Сочетая несочетаемое: Трофей Oxymoronic / Сочетая несочетаемое игры Saints Row: Gat out of Hell

Сочетая несочетаемое | Rifmer.com: конкурсы стихов и прозы

Другие подрубрики в рубрике «Весна’17»:

Конкурс стихов Сочетая несочетаемое:

Жизнь — удивительная штука! Как ни стараемся мы её упорядочить или спрогнозировать, она то и дело подкидывает нам что-нибудь неожиданное и парадоксальное, легко соединяя несоединимое, совмещая несовместимое, смешивая противоположности. И, конечно, это находит отражение и в нашем языке в виде такого явления, как оксюмороны.

Оксюморон, оксиморон (др.-греч. οξύμωρον, букв. — остроумно-глупое) — стилистическая фигура или стилистическая ошибка речи, сочетание слов с противоположным значением (то есть сочетание несочетаемого).

Оксюмороны нередко используются в художественной литературе как в названиях (например, «Мертвые души» Н.В. Гоголя, «Живые мощи» И.С. Тургенева, «Живой труп» Л.Н. Толстого, «Честный вор» Ф.М. Достоевского, «Оптимистическая трагедия» В.В. Вишневского), так и непосредственно в самих произведениях:

И день настал. Встает с одра
Мазепа, сей страдалец хилый,
Сей труп живой, ещё вчера
Стонавший слабо над могилой.
(А.С. Пушкин)

Люблю я пышное природы увяданье.
(А.С. Пушкин)

Но красоты их безобразной
Я скоро таинство постиг.
(М.Ю. Лермонтов)

…И убогая роскошь наряда —
Всё не в пользу ее говорит.
(Н.А. Некрасов)

Смотри, ей весело грустить,
Такой нарядно обнаженной.
(А.А. Ахматова)

Мы любим все — и жар холодных числ,
И дар божественных видений.
(А.А. Блок)

Кого позвать мне? С кем мне поделиться
Той грустной радостью, что я остался жив.
(С.А. Есенин )

Оксюморон позволяет усилить эмоциональность художественной речи, раскрыть единство противоположностей. Примеры оксюморонов можно найти здесь, но можно придумать и самому.

Задание:
Написать стихотворение на любую тему, но с использованием хотя бы двух оксюморонов — уже существующих или придуманных вами. Форма, стиль, тема, объём конкурсной работы — на усмотрение конкурсанта.

Критерии оценки работ:
Техника (грамотность, рифма, ритм): 0-3
Художественная выразительность (юмор, образы, тропы, лексика): 0-3
Содержание и глубина раскрытия темы: 0-2
Личное впечатление: 0-2

ВНИМАТЕЛЬНО ЧИТАЕМ УСЛОВИЯ:
Все работы конкурса будут опубликованы в один день, как только наберется не менее 15 участников. Победители будут определяться в 2 этапа. На первом этапе разрешено ставить оценки работам ВСЕМ, у кого есть хотя бы 1 рифмер-бонус. Далее будет отобрано 5-8 лучших работ (5 — если не будет совпадения общих оценок). На втором этапе судьям будет необходимо расставить места участникам. Сообщение с местами можно оставить в одном стихотворении. В судьи можно записаться вплоть до второго этапа + 1 сутки. Запрещено оставлять заявку на судейство до финала, если Ваша работа участвует в конкурсе!

Не запрещается отправлять на конкурс свои работы, опубликованные на других интернет-ресурсах.

Победители:
1 Место: Maryam >> 5.1 рифмер-бонуса + 300 р. на мобильный или эл. деньгами!
2 Место: SovLetna >> 3.7 рифмер-бонуса + 200 р. на мобильный или эл. деньгами!
3 Место: Мила >> 2.9 рифмер-бонуса + 100 р. на мобильный или эл. деньгами!

Приём работ: 17.04.17 — 11:00, 01.05.17 (Понедельник)!
Первый этап оценки работ: 11:00, 01.05.17 — 11:00, 11.05.17 (Четверг)
Второй этап оценки работ: 11:00, 11.05.17 — 11:00, 14.05.17 (Воскресенье)
Подведение итогов: 14.05.17 (Воскресенье)

Зачем нужны рифмер-бонусы?

Румба


Вечер ползёт непривычно-длинный
Гадкой рептилией в щель тоски.
Ветер вдоль…

Разговор


Вновь тишина перекричала петуха…
Сколь не горланил он — единственный в округе —
топорщил…

Цветное


Не жду добра… Но хочется, ей-богу,
смешное зло* с себя, как шаль, снимать,
разбить…

Девочка на шаре


Не падай, девочка, держись
за хрупкий воздух в этой раме,
за эту…

Люблю


Люблю весну за звонкие капели,
Горячие бегущие снега.
За то…

Осенние вёсны


Этот город меня понимает без слов почти,
обойденный весною, он ждёт моего тепла.
Только…

Ахинея


Ты
шепчешь мне
гневные…

Зеркала


Боже, как перестать быть наивной и глупенькой умницей?
Не читать вечерами от корки до корки Джейн Эйр,
Сквозь открытую…

Ты был до безобразия хорош


Ты был до безобразия хорош,
То зол без повода, то весел без причины;
Аристократ…

Полжизни отдал сну


Полжизни отдал сну —
её я помню чётче.
Но кто…

В адском раю


Как люблю я тебя ненавидеть,
что стучит в голове, дрожь в руках.
Наши…

Ресницы


Как страшно — красиво играют ресницы
С пушистой и первой, что в этом году
К тебе…

Оксюморон


Безумье ума,
Безволие воли,
Слепящая…

Для чего?


Для чего, для кого безразмерная капля Вселенной,
этот ветреный вакуум, нас пронизавший насквозь,
и беспутность…

Оксюмороны


Повеселиться бы под грустную погоду!
Покуда звёзды не упали с неба,
Желания…



Сортировка:
По заголовкуСамые новыеСамые старые

как создать свой стиль и сочетать несочетаемое / Школа Шопинга

Предлагаю поговорить о моде и шаблонах, которые властвуют и распоряжаются в головах многих из нас.

Я постоянно получаю вопросы вроде:

— Разве можно сочетать эти вещи?

— Вы уверены, что можно носить кроссовки с кружевным платьем?

— Мне больше 17 лет, а Эвелена Хромченко запрещает носить розовый всем, кто преодолел этот серьезный возрастной рубеж…

— Вчера за обедом коллеги сказали, что нельзя носить обувь и сумку одного цвета, а вы мне именно это и предлагаете…

— Один известный блоггер написал, что неприлично носить любые колготки, кроме плотных черных. Как же теперь быть?

— Ведь нельзя сочетать больше 3-х цветов в одежде, а вы мне целых 7 разных оттенков предлагаете сразу просочетать, разве это не безвкусица?

— Если я взяла сумку с леопардовым принтом, разве я не  должна «успокоить» весь остальной лук спокойным черным цветом с ног до головы????

И это малая часть вопросов, с которыми я регулярно сталкиваюсь в своей работе.

Учитывая, что вопросы не иссякают, я решила сделать ответы на них более доступными, написать обо всех #кошмарныхужасах и развенчать некоторые мифы.

Правила современного стиля в одежде

Итак, немного о том, как все ЭТО начиналось в наших головах.

Во всем цивилизованном мире культура одежды была постоянным элементом, присутствие которого человек ощущал с раннего возраста.

Не водят девочек в Германии в детский садик в платьях в пайетках и в балетках со стразами. Некомильфо. И это подавляющему большинству немцев очевидно. Это в порядке вещей. Впитано с молоком матери. Да, вы можете сказать, что в этой стране вообще несколько приземленное отношение к одежде.

Смотрим дальше. В столице моды по имени Париж, видавшей всякое и продолжающей регулярно созерцать смерть и рождение все новых и новых трендов, женщины и мужчины наделены тонким вкусом и умением отличать пошлость от дорогой и благородной небрежной повседневности. Да, вы скажете, это ж столица. Но в деревне они тоже не носят балетки со стразами.

1917 год. Интеллигенция бежала или была уничтожена. Голодные годы. Народ выживает, как может. Не до одежды. Забыто и стерто то, что я бы назвала «культура одеваться».

Нас воспитывали и продолжают воспитывать  открывшиеся нам #возможности.

НО! Для того, чтобы эти возможности использовать не для покупки жакетов со страусиными перьями и лаковых сумок, отделанных кружевом, в которых мы однажды ранним утром  купим свежего хлеба, нам нужно было сделать ряд «чудных открытий», столь очевидных «там» и совсем не очевидных «здесь».

Мы сделали эти открытия и выработали стереотипы внешнего вида, соблюдение которых гарантировало всем  вид, подходящий для приличного общества.

Хочу особо отметить слово «стереотипы». Понимаете,  это же жесткие шаблоны, универсальные для всех, а значит, негнущиеся и не дающие возможности развиваться, если следовать им слепо и доверчиво.

21 век.

Земля крутится.

Все меняется.

Они «там» это уже давно поняли. Мы «здесь» успели только-только заучить примитивные шаблоны.

Устаревшие правила гардероба

Нашли опору и поддержку в своих экспериментах над содержимым всеядных гардеробных:

— Туфли и сумка должны быть одного цвета.

— Больше 3 цветов носить одновременно нельзя.

— Красная помада только на вечер.

— Босоножки с носками не носить.

— Серебро с золотом не сочетать.

И дальше по списку. Спорим, мы можем продолжить хором озвучивать эти унылые шаблоны?

Пора двигаться дальше. И понять, что время шаблонов давно  прошло.

В современном мире все, что не способно меняться – умирает. Так, к примеру, и умер классический стиль. Даже милая бабушка Елизавета нарушает его 5 раз в день.

Современная мода и культура оформления внешности построены на культе индивидуальности. Именно поэтому шаблонов нужно остерегаться и ставить их под сомнение. Так же как в свое время мы ставили под сомнение идею идти в офис в ботфортах и шортах.

Что вы! Это не значит, что сегодня этот аутфит можно взять на вооружение в череде офисных будней! 🙂

Это значит,  что мода сегодня дает нам возможности найти что угодно и носить это как угодно, соблюдая два условия:

— Вы выглядите стильно

— Вы выглядите уместно

Как создать свой стиль в одежде?

Наверняка, вы слышали про персональные бренды? Мы все с вами сегодня – неповторимые бренды на рынке профессиональной занятости и даже на рынке «личной жизни». И конкуренция на этих рынках крайне жесткая!

Наш мозг кипит от информации, которая сваливается на нас на каждом шагу. Нам некогда общаться, некогда готовить, некогда дружить, некогда жить. Мы пресыщены. Сливаясь с серой массой, используя шаблоны, мы становимся незаметными.

А люди, красиво и гармонично  разрушающие стереотипы, становятся брендами. Их хотят пригласить на каждое собеседование. Их постоянно зовут в кафе или даже замуж:-) Их невозможно не заметить.

А это именно то, что нужно в век информационного пресыщения. Не нужно ничего объяснять, просить, ждать. Ты просто надеваешь одежду, которая  разговаривает вместо тебя и позволяет тебе занять ту позицию, ради которой другие годами бьются и сражаются, в том числе с самими собой.

Если в вашей голове крепко засели шаблоны прошлого, поздравляю, у вас есть карта, которая позволит вам ориентироваться на бездорожье.

Вы прошли «начальную школу» и надо двигаться дальше, в духе времени.

По бездорожью.

Современные правила гардероба

Итак, законы, которые вам давно пора нарушить!

1

Сумка и обувь не/должны быть одного цвета

Тот самый классический стиль, давно  уже не актуальный, 300 лет тому назад гласил, что вся кожгалантерейная группа должна быть выполнена из одного материала строго одного цвета.

С тех пор много воды утекло.

Сегодня можно носить сумку и обувь одного цвета, разных цветов, из одного и того же материала, из разных материалов.


Проблемы будут лишь в том случае, если вы выберете негармоничные относительно друг друга оттенки.

Мораль: учитесь гармонично сочетать цвета.

2

Нельзя носить одновременно желтый и белый металл

Очередной привет из классики. Носите с удовольствием. НИЧЕГО страшного, если фурнитура на сумочке не совпадает по цвету с вашим обручальным кольцом.

Если вам все равно не по себе от сочетания разноцветных металлов, то купите часы или браслет, изготовленные с использование металлов нескольких цветов. Такие часы с легкостью объединят все разноцветье вашей драгоценной шкатулочки, чтобы вы перестали мучительно подбирать серьги к пряжке на ремне.

Ну, а если вам все равно эта идея не по душе — подбирайте тщательно и аккуратно металл цвет в  цвет. Этого тоже никто не запрещал и не отменял.

Кстати, цвета педикюра и маникюра тоже могут быть разными.

Мораль: Лишь бы вам нравилось.

3

Никаких блестящих вещей или украшений днем

Да, эта девушка в юбке из пайеток средь бела дня и та, что носит огромное сверкающее колье с джинсами, ведут себя абсолютно нормально и в духе времени.

Выбирая что-то нарядное и блестящее, не забудьте, что оно должно быть одиноко на фоне сугубо прозаичных и повседневных вещей.

Мораль: Можно, только осторожно.

4

Не носить обувь с открытым мысом с носками и колготками

Вообще-то, мы очень долго страдали, пока стирали из памяти свое советское прошлое, наполненное сандалиями с носками.  И даже те из нас, кто не понимает слово «советское», не избежали  знания о том, что два этих предмета лучше не соединять в одном луке.

21 век. Земля вертится. Мода шалит. Шаблоны отменили. Носки с босоножками в моде. Что вам дороже? Заветы или возможность выгулять стильный look?

Мораль: Попробуйте, вдруг понравится? Живем-то один раз!

5

Красная помада и бриллианты после 6 часов вечера

Опять привет! Неактуально. Помаду наносить ровно и поярче!  Бриллианты не раскладывать по душевым в фитнесе и все будет отлично!

Мораль: Бриллиантам радоваться в любое время суток, а то больше не подарят.

6

Колготки носить неприлично, если они не плотные черные

Можно только порадоваться за обладательницу идеальных и не подверженных воздействию холода и мороза ножек. Да, круто, конечно, в теплое время года обходиться без этого предмета гардероба. Лично у меня 8 месяцев в году в доме колготки просто не найти. Автозагар, атозагар, автозагар.

НО, с приходом холодов деваться некуда, если все еще хочется носить юбки.

Колготки телесного цвета никто не отменял. Прозрачные тонкие черные в нашей стране не запретить. Хотя во всем мире их по другому назначению носят, примерно, как и колготки в сеточку.

Плотные черные имеют право быть. Просто несколько странно носить их с классическим деловым костюмом. Впрочем, стоит серьезно  обдумать необходимость в таком костюме в сегодняшнее смутное время. Продвинутые носят не классику, а smart.

Мораль: Главное не замерзнуть. Берегите хвост.

7

Можно использовать только один рисунок в одном луке

Эта тема сложна и щекотлива и требует нереального таланта или подготовки. НО! Категорически чудесно выглядит сочетание нескольких принтов в одном луке. И так же категорически чудесно это сочетание повышает ваш персональный стильный  рейтинг.

Для начала попробуйте сочетать:

— Полоску и горошек/квадратики/ромбики/по списку

— Полоску и цветы

— Цветы и леопард

— Один и тот же крупный и мелкий принт

— Один и тот же принт разного цвета

Мораль: Купите что-нибудь у Dolce&Gabbanа, особенно если вы не против леопарда в цветочек.

8

Нельзя носить несочетаемые вещи

Тот неловкий момент, когда вы абсолютно правы, надев белую офисную блузку с шикарной кружевной юбкой в пол или нацепив любимые new balance к шубе, а окружающие поднимают на вас полные ужаса глаза…

Это новые университеты. Дарлинги, сегодня нет несочетаемых вещей. Страшновато, конечно. НО! Подумайте, какие безграничные возможности открываются перед вашими переполненными всем подряд гардеробными?!

Все можно носить, практически как угодно! Практически.

Вот именно в этом случае вам очень пригодится хороший вкус или положительный пример.

