано, но в принципе что-то такое просматривается. Как я уже сказал, на эти стимулы реагируют в первую очередь те, кто менее ответственно относится к будущему своих детей. Те, для кого деньги вообще являются главным приоритетом в жизни или кто по легкомыслию на деньги польстился. Семья, которая уже обзавелась одним ребенком и имеет опыт тех затрат, которые необходимы для его полноценного воспитания, развития и образования, уже очень крепко подумает, стоит ли за деньги рожать еще одного. А если третьего, то еще больше подумает.

Люди, конечно, реагируют на введение материальных стимулов, но статистика показывает: эти меры работают только сразу после их введения, один-два года. По-видимому, на них часто отзываются люди, которые все равно планировали рождение ребенка, но пока откладывали. Введение стимулирующих мер может ускорить их решение родить, но это не значит, что они воспроизведут еще одного, а потом еще одного. Тут есть и опасность того, что периодическое введение таких мер может дестабилизировать процесс рождаемости (что, кстати, и происходит). То есть в какие-то годы рождается больше, зато в следующие годы — меньше. Получается такая пилообразная картина числа рождений, что не очень хорошо, потому что под детей нужно создавать места в дошкольных учреждениях, потом в школах, потом, в конце концов, рабочие места, и эти взлеты и падения лихорадят весь процесс.

Впрочем, это, конечно, не столь важно на фоне больших волн, порожденных нашими историческими событиями. Сейчас в основном сказывается война, и поэтому волнообразно меняется число женщин. Если в период военных действий родилось мало детей, то примерно через 25 лет оказывается мало родителей. Когда мало родителей, то они снова рожают мало детей. И вот с промежутком примерно в 25 лет у нас повторяется примерно одна и та же картина — мы ее видели в начале 1990-х и сейчас она снова на подходе. Минимум рождений у нас был в 1943 году, если вы трижды прибавите по 25, то попадете в 2018-й. В нулевые годы у нас увеличивалось число женщин, потому что это были женщины, которые родились на пике предыдущей волны, сейчас идет спад. После 2011-го число женщин уменьшается и будет продолжать снижаться долго и намного, на миллионы. Поэтому и число детей станет сокращаться, несмотря на все стимулирующие меры и агитационные разговоры.


«Сейчас средний пенсионер живет после выхода на пенсию меньше, чем в этих странах, а теперь этот разрыв еще больше увеличится»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«НАШЕ ОБЩЕСТВО ДАВНО НАХОДИТСЯ В СОСТОЯНИИ ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ МОДЕРНИЗАЦИИ»

— У нас прошла пенсионная реформа, возраст выхода на заслуженный отдых продлили. Но, по последним данным, предпринятые меры не принесли казне существенных денег. Пенсионный фонд по-прежнему убыточный, не говоря уже об индексации пенсий, и бюджету все равно придется его дотировать. А продолжительность жизни российских мужчин низкая, большинство до пенсии либо просто не доживет, либо выходит на нее и практически сразу умирает. Если же так называемый предпенсионер потерял работу, устроиться по специальности ему практически невозможно. Зачем тогда была проведена эта реформа? Есть какие-то разумные объяснения?

— Я думаю, что это было сделано потому, что государство в очередной раз захотело сэкономить. Но если говорить об объективных предпосылках, то тут все не так просто. Есть разные точки зрения на этот счет. Кое-кто из экономистов и политиков считает, что увеличение возраста выхода на пенсию было необходимо (но я к этой категории не отношусь, по-моему, объективно это не оправдано ни демографически, ни экономически, ни этически). Ожидаемая продолжительность жизни в 67 лет у мужчин, которой они оперируют, — показатель, людям не очень понятный. Продолжительность жизни по сравнению с какими-то давними временами действительно выросла, но в основном за счет снижения смертности детей. И это совсем не значит, что увеличивается продолжительность жизни пожилых людей. А предстоящая продолжительность жизни людей, достигших 60-летнего возраста, у нас существенно ниже, чем  в странах Западной Европы. Поэтому у нас и сейчас средний пенсионер живет после выхода на пенсию меньше, чем в этих странах, а теперь этот разрыв еще больше увеличится.

Интересно, что первой жертвой пенсионной реформы стали поколения, родившиеся после войны. Люди вернулись с фронта, из эвакуаций, жизнь налаживалась, появлялись дети. У нас в конце 40-х — 50-е годы родилось детей больше, чем в любой другой отрезок послевоенного периода, а тем более в военные годы, когда детей рождалось мало.

Малочисленные поколения, родившиеся в войну, когда им пришло время выходить на пенсию, оказались подарком для пенсионного фонда. А вот когда в нулевые стали выходить на пенсию многочисленные  послевоенные поколения, у пенсионного фонда задрожали поджилки. После огромных потерь страшной войны всех радовало большое число новорожденных — это означало, что жизнь налаживается. Потом послевоенные поколения оказались самыми многочисленными поколениями работников, которые в 70–80-е внесли наибольший вклад в экономику. А вот теперь, когда они достигли пенсионного возраста, их оказалось чрезмерно много — как тут не перепугаться нашей пугливой экономике, я уж не говорю о пенсионном фонде.

— В Госдуму внесен законопроект о моратории на повышение пенсионного возраста до 2030 года, но его соответствующий комитет отклонил. Почему? Подразумевается новое повышение?

— Не знаю, подразумевается или нет, но хотят оставить себе руки развязанными для подобного маневра. Может быть все что угодно. Эти люди, которым продлили сроки, работали всю свою жизнь! Они создали те богатства, которыми мы все пользуемся, включая тех, кто лишил их заслуженной пенсии. Мы ездим по дорогам, которые те люди проложили, живем в домах, которые для нас построили, работаем на предприятиях, которые они создали, а их обеспечение, получается, должно быть привязано к тому, сколько работников занято в экономике сейчас. Как будто пенсионеры — иждивенцы и ничего не создали. Но государство и ведомства, которые за это отвечают, очевидно, смотрят на ситуацию по-другому.

Что касается «думцев», то вы же помните, что президент незадолго до того, как пенсионный возраст повысили, обещал, что ничего подобного не будет, но потом ему пришлось от обещания отказаться. Теперь, очевидно, это приняли к сведению и решили больше не рисковать.

— После развала СССР, с 1991 года и по сей день, наше общество уже прошло демографическую модернизацию или находится в какой-то ее стадии?

— Оно давно в состоянии демографической модернизации, которая началась еще в советский период. В чем она заключается? Прежде всего снижается смертность, благодаря чему общество получает возможность уменьшить рождаемость. Это высвобождает женщину, делает общество более устремленным в сторону постмодерна, высококультурного процветания с растущими запросами и потребностями. Высокая рождаемость, многодетность и связанное с этим положение женщины уходят в прошлое. Сегодня она по своим возможностям получения образования, реализации своего личностного потенциала, участия в производстве, творческих процессах стремительно приближается к возможностям мужчины. Хотя все равно остается женщиной, матерью, поэтому абсолютного равенства, я думаю, не будет никогда, но в социальном плане ее положение становится все более и более близким к позиции мужчины. Это тоже важный момент модернизации.

А вот некоторых ее моментов в советское время не было. Россияне, как и жители других развитых стран, регулировали рождаемость, она у нас была такой же низкой, как на Западе. Но главным способом такого регулирования оставался аборт, был период, когда на одни роды  приходилось три аборта, то есть три из четырех зачатий заканчивались абортом, СССР в этом отношении являлся чемпионом мира. На Западе же еще в 60–70-е годы произошло то, что называлось контрацептивной революцией, и люди получили возможность надежно и безопасно планировать число детей и время их появления на свет.

А в 90-е годы контрацептивная революция докатилась и до нас, стали доступными противозачаточные средства современного типа и информация о них и началось быстрое снижение числа абортов. У нас сегодня есть масса сторонников запрета аборта из числа представителей РПЦ, депутатов и так далее. Но это демагогия, желание приписать себе чужие заслуги. Запрет аборта не нужен хотя бы потому, что он без всяких запретов очень быстро вытесняется контрацепцией. Остается какое-то количество абортов и у нас, и в западных странах, или в какой-то маргинальной среде. Но аборт утратил былую роль, и мы если не вплотную подошли к низкому уровню абортов в западных странах, то быстро приближаемся. Это тоже одна из сторон демографической модернизации, имеющая важные последствия.

Когда женщины и супружеские пары получают надежные способы планировать рождение детей, рассчитывать, сколько именно и когда их родить, то они начинают менять всю стратегию своего индивидуального поведения. Кажется, уже все знают, что у нас сейчас идет быстрое повышение возраста матери при рождении ребенка. Если раньше самая высокая рождаемость была у матерей в возрастном диапазоне от 20 до 25 лет, то сейчас планка сдвинулась вверх — максимум приходится на возрастную группу 25–29 лет, и растет доля рождаемости среди матерей старше 30 лет. Мы здесь ничего не изобрели. Такой выбор был сделан всеми европейскими женщинами, причем практически синхронно во всех странах, хотя никто специально этим процессом не дирижировал. Женщины просто по достоинству оценили открывающиеся перед ними возможности по-иному планировать свою жизнь. Теперь они могут спокойно получать образование, добиваться какого-то не зависящего от мужчины социального положения, места в жизни, не отказываясь от материнства, но отложив начало семейной жизни и рождение детей на более поздние сроки.

Наверно, в этих, как и в любых, переменах можно найти как положительные, так и отрицательные стороны. Но важно то, что они стали результатом свободного и сознательного выбора сотен миллионов людей во всем мире. Сегодня изменение индивидуальных поведенческих стратегий, которые включают в себя и индивидуальные демографические, становится всеобщим, что накладывает глубокий отпечаток на жизненную стратегию более молодых поколений, в том числе и в России.


«Раньше самая высокая рождаемость была у матерей в возрастном диапазоне от 20 до 25 лет, то сейчас планка сдвинулась вверх — максимум приходится на возрастную группу 25–29 лет»
Фото: kzn.ru

«БЕЗ УВЕЛИЧЕНИЯ ОБЩЕЙ ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ НИЧЕГО СДЕЛАТЬ НЕЛЬЗЯ»

— Теперь о внутренней миграции. Люди массово покидают всю территорию страны от Зауралья до Дальнего Востока и перемещаются на ПМЖ в европейскую часть, селясь, грубо говоря, от Москвы до Волгограда и от Санкт-Петербурга до Краснодара. Если тенденция продолжится еще 10–15 лет, то население России сконцентрируется главным образом в пределах Московии XVI–XVII веков, а за Уралом останутся в основном вахтовики. И это в то время, когда Япония задыхается от перенаселения, в Китае и Индии скоро будет по 2 миллиарда и им становится все теснее жить. А у нас станут пустовать такие огромные, пригодные для жизни территории. Не «попросят» ли нас поделиться? Сумеем ли мы удержать эти земли при таких раскладах?

— С одной стороны, здесь есть тенденции, на которые мы при всем желании не можем повлиять, потому что 1,5 миллиарда в Китае уже есть, а у нас вдоль границы нет никого. Что мы можем с этим сделать? А с другой — я не стал бы недооценивать вызовов данного порядка и необходимости реагировать на них.

Дело даже не в том, точнее, не только в том, что население мигрирует из одной части страны в другую. Оно объективно убывает, причем повсеместно. Население России сокращается не только за Уралом, но и в целом по стране, и сейчас оно меньше, чем было в 1993 году, несмотря на присоединение Крыма. А население США, между прочим, за последние 30 лет выросло на 80 миллионов человек.

У нас самая большая в мире территория, при таком масштабе России нужно больше народу. Так называемый западный дрейф вымывает население из районов Восточной Сибири и Дальнего Востока и с Урала, а сейчас уже даже с Поволжьем есть эти проблемы. Но одной из главных причин всех трудностей служит как раз нехватка населения, его абсолютный недостаток. При той концентрации народа в огромных агломерациях, которая характерна для современного мира и, разумеется, для России, с нынешней численностью людей наши немереные просторы обречены на запустение.

