Семья в социально опасном положении это: ГБУ ДО ЦППМСП Калининского района

ГБУ ДО ЦППМСП Калининского района

Работа с детьми и семьями, находящимися в социально опасной и трудной жизненной ситуации


Понятийный словарь:

Несовершеннолетний — лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет;
(абзац введен Федеральным законом от 07.07.2003 N 111-ФЗ)
Безнадзорный — несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц;
(в ред. Федерального закона от 01.12.2004 N 150-ФЗ)
Беспризорный — безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания;
Несовершеннолетний, находящийся в социально опасном положении, — лицо, которое вследствие безнадзорности или беспризорности находится в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья либо не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию, либо совершает правонарушение или антиобщественные действия;
(в ред. Федерального закона от 07.07.2003 N 111-ФЗ)
Антиобщественные действия — действия несовершеннолетнего, выражающиеся в систематическом употреблении наркотических средств, психотропных и (или) одурманивающих веществ, алкогольной и спиртосодержащей продукции, пива и напитков, изготавливаемых на его основе, занятии проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством, а также иные действия, нарушающие права и законные интересы других лиц;
(абзац введен Федеральным законом от 07.07.2003 N 111-ФЗ, в ред. Федерального закона от 22.04.2005 N 39-ФЗ)
Семья, находящаяся в социально опасном положении, — семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними;
(в ред. Федерального закона от 01. 12.2004 N 150-ФЗ)
Индивидуальная профилактическая работа — деятельность по своевременному выявлению несовершеннолетних и семей, находящихся в социально опасном положении, а также по их социально-педагогической реабилитации и (или) предупреждению совершения ими правонарушений и антиобщественных действий;
Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних — система социальных, правовых, педагогических и иных мер, направленных на выявление и устранение причин и условий, способствующих безнадзорности, беспризорности, правонарушениям и антиобщественным действиям несовершеннолетних, осуществляемых в совокупности с индивидуальной профилактической работой с несовершеннолетними и семьями, находящимися в социально опасном положении;
Пиво и напитки, изготавливаемые на его основе, — пиво с содержанием этилового спирта более 0,5 процента объема готовой продукции и изготавливаемые на основе пива напитки с указанным содержанием этилового спирта.
(абзац введен Федеральным законом от 22.04.2005 N 39-ФЗ)

Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ (ред. от 02.04.2014) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» — скачать.

Методические материалы для специалистов ОУ:

  • «Алгоритмы выявления случаев жестокого обращения с детьми и оказания помощи детям и подросткам, пострадавшим от жестокого обращения», методические рекомендации — скачать.
  • «Алгоритм по выявлению семей, находящихся в трудной жизненной ситуации» — скачать.
  • «Взаимодействие с субъектами системы профилактики в работе с несовершеннолетними и их семьями, оказавшимися в трудной жизненной ситуации и нуждающимися в социальной помощи и реабилитации», методические рекомендации для социальных педагогов — скачать.
  • Инструкция по организации индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними, находящимися в социально опасном положении — скачать.
  • Методика проведения социально-педагогического мониторинга причин совершения учащимися преступлений — скачать.
  • Инструкция по межведомственному взаимодействию субъектов системы профилактики в предупреждении безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних — скачать.

Профилактическая работа с семьями, находящимися в социально опасном положении

В современных сложных социально-экономических условиях многие семьи могут оказаться в трудной жизненной ситуации. Это семьи, члены которой уязвимы вследствие складывающихся обстоятельств или могут понести ущерб от определённых воздействий социального характера. К таким семьям относятся: малообеспеченные, многодетные, неполные, семьи одиноких матерей, семьи, имеющие детей инвалидов, семьи, в которых родители страдают психическим расстройством, умственной отсталостью, алкогольной и наркотической зависимостью. Эти семьи требуют особого внимания, поэтому необходимо, как можно раньше сделать все возможное, чтобы они не переступили ту грань, которая приведет их к неблагополучию. Семья, в которой родители или законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по воспитанию, обучению, пренебрегают их нуждами, отрицательно влияют на поведение подростков, жестоко обращаются с ними, — имеет статус семьи, находящейся в социально опасном положении. В категории семей, находящихся в социально опасном положении, может оказаться любая семья, находящаяся в трудной жизненной ситуации.

Проблемы социальной защиты семей и детей являются актуальными в любое время для любого общества. За последние годы государством принят ряд законодательных документов, направленных на оказание мер социальной поддержки семей, имеющих детей и эти меры стали более системными: введены новые виды пособий, ежегодно с учетом инфляции индексируются их размеры. Принятый 24 июня 1999г. ФЗ № — 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних» устанавливает основы правового регулирования отношений возникающих в связи с деятельностью по профилактике безнадзорности и правонарушений среди несовершеннолетних.

Совместная работа управления и ГБУСО «Новоалександровский КЦСОН» направлена на предотвращение семейного неблагополучия, а также оказание социальной помощи семьям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Это консультативная помощь, денежная помощь, помощь продуктами питания, одеждой и предметами первой необходимости.

Специалисты управления ежеквартально осуществляют патронаж семей, состоящих на учете с целью обследования семейно-бытовых условий проживания, выяснения нуждаемости семьи в какой-либо помощи, проведения профилактических бесед с родителями и несовершеннолетними, консультирования по различным вопросам, контроля за изменением обстановки в семье. Профилактические беседы с родителями и несовершеннолетними направлены на пропаганду здорового образа жизни и профилактику асоциального и противоправного поведения. Между специалистом отдела, занимающимся индивидуальной профилактической работой, и родителями установлена обратная связь, родители охотно идут на контакт, при возникновении каких-либо семейных проблем или вопросов, касающихся прав детей, обращаются по телефону к специалисту либо приходят на прием.

Управление взаимодействует с другими субъектами профилактики в вопросах предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, участвует в совместных межведомственных рейдах и «Социальных патрулях».

Благодаря активизации работы, направленной на предотвращение попадания семей в разряд неблагополучных, а также вывода семей из социально опасного положения, вдвое снизилось количество семей, находящихся в социально опасном положении.

Какая семья может быть признана семьей, находящейся в социально опасном положении?

24 февраля 2021

Семья, находящаяся в социально опасном положении, – это семья, имеющая детей, находящихся в социально опасном положении, а также семья, где родители или иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними. Такие положения закреплены в Федеральном законе от 24.06.1999 № 120-ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Коллегиальным органом – комиссией по делам несовершеннолетних, при принятии решения о признании семьи или ребенка, находящимися в социально опасном положении, учитываются следующие обстоятельства:

  1. Нахождение несовершеннолетнего в обстановке, представляющей опасность для его жизни или здоровья в связи с отсутствием контроля за его поведением вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц, либо в связи с отсутствием у него места жительства и (или) места пребывания.

  1. Нахождение несовершеннолетнего в обстановке, не отвечающей требованиям к его воспитанию или содержанию в связи с отсутствием контроля за его поведением вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или иных законных представителей либо должностных лиц, либо в связи с отсутствием у него места жительства и (или) места пребывания.

  1. Нахождение несовершеннолетнего в условиях, когда причиняется вред его физическому и психическому здоровью и нравственному развитию.

  1. Совершение несовершеннолетним правонарушения либо преступления, либо антиобщественного действия.

Любое из вышеперечисленного является поводом для начала работы органов системы профилактики, выяснения всех обстоятельств и причин противоправного поведения ребенка в семье, и в дальнейшем, при наличии оснований, коллегиального принятия решения как признания несовершеннолетнего находящимся в социально опасном положении, так и признания семьи находящейся в социально опасном положении.

Поделиться записью:

Проект | DOBRO.

RU

В жизни каждого человека семья занимает особое место. В семье растет ребенок, и с первых лет своей жизни он усваивает нормы общежития, нормы человеческих отношений, впитывая из семьи добро и зло, всё, чем характерна его семья. На сегодняшний день такое печальное явление нашей действительности, как социально неблагополучная семья, стало явлением весьма распространенным. Чаще всего семьи социального риска — это семьи, не справляющиеся с возложенными на них функциями.  На протяжении нескольких лет на территории Николаевского муниципального района на базе муниципального казенного учреждения «Молодежный центр «Импульс»  работает клуб выходного дня для молодых семей «Тюльпан». Главной целью работы Клуба является  укрепление семьи как социального института, пропаганда семейных ценностей в молодежной среде. Деятельность клуба направлена на повышение престижа семьи и укрепление роли семьи в обществе, оказание помощи молодым семьям с детьми в сохранении и укреплении семейных ценностей, а так же направлена на создание условий для реализации творческого и духовного потенциала семей, на их объединение для взаимной поддержки, обмена опытом, в том числе по воспитанию детей. Клуб также оказывает необходимую информационную поддержку семьям в разных   сферах жизнедеятельности. Клуб «Тюльпан» объединяет лучшие семьи Николаевского района. Именно поэтому семьи Клуба регулярно занимают призовые места на областных и всероссийских конкурсах и фестивалях молодых семей. Накоплен богатый опыт работы с успешными и творческими семьями, который мы хотим направить на решение существующих проблем  семейного неблагополучия и социального сиротства в нашем районе. Не смотря на положительную динамику в сторону уменьшения количества семей находящихся в социально-опасном положении (2014 год – 52 семьи, 2016 год – 44 семьи, состоящие состоящих на учете в районном Банке данных) и увеличение количества семей снятых с учета в связи с улучшением положения за период с 2014 года до начала 2016 года, данные проблемы в нашем районе остаются острыми. В Николаевском муниципальном районе проживает в настоящий момент около 900 молодых семей. Поэтому приоритетным направлением деятельности Клуба  стало привлечение и дальнейшая работа с молодыми семьями с детьми, состоящими на учете в районном Банке данных. На данном этапе клуб посещает 24 семьи с детьми, 8 семей их них состоят на учете в районном Банке данных.   Привлекая  молодые семьи с детьми к реализации проекта мы хотим добиться существенных изменений в сторону сокращения их количественных показателей к моменту завершения проекта. Данный проект направлен на консолидацию усилий общественности района, которую представляет Клуб молодых семей «Тюльпан», государственных и муниципальных учреждений  района и других заинтересованных структур для достижения этой цели. В ходе проекта семьи-участницы получат квалифицированную консультацию у специалистов в различных сферах жизнедеятельности, в том числе психологическую поддержку в решении острых семейных проблем. Проект будет способствовать повышению информированности граждан о мерах социальной поддержки семей с детьми, предоставлении различных видов социальных услуг семьям и детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Для реализации Проекта будут привлечены волонтеры, семьи-партнеры. Это позволит повысить культурный уровень семей, раскрыть их творческий потенциал, показать положительную альтернативу развития семьи и положения ее в социуме, будет способствовать накоплению и обмену положительным опытом  между семьями. Семьи целевой группы проекта получат комплекс услуг, направленный на оздоровление семьи в целом. Проект даст новый импульс в решении проблемы семейного неблагополучия и социального сиротства в Николаевском районе, будет способствовать профилактике жестокого обращения с детьми.

В Долинске помогают семьям, находящимся в социально опасном положении

08:48 29 сентября 2019.

Наталья Володина

Очередное заседание долинского общественного муниципального совета по работе с семьями, находящимися в социально опасном положении, состоялось в конце сентября. В нем приняли участие представители органов и учреждений системы профилактики, кураторы по работе с семьями СОП, представители медицины и общественности. На заседание были приглашены семьи, состоящие на учете. В ходе работы общественного совета были рассмотрены 13 семей.

О положении дел в семьях, находящихся в социально опасном положении и нуждающихся в сопровождении, докладывали на заседании кураторы семей. Они поделились положительным опытом в работе с семьями СОП и обозначили проблемы, с которыми сталкиваются в своей работе. Отмечено, что в целом семьи, чувствуя внимательное отношение, принимают помощь, идут на сотрудничество и постепенно меняют свое отношение к жизни и детям. Так, в одной долинской семье из числа СОП наметилась положительная динамика. Родителей хотели лишить прав, суд дал им еще один шанс — исправиться и восстановить нормальную атмосферу в семье. Они прошли лечение от алкоголизма. И на сегодня виден результат. Газонокосилку купили, забор восстановили, ремонт сделали в доме, спиртное не употребляют, оба трудоустроились, в доме есть все необходимое для детей.

— Кураторство — это одна из приоритетных точек соприкосновений с той семьей, которая находится в социально опасном положении, — отметила председатель совета Наталья Хиценко, — тесный контакт куратора с подопечными позволяет выявить те моменты, из-за которых семья может разрушиться. Заслушав отчеты кураторов по работе с семьями СОП по итогам 3 квартала текущего года, сняли с учета пять семей.

На сегодня по итогам 9 месяцев в банке данных комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав состоят 27 семей, в которых воспитываются 53 ребенка. За отчетный период выявлены и поставлены на учет 16 семей (29 детей), из них по причине потребления алкоголя родителями — 9 семей СОП (17 детей). За три квартала с учета снято 20 семей (34 ребенка), из них 14 семей (25 детей) в связи с исправлением: прошли лечение от алкоголизма, навели порядок в доме, трудоустроились и в полном объеме стали заниматься воспитанием сыновей и дочерей. Три семьи, в которых росли шесть детей, сняты с учета в связи с лишением родительских прав.

Кузнецова следит за ситуацией с семьей, оказавшейся в социально-опасном положении | Российское агентство правовой и судебной информации

МОСКВА, 24 янв — РАПСИ. Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова находится на связи с детским омбудсменом Забайкальского края по ситуации с семьей, оказавшейся в социально-опасном положении, сообщили РАПСИ в ее пресс-службе.

Как уточнили в аппарате, мужчину с четырьмя малолетними детьми в возрасте от 3 до 12 лет накануне обнаружили волонтеры в заброшенном здании города Читы. По информации регионального уполномоченного, всего в семье 6 детей: старший 13-летний сын находится под опекой бабушки, еще одна дочь, по предварительной информации, под опекой в другой семье.

«В ходе выяснения обстоятельств случившегося стало известно, что изначально семья проживала в сельской местности в частном доме, приобретенном в том числе с участием средств материнского капитала. Через какое-то время они решили перебраться в Читу, где семье была предоставлена квартира, оказана помощь в благоустройстве жилья и устройстве матери на работу. Однако в ноябре 2019 года семья неожиданно пропала из поля зрения органов профилактики. В момент их обнаружения мама отсутствовала. Учитывая, что у четверых детей в свидетельстве о рождении в графе «отец» стоит прочерк, предполагаемый биологический отец не может являться их законным представителем. Кроме того, выяснилось, что мужчина неоднократно судим и находится в федеральном розыске», — рассказали в пресс-службе. Так же уточнили, что в пятницу мужчина был задержан сотрудниками МВД, до судебного заседания он будет помещён в СИЗО. Дети временно переданы в социально-реабилитационный центр.

«В настоящий момент несовершеннолетним оказывается необходимая помощь, состояние у всех удовлетворительное, после обследований старшие ребята снова начнут посещать школу, младшие — детский сад. Местонахождение мамы пока неизвестно, ее разыскивают. Сейчас важно понять, где она и что с ней. Одновременно рассматриваются варианты жизнеустройства детей. Даже самый хороший реабилитационный центр не сможет заменить детям родную семью. У ребят есть родная бабушка, которая уже воспитывает их старшего брата. Несмотря на то, что они не виделись более двух лет, дети говорят, что очень хотели бы встретиться со своим братом. Сейчас этот вопрос решается, надеюсь, что в ближайшее время эта встреча состоится. Конечно, необходимо выяснить по какой причине сложилась эта ситуация — дети находились в условиях, угрожающих их жизни и здоровью, с человеком, который числится в розыске. По какой причине столь длительное время на них никто не обращал внимания? Где были органы профилактики, сигнализировала ли школа, о том, что дети перестали посещать учебное заведение? Мы будем продолжать держать связь с Уполномоченным в Забайкальском крае по выяснению всех обстоятельств произошедшего», — прокомментировала происходящее Кузнецова.

Омбудсмен по правам ребенка Забайкальского края в пятницу утром провел экстренное заседание с участием представителей КДНиЗП, правоохранительных органов и органов опеки и попечительства. Уполномоченными структурами проводятся проверки по факту обнаружения семьи, в том числе будет дана оценка действиям органов системы профилактики по оказанию социальной и иной помощи семье и защите прав несовершеннолетних. Следственными органами СК РФ по Забайкальскому краю возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 1 статьи 293 УК РФ (халатность, повлекшая существенное нарушение прав и законных интересов граждан).

Как семьи зачисляют в «социально опасные»? Пройдите наш тест!

Новости

2017. 12.15 06:32

Алкоголики и преступники – такие образы вспоминаются, когда речь идет о семье в социально опасном положении. Но белорусское законодательство позволяет придавать статус семьи в социально опасном положении из-за задолженности по коммунальным услугам, за то, что родители ребенка – «тунеядцы» или также за то, что семья обращается с просьбами о помощи в благотворительные организации. Где тут здравый смысл, и что делать, чтобы не попасть в ловушку?

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

  • Ці пагражае вам атрыманне стутусу сям“і ў сацыяльна-небяспечным становішчы?

  • 1. Колькі ў вашай сям’і дзяцей?
  • 2. Ці атрымліваеце вы ільготы ад дзяржавы?
  • 3. Ці з’яўляецца нехта з бацькоў “дармаедам” або беспрацоўным
  • 4. Як харчуецца Вашае дзіця ў школе або дзіцячым садку?
  • 5. Ці часта вашае дзіця прапускае заняткі ў школе?
  • 6. Ці ёсць у вашай сям’і запазычанасці па камунальных паслугах?
  • 7. Ці ёсць у вашай сям’і чальцы, якія адбылі або адбываюць пакаранні за кратамі або стаяць на ўліку ў міліцыі?
  • 8. Як вы ацэньваеце дастатак вашай сям’і, ці ёсць у вас магчымасць набываць дзіцяці разнастайнае адзенне, абутак па сезону, гульні, цацкі, кніжкі?
  • 9. Што ляжыць у вашай лядоўні?

Будьте внимательны в отношениях со школой

Ведь именно школа становится инициатором в предоставлении семьям статуса социально опасных

Школа №217 Фрунзенского района

Классные руководители обязаны посещать семьи своих учеников, после чего составляют так называемые акты жилищно-бытовых условий, которые передают социальным педагогом и завучам по воспитательной работе. Учительница младших классов одной из минских школ в Каменной горке, Ольга, рассказывает belsat.eu, к кому педагоги должны приходить с проверкой.