Иначе риски натолкнуться на общественное осуждение и непонимание стремятся к критической отметке.

Мораль: Выделяться надо с умом.

9

Больше 3-х цветов не носить

Это правило касается самых строгих дресс-кодов. Чтобы вы понимали — это норма протокола. Ну, например, если вас вдруг пригласит на чай  Елизавета II. Или если Вы топ-менеджер в консервативном бизнесе (финансы, юриспруденция). Но, между нами, ради Елизаветы стоит так страдать, а топ-менеджмент сегодня грустить не обязан.

Поэтому носите столько цветов и оттенков, сколько вам позволяет совесть. Главное, не допускать ошибок в комбинировании. И тогда звание иконы стиля у вас в руках!

Мораль: Учиться никогда не поздно.

В предыдущих 9 пунктах мы поговорили об индивидуальности. О персональном стиле, который на сегодняшний день зависит от вас. Это –  ваше оружие в информационной борьбе. Это — ваше место под солнцем. Это — ваш внутренний мир и комфорт, ваше истинное я, которое  не нужно никуда запихивать, подавлять и прятать.

НО! В порыве самовыражения нельзя упускать из виду такую составляющую как УМЕСТНОСТЬ.

Ведь если весь ваш потрясающий креатив неуместен в булочной, офисе, на вечеринке, на свидании или школьном собрании,  то #всепропало.

Поэтому воронка каждого работающего стиля и каждого идеального гардероба строится на основе ваших симпатий и представлений о прекрасном, скорректированных и адаптированных относительно вашего образа жизни.

Чего я вам и желаю!

Будьте стильными, дорогие мои!

Ну и помните, что Школа Шопинга – это то место, где вас один раз и навсегда научат быть лучшим для себя стилистом:-). Мы дадим вам самое стильное и нужное образование для современных девушек!

Сочетать несочетаемое: трэш-дегустация странных блюд | Проспект Мира

Сегодня мы решили попробовать самые необычные, но при этом существующие сочетания продуктов. Что-то мы подобрали в интернете, что-то почерпнули из национальных кухонь, а что-то нашли среди вкусовых пристрастий сотрудников редакции.

Приемлемые вкусовые сочетания и комбинации — штука индивидуальная и сильно отличается не только у разных народов, но и у разных людей. Кто-то приходит в ужас от одной мысли собрать в своей тарелке сладкое и соленое, а кому-то это кажется вполне обыденным.

Итак, сегодня мы пробуем:

Макароны со сгущенкой
Маринованные огурцы с шоколадом
Маринованные огурцы с мороженым
Свежие огурцы с медом
Селедка с творогом
Картофель фри с ванильным молочным коктейлем
Шоколад со свеклой

Полную запись дегустации вы можете посмотреть здесь, в нашем новом паблике «ПМ — Еда», а сейчас отчет о мероприятии.

Макароны со сгущенкой

Комментарий ресторанного критика:

Классическое детское блюдо, в котором сложно найти что-то экстраординарное. Макароны — продукт совершенно нейтральный, а сгущенка, напротив, штука сильнодействующая. По идее, на вкус это не должно отличаться от сгущенки — в чём, собственно, и можно было убедиться на дегустации. Не самое приятное блюдо, хотя тем, кто любит сгущенку, это может понравиться.

Комментарии дегустаторов:

Ожидание: Не думаю, что это что-то необычное. Как хлебушек со сгухой будет.

Реальность: Просто сладенькая сгуха, и всё.

Ожидание: У вареных макарон нейтральный вкус. Думаю, что со сладким, что с соленым должно приемлемо сочетаться. Если макароны будут альденте и теплые, может быть даже вкусно.

Реальность: Так себе десерт.

Одобрил: 1 из 6

Маринованные огурцы с шоколадом

Несмотря на всю кажущуюся необычность, это сочетание вполне классическое. Горький шоколад вообще принято сочетать с соленым и острым. На вкус действительно вышло неплохо, только шоколад мы зря растопили — в холодном виде это было бы приятней.

Ожидание: Возможно, будет терпимо.

Реальность: Не очень, как будто наблевали.

Ожидание: Это блюдо ела бабушка моего знакомого, а она жизни повидала, должна разбираться в еде.

Реальность: Странно, но сочетается. Второй кусок пошел лучше.

Одобрили: 2 из 6

Маринованные огурцы с мороженым

Ни разу о таком не слышал, и даже теоретически это странно. Мороженое не особо любит кисло-острое. Как показала практика, на вкус действительно так себе, как будто огурец случайно упал в розетку с мороженым.

Ожидание: Наверное, это будет лучше, чем маринованный огурец с шоколадом. Потому что мороженое на вкус нежнее.

Реальность: Интересно, но надо распробовать.

Ожидание: Ну нет, это гадость.

Реальность: Спокойно, норм.

Одобрили: 3 из 6

Свежие огурцы с медом

Совершенно обычное сочетание, практически классика. Огурцы с медом в России едят века с десятого и подают к столу в любом доме Алтая или Кубани. Да и что тут может быть экстремального: огурец на вкус совершенно нейтрален. После дегустации мнение осталось то же: огурец и мед — подкрепленная авторитетом веков классика. Разве что на огурцы сейчас не сезон — со свежим огурчиком с грядки было бы еще вкуснее.

Ожидание: Это вообще не открытие, с детства ем, вкусно.

Реальность: Крутяк, но огурцы должны быть нормальные.

Ожидание: Думаю, это будет невкусно.

Реальность: Мерзко, еле проглотила.

Одобрили: 4 из 6

Селедка с творогом

Здесь я вообще не вижу ничего странного, типичное прибалтийское блюдо. Рыба и кисломолочные продукты — вполне стандартное сочетание: рыбный суп со сливками, роллы «Филадельфия», форшмак, наконец — всё это из той же области. Как и ожидалось, вкусно, но как-то слишком обыденно.

Ожидание: Первая реакция — мерзость.

Реальность: Самое невкусное, что я ела в жизни.

Ожидание: Думаю, вряд ли это вкусно, но я не любитель творога в чистом виде. По сути, творог — это сыр. Но селедка с сыром всё равно странно.

Реальность: Вкусно, маринованная селедка хороша с зерновым творогом.

Одобрили: 4 из 6

Картофель фри с ванильным молочным коктейлем

В США считается, что лучшее, что можно сделать с картошкой фри, — это макнуть ее в ванильный коктейль. Но на деле феерии не вышло: то ли коктейль жидковат, то ли картошка не удалась, но ничего интересного в этом сочетании нет.

Ожидание: Хрен знает, думаю, будет неплохо.

Реальность: Ничего особенного.

Ожидание: Если оба ингредиента будут сами по себе удачными, то будет неплохо.

Реальность: Внезапно вкусно.

Одобрили: 3 из 6

Шоколад со свеклой Салат из отварной свеклы, посыпанной шоколадом, входит в меню многих ресторанов, что неудивительно. Свекла — овощ сладкий, по идее, даже слаще горького шоколада. В итоге вышло довольно бледно: видимо, свекла фабричной варки — это не то, хотя, будь она получше, было бы действительно вкусно.

Ожидание: Офигеть, наверное, самое вкусное из списка, звучит как утонченный десерт.

Реальность: Сладкая шоколадка должна быть, и свекла должна быть вкуснее.

Ожидание: Сладкое со сладким — думаю, ничего удивительного.

Реальность: Ничего удивительного.

Одобрили: 5 из 6

Общие впечатления: В целом всё оказалось не так страшно. Все живы и в принципе довольны.

Дизайн-совет: как сочетать несочетаемое?

Многие люди, решившие сделать ремонт, не могут остановиться
на каком-то определенном стиле интерьера и поэтому хотят видеть в своем доме пусть и разные по стилю, но удобные, функциональные и красивые вещи.

Лучше всего «перемешает» стили, конечно же, дизайнер. С
другой стороны, понятие «стиль» в современных интерьерах практически изжило
себя. Сейчас «все мешают всё», сочетают несочетаемое, и этот стиль называется эклектика. Если бы 20 лет назад вы
надели к платью кроссовки, вас бы посчитали городским сумасшедшим. А сегодня –
это модно и удобно. Так же и в дизайне интерьеров. Сегодня люди выбирают не то,
что стильно, а то, что комфортно. Мы становимся больше европейцами – ставим на
первое место функциональность и удобство. Становится все равно, сочетаются предметы
друг с другом или не сочетаются – главное, чтобы это не раздражало их владельца.
Не важно, соответствуют интерьерные решения каким-то законам дизайна или нет.
Поэтому самые хорошие дизайнеры – те, кто не следует никакому стилю, делают
так, чтобы было удобно заказчику, а
красиво само получится. Если интерьер гармоничен с точки зрения
функциональности, то он гармоничен и внешне.

Как сказать
дизайнеру «НЕТ!»

Клиенты зачастую боятся обидеть дизайнера, и, получив
проект, который им не нравится, либо мирятся с ним, либо просят переделывать
его снова и снова. Так и не получив желаемого, они расстаются с дизайнером, который потратил на них так много
времени.

Чтобы не обидеть дизайнера – надо, как ни парадоксально это
звучит, как можно быстрее отказаться от
его услуг. Между любыми людьми может
возникнуть недопонимание, вы и дизайнер – не исключение. Но одно дело, если дизайнер приносит вам проект, в котором есть
решения, требующие доработки, и совсем
другое, когда вы не можете без слез взглянуть на его работу. В этом случае без сожаления расставайтесь, не усложняйте
жизнь ни себе, ни дизайнеру, не тратьте
ни свое, ни чужое время. Но, зачастую,
проблема заключается в том, что заказчик сам не знает, чего хочет — и задача
дизайнера «разговорить» заказчика, тактично и ненавязчиво разузнать о его
привычках и образе жизни, о предпочтениях и интересах каждого члена семьи, и
аргументированно помочь разобраться в собственных желаниях.

Сочетая несочетаемое | PulseParty.Ru

Лучший отдых — это смена деятельности. В первой половине дня я занимаюсь стройкой и решением текущих вопросов в бизнесе, в обед переключаюсь на тренировку, затем несколько часов посвящаю развитию блога.

Каждое из направлений приносит мне искреннюю радость! Блог в первую очередь дает мне возможность почувствовать себя девочкой, примеряя разные образы для фото. Спорт начинался как хобби 9 лет назад. Но, побывав в качестве зрителя на соревнованиях по фитнес-бикини, я захотела встать в один ряд со стройными девушками в красивых купальниках. Это потребовало много труда, но сегодня горжусь тем, что на протяжении 6-ти лет стабильно занимаю призовые места. Даже после родов уже через 10 месяцев я завоевала бронзу! Спорт здорово закалил мой характер. И это помогает мне в бизнесе, где просто нельзя давать слабину. Интерес к политике появился у меня недавно. За эту активность меня даже грозились исключить из Федерации бодибилдинга, но я не сдалась без боя! Вопрос урегулирован, и я продолжаю писать в блоге на политические темы. Пока что не планирую выдвигать свою кандидатуру на выборах, но это не точно (улыбается – прим. ред.)

Девушка на стройке — большая редкость. Но, знаете, работа в мужском коллективе — тот еще аттракцион! Здесь чаще срабатывает «человеческий фактор». Коллеги смеются, когда я, сталкиваясь при заключении договора с руководителем-женщиной, говорю, что здесь дела пойдут в разы лучше. Как показывает моя практика, женщины на порядок более обязательные, с ними проще договориться и вероятность того, что они о чем-то забудут или изменят решение, стремится к нулю. Так уж устроен наш мозг (смеется — прим. ред.). Но я сумела найти правильный стиль работы с мужчинами.

Да, строительство требует четких технических заданий, смет и графиков (для этого у меня есть надежная команда, с которой мы слаженно работаем на протяжении 7-ми лет), но выполнять работу быстро и качественно сильной половине помогают ласковые слова и теплый взгляд.

Но я бы еще поработала над своими женскими чарами (улыбается — прим. ред.). Да, девушке сложно вести бизнес, если она лишена таких качеств, как целеустремленность и твердость характера. Но все это должно быть приправлено нежностью, мудростью и некой хитростью. Вот этого умения ходить вокруг да около мне часто недостает… Всегда стараюсь экономить время и сразу заявляю о своих намерениях, и это не всегда играет мне на руку.

Если в паре спортсмен — профессионал только один , такой союз рано или поздно потерпит фиаско. В этом я убеждена. Мой муж Дмитрий Тимошин — чемпион ЦФО по боксу. Мы с ним уверенно идем по одной дорожке, держась за руки, и это придает сил и оптимизма. Я всегда чувствую его мощную поддержку, ведь он хорошо знает, насколько сложной бывает подготовка к соревнованиям, когда твои нервы не пределе! И Дима всегда успокаивает меня и убеждает в том, что я лучшая. Это только со стороны кажется, что боксер — суровый и брутальный мужик. Такой он на ринге и в бизнесе, а дома превращается в нежного и заботливого мужа.

Последние два года я увлекаюсь парашютным спортом (недавно к нему добавились полеты на параплане). Около 30 секунд свободного падения и 5 минут полета — нечто неописуемое! Да, когда видишь из открытой двери самолета маленькие квадратики полей и деревья-травинки, идея прыгнуть вниз кажется абсурдной. Но дружеский толчок инструктора — и ты уже летишь, успевая за это время обдумать все проблемы, планы и мечты. А приземлившись, спешишь начать воплощать желаемое в жизнь. Для меня это отличный способ проветрить мозги!

Аксессуары и мебель из рельс и шпал (13 фото)

Помните детскую считалочку «рельсы, рельсы, шпалы, шпалы, ехал поезд запоздалый…»? Для американской дизайнерской студии Rail Yard Studio она могла бы стать отличным рекламным слоганом. Дело в том, что эта фирма делает мебель, аксессуары и другие предметы интерьера из самых настоящих железнодорожных рельс и шпал. Не удивительно, что их коллекция мебель и предметов интерьера выглядит настолько шикарно и необычно. Как вам, например, вот такой стеклянный журнальный столик?

Для изготовления всех этих предметов служат шпалы, имеющие небольшой брак или какой-то иной дефект. Из-за этого брака данные рельсы и шпалы уже не могут использоваться для прокладки железнодорожных путей, но экономичные американцы нашли им применение — из них рождаются оригинальные вещи, которые действительно способны служить украшение вашего интерьера. Вот еще один журнальный стол из коллекции этой студии:

При этом древесина для этой мебели используется без какой-либо химической обработки (которая применяется при постройке железной дороги), то есть она совершенно безвредна, а шпалы — абсолютно новые. Самое интересное — на рельсах даже сохранен номер партии:

Еще один занятный момент. Вы знали, что по правильной технологии каждая железнодорожная шпала должна вырезаться из сердцевины ствола дерева? И если вы посмотрите, например, на этот столик, то увидите подтверждающие эту информацию древесные кольца, расходящиеся от центра шпалы.

Также в коллекции мебели и аксессуаров из рельс и шпал от Rail Yard Studio вы можете увидеть кофейные и туалетные столики, шикарные обеденные и рабочие столы, поставки для велосипедов, стойки-держатели для вина, декоративные аксессуары, например — держатель для планшетного компьютера, кровати, скамейки и другие элементы интерьера. Как вам, например, вот такая мебель для рабочего кабинета:

Благодаря необработанному дереву шпал и стальным деталям из рельс данные изделия выглядят хоть и несколько грубовато и брутально, но при этом они не лишены оригинальности и своеобразного стиля и шарма. Это прекрасный выбор для клуба, загородного коттеджа или настоящей берлоги холостяка. Своими руками вы такую мебель, конечно, не сделаете, но вот вариант попроще: как сделать журнальный стол из старых бревен и стального листа. А вот еще фото элементов интерьера из этой коллекции:

Мебель из рельс

Столик из рельс и шпал

Кровать из шпал

Подставка для вина

Скамья из рельс и шпал

Стойка для велосипеда

Рабочий стол из шпал

Подставка для планшета

Самые лучшие посты

«Анкара вынуждена сочетать несочетаемое» — Новости политики, Новости Большого Ближнего Востока — EADaily

Заявления НАТО напоминают заявления ЕС, который тоже критикует Турцию, но в то же время всячески подчеркивает важность этой страны. Об этом EADaily заявил директор Центра изучения современной Турции Амур Гаджиев, комментируя опасения НАТО относительно действий Анкары.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг заявил, что руководство Североатлантического альянса сохраняет «серьёзные опасения» по поводу действий Турций, касающихся Восточного Средиземноморья, решения Анкары закупить российские системы С-400 и связанных с соблюдением демократических прав в Турции. В то же время в НАТО заявляют, что Турция является «чрезвычайно важным союзником» для НАТО, учитывая стратегическое положение страны.