При этом нельзя не оглядываться и на наших соседей. Про Китай все известно, но если вы возьмете такие страны, как Турция или Иран, то там тоже неслабо с населением. В середине прошлого века они и равняться не могли по численности населения с Россией (я уж не говорю про Советский Союз), в каждой из них было порядка 20 миллионов жителей, а сегодня около 85 миллионов. К середине века общее население этих двух стран вырастет до 200 миллионов.

Мы же ставим себе чуть ли не сверхзадачу увеличить население на 2–3 миллиона человек. Тут нужны, очевидно, другие демографические и политические стратегии, ориентированные на пополнение населения России. Но ничего этого в должной мере нет.

— Сейчас разработана масса так называемых национальных программ, плюс ведутся активные переговоры о подключении к китайскому проекту «Новый шелковый путь» с тем, чтобы создать новую инфраструктуру на востоке страны и попытаться людей туда снова заселить. Эти программы могут изменить ситуацию с опустыниванием территории? И когда их разрабатывали, с демографами как-то обсуждали? К вам, в частности, обращались?

— С демографами — нет. По-моему, это неправильно, кое-чего разработчики программ не учли. Так — я уже не раз об этом говорил — в системе национальных проектов, к сожалению, нет программы, посвященной миграции, то есть как раз тому, о чем вы сейчас спрашиваете. Нас стали привлекать как экспертов уже на стадии реализации проектов. В этом качестве мы как можем участвуем, но возможности представителей экспертного сообщества ограниченны.

Что же касается вашего вопроса о том, можно ли снова заселить Сибирь и Дальний Восток, так ведь они никогда и не были по-настоящему заселены. Это и проявляется в современных процессах. Мало того, что люди из Сибири и с Дальнего Востока уезжают в европейскую часть России, в самих данных регионах идет отток из сельской местности и поселков в большие города. Это закономерные процессы, они везде создают проблемы. Но в условиях низкой плотности населения в восточной части страны его расселение становится все более и более очаговым, вся «поселенческая ткань» — хрупкой и уязвимой. Без увеличения общей численности населения изменить ситуацию нельзя. Это все равно что воевать без пехоты. Вы можете поразить врага на расстоянии, какими-то бомбовыми или ракетными ударами, но занять его территорию без людей не сможете. Так и здесь без населения ничего нельзя сделать.


«Прежде всего должен отметить высокую смертность нашего населения, в особенности мужчин в средних возрастах»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— Как бы вы охарактеризовали современный российский социум с точки зрения демографии? Кого в нем больше — мужчин, женщин, каких возрастов, превалируют европейцы или уже азиаты? Каковы тенденции и перспективы структурного развития социума? Он будет сбалансированным или с выраженными перекосами? Например, европейцев будет больше, чем азиатов, или наоборот?

— Прежде всего должен отметить высокую смертность нашего населения, в особенности мужчин в средних возрастах. Поэтому мужчин по сравнению с женщинами у нас мало во всех возрастах, хотя мальчиков рождается чуть больше, чем девочек.

Что касается этнического состава, пресловутого мусульманского фактора, о котором в последнее время так любят говорить, то он на данный момент не представляет какой-то угрозы сложившемуся в России социуму. Самые крупные мусульманские группы РФ — это татары и башкиры, но они, как и другие народы Поволжья, давно интегрированы в российское общество. Я даже по своим студентам могу сказать. Есть ребята и девочки из Татарстана, Башкортостана, они прекрасно говорят по-русски, внешне вы их не отличите никак. Но если все время подчеркивать различия, ментальные особенности, возможно, и несуществующие, то ни к чему хорошему это не приведет. Сейчас предлагается вписать в Конституцию, что русские — государствообразующий народ. За этим видится как отчетливое желание власти польстить русскому большинству, так и непросчитанные последствия легкомысленного словотворчества.

Если говорить о демографическом поведении, то оно у большинства российских мусульман такое же, как у православных или атеистов, и вообще такое же, как во всех развитых странах, и динамика численности населения у всех примерно одинаковая. Эта численность относительно быстро растет только среди мусульман Северного Кавказа, но их в масштабах страны не так много. Кроме того, и у них рождаемость будет снижаться. В целом доля народов с мусульманской традицией в России сравнительно невелика и не станет сильно увеличиваться.


«На мой взгляд, главная проблема нашего общества — это формирование среднего класса, который был бы, во-первых, многочисленным, а во-вторых, составлял бы основную часть социальной пирамиды»
Фото: kzn.ru

«ЕСТЬ СКРЕПЫ, КОТОРЫЕ ПРИДУМЫВАЕТ НАЧАЛЬСТВО, А существуют ТАКИЕ, КОТОРЫЕ РОЖДАЕТ САМА ЖИЗНЬ»

— Каковы составные части современного российского социума, я имею в виду социально значимые группы, классы?

— На мой взгляд, главная проблема нашего общества — это формирование среднего класса, который был бы, во-первых, многочисленным, а во-вторых, составлял бы основную часть социальной пирамиды. Притом не очень ясно, кого именно можно и нужно относить к среднему классу. Интуитивно ясно, что это люди, живущие в основном своим трудом, достаточно квалифицированные, образованные и обеспеченные, имеющие свои культурные отличия, даже, может быть, свою систему ценностей. В 90-е годы были большие ожидания в отношении формирования у нас среднего класса, но пока они не слишком оправдываются.

То, что оказалось неожиданным для выходцев из советского общества, — это появление кучки очень богатых людей. Я думаю, была не самая приятная неожиданность и то, что подобное происходит, оказывает не самое позитивное влияние на ситуацию в стране и общую социальную атмосферу. Если можно на что-то рассчитывать в позитивном плане, то все же на формирование и становление действительно самостоятельного, самоценного и многочисленного среднего класса. Пока это не происходит. Отчасти из-за того, что жизненный уровень и уровень доходов среднего горожанина — жителя крупных мегаполисов недостаточно высоки. Невелика и социальная самостоятельность этой группы людей. Человек, работающий по найму, все-таки уязвим, а материально самостоятельных у нас не так много. Опять же то, что мы сейчас видим, — очень серьезное обесценивание рубля — это же прямой удар по тем, кто имеет какие-то сбережения. В первую очередь по становящемуся среднему классу, который пережил уже значительное количество самых разных катаклизмов и серьезно сократился в количественном отношении.

— Владимир Путин 6 марта сказал, что поправки в Конституцию должны способствовать сближению людей в России независимо от их имущественного состояния, пола, возраста, вероисповедания, мест проживания и других составляющих. Это возможно?

— В России еще декабристы сочиняли конституцию, с тех пор мы неплохо научились писать и переписывать этот документ. Хуже с его соблюдением. У нас и сталинская Конституция была неплохая, в ней так хорошо написано и про равноправие граждан независимо от их национальной принадлежности, и про свободу отправления религиозных культов, и про оплату труда в соответствии с его количеством и качеством, и, конечно, про «свободу уличных шествий и демонстраций», каковая должна была обеспечиваться «предоставлением трудящимся и их организациям общественных зданий, улиц, средств связи и других материальных условий». Все это, конечно, должно было способствовать сближению людей, если бы существовало не только на бумаге. На деле же депортации народов, гонения на церковь, нищенские зарплаты и праздничные демонстрации два раза в год, на которых можно и нужно было демонстрировать утвержденные и заранее распространенные «призывы» ЦК КПСС.

Что касается сближения, которому должны способствовать нынешние поправки, то, как мне кажется, одной из наиболее негативных черт, влияющих на это, является неизбежное подчеркивание конфессиональных различий. Одно дело, когда вы избавляетесь от той дискриминации церкви, которая была характерна для советского времени, и совсем другое, когда вы хотите вписать в Конституцию Бога. Это не способствует сближению. У разных людей разный Бог, а многие вообще не верят в Него, тут личное дело каждого. Людей сближают не то, что их различает, а то, что их объединяет: общие культура, образование, гражданские ценности. Если мы сначала выделяем различия, а потом говорим, что не надо обращать на них внимания, то одно противоречит другому.

На каждой американской долларовой купюре написана фраза In God we trust («С нами Бог»). Но доллар — это не Конституция. А в Конституции США, принятой еще в XVIII веке, Бог не упоминается. Может быть, я чего-то не понимаю, но мне кажется, что внесение в Основной закон слов о сохранении «памяти предков, передавших нам идеалы и веру в Бога», несет в себе идеологический заряд, который противоречит признанию нынешней Конституцией идеологического многообразия — в пику печальному опыту идеологического единообразия в СССР.


«Никто не говорит, что у нас нет идеологии, без нее не может существовать никакое общество. «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— Если сегодня у нас нет идеологии, как в советское время, то на каких идеях, ценностях или, как сейчас модно говорить, скрепах держится наше общество? Что объединяет и что разъединяет людей? И чего больше — первого или второго?

— Никто не говорит, что у нас нет идеологии, без нее не может существовать никакое общество. В нашей Конституции записано другое: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной».

В советское время существовала не идеология, а идеократия. Вся жизнь человека должна была строиться в соответствии с той идеологией, какая ему предписывалась, и он должен был верить, что она самая лучшая и ни у кого другого такой замечательной идеологии нет. У нас таковой считалась идеология марксизма-ленинизма. Она была догматизирована и в предельно упрощенном виде вбивалась в голову каждому с младых ногтей. По сути, это просто псевдорелигиозная вера в светлое будущее, Царство Божие на земле. Но так как реальная жизнь сильно контрастировала с рисуемым идеалом, который и не думал воплощаться в жизнь, то даже тех, кто верил в светлое будущее, начинали одолевать сомнения, которые и разъели в конечном счете советские скрепы, долгое время казавшиеся незыблемыми. Я думаю, что это судьба любых скреп.

Значит ли подобное, что «скрепы» вообще не нужны? Думаю, что нет. Но есть скрепы, которые придумывает начальство, а существуют такие, которые рождает сама жизнь. Возьмите тот же патриотизм. Кто станет возражать против любви к Родине? Но, оказывается, эту любовь тоже можно понимать по-разному. Одно дело — принцип, сформулированный когда-то неким американским офицером: «Права она или не права, но это наша страна». И другое — чаадаевская позиция: «Я не научился любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами».

У нас в последнее время слово «патриотический» как-то слишком сильно срослось с «военным», на слуху все время сочетание «военно-патриотическое воспитание». Как будто нельзя или не надо быть патриотом в мирной жизни. А еще, мне кажется, можно быть или не быть патриотом своего времени. Не так давно нас учили любить будущее, сейчас, похоже, учат любить прошлое, а в настоящем видят только падение нравов, эгоизм, бездуховность. Это ли патриотизм?

В том ли патриотизм, чтобы приукрашивать прошлое? Мы сейчас готовимся отмечать 75-летие победы в Великой Отечественной войне. Как будто война — это только победа. Победа была, подобного никто не отрицает, но шла и война, очень тяжелая, страшная, кровавая. Существовали огромные ошибки власти, за которые платил народ. О таком стараются не вспоминать, это не праздничные воспоминания. И кто-то же все-таки выкрикивает время от времени пресловутую фразу «Можем повторить!», не понимая, что он собирается повторять, какая цена была заплачена. Неужели это голос патриотов?

— Но внутри социума есть какая-то своя логика, не зависящая от того, что власть спускает сверху? Ведь желание создавать семьи, стремление рожать детей, да и вообще долго жить во многом определяется смыслами и ценностями.  

— Внутренняя логика развития социума есть всегда, и далеко не все зависит от власти, как бы она ни старалась. Больше 40 лет назад я опубликовал в газете «Правда» статью под названием «Извечная ценность семьи». В те времена появление материала с таким заголовком в «Правде» было событием. К сожалению, статья оказалась сильно покорежена при редактировании, и сейчас мне в ней нравится только название. Оно говорит о том, что семейные ценности существовали всегда и никуда не деваются.