«В целом, я должна сходить ко всем, но в первую очередь – к многодетным и льготникам. В моем классе таких 13 семей. После в акте я должна написать, есть ли у ребенка стул, стол, кровать, книжки, игры, – рассказывает Ольга. – Я должна заглянуть в холодильник, есть ли у ребенка пища, а также проверить, есть ли личная зубная щетка».

Учителя делают это в свое свободное время, вне работы в классе. Чаще всего ходят по семьям вечером, чтобы застать родителей, которые работают. Стараются ходить вдвоем, потому что неизвестно, как примут нежданных гостей.

«У меня есть большие сомнения насчет допустимости таких действий со стороны классного руководителя. Какое право я имею приходить к кому-то в квартиру и инспектировать ее? К тому же, школа не дает учителям никаких документов или свидетельств для этого. Если я приду и получу в лицо от нетрезвых жителей квартиры, спросить за это со школы я не смогу, так как это произошло в мое свободное время и у меня – никаких подтверждений, что это – моя работа», – говорит учительница.

Ольга рассказывает, что потенциально социально опасные семьи видно сразу с порога по атмосфере дома, по виду родителей.

«В моем классе есть семья, которую можно ставить в социально опасное положение, но пока это еще решается. Когда я пришла к ним, это был просто ужас. Я зашла в квартиру, мать пьяная, отец пьяный где-то валяется в комнате, голые стены, сигаретный дым. Нет электричества, соответственно не работает холодильник. Я не заходила дальше за порог, потому что мне было страшновато».

Учительница говорит, что никогда не поставит минус, если вдруг дом окажется неубранным, но видно, что в целом в семье дружно, уютно. Но так индивидуально подходят к делу не все учителя. Если знаете, что к вам могут прийти с проверкой, лучше держать дом в порядке и свежую еду в холодильнике.

Поводом для визита может стать, например, то, что родители не покупают в школе стопроцентное горячее питание для ребенка. Это – знак, что в семье нет денег. Еще одна обычная причина – когда у ребенка много пропущенных занятий.

Так случилось с семьей Мироновых. 8-летнюю Эльвиру забрали из семьи 31 августа, перед началом учебного года. Причина – якобы родители запрещали девочке ходить в школу. Формально так и произошло – Эльвира не ходила в школу почти весь первый класс. Но, по словам матери, не потому, что ей запрещали – просто было некуда. После конфликта в предыдущей школе мать не могла найти нового места для дочери и безрезультатно просила помощи в комитете по образованию Мингорисполкома. В результате девочку забрали из семьи в приют.

Мать Татьяна Миронова утверждала, что их никто не предупредил, а просто насильно забрали ребенка.

Татьяна Миронова, мама 8-летней Эльвиры

Но на судебном заседании, которое проходило по делу возвращения маленькой Эльвиры Мироновой в семью, представители комиссии по делам несовершеннолетних и отдела образования утверждали, что пытались выйти на контакт с семьей, но у них ничего не получилось.

То же самое говорит и учительница Ольга – просто так ребенка из семьи не забирают, это – крайняя мера. Сначала выставляется предупреждение о социально опасном положении, с родителями проводятся профилактические беседы, их вызывают в школу, выдают рекомендации, несколько раз посещают. Только если нет улучшений, или семья не выходит на связь – забирают ребенка.

«Могут отправлять письма, вызов на совет профилактики. Насколько добросовестно это выполняется повсюду – не могу сказать», – говорит Ольга.

Принцип Декрета № 18

Статус социально опасной семьи, а также действия по помещению ребенка под государственную опеку определяются Декретом №18 и актами других государственных органов, разработанными для исполнения этого декрета.

Согласно программе, признаками социально опасной семьи вместе с алкоголизмом и небрежностью могут стать частые обращения за помощью к государственным и негосударственным организациям, «тунеядство» или безработица родителей, задолженность за коммунальные услуги.

«Ни по международным нормам, ни по национальному законодательству только один из указанных критериев сам по себе не может стать основанием для изъятия ребенка из семьи. – Объяснили belsat.eu в фонде ЮНИСЕФ в Беларуси. – Определение положения ребенка должно носить комплексный характер, содержать анализ по ряду показателей, наличию риска для здоровья и жизни ребенка. Любое решение должно приниматься в индивидуальном порядке и в первую очередь с целью безопасности и защиты ребенка, быть направленным на выполнение его или ее прав в соответствии с принципом недискриминации. В том случае, когда ребенка забирают из семьи на основании единственного показателя, эта практика не соответствует принципу наилучшей выгоды для ребенка».

В то же время, именно финансовые трудности часто становятся причиной конфликтов между семьями и чиновниками. В Деречине Слонимского района многодетная семья воюет с местной администрацией.

Елена Костикова, мама 4-х детей в Деречине. Василий Молчанов/Белсат

Когда мама Елена родила в очередной раз, в роддоме ей сказали, что не отдадут ребенка из-за того, что у них нет достаточной жилой площади. Позже семью обвинили в употреблении алкоголя, но мать считает, что это делается, чтобы лишить семью финансовой помощи.

Семье Мокас из Дзержинска придали статус социально опасной из-за задолженности за электроэнергию. Заработка отца и социальной помощи не хватает, чтобы вовремя оплатить все коммунальные услуги. Семья обратилась к телеканалу «Белсат» с надеждой, что резонанс поможет защититься и сохранить детей в семье.

Как рассказали нам в ЮНИСЕФ, согласно с принципами ООН, финансовая и материальная нужда не может быть основанием для того, чтобы избавить ребенка от родительского надзора, но является сигналом о необходимости помочь такой семье.

«Таким образом, в случае, если семья, которая воспитывает детей, имеет трудности по одному или нескольким критериям, ей в первую очередь должна быть оказана помощь для того, чтобы предотвратить отбирание ребенка, насколько это возможно. Такая помощь может выглядеть как взаимодействие родителей с отдельными специалистами или как адресная социальная поддержка», – рассказали в ЮНИСЕФ.

Что делать, если родители считают постановку в социально опасное положение или отобрание ребенка безосновательным?

Не бояться огласки и отстаивать свои права в государственных учреждениях.

Мать Татьяна Миронова показывает письма и документы — корреспонденция с комитетом по образованию, школами, комитетом по уходу за несовершеннолетними.

Во-первых, потребовать все документы, на основании которых забрали ребенка или придали статус семьи в социально опасном положении. Это можно сделать в школе, когда инициатором являлась школа, в комитете по делам несовершеннолетних, который является следующей инстанцией в таких случаях.

Во-вторых, собрать доказательства своей невиновности, отсутствия в семье угрозы жизни или здоровью ребенка и обратиться в суд с обжалованием решения об отобрании ребенка, или постановления о признании семьи в социально опасном положении.

В случае, если белорусские суды до последней инстанции не решат дело в пользу родителей, белорусские граждане могут обратиться в Комитет по правам человека в ООН. Представительство ООН в Беларуси может технически помочь с оформлением такой жалобы.

Наконец, не бояться огласки своего дела. Общественное возмущение, освещение в СМИ повышает шанс, что чиновники не будут своевольничать и примут меры в соответствии с законодательством и здравым смыслом. Так произошло, например, в случае семьи Анны и Анатолия Бахуров, у которых из-за инвалидности родителей хотели забрать ребенка. Резонанс в медиа привел ко вмешательству в ситуацию министра труда в то время Марианны Щеткиной, и сын Костя остался с родителями.

Вероника Владимирова/ТП, belsat.eu

4 ВМЕШАТЕЛЬСТВА СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ | Насилие в семье: оценка программ профилактики и лечения

сексуального насилия над детьми, в будущих исследованиях потребуется проверить взаимосвязь между получением знаний, изменением отношения и поведением, которое может уменьшить или предотвратить насилие.

Вмешательства в жестокое обращение с пожилыми людьми

Жестокое обращение с пожилыми людьми в последнее время стало предметом интереса исследователей и поставщиков услуг. Теория и факторы риска предлагают широкий спектр профилактических подходов, включая программы, которые способствуют хорошему психическому здоровью (уменьшению депрессии), независимости и социальным контактам; буферные стрессовые жизненные события; и разрешать конфликты без насилия.Группы поддержки и обучение, которые подчеркивают права пожилых людей и их защиту, информационно-пропагандистские усилия по информированию сообществ меньшинств, программы финансового управления и учебные занятия по управлению поведением для лиц, ухаживающих за пациентами с болезнью Альцгеймера, были предложены в качестве способов снижения вероятности жестокого обращения или пренебрежения. Большинство программ проводились в небольшом масштабе без указания критериев результатов и без процедур или ресурсов, необходимых для хорошей оценки.

Меры по борьбе с жестоким обращением с пожилыми людьми отражают опыт жестокого обращения с детьми и домашнего насилия. Программы социальных услуг, предназначенные для предотвращения жестокого обращения с пожилыми людьми, включают агентства по защите взрослых, работу с конкретными случаями и предоставление конкретных и терапевтических услуг, индивидуальные программы обслуживания, обучение лиц, осуществляющих уход, услуги по защите интересов, семейные консультации и услуги по размещению вне дома.

В следующих разделах описаны три вида вмешательства: (1) услуги по защите взрослых, (2) обучение лиц, осуществляющих уход, и (3) услуги по защите интересов пожилых людей. Есть несколько оценок в этой области, которые соответствуют критериям включения в комитет.Поэтому некоторая информация, представленная в разделах ниже, основана на описательной информации существующих программ. Разделы привязаны к таблицам приложений, которые появляются в конце главы.

4C-1: Службы защиты взрослых

Во всех 50 штатах есть программа услуг по защите взрослых для расследования случаев жестокого обращения с пожилыми людьми или отсутствия заботы о них, хотя такие программы в некоторых регионах появились сравнительно недавно (Byers et al., 1993; Куинн, 1985; Татара, 1995). Если оказывается, что уязвимый взрослый не может дать согласие на службу, агентства часто имеют право инициировать процедуру опеки. Эти агентства предназначены для оказания краткосрочных, ориентированных на кризис интервенций, обычно продолжительностью не более 90 дней (Fredriksen, 1989).

В дополнение к расследованию и ведению дел, многие государственные агентства могут предоставлять конкретные услуги, такие как поддержка дохода или материальная помощь, размещение в учреждениях, услуги по охране психического здоровья, медицинские услуги на дому, надзор, образование, транспорт, жилье, медицинские услуги, юридические услуги. услуги, помощь на дому,

Дэвид Брукс: Ядерная семья была ошибкой

Это одна из тех сцен, которые у многих из нас есть где-то в семейной истории: десятки людей празднуют День Благодарения или какой-то другой праздник за импровизированным семейным столом — братья и сестры, двоюродные братья, тети, дяди, двоюродные бабушки. Бабушки и дедушки рассказывают старые семейные истории в 37-й раз. «Это было самое красивое место, которое вы когда-либо видели в своей жизни», — говорит один, вспоминая свой первый день в Америке. «Повсюду были огни… Это был праздник света! Я думал, они были для меня ».

Чтобы услышать больше тематических статей, загрузите приложение Audm для iPhone.

Старики начинают ссориться, чья память лучше. «В тот день было холодно», — говорят о каком-то далеком воспоминании. «О чем ты говоришь? Был май, конец мая », — говорит другой.Маленькие дети сидят с широко открытыми глазами, впитывая семейные предания и пытаясь собрать воедино сюжетную линию поколений.

После еды в раковине лежат груды тарелок, в подвале злые отряды детей сговариваются. Группы молодых родителей ютятся в коридоре, строят планы. Старики дремлют на диванах в ожидании десерта. Это большая семья во всей ее запутанной, любящей, изнурительной славе.

Именно эта семья изображена в фильме Барри Левинсона «Авалон» 1990 года, основанном на его собственном детстве в Балтиморе.Пятеро братьев приехали в Америку из Восточной Европы во время Первой мировой войны и построили бизнес по производству обоев. Какое-то время все делали вместе, как в старой стране. Но по ходу фильма большая семья начинает распадаться. Некоторые участники переезжают в пригород в поисках уединения и свободного пространства. На работу уезжают в другой штат. Большой взрыв происходит из-за того, что кажется тривиальным, но это не так: старший из братьев опаздывает на обед в честь Дня Благодарения и обнаруживает, что семья начала обед без него.

«Вы режете индейку без меня?» он плачет. «Твоя собственная плоть и кровь! … Вы режете индейку? » Темп жизни ускоряется. Удобство, конфиденциальность и мобильность важнее семейной лояльности. «Мысль о том, что они пообедают до прихода брата, была признаком неуважения», — сказал мне недавно Левинсон, когда я спросил его об этой сцене. «Это была настоящая трещина в семье. Когда вы нарушаете протокол, вся структура семьи начинает разрушаться ».

С годами в фильме большая семья играет все меньшую и меньшую роль.К 1960-м годам на День Благодарения нет большой семьи. Это просто молодые отец и мать, их сын и дочь, которые едят индейку с подносов перед телевизором. В финальной сцене главный герой живет один в доме престарелых, гадая, что случилось. «В конце концов, вы тратите все, что когда-либо копили, продаете все, что у вас когда-либо было, просто чтобы существовать в таком месте».

«В моем детстве, — сказал мне Левинсон, — вы собирались вокруг бабушек и дедушек, и они рассказывали семейные истории… Теперь люди сидят у телевизора и смотрят истории других семей.По его словам, главная тема «Авалона» — «децентрализация семьи. И сегодня это продолжилось еще больше. Однажды, по крайней мере, у телевизора собрались семьи. Теперь у каждого человека есть свой экран ».

Это история нашего времени — история семьи, когда-то плотной группой из множества братьев и сестер и расширенных родственников, распадающейся на все более мелкие и хрупкие формы. Первоначальный результат этой фрагментации — нуклеарная семья — не казался таким уж плохим. Но затем, поскольку нуклеарная семья настолько хрупка, фрагментация продолжалась.Во многих секторах общества нуклеарные семьи разделились на семьи с одним родителем, семьи с одним родителем — на хаотичные семьи или семьи с одним родителем.

Если вы хотите обобщить изменения в структуре семьи за последнее столетие, самое верное, что можно сказать: мы сделали жизнь более свободной для отдельных людей и более нестабильной для семей. Мы сделали жизнь взрослых лучше, а детей — хуже. Мы перешли от больших, взаимосвязанных и расширенных семей, которые помогли защитить наиболее уязвимых людей в обществе от жизненных потрясений, к меньшим, обособленным нуклеарным семьям (супружеская пара и их дети), которые дают наиболее привилегированным людям в место в обществе, чтобы максимально раскрыть свои таланты и расширить свои возможности.Переход от более крупных и взаимосвязанных расширенных семей к меньшим и обособленным нуклеарным семьям в конечном итоге привел к созданию семейной системы, которая освобождает богатых и разрушает рабочий класс и бедных.

Энни Лоури: Великий кризис доступности, разрушающий Америку

Эта статья об этом процессе и разрушениях, которые он вызвал, а также о том, как американцы сейчас нащупывают новые виды семьи и находят лучшие способы жизни.

Часть I


Эра расширенных кланов

На ранних этапах американской истории большинство людей жили в том, что по сегодняшним меркам было большими, разросшимися семьями.В 1800 году три четверти американских рабочих были фермерами. Большая часть другого квартала работала в небольших семейных предприятиях, таких как галантерейные магазины. Людям требовалось много труда, чтобы управлять этими предприятиями. Супружеские пары нередко заводили по семь или восемь детей. Кроме того, могут быть бездомные тети, дяди и двоюродные братья, а также посторонние слуги, подмастерья и рабочие. (На некоторых южных фермах, конечно, порабощенные афроамериканцы также были неотъемлемой частью производственной и трудовой жизни.)

Стивен Рагглз, профессор истории и демографических исследований Университета Миннесоты, называет эти «корпоративные семьи» — социальными единицами, организованными вокруг семейного бизнеса. По словам Рагглза, в 1800 году 90 процентов американских семей были корпоративными семьями. До 1850 года примерно три четверти американцев старше 65 лет жили со своими детьми и внуками. Ядерные семьи существовали, но их окружали большие или корпоративные семьи.

Прочтите: Какое количество детей делает родителей наиболее счастливыми?

У расширенных семей есть две сильные стороны.Первое — это стойкость. Расширенной семьи это один или несколько семей в опорной сети. На первом месте находятся супруг (а) и дети, но есть также двоюродные братья и сестры, бабушки и дедушки — сложная сеть взаимоотношений, скажем, между семью, 10 или 20 людьми. Если мать умирает, братья и сестры, дяди, тети, бабушки и дедушки должны вмешаться. Если отношения между отцом и ребенком разрываются, другие могут восполнить разрыв. В больших семьях больше людей, которым приходится разделять неожиданное бремя — когда ребенок заболевает в середине дня или когда взрослый неожиданно теряет работу.

Обособленная нуклеарная семья, напротив, представляет собой набор интенсивных отношений между, скажем, четырьмя людьми. Если одни отношения рвутся, амортизаторов нет. В нуклеарной семье прекращение брака означает конец семьи, как это понималось ранее.

Вторая сильная сторона расширенных семей — это их социальная сила. Несколько взрослых учат детей тому, что правильно, а что плохо, как вести себя по отношению к другим, как быть добрым. В течение 18-19 веков индустриализация и культурные изменения начали угрожать традиционному образу жизни.Многие люди в Великобритании и Соединенных Штатах прибегли к помощи большой семьи, чтобы создать моральную гавань в бессердечном мире. По словам Рагглза, количество больших семей, живущих вместе, примерно удвоилось с 1750 по 1900 год, и такой образ жизни был более распространенным, чем когда-либо до или после.

В викторианскую эпоху идея «очага и дома» стала культурным идеалом. «Дом — это священное место, вестальский храм, храм домашнего очага, за которым наблюдают Боги домашнего хозяйства, перед лицом которых не может предстать никто, кроме тех, кого они могут принять с любовью», — писал великий викторианский социальный критик Джон Раскин.Этот сдвиг возглавил верхний средний класс, который стал видеть в семье не столько экономическую единицу, сколько эмоциональную и моральную единицу, дом священника для формирования сердец и душ.

Но хотя расширенные семьи имеют сильные стороны, они также могут утомлять и удушать. Они не допускают уединения; вы вынуждены ежедневно поддерживать интимный контакт с людьми, которых не выбирали. Больше стабильности, но меньше мобильности. Семейные узы крепче, но индивидуальный выбор ограничен.У вас меньше места, чтобы делать свой собственный путь в жизни. В викторианскую эпоху семьи были патриархальными, отдавая предпочтение мужчинам в целом и первенцам в частности.