Действительно, сказал Гаджиев, геополитические ресурсы Турции не имеют альтернативы, и это в НАТО очень хорошо понимают.

По словам тюрколога, США и НАТО пытались склонить Турцию к принятию удобного для них решения по развитию военно-технического сотрудничества с Россией. При этом их шаги были сделаны при помощи давления с нарушением международного права и игнорирования суверенного права независимого государства. Тогда Анкара продемонстрировала беспрецедентную принципиальность, поставив во главу не капризы НАТО, а собственные национальные интересы, отметил Гаджиев.

«Поняв бессмысленность и безуспешность своей политики навязать Турции при помощи шантажа и давления свою волю, они чуть отступили, смягчили риторику и кинулись на поиски альтернативных методов», — считает эксперт.

По мнению директора Центра изучения новой Турции Юрия Мавашева, страна «вынуждена сочетать несочетаемое». На фоне последних мировых изменений, вызванных пандемией и, как следствие, спадом мировой экономики, а также, учитывая приход к власти Демократической партии в США во главе с Джо Байденом, далеко не только Турция пересматривает свою роль в мире и в регионе. В своем выступлении премьер-министр Великобритании, главной союзницы Турции на данный момент, Борис Джонсон заявил об отказе от разоружения.

«Фактически страны стоят перед нелегким выбором — оставить все как есть, но это пропасть, или перечеркнуть политику последних 30 лет», — сказал Мавашев.

Проблемы, обозначенные Столтенбергом, для турецкого руководства «не более разменной монеты для выбивания особых условий и особого приглашения к чему угодно», считает Мавашев. И подобной монетой выступает Восточное Средиземноморье.

Что касается двусторонних отношений Турции и НАТО, то, по мнению Гаджиева, они останутся скорее неизменными в свете последних событий.

«Выходить она из альянса не будет. Но и дорожить своим участием в нем как раньше уже не станет», — заключил Гаджиев.

Творческая сила несовместимого мышления | Аарон Квист | The Startup

Как раскрыть свой творческий потенциал, объединив явно несовпадающие части в нечто, чего раньше не было.

Фото Odd Sun на Unsplash

Всемирно известный музыкант, писатель, актер и художник-визуалист Том Уэйтс заявил, что один из его наиболее продуктивных подходов к написанию песен состоит в установке нескольких радиоприемников в одной комнате и настройке каждого из них на другая станция… а потом просто слушать хаос, который они создают.Одно радио может играть джаз; страна на соседнем; рок посередине; в следующий раз может показывать рекламу, и из последнего может исходить только статическое электричество. Возможные комбинации перекрывающихся звуков кажутся бесконечными. Но как этот хаос мог быть использован для написания новой песни? Такой маловероятный подвиг становится возможным благодаря освобождающей силе «нелепого мышления».

Слово «несовместимое» относится к чему-то «несоответствующему по характеру» или «несовместимому», если рассматривать его по отношению к чему-то еще.Совершенно очевидно, что перекрытие множества радиостанций подходит под это определение к T. Хотя можно утверждать, что «музыка — это музыка», для слуха все же до боли очевидно, что, например, сопоставление звучания классического кантри и современного дэт-метала (и может быть, добавив немного свободный джаз между ними в то время как мы на него), создает неоспоримо узнаваемый диссонанс. Они просто не кажутся явно приятными. Сложно уследить за целым, и ваш мозг может попытаться выделить один звук среди остальных, прежде чем сосредоточиться на другом.Ушу просто сложно соединить кусочки вместе.

И все же Том Уэйтс создал красивую мелодичную и эмоционально волнующую музыку, используя этот несочетаемый метод творчества. Уэйтс утверждает, что если вы будете слушать достаточно долго и внимательно, вы начнете слышать эти крошечные вспышки гармонии, эти маленькие особенности, в которых какофония начинает создавать неожиданные и красиво оригинальные звуки, которые затем можно использовать в качестве отправной точки для чего-то действительно нового. .

Это круто, не говоря уже о творчестве нового уровня.

Учитывая, что Том Уэйтс был наиболее активным и экспериментальным в музыкальном плане в 1970-х и 80-х годах, у него не было такого легкого доступа, чтобы сопоставить различные звуки вместе, как мы с вами делаем сегодня.

Например, выполнить этот процесс сегодня так же просто, как открыть 5 или более вкладок на вашем компьютере одновременно и воспроизвести вместе по-настоящему разнообразный массив мультимедиа. Вы можете сопоставить видео на YouTube, новостные передачи, спутниковые радиостанции, потоки видеоигр и поистине бесконечное количество плейлистов Spotify, чтобы создать что-то совершенно причудливое.Представьте себе странные примеры гармонии, которые могут возникнуть при наложении потока Twitch жестокой видеоигры и новостной трансляции, в которой обсуждается психологическое воздействие, которое такая игра может оказать на своих игроков … и, возможно, за всем этим добавлена ​​Соната Бетховена, чтобы придать ей более профессиональный, хоть и веселый, подтекст.

Я могу представить, что Том Уэйтс убил бы, чтобы иметь такой легкий доступ для этих экспериментов в то время, когда было бы необходимо выкопать, а затем окружить себя множеством громоздких радиоприемников … слышу ваших звуковых экспериментов, будьте откровенно раздражены такой неприятной шумихой.Сегодня вы можете просто проигрывать все эти звуки на своем компьютере через хорошие наушники, эффективно избавляя кого-либо от недоумения, почему вы слушаете такой хаос и смеетесь над ним.

Очевидно, что основная идея этой статьи заключается в том, что этот метод может быть применен к любому типу творчества. Более того, этот прием поможет даже вырваться из творческого фанка. Это заставит вас думать за пределами нескольких рамок одновременно, а затем объединить все это в одно странно связное и никогда ранее не испытанное целое.

«Неуместное» мышление, когда дело касается вашего творчества (как Том Уэйтс сделал поистине чудесный эффект; послушайте здесь; и здесь), заставит вас задуматься о том, насколько бесконечно безгранично на самом деле ваше воображение. Возможности того, куда потенциально может пойти любой творческий проект, поистине безграничны, независимо от того, какой это может быть творческий проект. Будь то песня, стихотворение, сценарий, картина, реклама или даже что-то столь же безобидное, как служебная записка, вы можете придумать что-то, чего раньше не видели.

Вы просто можете открыть шлюзы для своего творчества в действительно массовых масштабах.

Возможности безграничны.

Хотя для нас не принято думать о том, что популярное искусство создается таким несочетаемым способом, в нашей культуре есть множество примеров именно этого. Не только Том Уэйтс, но и всемирно уважаемые художники всех жанров использовали ту или иную форму этой техники, в том числе The Beatles (странные стилистические коллажи из «Белого альбома»), Сальвадора Дали (Тающие часы и пейзажи на одной картине, Кто бы мог подумать?) и Рупи Каур (маловероятное сочетание неформально-повседневно-разговорной лексики в сочетании с поэтической метафорой в одиночку возродило угасающий интерес общества к поэзии).Даже некоторые из самых популярных современных видеоигр и фильмов были созданы с использованием этой техники (вспомните серию видеоигр «Kingdom Hearts» и ее странное сочетание Диснея и аниме; подумайте о кинематографической вселенной Marvel, сочетающей в себе разнообразные комиксы. книжный пантеон в один фильм типа «Война бесконечности»).

Многие из нас, вероятно, в той или иной степени делают это подсознательно и даже не осознают этого. Только когда вы действительно осознаете, насколько мощной является сила этой нелепой мысли, вы начинаете создавать весьма оригинальные произведения.

Просто для удовольствия, вот еще несколько крутых несочетаемых возможностей, которые помогут вам начать:

— Вы можете воспроизводить все фильмы в кинематографической вселенной Marvel одновременно и просто слушать … Я могу только представить, какие крутые возможности могут быть в слышать экранный дебют Тони Старка в «Железном человеке» в сочетании с его более проработанным финалом в «Финале», когда Танос пытается уничтожить «Мстителей»…

— Вы можете вырезать страницы из стопки старых книг и скрепить их вместе, чтобы создать новую историю.Вы можете изменить имена персонажей, чтобы добавить немного последовательности и посмотреть, что произойдет.

— Вы можете буквально объединить несколько головоломок и посмотреть, какие причудливые коллажи вы сможете сделать.

— Вы можете «настроить» гитару, произвольно ослабляя и затягивая каждую струну так, чтобы она «не должна быть», а затем бросить вызов себе, чтобы создать рифф.

Возможности поистине безграничны, когда вы отказываетесь от правил того, что гармонично сочетается, а что нет.

Начинайте творить.

Фурнитура и фурнитура из рельсов и шпал (13 фото)

Помните детский подсчет «рельсы, рельсы, шпалы, шпалы, поезд ехал поздно …»? Для американской дизайн-студии Rail Yard Studio это мог бы стать отличный рекламный слоган. Дело в том, что эта компания изготавливает мебель, аксессуары и другие предметы интерьера из настоящих железнодорожных рельсов и шпал. Неудивительно, что их коллекция мебели и предметов интерьера выглядит так шикарно и необычно.Как насчет стеклянного журнального столика, например? Мебель из настоящих рельсов и шпал — фото Для изготовления всех этих предметов используются шпалы с небольшим дефектом или каким-либо другим дефектом. Из-за этого брака эти рельсы и шпалы уже нельзя использовать для прокладки железнодорожных путей, но экономные американцы нашли им применение — из них рождаются оригинальные вещи, которые действительно могут служить украшением вашего интерьера. Вот еще один журнальный столик из коллекции этой студии: Журнальный столик из рельсов и шпал для этой мебели используется без какой-либо химической обработки (которая используется при строительстве железной дороги), то есть совершенно безвредна, и шпалы совершенно новые.Самое интересное, что на рельсах даже сохранен номер партии: Серийный номер на рельсах — это мебель Еще один интересный момент. Знаете ли вы, что при правильной технологии каждую железнодорожную шпильку нужно вырезать из сердцевины ствола дерева? И если вы посмотрите, например, на этот стол, то увидите, что деревянные кольца, подтверждающие эту информацию, расходятся от центра шпал. Годовые кольца дерева, из которого они спали. Также в коллекции мебели и аксессуаров из рельсов и шпал от Rail Yard Studio можно увидеть журнальные и туалетные столики, шикарные обеденные и рабочие столы, принадлежности для велосипедов, подставки для винных шкафов, декоративные аксессуары, например, подставка для планшетного компьютера, кровати, скамейки и другие элементы интерьера.Как вы, например, вот такая мебель для кабинета: Мебель для кабинета из шпалы и перил Благодаря необработанному дереву шпал и стальным деталям из рельсов эти изделия выглядят несколько грубо и брутально, но в то же время не являются без оригинальности и своеобразного стиля и шарма. Это отличный выбор для клуба, загородного коттеджа или настоящего холостяцкого берлога. Своими руками такую ​​мебель точно не сделаешь, но вот вариант попроще: А вот еще фото элементов интерьера из этой коллекции: Стол из рельсов и шпал Подставка для планшетов Рельсовая и шпальная скамья Велосипедная стойка Рельсовая Мебель Винная стойка Спальный стол Кровать из шпал Вам понравилась эта статья? Поделись в социальных сетях!

Комментарии

комментария

эстетика и юмор мэшапов на JSTOR

Abstract

В академической литературе по гибридным технологиям преобладают дискуссии по вопросам, связанным с их незаконным характером и нарушением авторских прав.Мы стремимся оценить этот музыкальный стиль с помощью социально-музыковедческого подхода, чтобы сосредоточиться на его эстетике. Мы утверждаем, что мэшапы характеризуются двумя основополагающими принципами, а именно контекстуальным несоответствием узнаваемых сэмплов и музыкальным соответствием между смешанными треками. Тщательно проанализировав «Смеси взбитых сливок» Комитета по контролю за эволюцией и «Серый альбом» Danger Mouse, мы описываем, как несоответствие контекста часто создает юмористический эффект, который объясняет, почему многие слушатели реагируют улыбками и смехом, когда слышат новый микс .В успешных мэшапах сочетание музыкального соответствия и контекстуального несоответствия приводит к парадоксальному ответу: «эти две песни определенно не должны работать вместе … но они работают!»

Информация о журнале

Popular Music — это международный многопрофильный журнал, охватывающий все аспекты темы, от формирования идентичности социальных групп с помощью популярной музыки до работы мировой музыкальной индустрии или того, как отдельные музыкальные произведения складываются воедино.Касаясь любого вида популярной музыки, от глобальной коммерческой сферы до местной народной или традиционной музыки любой исторической эпохи или географического местоположения, журнал публикует статьи ученых с самых разных точек зрения. Каждый выпуск содержит содержательные, авторитетные и влиятельные статьи, короткие тематические статьи и обзоры широкого спектра книг. Последние тематические выпуски касаются гендера, сексуальности и популярной музыки, музыки и телевидения.

Информация для издателя

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. В соответствии со своим уставом издательство Cambridge University Press стремится максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах.

Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых научных журналов по широкому спектру предметных областей в печатных и онлайн-версиях. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из наиболее ценных и всеобъемлющих областей исследований, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals.cambridge.org.

Кукольный домик, часть 2 (издание Tcg)

Описание

«Умный, забавный и совершенно захватывающий … Этот неожиданно богатый сиквел напоминает нам, что дома дрожат и иногда падают, когда двери хлопают, и что внутри живут люди, которые могут быть ранены или потеряны … У мистера Хната есть ловкость. рука для комбинирования несочетаемых элементов, чтобы осветить концы ». — Бен Брантли, New York Times

Прошло пятнадцать лет с тех пор, как Нора Хелмер захлопнула дверь своей душной домашней жизни, когда в ту же дверь раздается стук.Это Нора, и она вернулась с срочным требованием. Что будет означать ее внезапное возвращение для тех, кого она оставила? Забавная, проницательная и смелая игра Лукаса Хната является продолжением сложного исследования Ибсеном традиционных гендерных ролей, а также острым современным взглядом на борьбу, присущую всем человеческим отношениям во времени.

Подробнее о продукте

Цена

14,95 долл. США
$ 13,75

Издатель

Группа коммуникаций театра

Дата публикации

26 февраля, 2019

Страниц

96

Размеры

5.3 X 0,5 X 8,4 дюйма | 0,45 фунта

Язык

Английский

Тип

Мягкая обложка

EAN / UPC

9781559365826

Отзывы

«Умный, мастерски созданный, трогательный и очень забавный.» — Адам Грин «Vogue»
«Хнат написал одну из лучших пьес этого года … Основное внимание уделяется столкновению точек зрения. Свобода против ответственности, привязанность против одиночества, внутренняя стабильность против индивидуального роста — эти темы обсуждаются во взрывоопасном контексте пола и социального класса.»- Чарльз Макналти» LA Times «
» С возвращением, Нора. Потрясающая взрывоопасная новая пьеса и дерзкий бродвейский дебют Лукаса Хната ». — Дэвид Руни« Голливудский репортер »
« Провокационный, забавный и, в конечном счете, щедрый … Кукольный домик, часть 2 демонстрирует, насколько впечатляюще он. тот большой дверной проем, через который Нора когда-то проходила, и мужество, которое требуется, чтобы продолжать проходить через него снова и снова ». — Питер Маркс« Вашингтон Пост »
« Бесконечно возбуждающий, вызывающий хлыст, удар молнии пьесы .»- Чарльз Ишервуд» Broadway News «
» Творческое продолжение Хната изобилует юмором … Его сценарий — непочтительный, но уважительный подход к исходному материалу … Достойный компаньон к оригиналу, «Кукольный домик, часть 2». творческий постскриптум в соответствии с всеми любимыми стандартами ». — Майя Стэнтон« Entertainment Weekly »
« Невероятно приятная пьеса … Настоящий триумф «Кукольного домика, часть 2» — это его освежающее феминистское политическое послание ». «Huffington Post»
«Яркий и увлекательный… Кукольный дом, часть 2 разумно уравновешивает противоречивые идеи о свободе, любви и ответственности »- Адам Фельдман« Time Out New York »

«Обращение» внимания на аудиовизуальную речь: несут ли неконгруэнтные стимулы большие затраты?