Чиновнику нередко кажется, что семья — это винтик, который можно закручивать государственной отверткой как ему угодно, а самой ей доверить ничего нельзя, детей и подавно. В одном из вариантов поправок в Конституцию, к счастью, кажется, отклоненном, говорилось, что дети — это достояние государства. Мысль не новая. Она заставляет вспомнить высказывание Николае Чаушеску о том, что рождение ребенка — это патриотический долг, а иметь детей отказываются дезертиры.

На самом деле люди рожают детей для себя, а не для государства. Они любят своих детей, заботятся о них, думают об их будущем как о своем. Мужчины и женщины, рожающие детей, — взрослые люди, никто лучше них не знает, как им строить свою семейную жизнь. Государство должно служить им, а не учить их. Наше время — пора быстрых перемен, каждое новое поколение живет в новом положении и ведет себя в соответствии с этими условиями, а не со вчерашними. Но подобное совсем не значит, что люди отказываются от извечных ценностей. Низкая рождаемость появилась не вчера, и уже сложилось понимание того, что причины ее кроются не в эгоизме или безнравственности родителей, они лежат глубже. Размахивание же государственной отверткой, кроме как к еще большему снижению рождаемости, ни к чему привести не может.


«На самом деле люди рожают детей для себя, а не для государства. Они любят своих детей, заботятся о них, думают об их будущем как о своем»
Фото: kzn.ru

«ОПАСЕНИЯ ЛЮДЕЙ ТОЖЕ НЕБЕСПОЧВЕННЫ, ПОСКОЛЬКУ НЕТ ДОВЕРИЯ К ГОСУДАРСТВЕННЫМ СТРУКТУРАМ»

— С 1 по 21 октября текущего года будет проведена всероссийская перепись населения (во всяком случае, так планировалось). В таких переписях часто «зашиты» вопросы, на которые люди по наивности отвечают и которые потом нередко используются против них, — существуют такие страшилки. Под подобным есть реальная основа? Какие это могут быть вопросы? Какие ответы могут нанести вред?

— Если говорить в принципе о переписи, то она строится таким образом, чтобы подобных рисков не было, и сознательно туда ничего не «зашивается». Стараются не задавать вопросов, которые могут людей напугать, например об источниках доходов, о наличии накоплений, прописке (регистрации), недвижимости в собственности и так далее. Перепись не должна содержать таких вопросов именно потому, что она имеет другую цель, и, чтобы выполнить эту задачу, она должна всячески стимулировать население честно и правдиво ответить на вопросы другого толка и характера. Я не знаю точно окончательного содержания переписного листа предстоящей переписи, но надеюсь, что в нем не будет вопросов, которые могут людей напугать.

Кроме того, всем необходимо знать, что закон гарантирует конфиденциальность информации, которую сообщают граждане, их ответы ни при каких условиях не должны попасть в чье-либо применение — только в обезличенную разработку. Пользоваться можно только обезличенными данными, не привязанными к конкретному лицу, после того как они обработаны и представляют собой деперсонифицированный статистический материал. Опубликованы могут быть только сводные деперсонифицированные данные. Конфиденциальность индивидуальных сведений должна быть защищена, и, как правило, это делается. Но опасения людей тоже небеспочвенны, поскольку нет доверия к государственным структурам. Многочисленные утечки персональных данных из госбанков и других организаций заставляют народ напрягаться по этому поводу.


«Я думаю, что в миграции главное — не всякие полицейские правила, кому разрешать, кому — нет, как и кого оформлять, а основное заключается в политике интеграции этих приезжих»
Фото: «БИЗНЕС Online»

— А когда же людям доведут подробную информацию об этой переписи? Кто, когда и что будет спрашивать? На какие вопросы обязательно надо отвечать, а на какие — нет и вообще, можно ли отказаться принимать в ней участие?

— Мне кажется, что всей этой информации пора бы уже быть. Всеобщая перепись нуждается в очень серьезной подготовке. Люди должны заранее знать, когда будет перепись, как она станет проводиться, что у них спросят. Если есть некие опасения, что на какие-то вопросы граждане не захотят честно отвечать, то эти риски следует достаточно широко обсуждать. Подобное должно происходить открыто, в масс-медиа, чтобы люди уже сейчас высказали свои страхи и их можно было учесть. Ничего этого пока нет, что очень странно.

Что касается обязательности или добровольности, то это всегда было не принудительно — и участие в переписи вообще, и ответы на конкретные вопросы: человек может отвечать либо нет. И всегда существовал какой-то процент людей, которые уклонялись от ответов на вопросы переписей, чего-либо опасаясь. Например, человек живет в Москве без регистрации или еще что-то в его статусе заставляет его избегать вопросов переписчика.

Вспоминаю далекую уже перепись населения 1979 года — я участвовал в ней в качестве представителя центрального статистического управления СССР в Нижегородской (тогда Горьковской) области. Перепись предполагает фиксацию положения на 0 часов первого дня переписи (так называемый критический момент переписи). В частности, пассажиры, едущие в поездах, должны быть переписаны там, где они в это время находятся. Я был в тот момент на железнодорожном вокзале и должен был докладывать в Москву о том, как проходит этот этап переписи. Но люди  находились не только в поездах, но и в зале ожидания, их тоже надо было переписать. В зале установили специальный стол, повесили над ним соответствующую вывеску и по вокзальному радио стали приглашать всех пройти перепись прямо сейчас. На это приглашение откликнулись очень немногие, я подумал, что не все поняли объявление по радио, и стал ходить по залу и уже в индивидуальном порядке предлагать пройти перепись. Подавляющее большинство людей под разными предлогами отказывались, а то и вовсе притворялись спящими, и я очень скоро понял, что ночные обитатели вокзального зала ожидания — не тот контингент, который торопится сообщить сведения о себе кому бы то ни было. Но заставить их сделать это я не мог, перепись — дело добровольное.

 Вы писали, что в ближайшие 50 лет население России может расти только за счет миграции. Но к нам едут преимущественно азиаты, выходцы из Закавказья — люди с другим менталитетом, культурой, верованиями и устоями. Может ли Россия стать подобно США «плавильным котлом», способным выплавить единую российскую нацию или эти массы постепенно изменят нацию до неузнаваемости? Какие ее черты будут доминантными, скажем, к 2040 году?

— Американцам уже известно, что в середине нынешнего века белое население Соединенных Штатов станет меньшинством в своей стране. И вроде бы граждане США с этим смирились. По-видимому, дело все-таки не в цвете кожи, разрезе глаз или конфессиональной принадлежности, а в том, как работает пресловутый «плавильный котел».

Не стану идеализировать американскую ситуацию, там тоже немало проблем с иммиграцией и не все получается с тем же «плавильным котлом». Но все же сравнение США, где население быстро растет, с Россией, где оно убывает, — не в нашу пользу. У нас нет четкой миграционной политики или она не простирается дальше вопросов, связанных с регистрацией мигрантов, предоставлением им права на пребывание в России, знанием ими русского языка и т. п. В концептуальном плане преобладают соображения рынка труда: нужны квалифицированные специалисты и т. п.

Я думаю, что в миграции главное — не всякие полицейские правила, кому разрешать, кому — нет, как и кого оформлять, а основное заключается в политике интеграции этих приезжих. Если к нам сегодня приехал житель Средней Азии, который не очень хорошо говорит по-русски, но вы думаете о стране, то вас должно волновать не то, что он не программист, а подметает улицы, а то, кем будут его дети. Они пойдут в русскую школу и станут такими же русскоязычными и русско-культурными, как и все остальные. Через одно-два поколения всякие различия стираются. Как показывает опыт других стран, так и происходит.

Конечно, такой подход возможен только в том случае, если вы думаете не на перспективу одного электорального срока, а о долговременном будущем страны. В этом случае вы должны не передоверять миграционные процессы полиции и министерству внутренних дел, они существуют для других целей, а разработать такую политику, которая бы помогала приезжим максимально быстро и безболезненно интегрироваться в российское общество, чувствовать себя в нем комфортно и быть настроенными на то, чтобы приносить ему как можно больше пользы, видеть в России новую родину. Правда, если Конституция будет напоминать им, что они не «государствообразующие», то этого может и не получиться.


«Пандемия сама по себе — плохой сценарий. Но нас ведь сейчас интересует сценарий ответа на пандемию, и я не уверен, что реализуется худший сценарий такого ответа»
Фото: Алексей Белкин

«ЭТО МИФ, ЧТО ЛЮДИ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ИМЕТЬ ДЕТЕЙ»

— Пришел коронавирус, все изолируются, боятся друг друга. Почему реализовался худший сценарий обвала?

— Пандемия сама по себе — плохой сценарий. Но нас ведь сейчас интересует сценарий ответа на пандемию, и я не уверен, что реализуется худший сценарий такого ответа. Он кажется жестким, но в целом реакция правильная, потому что коронавирус заразен. Если не остановить его распространение, инфицироваться могут очень много людей. Эпидемия в конце концов сойдет на нет, но произойдет это после того, как большое количество народа переболеет и умрет. В чем, например, опасность СПИДа? Именно в том, что ВИЧ-инфекция приобретает характер эпидемии. От нее поначалу тоже умирает не так много, однако если ее не остановить, то она будет продолжать распространяться и ситуация может выйти из-под контроля. Но ВИЧ-инфекция не передается с такой скоростью, как COVID-19, когда каждый заболевший способен заразить двух-трех человек и общее число инфицированных растет как снежный ком. Даже если летальность, то есть доля умерших из общего числа заболевших, — небольшая, а в случае с коронавирусом это так, — быстрый рост количества инфицированных неизбежно ведет и к резкому увеличению числа смертей.

Поэтому я думаю, что жесткая реакция — неприятная, но правильная, а у нас, как говорят специалисты, даже запоздалая. Она подсказана не паникой и страхом, а здравым смыслом. Впрочем, об этом лучше судить врачам, эпидемиологам. Я же как демограф могу сказать, что перерастание локальной эпидемии в пандемию заставляет задуматься о том, что на планете в целом уже живет очень большое количество людей. Демографический взрыв, стремительный рост числа населения на Земле столь же стремительно увеличивает и плотность его расселения, что само по себе становится  обстоятельством, усиливающим опасность эпидемий. Когда плотность населения сравнительно невелика, а массовых контактов с большим количеством людей в других странах и регионах нет, локальные эпидемии не приобретают характер пандемии. Когда же плотность большая и сообщения очень тесные, то это значительно повышает опасность распространения инфекции.

— Ситуация вызвала массовый отток из самых разных стран трудовых мигрантов.

— Полной картины этих процессов нет, но я не думаю, что все отовсюду просто бегут. Что такое трудовой мигрант? Это по бо́льшей части человек, который, поработав какое-то время в другой стране, уезжает на Родину, подобное входит в его планы. К тому же все уже поняли, что эпидемия и карантин сильно бьют по экономике, множество людей, а мигранты в первую очередь, остаются без работы и без дохода, то есть без того, в чем заключается главный смысл трудовой миграции. Понятно, что в такой обстановке многие мигранты стремятся вернуться домой, где они хоть как-то смогут просуществовать. Но границы закрыты, поезда не ходят, самолеты не летают. Это еще одна сторона порожденного пандемией кризиса. Я, конечно, не могу предсказать, как будут развиваться события дальше, но думаю, что когда эпидемия закончится, минует и кризис, и процесс миграции приобретет свое обычное течение, миграционные потоки восстановятся. Может быть, станут больше каких-то мер предосторожности принимать, но и только.

— В демографическом плане эпидемия может отразиться на рождаемости? Проявится какой-то шоковый синдром, который будет ее тормозить?