Когда в крупных городах США в конце 19 — начале 20 веков открывались фабрики, молодые мужчины и женщины покидали свои большие семьи, чтобы преследовать американскую мечту. Эти молодые люди поженились, как только смогли. Молодой человек на ферме может дождаться 26 лет, чтобы жениться; в одиноком городе мужчины женились в 22-23 года. С 1890 по 1960 год средний возраст вступления в первый брак упал на 3 года.6 лет для мужчин и 2,2 года для женщин.

С сентября 2019 года: Даниэль Марковиц о том, как жизнь превратилась в бесконечную ужасную конкуренцию

Семьи, которые они создали, были нуклеарными семьями. Уменьшение числа сожительствующих семей, состоящих из нескольких поколений, в точности отражает сокращение занятости в фермерских хозяйствах. Детей больше не воспитывали, чтобы брать на себя экономические роли — их воспитывали так, чтобы в подростковом возрасте они могли вылететь из гнезда, стать независимыми и искать себе партнеров. Их воспитывали не для пристрастия, а для автономии.К 1920-м годам нуклеарная семья с кормильцем-мужчиной заменила корпоративную семью как доминирующую семейную форму. К 1960 году 77,5% всех детей жили со своими двумя родителями, которые были женаты, и отдельно от своей большой семьи.


Короткая, счастливая жизнь ядерной семьи

Какое-то время казалось, что все работает. С 1950 по 1965 год количество разводов снизилось, рождаемость выросла, и американская нуклеарная семья, казалось, пребывала в прекрасной форме. И большинство людей казались зажиточными и счастливыми.В эти годы вокруг этого типа семьи сформировался своего рода культ — то, что McCall’s, ведущий женский журнал того времени, назвал «единением». Здоровые люди жили в неполных семьях. В опросе 1957 года более половины респондентов заявили, что неженатые люди были «больными», «аморальными» или «невротиками».

В этот период в нашей памяти укоренился некий семейный идеал: супружеская пара с 2,5 детьми. Когда мы думаем об американской семье, многие из нас все еще возвращаются к этому идеалу.Когда у нас возникают дебаты о том, как укрепить семью, мы думаем о нуклеарной семье с двумя родителями, с одним или двумя детьми, вероятно, живущими в каком-то отдельном семейном доме на какой-то пригородной улице. Мы принимаем это за норму, хотя большинство людей жили не так в течение десятков тысяч лет до 1950 года, и не так, как большинство людей жили в течение 55 лет с 1965 года.

Сегодня, только меньшинство американских домохозяйств являются традиционными нуклеарными семьями с двумя родителями, и только одна треть американцев живет в таких семьях.Это окно 1950–65 годов было ненормальным. Это был странный исторический момент, когда все общество сознательно, а не добровольно, сговорилось, чтобы скрыть существенную хрупкость нуклеарной семьи.

Фотоиллюстрация: Вероника Генсицка; Alamy

Во-первых, большинство женщин отправили домой. Многие корпорации вплоть до середины 20-го века запрещали замужним женщинам прием на работу: компании нанимали одиноких женщин, но если эти женщины выходили замуж, им приходилось увольняться. Унижающее и лишающее права обращения с женщинами было безудержным.Женщины проводят огромное количество часов в ловушке дома под руководством своего мужа, воспитывая детей.

Во-вторых, нуклеарные семьи в ту эпоху были гораздо более связаны с другими нуклеарными семьями, чем сегодня, составляя «модифицированную расширенную семью», как называет ее социолог Юджин Литвак, «коалицию нуклеарных семей в состоянии взаимозависимость ». Даже в 1950-х годах, до того, как телевидение и кондиционирование воздуха полностью прижились, люди продолжали жить на крыльце друг друга и были частью жизни друг друга.Друзья не стеснялись наказывать детей друг друга.

В своей книге «Затерянный город» журналист Алан Эренхальт описывает жизнь в Чикаго середины века и его пригородах:

Быть молодым домовладельцем в таком пригороде, как Элмхерст, в 1950-х годах означало участвовать в коммунальном предприятии, которое решительный одиночка может сбежать: барбекю, кофейные клатчи, волейбольные игры, услуги по присмотру за детьми и постоянный обмен предметов домашнего обихода, воспитание детей ближайшими родителями, которые случайно оказались поблизости, соседи, которые в любой час заходят в дверь без стука — все это были устройства, с помощью которых молодые люди, поселившиеся в пустыне из уединенных домов, создавали сообщество. Это была публичная жизнь.

Наконец, условия в обществе были идеальными для стабильности семьи. Послевоенный период был кульминационным моментом посещения церкви, объединения в профсоюзы, социального доверия и массового процветания — всего, что коррелирует с семейной сплоченностью. Мужчина относительно легко мог найти работу, которая позволила бы ему быть кормильцем в неполной семье. К 1961 году средний американский мужчина в возрасте от 25 до 29 лет зарабатывал почти на 400 процентов больше, чем его отец примерно в том же возрасте.

Короче говоря, период с 1950 по 1965 год продемонстрировал, что стабильное общество может быть построено вокруг нуклеарных семей — до тех пор, пока женщины отнесены к домашнему хозяйству, нуклеарные семьи настолько переплетены, что в основном они являются расширенными семьями под другим именем, и каждый Экономические и социологические условия в обществе работают вместе, чтобы поддержать институт.


Видео: как распалась ядерная семья

Дэвид Брукс о взлете и упадке нуклеарной семьи


Распад

Но эти условия длились недолго.Созвездие сил, которое на короткое время поддерживало нуклеарную семью, начало распадаться, и защищенная семья 1950-х годов была вытеснена стрессовой семьей каждого десятилетия с тех пор. Некоторые из штаммов были экономическими. Начиная с середины 1970-х годов заработная плата молодых мужчин снижалась, что оказывало давление, в частности, на семьи рабочего класса. Основные штаммы были культурными. Общество стало более индивидуалистичным и более эгоистичным. Люди больше ценят конфиденциальность и автономию. Растущее феминистское движение помогло предоставить женщинам большую свободу жить и работать по своему усмотрению.

Прочитано: женщины поколения X вовлечены в перетягивание каната между поколениями

Исследование женских журналов социологами Франческой Канчиан и Стивеном Л. Гордоном показало, что с 1900 по 1979 годы в 1950-е: «Любовь означает самопожертвование и компромисс». В 1960-х и 1970-х годах ставить себя выше семьи было популярным: «Любовь означает самовыражение и индивидуальность». Мужчины тоже впитали эти культурные темы. Главным направлением в культуре бэби-бумеров в целом было освобождение — «Вольная птица», «Рожденный бегать», «Человек-бродяга».

Эли Финкель, психолог и специалист по вопросам брака из Северо-Западного университета, утверждает, что с 1960-х годов доминирующей семейной культурой был «самовыражающийся брак». «Американцы, — писал он, — теперь все больше обращаются к браку для самопознания, самооценки и личностного роста». Брак, по мнению социологов Кэтрин Эдин и Марии Кефалас, «больше не связан в первую очередь с деторождением и воспитанием детей. Теперь брак — это, прежде всего, удовлетворение взрослых ».

Прочтите: интервью с Эли Финкелем о том, что мы слишком многого ожидаем от наших романтических партнеров.

Этот культурный сдвиг был очень хорош для некоторых взрослых, но не так хорош для семей в целом.Меньше родственников оказывается рядом во время стресса, чтобы помочь паре справиться с ними. Если вы вышли замуж по любви, оставаться вместе имело меньше смысла, когда любовь умерла. Такое ослабление брачных уз могло начаться в конце 1800-х годов: число разводов увеличилось примерно в пятнадцать раз с 1870 по 1920 год, а затем более или менее непрерывно росло в течение первых нескольких десятилетий эры нуклеарной семьи. Как заметил интеллектуальный историк Кристофер Лэш в конце 1970-х, американская семья начала распадаться не в 1960-х; он «разваливался» более 100 лет.”

Сегодня у американцев меньше семей, чем когда-либо прежде. С 1970 по 2012 год доля домохозяйств, состоящих из супружеских пар с детьми, сократилась вдвое. В 1960 году, согласно данным переписи населения, всего 13 процентов всех домохозяйств были домохозяйствами, состоящими из одного человека. В 2018 году этот показатель составлял 28 процентов. В 1850 году 75 процентов американцев старше 65 лет жили с родственниками; к 1990 году это сделали только 18 процентов.

В течение последних двух поколений люди проводили все меньше и меньше времени в браке — они женятся позже, если вообще вступают в брак, и чаще разводятся.В 1950 году разводом заканчивались 27 процентов браков; сегодня это делают около 45 процентов. В 1960 году 72 процента взрослых американцев были женаты. В 2017 году почти половина взрослых американцев не замужем. Согласно отчету Института урбанистики за 2014 год, примерно 90 процентов женщин бэби-бумеров и 80 процентов женщин поколения X вышли замуж к 40 годам, в то время как только около 70 процентов женщин позднего тысячелетия должны были выйти замуж — самый низкий показатель в США. история. И хотя более четырех пятых взрослых американцев в опросе Pew Research Center в 2019 году заявили, что брак не является необходимым для полноценной жизни, они избегают не только института брака: в 2004 году 33 процента американцев стареют. Согласно Общему социальному исследованию, от 18 до 34 человек жили без романтического партнера; к 2018 году это число выросло до 51 процента.

За последние два поколения семьи стали намного меньше. Общий уровень рождаемости в Америке вдвое меньше, чем в 1960 году. В 2012 году в большинстве американских семейных домохозяйств не было детей. В Америке домов с домашними животными больше, чем с детьми. В 1970 году около 20 процентов домашних хозяйств состояли из пяти и более человек. По состоянию на 2012 год — только 9,6 процента.

Скорее всего, мы переживаем самые быстрые изменения в структуре семьи в истории человечества. Причины одновременно экономические, культурные и институциональные.

За последние два поколения физическое пространство, разделяющее нуклеарные семьи, расширилось. Раньше невестки выкрикивали приветствия через улицу друг другу со своих подъездов. Дети метались из дома в дом и ели из холодильника, который был рядом. Но газоны стали более просторными, а жизнь на крыльце уменьшилась, создав буфер пространства, отделяющий дом и семью от всех остальных. Как недавно отметила Мэнди Лен Кэтрон в The Atlantic, женатые люди реже навещают родителей, братьев и сестер и менее склонны помогать им выполнять работу по дому или предлагать эмоциональную поддержку.Преобладает кодекс семейной самодостаточности: мама, папа и дети сами по себе, с барьером вокруг своего островного дома.

Наконец, за последние два поколения семьи стали более неравными. В Америке сейчас два совершенно разных семейных режима. Среди высокообразованных семей семейные модели почти так же стабильны, как и в 1950-е годы; среди менее удачливых семейная жизнь часто носит полный хаос. Причина такого разрыва заключается в том, что у состоятельных людей есть ресурсы, чтобы эффективно покупать большие семьи, чтобы поддержать себя.Подумайте обо всех видах труда по воспитанию детей, которые сейчас покупают состоятельные родители, которые раньше выполнялись родственниками: присмотр за детьми, профессиональный уход за детьми, репетиторство, коучинг, терапия, дорогие внешкольные программы. (В этом отношении подумайте о том, как состоятельные люди могут нанять для себя терапевтов и лайф-коучей в качестве замены родственникам или близким друзьям.) Эти дорогостоящие инструменты и услуги не только поддерживают развитие детей, но и помогают им подготовиться к соревнованиям в условиях меритократии; уменьшая стресс и время, затрачиваемые на родителей, они сохраняют дружбу в браке.Состоятельные консерваторы часто похлопывают себя по спине за то, что у них есть стабильные нуклеарные семьи. Они проповедуют, что все должны строить стабильные семьи. Но затем они игнорируют одну из основных причин, по которой их собственные семьи стабильны: они могут позволить себе купить поддержку, которую раньше предоставляла расширенная семья, а люди, которым они проповедуют, ниже по шкале доходов, не могут.

Прочтите: «Интенсивное» воспитание — стратегия для эпохи неравенства

В 1970 году семейные структуры богатых и бедных не сильно различались. Теперь между ними пропасть. По состоянию на 2005 год 85 процентов детей, рожденных в семьях, принадлежащих к верхнему среднему классу, жили с обоими биологическими родителями, когда матери было 40 лет. Среди семей рабочего класса проживали только 30 процентов. Согласно отчету Национального центра статистики здравоохранения за 2012 год, женщины с высшим образованием в возрасте от 22 до 44 лет имеют 78-процентную вероятность того, что их первый брак продлится не менее 20 лет. У женщин того же возраста с дипломом об окончании средней школы или меньше вероятность этого составляет всего около 40 процентов.Среди американцев в возрасте от 18 до 55 лет только 26 процентов бедных и 39 процентов рабочего класса в настоящее время состоят в браке. В своей книге «Поколение без ограничений» Изабель Сохилл, экономист из Брукингского института, процитировала исследование, показывающее, что различия в структуре семьи «увеличили неравенство доходов на 25 процентов». Если бы США вернулись к уровню брачности 1970 года, детская бедность снизилась бы на 20 процентов. Как однажды сказал Эндрю Черлин, социолог из Университета Джона Хопкинса: «Именно привилегированные американцы женятся, и брак помогает им оставаться в привилегированном положении.

Если сложить все вместе, мы, вероятно, переживаем самые быстрые изменения в структуре семьи в истории человечества. Причины одновременно экономические, культурные и институциональные. Люди, которые растут в нуклеарной семье, как правило, имеют более индивидуалистический образ мышления, чем люди, которые растут в расширенном клане, состоящем из нескольких поколений. Люди с индивидуалистическим складом ума, как правило, менее склонны жертвовать собой ради семьи, что приводит к большему разрушению семьи. Людям, выросшим в неблагополучных семьях, сложнее получить образование, необходимое для успешной карьеры.Людям, у которых не хватает успешной карьеры, возникают проблемы с построением стабильных семей из-за финансовых проблем и других факторов стресса. Дети в этих семьях становятся более изолированными и более травмированными.

Прочтите: Загадка «работаю, чтобы позволить себе — присмотр за детьми»

Многие люди, растущие в эту эпоху, не имеют надежной базы, с которой можно было бы начать, и нет четко определенного пути к взрослой жизни. Для тех, у кого есть человеческий капитал, чтобы исследовать, падать и смягчать свое падение, это означает большую свободу и возможности, а для тех, кому не хватает этих ресурсов, это, как правило, означает большое замешательство, дрейф и боль.

За последние 50 лет федеральное правительство и правительства штатов пытались смягчить пагубные последствия этих тенденций. Они пытались увеличить количество браков, снизить количество разводов, повысить рождаемость и все остальное. Основное внимание всегда уделялось укреплению нуклеарной семьи, а не расширенной семьи. Иногда дискретная программа дает некоторые положительные результаты, но неравенство в семье не ослабевает.

Люди, которые больше всего страдают от снижения поддержки со стороны семьи, являются уязвимыми, особенно дети.В 1960 году около 5 процентов детей родились от незамужних женщин. Сейчас около 40 процентов. По данным исследовательского центра Pew Research Center, в 1960 году 11 процентов детей жили отдельно от отца. В 2010 году — 27 процентов. Теперь около половины американских детей проведут детство с обоими биологическими родителями. Двадцать процентов молодых людей вообще не контактируют со своим отцом (хотя в некоторых случаях это связано с тем, что отец умер). Американские дети с большей вероятностью будут жить в семье с одним родителем, чем дети из любой другой страны.

Прочтите: разрыв в разводе

Все мы знаем стабильные и любящие неполные семьи. Но в среднем дети родителей-одиночек или не состоящих в браке сожителей, как правило, имеют худшие показатели здоровья, худшие показатели психического здоровья, меньшие успехи в учебе, больше поведенческих проблем и более высокий уровень прогулов, чем дети, живущие с двумя женатыми биологическими родителями. Согласно работе Ричарда В. Ривза, соруководителя Центра по проблемам детей и семей при Институте Брукингса, если вы родились в бедности и выросли в семье своих женатых родителей, у вас есть 80-процентные шансы выбраться из нее.Если вы родились в бедности и выросли в семье незамужней матери, у вас есть 50-процентный шанс остаться в затруднительном положении.

Детям вредит не только отсутствие отношений; это отток. Согласно исследованию 2003 года, которое цитирует Эндрю Черлин, 12 процентов американских детей жили по крайней мере в трех «родительских отношениях» до того, как им исполнилось 15 лет. Моменты перехода, когда старый партнер матери уезжает или ее новый партнер приезжает, являются самыми тяжелыми на детях, Черлин показывает.

Хотя дети являются уязвимой группой, наиболее явно затронутой недавними изменениями в структуре семьи, они не единственная.

Рассмотрим холостых мужчин. Расширенные семьи обеспечивали мужчин укрепляющим влиянием мужских связей и женского товарищества. Сегодня многие американские мужчины проводят первые 20 лет своей жизни без отца, а следующие 15 лет — без супруга. Кей Хаймовиц из Манхэттенского института большую часть своей карьеры посвятила изучению обломков, вызванных упадком американской семьи, и приводит свидетельства, показывающие, что при отсутствии связи и смысла, которые обеспечивает семья, неженатые мужчины менее здоровы. злоупотребление алкоголем и наркотиками — обычное дело — зарабатывают меньше и умирают раньше, чем женатые мужчины.

Период расцвета нуклеарной семьи был ненормальным. Это был странный исторический момент, когда все общество сговорилось скрыть его существенную хрупкость.

Для женщин структура нуклеарной семьи оказывает различное давление. Хотя женщины значительно выиграли от ослабления традиционных семейных структур — у них появилась большая свобода выбора той жизни, которую они хотят, — многие матери, решившие растить своих маленьких детей, не имея поблизости расширенной семьи, обнаруживают, что они выбрали образ жизни, который является жестоко жестким и изолированным. .Ситуация усугубляется тем фактом, что, согласно последним данным, женщины по-прежнему тратят значительно больше времени на домашнюю работу и уход за детьми, чем мужчины. Таким образом, реальность, которую мы видим вокруг себя: напряженные, уставшие матери, пытающиеся сбалансировать работу и воспитание детей, и необходимость перенести работу, когда семейная жизнь становится беспорядочной.

Прочтите: Одиночество раннего отцовства

Без расширенных семей пострадали и пожилые американцы. По данным AARP, 35 процентов американцев старше 45 лет говорят, что они хронически одиноки.Многие пожилые люди стали «старшими сиротами», и у них нет близких родственников или друзей, которые могли бы позаботиться о них. В 2015 году в The New York Times была опубликована статья под названием «Одинокая смерть Джорджа Белла» о 72-летнем человеке без семьи, который умер в одиночестве и так долго гнил в своей квартире в Квинсе, что к тому времени, когда его обнаружила полиция , его тело было неузнаваемым.