Мультисенсорная интеграция является отличительной чертой перцепционной обработки — свидетельства кросс-модальных взаимодействий накопились почти для каждой комбинации чувств (Gottfried & Dolan, 2003; Lackner, 1977; Shankar, Levitan, Prescott, & Spence, 2009; Zampini & Spence, , 2004), но одно из наиболее широко изученных мультисенсорных взаимодействий — это взаимодействие между слухом и зрением (например,г., McGurk & MacDonald, 1976). Аудиовизуальная (AV) интеграция была продемонстрирована с использованием как речевых (Erber, 1969; McGurk & MacDonald, 1976; Sumby & Pollack, 1954), так и неречевых (Saldaña & Rosenblum, 1993) стимулов. В речевой литературе взаимодействие между слухом и зрением изучается в основном двумя способами: (1) с использованием конгруэнтных стимулов, в которых слуховые и зрительные модальности представляют один и тот же речевой ввод, и (2) с использованием неконгруэнтных стимулов, в которых две модальности представляют несоответствующие речевые входы (например,g., слыша «ба» и видя «га»; Бранкацио, 2004; МакГерк и Макдональд, 1976). Первая парадигма продемонстрировала, что точность распознавания улучшается, когда слушатели могут видеть и слышать говорящего по сравнению со слухом (Erber, 1969; Grant, Walden, & Seitz, 1998; Sumby & Pollack, 1954; Van Engen, Phelps, Smiljanic, & Чандрасекаран, 2014). Последнее часто приводит к восприятию слога или слова, которое представляет собой слияние характеристик двух модальностей («эффект Мак-Гурка»; McGurk & MacDonald, 1976).

Несмотря на большое количество исследований, остаются фундаментальные вопросы о процессе интеграции речевой информации из двух модальностей. Например, существует неоднозначная литература о том, является ли интеграция отдельным этапом обработки AV-речи или же просто следствием процесса распознавания речи (Tye-Murray, Spehar, Myerson, Hale, & Sommers, 2016). В этой статье мы используем термин «интеграция» для обозначения объединения слуховых и визуальных сигналов в единое восприятие, но не утверждаем, что это должно быть достигнуто через отдельный этап или механизм.Действительно, случаи, когда кажется, что участник не использует как слуховые, так и визуальные сигналы, могут отражать неудачу на выделенном этапе мультимодальной интеграции, но также могут быть отнесены к проблемам с присвоением восприятий категориям фонем, отвлечением, привлечением дополнительных области мозга для обнаружения и разрешения конфликта или что-то еще. В данной статье не делается попытка разграничить эти возможности, но вместо этого делается попытка прояснить второй нерешенный вопрос в литературе по интеграции: происходит ли интеграция речевой информации из двух модальностей автоматически или требует ресурсов внимания.

Некоторые работы показывают, что интеграция AV происходит автоматически (Colin et al., 2002; Soto-Faraco, Navarra, & Alsius, 2004), тогда как некоторые предполагают, что интеграция требует внимания (Alsius, Möttönen, Sams, Soto-Faraco, & Tiippana, 2014; Alsius, Navarra, Campbell, & Soto-Faraco, 2005; Alsius, Navarra, & Soto-Faraco, 2007; Talsma & Woldorff, 2005; Tiippana, Andersen, & Sams, 2004; см. Также Van der Burg, Brederoo , Nieuwenstein, Theeuwes & Olivers, 2010, для доказательства того, что кросс-модальная интеграция семантической информации требует внимания).Эти противоречивые результаты могут быть частично связаны с различиями в материалах стимулов в разных исследованиях — в некоторых экспериментах в литературе по интеграции AV используются конгруэнтные речевые стимулы (Mishra, Lunner, Stenfelt, Rönnberg, & Rudner, 2013a, 2013b; Sommers & Phelps, 2016) другие используют инконгруэнтные (МакГурк) речевые стимулы (Alsius et al., 2014, 2005, 2007; Colin et al., 2002; Soto-Faraco et al., 2004; Tiippana et al., 2004; Tuomainen, Andersen, Tiippana, & Самс, 2005). Хотя все эти исследования направлены на оценку требований к вниманию при AV-интеграции, ни одно исследование не сравнивало напрямую затраты, связанные с интеграцией конгруэнтной и неконгруэнтной речи. Footnote 1 Таким образом, остается неясным, несет ли интеграция неконгруэнтных стимулов разные затраты на обработку, чем интеграция конгруэнтных стимулов, и, следовательно, могут ли эти два типа стимулов использоваться взаимозаменяемо в исследованиях, оценивающих требования к вниманию при интеграции AV.

Индивидуальные различия в восприимчивости к эффекту Мак-Гурка обычно используются как мера общей способности AV-интеграции, но есть свидетельства того, что восприимчивость к Мак-Гурку может не точно отражать способность интегрировать более натуралистичную AV-речь.Грант и Зейтц (1998) обнаружили, что, несмотря на корреляцию между восприимчивостью к Мак-Гурку и способностью извлекать выгоду из добавления визуальной речевой информации («визуальная польза»), восприимчивость к Мак-Гурку не вносила значительного уникального отклонения в регрессионные модели, предсказывающие визуальную пользу после губ способность читать и другие показатели интеграционной способности контролировались. Кроме того, Van Engen et al. (2017) недавно обнаружили, что индивидуальные различия в восприимчивости к Мак-Гурку и визуальной пользе не связаны друг с другом.Хотя эти исследования напрямую не рассматривают требования к вниманию при AV-интеграции, они предполагают, что интеграция конгруэнтной и неконгруэнтной AV-речи может зависеть от различных основных механизмов.

Растущее количество данных фМРТ также демонстрирует диссоциацию между процессами, участвующими в интеграции конгруэнтной и неконгруэнтной АВ речи. Калверт и его коллеги (Calvert, Campbell, & Brammer, 2000) показали, что левая верхняя височная борозда (STS) проявляет супрааддитивную активность в ответ на конгруэнтную AV-речь и субаддитивную активность в ответ на неконгруэнтную AV-речь (относительно суммы унимодальных ответов; обратите внимание, однако, что в этом исследовании использовались несоответствующие слуховые и визуальные предложения, а не стимулы Мак-Гурка).Кроме того, Эриксон и др. (2014) показали, что левая задняя STS проявляет большую активность в ответ на согласованную AV-речь по сравнению со слуховой и только визуальной речью, но что другая область, левая задняя верхняя височная извилина (pSTG), проявляет большую активность в ответ. к неконгруэнтной речи, предполагая диссоциацию в корковых областях, задействованную во время конгруэнтной против неконгруэнтной обработки АВ речи. Кроме того, Морис Фернандес и др. (2017) недавно продемонстрировали, что по сравнению с конгруэнтной AV-речью, неконгруэнтная речь приводит к большей активности в областях мозга, связанных с обработкой общих конфликтов (передняя поясная кора), а также с обработкой специфических для речи конфликтов (нижняя лобная извилина).Взятые вместе, эти результаты иллюстрируют нейроанатомические различия в том, как обрабатывается конгруэнтная и неконгруэнтная АВ-речь, и предполагают, что интеграция неконгруэнтной речи требует привлечения дополнительных областей мозга для обнаружения и разрешения конфликта.

На сегодняшний день единственным поведенческим свидетельством того, что интеграция неконгруэнтной речи требует больших ресурсов, чем интеграция конгруэнтной речи, является обнаружение того факта, что время реакции на неконгруэнтные стимулы, как правило, медленнее, чем на конгруэнтные стимулы (Beauchamp, Nath, & Pasalar, 2010 ; Green & Kuhl, 1991; Keane, Rosenthal, Chun, & Shams, 2010; Massaro & Cohen, 1983; Nahorna, Berthommier, & Schwartz, 2015; Norrix, Plante, & Vance, 2006; Tiippana, Puharinen, Möttönen, & Sams , 2011).Однако два важных экспериментальных выбора усложняют интерпретацию этого открытия: коллапс между типами реакции на несовместимые стимулы (аналитическое решение) и использование закрытой задачи (методологическое решение). Первое решение может привести к ложным результатам, поскольку испытания, в которых участники демонстрируют эффект Мак-Герка (называемые здесь «испытаниями слияния»), и испытания, в которых они этого не демонстрируют (называемые здесь «испытаниями без слияния»), могут отражать различия в перцепционная и когнитивная обработка, а последнее является проблематичным, поскольку можно ожидать, что ограничения задачи, налагаемые на участников во время парадигм закрытого набора, будут по-разному влиять на время реакции на конгруэнтные и неконгруэнтные стимулы.

Существует несколько причин, по которым испытания слияния и не слияния могут обрабатываться с разной скоростью. Испытания без слияния могут быть быстрее, чем испытания слияния, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, интеграция могла не произойти (или произошла в меньшей степени) во время испытаний без слияния, поэтому решение о восприятии было принято быстро без дополнительной стадии интеграции (т. испытания; обратите внимание, что эта интерпретация предполагает, что интеграция требует усилий или, по крайней мере, дополнительного времени на обработку, утверждение, свидетельство которого неоднозначно; Gosselin & Gagné, 2011a; Sommers & Phelps, 2016).Во-вторых, участник мог закрыть глаза или полностью проигнорировать визуальный сигнал во время испытаний без слияния, и поэтому система восприятия эффективно обрабатывала только слуховой поток (опять же, это основано на предположении, что некоторый компонент процесса интеграции требует времени обработки или усилие). В-третьих, восприятие, возникшее во время испытаний слияния, могло не полностью соответствовать категории восприятия (Brancazio, 2004; Massaro & Ferguson, 1993), поэтому отнесение этого несовершенного представления к категории требовало дополнительного времени обработки или ресурсов, которые превышали те, которые требуются для обработки. не термоядерные испытания.

В качестве альтернативы, испытания слияния могут обрабатываться быстрее, чем испытания без слияния, по нескольким причинам. В испытаниях без слияния участники, возможно, пытались объединить слуховую и визуальную информацию, и в случае неудачи им пришлось прибегнуть к обработке слуховых входных данных и отнесению их к категории восприятия, что требовало дополнительного времени или ресурсов сверх требуемых. для обработки испытаний, в ходе которых интеграция прошла успешно (т. е. есть дополнительный шаг при обработке испытаний, не связанных с объединением).Другое возможное объяснение более быстрого реагирования на испытания слияния заключается в том, что участники, возможно, чаще замечали несоответствие в испытаниях, не связанных с слиянием, и задействование механизмов обнаружения и разрешения конфликтов — или просто отвлечение — замедлило реакцию (но обратите внимание, что осознание несоответствия между слуховыми и визуальными сигналами не обязательно означает, что участники не смогли испытать эффект Мак-Герка; Soto-Faraco & Alsius, 2007; Strand, Cooperman, Rowe, & Simenstad, 2014).Наконец, влияние визуального сигнала на испытания без слияния могло быть достаточно сильным, чтобы полученное восприятие, хотя в конечном итоге было классифицировано как неслияние, было таким плохим образцом категории, что отнесение его к категории фонем замедлило реакции (Бранкацио И Миллер, 2005; Джентилуччи и Каттанео, 2005). Учитывая множество причин, по которым время отклика на испытания слияния и без слияния может различаться, комбинирование типов реакции при сравнении несовместимых стимулов с конгруэнтными стимулами затрудняет возможность делать выводы о стоимости обработки интеграции.

Дополнительным затруднением к интерпретации вывода о том, что время реакции на неконгруэнтные стимулы медленнее, чем на конгруэнтные стимулы, является тот факт, что все исследования, сообщающие об этом открытии, регистрировали время отклика с использованием нажатия кнопки или клавиши в задаче с принудительным выбором. В отличие от задач с открытым набором, в которых участники повторяют вслух то, что они воспринимают, задачи с закрытым набором ответов ограничивают альтернативные варианты ответа одной из нескольких возможностей. Закрытые задачи могут приводить к результатам, отличным от моделей открытых задач (Alsius, Paré, & Munhall, 2017; Clopper, Pisoni, & Tierney, 2006; Colin, Radeau, & Deltenre, 2005), и в этом случае может увеличивать разницу во времени реакции на конгруэнтную и несовместимую речь.Например, рассмотрим случай, когда участникам предъявляют один тип инконгруэнтного стимула (например, слуховой / b / в паре с визуальным / g /, обозначаемый как A b V g ) и один из трех типов конгруэнтных стимулов, соответствующие слуховым и визуальным компонентам инконгруэнтного стимула и ожидаемого слияния (A b V b , A g V g , A d V d ). В одном случае участники должны нажать одну из трех кнопок (соответствующих / bɑ /, / gɑ / или / dɑ /) как можно быстрее, указывая на то, что они воспринимают, а в другом они должны как можно быстрее ответить, повторяя вслух то, что они воспринимали.Учитывая, что восприятия Мак-Гурка, как правило, являются плохими образцами для категорий фонем (Brancazio, 2004; Massaro & Ferguson, 1993; Rosenblum & Saldaña, 1992), а реакции, не связанные с слиянием, все еще могут оказывать визуальное влияние в экспериментах Мак-Гурка (Brancazio & Miller, 2005; Gentilucci & Cattaneo, 2005), восприятие, связанное с A b V g , вряд ли точно вписывается в какую-либо категорию фонем. Таким образом, реакции на неконгруэнтные стимулы могут быть особенно замедлены в условиях закрытого набора (что требует дополнительной задачи отнесения восприятия к дискретной категории восприятия и определения качества категории) по сравнению с условием открытого набора, в котором участники свободны. производить все, что они воспринимали.

Критически важно, что дополнительные требования закрытой задачи для неконгруэнтных стимулов могут не переходить на конгруэнтные стимулы, которые, по крайней мере в лабораторных условиях, являются почти идеальными образцами категорий фонем (см. Massaro & Cohen, 1983, для доказательства того, что AV испытания с неоднозначными слуховыми компонентами точно идентифицируются в соответствии с визуальным входом с высокой частотой). Фактически, ответы на конгруэнтные стимулы могут быть более быстрыми в закрытых задачах по сравнению с открытыми задачами; если конгруэнтные AV-стимулы обеспечивают точное соответствие категории фонем, которая была определена клавишей ответа, это может облегчить распознавание речевой фонемы и скорость реакции.Например, решение, что конгруэнтный AV / dɑ / является a / d / /, а не a / bɑ /, может занять меньше времени, чем присвоение конгруэнтного AV / dɑ / одной из многих категорий фонем в открытой задаче. Таким образом, различия во времени отклика на конгруэнтную и неконгруэнтную AV-речь, вероятно, будут больше в задачах с закрытым набором, которые распространены в литературе, чем в задачах с открытым набором.

Целью настоящего исследования было определить, вызывает ли интеграция конгруэнтной и неконгруэнтной аудиовизуальной речи разные затраты на внимание.Несмотря на очевидные поведенческие доказательства в пользу этого утверждения, исследования, показывающие, что время реакции медленнее до неконгруэнтного по сравнению с конгруэнтными стимулами, противоречат (1) неконгруэнтным испытаниям, во время которых участники не воспринимают слияние Мак-Гурка, и (2) ограничениями задачи в от каких участников требуется делать закрытые категоризации, а не открытые идентификации — эти аналитические и методологические выборы препятствуют четкой интерпретации предыдущих результатов.