— Не думаю. Мы, конечно, пока не знаем наверняка, чем это все кончится, ситуация в стадии развития, и опыта в данном случае у нас нет. Но люди так не рассуждают: мы не станем рожать детей, потому что может случиться эпидемия. Сколько было разрушительных катаклизмов, войн, пандемий, та же «испанка», я уж не говорю о страшных эпидемиях чумы в прошлом, — а народ плодился и размножался вопреки всему. Это миф, что люди отказываются иметь детей. История знала очень крутые повороты, но человечество не прекращало производить потомство и передавать эстафету жизни, не будет такого и сейчас. Любое улучшение ситуации после кризиса может только способствовать повышению рождаемости.

10 способов утешить роженицу

Вы можете чувствовать себя беспомощным, думая о том, как утешить роженицу, но это важная роль. Исследования показывают, что постоянная поддержка во время родов может иметь положительные последствия как для матери, так и для ребенка. Поддержка может даже улучшить исход и сократить продолжительность родов.

Обзор

Чтобы облегчить ваше беспокойство по поводу этого опыта, полезно знать пару вещей, которые вы можете сказать и которые будут полезны, а также то, что не помогает.

Независимо от того, находится ли ваш партнер в родах или вы входите в группу поддержки женщины во время родов, вот как вы можете помочь.

Будьте готовы

Лучше быть готовым к тому времени, которое вы собираетесь провести в родильном зале. Вы не хотите в конечном итоге пытаться угодить своему урчащему животу или растянутому мочевому пузырю, поскольку рожающая мама, наконец, готова начать толкать.

Приходите приготовленные с закусками, напитками, дополнительной одеждой и любыми другими необходимыми вещами, которые могут вам понадобиться, чтобы вам не пришлось выходить из родильного отделения.

Будьте в курсе

Входить в родильную палату неинформированным может быть так же плохо, как и быть неподготовленным. Уметь отвечать на общие вопросы о родовспоможении, касающемся человека, которого вы поддерживаете.

Какие стадии родов? Требуется ли анестезия роженице, к которой вы обращаетесь? Как зовут их доктора? Есть ли у нее план родов?

Ваша задача как помощника — иметь всю эту информацию под рукой.У вас также должны быть под рукой номера телефонов важных родственников и друзей.

Вы не хотите подрывать предпочтения роженицы, но она может нуждаться в вашей защите. Вы можете сделать это, зная, чего она хочет, а затем выяснив, как это сделать. Убедитесь, что ее пожелания услышаны.

Будьте терпеливы

Если что-то и нужно в родильном зале, так это терпение. Работа может занять много времени — это просто естественный порядок процесса.Выйти из комнаты (или даже из больницы), чтобы сделать небольшой перерыв, — это одно, но если вы потратите несколько часов на работу, потому что «ребенок не появится в ближайшее время», вы можете попасть в затор.

Это правда, что процесс может занять время, но также возможно, что, как только дела пойдут, они наберут скорость. Не стоит останавливаться на полпути через город, когда ее роды действительно начнутся, иначе вы можете их пропустить.

Приготовьтесь к тошноте в животе

Роды могут быть беспорядочными.Иногда это связано с медицинскими инструментами и инструментами или даже с хирургическим вмешательством. Вы должны быть готовы к крови и другим биологическим жидкостям.

Если вы падаете в обморок, подумайте о том, чтобы найти замену или кого-нибудь, кто сможет вас поддержать. В противном случае вам придется придумать, как присутствовать при этом, сохраняя хладнокровие.

Может быть полезно заранее поговорить с врачом или медсестрой вашего партнера. Они могут помочь вам подготовиться к предстоящим событиям и даже дать советы, как избежать обморока или тошноты.

подсказок

Есть много мелких вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь роженице расслабиться. Хорошо иметь несколько уловок в рукаве и разработать план с командой доставки, чтобы вы знали, когда вам наиболее эффективно (и целесообразно) вмешаться и помочь.

Вот несколько идей для начала:

  1. Помассируйте виски вашей партнерши, чтобы снять стресс и расслабиться
  2. Напоминайте ей, чтобы она ходила в туалет каждый час.Полный мочевой пузырь не только неудобен, но также может задержать роды.
  3. Попробуйте прохладные компрессы на шею и лицо. Вы даже можете слегка умыть ее лицо, чтобы она чувствовала себя хорошо, когда она так много работает
  4. Поощряйте ее пить жидкости и есть, если ее врачи разрешат. Еда и питье могут помочь восстановить энергию, необходимую для марафона труда.
  5. Помогите ей сменить положение, чтобы стимулировать труд к прогрессу. Некоторые позы снимают боль, но другие могут быть более болезненными.
  6. Если у нее болит спина, обеспечьте некоторое противодействие, положив руки на поясницу (или там, где она скажет это сделать) и надавите с такой силой, с какой она хочет. Выполнение этого, когда партнерша стоит на руках и коленях, также может помочь облегчить боль
  7. Будьте рядом с ней, но слушайте, чего она хочет. Возможно, она не всегда хочет, чтобы к ней прикасались, но быть рядом с ней все равно полезно. Просто встаньте рядом и позвольте ей почувствовать ваше присутствие. Вы также можете словесно подбодрить ее.
  8. Помогите ей принять теплый душ или ванну. Вода во время схваток может облегчить боль
  9. Приложите грелку, рисовый носок или теплое одеяло к ее пояснице, конечностям или промежности (ближе к концу родов), чтобы облегчить боль.
  10. Напомните ей, почему она так усердно работает: ребенок!

Слово от Verywell

Роды и роды могут быть очень тяжелыми. Понятно, что вы можете испугаться. Если вы будете с кем-то во время родов, помните, зачем вы здесь: чтобы оказывать поддержку и быть защитником.

Будьте готовы — означает ли это задавать вопросы или приносить все, что вам нужно, чтобы быть уверенным, что вы будете там, когда наступит важный момент. Будьте уверены, что вы оба пройдете через это так же, как и многие другие до вас.

Рожденная без матки, женщина рожает после трансплантации матки

Больше года Мишель упаковывала свою больничную сумку, готовая к внезапной поездке в клинику Кливленда. Ее подготовка заключалась в ожидании получения матки от донора с надеждой однажды забеременеть.

«Два или три раза мне звонили, чтобы подготовиться к пересадке, но она должна быть идеальной», — объясняет Мишель. «Я начал терять надежду, что, возможно, этого не должно было быть».

К счастью, она ошибалась. Теперь мать ребенка Коула, родившегося в результате кесарева сечения в начале марта 2020 года, является второй пациенткой в ​​программе трансплантации матки Cleveland Clinic, которая родила ребенка после получения матки от умершего донора. Рожденная без собственной матки, состояние, известное как бесплодие из-за фактора матки (UFI), Мишель думала, что никогда не сможет выносить ребенка.

«Одна из моих мечтаний заключалась в том, что однажды я смогу (родить), но я не думала, что это когда-либо станет возможным», — добавляет Мишель, которой в 16 лет был поставлен диагноз UFI, когда она обратилась к врачу, потому что не успела Менструального периода не было.

Эта мечта возродилась в 2016 году, когда друг отметил ее в сообщении в социальной сети о клинике Кливленда и многопрофильной команде по трансплантации матки, возглавляемой доктором медицины Андреасом Цакисом, для проведения обширных клинических исследований этой процедуры.Клиника Кливленда провела первую в стране трансплантацию матки в 2016 году и искала дополнительных участников, когда Мишель узнала о программе.

Она и ее муж Рич обсудили это и быстро согласились подать заявку на участие в суде. Так началась четырехлетняя одиссея, начавшаяся с многочисленных раундов интервью, тестирования и встреч с представителями команды, включая экспертов в области трансплантологии, акушерства и гинекологии, фертильности, неонатологии, биоэтики, психиатрии, медсестринского дела.анестезиология, инфекционные заболевания, интервенционная радиология, аптека, защита интересов пациентов и социальная работа.

Мишель обсудила дальнейшее продвижение процесса со своим мужем Ричем. После этого она прошла через четыре года собеседований, тестов и встреч. (Предоставлено: Мишель, пациентка после трансплантации матки)

По словам Кристиано Кинтини, доктора медицины, одного из хирургов, возглавлявших команду, выполнявшую трансплантацию для Мишель, клиническое испытание состоит из нескольких этапов.Он начинается с подробного анамнеза и физического обследования, оценки фертильности специалистом по репродукции, психиатрической экспертизы, обсуждения с биоэтиком и других аспектов.

«Одна из 500 женщин репродуктивного возраста страдает бесплодием из-за фактора матки, поэтому это может потенциально изменить жизнь многих женщин и семей по всему миру», — говорит доктор Квинтини. «Принятие мер по минимизации осложнений и риска непредвиденных событий чрезвычайно важно».

После утверждения Мишель прошла строгий процесс стимуляции яичников, извлечения яйцеклеток и экстракорпорального оплодотворения — сбор и замораживание оплодотворенных яйцеклеток для имплантации после трансплантации матки.Команде удалось собрать несколько жизнеспособных эмбрионов.

После завершения этого критического шага началось настоящее ожидание. В отличие от некоторых испытаний по трансплантации матки, в которых используются живые доноры, программа Cleveland Clinic включает только матки от умерших доноров. Когда ее больничная сумка была упакована и лежала на полке, Мишель и Рич испытали три ложных сигнала тревоги — в феврале, сентябре и декабре 2018 года. В каждом случае они были уведомлены о наличии донорской матки и были готовы немедленно приехать в клинику Кливленда. .Однако в каждом случае донорская матка оказалась не идеальной, и трансплантат был отменен.

«Выбор донора очень важен и является первым шагом к успешной трансплантации. Матка — это небольшой орган с очень слабым кровотоком, и чтобы он оставался жизнеспособным, кровоснабжение должно быть адекватным. Это настоящая проблема, потому что от 20 до 25% всех трансплантатов теряются из-за отсутствия (надлежащего) кровотока после операции », — объясняет доктор Квинтини.

В конце января 2019 года Мишель получила обнадеживающие новости, которых она так долго ждала.Бригада по уходу определила подходящую матку. Пересадка продвинется вперед. В понедельник вечером того же месяца началась трансплантация. Операция закончилась 14 часов спустя, на следующее утро. Пока пересадка прошла успешно, Мишель перенесла несколько осложнений.

Хирурги клиники Кливленда выполнили восемь операций по пересадке матки с момента начала испытания в 2016 г. (С разрешения Cleveland Clinic)

Однако вскоре после этого Мишель точно знала, что ее новый орган работает.«В 31 год у меня были первые месячные. Я никогда не думал, что испытаю это! »

В июле 2019 года, после регулярных контрольных анализов, чтобы убедиться, что кровь беспрепятственно течет к имплантированной матке и что использование иммуносупрессивных препаратов эффективно помогает ее организму адаптироваться, Мишель начала следующий этап — перенос одного эмбриона в ее матку.

Вскоре после того, как Мишель перенесла эту процедуру, она купила домашний тест на беременность, «потому что я хотела испытать, каково это — узнать, что вы беременны, как и все остальные.К ее удивлению, тест оказался положительным — и она взволнованно написала недоверчивому Ричу: «Я беременна!»

Мишель была шокирована, узнав, что она беременна, после успешной трансплантации матки. (Предоставлено: фотография Меган Бланк для клиники Кливленда)

На протяжении всей беременности, которая включала ежедневный приступ утреннего недомогания, специалисты клиники Кливленда по медицине матери и плода внимательно следили за ее состоянием. «У Мишель была гипертония, от которой она принимала лекарства.И мы хотели избежать таких осложнений, как преэклампсия (высокое кровяное давление) », — объясняет Ума Перни, доктор медицины, специализирующаяся на беременностях с высоким риском.

После кесарева сечения, необходимого для матери с пересаженной маткой, Коул «вышел с криком», — восклицает доктор Перни. «У Мишель были прекрасные роды и родился здоровый мальчик».

Мишель родила здорового ребенка Коула путем кесарева сечения в марте 2020 г. (Предоставлено: Мишель, пациентка с трансплантацией матки)

После недельного пребывания в отделении интенсивной терапии новорожденных (NICU) Детской клиники Кливленда Мишель и Рич забрали Коула домой, чтобы начать новую жизнь в семье из трех человек.Высоко оценивая работу команды по пересадке матки клиники Кливленда, пара также высоко ценит анонимного донора и ее выживших за то, что они сделали им подарок, который они никогда не смогут вернуть.