Наконец, поскольку группы, подвергшиеся более высокому уровню дискриминации, как правило, имеют более хрупкие семьи, афроамериканцы непропорционально сильно пострадали в эпоху обособленной нуклеарной семьи.Почти половину чернокожих семей возглавляет незамужняя незамужняя женщина, по сравнению с менее чем одной шестой белыми семьями. (Высокий уровень заключения чернокожих гарантирует нехватку мужчин, которые могли бы быть мужьями или опекунами детей.) Согласно данным переписи населения 2010 года, 25 процентов чернокожих женщин старше 35 лет никогда не были замужем, по сравнению с 8 процентами белых женщин. Две трети детей афроамериканцев в 2018 году жили в неполных семьях по сравнению с четвертью белых детей. Чернокожие семьи с одним родителем наиболее сконцентрированы именно в тех частях страны, где рабство было наиболее распространенным явлением.Исследование Джона Исланда, профессора социологии и демографии Пенсильванского университета, предполагает, что различия между белыми и черными семейными структурами объясняют 30 процентов разрыва в достатке между двумя группами.

В 2004 году журналистка и урбанистка Джейн Джейкобс опубликовала свою последнюю книгу — оценку североамериканского общества под названием «Темный век впереди». В основе ее аргументов лежала идея о том, что семьи «настроены на провал». Она написала, что структур, которые когда-то поддерживали семью, больше не существует.Джейкобс был слишком пессимистичен во многих вещах, но для миллионов людей переход от больших и / или расширенных семей к отдельным нуклеарным семьям действительно стал катастрофой.

По мере того, как социальные структуры, поддерживающие семью, пришли в упадок, дебаты по этому поводу приобрели мифический характер. Социальные консерваторы настаивают на том, что мы можем вернуть нуклеарную семью. Но условия, которые создавали стабильные нуклеарные семьи в 1950-х годах, никогда не вернутся. Консерваторам нечего сказать ребенку, чей отец расстался, у мамы есть еще трое детей с разными отцами; «Живи в нуклеарной семье» на самом деле неуместный совет.Если только меньшинство домохозяйств являются традиционными нуклеарными семьями, это означает, что большинство составляют другие: родители-одиночки, родители, никогда не состоявшие в браке, смешанные семьи, семьи, возглавляемые бабушками и дедушками, серийные партнерства и т. Д. Консервативные идеи не догнали эту реальность.

Прочтите: Как политика в Америке Трампа разделяет семьи

Прогрессисты тем временем все еще говорят, как самовыраженные индивидуалисты 1970-х: люди должны иметь свободу выбора той формы семьи, которая им подходит.И, конечно же, должны. Но многие из новых форм семьи не подходят для большинства людей — и хотя прогрессивные элиты говорят, что все семейные структуры в порядке, их собственное поведение говорит о том, что они думают иначе. Как заметил социолог У. Брэдфорд Уилкокс, высокообразованные прогрессисты могут вести толерантную игру в отношении структуры семьи, говоря об обществе в целом, но они имеют чрезвычайно строгие ожидания в отношении своих собственных семей. Когда Уилкокс спросил своих студентов из Университета Вирджинии, считают ли они, что иметь внебрачного ребенка неправильно, 62 процента ответили, что это правильно.Когда он спросил учеников, как бы их родители почувствовали, если бы у них самих родился внебрачный ребенок, 97% ответили, что их родители «взбесятся». Согласно недавнему опросу, проведенному Институтом семейных исследований, калифорнийцы с высшим образованием в возрасте от 18 до 50 лет реже, чем те, кто не закончил колледж, говорили, что рожать вне брака неправильно. Но они чаще говорили, что лично они не одобряли рождение ребенка вне брака.

Другими словами, в то время как у социальных консерваторов есть философия семейной жизни, которую они не могут воплотить в жизнь, потому что она больше не актуальна, у прогрессистов вообще нет философии семейной жизни, потому что они не хотят казаться осуждающими.Сексуальная революция пришла и ушла, и она не оставила нас без руководящих норм семейной жизни, без руководящих ценностей, без четко сформулированных идеалов. По этому важнейшему вопросу нашей общей культуре часто нечего сказать, и поэтому на протяжении десятилетий все рушилось.

Читайте: Почему либералам трудно говорить о «семейных ценностях»?

Хорошая новость заключается в том, что люди приспосабливаются, даже если политики делают это медленно. Когда одна форма семьи перестает работать, люди ищут чего-то нового, иногда находя это в чем-то очень старом.

Часть II


Новое определение родства

Вначале была группа. Десятки тысяч лет люди обычно жили небольшими группами, скажем, по 25 человек, которые объединились, возможно, с 20 другими группами, чтобы сформировать племя. Люди в группе вышли на поиски еды и принесли ее, чтобы поделиться. Они вместе охотились, вместе воевали, шили друг другу одежду, заботились о детях друг друга. Во всех сферах жизни они полагались на свою большую семью и более широкие родственники.

За исключением того, что они не определяли родство так, как мы сегодня. Мы думаем о родственниках как о родственных нам биологически. Но на протяжении большей части истории человечества родство можно было создать.

Антропологи десятилетиями спорят о том, что такое родство. Изучая традиционные общества, они обнаружили множество разновидностей созданного родства между разными культурами. Для илонготов с Филиппин люди, которые вместе куда-то мигрировали, являются родственниками. Для новогвинейцев из долины Небильер родство создается благодаря совместному использованию жира — жизненной силы, содержащейся в материнском молоке или сладком картофеле.У чукейцев в Микронезии есть поговорка: «Мой брат плывет на одной лодке»; если два человека выдерживают опасное испытание на море, они становятся родственниками. На Северном склоне Аляски инупиаты называют своих детей в честь умерших людей, и эти дети считаются членами семьи их тезки.

Другими словами, на протяжении огромных отрезков истории человечества люди жили в больших семьях, состоящих не только из людей, с которыми они были связаны, но и из людей, с которыми они решили сотрудничать. Международная исследовательская группа недавно провела генетический анализ людей, которые были похоронены вместе — и, следовательно, предположительно жили вместе — 34000 лет назад на территории современной России.Они обнаружили, что люди, которые были похоронены вместе, не были тесно связаны друг с другом. В исследовании 32 современных обществ кормодобывания первичные родственники — родители, братья, сестры и дети — обычно составляли менее 10 процентов проживающей группы. Расширенные семьи в традиционных обществах могли быть или не могли быть генетически близкими, но они, вероятно, были эмоционально ближе, чем большинство из нас может представить. В прекрасном эссе о родстве Маршалл Салинс, антрополог из Чикагского университета, говорит, что во многих таких обществах родственники разделяют «взаимность бытия».Покойный религиовед Й. Приц-Йохансен писал, что родство переживается как «внутренняя солидарность» душ. Покойный южноафриканский антрополог Моника Уилсон описала родственников как «мистически зависимых» друг от друга. Родственники принадлежат друг другу, пишет Сахлинс, потому что они считают себя «членами друг друга».

Еще в 17-18 веках, когда европейские протестанты пришли в Северную Америку, их относительно индивидуалистическая культура существовала наряду с очень общинной культурой коренных американцев.В своей книге «Племя» Себастьян Юнгер описывает то, что произошло дальше: «В то время как европейские поселенцы продолжали уходить, чтобы жить с семьями коренных американцев, почти ни один индейец никогда не сбегал, чтобы жить в европейских семьях. Европейцы иногда захватывали коренных американцев и заставляли их жить с ними. Они учили их английскому языку и учили их западным образцам. Но почти каждый раз, когда это удавалось, коренные американцы бежали. Европейские поселенцы иногда были захвачены коренными американцами во время войн и поселялись в коренных общинах.Они редко пытались убежать. Это обеспокоило европейцев. У них была высшая цивилизация, так почему люди голосовали ногами за то, чтобы жить по-другому?

Когда читаешь такие отчеты, невольно задаешься вопросом, не совершила ли наша цивилизация каким-то образом гигантскую ошибку.

Мы, конечно, не можем вернуться назад. Западные индивидуалисты больше не принадлежат к доисторическим бандам. Возможно, мы даже больше не из тех людей, которые были показаны в ранних сценах «Авалона».Мы слишком ценим конфиденциальность и личную свободу.

Как ни странно, наша культура застряла. Мы хотим стабильности и укорененности, но также и мобильности, динамичного капитализма и свободы вести образ жизни, который мы выбираем. Нам нужны близкие семьи, но не юридические, культурные и социологические ограничения, которые сделали их возможными. Мы видели обломки, оставшиеся после распада обособленной нуклеарной семьи. Мы наблюдаем рост опиоидной зависимости, самоубийств, депрессии, неравенства — все это частично является продуктом слишком хрупкой семейной структуры и слишком отстраненного, разобщенного и недоверчивого общества.И все же мы не можем вернуться в более коллективный мир. Слова историков Стивена Минца и Сьюзан Келлогг, написанные в 1988 году, сегодня еще более верны: «Многие американцы нащупывают новую парадигму американской семейной жизни, но тем временем царит глубокое чувство замешательства и двойственности».


От ядерных семей к вымышленным семьям

Тем не менее, недавние признаки указывают, по крайней мере, на возможность появления новой семейной парадигмы. Многие из приведенных мною статистических данных ужасны.Но они описывают прошлое — то, что привело нас туда, где мы находимся сейчас. Накапливающиеся данные свидетельствуют о том, что в ответ на семейный хаос приоритетность семьи начинает возвращаться. Американцы экспериментируют с новыми формами родства и расширенной семьи в поисках стабильности.

Обычно поведение меняется до того, как мы осознаем возникновение новой культурной парадигмы. Представьте себе сотни миллионов крошечных стрелок. Во времена социальных преобразований они меняют направление — сначала несколько, а затем многое.Некоторое время никто не замечает, но затем, в конце концов, люди начинают осознавать, что возникла новая модель и новый набор ценностей.

Это может происходить сейчас — частично по необходимости, а частично по собственному желанию. С 1970-х годов, и особенно после рецессии 2008 года, экономическое давление подтолкнуло американцев к большей опоре на семью. Примерно с 2012 года доля детей, живущих с женатыми родителями, начала увеличиваться. А студенты колледжей больше контактируют со своими родителями, чем поколение назад.Мы склонны высмеивать это как родительский вертолет или отказ от запуска, и в этом есть свои излишества. Но в наши дни образовательный процесс стал длиннее и дороже, поэтому молодые люди полагаются на своих родителей дольше, чем раньше.

В 1980 году только 12 процентов американцев жили в семьях, состоящих из нескольких поколений. Но финансовый кризис 2008 года вызвал резкий рост количества домов, в которых проживает несколько поколений. Сегодня 20 процентов американцев — 64 миллиона человек, что является рекордным показателем — живут в домах, в которых живут представители разных поколений.

Возрождение расширенной семьи во многом было вызвано возвращением домой молодых людей. В 2014 году 35 процентов американских мужчин в возрасте от 18 до 34 лет жили со своими родителями. Со временем этот сдвиг может оказаться в основном здоровым, вызванным не только экономической необходимостью, но и благотворными социальными импульсами; Данные опросов показывают, что многие молодые люди уже стремятся помочь своим родителям в пожилом возрасте.

Другая часть возрождения связана с переездом пожилых людей со своими детьми.Доля одиноких пожилых людей достигла пика примерно в 1990 году. Сейчас более пятой части американцев в возрасте 65 лет и старше живут в домах, в которых проживают представители нескольких поколений. Это не учитывает значительную долю пожилых людей, которые переезжают к своим внукам, но не в одну семью.

Иммигранты и цветные люди, многие из которых сталкиваются с более серьезным экономическим и социальным стрессом, с большей вероятностью будут жить в семьях с расширенными семьями. Более 20 процентов азиатов, чернокожих и латиноамериканцев живут в семьях, состоящих из нескольких поколений, по сравнению с 16 процентами белых.По мере того, как Америка становится более разнообразной, расширенные семьи становятся все более распространенным явлением.

Афроамериканцы всегда больше полагались на расширенную семью, чем белые американцы. «Несмотря на силы, работающие, чтобы разделить нас — рабство, Джим Кроу, принудительная миграция, тюремная система, джентрификация — мы сохранили невероятную приверженность друг другу», — сказала мне Миа Бердсонг, автор будущей книги «Как мы показываемся». в последнее время. «На самом деле черные семьи обширны, подвижны и полностью полагаются на поддержку, знания и способность« деревни »заботиться друг о друге.Вот иллюстрация: белый исследователь / социальный работник / тот, кто видит ребенка, перемещающегося между домом своей матери, домом его бабушки и дедушки, и домом своего дяди, и видит в этом «нестабильность». Но на самом деле происходит семья (расширенная и избранная) использует все свои ресурсы для воспитания этого ребенка ».

Прочтите: Почему черные семьи борются за создание богатства

Черная расширенная семья выжила даже в рабстве и во всех связанных с этим насильственных разделениях семей.Семья играла важную роль на юге Джима Кроу и во внутренних городах Севера как способ справиться со стрессами массовой миграции и ограниченных возможностей, а также со структурным расизмом. Но политика правительства иногда затрудняла процветание этой формы семьи. Я начал свою карьеру полицейским репортером в Чикаго, писал о проектах государственного жилья, таких как Cabrini-Green. Руководствуясь исследованиями в области социальных наук, политики сносили районы с шаткими малоэтажными домами, вырвав с корнем сложные сети социальных связей, которые поддерживались этими зданиями, несмотря на высокий уровень насилия и преступности, и построили большие многоквартирные дома.Результатом стал ужас: жестокие преступления, банды, захватившие лифты, разрушение семейной и добрососедской жизни. К счастью, с тех пор эти здания были снесены сами по себе, и на их месте возникли общины со смешанным доходом, которые больше подходят для обилия семейных форм.

Я часто спрашиваю африканских друзей, иммигрировавших в Америку, что их больше всего поразило, когда они приехали. Их ответ — всегда вариация на тему одиночества.

Возвращение к жизни нескольких поколений уже меняет ландшафт застройки.Опрос 2016 года, проведенный консалтинговой фирмой по недвижимости, показал, что 44 процента покупателей жилья искали дом, в котором могли бы разместиться их пожилые родители, а 42 процента хотели дом, в котором могли бы разместиться их возвращающиеся взрослые дети. Строители отреагировали на это тем, что построили дома, которые строительная фирма Леннар называет «двумя домами под одной крышей». Эти дома тщательно построены, чтобы члены семьи могли проводить время вместе, сохраняя при этом свою конфиденциальность. Во многих из этих домов есть общая прихожая, прачечная и общая зона.Но «свекровь», место для престарелых родителей, имеет отдельный вход, кухоньку и обеденную зону. «Миллениал-люкс», место для переброски взрослых детей, тоже имеет свою подъездную дорожку и вход. Эти разработки, конечно, ориентированы на тех, кто может позволить себе дома в первую очередь, но они говорят об общем понимании: члены семей разных поколений должны делать больше, чтобы поддерживать друг друга.

Самые интересные расширенные семьи — это те, которые простираются по родственным линиям.Последние несколько лет стали свидетелями появления новых форм жизни, которые привносят небиологических родственников в семью или семейные отношения. На веб-сайте CoAbode матери-одиночки могут найти других матерей-одиночек, заинтересованных в совместном проживании. По всей стране можно найти проекты совместного проживания, в которых группы взрослых живут как члены большой семьи, с отдельными спальными комнатами и общими зонами общего пользования. Common, компания по развитию недвижимости, основанная в 2015 году, управляет более чем 25 сообществами совместного проживания в шести городах, где молодые одинокие люди могут жить таким образом.Common также недавно объединилась с другим застройщиком, Тишманом Спейером, чтобы запустить Kin, сообщество совместного жилья для молодых родителей. Каждая молодая семья имеет свои собственные жилые помещения, но в них также есть общие игровые площадки, услуги по уходу за детьми, а также семейные мероприятия и экскурсии.

Читайте: горячая новая тенденция миллениалов в области жилья — повторение средневековья

Эти эксперименты и им подобные предполагают, что, хотя люди по-прежнему хотят гибкости и некоторой конфиденциальности, они ищут более общинный образ жизни, руководствуясь все еще развивающимся набором ценностей.В сообществе совместного проживания в Окленде, штат Калифорния, которое называется Temescal Commons, 23 члена в возрасте от 1 до 83 лет живут в комплексе из девяти жилых единиц. Это не какая-то богатая хипстерская коммуна Bay Area. Квартиры маленькие, а жильцы — средний и рабочий. У них есть общий двор и общая кухня промышленного размера, где жители готовят общий ужин по вечерам в четверг и воскресенье. Содержание — это общая ответственность. Взрослые нянчятся с детьми друг друга, а члены одалживают друг у друга сахар и молоко.Старшие родители советуют младшим. Когда члены этой расширенной семьи страдали от приступов безработицы или серьезных проблем со здоровьем, весь клан сплотился.

Кортни Э. Мартин, писательница, рассказывающая о том, как люди переопределяют американскую мечту, проживает в Темескал Коммонс. «Мне очень нравится, что наши дети растут с разными версиями взрослой жизни, особенно с разными версиями мужественности», — сказала она мне. «Мы считаем всех наших детей всеми нашими детьми.У Мартина есть трехлетняя дочь Стелла, которую связывает особая связь с молодым человеком в возрасте 20 лет, который никогда бы не пустил корни за пределами этой расширенной семейной структуры. «Стелла заставляет его смеяться, и Дэвид чувствует себя прекрасно, что этот трехлетний ребенок его обожает», — сказал Мартин. Она пришла к выводу, что это та магия, которую нельзя купить за богатство. Вы можете получить это только через время и приверженность, присоединившись к большой семье. Такое сообщество развалится, если жители будут въезжать и выезжать. Но, по крайней мере, в этом случае это не так.

Прочтите: Расширенная семья двух моих открытых усыновлений

Пока Мартин говорил, я был поражен одним существенным различием между старыми расширенными семьями, такими как те, что в Авалоне, и новыми сегодняшними: ролью женщин. Большая семья в Авалоне процветала, потому что все женщины в семье были заперты на кухне, кормя одновременно 25 человек. В 2008 году группа американских и японских исследователей обнаружила, что женщины из семей, состоящих из нескольких поколений, в Японии подвергались большему риску сердечных заболеваний, чем женщины, живущие только с супругами, вероятно, из-за стресса.Но в современных условиях жизни в расширенной семье гендерные роли намного разнообразнее.

И все же по крайней мере в одном отношении новые семьи, которые образуют американцы, будут казаться знакомыми нашим предкам-охотникам-собирателям давным-давно. Это потому, что они избранные семьи — они выходят за рамки традиционных родственных связей.