Основной целью эксперимента 1 было использование открытой задачи, чтобы определить, обрабатываются ли неконгруэнтные стимулы, приводящие к слиянию Мак-Гурка, медленнее, чем конгруэнтные стимулы.В эксперименте 1 мы также свернули неконгруэнтные испытания по типам ответа (слияние и неслияние), следуя процедурам предыдущего исследования, и сравнили время отклика на конгруэнтные и комбинированные неконгруэнтные стимулы. Мы ожидали повторить предыдущий вывод о том, что время реакции на неконгруэнтные стимулы медленнее, чем на конгруэнтные стимулы. Если мы воспроизведем предыдущие исследования, когда мы столкнемся с противоречивыми типами ответов, но не тогда, когда мы проанализируем только реакции слияния, это будет означать, что ранее сообщаемые различия во времени ответа между конгруэнтными и неконгруэнтными испытаниями обусловлены неконгруэнтными испытаниями, в которых участники не смогли испытать МакГурка эффект.Наконец, мы сравнили время отклика на слитные и не слитные ответы, чтобы определить, обрабатываются ли эти два типа ответа по-разному. Учитывая, что можно привести несколько аргументов в пользу более быстрой обработки любого типа ответа (см. Выше), у нас нет гипотезы о направлении эффекта или даже о том, действительно ли время отклика на два типа ответа будет отличаться. Поэтому мы сообщаем об этом исследовательском анализе не для того, чтобы предоставить доказательства за или против конкретной гипотезы, а, скорее, чтобы дать представление о возможной путанице, которая еще не рассматривалась в литературе.

В эксперименте 2 мы использовали парадигму двойной задачи, чтобы напрямую проверить, требует ли интеграция неконгруэнтной AV-речи большего внимания, чем интеграция конгруэнтной речи. Парадигмы двойного задания основываются на предположении, что люди обладают ограниченным пулом когнитивных ресурсов (Канеман, 1973; Пашлер, 1994), поэтому по мере того, как основная задача становится более сложной, доступно меньше ресурсов для быстрого и точного выполнения вторичной задачи. Таким образом, более медленное время отклика на второстепенную задачу отражает дополнительные затраты на внимание.Учитывая возможную диссоциацию между выполнением основных и второстепенных задач в парадигме двойного задания, время отклика на саму речевую задачу может обеспечить менее убедительную проверку гипотезы о том, что интеграция несовместимых стимулов требует больше когнитивных ресурсов, чем интеграция конгруэнтных стимулов. Например, несколько исследований показали, что слушатели могут достичь эквивалентной производительности в задаче распознавания речи в простых и сложных условиях прослушивания, но все же затрачивать больше «усилий на прослушивание» в более сложных условиях (Desjardins & Doherty, 2014; Sarampalis, Kalluri, Edwards , & Hafter, 2009; Strand, Brown, & Barbour, 2018).В этом случае время отклика на второстепенную задачу, а не выполнение самой речевой задачи, отражает потребность в внимании. В той степени, в которой время отклика является мерой выполнения задачи определения слога, используемой в текущем исследовании, можно ожидать, что время отклика на второстепенную задачу будет показывать другую картину результатов, чем на основную задачу.

Также возможно, что более медленное время отклика на неконгруэнтные, чем конгруэнтные стимулы, просто отражает более исчерпывающий поиск по представлениям фонем, чтобы воспринимающий смог найти совпадение с несовершенным речевым вводом, что может потребовать времени на обработку при отсутствии когнитивных усилий. .Аналогичный пример увеличения времени обработки без увеличения затрат ресурсов — это задачи семантической проверки. Одно из объяснений того, почему участники быстрее указывают, что малиновка — это птица, чем индейка — птица (Rips & Shoben, 1973), заключается в том, что, когда концепция активируется, активация распространяется на связанные концепции, но сила активации уменьшается. по мере того, как он распространяется наружу (Collins & Loftus, 1975). Следовательно, время отклика для подтверждения того, что малиновка — это птица, быстрее, потому что активация сильнее для тесно связанных понятий, не обязательно потому, что подтверждение того, что индейка — это птица, является более трудоемким процессом.Точно так же лексические решения обычно быстрее относятся к словам, чем к несловам, потому что для слов поиск прекращается, как только слушатель сопоставляет ввод с записью в ментальном лексиконе, но для не-слов слушатель должен выполнить исчерпывающий поиск ( Caramazza & Brones, 1979; Forster & Bednall, 1976; Gilchrist & Allen, 2015; Rubenstein, Garfield, & Millikan, 1970). Этот поиск может продолжаться автоматически, и в этом случае время отклика на речевую задачу само по себе является плохим индикатором стоимости внимания.Таким образом, хотя более медленное время отклика на неконгруэнтную речь по сравнению с конгруэнтной речью может указывать на то, что интеграция неконгруэнтной речи требует большего внимания, измерение времени отклика на несвязанную второстепенную задачу является более прямым тестом когнитивных требований, связанных с интеграцией конгруэнтной речи по сравнению с неконгруэнтной.

Таким образом, в эксперименте 2 использовалась парадигма двойной задачи, широко используемая и устоявшаяся парадигма в литературе по восприятию речи и вниманию (Alsius et al., 2005, 2007; Даунс, 1982; Ганье, Бессер и Лемке, 2017; Gosselin & Gagné, 2011a; Сарампалис и др., 2009; Strand, Brown, Merchant, Brown, & Smith, 2018), чтобы оценить затраты на внимание, связанные с интеграцией конгруэнтной и неконгруэнтной аудиовизуальной речи. При условии, что вторичная задача достаточно сложна — требования к вниманию первичной задачи не могут быть оценены, если вторичная задача может быть выполнена автоматически — ожидается более низкая производительность, когда первичная задача исчерпывает больше ресурсов внимания человека (Наварра, Альсиус, Сото- Фарако и Спенс, 2010 г.).Предыдущие исследования показывают, что вибротактильные задачи могут служить достаточно сложной вторичной задачей для выявления различий в стоимости внимания при выполнении основной задачи (Fraser, Gagné, Alepins, & Dubois, 2010; Gosselin & Gagné, 2011a, 2011b). По этой причине участники выполняли вибротактильную задачу, одновременно выполняя речевую задачу с конгруэнтной и неконгруэнтной AV-речью. Дополнительным преимуществом вибротактильной задачи (а не слуховой или визуальной) является то, что любые наблюдаемые эффекты должны быть связаны с когнитивными усилиями, а не с сенсорным вмешательством.В эксперименте 2 мы проанализировали только испытания неконгруэнтного слияния, чтобы убедиться, что визуальный сигнал действительно обработан (то есть мы не коллапсировали при разных типах несовместимых ответов). Мы предположили, что время отклика на вторичную задачу будет медленнее в условиях неконгруэнтного слияния по сравнению с конгруэнтным условием, что указывает на то, что для обработки несоответствующей слуховой и визуальной речи возникли дополнительные когнитивные требования по сравнению с конгруэнтной речью. Это предполагает, что результаты, основанные на обычно используемой парадигме Мак-Гурка, могут не точно отражать обработку более натуралистической, конгруэнтной AV-речи (Brancazio & Miller, 2005; Van Engen et al., 2017). Мы также выполнили исследовательский анализ, аналогичный тому, что был в Эксперименте 1, чтобы определить, различаются ли затраты внимания, связанные с интеграцией реакций слияния и неслияния.

Подводя итог, цель эксперимента 1 состояла в том, чтобы определить, требует ли интеграция неконгруэнтных AV-стимулов, приводящих к слиянию Мак-Гурка, больше времени обработки, чем интеграция конгруэнтной AV-речи с использованием открытой задачи. Мы также стремились воспроизвести предыдущие исследования, сравнивая совпадающие испытания с неконгруэнтными испытаниями, различающимися по типам ответов.Наконец, мы сообщаем о исследовательском анализе, направленном на оценку того, отличается ли время, необходимое для обработки слияния и испытаний без слияния. Эксперимент 2 проверяет, действительно ли более медленное время отклика на неконгруэнтные стимулы, о котором сообщалось ранее (и предполагалось в эксперименте 1), свидетельствует о более высоких затратах внимания, связанных с интеграцией неконгруэнтных AV-стимулов, или же эта обработка вместо этого происходит с минимальными требованиями к вниманию. Мы также выполнили исследовательский анализ, направленный на оценку того, связаны ли реакции слияния и неслияния с разными затратами на внимание.

В этом зарегистрированном отчете критерии исключения, план анализа и размеры выборки были зарегистрированы и одобрены Attention, Perception, & Psychophysics 27 марта 2018 г. до сбора данных. Рукопись этапа 1, которая была принята в принципе, доступна по адресу https://osf.io/8t7an/. Любые отклонения от утвержденного отчета четко отмечаются. Все стимулы, данные и код для анализа (который содержит подробную информацию о точной структуре случайных эффектов, которую мы использовали, и решениях, принятых в случаях несовпадения или сингулярности) доступны по адресу https: // osf.io / z6kv3 /.

Примеры смешанных метафор и клише

Согласно определению в нашем глоссарии, смешанная метафора — это последовательность несочетаемых или нелепых сравнений. Когда две или более метафор (или клише) смешиваются вместе, часто нелогично, мы говорим, что эти сравнения «смешанные».

Использование смешанных метафор

В «Современном американском использовании Гарнера» Брайан А. Гарнер предлагает этот классический пример смешанной метафоры из речи Бойля Роша в ирландском парламенте:

«Мистер.Спикер, я чувствую запах крысы. Я вижу, как он парит в воздухе. Но отметьте меня, сэр, я задушу его в зародыше «.

Подобная смешанная метафора может возникнуть, когда говорящий настолько знаком с переносным смыслом фразы («понюхать крысу», «потушить в зародыше»), что не может распознать абсурдность, возникающую в результате буквального прочтения.

Время от времени писатель может намеренно вводить смешанные метафоры как способ исследования идеи. Рассмотрим этот пример от британской журналистки Линн Трасс:

«Ну, если пунктуация — это сшивка языка, язык, очевидно, разваливается, и все кнопки отваливаются.Если знаки препинания соответствуют сигналам светофора, слова сталкиваются друг с другом, и все попадают в Майнхед. Если кто-то может на мгновение подумать о знаках препинания как об этих незримо благотворных феях (извините), наш бедный, лишенный языка язык станет пересохшим и без подушки. И если вы возьмете аналогию вежливости, предложение больше не открывает вам дверь, чтобы войти, а бросает ее вам в лицо, когда вы приближаетесь ».

Некоторых читателей может позабавить такая метафорическая смесь; другим это может показаться утомительным.

В большинстве случаев смешанные метафоры случайны, и случайное сопоставление изображений, вероятно, будет более смешным или озадачивающим, чем показательным. Так что воткните эти примеры в трубку и пережевывайте.

Примеры смешанных метафор

  • «Итак, теперь мы имеем дело с резиной, встречающейся с дорогой, и вместо того, чтобы грызть пулю по этим вопросам, мы просто хотим нанести удар».
  • «[Этот] счет в основном представляет собой рагу из расходов на существующие программы, какими бы они ни были.«
  • » Мой друг, говоря о кандидатах в президенты от Демократической партии, выдвинул замечательную смешанную метафору: «Это ужасно слабый чай, чтобы на него повесить шляпу». Сахару за защиту «своих» полицейских, и это похвально. К сожалению, он также часто лишает своих передач, не включив сцепление при переключении того, что исходит из его мозга в рот. Пули, которые он выпускает слишком часто, попадают в его собственные ноги. «
  • » Стены рухнули, и окна открылись, делая мир намного более плоским, чем когда-либо, — но эпоха бесшовных глобальных коммуникаций еще не наступила. .«
  • » «Я провел много времени в метро, ​​- сказал Шва. «Это сырой и мрачный опыт. Вы чувствуете себя нездоровым. Окружающая среда способствует возникновению страха у мужчин и женщин. В тот момент, когда вы входите в недра подмышки к выгребной яме, вы тут же съеживаетесь ».
  • « Любой, кто встанет на пути этого хитрого катка, окажется в картотеке, а затем в горячем — — очень горячая — вода ».
  • Сотрудник Пентагона, жалующийся на то, что усилия по реформированию вооруженных сил были слишком робкими:« Это просто нарезка салями на прилавках с бобами.»
  • » Внезапно он оказался один в этом шумном улье, которому негде было устроиться на ночлег «.
  • » Руки Верхнего Буша начинают вспотеть в том месте, где они оставили свои отпечатки пальцев. Вынесение козлов отпущения гнилых яблок на дне военной бочки больше не может быть траекторией побега от ответственности ».
  • « Легко осудить Турмонда, Берда и их товарищей по свиноводству. Мало кто из нас приветствовал бы карьеру, проведенную стюардом в федеральном поезде, как призвание государственного деятеля.»
  • » Вместо того, чтобы валяться в слезах, пусть это страстное сообщество бьет, пока горячо железо. Это, вероятно, не будет стоить Службе национальных парков ни цента, не снимет шкуру с носа, исцелит сообщество и предоставит прекрасную возможность для интерпретации от первого лица ».
  • « Федеральный судья Сьюзан Уэббер Райт выступила с заявлением. «
  • » [Роберт Д.] Каплан продолжает скандалить с клавиатурой. «Я хотел визуально ощутить социально-экономическое тушение, в котором процветала Аль-Каида.«Вы улыбаетесь от восхищения, как от чего-то редкого, как тройная игра; это двойная смешанная метафора ».

Помните: следите за своими метафорами и прислушивайтесь к земле, чтобы не засунуть ногу в рот.

Источники

Линн Трасс, «Ест, стреляет и уходит: подход с нулевой терпимостью к пунктуации», 2003 г.

Chicago Tribune, цитируется The New Yorker, 13 августа 2007 г.

The New York Times, 27 января 2009 г.

Рекламодатель Монтгомери, Алабама, цитируется The New Yorker, 16 ноября 1987 г.

Боб Герберт, «За кулисами», The New York Times, 27 ноября 2007 г.

Томас Л.Фридман, «Плоский мир: краткая история двадцать первого века», 2005 г.

Наш город, штат Нью-Йорк, цитируется The New Yorker, 27 марта 2000 г.

Лен Дейтон, «Зима: роман берлинской семьи», 1988 год

The Wall Street Journal, 9 мая 1997 г.

Том Вулф, «Костер тщеславия»

Фрэнк Рич, The New York Times, 18 июля 2008 г.

Джонатан Фридленд, «Верните домой революцию», 1998 год

Daily Astorian, цитируется The New Yorker, 21 апреля 2006 г.

Кэтрин Криер, «Дело против адвокатов», 2002 г.

Дэвид Липски, «Присвоение земного шара», The New York Times, 27 ноября 2005 г.

Гарнер, Брайан А.«Современное американское использование Гарнера». 2-е издание, Oxford University Press, 30 октября 2003 г.

Обнаружение конфликтов в сюрреалистических изображениях

Abstract

В этом исследовании изучалась реакция мозга на изображения, использующие несоответствие как творческий прием, часто используемый в рекламе (например, сюрреалистические изображения). Мы предположили, что эти изображения выявят реакции, схожие с когнитивным конфликтом, возникающие в результате несовместимых испытаний в типичных лабораторных задачах (т.е., Stroop Task). Действительно, во многих сюрреалистических изображениях общие визуальные элементы накладываются друг на друга, чтобы создать необычные ассоциации с семантически конфликтующими представлениями. Мы ожидали, что эти изображения задействуют сеть обработки конфликтов, описанную в теориях когнитивной нейробиологии. Мы рассмотрели эту гипотезу, измерив мощность среднефронтальных тета-колебаний с помощью ЭЭГ, пока участники просматривали изображения через интерфейс, похожий на социальные сети. Неконгруэнтные изображения, по сравнению с контрольными, привели к значительному увеличению тета-силы, как и было предсказано теорией когнитивного конфликта.Мы также обнаружили увеличенную память для неконгруэнтных изображений через неделю после экспонирования по сравнению с контролем. Эти результаты подтверждают, что несовместимые изображения эффективно задействуют когнитивный контроль зрителя и повышают запоминаемость. Результаты этого исследования обеспечивают подтверждение когнитивных теорий в реальных сценариях (например, сюрреалистическую рекламу или искусство) и дают представление об использовании нейронных коррелятов в качестве показателей эффективности в рекламе.