«Я так им благодарен. Мы не были бы там, где находимся сегодня, если бы не эта матка, — говорит Мишель. «Моя жизнь полностью изменилась. Намного лучше знать, что у тебя есть крошечный человечек, который будет любить тебя безоговорочно ».

Зарегистрируйтесь в Lifebanc, чтобы стать донором органов.

Связанные институты:
Институт акушерства, гинекологии и женского здоровья,
Институт болезней органов пищеварения и хирургии

= «история-пациента__story>
Видео

Ring показывает, как женщина рожает на стоянке Маргейт

МАРГЕЙТ, Флорида. Женщина из Южной Флориды просто не могла дождаться, чтобы родить ребенка.

Сьюзен Андерсон и ее муж Джозеф Андерсон почти добрались до Natural BirthWorks в Маргейте в прошлую пятницу, когда малышка Джулия решила рано встретиться с миром.

На видео с кольцом, которым поделилась владелица Гелена Хинкли, показан момент рождения.

Ринг видео показывает, что мать рожает за пределами

На видео можно увидеть Сьюзен, скорчившуюся на стоянке, а за ее спиной стоит акушерка Сэнди Лобайна.

Сьюзен кричит, когда к ней подходят двое полицейских, которые случайно оказались поблизости.

«Она в порядке», — говорит им Лобайна. «Я акушерка. Она здесь, чтобы родить».

Как только Сьюзен издает громкий крик, Лобайна ловит ребенка, а офицеры недоверчиво наблюдают за происходящим.

«Вы хотите спасения?» — спрашивает один из офицеров.

«Нет-нет, она здесь, чтобы родить», — говорит Лобайна. «Она просто не попала внутрь».

Миранда Кристиан / WPTV

Джозеф и Сьюзен Андерсон разговаривают с WPTV после того, как новорожденная дочь пары Джулия родилась на стоянке родильного дома Peaceful Pregnancy Pathways.

Папа и акушерка помогают маме и ребенку внутри.

Мгновением позже Хинкли попадает в кадр, но недостаточно быстро.

«Она родила ребенка», — слышно, как Лобайна говорит Хинкли.

«Невероятно-невероятно», — говорит Хинкли, явно разочарованная тем, что пропустила вечеринку.

Репортер WPTV NewsChannel 5 Миранда Кристиан разговаривала с Андерсонами и акушерками в четверг.

«В голове у меня было:« Иди в ванну. Иди в ванну ». Потому что я просто хотела этого облегчения, — сказала Сьюзен.

Лобайна сказала, что у нее и раньше были сумасшедшие роды, но это было впервые.

«Младенцы иногда рождаются очень быстро… и нужно только поторопиться, надеть перчатки и просто уйти», — сказала Лобайна.

«Это была лучшая передача», — говорит акушерка о рождении на стоянке.

Хотя Хинкли пропустила все действо, она видела видео и у нее хорошее чувство юмора.

«Это была лучшая передача обслуживания», — пошутила она.

История родов | Справочный центр по родовым травмам

Предыстория

Роды — это исключительно болезненный и трудный опыт для человека. Причуды нашей эволюции и развития делают рождение ребенка более опасным для нас, чем для любого другого млекопитающего, включая наших кузенов-обезьян.

Люди произошли от обезьяноподобных существ, которые ходили на четырех ногах. Когда древние люди эволюционировали, чтобы ходить на двух ногах, наши тазы стали меньше. Позже мы снова изменились — наш мозг становился все больше и больше.Именно это соотношение размера головы и таза делает наши роды такими трудными и непохожими на другие животные.

Другая гипотеза состоит в том, что роды стали более трудными после того, как люди начали заниматься сельским хозяйством. Археологи впервые заподозрили подозрения, когда они нашли несколько детских скелетов в захоронениях охотников-собирателей, но обнаружили их много в сельскохозяйственных общинах. Богатая углеводами диета делала фермеров короче и толще, чем охотники-собиратели, чьи диеты были более питательными. Это означало, что у женщин таз был еще меньше, а младенцы в утробе становились толще, что затрудняло роды и приводило к большему количеству смертельных исходов для матерей и младенцев.

Скульптурные изображения беременных женщин встречаются во многих доисторических культурах. Значение этих скульптур и их использование неизвестны. Однако преувеличение женской анатомии в таких фигурках, как «Венера Виллендорфская» (~ 26 000 г. до н.э., Австрия), предполагает, что они связаны с деторождением и женской фертильностью.

Возможно, считалось, что эти фигурки содержат духа, который не только способствует плодородию, но и руководит другими важными аспектами жизни, такими как животные, земля, дом или охота.Некоторые ученые также предполагают, что женщины носили их как амулеты или талисманы, чтобы защитить их во время беременности и родов.

Акушерки и народная медицина

На протяжении большей части истории, хотя философы и врачи-мужчины часто проповедовали о беременности и родах, мужчины не принимали участия в самих родах. В некоторых культурах мужчинам было запрещено участвовать в родах или даже наблюдать за ними. Вместо врачей и медсестер к женщинам приходили родственники и акушерки, которые поддерживали их во время родов и предлагали любые средства и стратегии, которые они могли.

Знания в области акушерства передавались от одного поколения к другому членами общины. В конце концов на эту тему были изданы книги. В некоторых обществах начинающие акушерки поступали в ученичество. Некоторые акушерки работали время от времени, когда это было необходимо в общине, в то время как другие путешествовали на большие расстояния от дома к дому и работали регулярно. Если возникали осложнения, они вызывали местного врача, который помогал с его медицинскими инструментами. Иногда акушерки отводили ребенка на крещение, пока мать отдыхала.Они также играли юридическую роль в документировании рождения детей и их родителей.

Акушерки знали о лечебных травах, которые могут помочь беременным женщинам с множеством проблем. Они знали, как обустроить комнату и разместить женщину для родов. Если ребенок был в неправильном положении, акушерки знали, как его повернуть. Они проверяли положение ребенка, прощупывая живот женщины, и проверяли, насколько она расширена. Смазанными маслом руками они помогли растянуть ткани женщины перед родами.После рождения ребенка они оставались около месяца, чтобы помочь матери овладеть такими навыками, как грудное вскармливание.

Если не считать советов опытных женщин, роды и медицина в целом долгое время было чем-то вроде дикого запада. Женщинам, например, говорили не думать о странных мыслях. Если бы вы подумали, скажем, об обезьянах, ваши дети родились бы волосатыми.

Акушерок тоже иногда обвиняли в колдовстве, если что-то пошло не так с беременностью. На протяжении всей истории акушерки были членами всех социальных слоев, от высшего слоя общества до низшего рабочего класса.Со временем для акушерок стали доступны формальное обучение и занятия.

Несмотря на усилия акушерок, роды были рискованными как для матери, так и для ребенка. В средние века каждая третья женщина умирала в детородном возрасте. Это было настолько опасно, что молодые женщины писали завещание, когда узнавали, что беременны. Инфекция, послеродовое кровотечение, неопытные акушерки / врачи и затрудненные роды были частыми причинами смерти.

Родовые традиции в разных культурах

Истории о беременности и родах иногда упоминаются в фольклоре и религии.Пожалуй, самая известная история родов — это христианское Рождество, когда Дева Мария рожает Иисуса в яслях. В мифе ирокезов о сотворении мира женщина рожает двух сыновей: одного, который создает все хорошее в мире, а другого — все плохое в мире. Считалось, что греческая богиня Афина появилась из трещины в черепе своего отца Зевса. А в японской сказке «Сказка о резчике бамбука» мужчина находит девочку внутри стебля расколотого бамбука.

Записи о том, каково было рожать в различных культурах по всему миру, немногочисленны из-за доминирования мужчин как движущих сил культуры и того факта, что женщины часто рожали за закрытыми дверями.Особенно сложно найти описания родов у представителей среднего и низшего классов.

Отчеты времен времен времен Тюдоров (1485–1603) проливают свет на то, на что был похож этот процесс для дворянок. В течение нескольких недель до и после родов мать была отключена в отдельной комнате — это называлось «лежать в ней». Перед этим она пошла в церковь, чтобы получить благословение священника. В этот период мужчинам не разрешалось видеться с ней, и комната была закрыта ставнями, чтобы имитировать темноту и спокойствие матки. Надежные акушерки помогали ей, и читались молитвы, чтобы защитить ее от опасности.

В аристократическом доме Хэйан Япония (794–1185) родильная комната, которая должна была находиться на севере дома, была одета в белое. Однако это не было частным рождением. Родственники и обслуживающий персонал мужского и женского пола смотрели через занавески, поскольку роды были чем-то вроде зрелища. На более мрачной ноте, буддийский монах, женщина-духовный медиум по имени мико, и другие религиозные деятели сидели рядом с матерью, когда она работала. Их молитвы отражали голодных призраков, смиренных духов, которые собирались вокруг людей, которые были при смерти.

То, что ясно подтверждается художественными представлениями и продолжающимися традициями, заключается в том, что женщины рожают не только лежа. Резные фигурки и иллюстрации от Древнего Египта до недавних веков изображают рожениц в положении стоя, на корточках, на коленях и сидя. Некоторые формы карантина матери до или после родов встречаются во многих культурах, от Латинской Америки до Китая.

Медицинские разработки

Щипцы были изобретены в восемнадцатом веке.Этот инструмент до сих пор используется для перемещения младенцев по родовым путям, когда они застревают. Поскольку они могли пользоваться щипцами, акушерки-мужчины и врачи утверждали, что они превосходят акушерок-женщин. В то время женщинам не разрешалось выполнять медицинские процедуры, в том числе использовать медицинские инструменты, такие как щипцы. В то время как некоторые состоятельные женщины перешли на использование акушерок-мужчин, большинство матерей по-прежнему пошли традиционным путем.

Вскоре, однако, были разработаны другие медицинские разработки, которые сделают беременность более легкой и безопасной.К середине-концу девятнадцатого века анестетики стали более понятными. Врачи научились использовать химические вещества, чтобы заглушить боль раненых, что особенно помогло во время операции. Королева Виктория, например, просила хлороформ во время родов.

Несмотря на то, что медицинские работники с готовностью адаптировали анестезию для других целей, облегчение боли во время беременности поначалу не одобрялось. В Библии Бог наказал Еву после того, как она съела запретный плод, заключается в том, что она испытает сильную боль, когда родит детей.Поэтому во многих христианских культурах считалось долгом женщины перед Богом испытывать боль во время родов.

В тот же период было обнаружено, что болезнетворные микроорганизмы ответственны за распространение болезней и инфекций. Врачи разработали антисептические и гигиенические средства, которые резко снизили смертность от хирургических вмешательств. Это позволило женщинам сделать кесарево сечение, не умирая в дальнейшем от инфекции. Кесарево сечение раньше использовалось только в тех случаях, когда мать не ожидала, что выживет.До открытия микробной теории и антисептиков врачи вызывали гораздо больше смертей, чем акушерки, потому что они не мыли руки между различными медицинскими процедурами, передавая инфекции от больных людей матерям и младенцам.

Эти и другие события означали, что к 1900-м годам США и Канада окончательно отказались от акушерства в пользу акушерства. Это было не так в других странах, особенно в странах с меньшими экономическими ресурсами. Однако многие развитые страны, такие как Великобритания, также сохранили институт акушерства, несмотря на то, что они занимались акушерством.

К 1950-м годам 88% процентов родов происходило в больнице под контролем врача. Женщин лечили медсестры и врачи, и во время родов они лежали горизонтально, а не стояли или стояли на коленях. Первым президентом США, родившимся в больнице, был Джимми Картер. Он родился в 1924 году на предприятии в Джорджии, где его мать работала медперсоналом.