Фотоиллюстрация: Вероника Генсицка; Alamy

Современное движение избранных семей приобрело известность в Сан-Франциско в 1980-х годах среди геев и лесбиянок, многие из которых отдалились от своих биологических семей и имели только друг друга для поддержки в преодолении травмы кризиса СПИДа.В своей книге «Семьи, которые мы выбираем: лесбиянки, геи, родство» антрополог Кэт Уэстон пишет: «Семьи, которые я видела геями и лесбиянками, создаваемые в районе залива, как правило, имели чрезвычайно плавные границы, что мало чем отличается от организации родственных связей между секторами африканского континента. — Американцы, американские индейцы и белый рабочий класс ».

Она продолжает:

Как и их гетеросексуальные коллеги, большинство геев и лесбиянок настаивали на том, что члены семьи — это люди, которые «готовы помочь вам», люди, на которых можно положиться эмоционально и материально.«Они заботятся обо мне, — сказал один мужчина, — я забочусь о них».

Эти группы — то, что Дэниел Бернс, политолог из Университета Далласа, называет «вымышленными семьями». Трагедия и страдания сплотили людей гораздо глубже, чем просто удобные условия жизни. Они становятся, как говорят антропологи, «вымышленными родственниками».

За последние несколько десятилетий упадок нуклеарной семьи вызвал эпидемию травм — миллионы были брошены на произвол судьбы из-за того, что разрушились самые любовные и безопасные отношения в их жизни.Медленно, но с возрастающей частотой эти дрейфующие особи собираются вместе, чтобы создать фальшивые семьи. Эти вымышленные семьи полны решимости. Члены выбранной вами семьи — это люди, которые придут к вам, несмотря ни на что. В Pinterest можно найти плакаты, которые можно повесить на стене кухни, где собираются поддельные семьи: «Семья — это не всегда кровь. Это люди в вашей жизни, которые хотят, чтобы вы были в их жизни; те, кто принимают вас таким, какой вы есть. Тех, кто сделает все, чтобы увидеть твою улыбку, и кто любит тебя, несмотря ни на что.”

Два года назад я начал проект под названием Weave: The Social Fabric Project. Weave существует для поддержки и привлечения внимания к людям и организациям по всей стране, которые создают сообщества. Со временем мои коллеги и я поняли, что у большинства Ткачей есть одна общая черта: они обеспечивают заботу о неродных, которую многие из нас предоставляют только своим родственникам, — такую ​​поддержку, которую раньше оказывали ткачи. большая семья.

Лиза Фицпатрик, работавшая руководителем службы здравоохранения в Новом Орлеане, — ткачиха.Однажды она сидела на пассажирском сиденье машины, когда заметила двух мальчиков 10 или 11 лет, поднимающих что-то тяжелое. Это был пистолет. Они использовали его, чтобы выстрелить ей в лицо. Это был ритуал инициации банды. Когда она выздоровела, она поняла, что это всего лишь побочный ущерб. Настоящими жертвами были мальчишки, которым пришлось кого-то застрелить, чтобы попасть в семью, в их банду.

Она бросила работу и начала работать с членами банды. Она открыла свой дом для маленьких детей, которые в противном случае могли бы присоединиться к бандам.Однажды в субботу днем ​​около ее дома болтались 35 детей. Она спросила их, почему они проводят прекрасный день в доме женщины средних лет. Они ответили: «Вы были первым, кто открыл дверь».

В Солт-Лейк-Сити организация под названием «Академия другой стороны» предоставляет серьезным преступникам большую семью. Многим мужчинам и женщинам, допущенным к участию в программе, разрешили покинуть тюрьму, где они, как правило, отбывали длительные сроки заключения, но они должны жить в групповом доме и работать на совместных предприятиях, в транспортной компании и благотворительном магазине.Цель — изменить характер каждого члена семьи. Днем они работают грузчиками или кассирами. Затем они вместе обедают и собираются несколько вечеров в неделю для чего-то, что называется «Играми»: они вызывают друг друга за любой небольшой моральный провал — небрежность в движении; не относиться к другому члену семьи с уважением; быть пассивно-агрессивным, эгоистичным или избегающим.

Игры невежливые. Жители кричат ​​друг на друга, чтобы пробить слои брони, накопившиеся в тюрьме.Представьте себе двух гигантских мужчин, покрытых татуировками, кричащих «Да пошел ты! Да пошли вы! Пошел ты! » На сеансе, на котором я присутствовал, я думал, что они подерутся. Но после гнева возникает какая-то близость, которой раньше не было. У мужчин и женщин, у которых никогда не было любящей семьи, внезапно появляются «родственники», которые заставляют их отвечать и требуют стандарта морального совершенства. Чрезвычайная целостность становится способом принадлежности к клану. Академия «Другая сторона» предоставляет нежелательным людям возможность проявить заботу и создает на основе этой заботы жестокую кованую семью.

Я мог бы рассказать вам сотни подобных историй об организациях, которые привозят травмированных ветеринаров в расширенные семьи, или домах престарелых, в которых размещаются дошкольные учреждения, чтобы пожилые люди и маленькие дети могли жить вместе. В Балтиморе некоммерческая организация Thread окружает неуспевающих студентов волонтерами, некоторых из которых называют «бабушками и дедушками». В Чикаго программа «Стать мужчиной» помогает обездоленной молодежи формировать семейные узы друг с другом. В Вашингтоне, округ Колумбия, я недавно познакомился с группой женщин-ученых среднего возраста — одна из них является известным клеточным биологом из Национального института здоровья, другая — астрофизиком, — которые вместе живут в католическом мирском сообществе, объединяют свои ресурсы и разделяют свою жизнь.Разнообразие кованых семей в Америке сегодня безгранично.

Для многих эпоха нуклеарной семьи стала катастрофой. Все формы неравенства жестоки, но семейное неравенство может быть самым жестоким. Это вредит сердцу.

Вы сами можете быть частью ложной семьи. Я. В 2015 году меня пригласили в дом пары по имени Кэти и Дэвид, которые создали семейную группу в округе Колумбия под названием All Our Kids, или AOK-DC. Несколькими годами ранее у Кэти и Дэвида родился ребенок в D.C. Государственные школы, у которых был друг по имени Джеймс, которому часто нечего было есть и негде было остановиться, поэтому они предложили ему остаться с ними. У этого ребенка был друг в аналогичных обстоятельствах, и у этих друзей были друзья. К тому времени, как я присоединился к ним, примерно 25 детей ужинали каждый четверг вечером, и некоторые из них спали в подвале.

Я присоединился к сообществу и никогда не уходил — они стали моей избранной семьей. По четвергам мы вместе ужинаем, вместе празднуем и вместе отдыхаем.Дети называют Кэти и Дэвида мамой и папой. Вначале взрослые в нашем клане были родительскими фигурами для молодых людей — заменяли их сломанные мобильные телефоны, поддерживали их, когда случилась депрессия, собирали деньги на обучение в колледже. Когда молодой женщине из нашей группы понадобилась новая почка, Дэвид дал ей одну из своих.

У нас были наши основные биологические семьи, которые были первыми, но у нас также была эта семья. Сейчас молодым людям в этой вымышленной семье уже за двадцать, и они в нас меньше нуждаются.Дэвид и Кэти уехали из Вашингтона, но поддерживают постоянный контакт. Обеды все еще бывают. Мы по-прежнему видим друг друга и заботимся друг о друге. Годы совместной еды и совместной жизни создали связь. Если кризис кого-нибудь коснется, мы все придем. Опыт убедил меня в том, что каждый должен быть членом вымышленной семьи с людьми, совершенно непохожими на них самих.

С тех пор, как я начал работать над этой статьей, меня преследовали диаграммы. Он отображает процент людей, живущих в одиночестве в стране, по отношению к ВВП этой страны.Есть сильная корреляция. Страны, в которых пятая часть населения живет одна, такие как Дания и Финляндия, намного богаче, чем страны, где почти никто не живет один, как в Латинской Америке или Африке. У богатых стран домохозяйства меньше, чем у бедных. Средний немец живет в семье из 2,7 человек. Средний гамбиец живет в семье, где проживает 13,8 человек.

Эта диаграмма предполагает две вещи, особенно в американском контексте. Во-первых, рынок хочет, чтобы мы жили одни или с несколькими людьми.Таким образом, мы мобильны, не привязаны и не привязаны к делу, и можем посвящать огромное количество часов своей работе. Во-вторых, когда люди, выросшие в развитых странах, получают деньги, они покупают конфиденциальность.

Для привилегированных, такие работы. Такая договоренность позволяет состоятельным людям уделять больше времени работе и электронной почте, не будучи обремененным семейными обязательствами. Они могут позволить себе нанять людей, которые будут выполнять работу, которую раньше выполняла большая семья. Но скрывается сохраняющаяся печаль, осознание того, что жизнь эмоционально пуста, когда семья и близкие друзья не присутствуют физически, когда соседи географически или метафорически недостаточно близки, чтобы вы могли на них опереться или чтобы они на вас оперлись.Сегодняшний кризис связи проистекает из обеднения семейной жизни.

Я часто спрашиваю африканских друзей, иммигрировавших в Америку, что их больше всего поразило, когда они приехали. Их ответ — всегда вариация на тему одиночества. Это пустая пригородная улица посреди дня, может быть, когда одинокая мать толкает детскую коляску по тротуару, но вокруг никого нет.

Для тех, кто не имеет привилегий, эпоха изолированной нуклеарной семьи стала катастрофой.Это привело к разбитым семьям или их отсутствию; семьям-каруселям, которые оставляют детей травмированными и изолированными; пожилым людям, умирающим в одиночестве в комнате. Все формы неравенства жестоки, но семейное неравенство может быть самым жестоким. Это вредит сердцу. В конечном итоге семейное неравенство подрывает даже экономику, которой должна была служить нуклеарная семья: детям, которые растут в хаосе, трудно впоследствии стать квалифицированными, стабильными и социально мобильными сотрудниками.


Связанные истории


Когда в 1960-х годах гипериндивидуализм набрал обороты, люди экспериментировали с новыми образами жизни, основанными на индивидуалистических ценностях.Сегодня мы выходим из обломков этого гипериндивидуализма, который оставил многие семьи оторванными и лишенными поддержки, и люди экспериментируют с более связанными образами жизни, с новыми формами и разновидностями расширенных семей. Государственная поддержка может помочь в развитии этого эксперимента, особенно для рабочего класса и бедных, с такими вещами, как налоговые льготы на детей, программы обучения для улучшения родительских навыков в неблагополучных семьях, субсидирование дошкольного образования и расширенный отпуск по уходу за ребенком.В то время как наиболее важные изменения будут носить культурный характер и будут определяться индивидуальным выбором, семейная жизнь находится под таким сильным социальным стрессом и экономическим давлением в более бедных слоях американского общества, что восстановление невозможно без определенных действий правительства.

Семья с двумя родителями не собирается исчезать. Для многих людей, особенно тех, у кого есть финансовые и социальные ресурсы, это отличный способ жить и растить детей. Но появляется новый и более общинный этос, соответствующий реальности 21 века и ценностям 21 века.

Когда мы обсуждаем проблемы, с которыми сталкивается страна, мы недостаточно говорим о семье. Это кажется слишком осуждающим. Слишком неудобно. Может, даже слишком религиозный. Но грубый факт заключается в том, что нуклеарная семья медленно разрушалась на протяжении десятилетий, и многие другие наши проблемы — с образованием, психическим здоровьем, зависимостями, качеством рабочей силы — проистекают из этого распада. Мы оставили позади парадигму нуклеарной семьи 1955 года. Для большинства людей она больше не вернется. Американцы жаждут жить в расширенных и сформированных семьях, что одновременно является новым и древним.Это прекрасная возможность, шанс укрепить и расширить семейные отношения, шанс позволить большему количеству взрослых и детей жить и расти под любящим взором дюжины пар глаз и быть пойманным, когда они падают, дюжиной пар оружия. На протяжении десятилетий мы ели за все меньшими и меньшими столами, все меньше и меньше родственников.

Пора найти способы вернуть большие столы.


Эта статья появляется в печатном издании за март 2020 года с заголовком «Ядерная семья была ошибкой.”

Положение о питбулях

Породы собак характеризуются определенными физическими и поведенческими чертами. Каждая порода была разработана для выполнения определенной работы, будь то охота на кроликов, поиск сбитых птиц, выпас скота или сидение на коленях у людей.При разработке породы заводчики отбирали только тех собак, которые лучше всего выполняли свою работу, чтобы произвести следующее поколение.

Физические способности и поведение — важные аспекты любой породы. Хорошо воспитанная собака должна обладать как физическими характеристиками, необходимыми для выполнения своей работы, так и поведенческими тенденциями, необходимыми для ее обучения. Неудивительно, что особи одной породы выглядят и ведут себя примерно одинаково. Указатели чаще, чем пудели, указывают, а овчарки охотнее, чем болонки, пасутся в стаде.Однако, хотя генетика собаки может предрасполагать ее к определенному поведению, существуют огромные поведенческие вариации среди людей одной породы или типа породы. Также важно отметить, что некоторые породы собак теперь разводятся для совершенно иных целей, чем те, для которых они были изначально созданы. Например, некоторые породы золотистых ретриверов в настоящее время разводятся как служебные собаки, в отличие от их первоначальной задачи по поиску сбитых птиц.

Сегодняшний питбуль является потомком оригинальной английской собаки для травли быков — собаки, которую вывели, чтобы кусать и удерживать быков, медведей и других крупных животных вокруг лица и головы.Когда травля крупных животных была запрещена в 1800-х годах, люди вместо этого стали драться друг с другом со своими собаками. Эти более крупные и медленные собаки для травли быка были скрещены с более быстрыми терьерами меньшего размера, чтобы получить более подвижную и спортивную собаку для борьбы с другими собаками.

Некоторые питбули были отобраны и выведены за их боевые способности. Это означает, что они с большей вероятностью, чем другие породы, будут драться с собаками. Это не означает, что они не могут находиться рядом с другими собаками или что они непредсказуемо агрессивны.Других питбулей разводили специально для работы и общения. Эти собаки издавна были популярными домашними животными, известными своей нежностью, привязанностью и преданностью. И даже те питбули, выведенные для борьбы с другими животными, не были склонны к агрессивности по отношению к людям. Собаки, используемые для драки, должны были регулярно обрабатываться людьми; поэтому агрессия по отношению к людям недопустима. Любую собаку, которая вела себя агрессивно по отношению к человеку, забивали или убивали, чтобы избежать передачи такой нежелательной черты.Исследования домашних собак подтверждают, что агрессивные собаки не более склонны направлять агрессию по отношению к людям, чем собаки, которые не агрессивны по отношению к другим собакам.

Вполне вероятно, что подавляющее большинство собак типа питбулей в наших сообществах сегодня являются результатом случайного разведения — две собаки спариваются без учета поведенческих черт, передающихся их потомству. Результатом случайного разведения является популяция собак с широким спектром поведенческих предрасположенностей. По этой причине важно оценивать и лечить каждую собаку, независимо от ее породы, как личность.

Хотя генетика собаки может предрасполагать ее к определенному поведению, генетика не существует в вакууме. Скорее, поведение развивается в результате сложного взаимодействия между окружающей средой и генетикой. Это особенно важное соображение, когда мы смотрим на отдельную собаку в сравнении с породой. На развитие поведения влияют многие разнообразные, а иногда и незаметные факторы, включая, помимо прочего, раннее питание, уровень стресса, испытываемый матерью во время беременности, и даже температуру в утробе матери.А когда дело доходит до влияния на поведение отдельной собаки, такие факторы, как жилищные условия и история социальных взаимодействий, играют решающую роль в поведенческом развитии. Факторы, влияющие на проявление поведения, настолько неразрывно взаимосвязаны, что обычно невозможно указать на какое-либо конкретное влияние, которое объясняет агрессивность собаки. Вот почему существует такое различие в поведении отдельных собак, даже если они одной породы и разводятся с одной и той же целью.Из-за влияния опыта питбуль, специально разводимый для агрессивных поколений, может не драться с собаками, а лабрадор-ретривер, разводимый как служебная собака, может быть агрессивным по отношению к людям.

Ранний положительный опыт, особенно социализация, считается ключом к предотвращению агрессивных тенденций у собак. Щенки, которые учатся взаимодействовать, играть и общаться как с людьми, так и с представителями своего и других видов, реже проявляют агрессивное поведение во взрослом возрасте.Учитывая мощное влияние социализации, неудивительно, что собаки, которые прикованы цепями снаружи и изолированы от положительного человеческого взаимодействия, с большей вероятностью укусят людей, чем собаки, которые встроены в наши дома. К сожалению, собаки типа питбуль, оказавшиеся в этих условиях, могут подвергаться большему риску развития агрессивного поведения. Но поскольку эти факторы могут контролироваться более образованными владельцами, можно снизить эти риски не только у питбулей, но и у собак всех пород.

Реальность такова, что собак многих пород можно селективно разводить или обучать для развития агрессивных качеств. Поэтому ответственное владение любой собакой требует приверженности надлежащей социализации, гуманному обучению и добросовестному присмотру. Несмотря на все наши усилия, всегда будут собаки разных пород, которые просто слишком опасны для безопасного проживания в обществе. Мы можем эффективно бороться с опасностью, исходящей от этих собак, поддерживая принятие и строгое соблюдение законов, в которых основное внимание уделяется не породе, а ответственности людей за поведение своих собак, включая меры, предусматривающие ответственность владельцев всех пород за надлежащее размещение и надзор. и контролировать своих собак.Законы о породе нейтральных «опасных собак», «законы о поводках», запрещающие собакам сбегать с территории их владельцев, и законы «против цепей» могут контролировать поведение отдельных собак и отдельных владельцев и тем самым способствовать снижению риска причинения вреда людям. и другие животные.

Законы, запрещающие определенные породы собак, не достигают этих целей и вместо этого создают иллюзию, но не реальность, повышенной общественной безопасности. Примечательно, что в штате нет законов, дискриминирующих по породе собак, и 18 штатов предприняли упреждающий шаг, прямо запретив законы, которые выделяют определенные породы для разного правового обращения.Даже Белый дом выступил против законов, направленных против определенных пород. В заявлении, опубликованном в 2013 году, президент Обама сказал, что «[мы] не поддерживаем законодательство о конкретных породах — исследования показывают, что запреты на определенные виды собак в значительной степени неэффективны и часто являются пустой тратой государственных ресурсов. И простой факт заключается в том, что собаки любой породы могут стать опасными, если их намеренно или непреднамеренно воспитывают агрессивными «.