Образец цитирования: Руццоли М., МакГиннесс А., Морис Фернандес Л., Сото-Фарако С. (2020) От когнитивного контроля к визуальному несоответствию: обнаружение конфликтов в сюрреалистических изображениях.PLoS ONE 15 (6):
e0224053.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0224053

Редактор: Франческо Ди Руссо, Universita degli Studi di Roma La Sapienza, ИТАЛИЯ

Поступила: 2 октября 2019 г .; Принята в печать: 7 мая 2020 г .; Опубликовано: 4 июня 2020 г.

Авторские права: © 2020 Ruzzoli et al. Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: данные доступны по адресу: https://osf.io/wftd7/ вместе с документом предварительной регистрации. Общие данные включают необработанные данные ЭЭГ, список электродов, данные теста памяти для всех участников, включенных в анализ, как представлено в рукописи, и файл со спецификациями для чтения данных.

Финансирование: это исследование было поддержано Министерством экономики и конкуренции (PSI2016-75558-P AEI / FEDER), AGAUR Generalitat de Catalunya (2017 SGR 1545) и Европейским исследовательским советом (PoC- 727595 to SSF) и.M.R. был поддержан стипендией Марии Склодовской-Кюри (код Ctrl — 794649 — h3020-MSCA-IF-2017 для MR).

Конкурирующие интересы: Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих финансовых интересов.

Введение

Сюрреалистические техники, порожденные художественным движением начала 20-го века, намеренно игнорируют разум. Сюрреалистические методы оказали глубокое влияние в кино, изобразительном искусстве и рекламе, где они стали формой коммуникационной стратегии [1,2].Часто эти методы состоят из сопоставления общих элементов с семантически несовместимыми представлениями для создания необычных значений. Здесь мы обращаемся к гипотезе о том, что несоответствие, порожденное сопоставлением визуальных элементов, как в сюрреалистических техниках, задействует мозговую сеть, участвующую в других формах конфликтных ситуаций, таких как когнитивный конфликт.

Когнитивный конфликт определяется как «одновременная активация несовместимых и конкурирующих представлений» [3].Обычно это тестируется в хорошо контролируемых лабораторных протоколах, таких как задача Струпа [4], задача Саймона [5] или задача Фланкера [6], которые, в частности, приводят к согласованным поведенческим [7] и физиологическим результатам [8–10]. В этих задачах несоответствие информации между характеристиками стимулов или вариантами ответа (то есть потенциальными источниками когнитивного конфликта) приводит к более медленным и более подверженным ошибкам ответам. Когнитивный конфликт связан с увеличением BOLD-ответов в передней поясной коре головного мозга — ACC (измеряется с помощью фМРТ) [8,9] и тета-осцилляторной активности (4-8 Гц) над средними фронтальными датчиками (измеряется с помощью ЭЭГ или МЭГ) [ 10,11].

Теория мониторинга конфликтов [12-15] предполагает, что ACC реагирует на наличие конфликта при обработке информации, и предполагает, что функция ACC заключается в запуске корректировок в когнитивном контроле для гибкого распределения ресурсов с целью минимизации или разрешения конфликт, например, через внимание [3,12].

В настоящем исследовании мы проверили гипотезу о том, что изображения, которые сопоставляют несовместимые значения, такие как реклама, использующая сюрреалистические методы, будут производить корректировку конфликта, как в классических протоколах конфликта.А именно, увеличение фронтально-медиальной колебательной мощности тета (4-8 Гц) по сравнению с контрольными изображениями, которые не содержат несоответствий. Насколько нам известно, только одно исследование тестировало реакцию мозга на сюрреалистические изображения в рекламе с помощью функционального магнитного резонанса (фМРТ) и показало, среди других областей, большую активацию в передней поясной коре (ACC) по сравнению с контрольной группой [16] . Мостафа [16] интерпретировал активацию ACC как связь с обнаружением новых элементов (или нарушением ожиданий) в сюрреалистических изображениях по сравнению с контрольными изображениями.

Кроме того, в настоящем исследовании мы оценили влияние конфликта на последующую память, введя задачу распознавания через неделю после первого воздействия как неконгруэнтных, так и контрольных изображений во время теста ЭЭГ. Объем зрительной памяти был связан с семантической (несогласованностью) [см. 17], посредством чего объекты, несовместимые с окружающей сценой, запоминаются лучше [см. Также 18,19]. Однако влияние сюрреалистической рекламы на память было проверено только в основополагающем исследовании, проведенном Гомером и Кале (1986) с использованием теста на свободное вспоминание.Они обнаружили, что участники, которые видели сюрреалистическую рекламу, были менее склонны к ошибкам по сравнению с контрольной группой, таким образом поддерживая предположение о том, что сюрреалистические изображения укрепляют память. Хотя рекламная индустрия часто использует конфликты для улучшения запоминаемости, наше исследование кажется первым, в котором это предположение рассматривается с нейробиологической точки зрения, объединяя электрофизиологические и поведенческие реакции на основе гипотез.

Методы

Предварительно зарегистрированный протокол

Исходные гипотезы, процедура и аналитический конвейер были предварительно зарегистрированы на платформе OSF (https: // osf.io / xa7rv /) перед сбором данных. Здесь мы представляем результаты, полученные в ходе предварительно зарегистрированных анализов, и дальнейшие исследовательские анализы, проведенные в качестве последующих действий (указаны ниже).

Участников

Мы записали данные 31 здорового участника (15 женщин) в возрасте от 18 до 34 лет (22 ± 3) с нормальным зрением или зрением с поправкой на нормальное. Данные от двух участников были исключены из-за технической проблемы с хранением данных ЭЭГ (N = 1) и из-за несоблюдения инструкций в задаче памяти (N = 1).После отклонения артефактов ЭЭГ данные еще двух участников были исключены, поскольку для анализа оставалось менее 30 испытаний без артефактов. Таким образом, в анализ были включены в общей сложности 27 участников. Только для анализа тета-пиков данные от еще одного участника были исключены, потому что в контрольных условиях не было обнаружено пика в тета-диапазоне, оставив окончательную выборку из 26 участников для этого конкретного анализа. Эксперимент проводился в соответствии с Хельсинкской декларацией и одобрен этическим комитетом CIEC Parc de Mar (Universitat Pompeu Fabra, Барселона, Испания).Перед участием в исследовании участники дали письменное информированное согласие и получили компенсацию в размере 10 евро в час за свое время.

Аппараты и стимулы

Эксперимент был разработан и проведен с использованием Psychtoolbox [20] на Matlab R2016b. Визуальные стимулы подавались через ЭЛТ-монитор (1024 x 768 пикселей) с частотой обновления 60 Гц и 32-битным цветовым разрешением. Набор из 120 несовместимых изображений был выбран из каталогов изображений, таких как Pinterest и Google Image Search, со следующими поисковыми запросами: «Креативная реклама», «Умная реклама», «Инновационная реклама» и «Сюрреалистическая реклама».Сто пять отобранных изображений были рекламными, а 15 — похожими художественными изображениями. Выбор набора неконгруэнтных изображений первоначально был основан на субъективной оценке автора того, может ли он считаться « необычным » с точки зрения семантики или визуального содержания и содержит ли он два или более взаимодействующих объекта, которые обычно семантически не связаны. (см. пример на рис. 1А).

Рис. 1.

A. Схематическое изображение испытания во время сеанса записи ЭЭГ.Испытание начиналось с фиксации 1500 мс (загрузочное колесо), за которым следовало целевое изображение (инконгруэнтное, контрольное или заполняющее), представленное в течение 2000 мс. Экран ответа предлагал участникам выбрать, думают ли они, что представленное изображение предназначено для мужчин или женщин (положение значков выбиралось случайным образом в каждом испытании), и длился до тех пор, пока не был предоставлен ответ. Следующее испытание началось после переменного интервала между испытаниями (ITI), случайным образом колеблющегося от 800 до 1000 мс. Также представлен монтаж 16 электродов ЭЭГ.Б. Схематическое изображение теста памяти, выполненного примерно через неделю после теста ЭЭГ. Участникам было предложено зафиксировать фиксацию, представленную в течение 1000 мс, до появления пары изображений. Они должны были выбрать, какое из представленных изображений (как неконгруэнтное, так и контрольное) было представлено неделей ранее во время теста ЭЭГ.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0224053.g001

Одно контрольное изображение было выбрано для каждого из 120 неконгруэнтных изображений на основе концептуального сходства (например,g., контент, основной элемент сцены, фон), а также визуальное сходство (например, цвета, свет, угол обзора камеры). Хотя невозможно полностью сопоставить все низкоуровневые функции между нашими реалистичными изображениями (несовместимые изображения и элементы управления), мы использовали «Поиск обратных изображений Google» и веб-сайт «Яндекс» (https://yandex.com/), чтобы контролировать для этого ограничения и объективно определять визуально похожие изображения. Обратный поиск изображений — это метод поиска изображений на основе содержимого (CBIR), который искал другое изображение, содержание, доминирующий цвет и другие характеристики которого аналогичны изображению, предоставленному системе (т.е., неконгруэнтный образ). Все изображения были отредактированы в Photoshop (версия CS6, 2012 г.), чтобы удалить текст и любую маркировку (например, логотипы), если они есть.

Все 240 изображений, первоначально выбранных с помощью описанных выше методов, затем были подвергнуты обзору для проверки уровней визуального несоответствия для каждого изображения независимыми экспертами. Для этого мы разработали опрос, основанный на предыдущем исследовании креативности и расхождений, проведенном Smith et al. [21]. Мы выбрали элементы, относящиеся к категориям оригинальности и синтеза, из семи, определенных в первоначальном исследовании.Хотя Smith et al. [21] широко исследуют детерминанты креативности в рекламе, мы сосредоточились только на возможности объективно определить несоответствие изображения. Мы попросили участников оценить каждое изображение от 1 (полное несогласие) до 7 (полное согласие) в соответствии со следующими утверждениями:

  1. Изображение необычное.
  2. Изображение соединяет объекты, которые обычно не связаны между собой.

Чтобы сократить продолжительность опроса для каждого участника, мы разделили весь набор из 240 изображений на три эквивалентных опроса по 80 изображений, случайным образом распределенных в Интернете через платформу опросов Qualtrics [22].Мы получили данные от 122 респондентов (N = 48, 38 и 36, для опросов 1, 2 и 3 соответственно), которые не участвовали в последующих тестах.

Затем результаты опроса были использованы для отбора изображений для эксперимента. В частности, в качестве неконгруэнтных изображений мы выбрали изображения со средним показателем 4 и выше (несовместимые изображения с высоким уровнем согласия с двумя утверждениями в обзоре). Изображения с рейтингом ниже 4 были выбраны в качестве контрольных изображений (самый низкий уровень согласия с двумя утверждениями в опросе).Затем были выбраны 100 лучших изображений в каждом состоянии (всего 200) в качестве экспериментального набора изображений. Неконгруэнтные изображения имели средний рейтинг 5,58 ± 1,33 для области «оригинальность» (вопрос 1 в опросе) и 4,26 ± 1,79 для области «синтеза» (вопрос 2 в опросе). Контрольные изображения имели средний рейтинг 2,09 ± 1,24 и 1,87 ± 1,09 соответственно. Важно помнить, что категории оригинальности (изображение необычное) и синтеза (изображение соединяет объекты, которые обычно не связаны между собой), используемые здесь в качестве инструментов для выбора изображений для несовместимого и контрольного наборов, являются индивидуальными. элементы, которые были подтверждены в более широком исследовании дивергентного мышления в рекламе [21].Другие случаи несоответствия (например, новизна, расхождение, гибкость) не рассматривались в настоящих наборах изображений, и поэтому эти элементы сами по себе не могут быть репрезентативными для всей конструкции, определенной в исходной работе.

В эксперимент также были включены изображения-заполнители на основе популярных тем в Twitter (примерно март 2018 г.) в разных местах по всему миру. Для имитации новостных лент социальных сетей было выбрано случайное сочетание изображений, связанных с текущими событиями, поп-культурой, спортом и развлечениями.Изображения-заполнители не анализировались и не включались в опрос по выбору изображений. Мы решили включить наполнители только потому, что хотели создать реалистичный контекст социальных сетей. Кроме того, мы предположили, что вкрапления изображений-наполнителей будут разбавлять контраст между неконгруэнтными и контрольными стимулами и, увеличивая набор изображений, затруднять последующую задачу памяти. Всего для эксперимента ЭЭГ было использовано 250 изображений (100 инконгруэнтных + 100 контролей + 50 наполнителей).

Для теста во время записи ЭЭГ 100 неконгруэнтных изображений и соответствующие им 100 контрольных изображений были разделены на два эквивалентных списка (уравновешенных между участниками), так что каждому участнику показывалось только одно изображение из каждой пары (либо неконгруэнтное, либо контрольное). но все изображения появлялись одинаковое количество раз в течение всего эксперимента.В дополнение к 50 контрольным и 50 неконгруэнтным изображениям, каждый список также включал все 50 заполнителей. Каждый участник просматривал только один список изображений во время записи ЭЭГ и был протестирован с использованием всех изображений (из обоих наборов) в последующем тесте памяти.

Запись ЭЭГ

Во время сеанса экспозиции ЭЭГ непрерывно регистрировалась через 16 электродов с использованием портативной системы ЭЭГ (Enobio, Neuroelectrics, Барселона, Испания) с индивидуальным монтажом электродов, сфокусированных вокруг средней лобной области (см. Рис. 1).Горизонтальные и вертикальные электроокулограммы (hEOG и vEOG) были записаны с двух дополнительных электродов, помещенных на внешний угол глазной щели и под правым глазом, соответственно. Два дополнительных электрода помещали над левым и правым сосцевидными отростками для реферирования в автономном режиме. Референсный электрод и заземление были закреплены на мочке левого уха.

В духе экологической достоверности, лежащей в основе этого исследования, мы попытались проверить наши гипотезы в условиях, близких к реалистичным, чтобы улучшить возможность применения таких измерений за пределами лаборатории [23,24].Поэтому мы использовали носимую гарнитуру для ЭЭГ, которая делает ее более гибкой и пригодной для тестирования в реальных условиях. Этого 16-электродного монтажа оказалось достаточно, чтобы измерить средне-лобную тета-мощность (рис. 1). Подход, основанный на теории, принятый здесь, помог сузить круг конкретных участков кожи головы и компенсировать относительно редкую пространственную выборку.

Эксперимент 1: Тест ЭЭГ

ЭЭГ-эксперимент проводился в тускло освещенной комнате и длился около 1 часа. Каждый участник просмотрел 150 изображений (50 неконгруэнтных, 50 контрольных и 50 заполнителей) в случайном порядке.Участников попросили решить, думают ли они, что изображение предназначено для мужской или женской аудитории, чтобы перейти к следующему изображению. Эта задача была ортогональна целям исследования и была разработана просто для того, чтобы участники внимательно смотрели на каждое изображение во время фазы ЭЭГ. Никакого специального анализа этого ответа не проводилось.

Участники положили руки ладонью вниз, указательные пальцы были расположены на клавишах ответа на клавиатуре компьютера («z» и «m» для ответов левой и правой руки, соответственно).В начале каждого испытания был вид спереди смартфона с типичным колесом загрузки на экране (имитирующим экран загрузки социальных сетей, где участники самостоятельно просматривали изображения среди другой информации, относящейся к текущим новостям). представлен на 1500 мс, который служил точкой фиксации. Затем на экране смартфона появлялось случайно выбранное неконгруэнтное, контрольное или заполняющее изображение. Через 2000 мс по обе стороны от изображения появились мужской и женский значок, сигнализирующий участникам, что они могут ответить, используя клавиши «z» и «m», соответствующие полу.Положение мужских и женских значков было рандомизировано в испытаниях, чтобы участники не могли заранее подготовить свой ответ, избегая искажения двигательной реакции в сигнале ЭЭГ. Следующее испытание началось после периода случайного колебания (от 800 до 1000 мс) после ответа. Каждый участник провел в общей сложности 5 экспериментальных блоков по 30 испытаний в каждом.