Современные роды

Последние десятилетия характеризовались совершенствованием акушерства и изобретением новых репродуктивных технологий.Кардиомониторы предупреждают врачей, когда плод находится в бедственном положении. Ультразвук и другие технологии визуализации позволяют определить пол ребенка и потенциальные проблемы с беременностью. Женщины принимают витамины для беременных, которые сохраняют здоровье им и их детям. Эти и другие инновации снизили уровень материнской и внутриутробной смертности во всем мире.

Последние десятилетия также отмечены расширением прав и возможностей женщин. В течение 20-го века женщины в США и во всем мире активно вошли в медицинскую профессию.Они сами могли стать акушерами-гинекологами, а не только мужчинами. Во многих странах акушерки и медсестры составляют более половины работников здравоохранения.

В 1970-х годах возникло естественное движение за рождение ребенка. Матери начали экспериментировать с домашними и водными родами и с отказом от обезболивания. Эти женщины хотели большего контроля и более личного опыта. Движение, однако, подвергается критике за то, что заставляет женщин, которые хотят использовать врачей и эпидуральную анестезию, чувствовать, что их роды менее «естественны» или что у них никогда не было «настоящих» родов.Правда в том, что никто не должен заставлять женщину чувствовать себя плохо из-за того, какой вариант родов она выберет.

Те, кто ищет золотую середину между больницами и домашними родами, могут воспользоваться услугами родильных домов, акушерок и доул. В то время как акушерки могут заменить акушера-гинеколога, доулы не практикующие врачи. Вместо этого они действуют как эмоциональная поддержка до и во время родов.

Пока мы не отточили процесс родов до совершенства. В некоторых странах, где медицинская помощь недоступна, уровень смертности матерей и младенцев по-прежнему высок.Во время любых родов все еще возникают осложнения, которые травмируют матери и приводят к рождению детей с ограниченными возможностями. Однако мы прошли невероятно долгий путь всего за несколько столетий из более чем 200 000 лет нашего пребывания на Земле.

«Женщины чувствуют, что у них нет иного выхода, кроме как рожать в одиночку»: рост свободы родов | Роды

Утром 3 мая Виктория Джонсон готовилась к родам в своем доме в Хайлендсе. Один за другим трое ее детей спустились вниз, туда, где она рожала в бассейне для родов, окруженном волшебными огнями, занавески плотно закрытые от внешнего мира.

Внезапно ей захотелось выбраться из бассейна. «Я встал, и мне показалось, что вес Вселенной рухнул с моей головы до пальцев ног». Ее воды разошлись — «по всему ковру, что было не идеально» — и у ребенка началась коронация. «Все были там, в том числе обе бабушки во время видеозвонка», — говорит она. «Когда ребенок родился, мой восьмилетний сын подошел и сказал:« Я так горжусь тобой ». И это все».

Акушерки не было. Вместо этого Джонсон и ее муж наняли доулу, которая предлагает эмоциональную поддержку и руководство, но не имеет медицинского образования.Только после того, как плацента была доставлена ​​и аккуратно помещена в миску, была вызвана акушерка, чтобы осмотреть их мальчика.

Для Джонсона свободные роды, обычно характеризуемые как роды без медицинской помощи, по выбору, а не по обстоятельствам, были воодушевляющим и положительным опытом. Но этому предшествовала изнурительная битва с органами здравоохранения, которая стала отличительной чертой многих женщин, беременных во время пандемии. В марте, когда уровень инфицирования рос, тресты по всей Великобритании прекратили оказание услуг по родовспоможению на дому, в то время как другие закрыли родильные центры под руководством акушерок.Нехватка персонала и большое количество звонков в службу 999 оказали огромное давление на систему. В больницах были введены новые правила в отношении партнеров по рождению, которых исключали из сканирования, а иногда и самих родов. В период с 9 марта по 9 апреля в Великобритании действовало 14 различных наборов официальных национальных рекомендаций для беременных женщин. В этом году роды в больнице часто казались запутанной, рискованной и одинокой перспективой.

Мать детей восьми, пяти и трех лет, Джонсон планировала рожать дома своего четвертого ребенка после травмирующих родов в больнице.«Я знала, что, если я попаду в больницу, меня закроют и мне сделают кесарево сечение», — объясняет она. Но на 35 неделе беременности услуги по родовспоможению на дому в ее районе были приостановлены.

Погрузившись в штопор беспокойства, Джонсон написала своему MSP и попыталась зарегистрироваться в соседнем совете, где все еще предлагались домашние роды. Никто не смог помочь. Она нашла независимую акушерку, готовую помочь ей, но это означало бы путешествие за сотни миль на юг.

Джонсон родилась и выросла в Нью-Джерси и сказала американским друзьям, что NHS была одной из главных причин, по которой она переехала в Шотландию.Теперь, чувствуя себя разочарованной, она присоединилась к новой демографической группе женщин, которые в этом году решились на бесплатное родовспоможение — не в качестве их первого выбора, а потому, что это казалось лучшим доступным вариантом.


Трудно точно сказать, сколько детей рождается в результате свободного рождения в Великобритании каждый год, но исследования, проведенные в этом месяце, указывают на рост числа людей, уклоняющихся от медицинской помощи из-за ограничений, связанных с Covid-19. В апреле исследователи Королевского колледжа Лондона опросили 1754 женщины в возрасте от 19 до 41 года со всей Великобритании, которые были либо беременны, либо родили с начала карантина, и получили поразительные результаты.Из 1418 беременных в апреле каждый 20 (5%) рассматривал возможность свободных родов; только один из них планировал это до пандемии. «Это действительно высокий показатель, — говорит доктор Мари Гринфилд, соавтор исследования, — особенно в контексте того, сколько женщин рожают дома каждый год» — около 2% женщин в Англии и Уэльсе, по данным Управление национальной статистики.

По словам Гринфилда, причины были сложными. «Он был редко — в игру вступали такие вопросы, как уход за детьми и транспорт.«Желание избежать попадания в больницу было названо 39 участниками. Для многих это произошло из-за предыдущего неудачного опыта; для других это произошло потому, что они чувствовали, что больницы стали местом опасности и заражения. А для ряда женщин выбор в пользу бесплатных родов не был положительным выбором: в то время как 16 респондентов назвали его решением, расширяющим возможности, 26 заявили, что чувствовали себя вынужденными.

Мой партнер держал насадку для душа на моей спине, чтобы облегчить боль. После рождения сына я был под кайфом — мы сделали это

Еще одной ключевой проблемой был тот факт, что многие трасты допускали родовых партнеров только во время «установленных родов».Один респондент сказал исследователям Королевского колледжа: «Мой партнер — огромная поддержка: мы вместе пережили ЭКО и выкидыш, и я не мог представить, что смогу сделать это без него». Мать-одиночка волновалась, что некому будет присматривать за другими ее детьми: «Я доверяю домашним родам, но мне не позволят находиться в комнате с моей доулой или детьми. У меня нет присмотра за детьми и другого партнера по рождению ».

Повсюду звучала тема безопасности — женщины, ее ребенка и всей семьи.«Это интересно, учитывая характеристику свободного рождения как изначально небезопасного выбора», — говорит Гринфилд, указывая на ряд медиков в когорте: впервые, по ее словам, британское исследование показало, что медицинские работники Национальной службы здравоохранения собираются выйти за рамки этого к свободным родам. Один старший медицинский работник в больнице сказал исследователям, что она приняла решение после того, как домашние роды были отменены, и ей сказали, что она не имеет права на прием в акушерское отделение из-за слишком высокого ИМТ.

По мнению Гринфилда, исследование выявило напряженность, предшествовавшую кризису, а также мнение некоторых о том, что политика в отношении материнства может носить принудительный характер. «Covid-19 высветил существующие проблемы», — говорит она. «Когда беременным людям оказывается услуга, которую они считают небезопасной или не соответствующей их потребностям, они выйдут за пределы этой системы. Что мы можем обнаружить, так это более долгосрочный сдвиг в сторону увеличения числа женщин, стремящихся рожать вне больницы.”

Насколько реален предполагаемый риск заражения во время пандемии? Хотя были подтвержденные случаи Covid-19 в родильных домах, неясно, привели ли они к более широким вспышкам. Доктор Патрик О’Брайен, вице-президент Королевского колледжа акушеров и гинекологов, говорит, что родильные дома — «очень безопасное место для беременных женщин и их младенцев. Мы знаем, что пандемия очень обеспокоила многих родителей, [но] риск заражения женщины этим вирусом в родильном доме действительно очень низок.«Большинство отделений проверяют на вирус во время незапланированной госпитализации, а также заранее для индукции или кесарева сечения. Персонал родильного дома регулярно проходит обследование и постоянно носит средства индивидуальной защиты.

Между тем бесплатное родовспоможение, хотя и законное, несет в себе очевидные риски. Хотя большинство родов протекают без осложнений, в некоторых ситуациях немедленная помощь квалифицированной акушерки или акушера может спасти жизнь. «Когда возникает осложнение, такое как сильное кровотечение после родов, присутствие акушерки может иметь решающее значение», — говорит О’Брайен.Он добавляет, что каждую женщину следует поддерживать в выборе родов, но «важно, чтобы они знали о рисках и преимуществах родов в различных условиях».


Кризис, с которым столкнулась независимая акушерка, является важной частью этой головоломки. Независимые акушерки работают не по найму, и их нанимают женщины, которые обнаруживают, что NHS не может поддержать их предпочтительный план родов. Но в июне, после двойных потрясений, связанных с Brexit и Covid-19, американская компания, предоставившая страховку, отозвала ее, что означает, что им по закону не разрешено оказывать помощь при родах.

Акушерка Джеки Томкинс, которая также является председателем организации Independent Midwives UK, обычно принимала два звонка в неделю. «Внезапно, во время [первой] блокировки, их количество выросло до 20, и то же самое было по всей стране», — говорит она. «Женщины были в ужасе после того, как их домашние роды были отменены, и чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как идти в одиночку. После второй волны звонков снова стало расти ».

В Великобритании около 150 зарегистрированных независимых акушерок, которые до страхового кризиса поддерживали около 2500 женщин в год.«Ирония в том, что мы получаем больше запросов, чем когда-либо», — говорит Томкинс. «Наши руки связаны, когда мы больше всего нужны. Это действительно вредит нашим членам эмоционально; многие впадают в нищету ».

Беатрис Чианки: «Домашние роды — это право, а не привилегия». Фотография: Рози Барнс / The Guardian.

Беатрис Чианки пыталась нанять независимую акушерку в начале этого года после того, как ее домашние роды в Лондоне были отменены 30 марта. дней до ее срока. «Но гонорар составляла 4000 фунтов стерлингов, и я не мог себе этого позволить.

Чианки, 32 года, страдала послеродовой депрессией после рождения ее сына Арджуны, которому сейчас четыре года. «Роды прошли в высокой степени медикаментозно. Меня вызвали очень высокие дозы окситоцина , и я почувствовал себя совершенно бессильным ». У нее мало воспоминаний о первых пяти месяцах материнства. «Я просыпался каждый день с мыслью, что теперь я мог быть мертв, и кого это волнует? Я прошел курс лечения, но на восстановление потребовалось много времени ».

Ее вторая беременность протекала гладко, пока в начале марта ее семья в Италии не была заблокирована.«Я почувствовал невероятную тревогу, и у меня случился приступ паники на глазах у моей акушерки, которая успокаивала меня, говоря:« Не волнуйся, мы не оставим тебя в покое »».

Но именно это и произошло после домашних родов. услуги были отозваны. «Я чувствовал себя совершенно брошенным», — говорит Чианки. «Они знали, через что я прошел, так как они могли сделать это со мной? Домашние роды — это право, а не привилегия ».