Все собаки, включая питбулей, являются особями. Относиться к ним как к таковым, обеспечивать им уход, обучение и наблюдение, в которых они нуждаются, и судить о них по их действиям, а не по их ДНК или внешнему виду, — лучший способ гарантировать, что собаки и люди могут продолжать вести безопасную и счастливую жизнь. все вместе.

Обратите внимание: это заявление о позиции предназначено для того, чтобы его рассматривать полностью, и его извлечение не рекомендуется.

Как справиться с последствиями увольнения ваших детей социальными службами

Понимание процесса

Перед тем, как принять решение о передаче вашего ребенка под опеку из-за опасений по поводу жестокого обращения или отсутствия заботы (иногда называемых «защитой»), за исключением чрезвычайной ситуации, вы, вероятно, будете участвовать в собраниях по защите детей.В тот момент, когда социальные службы серьезно рассматривают возможность обращения в суд для получения постановления о попечении (принудительного перевода под опеку), они должны были уведомить вас и провести «предсудебное совещание» или направить вам «письмо о намерениях» обратиться в суд. На этом этапе вы можете связаться с адвокатом, который поможет вам с юридической консультацией на протяжении всего процесса. Даже если социальные службы считают, что ваш ребенок должен находиться под опекой, если у них нет оснований полагать, что ему или ей опасно оставаться с вами, они должны подать заявление на временное постановление о попечении и не забирать вашего ребенка, если только суд не вынесет постановления. .Социальный работник может спросить, согласны ли вы, чтобы за вашим ребенком добровольно ухаживали, пока положение не станет более ясным, но вам всегда следует обращаться за независимым советом, желательно к адвокату, если у вас есть какие-либо сомнения в том, хорошая ли это идея. Группа семейных прав может дать вам несколько советов.

Непосредственные заботы о безопасности детей

Если возникли непосредственные опасения за безопасность вашего ребенка, социальные службы могли привлечь полицию, и у них, возможно, не было времени подать заявление о вынесении судебного постановления о высылке ваших детей.В этой ситуации ваш ребенок может находиться под охраной полиции не более 72 часов. Если суд вынес постановление о чрезвычайной защите (EPO), ваш ребенок становится ребенком, за которым ухаживают, и это постановление действует в течение 8 дней с возможным продлением еще на 7 дней. Если у вас еще нет адвоката, важно попытаться получить его немедленно или обратиться за консультацией к юристу.

Куда может пойти ваш ребенок

Служба

для детей должна сначала выяснить, может ли кто-то из членов вашей семьи позаботиться о вашем ребенке, и если такой вариант невозможен, то будет рассмотрен вопрос о приеме на воспитание вне семьи или в детском доме.Если они размещены к родственнику, то это лицо должно быть оценено Службой по уходу за детьми как приемное лицо, хотя существует процесс временного утверждения, чтобы ребенок мог переехать до того, как будет проведена полная оценка. Если ни один родственник или друг не сможет позаботиться о вашем ребенке, они останутся с утвержденным опекуном или в детском доме. Если ваш ребенок очень маленький, социальный работник может решить, что ваш ребенок может жить в приемной семье, которая затем подаст заявление об усыновлении его или ее (иногда это называется семьей fost-adpt или семьей с «параллельным планированием»).Если вы не хотите, чтобы ваш ребенок был усыновлен, вам следует немедленно обратиться к юристу.

Что может случиться дальше

После EPO, если по-прежнему существуют опасения по поводу безопасности вашего ребенка, временное постановление об опеке или постановление о полном опеке, вынесенное судом, или согласие лица, несущего родительскую ответственность за вашего ребенка, продолжать жить в найденном для них жилье , необходимо (упоминается как приспособление к разделу 20 или «добровольный уход». Но если вы действительно не хотите, чтобы ваш ребенок жил отдельно от вас, вы должны сказать, что вы не согласны, и обязательно проконсультироваться с адвокатом.Вы можете подать апелляцию на постановление о медицинском обслуживании, но вам нужно знать, что оно не всегда бывает успешным. Возможны ограниченные причины для апелляции, и вам нужно действовать быстро, если вы хотите изучить это, поэтому было бы целесообразно как можно скорее поговорить с адвокатом.

Безопасность вашего ребенка будет иметь первостепенное значение, но социальный работник должен постараться сделать все возможное, чтобы причинить как можно меньше вреда его жизни, и должен прислушиваться к мнению вас и вашего ребенка и относиться к ним серьезно.Всегда следует принимать во внимание такие факторы, как возможность жить со своими братьями и сестрами или продолжать ходить в одну школу. Если вас беспокоит, где живет ваш ребенок, поговорите со своим социальным работником и объясните, почему, и обсудите любую возможную альтернативу. Если вы все еще недовольны, вы можете попросить поговорить с независимым инспектором, который будет назначен, как только за ребенком начнут присматривать. Он или она должны связываться с вами в любом случае вскоре после того, как за вашим ребенком начнут присматривать, и по крайней мере каждые шесть месяцев, но если вы недовольны чем-то промежуточным обзором и не думаете, что социальный работник принимает ваши опасения серьезно, вы можете попросить показать IRO между обзорами

Вам должна быть предоставлена ​​копия плана ухода за вашим ребенком (иногда называемого «постоянным планом») и плана размещения, в котором содержится более подробная информация о фактическом размещении, и с вами следует проконсультироваться о том, что в нем содержится, и особенно о обратитесь к договоренностям о себе, других родственниках, а также о братьях и сестрах, которые не живут в одном месте.План постоянного пребывания может предлагать, чтобы ваш ребенок оставил опеку и был усыновлен или был помещен на постоянной основе к «особым опекунам» — обычно, но не всегда, родственникам. Эти договоренности должны быть одобрены судом, и у вас есть право на юридическую помощь, поэтому очень важно, чтобы вы назначили своего адвоката и оставались на связи с ним. Суд назначит опекуна ad litem, чтобы дать независимое мнение о том, что должно происходить, и это лицо, а также социальный работник ребенка должны убедиться, что суд также осведомлен о ваших взглядах.Суд всегда должен ставить интересы ребенка на первое место, но вы имеете право на то, чтобы ваше мнение было выслушано и принято во внимание.

Дополнительная поддержка

Группа по правам семьи — это благотворительная организация, предоставляющая советы, информацию и защиту родителям и семьям, чьи дети участвуют в Детских службах из-за потребностей или проблем, связанных с благосостоянием. У них есть подробные советы на своем веб-сайте, а также телефонная линия для консультаций.

Что бы ни привело к тому, что ваших детей лишили вашей опеки, понятно, что ваши эмоции могут быть в полном смятении, и в вашей голове проносится множество ответов на вопросы.Поддержка вокруг вас — близкая семья или друзья, на которых вы можете положиться, могут утешить. Наш конфиденциальный телефон доверия 0808 800 2222, где вас выслушают и поддержат эмоционально, также будет здесь для вас, поэтому, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам.

Эта страница была обновлена ​​в феврале 2018 г.

5. Технологии создают больше проблем, чем решают

Ряд респондентов, участвовавших в опросе о вероятном будущем социальных и гражданских инноваций, разделяли опасения. Некоторые говорили, что технологии создают больше проблем, чем решают.Некоторые считают, что возникающие опасения по поводу влияния цифровой жизни, вероятно, будут по крайней мере несколько смягчены по мере адаптации людей. Некоторые считают, что любые средства правовой защиты могут создать новый набор проблем. Другие утверждали, что использование людьми цифровых технологий и злоупотребления ими наносят обществу вред, который вряд ли удастся преодолеть.

Следующие комментарии были выбраны из всех ответов, независимо от ответа эксперта на главный вопрос этого опроса о влиянии использования людьми технологий.Некоторые из этих замечаний, вызывающих озабоченность, также включают комментарии об инновациях, которые могут появиться. Проблемы сгруппированы по четырем подтемам: что-то гнилое в состоянии технологий; использование технологий часто разъединяет или опустошает сообщество; обществу необходимо наверстать упущенное и лучше противостоять угрозам и возможностям технологий; и, несмотря на современные тенденции, есть основания надеяться на лучшие времена.

Глава начинается с некоторых обзорных идей:

Ларри Масинтер, пионер Интернета, ранее работавший в Adobe, AT&T Labs и Xerox PARC, который помогал создавать Интернет и веб-стандарты с IETF и W3C, сказал: «Технологии и социальные инновации, направленные на преодоление негативов цифровой эпохи, вероятно, вызовут дополнительные негативные последствия. последствия.Примеры включают: децентрализованный Интернет, сквозное шифрование, искусственный интеллект и машинное обучение, социальные сети ».

Джеймс Миккенс, доцент кафедры информатики Гарвардского университета, ранее работавший в Microsoft, прокомментировал: «Очевидно, что технологии приведут к« гражданским инновациям ». Реальный вопрос заключается в том, приведут ли« инновации »к лучшим социальным результатам. Например, гиг-экономика обеспечивается технологиями; технология находит покупателей для работников и их услуг. Однако, учитывая выбор между экономикой с большим количеством гигантов и экономикой с эквивалентным количеством традиционных рабочих мест для среднего класса, я думаю, что большинство людей предпочли бы последнее.”

Майкл Айзенберг, председатель комитета по информационной безопасности ABA, написал: «Недооценка ограничений и происхождения, например, искусственного интеллекта / машинного обучения приведет к совершенно разным результатам при внедрении технических инноваций. Некоторые принесут огромную пользу; некоторые могут привести к злоупотреблению правоохранительными органами, экономическими системами и другими фундаментальными гражданскими институтами и привести к обострению разрыва между техническими контролерами / пользователями и недостаточно обслуживаемыми / недостаточно или неквалифицированными группами населения («цифровой разрыв») в том, что может быть значительным (встроить ограничения на карьерный / экономический рост) или даже опасным для жизни (де-факто нормирование здравоохранения или медицинских процедур).”

Проблема в том, что мы становимся все более и более зависимыми от машин и, следовательно, более подвержены ошибкам и системным сбоям.
Яков Й. Штейн

Питер Луненфельд, профессор дизайна, медиаискусства и цифровых гуманитарных наук в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе и автор книги «Сказки о компьютере как культурной машине», предсказал: «Мы будем использовать технологии для решения проблем, связанных с использованием технология создает, но новые исправления принесут новые проблемы.Каждое дизайнерское решение создает новую дизайнерскую проблему, как и то, как мы строим наши глобальные сети. Высокотехнологичные общества должны быть итеративными, если они хотят конкурировать, и я думаю, что общества, испытавшие на себе демократию, будут двигаться, чтобы сдерживать сползание к авторитаризму, которое ускорили социальные сети. Однако эти ограничения приведут к своим собственным непредвиденным последствиям, которые начнут цикл заново ».

Яаков Дж. Штайн, технический директор RAD Data Communications, базирующейся в Израиле, ответил: «Проблема с ИИ и машинным обучением не в научно-фантастическом сценарии, когда ИИ захватывает мир и не нуждается в неполноценных людях.Проблема в том, что мы становимся все более и более зависимыми от машин и, следовательно, более подвержены ошибкам и системным сбоям. Это вряд ли новое явление — когда-то большая часть обучения была посвящена, например, почерке и ментальной арифметике, которые были вытеснены техническими средствами. Но с огромным ростом объема информации образование больше сосредоточено на том, как извлекать требуемую информацию, а не на запоминании, что приводит не только к менее актуальному хранению, но и к меньшей глубине знаний и отсутствию способности устанавливать связи между разрозненными частями информация, которая является основой творчества.Однако в прошлом человечество всегда разрабатывало более продвинутую технологию, чтобы преодолеть ограничения той технологии, которая существовала в настоящее время, и нет оснований полагать, что на этот раз все будет по-другому ».

Вице-президент по исследованиям и экономическому развитию написал: «Проблемы, которые мы видим сейчас, вызваны технологиями, и любые новые технологические решения, которые мы создаем, неизбежно вызовут НОВЫЕ социальные и политические проблемы. Например, попытки установить контроль над Интернетом вызовут конфликты со свободой слова.”

Что-то гнилое в технике

Большая часть этих экспертов считает, что среди основных проблем, связанных с сегодняшними технологическими платформами, являются способы их использования злоумышленниками, распространяющими дезинформацию; и проблемы конфиденциальности, возникающие из-за бизнес-модели, лежащей в основе систем.

Дезинформация — всепроникающая, мощная, проблематичная

Многие эксперты назвали дезинформацию и фейковые новости серьезной проблемой в цифровом пространстве.Они выразили озабоченность по поводу того, как пользователи будут разбирать факты и вымысел в ближайшее десятилетие.

Стефани Фиерман, партнер Futureproof Strategies, сказала: «Я верю, что технологии значительно ускорят социальные и гражданские инновации. Это дешево, быстро и может охватить огромную аудиторию. Но до тех пор, пока ложная информация предоставляется очень большими веб-сайтами, такие социальные и гражданские новаторы будут вести теневой бокс с людьми, правительствами и организациями, намеренно противопоставляя правдивый контент ложью.”

Сэм Леман-Вильциг, профессор коммуникаций в Университете Бар-Илан, специализирующийся на израильской политике и влиянии технологической эволюции, написал: «Самым большим достижением станет использование искусственного интеллекта для борьбы с дезинформацией, дипфейками и т.п. Будет «гонка вооружений» ИИ между теми, кто распространяет дезинформацию, и теми, кто борется / предотвращает ее. В целом, я считаю, что последнее берет верх ».

Грег Шатан, юрист Moses & Singer LLP и самопровозглашенный «помешанный на управлении Интернетом», предсказал: «Я считаю, что успех, обусловленный технологиями, весьма вероятен.Я думаю, что нужны технологии, чтобы сделать их более полезными и значимыми. Многие из нас гордятся тем, что у них есть «BS-метр», с помощью которого, по нашему мнению, мы можем отличить честно переданную информацию от фейковых новостей и дезинформации. Инстинктивного BS-метра недостаточно. Следующая версия «BS-метра» должна быть технологически обоснованной. Уловки дезинформации намного превзошли способность людей достоверно сказать, получают ли они BS или нет, не говоря уже о том, что это требует постоянной бдительности, которую утомительно поддерживать.Я думаю, что способность и полезность Интернета для обеспечения позитивного гражданского общения на низовом уровне будут использованы, выйдя за рамки списков рассылки и довольно статичных односторонних веб-сайтов. Может ли быть «Slack для самоуправления сообщества»? Если бы не эта платформа, возможно, что-то новое, специально предназначенное для этих задач и потребностей ».

Оскар Ганди, почетный профессор коммуникации в Университете Пенсильвании, сказал: «Корпоративные субъекты будут использовать технологии, чтобы ослабить возможность улучшения социальных и гражданских отношений.Меня особенно беспокоит использование технологий в сфере коммуникаций, чтобы повысить эффективность стратегических или манипулятивных коммуникаций для формирования взаимодействия представителей общественности с ключевыми участниками в рамках различных управленческих отношений ».

Эксперт по этике автономных систем из Европы ответил: «Фейковые новости все чаще используются для манипулирования мнением человека. Эта информационная война становится настолько важной, что может влиять на демократию и мнение людей, например, до голосования на выборах.Некоторые инструменты искусственного интеллекта могут быть разработаны для автоматического распознавания фейковых новостей, но такие инструменты, в свою очередь, могут использоваться таким же образом, чтобы усилить веру в некоторую ложную информацию ».

Руководитель исследования федерального агентства США написал: «На данный момент я не знаю, как мы уменьшим распространение дезинформации (невежественная / на индивидуальном уровне) и дезинформации (гнусная / на уровне группы), но я надеюсь, что сможем ».

Бывший специалист по информатике на пенсии прокомментировал: «Мечтайте, если вы думаете, что можете приравнять позитивные изменения к крику всех и тех, кто имеет наибольшее влияние (т.д., власть и деньги), используя свою власть, чтобы добиться успеха в своих планах. Мнения меньшинства всегда будут таким, меньшинством. В настоящее время и в ближайшем будущем элиты манипулируют и контролируют ».

Ученый-исследователь крупной технологической компании, специализирующейся в области технологического проектирования, сказал: «Мы уже начали видеть усиление защиты личной конфиденциальности. В настоящее время менее ясно, как мы можем избежать преднамеренного неправильного использования новостей или новостного контента для манипулирования политическими мнениями или результатами, но это не кажется невозможным.Уловка будет состоять в том, чтобы избежать государственной цензуры и поддерживать активный и активный обмен мнениями ».

Вопросы конфиденциальности останутся в центре внимания

Многие эксперты видят растущую потребность в конфиденциальности в онлайн-пространстве.

Айден Ферделайн, научный сотрудник по технологической политике в Mozilla Foundation, ответил: «Представьте, если бы все на нашей планете были голыми, без каких-либо четких вариантов получения технологии конфиденциальности (одежды). Бессмысленно спрашивать людей, сколько они заплатили бы или обменяли, чтобы получить эту технологию.Это сценарий типа «построй, и они придут». Сейчас мы как общество находимся на пороге признания необходимости уважать конфиденциальность в нашем мире Web 2.0, и мы соответственно разрабатываем инструменты и правила. Еще в 1992 году, если бы вы спросили людей, хотят ли они свободного и открытого Интернета или графического браузера с огороженным садом контента, большинство ответило бы, что предпочитает AOL. Обществу нужна была не AOL, а нечто иное. Сейчас мы находимся в аналогичной ситуации с конфиденциальностью; мы наконец начинаем осознавать его необходимость и важность.”

Сейчас мы как общество находимся на пороге признания необходимости уважать конфиденциальность в нашем мире Web 2.0, и мы разрабатываем соответствующие инструменты и правила.
Айден Ферделайн

Грэм Норрис, бизнес-психолог с опытом работы в будущем, сказал: «Конфиденциальность больше не существует, но концепция конфиденциальности по-прежнему доминирует в дебатах по вопросам социальной политики. Настоящая проблема — автономия человека. Я должен владеть своей цифровой идентичностью, онлайн-выражением себя, а не корпорациями и правительствами, которые собирают информацию о моих взаимодействиях, чтобы направить мое поведение.Подходы к вопросам владения цифровой идентификацией не могут измениться, пока не осознается, что центральным вопросом является автономия, а не конфиденциальность. Ничто из видимого в настоящее время не указывает на то, что сдвиг произойдет ».

Эдуардо Вильянуэва-Мансилла, доцент кафедры коммуникаций Папского католического университета, Перу, и редактор журнала Community Informatics, написал: «Я пытаюсь быть оптимистом, оставляя место для инновационных инициатив со стороны субъектов гражданского общества.Однако я не считаю, что это обязательно происходит; давление со стороны глобальных фирм, вероятно, будет слишком сильным, чтобы с ним справиться ».