Эксперимент 2: Тест памяти

Основной целью теста памяти было выяснить, запоминаются ли неконгруэнтные образы спонтанно лучше, чем контрольные.Кроме того, общая производительность в тесте памяти будет работать как проверка реальности, гарантируя, что участники смотрят изображения во время эксперимента ЭЭГ. Мы предложили участникам вернуться в лабораторию через неделю после фазы экспонирования с записями ЭЭГ и выполнить задачу 2AFC (двухальтернативный принудительный выбор). До или во время эксперимента ЭЭГ участников не проинформировали о том, что их попросят выполнить тест памяти через неделю. В задании на запоминание участники должны были выбрать, какое из двух изображений, представленных рядом, они запомнили во время учебной сессии за неделю до этого.Всего тест памяти включал 200 изображений (100 пар). То есть полные наборы конгруэнтных и неконгруэнтных изображений, включая 50 неконгруэнтных (и 50 конгруэнтных) изображений, которые были ранее замечены, случайным образом соединенные с 50 неконгруэнтными (и 50 конгруэнтными) изображениями, которые не были замечены во время записи ЭЭГ. Все изображения были преобразованы в черно-белые, чтобы побудить участников полагаться на свою концептуальную память изображений, а не на особенности восприятия [25]. Участники положили руки ладонями вниз, указательные пальцы были расположены на клавишах ответа на клавиатуре компьютера («z» и «m» для ответов левой и правой руки, соответственно).В центре экрана появился крест фиксации вместе с парами изображений (1000 мс), представленными сбоку. Участников проинструктировали ответить как можно быстрее, указав, какое из двух представленных изображений они запомнили, когда они видели во время эксперимента ЭЭГ. После того, как изображения исчезли, крест-фиксация оставалась до тех пор, пока участники не нажали клавишу «z» или «m», соответствующую изображению слева и справа от креста фиксации. Положение видимого изображения в паре (правильный ответ) было уравновешенным.Следующая пара изображений появилась через 1000 мс после ответа (рис. 1B).

Предварительная обработка данных

Данные

ЭЭГ были отфильтрованы по верхним частотам от 0,5 и по нижним частотам от 40 Гц (фильтры Баттерворта 2-го и 8-го порядка соответственно) с дополнительным режекторным фильтром на 50 Гц. Хотя наше первоначальное намерение состояло в том, чтобы повторно привязать сигнал к усредненному сигналу от сосцевидных электродов, из-за чрезмерного шума записи в сосцевидных электродах мы решили продолжить без повторной привязки. Это решение было принято на основе качества данных и до любого дальнейшего анализа данных.Данные были разделены на эпохи от -1000 мс до 2000 мс по времени начала изображения. Поскольку целевые изображения были представлены на экране в течение 2 секунд, и мы позволили участникам визуально исследовать сцену, сигнал ЭЭГ был в значительной степени загрязнен артефактами от горизонтальных и вертикальных движений глаз. Поэтому для удаления артефактов был проведен независимый компонентный анализ (ICA) с использованием инструментария FieldTrip [26], поскольку отказ от всех испытаний оставил бы слишком мало испытаний для анализа.Компоненты были осмотрены визуально, и соответствующие визуальные артефакты были удалены. В среднем на одного участника удалялись два компонента ICA. После этого все испытания были осмотрены визуально, чтобы оценить качество удаления. Согласно документу предварительной регистрации (https://osf.io/wftd7/), наше внимание было сосредоточено на тета-мощности (4–8 Гц) в средней части лобной части (Fz, Cz, FCz) во временном окне между стимулами. начало (0 мс) до 2000 мс после стимула. В качестве основы мы рассматривали временное окно от -750 мс до -250 мс для всех трех типов стимулов (неконгруэнтных, контрольных и наполнителей).

Статистический анализ

Тета-сила.

Временной ход тета-мощности был рассчитан с использованием быстрого преобразования Фурье с шагом 20 мс с использованием окна 500 мс и ответвителя Хеннинга, который включал 3 цикла центральной частоты интересующей полосы 4–8 Гц. Данные были скорректированы по базовой линии с использованием периода от -750 мс до -250 мс и преобразованы в дБ. Затем данные были усреднены по испытаниям для различных условий и каждого участника. Тета-мощность усреднялась по интересующим электродам Fz, FCz и Cz и по тета-диапазону (4–8 Гц), получая единый временной график для каждого участника и состояния.

Мы извлекли максимальную амплитуду тета-пика для каждого участника и условия во временном окне между 50 мс и 600 мс после стимула из средней активности электродов Fz, FCz и Cz. Это типичное временное окно, используемое для лобно-медиального Тета-анализа в типичном лабораторном протоколе [27–29], и оно минимизирует возможные вызванные эффекты из-за начала изображения (<50 мс). Затем мы вычислили среднюю амплитуду в окне 80 мс с центром на пике (от -40 до +40 мс) для каждого участника и условия.Наконец, мы сравнили пиковую амплитуду между контрольными и неконгруэнтными условиями отдельно, выполнив t-тест (односторонний; α = 0,05) с гипотезой о том, что пиковая амплитуда была больше для неконгруэнтных изображений, чем для контрольных изображений. Эквивалентный исследовательский незарегистрированный анализ был проведен на латентном периоде пика (см. Ниже). Мы решили сначала проверить нашу гипотезу на пике тета (вместо средней активности в течение всего временного окна), чтобы сохранить различия между пиками субъекта и состояния в тета-диапазоне [27, см., Например, 30].

Тест памяти.

Для теста поведенческой памяти мы ожидали, что неконгруэнтные изображения будут запоминаться лучше по сравнению с контрольными изображениями [19]. Поэтому мы проверили, был ли средний правильный ответ по группе в неконгруэнтных испытаниях больше, чем в контрольных испытаниях, с помощью парного t-критерия (один хвост; α = 0,05).

Разведочные анализы

Тета-сила.

Из графика тета-мощности, описанного выше, мы также проанализировали задержку пика тета, сравнивая пиковую задержку между контрольными и неконгруэнтными условиями отдельно с помощью t-критерия (двусторонний; α = 0.05). Мы также включили незарегистрированный анализ, который вместо одного пика сравнивал время тета от 250 мс до 1000 мс (временное окно выбрано, чтобы избежать потенциального загрязнения из-за вызванной активности стимула). Правосторонний парный t-тест был запущен с альфа-уровнем 0,05 для каждой временной точки в пределах окна. Коррекция множественного сравнения после Guthrie & Buchwald [31] определила порог в 7 последовательных значимых (p <0,05) точек (φ ~ = 0,99, количество временных точек = 38, N = 26 и Theta =.05). Тот же интервал был значимым при корректировке временного окна от 0 до 1000 мс, которое определяет порог из 10 последовательных значимых точек. Был проведен тот же анализ, но с усреднением по участникам по каждому пункту, чтобы провести корреляцию по пунктам.

Альфа-сила.

Помимо предварительно зарегистрированного протокола, мы также решили изучить связанную гипотезу о том, что обнаружение конфликта запускает динамическую настройку когнитивного контроля через переориентацию внимания [32]. Эта гипотеза также выводится из теоретической основы механизмов когнитивного контроля [12].Согласно этой гипотезе, внимание следует повышать сразу после неконгруэнтных изображений по сравнению с контрольными изображениями после них. Аналогично, что касается тета-мощности, мы рассчитали для каждого участника и протестировали мощность в диапазоне от 8 до 14 Гц на основе средней активности задних электродов (P3, Pz, P4, O1, O2). Эти электроды были выбраны с учетом ожидания, что эффекты внимания будут лучше всего отражаться на активности задней части скальпа. Мы рассчитали разницу в мощности альфа между неконгруэнтными и контрольными условиями для каждого участника.Эта разница была проанализирована на уровне группы с помощью правостороннего t-критерия (α = 0,05). В качестве признака распределения внимания мы посмотрели на мощность альфа (8–14 Гц) после представления изображения. Действительно, уменьшение затылочно-теменной альфа-мощности было связано с эффективным распределением внимания [32]. Аналогично, что касается тета-мощности, мы сравнили мощность альфа-канала после неконгруэнтного и контрольного изображений во временном окне 150–1000 мс с шагом 20 мс, используя правосторонний t-критерий (α = 0,05) с гипотезой о том, что мощность альфа-канала будет быть ниже для неконгруэнтных, чем для конгруэнтных условий.Однако после корректировки сравнение оказалось несущественным и в дальнейшем обсуждаться не будет.

Тест памяти RTs.

Что касается предварительно зарегистрированного анализа точности в тесте памяти, мы также провели анализ среднего времени отклика группы (RT). Для анализа учитывались только правильные RT отклика в пределах ± 2SD от индивидуального среднего. Поскольку у нас не было гипотезы относительно RT, мы применили двусторонний t-критерий (p <0,05).

Постатейная корреляция между тета-мощностью и производительностью памяти.

Мы исследовали возможность существования некоторой взаимосвязи между модуляцией тета-мощности, обнаруженной при анализе ЭЭГ, и эффектом поведенческой памяти. В частности, мы проверили, запоминаются ли изображения, которые давали более сильный отклик тета-мощности (необработанная тета-мощность, усредненная по участникам на изображение) (то есть более высокая точность и меньшее время реакции через неделю), с помощью корреляции по каждому пункту. Чтобы оценить тета-мощность для этой корреляции, мы вычислили среднюю необработанную тета-мощность в окне 370–710 мс, которая оказалась значимой на уровне группы при сравнении неконгруэнтных и контрольных условий.Мы выполнили тот же анализ на уровне участников, но в этом случае вместо исходной тета-мощности мы вычислили среднюю разницу между неконгруэнтными и контрольными изображениями в том же временном окне, что и раньше, а затем провели корреляцию с производительностью памяти.

Результаты

Согласно предсказаниям на основе предварительно зарегистрированной гипотезы, наше внимание было сосредоточено на тета-мощности (4–8 Гц) в лобно-медиальных точках (отраженных в Fz, Cz, FCz). Мы извлекли максимальную амплитуду тета-пика для каждого участника и условия во временном окне от 50 до 600 мс после представления изображения.Разница в амплитуде пика (средняя амплитуда ± 40 мс вокруг пика) в тета-диапазоне между неконгруэнтным (1,49 ± 1,12 дБ) и контрольным (1,33 ± 1,33 дБ) условиями не была значимой [t (25) = 0,69; р = 0,246; d z = 0,135]. Однако латентность пиков тета была разной в зависимости от условий [неконгруэнтный 0,26 с ± 0,12; контроль 0,20 с ± 0,09; t (25) = 2,09; р = 0,047; d z = 0,409], что мы интерпретировали как разницу во времени лобно-медиальных тета-ответов между состояниями.Поэтому мы решили провести незарегистрированный анализ лобно-медиальной тета-мощности, но с течением времени. Для этого мы сравнили фронтально-медиальную амплитуду тета в ответ на неконгруэнтные и контрольные изображения во временном окне 250–1000 мс с шагом 20 мс, используя правосторонний t-критерий (α = 0,05) гипотезы о том, что сила тета будет больше в неконгруэнтных по сравнению с конгруэнтными условиями с течением времени. Коррекция множественного сравнения после Guthrie & Buchwald [31] определила порог 7 последовательных значимых (p <0.05) точек (φ ~ = 0,99, количество временных точек = 38, N = 27 и Theta = 0,05). Мы обнаружили существенные различия между неконгруэнтными и контрольными изображениями во фронтально-медиальной тета-мощности между 370 и 710 мс, с 18 последовательными значимыми точками, показывая, что просмотр неконгруэнтных изображений был связан с более высокой тета-силой по сравнению с контролем (см. Рис. 2). Важно отметить, что два анализа (исходный предварительно зарегистрированный анализ тета-пика и временная эволюция тета-мощности) затрагивают разные аспекты тета-ответа, но оба включают одну и ту же (предварительно зарегистрированную) гипотезу о том, что несовместимые изображения будут вызывают более сильную тета-мощность по сравнению с элементами управления во временном окне после представления изображения.

Рис. 2. Тета-мощность (4–8 Гц), рассчитанная по средним фронтальным электродам (Fz, Cz, FCz) как функция времени (0 = начало изображения) для (A) инконгруэнтных и контрольных условий отдельно, и (B) как разница между двумя условиями.

Пунктирные вертикальные линии указывают временное окно, используемое для анализа (250–1000 мс), а серая область показывает интервал (370–710 мс), в котором два условия значительно различаются после корректировки множественного сравнения. Заштрихованные области вокруг линий представляют стандартную ошибку среднего.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0224053.g002

Поскольку нас также интересовала запоминаемость неконгруэнтных изображений по сравнению с контрольными изображениями, мы пригласили участников вернуться в лабораторию через неделю после записи ЭЭГ. и выполнить тест памяти: их попросили выбрать, какое из двух изображений, представленных бок о бок, они запомнили во время сеанса ЭЭГ (двухальтернативная задача с принудительным выбором -2AFC) (рис. 1B). Как и ожидалось, неконгруэнтные изображения запоминались чаще (попадание = 84% ± 9%) по сравнению с контрольными изображениями (попадание = 71% ± 13%) [t (26) = 6.77; p = 3e -07 , d z = 1,3]. Среднее время реакции (RT) для неконгруэнтных изображений (2,2 с ± 0,60) было быстрее, чем для контрольных изображений (2,4 ± 0,8) [t (26) = -3,28; p = 0,00291, d z = -0,63] (рис. 3).

Рис. 3. Результаты теста памяти с точки зрения точности (A) и времени реакции (B) для неконгруэнтных и контрольных изображений, а также разницы между двумя условиями.

Каждая точка представляет участника, столбцы показывают среднее значение по группе и стандартную ошибку среднего.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0224053.g003

Учитывая положительные результаты как по модуляции тета-мощности, так и по тесту памяти, мы решили провести поэтапную корреляцию между двумя измерениями ( разведочный анализ). Мы рассчитали точность по каждому пункту как долю правильных ответов среди участников, а по каждому пункту тета-мощность, усреднив ее среди участников. Мы хотели бы подчеркнуть, что не все изображения были представлены всем участникам (см. Эксперимент 1), но они были сбалансированы между ними.Мы обнаружили небольшую, но значимую корреляцию на уровне элемента за элементом между тета-мощностью и точностью памяти (t = 2,180, df = 198, p-значение = 0,030, 95% ДИ = [0,015 0,29], r = 0,15). Наши данные подтверждают, что эффект положительный, поскольку ДИ исключает значение r = 0, хотя оно может варьироваться от очень скромного эффекта от 0,015 до 0,29. Эта корреляция предполагает, что изображения, которые вызывают более высокие фронтально-медиальные тета-энергетические ответы, чаще всего вспоминаются через неделю после фазы ЭЭГ (рис. 4).

Рис. 4. Корреляция между изображениями между наведенной тета-мощностью (ось x) и долей правильных ответов (ось y) при тестировании памяти.

Линейная аппроксимация методом наименьших квадратов и ее доверительный интервал показаны пунктирной линией и заштрихованной областью соответственно.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0224053.g004

На уровне участников мы не обнаружили корреляции между разницей тета-мощности и точностью памяти (t = -1,888, df = 25, p-value = 0.070, 95% ДИ = [-0,65 0,03], r = -0,35). Это означает, что участники с более сильной модуляцией тета не обязательно будут лучше запоминать образы. Корреляция между тета-силой и временем реакции не была значимой ни для разных заданий (t = -0,122, df = 198, p-value = 0,903, 95% ДИ = [-0,15 0,13], r = -0,009), ни для участников (t = -1,45, df = 25, значение p = 0,158, 95% CI = [-0,60 0,11], r = -0,28).