На этот раз для Чианки рожать дома было необходимо. Она начала исследовать роды без посторонней помощи.«Когда я сказала своей акушерке, она хотела помочь, но больница не поддержала ее», — говорит она. Вместо этого она обратилась к доле, которая согласилась присутствовать на родах, но настояла, чтобы она могла оказать только эмоциональную поддержку. Рано утром 11 апреля вода в Чианки вышла из строя. «Мы зажгли свечи, и мой партнер Сильвио держал душ у меня на спине, чтобы облегчить боль. Мы позвонили доуле, и она приехала за 30 минут до рождения моего сына. После этого я был под кайфом и испытал глубокую радость — я не мог поверить, что мы это сделали.

После рождения Арджуны она отказалась никого видеть. «На этот раз я хотел показать всем, что я сделал, но не смог из-за изоляции. Я увидел своего партнера с другой стороны — он знал, что делать, и ни на секунду не сомневался во мне. Если первое рождение разлучало нас, то это объединяло нас ».

Этот восторг утих после разговора с местной больницей. «Мы позвонили им, потому что я боялся, что у меня может быть слеза. Сказали, что то, что мы сделали, незаконно и что пришлют скорую.Но мы этого не хотели ». Вместо этого к ним пришла сочувствующая акушерка, которая осмотрела семимесячного малыша Джунипер.

«Она заверила нас, что мы приняли правильное решение», — говорит Чианки. Тем не менее, она предостерегает от того, чтобы женщин заставляли рожать бесплатно, потому что у них были исключены другие возможности. «Женщины должны знать, что может пойти не так, и быть готовыми получить помощь, если она им понадобится».


Элисон Эдвардс из Doula UK, 700 членов которой выступают за будущих матерей, говорит, что — это трехкратное увеличение количества призывов о бесплатном роде в период с марта по июнь.Тем временем доула Саманта Гадсден из Уэльса создала в марте номинальную платную группу в Facebook по свободным родам, потому что к ней поступало так много запросов. Сейчас в нем почти 300 членов, и их число снова увеличилось после второй блокировки. «Люди нервничали, потому что раньше знали, что домашние роды отменяются», — говорит она. Членство в другой ее группе в Facebook, Home Birth Support Group UK, с марта увеличилось более чем вдвое — с 2700 до 6390.

Гадсден, настаивающая на том, что она не выступает за какой-либо конкретный тип родов, говорит, что ее члены не чувствовали поддержки в своих решениях.«Есть очаги совершенства, но я все чаще слышу, что женщин принуждают и не уважают».

Женщины трудятся лучше всего, когда они чувствуют себя комфортно и безопасно. Они знают, что что-то может пойти не так — риск редко бывает нулевым.

Некоторым родителям, желающим родить свободным родом, угрожали направлением в детские учреждения, даже если они не нарушают закон. «Похоже, что многие сотрудники родильных домов не осведомлены о том, что женщины имеют законное право на свободные роды», — говорит Надя Хигсон из Ассоциации по улучшению работы родильных домов . 30 апреля, в ответ на сообщения о том, что некоторые женщины полностью отказываются от перинатальной помощи NHS из-за сокращения возможностей для родов, Королевский колледж акушерок выпустил руководство для своих членов о том, как поддерживать женщин. Это ясно показало, что нецелесообразно направлять женщину в детские учреждения только из-за ее решения отказаться от медицинской помощи. «Несмотря на это, мы продолжаем слышать сообщения об угрозах женщинам», — говорит Хигсон. «Это вызывает огромное беспокойство у пар.Хотя обычно преобладает здравый смысл, мы слышим о наблюдении за некоторыми семьями ».

Джули Фролих, консультант-акушерка из Лондонской службы здравоохранения с более чем 35-летним опытом, говорит, что ей грустно, что некоторые женщины рожают бесплатно из-за того, что не доверяют медицинским работникам. «Мы должны поддерживать осознанный выбор женщин, но слишком часто мы пытаемся добиться от женщины осознанного согласия». Она считает, что страх того, что может пойти не так, можно использовать, чтобы направить женщин к принятию неправильных решений.«Клиницисты часто считают, что это их ответственность, если женщина сделает выбор, который они не одобряют. Наша задача — не одобрять осознанный выбор женщины, а способствовать ему. Женщины трудятся лучше всего, когда они чувствуют себя комфортно и безопасно. Они знают, что что-то может пойти не так — редко бывает нулевой риск. Но высокий риск для одной женщины — низкий риск для другой, и мы должны это уважать ».

Между тем, NHS England отклонила результаты исследования Королевского колледжа, заявив, что оно показывает только намерения женщин, а не то, что они собирались делать.Представитель сказал: «Сейчас домашние роды доступны в 98% трастов, и на протяжении всей пандемии Национальная служба здравоохранения четко указывала, что матери могут сопровождать своих партнеров во время родов». Но трасты разрабатывают свою собственную политику, когда речь идет о партнерах по рождению, и доступ к ним варьируется.


Зои Кимптон дважды обращалась в социальные службы с просьбой о свободном роде, последний раз после рождения ее восьмого ребенка, Артура, в октябре. «Он был дикой картой, и я нервничала с того момента, как узнала, что беременна», — говорит она.

Зои Кимптон с младенцем Артуром и своей четырехлетней дочерью: «Я не хотела, чтобы меня возили по больнице». Фотография: Эбби Трейлер-Смит / The Guardian.

Когда она была на 35 неделе беременности братом Артура, сейчас Через 15 месяцев у нее коллапсировало легкое, в больнице ей сделали плановое кесарево сечение. Ее первые трое детей родились в больнице, потом родились дома и двое родились бесплатно. Но Кимптон не хотела рисковать со своим седьмым ребенком. «Я не собиралась подвергать опасности свое или его здоровье», — говорит она.«Это рождение было по-своему прекрасным, потому что, лежа в театре, я была так благодарна, что мое здоровье не причинило ему вреда».

Но когда Кимптон, которой сейчас 40 лет, забеременела Артуром, появился новый фактор: Covid-19. «После коллапса легкого мне хотелось бы, чтобы при моем рождении была оказана помощь Национальной службы здравоохранения. Но я не хотел, чтобы меня водили по больнице, зная, что Covid-19 атакует дыхательную систему. Это было пугающее решение. Я волновалась, что услуги по родовспоможению на дому могут быть отменены в любой момент ». Она решила, что ее самый безопасный вариант — это свободные роды при поддержке мужа и при необходимости обратиться за помощью.

В конце концов, рождение Артура было простым. «Я прислонился к софе и потрудился, — говорит Кимптон, — а потом попал в бассейн. Дети подходили, целовали меня и играли светящимися палочками в воде. Мой муж очень меня поддерживал, а его тетя время от времени приходила с фруктами для детей ».

Но после родов Кимптон сильно теряла кровь. Ее перевели в больницу, где ей сделали операцию по поводу задержки плаценты. «Это случилось бы, где бы я ни была», — говорит она.«Но потом пришел врач со стадом студентов и сделал мне выговор. Позже я узнал, что пока я был в театре, кто-то звонил в социальные службы. Акушерка извинилась — такова политика больницы, — но я была глубоко оскорблена ».

Кимптон, которая добровольно выступает в качестве координатора группы по работе с близкими, верит в важность способности принимать собственные решения относительно рождения и смерти. «Я пионер для мягких родов, но также и для мягкого конца жизни. Это важные решения, которые мы все должны принимать как личности.”

Даже для женщин, у которых были положительные роды в течение последних девяти месяцев, решение проблем, вызванных Covid-19, может иметь длительный эффект. Недавний опрос 15 000 беременных женщин и молодых матерей, проведенный британской благотворительной организацией Pregnant Then Screwed, показал, что 90% респондентов заявили, что ограничения в больницах отрицательно сказываются на их психическом здоровье. В открытом письме 34 депутатов и активистов кампании, отправленном в прошлом месяце в Национальную службу здравоохранения, говорится: «Долгосрочные последствия этих ограничений для молодых матерей и их семей могут быть катастрофическими.

По словам Марии Букер из Birthrights, «доверие было потеряно во время этой пандемии, и теперь службам родовспоможения необходимо приложить немало усилий, чтобы восстановить его. Мы до сих пор получаем много сообщений от женщин, пострадавших от ограничений в отношении партнеров по беременности. И хотя большинство служб домашних родов снова работают, есть опасения, что они могут снова оказаться под угрозой, если персонал родильного дома пострадает от Covid-19 ». Опрос Королевского колледжа акушерок, опубликованный в прошлом месяце, показал, что 75% акушерок считают, что укомплектование персоналом в их трасте NHS небезопасно.

Через шесть месяцев после рождения сына Виктория Джонсон все еще злится на недели, которые она потеряла из-за мучений из-за своего плана родов. «Я не вернусь к тому месяцу самоанализа», — говорит она. «Это было бесчеловечно от начала до конца. Когда дело доходит до прав женщин при рождении, остается огромная демографическая ситуация. У нас нет суверенитета над собственными телами ».

В больницах полно пациентов с COVID-19, она рожала дома

Когда в конце марта 33-летняя Кимберли Бонсиньор узнала, что члены ее семьи не смогут присоединиться к ней в больнице Нью-Йоркского университета во время ее родов и родов, она начала строить планы на домашние роды.Беременная вторым ребенком, она не хотела оставлять своего мужа Ала и двухлетнюю дочь Сативу в стороне.

«Я хотел, чтобы моя дочь тоже была там, потому что я хочу, чтобы она действительно испытала это», — говорит Бонсиньор. «Я не хотел приходить домой и говорить:« Вот твоя сестра », как будто она щенок или что-то в этом роде».

После пресвитерианской церкви Нью-Йорка и горы. Сети больниц Синая запретили всем посетителям посещать родильную и родильную палаты, чтобы предотвратить распространение COVID-19, акушерки по городу получили всплеск телефонных звонков.Не желая рожать в одиночку, многие женщины искали альтернативу.

15:35

Бонсиньор переживает сильную схватку при поддержке своей доулы Анжелики Кларк. Ее двухлетняя дочь Сатива побежала к отцу Алу и бабушке Луизе, когда ее мама закричала от боли.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Губернатор Нью-Йорка Эндрю Куомо с тех пор издал распоряжение, разрешающее одному сотруднику службы поддержки присутствовать в родильном зале до тех пор, пока они проходят проверку на COVID-19.Однако перспектива рожать в больницах, заполненных пациентами с коронавирусом, увеличила спрос на домашние роды — практика, которая относительно редка в Соединенных Штатах, но неуклонно растет в популярности за последние 16 лет. По данным Национального центра биотехнологической информации, подразделения Национальных институтов здравоохранения (NIH), домашние роды составили более 62 000 родов, что составляет 1,61 процента от общего числа родов в США в 2017 году. Сертифицированные медсестры-акушерки принимают около 10 процентов всех родов. в U.S., в больнице или дома, хотя их роль в уходе за пациентами варьируется от штата к штату.

Женщины обращаются за домашними родами к лицензированному поставщику услуг, в число которых может входить акушерка или доула, по ряду причин: они хотят меньше медицинского вмешательства, такого как обезболивающие и индукция родов; им нужна свобода управления родовой средой; они считают, что акушерка будет более уважительно относиться к их религиозным ценностям; или они недовольны больничной системой. (Вот почему рожают в У.С. на удивление смертоносен — особенно для черных матерей.)

15:56

Дула Анжелика Кларк наливает кипяток в бассейн для родов. Сначала она использовала шланг, подсоединенный к раковине, но у Бонсиньоров кончилась горячая вода, поэтому она нагревала воду в кастрюлях.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Подготовка к родам

На 37 неделе беременности Бонсиньор обратилась к Анжелик Кларк, ее доле с первой беременности.В отличие от акушерок, доулы часто не имеют формального медицинского образования, но оказывают матери физическую, умственную и эмоциональную поддержку. Кларк связал ее с Карой Мулхан, сертифицированной медсестрой-акушеркой из Нью-Йорка. При других обстоятельствах Мюльхан и Бонсиньор имели бы как минимум 10 дородовых посещений с начала беременности, чтобы обсудить возможные осложнения.