Консультант по международной политике в области Интернета и развития из Африки прокомментировал: «Технологии создают и будут продолжать развиваться и увеличивать влияние социальных и гражданских инноваций. Благодаря технологиям мы увидим новые инструменты и платформы подотчетности, чтобы поднять голос в борьбе с общественными недугами, будь то руководство, бизнес и другие факультеты. Однако мы должны быть осторожны, чтобы сами эти нововведения не использовались для негативного воздействия на конечных пользователей; такие проблемы, как конфиденциальность и использование данных, должны решаться таким образом, чтобы пользователи были защищены и не подвергались киберпреступности и утечкам данных, которые так часто происходят. Теперь.”

Джейми Грейди, бизнес-лидер, написал: «По мере того, как технологические компании становятся более пристальным вниманием СМИ и правительства, изменения — особенно в правах на неприкосновенность частной жизни — будут меняться. Люди узнают об этих изменениях через социальные сети, как и сейчас ».

Некоторые респонденты прокомментировали рост проблем, связанных с потерей сообщества и необходимостью более органичных, личных, человеческих связей, а также влияние цифрового дистанцирования.

Джонатан Грудин, главный исследователь Microsoft, прокомментировал: «Социальная и гражданская активность продолжит меняться в зависимости от использования технологий, но изменит ли это ее траекторию? Реорганизации, последовавшие за промышленной революцией, явились результатом формирования новых очных сообществ, включая отделения профсоюзов, группы общественных работ, такие как Ротари-клуб и Лига женщин-избирательниц, церковные группы, бридж-клубы, лиги боулинга и так далее.Наш вид создан для процветания в небольших сообществах, расположенных рядом, где каждый играет важную роль. Большинство приматов становятся уязвимыми и тревожными, когда их не окружает их группа или отряд. Цифровые медиа разрушают чувство общности, куда бы мы ни посмотрели. Можно ли восстановить нашу фундаментальную человеческую потребность в тесном сообществе или мы станем более изолированными, тревожными и уязвимыми для манипуляций? »

Ребекка Теобальд, доцент-исследователь в Университете Колорадо, Колорадо-Спрингс, сказала: «Технологии, похоже, разъединяют людей, что приведет к уменьшению связей в обществе.”

Директор программы университетского института информатики сказал: «По-прежнему существует растущий разрыв между сельскими и городскими, а также цифровыми« имущими »и« неимущими ». право голоса членов общества уменьшается, поскольку те, кто владеет технологиями, быстрее продвигаются на цифровых форумах, чем нетехнический сегмент населения, использующий нецифровой дискурс (межличностный). Идея социальной структуры в районе и соседских взаимоотношений уменьшается.Большинство людей хотят инноваций — именно скорость изменений порождает разногласия ».

Архитектор инфраструктуры и пионер Интернета написал: «Социальные инновации, необходимые для решения проблем, вызванных нашими текущими технологиями, основаны на движении назад к индивидуальной ответственности и особой готовности участвовать в жизни сообщества. Поскольку и то и другое работает против целей корпоративной и политической элиты в том виде, в котором они существуют сегодня, вероятность того, что такого рода социальные инновации будут иметь место, мала.Например, семья и церковь, которые должны быть ключевыми институтами в любом восстановлении культуры, способной научить требующейся личной ответственности, за последние несколько десятилетий были выбиты из колеи. Остальные внешние конструкции разрушаются. Мало надежды на то, что семьи или церкви выздоровеют без какого-либо крупного социального события, и, вероятно, потребуется по крайней мере одно поколение, чтобы они восстановились. Церковь могла бы взять на себя задачу помочь восстановить семьи, но она слишком увлечена попытками стать еще больше и поглотить или подражать нашей строго индивидуалистической культуре, вместо того, чтобы противостоять ей.”

Анджела Кэмпбелл, профессор права и содиректор Института общественного представительства Джорджтаунского университета, ответила: «Я думаю, что будут предприняты усилия по устранению социального и гражданского воздействия технологий, но их может быть недостаточно. В частности, меня беспокоит влияние чрезмерного использования или чрезмерной зависимости от технологий в отношении детей и подростков. Меня беспокоит безопасность детей в Интернете не только от хищников, но и от сверстников (издевательств). Чрезмерное употребление может также способствовать физическим недугам, таким как ожирение, плохая осанка, проблемы с глазами, СДВГ, недостаточный сон и даже зависимость.Хотя технологии могут помочь в обучении детей старшего возраста (не дошкольников, которым необходимо взаимодействовать с людьми и объектами), их необходимо выбирать [и] осторожно использовать, и они не должны подвергать детей коммерциализации или вторгаться в их частную жизнь. Еще меня беспокоит потеря работы и дискриминация. Кажется неизбежным, что многие рабочие места будут ликвидированы технологиями, и хотя технологии могут создавать новые рабочие места, я подозреваю, что рабочих мест будет меньше, а те, которые останутся, потребуют определенных навыков. Будет важно и сложно обеспечить, чтобы каждый мог иметь работу и зарабатывать достаточно, чтобы жить на разумном уровне.Поскольку конкуренция за рабочие места усиливается, меня беспокоит также, как большие данные допускают скрытую дискриминацию в сфере образования, здравоохранения и занятости ».

Исследователь из Северной Америки предсказал обуздание цифровых технологий в пользу личных: «Я думаю, что между электронной почтой и телефоном мы приближаемся к пику экранного времени, а это пустая трата времени, и это портит нам глаза. Подобно тому, как мы отказались от стационарных телефонов, перестали писать письма, не отвечаем на звонки по мобильным телефонам, будет развиваться концепция среднего дневного цифрового бюджета, так же как у нас есть концепция среднего дневного потребления калорий.У нас будут ярлыки с предупреждениями, которые сравнивают контент с рекомендуемой дневной нормой различных типов контента, который был протестирован на предмет хорошего для нашего психического здоровья и социализации, умеренно хорошего, плохого и ужасного — бекон цифровых медиа. А люди, которые слишком много занимаются, будут проходить реабилитацию, лишены опеки над детьми и будут безработными. Сообщества, жилые дома и зоны отдыха будут продвигать свободные от цифровых технологий зоны внимательности — точно так же, как у них в поезде тихие вагоны ».

Обществу необходимо наверстать упущенное и лучше противостоять угрозам и возможностям технологий

Некоторые из этих экспертов заявили, что ускоряющиеся технологические изменения в цифровую эпоху мешают людям идти в ногу с возникающими проблемами и реагировать на них.

Кафедра политических наук, базирующаяся на юге Америки, прокомментировала: «Технология всегда создает две новые проблемы для каждой, которую решает. В какой-то момент когнитивные и кооперативные способности людей — в значительной степени встроенные в их мозг тысячелетиями эволюции — перестают угнаться. Вероятно, в конце XIX века человеческие технологии превзошли человеческие механизмы преодоления трудностей. Остальное уже история.»

Существует разрыв между темпами развития технологий и темпами развития общества.Мы должны позаботиться о том, чтобы не попасть в этот пробел.
Луиза Генрих

Ларри Розен, почетный профессор психологии Калифорнийского государственного университета в Домингес-Хиллз, известный как международный эксперт по психологии технологий, написал: «Я хотел бы верить, что мы, как граждане, будем способствовать инновациям. Умные люди уже работают над многими социальными проблемами, но проблема в том, что, хотя общество движется медленно, технологии развиваются молниеносно. Я опасаюсь, что решения появятся после того, как технология будет интегрирована или отвергнута.”

Луиза Генрих, футурист и консультант по данным и Интернету вещей, сказала: «Существует разрыв между темпами развития технологий и темпами развития общества. Мы должны позаботиться о том, чтобы не попасть в этот пробел. Я надеюсь, что мы увидим сдвиг в управлении в сторону рамочного регулирования, что поможет уменьшить разрыв между темпами изменений в технологиях и в правительстве. По крайней мере, нам необходимо понять, каким образом технологии могут расширять или подрывать правила и рекомендации, которые мы устанавливаем для нашего бизнеса, рабочих мест, общественных мест и взаимодействия.Приведу лишь один типичный пример: специалисты по подбору персонала обычно обращаются к Facebook как к источнику информации о потенциальных сотрудниках. Это, возможно, нарушает ряд правил, призванных защитить людей от отказа в работе на основании личных данных, не имеющих отношения к этой работе. Как нам разгадать эту загадку, имея в виду, что всегда будет другая социальная сеть, еще один цифровой источник информации о людях? С другой стороны, существует значительный разрыв между тем, что пользователи понимают об определенных технологиях, и рисками, которые они принимают на себя при их использовании.Как мы можем информировать людей об этих рисках таким образом, чтобы поощрять участие и совместное творчество, а не пассивность? Когда так называемое поколение Z достигнет совершеннолетия, мы увидим целое поколение молодых людей, которые вовлечены в политику на уровне, невиданном для нескольких поколений, которые также являются местными пользователями технологических инструментов. Это может привести к позитивной революции в способах использования технологий для содействия гражданскому участию и взаимного расширения возможностей и помощи гражданам и правительству. Технологии предоставляют нам мощные инструменты, которые могут помочь нам продвигаться в социальном и гражданском плане, но эти инструменты нужно использовать вдумчиво и осторожно — когда мы кодируем барьеры и предубеждения в приложениях, которые людям нужно использовать в повседневной жизни, намеренно или нет. , мы можем исключить целые сегменты общества от получения положительных результатов.Мы живем во времена быстрых и радикальных изменений — как всегда, на ранних этапах мы чувствуем себя неудобно и хаотично. Но мы уже видим, что те же инструменты, которые использовались для введения граждан в заблуждение, используются для их обучения, организации, мотивации и расширения возможностей. Что необходимо, так это коллективное желание расставить приоритеты и стимулировать это. Новая Зеландия лидирует с первым в мире бюджетом на благосостояние ».

Бюльбюль Гупта, советник-основатель Socos Labs, аналитического центра, разрабатывающего искусственный интеллект для максимизации человеческого потенциала, ответил: «Пока государственная политика и регулирующие органы не смогут поспевать за темпами развития технологий и ИИ, существует внутренний дисбаланс сил между технологиями. потенциал для внесения вклада в социальные и гражданские инновации и его реализация при использовании таким образом.Если технологии и ИИ могут принимать решения о людях за миллисекунды, что может помешать их полноценному социальному или гражданскому участию, то структуры стимулов, которые будут использоваться для смягчения проблем цифровой эпохи, не могут быть решены с помощью технологий ».

Джин Поличински, журналист и эксперт по Первой поправке в Институте Freedom Forum, заметил: «Мы забываем, насколько нова на самом деле« техническая революция ». По мере продвижения в следующем десятилетии осознание общественностью возможностей, присущих социальным и гражданским инновациям, креативность технологического мира, работающего с государственным сектором, и общественное признание новых методов участия в демократических процессах, начнут затухать и в итоге превзойдут первоначальные проблемы и оплошности.”

Габриэль Кан, бывший руководитель бюро The Wall Street Journal, ныне профессор журналистики, исследующей экономику инноваций в развивающихся СМИ в Университете Южной Калифорнии, написал: «Мы не сталкиваемся с сценарием« Терминатора ». Мы также не сталкиваемся с социальной утопией, основанной на технологиях. Люди догоняют и понимают пагубное влияние технологий и способы его смягчения ».

Кэти Брюэр, директор по контенту CANN Media Group, предсказала: «Подобно тому, как общество разработало решения проблем, вызванных промышленной революцией, общество найдет решения проблем цифровой революции.Случится ли это к 2030 году, остается предметом обсуждения. В цифровую эпоху изменения происходят гораздо быстрее, чем на рубеже 20-го века, и для решения своих проблем общество должно сначала их догнать. И люди, в том числе своекорыстные политики, должны быть готовы к изменениям. Такие группы, как Mozilla Foundation, уже работают над решениями против вторжений в частную жизнь. Эта работа будет продолжена. Правительство США, вероятно, не внесет каких-либо серьезных изменений в структуру цифровых выборов до выборов 2020 года, но изменения будут внесены.К сожалению, эти изменения, вероятно, будут результатом некоторой мерзости, которая возникнет из-за того, что избиратели всех убеждений не хотят принимать результаты выборов, какими бы они ни были ».

Валери Бок из VCB Consulting, бывший руководитель службы технической поддержки в Q2 Learning, ответила: «Я думаю, что наши культуры находятся в процессе адаптации к силе, которой обладают наши технологии, и что мы выработаем некоторую общую мудрость в том, как оценивать новые. . Есть некоторые проблемы, но поскольку обычные граждане осознали, что изображения можно «сфотографировать», понимание того, что видео можно «подделать», распространяется быстрее.Культурные нормы и технологии будут продолжать развиваться, чтобы помогать людям применять более осознанную критику к сообщаемым им сообщениям ».

Бах Авезджанов, руководитель программы проекта Колумбийского университета «Глобальная свобода слова», сказал: «Технологическое развитие, движимое теорией неконтролируемого роста Кремниевой долины, будет и дальше опережать гражданские и социальные инновации. Последнее должно происходить в тандеме с технологическими инновациями, а не в догонялки.Это не изменится в будущем, если не будет введена политическая воля для жесткого регулирования цифровых инструментов — что маловероятно ».

Почетный профессор компьютерных наук из ведущего технологического университета США прокомментировал: «Социальные / гражданские инновации будут происходить, но, скорее всего, будут значительно отставать от технологических инноваций. Например, технология распознавания лиц будет распространяться и использоваться предприятиями более быстрыми темпами, чем могут развиваться социальные и правовые нормы для защиты граждан от любых негативных последствий этой технологии.Эта технология будет быстро распространяться из-за ее различных положительных сторон (повышение эффективности, удобства и получение прибыли на рынке), в то время как ее недостатки, скорее всего, не будут эффективно устранены с помощью продуманного законодательства. Предыдущие решения Верховного суда (такие как отношение к корпорациям как к личностям, неограниченное финансирование политических кандидатов WRT, а также чрезмерная конфиденциальность PAC) уже подорвали демократию в США. Текущая реакция популистов против коррупции в правительстве Трампа также может подорвать демократию, например, предложенный налог Элизабет Уоррен не на прибыль, а на само пассивное богатство — налог на неликвидные активы, не приносящие дохода ( в высшей степени субъективно), как в ее заявлении «обложить драгоценностями богатых налогом 2% ежегодно».К неликвидным активам относятся большие частные библиотеки, большие частные коллекции произведений искусства, антиквариата, монет и т. Д. — это нападение на частный сектор, которое в случае успеха ослабит демократию за счет усиления конфискационной власти правительства. Мы могли бы перейти от нынешних эксцессов правых к будущим крайностям левых ».

Несмотря на современные тенденции, есть основания надеяться на лучшие времена

Многие эксперты в этом опросе видят впереди сложный и трудный путь, но выражают надежду на будущее.

Шерил Б. Престон, эксперт в области интернет-права и профессор юридического факультета Университета Бригама Янга, сказала: «Инновации сопряжены с риском. Изменения принесут боль. Обучение принесет проблемы. Потенциальная прибыль принесет злоупотребления. Но, как было принято решением Евы в Эдемском саду, нам нужно оставить удобное, чтобы учиться и совершенствоваться. Если мы сможем посредством более информированного голосования снизить коррупцию в государственных учреждениях и контролировать корпоративные злоупотребления, мы сможем преодолеть трудности и продвинуться как общество.Эти достижения в конечном итоге улучшат жизнь людей и семей ».

Джон Карр, ведущий мировой эксперт по использованию цифровых технологий молодыми людьми, бывший вице-президент MySpace, прокомментировал: «Я не знаю никаких доказательств того, что все больше людей просто знают больше вещей, даже если они действительно достоверно достоверны». обязательно приведет к лучшим результатам для общества. Но я питаю надежду, что если со временем мы сможем утвердить идею о том, что в Интернете есть места, которые являются надежными источниками информации, это в среднесрочной и долгосрочной перспективе поможет достаточному количеству людей в достаточном количестве стран, чтобы бросить вызов местным демагогам и лжецы, что усложняет демагогам и лжецам успех, особенно во времена национального кризиса или во времена, когда война может быть на горизонте.Раньше я думал, что если бы Интернет был вокруг другого Гитлера, это было бы невозможно. Недавно у меня возникли сомнения в этом, но мой оптимизм «превосходит» эту мрачную точку зрения ».

Майк Дуглас, независимый разработчик, написал: «Существует значительное осознание того, что паническое бегство по созданию связей между анонимными людьми и устройствами было плохой идеей. Это дело технологов и, что более важно, тех, кто хочет зарабатывать деньги на технологиях, — предложить более взвешенный подход.Есть причина, по которой джентльмены получили рекомендательные письма к другим джентльменам — нельзя доверять какому-то случайному человеку, появившемуся у вас на пороге. Нам нужен равноценный подход. Я понятия не имею, какие новые инновации могут появиться. Но если мы не построим правильную модель доверия / конфиденциальности / безопасности, мы столкнемся с еще большим количеством бедствий в социальных сетях ».

Хьюм Винзар, доцент и директор программы бакалавриата по бизнес-аналитике в Университете Маккуори, Сидней, Австралия, предсказал: «Имея больше надежды, чем доказательств, я хотел бы думать, что разум в конечном итоге преодолеет невероятные пропагандистские машины, которые построен.Когда образованный верхний средний класс поймет, что «система» больше не обслуживает их, потребуются правовые и институциональные изменения. То есть только тогда, когда менеджеры, управляющие пропагандистской машиной (машинами), начинают чувствовать, что они лично теряют конфиденциальность, автономию, деньги и будущее своих детей, им нужно будет подорвать усилия владельцев корпораций и государственных бюрократов. и чиновники ».