Обсуждение

Мы проверили гипотезу о том, что изображения, содержащие несоответствия, такие как сюрреалистические изображения, часто используемые в рекламе, вызывают в мозгу реакции когнитивного конфликта.Мы также проверили связанное с этим предположение, что эпизодическая память для изображений с неконгруэнтным содержанием будет лучше, чем для других, конгруэнтных изображений. Мы основывали наши прогнозы на теории мониторинга конфликтов [3,12–15,33], что позволило нам уточнить ожидаемые результаты (см. Предварительную регистрацию https://osf.io/wftd7/). Мы измерили лобно-медиальную активность тета-ЭЭГ, надежного нейромаркера когнитивного конфликта [10], после представления неконгруэнтных изображений, выбранных из медийной рекламы, по сравнению с визуально похожими, но реалистичными изображениями.Как и предполагалось, хотя и с незарегистрированным конвейером анализа, мы обнаружили, что неконгруэнтные изображения не только генерировали более сильную тета-активность в лобно-медиальных участках кожи головы по сравнению с контрольными изображениями, но и обеспечивали более высокую скорость распознавания в задаче памяти, выполненной через неделю после экспонирования. . Учитывая, что мы специально выбрали несовместимые изображения в основном из реальной рекламы, разработанной в соответствии с сюрреалистическими методами, более высокая запоминаемость этих изображений может рассматриваться как ключевой поведенческий показатель эффективности рекламы [34].Кроме того, постатейная тета-мощность и последующее распознавание памяти для соответствующего изображения показали слабую, хотя и значительную корреляцию. Это говорит о том, что чем сильнее тета-реакция, которую изображение вызывает в мозгу, тем с большей вероятностью оно запомнится.

Неконгруэнтные изображения генерируют паттерн активации мозга (т. Е. Фронтально-медиальное приращение тета-мощности), подобный тому, который наблюдался в исследованиях конфликтов, которые обосновывали теории когнитивного контроля [3,13]. Основываясь на этом, мы предполагаем, что сюрреалистические изображения, использующие сопоставление несовместимых элементов, порождают конфликт на когнитивном уровне и могут быть объяснены этими теориями.

В соответствии с нашим отчетом, Мостафа [16] использовал фМРТ для измерения ВЫСОКИХ ответов во время пассивного просмотра рекламы, исследуя, какие области мозга были активированы сюрреалистическими изображениями. Он обнаружил, что сюрреалистические изображения вызывают большую активацию в ACC (среди нескольких других областей) по сравнению с другими изображениями. Мостафа также предположил, что нарушение ожиданий, вызванное сюрреалистическими изображениями, может способствовать более позднему воспоминанию, хотя он не тестировал воспоминание явно. Здесь мы смогли подтвердить это предположение: сюрреалистические изображения запоминаются лучше, чем контрольные.Эта гипотеза подразумевается в реальной рекламе, хотя предыдущие результаты когнитивной нейробиологии показывают, что действительно неконгруэнтные элементы в сцене запоминаются. Например, Кребс с соавторами [19] изучали влияние когнитивного конфликта на память, используя модифицированную версию задачи Струпа (то есть задачу Струпа с выражением лица), показывая, что лица, связанные с несовместимыми стимулами, запоминаются лучше. В другом исследовании, проведенном Фридманом [18], участники заметили только изменения, которые были внесены в объекты, которые были неожиданными в зависимости от окружающей сцены (например,г., кофеварка показана во дворе фермы по сравнению с кухней). Наконец, Гомер и Кале [2] обнаружили, что участники, которые видели сюрреалистическую рекламу, лучше вспоминали, чем контрольная группа, которая смотрела несюрреалистичную рекламу. В соответствии с упомянутыми исследованиями, настоящее исследование показало, что неконгруэнтные изображения запоминаются лучше, чем контрольные, спустя неделю. Примечательно, что лобно-медиальные тета-ответы на изображения коррелировали с производительностью памяти от изображения к изображению. Хотя величина эффекта этой корреляции невелика, она предполагает потенциальную связь между мозговыми механизмами когнитивного контроля и кодирования эпизодической памяти.Эта ссылка может найти применение в контексте рекламных стратегий и помочь обосновать давнее предположение о рекламе с помощью сюрреалистических изображений: изображения, содержащие сопоставление несовместимых элементов, запоминаются. Наши результаты представляют собой жизнеспособную экспериментальную процедуру и данные, подтверждающие концепцию, которые помогают преодолеть разрыв между научной структурой, основанной на когнитивной нейробиологии и рекламе, открывая новое понимание взаимосвязи между когнитивным конфликтом и несовместимыми изображениями, такими как сюрреалистическая реклама.

Тип конфликта, рассматриваемый в настоящем исследовании, порождается несоответствием между визуальными свойствами стимула, независимо от конфликта на уровне реакции. Первоначальная версия теории мониторинга конфликта предполагала, что конфликт может возникать на различных этапах обработки информации, от перцептивного представления до категоризации стимулов и выбора ответа [12]. Тем не менее, на сегодняшний день большинство исследований, связанных с лобно-медиальной тета-силой и когнитивным контролем, борются за устранение неоднозначности между конфликтом ответов и конфликтом стимулов [33].Учитывая характер нашей парадигмы, чистый конфликт стимулов был актуален, и мы анализировали реакцию только с начала изображения, избегая подготовки ответа или двигательной активности, используя протокол отложенного ответа и случайное назначение сторон ответа. Наши результаты показывают, что отход от типичных лабораторных задач может привести к открытиям, которые представляют интерес для самой теории, в дополнение к реальным приложениям, хотя экспериментальный контроль выбора изображения следует рассматривать как потенциальное ограничение, поскольку он источник изменчивости.

Идея (и представленные здесь доказательства) о том, что механизмы когнитивного контроля могут согласовываться с обработкой сюрреалистических изображений, устанавливает плодотворную связь между нейрокогнитивными теориями и рекламой. Например, хотя часто предполагается, что люди избегают конфликта, потому что он требует энергетических затрат (физические и / или умственные усилия) [35,36], одна наводящая на размышления и предположительная возможность состоит в том, что разрешение конфликта может также действовать как внутренняя награда [ 15,37]. Недавно Inzlicht et al.[15] предложили вычислительную модель, в которой усилия можно рассматривать как стоимость, так и добавленную стоимость, которая работает как внутреннее вознаграждение и мотивация. Неконгруэнтные изображения могут потребовать дополнительной обработки (т. Е. Усилий) для интерпретации, что может иметь положительные последствия (т. Е. Более сильная память). Поэтому, расширяя предложение Inzlicht, et al. [15], сюрреалистическая стратегия, используемая в рекламе и искусстве, не только вызывает когнитивный конфликт и увеличивает память, как показывают наши данные, но также может рассматриваться как внутренняя награда, потенциально связанная с положительным субъективным опытом [38,39].Однако это остается вопросом, который предстоит проверить в будущих исследованиях.

До сих пор мы рассматривали только интерпретацию, согласно которой сюрреалистические рекламные изображения вызывают когнитивный конфликт; но следует изучить альтернативы. Во-первых, в этом исследовании мы операционализировали нашу гипотезу, используя семантическое несоответствие, которое является типичной стратегией в сюрреалистических техниках. Однако следует учитывать, что сюрреалистические изображения не всегда (или даже обязательно) определяются неконгруэнтным содержанием.Поэтому наши выводы ограничиваются этими конфликтными ситуациями. Во-вторых, усиление тета-мощности в лобно-медиальных точках считается надежной мерой когнитивного конфликта, что демонстрируется классическими экспериментальными парадигмами (то есть задачами Струпа, Фланкера, Саймона) когнитивного контроля [7,29]. Тем не менее, повышение мощности тета также было связано с новизной, ошибками или даже обратной связью об ошибках [29]. Поскольку задача во время записи ЭЭГ была ортогональна манипуляции конгруэнтностью, сомнительно, что эффекты Тета могли быть связаны с ошибками участников или отрицательной обратной связью.Фактически, ошибки не могли быть возможны, и обратная связь не предоставлялась. Кроме того, элемент повышенной новизны обязательно смешивается с сюрреализмом, и поэтому следует учитывать его вклад в наши основные открытия. В самом деле, мы решили выбрать несовместимые изображения на основе оригинальности и обобщающих аспектов расхождения рекламы, как это определено Smith et al. [21], оба из которых в некоторой степени предполагают новизну.

В заключение, это исследование представляет собой оригинальное свидетельство того, что сюрреалистические изображения могут вызывать когнитивный конфликт в мозгу и создавать незабываемые впечатления, как и изначальный дух сюрреалистического движения при его зарождении: «Изображение является чистым. создание ума.Это не может быть рождено из сравнения, но из сопоставления двух более или менее далеких реальностей. Чем более отдаленными и правдивыми будут отношения между двумя противопоставленными реальностями, тем сильнее будет изображение — тем больше будет его эмоциональная сила и поэтическая реальность… »Пьер Реверди, 1918 г. в« Манифесте сюрреализма »[40].

Благодарности

Мы хотим поблагодарить доктора Марка Луиса Вивеса за его комментарии к предварительной версии рукописи и обсуждения темы.

Ссылки

  1. 1.
    Ли Е Джу, Шуман DW. Объяснение частного случая несоответствия в рекламе: сочетание классических теоретических подходов. Марк Теория. 2004; 4: 59–90.
  2. 2.
    Гомер PM, Kahle LR. Объяснение социальной адаптации влияния сюрреализма на рекламу. J Advert. 1986; 15: 50–60.
  3. 3.
    Ботвиник MM, Коэн JD, Картер CS. Мониторинг конфликтов и передняя поясная извилина коры: обновление. Trends Cogn Sci.2004. 8: 539–546. pmid: 15556023
  4. 4.
    Струп-младший. Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. J Exp Psychol. 1935. 18: 643–662.
  5. 5.
    Саймон-младший, Смолл А.М. Обработка слуховой информации: помехи из-за нерелевантной реплики. J Appl Psychol. 1969; 53: 433–435. pmid: 5366316
  6. 6.
    Эриксен Б.А., Эриксен К.В. Влияние шумовых букв на идентификацию целевой буквы в непоисковой задаче. Восприятие психофизики. 1974. 16: 143–149.
  7. 7.
    Macleod CM. Психологический бюллетень. Полвека исследований эффекта Струпа: комплексный обзор. Psychol Assoc Inc 199 л. 1991. Доступно: http://melaniestefan.net/MacLeod1991.pdf
  8. 8.
    Бравер Т.С., Барч Д.М., Грей младший. Передняя поясная кора и конфликт ответов: эффекты частоты, торможения и ошибок. Кора головного мозга. 2001; 11: 825–836. pmid: 11532888
  9. 9.
    Kerns JG, Cohen JD, MacDonald AW, Cho RY, Stenger VA, Carter CS.Мониторинг конфликта передней поясной извилины и корректировка в контроле. Наука. 2004. 303: 1023–6. pmid: 14963333
  10. 10.
    Кавана Дж., Фигероа К.М., Коэн М.Х., Фрэнк М.Дж. Фронтальная тета отражает неопределенность и неожиданность во время исследования и эксплуатации. Cereb Cortex. 2012; 22: 2575–2586. pmid: 22120491
  11. 11.
    Коэн MX. Нейронная микросхема для обнаружения когнитивных конфликтов и передачи сигналов. Trends Neurosci. 2014; 37: 480–490. pmid: 25034536
  12. 12.Ботвиник М.М., Бравер Т.С., Барч Д.М., Картер С.С., Коэн Дж. Д. Мониторинг конфликтов и когнитивный контроль. Psychol Rev.2001; 108: 624–652. pmid: 11488380
  13. 13.
    Шенхав А., Ботвиник М.М., Коэн Дж. Д. Ожидаемое значение контроля: интегративная теория функции передней поясной коры. Нейрон. 2013; 79: 217–240. pmid: 23889930
  14. 14.
    Шенхав А., Коэн Дж. Д., Ботвиник М. М.. Дорсальная передняя поясная кора и значение контроля. Nat Neurosci. 2016; 19: 1286–1291.pmid: 27669989
  15. 15.
    Inzlicht M, Shenhav A, Olivola CY. Парадокс усилий: усилия дороги и ценны. SSRN Electron J. 2017 [цитировано 5 марта 2019 г.].
  16. 16.
    Мостафа ММ. Постоянство памяти: исследование с помощью фМРТ обработки мозгом сюрреалистических образов в рекламе. J Mark Commun. 2013; 19: 341–359.
  17. 17.
    Брэди Т.Ф., Конкл Т., Альварес Г.А. Обзор емкости зрительной памяти: помимо отдельных предметов и в сторону структурированных представлений.J Vis. 2011; 11: 4–4. pmid: 21617025
  18. 18.
    Фридман А. Обрамление картинок: роль знаний в автоматизированном кодировании и памяти для сути. J Exp Psychol Gen.1979; 108: 316–55. Доступно: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/528908
  19. 19.
    Krebs RM, Boehler CN, De Belder M, Egner T. Механизмы управления нервными конфликтами улучшают память на целевые стимулы. Cereb Cortex. 2015; 25: 833–843. pmid: 24108799
  20. 20.
    Brainard DH. Набор инструментов психофизики.Spat Vis. 1997. 10: 433–6. pmid: 9176952
  21. 21.
    Smith RE, MacKenzie SB, Yang X, Buchholz LM, Darley WK, Smith RE и др. Моделирование детерминант и эффектов творчества в рекламе. Mark Sci. 2007; 26: 819–833.
  22. 22.
    Qualtrics. Прово, Юта, США; https://www.qualtrics.com
  23. 23.
    Матуш П.Дж., Диккер С., Хут А.Г., Перродин С. Готовы ли мы к реальной нейробиологии? J Cogn Neurosci. 2019; 31: 327–338. pmid: 29916793
  24. 24.Сото-Фарако С., Квасова Д., Биау Е., Икуми Н., Руццоли М., Морис-Фернандес Л. и др. Мультисенсорные взаимодействия в реальном мире. В: Эннс Джеймс Т., редактор. Элементы в восприятии. Cambridge University Press; 2019.
  25. 25.
    Дзулкифли М.А., Мустафар М.Ф. Влияние цвета на производительность памяти: обзор. Malays J Med Sci. 2013; 20: 3–9. Доступно: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/23983571
  26. 26.
    Остенвельд Р., Фрис П., Марис Э., Шоффелен Дж.М.FieldTrip: программное обеспечение с открытым исходным кодом для расширенного анализа данных МЭГ, ЭЭГ и инвазивных электрофизиологических данных. Comput Intell Neurosci. 2011; 2011: 156869. pmid: 21253357
  27. 27.
    Кастро Л., Сото-Фарако С., Морис Фернандес Л., Руццоли М. Распад эффекта Саймона в кросс-модальном контексте: данные ЭЭГ. Eur J Neurosci. 2018; 47. pmid: 29495127
  28. 28.
    Морис Фернандес Л., Торральба М., Сото-Фарако С. Тета-колебания отражают обработку конфликта в восприятии иллюзии Мак-Герка.Eur J Neurosci. 2018; 48: 2630–2641. pmid: 29250857
  29. 29.
    Кавана, Замбрано-Васкес Л., Аллен Дж.Дж. Theta lingua franca: Обычный средний фронтальный субстрат для процессов мониторинга действий. Психофизиология. 2012; 49: 220–238. pmid: 22091878
  30. 30.
    Гульбинаит Р., Ван Рейн Х., Коэн М.Х. Колебания лобно-теменной сети показывают взаимосвязь между объемом рабочей памяти и когнитивным контролем. Front Hum Neurosci. 2014; 8: 761. pmid: 25324759
  31. 31.Guthrie D, Buchwald JS. Проверка значимости разностных потенциалов. Психофизиология. 1991. С. 240–244. pmid: 1946890
  32. 32.
    Комптон Р.Дж., Хубер Э., Левинсон А.Р., Жеутлин А. Является ли конфликт «адаптацией к конфликту»? Поведенческие и ЭЭГ свидетельства недооценки роли конгруэнтных исследований.