За две виртуальные консультации и визит на дом они начали подготовку к родам на дому, заполнили медицинские формы и заказали набор для родов.Подготовка к домашним родам требует, среди прочего, родильного бассейна, который должен быть установлен в гостиной Бонсиньорес.

17:58

Бонсиньор забирается в бассейн для родов с помощью Кларк, ее доулы и акушерки Кара Мулхан (справа).

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Акушерки обычно по-другому относятся к больницам. Вместо того, чтобы брать на себя инициативу и указывать женщине, когда нужно подтолкнуть, как врач, они верят в возможность позволить женщине проявить инициативу самой.

«Когда мы рожаем дома, нам нравится поддерживать то, что называется« физиологическими родами », — говорит Мулхан. «Мы склонны полагать, что почти во всех случаях роды могут протекать сами по себе, если мы поддерживаем женщину, поощряем ее, делаем все возможное, чтобы облегчить боль, даем ей знать, что мы рядом с ней, и [иногда] помогаем ей. ее руководство. »

Около полудня 29 апреля Кларк написала Мулхан сообщение о том, что у Бонсиньора начались схватки. Мулхан собрала свое снаряжение и поехала в квартал Бонсиньора, чтобы стоять там, пока схватки не усилились.

18:12

Аль Бонсиньор записывает видео, на котором его жена Ким, акушерка Кара Мулхан и доула Анжелика Кларк (без фото), в то время как его дочь Сатива играет в воде со своими игрушками.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Ушел: 18:20.

Бонсиньор испытывает болезненные схватки.Изначально ее планировали рожать в больнице, но передумали со вспышкой коронавируса.

Справа: 18:44

Сатива Бонсиньор прикрывает уши, пока мама толкается во время родов. Крики Ким расстроили двухлетнюю девочку, но Мулхан сказал ей: «Мама кричит, потому что ей больно, но все в порядке. Вот как бывает, когда у тебя есть ребенок ».

Я не хотел приходить домой и говорить: «Вот твоя сестра», как будто она щенок или что-то в этом роде.

«Я делаю это, потому что живу в страхе, что кто-то позвонит мне слишком поздно, когда дела идут очень быстро», — говорит она.«Анги общалась со мной все время, пока я находился в машине через дорогу. Она рассказывала мне, как далеко друг от друга были схватки, и взяла на себя инициативу, зная, когда меня пригласить, что часто является той ролью, которую могут сыграть доулы ».

Поскольку она была дома, Бонсиньор могла свободно передвигаться. Она приняла душ, пока Кларк начала наполнять бассейн для родов, используя шланг, подсоединенный к раковине. Но после душа Бонсиньора у них закончилась горячая вода, и Кларк пришлось закончить, нагревая воду на плите.

«Я мог делать то, что хотел», — вспоминает Бонсиньор. «Я приняла душ, и мне было так хорошо жарко. А потом, когда я вышел, я мог ходить, когда хотел, и садился, если хотел. Немного потянитесь. Когда я устал, я подумал: «Я хочу лечь». Когда я лег, Анги массировала меня. Она попадала в точки давления … Через десять минут после того, как я лег, у меня отошла вода ».

Через несколько минут после того, как вода в Бонсиньоре отошла, в 17:27, Мулхан подошла к входной двери с сумками на буксире и в маске.

18:18

Кларк и Мулхан проверяют, как продвигается Бонсиньор во время родов, в то время как двухлетняя Сатива продолжает наслаждаться бассейном в своей гостиной.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

«Первое, что я делаю, когда подхожу к роженице, — это сижу рядом с ней, здороваюсь [ее] так, как надо, и заставляю ее чувствовать себя комфортно. Я жду, пока схватка закончится, и говорю ей, что я здесь. Первой задачей является [] слушать сердцебиение ребенка », — говорит Мулхан.«Мы слушаем сразу после того, как вода прорывается, и нам нравится знать цвет разбивающейся воды. Анги сказала, что это ясно, что является признаком того, что ребенок [в хорошем] состоянии ».

В течение следующего часа схватки приходили и уходили. В конце концов Бонсиньор залез в бассейн с теплой водой, чтобы облегчить боль. Когда ей было слишком неудобно лечь на спину, она повернулась и перегнулась через край бассейна. Мулхан проверял сердцебиение ребенка каждые 30 минут. В 18:32 Мулхан решил, что Кимберли полностью раскрыта и может начать толкать.

Я не думал, что это так серьезно. Когда мы говорили об этом позже, я плакал и был очень взволнован. Сейчас это более травматично, чем сейчас.

Момент неуверенности

«Она сказала:« Просто слушай свое тело. Что бы вы ни чувствовали, просто делайте это », — вспоминает Бонсиньор. «Кара все время говорила мне:« Ты создан для этого. Ты справишься ». Я не думал, что у меня это получится. Было так больно. Это была самая страшная боль, которую я когда-либо испытывал в своей жизни. Но это было довольно быстро, и мне не пришлось так долго с этим разбираться.И ее поддержка мне помогла. Она ведет меня и говорит: «Она почти у цели. Она здесь. Ты не можешь сдаться. Она прямо здесь ».

Когда Мулхан увидела, что голова ребенка увенчана, она пальцем проверила, не обвилась ли пуповина вокруг шеи — обычное явление, которое не причиняет вреда ребенку, находящемуся внутри матки.

«Когда на шее есть шнур, что случается примерно в 40% случаев, мы не считаем это ситуацией высокого риска, но мы все же пробуем несколько маневров, чтобы убедиться, что это не сдерживает рождение остальной части тела », — говорит Мулхан.

Управление шнуром — важная задача. «Как только вы перережете шнур, вы перережете еще один спасательный круг, который есть у ребенка. Он защищает мозг ребенка от недостатка кислорода », — объясняет Мулхан. Она рассматривала три варианта: снять шнур с плеч ребенка и над головой; перерезать и зажать пуповину в утробе матери; или разворачивайте пуповину одновременно с родами. Поскольку шнур не был достаточно ослаблен, чтобы его можно было поднять через голову ребенка, Мулхан остановился на последнем варианте.

В 6:46 стр.м., окруженная семьей в своей гостиной, Бонсиньоре сделала последний рывок. Но плакать не было. Ребенок был вялым и не отвечал. Сняв маску с лица, Мулхан немедленно начала искусственное дыхание и массаж груди большими пальцами. В комнате было тихо, если не считать ее размеренного дыхания и тихой игры Grateful Dead «Мне нужно чудо».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Ушел: 18:46.

Акушерка Кара Мулхан достает шприц с грушей, чтобы помочь очистить дыхательные пути новорожденного. Ребенок был вялым и не реагировал на роды. «Когда я увидела пуповину и цвет того ребенка, я поняла, что это будет проблема», — говорит она. Мулхан, которая занимается акушерством с 1991 года и последние 23 года занимается акушерством на дому, редко приходилось реанимировать новорожденного, но она готова, когда это необходимо.

Справа: 18:46

Мулхан проводит реанимацию новорожденной Сюзетт «рот в рот», чтобы расширить ее легкие.Как только ребенок срыгивает слизь, Мулхан знала, что с ней все будет в порядке. «Я помню, что не хотела подавать надежды, пока не знала, что это будет обнадеживающее», — говорит она.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Ушел: 18:48.

Мулхан делает компрессы грудной клетки Сюзетте после того, как сделала ей рот в рот, в то время как ее родители уговаривают своего новорожденного. «Давай детка. Пойдем, Сюзетта, — сказал Аль Бонсиньор.«Пожалуйста, давай, ты там».

Справа: 18:48

Малышка Сюзетт плачет после реанимации. Ким Бонсиньор говорит, что в то время она не осознавала, насколько серьезна ситуация. «Каждый день мы говорим об этом, смотрим на нее, а она такая красивая, здоровая девочка», — говорит она. «Это так безумие, что все могло пойти по-другому».

18:48

Мулхан вручает новорожденную Сюзетту ее родителям после ее реанимации. «Этот крик, этот громкий крик — это был самый прекрасный звук после всего этого», — говорит Мулхан.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

19:21

Новорожденная Сюзетт Бонсиньор смотрит на своего отца, Ала. «Это папа», — сказал он ей. «Ты такой идеальный, детка».

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Мгновением позже Сюзетт Индика Бонсиньор впервые вздохнула и вскрикнула. «Поговорите с ней», — сказал Мулхан родителям, передавая ребенка Алу. «Мама и папа здесь. Вы нужны нам с нами.У вас [есть] сестра, с которой вы должны познакомиться », — вспоминает муж Бонсиньора.

В 7 часов вечера, через несколько минут после рождения ребенка, звук аплодисментов жителей Нью-Йорка в честь спасателей доносился из окна — как будто город приветствовал в мире маленькую Сюзетту, говорит Бонсиньор. «Время было безупречным, лучшего и быть не может!»

Несмотря на испуг, муж Бонсиньоре счел роды «воодушевляющими». «Это намного более органично, чем в больнице», — говорит он.

19:33

Мухлхан взвешивает новорожденную Сюзетт на своих слинг-весах, пока ее мама, бабушка, дедушка и доула смотрят на нее. Сюзетт весила 8 фунтов 6 унций и была 20,25 дюйма в длину.

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

После родов Мулхан послушала сердце и легкие ребенка, сделала ей уколы витамина К и взвесила ее на весах, пока на нее смотрели мама, бабушка и дедушка. Сюзетт весила 8 фунтов 6 унций и была 20.25 дюймов в длину. Проделав тяжелую работу, Мулхан запланировал последующие встречи с Бонсиньоре, чтобы проверить состояние мамы и ребенка.

Кимберли Бонсиньор сказала, что не осознавала, насколько серьезным был момент неопределенности. Или насколько важны опытные поставщики услуг в экстренных ситуациях. «Когда мы говорили об этом позже, я плакал и был очень взволнован. Сейчас это более травмирующе, чем сейчас », — вспоминает она. «Мы говорим об этом каждый день. Мы смотрим на нее, а она такая красивая, здоровая девочка.Это настолько безумие, что все могло сложиться иначе «.

Роженицы военного времени: рассказы о беременности и родах, Великобритания ок. 1939–1960

Основные моменты

Рассказы женщин о материнстве сложны и многослойны.

Образы времен войны занимали центральное место в историях об их рождении.

Их счета отражают связь между материнством и службой в армии.

Реферат

Женщины во время Второй мировой войны Британия воспользовалась мерами по улучшению здоровья матери и ребенка.Показатели младенческой и материнской смертности продолжали снижаться, стали доступны новые лекарства, и были предприняты усилия по улучшению здоровья матерей и младенцев за счет субсидирования молока и других продуктов питания. Тем не менее, в свою очередь, женщины также должны были внести свой вклад в военные действия через материнство, и это отражало более широкие культурные идеи в североатлантическом мире в первой половине двадцатого века, которые приравнивали материнство к военной службе. Цель данной статьи — изучить взаимосвязь между рассказами о рождении и рассказами о войне в рассказах о материнстве женщин военного поколения.В нем будет рассмотрено, как аналогия военного и материнства проливает свет на опыт женщин в период беременности и родов в Великобритании во время Второй мировой войны, а также рассматривается вопрос материнства в рамках более широкой роли женщин как « домашних солдат », вносящих свой вклад в военные усилия посредством своей традиционной работы в качестве домохозяйки и матери. Тем самым в статье раскрывается сложность женских повествований. Это демонстрирует, что они не просто соответствуют бинарному принципу «медицинское и социальное», но отражают более широкий культурный контекст, в котором рожали женщины.Женщины включили в свои отчеты доминирующие дискурсы того периода, а именно те, что касались войны.

Ключевые слова

Вторая мировая война

Британия

Материнство

Рассказ

Рекомендуемые статьиЦитирующие статьи (0)

Просмотреть аннотацию

Copyright © 2013 Автор. Опубликовано Elsevier Ltd.

Рекомендуемые статьи

Цитирование статей

.