Кэролайн Генрих, профессор образования и государственной политики в Университете Вандербильта, сказала: «Я надеюсь (не верю) в то, что« techlash »поможет стимулировать социальные и гражданские инновации, которые могут бороться с негативными последствиями нашей оцифровки общества.Часто я думаю, что разработчики технологий создают свои продукты, имея в виду один идеал о том, как они будут использоваться, и упускают из виду, что технология может быть адаптирована и использована непреднамеренно и вредно. Мы обнаружили это в нашем исследовании образовательных технологий в школах. Разработчики цифровых инструментов предполагают, что они будут использоваться в классах «смешанными» способами с живыми инструкторами, которые работают со студентами, чтобы помочь настроить обучение в соответствии с их потребностями. К сожалению, чаще всего мы видели цифровые инструменты, используемые в качестве замены более качественного, живого обучения, и наблюдали, как это способствует отстранению учащихся от обучения.Мы также обнаружили, что некоторым материалам не хватает культурной актуальности и отзывчивости. Если оставить это без внимания, это может быть вредно для гораздо большего числа студентов, знакомых с этими цифровыми учебными программами во всех 50 штатах. Но если мы сможем побудить поставщиков улучшать контент, эти улучшения также могут распространиться на большое количество студентов. У нас есть работа! »

В области искусственного интеллекта, за которой я следую, число профессионалов, серьезно относящихся к проблемам, возникающим в результате использования этой технологии, обнадеживает.
Памела МакКордак

Хейвуд Слоан, предприниматель, консультант по банковскому делу и ценным бумагам, написал: «Я надеюсь, что это внесет положительный вклад. У него есть способность изменять то, как мы относимся к окружающей среде, таким образом, чтобы сокращать расстояния между людьми и помогать нам осуществлять контроль над нашим личным и социальным пространством. Мы добиваемся значительного прогресса, и технология 5G ускорит его. С другой стороны, нам нужно найти механизмы и процессы для защиты наших данных и самих себя.Они должны быть прочными, экономичными и простыми в развертывании и использовании. Это будет проблемой ».

Памела МакКордак, писатель, консультант и автор нескольких книг, в том числе «Машины, которые думают», прокомментировала: «Меня воодушевляет количество организаций, созданных для улучшения социальной и гражданской организации с помощью технологий. В области искусственного интеллекта, за которой я следую, число профессионалов, серьезно относящихся к проблемам, возникающим в результате использования этой технологии, обнадеживает.Удастся ли им всем? Конечно, нет. У нас не получится с первого раза. Но в конце концов, я надеюсь.

Йошихико Накамура, профессор мехно-информатики Токийского университета, заметил: «Современные информационные и коммуникационные технологии теряют разнообразие, потому что их все еще недостаточно для усиления эмоциональной или эмоциональной стороны общества. В этом смысле я вижу отрицательную сторону современных технологий для человеческого общества. Однако я надеюсь, что мы сможем изобрести способы использования технологий, чтобы усилить слабую сторону и разработать технологии завтрашнего дня.Основное внимание следует уделять образованию общества в области гуманитарных наук ».

Райан Суини, директор по аналитике Ignite Social Media, прокомментировал: «Чтобы выжить как функционирующее общество, нам нужны социальные и гражданские инновации, соответствующие нашему использованию технологий. Рабочие места и требования к работе меняются в результате развития технологий. Автоматизация растет во многих отраслях. Определение того, как мы защищаем граждан от этих изменений и помогаем им адаптироваться, будет способствовать созданию счастья и благополучия.”

Майлз Фидельман, основатель Центра гражданских сетей и основная группа Protocol Technologies Group, ответил: «Мы видим явное свидетельство того, что Интернет позволяет создавать новые соединения через традиционные границы — для потока информации, культуры и торговли. Он укрепляет одни традиционные институты (например, связи между географически распределенными членами семьи) и ослабляет другие (например, прессу). Возможно, наиболее заметным нововведением являются специальные, сетецентрические организации — будь то глобальные проектные группы или усилия по реагированию на кризисы.Насколько это нововведение улучшит ситуацию, насколько это повредит нам, остается открытым вопросом ».

Разработчик технологии, работающий в IETF, сказал: «Я надеюсь, что механизмы будут развиваться, чтобы использовать преимущества новых технологий и смягчать проблемы. Я хочу быть оптимистичным, но я далек от уверенности ».

Известный профессор социологии, известный своими исследованиями в области онлайн-коммуникаций и цифровой грамотности, заметил: «Новые группы разоблачают ошибку ложной эквивалентности и продолжают бросать вызов людям, чтобы они эволюционировали в нашу префронтальную кору.Думаю, я настроен оптимистично, потому что обратную сторону сложно представить. Это как E.O. Уилсон сказал: «Настоящая проблема человечества заключается в следующем: у нас есть палеолитические эмоции; средневековые учреждения; и богоподобные технологии. И это ужасно опасно, и сейчас оно в целом приближается к точке кризиса ».

Заявления о позиции

  • Предотвращение издевательств и вмешательство в молодежь школьного возраста

    NASP считает, что школьные психологи этически обязаны обеспечить всем учащимся равные возможности учиться и развиваться в среде, свободной от дискриминации, домогательств, агрессии, насилия и жестокого обращения.…
    более

  • Права ребенка

    NASP подтверждает свою приверженность правам ребенка (CRC) и подтверждает ответственность школьных психологов за продвижение прав ребенка.

    более

  • Телесное наказание

    NASP выступает против использования телесных наказаний в школах и решает информировать общественность о их последствиях и предлагать альтернативы их применению.…
    более

  • Услуги для детей младшего возраста: содействие положительным результатам для детей младшего возраста

    NASP выступает за услуги, которые скоординированы, ориентированы на профилактику, соответствуют развитию и основаны на практике, основанной на фактах.…
    более

  • Эффективное воспитание: позитивная поддержка семей

    NASP признает, что все семьи должны получать поддержку для надлежащего и эффективного воспитания и воспитания своих детей.

    более

  • Эффективное предоставление услуг детям, молодежи, семьям и общинам коренных народов

    NASP подтверждает права всех детей и молодежи коренных народов на доступ и участие в образовательных услугах и услугах по охране психического здоровья с учетом культурных особенностей.…
    более

  • Обеспечение высококачественной, всесторонней и комплексной поддержки студентов

    Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) поддерживает политику и практику, которые улучшают образование и развитие всех учащихся за счет организованного предоставления комплексных и интегрированных специализированных услуг по поддержке обучения и важной роли школьных психологов в их предоставлении.…
    более

  • Удержание оценок и социальное продвижение

    NASP призывает преподавателей использовать другие методы, помимо сохранения оценок и социального продвижения, чтобы обеспечить всем учащимся доступ к эффективному и справедливому образованию.…
    более

  • Выявление учащихся с особыми ограничениями в обучении

    NASP считает, что выявление и предоставление услуг детям с определенными нарушениями обучаемости (SLD) должно основываться на условиях многоуровневого, высококачественного и основанного на исследованиях обучения.…
    более

  • Интегрированная модель академической и поведенческой поддержки

    Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) стремится к тому, чтобы все дети получали соответствующее государственное образование, независимо от расы, культуры и происхождения, языка, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и самовыражения, социально-экономического статуса или образовательных потребностей.…
    более

  • Услуги по охране психического и поведенческого здоровья для детей и подростков

    NASP выступает за предоставление скоординированных, всеобъемлющих, компетентных в культурном отношении и эффективных услуг в области психического здоровья в школьной среде.…
    более

  • Необходимое использование названия «Школьный психолог»

    В этом позиционном документе резюмируются стандарты, применимые к необходимому использованию титула «школьный психолог», и резюмируется критическая необходимость дальнейшего использования этого титула.…
    более

  • Предрассудки, дискриминация и расизм

    NASP стремится защищать права всех учащихся на получение образования в безопасных школах и сообществах, свободных от предрассудков и дискриминации.

    более

  • Профилактика и продвижение здоровья

    NASP занимается вопросами профилактики поведения и психического здоровья в школах, а также служб раннего вмешательства, которые способствуют психологическому благополучию детей.…
    более

  • Расовая и этническая диспропорциональность в образовании

    NASP поддерживает создание инклюзивных школ, в которых определенные группы детей не представлены непропорционально в ограниченных образовательных учреждениях.…
    более

  • Наем и удержание школьных психологов с культурным и языковым разнообразием в программах последипломного образования

    Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) способствует предоставлению эффективных образовательных услуг, а также услуг в области психического и поведенческого здоровья для всей молодежи.…
    более

  • Безопасные и поддерживающие школы для лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров, опрашиваемой (ЛГБТК +) молодежи

    NASP считает, что школьные психологи этически обязаны обеспечивать, чтобы вся молодежь с различной сексуальной ориентацией, гендерной идентичностью и / или выражением пола могла развивать и выражать свою личную идентичность в школьной атмосфере, которая является безопасной, принимает и уважает всех людей и свободны от дискриминации, преследований, насилия и злоупотреблений.…
    более

  • Безопасные школы для трансгендерных и гендерно разных студентов

    NASP поддерживает усилия, направленные на то, чтобы школы были безопасными и инклюзивными учебными средами для всех учащихся, членов семей и школьного персонала, и уважать право человека на выражение своей гендерной идентичности.…
    более

  • Участие школьных психологов в оценивании

    Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) утверждает, что школьные психологи уникально подходят для распространения передовых методов оценки и оценки и определения, в сотрудничестве с другими, когда оценка оправдана.…
    более

  • Предотвращение насилия в школе

    NASP утверждает, что школы должны внедрять целенаправленные скоординированные стратегии, которые повышают уровень безопасности и защищенности, которые одновременно способствуют благополучию и устойчивости учащихся.…
    более

  • Партнерство школы / семьи для улучшения обучения: основные элементы и обязанности

    NASP поддерживает партнерство между семьями и педагогами для повышения академической, поведенческой и социальной компетентности всех учащихся на протяжении всего обучения.…
    более

  • Служение глухим и слабослышащим учащимся и их семьям: значение для образования и предоставления услуг

    Национальная ассоциация школьных психологов (NASP) полностью поддерживает эффективное обучение и оказание услуг глухим или слабослышащим учащимся и их семьям.Этика NASP (NASP, 2020) требует, чтобы только квалифицированный персонал мог оценивать глухих или слабослышащих студентов, чтобы избежать ошибочного диагноза и способствовать успеху студентов.

    более

  • Студенты, которые являются перемещенными лицами, беженцами или просителями убежища

    NASP утверждает, что школы имеют важное значение для предоставления вспомогательных услуг детям, которые являются перемещенными лицами, беженцами или просителями убежища.Самые последние данные показывают, что в мире наблюдается самый высокий уровень перемещенных лиц, когда-либо виденных: по оценкам, 68,5 миллиона человек покинули свои дома.

    более

  • Студенты с синдромом дефицита внимания и гиперактивности

    NASP признает, что СДВГ имеют нейробиологический характер, могут влиять на успеваемость ребенка и социально-эмоциональное развитие и могут быть вызваны множеством факторов, таких как академические трудности, беспокойство, депрессия или факторы окружающей среды.…
    более

  • Супервизия в школьной психологии

    NASP настоятельно продвигает профессиональный надзор школьных психологов над школьными психологами на всех уровнях практики как средство обеспечения эффективных практик.…
    более

  • Поддержка студентов, живущих с ВИЧ, затронутых или подверженных риску заражения ВИЧ

    NASP стремится к тому, чтобы все школы были оборудованы для удовлетворения уникальных потребностей учащихся, живущих с иммунодефицитом человека (ВИЧ), и вносить свой вклад в более широкие усилия по профилактике ВИЧ.…
    более

  • Предоставление школьных психологических услуг двуязычным учащимся

    Учитывая растущее разнообразие государственных школ страны, NASP признает критическую важность внедрения передового опыта в предоставлении школьных психологических услуг при работе с изучающими английский язык.…
    более

  • Представление о предвзятости семейных судов против мужчин — опасное заблуждение | Защита детей

    Если вы просмотрели драму BBC «Раскол», в которой рассказывается о семье гламурных адвокатов по бракоразводным процессам, вы можете быть прощены за то, что подумали, что этот уголок закона — это все о многомиллионных футболистах и ​​их последствиях. из министерских дел. Но реальность семейных судов не могла быть более иной.Безусловно, самая серьезная проблема, которая возникает, — это не деньги, а контакты с детьми. Семейные суды наделены одними из самых навязчивых полномочий, которыми обладает государство: не только право отводить детей, но и право определять, сколько разлученных родителей могут видеться с ними. Большинство этих постановлений никогда не публикуются, а это означает, что тщательное изучение того, как используются эти полномочия, является совершенно недостаточным.

    Женщины должны тщательно продумать, чтобы подавать в суд обвинения в жестоком обращении, даже если они могут быть доказательствами

    Два из пяти браков заканчиваются разводом, и в суды ежегодно поступает более 40 000 дел, касающихся опеки и опеки. контакты с детьми, большинство из которых включает заявления о домашнем насилии.Это могут быть решения не на жизнь, а на смерть — не менее 50 детей были убиты в результате контакта с жестокими родителями после разлучения за последние 25 лет. Тем не менее судьи должны быть уверены в том, что, если они собираются серьезно ограничить контакт родителей со своим ребенком, этот родитель, вероятно, должен представлять опасность для благополучия ребенка.

    Отсутствие прозрачности в отношении того, как принимаются эти решения, позволило преобладать опасному нарративу: что система настроена против отцов. В следующем году исполняется 20 лет со дня создания «Отцов 4 Справедливость», партизанской кампании, которую, возможно, лучше всего помнят за бомбардировки Тони Блэра в ответах премьер-министра.С тех пор это стало все более мерзким — включая кампанию «грязной мумии», в которой известные женщины подвергаются критике.

    Отцы 4 Правосудие требует, чтобы закон закрепил презумпцию 50-50 контактов. Их утверждения о предвзятости суда в отношении мужчин получили широкую поддержку в дебатах по этому вопросу, несмотря на доказательства обратного: обзор опубликованных судебных решений показал, что они способствуют как можно большему контакту с отцами, даже в случаях доказанного домашнего насилия. Обзор семейного права 2011 года основывался на данных из Австралии, где юридическая презумпция совместного родительского воспитания была связана с более плохими эмоциональными последствиями для детей.Он пришел к выводу, что не должно быть никаких юридических изменений, которые «могут поставить под угрозу родительское« право »на какое-либо конкретное время с ребенком», поскольку это подорвет принцип, согласно которому благополучие ребенка имеет первостепенное значение. Это не помешало правительству провести в 2014 году искаженную реформу, которая предписывала судам исходить из предположения, что, если не будет доказано обратное, участие родителей в жизни их ребенка всегда будет на пользу ребенку.

    Но появляется все больше свидетельств того, что женщинам, пострадавшим от домашнего насилия и беспокоящимся за безопасность своих детей, предстоит нелегкая битва, которую нужно воспринимать всерьез.Некоторые судьи не понимают, что такое домашнее насилие, о чем свидетельствует разоблачительное постановление Верховного суда, которое отменило вывод высокопоставленного судьи-мужчины о том, что это не было изнасилованием, «потому что она не сопротивлялась». Это не помешало вовлеченному судье продолжать председательствовать в судах по семейным делам, связанным с обвинениями в домашнем насилии, и выносить аналогичное решение по другому делу.

    Адвокаты и благотворительные организации по борьбе с домашним насилием также хорошо знают, что в округе есть судьи, которые выступают против женщин, обвиняемых в домашнем насилии, и я слышал ужасающие истории от пострадавших от домашнего насилия о том, как с ними обращаются со стороны судей: подумайте, что вас называют «девушкой, которая кричала волком», поскольку судья игнорирует доказательства обратного.

    Есть свидетельства того, что система слишком быстро предполагает, что домашнее насилие затрагивает только матерей, а не детей; и что по окончании отношений женщины и дети в безопасности. Женщины могут попасть в ловушку-22, когда социальные службы говорят, что они должны бросить своего обидчика или рискнуть, что их дети попадут под опеку, но затем судья не поверит, когда этот обидчик обращается за контактом.

    Ситуацию усугубили две вещи. Сокращение до юридической помощи означает, что многие матери и отцы в конечном итоге представляют самих себя, а это означает, что женщины могут оказаться в ужасном положении, когда их обидчик подвергает перекрестному допросу враждебно настроенному судье.Недавно введенные положения, призванные защитить женщин, заявляющих, что они подверглись насилию, — например, использование экранов в суде — используются лишь отрывочно.

    А в последние годы набирает обороты бессмысленная наука о «синдроме родительского отчуждения». Эта идея была развита в 1980-х Ричардом Гарднером, чудаковатым психиатром, который считал, что сексуальное насилие над детьми не обязательно травматично, и что матери, не удовлетворяющие своих партнеров в сексуальном плане, виноваты в том, что отцы изнасиловали своих дочерей.Гарднер считал, что многие матери, утверждающие, что они подверглись насилию, являются лжецами, травят своих детей против своих партнеров, и назвала это «синдромом родительского отчуждения», утверждая, что это было даже более разрушительным для детей, чем сексуальное насилие.

    Несмотря на то, что убеждения Гарднера не подвергались эмпирической проверке, они каким-то образом стали влиятельными в семейных судах по всему миру. Здесь отчуждение родителей часто используется в качестве встречного обвинения против матерей со стороны отцов, обвиняемых в жестоком обращении. «Симптомы» имеют много общего с симптомами детей, получивших травму из-за того, что они стали свидетелями жестокого обращения со стороны своего отца или пережили его.Есть свидетельства растущей готовности в недавнем прецедентном праве передать место жительства детей от «отчуждающих» матерей их отцам. В результате женщины должны тщательно подумать о том, чтобы подавать в суд заявления о злоупотреблениях — даже если они могут быть доказательствами — в случае, если их обвинят в подаче ложных заявлений и в результате они лишатся опеки.

    Обзор того, как используется отчуждение родителей, показал, что оно преобладает в судебных разбирательствах, исключая все остальное, включая обвинения в домашнем насилии, и что, хотя оно якобы гендерно нейтрально, только мужчины получили какую-либо поддержку.Трудно представить более эффективный способ для жестоких мужчин заставить замолчать голоса женщин и детей. Женщина, обвиняемая в отчуждении родителей, рассказала мне, что один судья сказал в суде, что «насколько я знаю, мать может быть коровой, которая манипулирует, которая эмоционально злоупотребляет своими детьми», несмотря на то, что ее бывший партнер отбыл тюремный срок за сексуальное насилие над маленькими детьми в своем семья и социальные службы сказали ей, что она должна добиться, чтобы суд по семейным делам официально ограничил его доступ к своим детям.

    Судьям судов по семейным делам приходится принимать незавидные решения, поскольку сокращение юридической помощи затрудняет точную оценку рисков для детей.Но передача этих решений в руки необъяснимой и непропорционально мужской судебной системы, неподготовленной к домашнему насилию, у некоторых из которых, кажется, нет проблем с тем, чтобы внедрить свои социальные предубеждения в зал суда, неизбежно вызовет проблемы. Учитывая способность людей к ошибкам в суждениях, конечно, могут быть отцы, чей доступ к своим детям был несправедливо ограничен. Но баланс доказательств указывает на систему, которая предвзята против подвергшихся жестокому обращению женщин и детей, а не против невинных, ложно обвиняемых мужчин.

    Соня Содха — обозреватель журнала Guardian и Observer

    .