Стихотворение о труде для детей: Стихи о труде — Стихи, картинки и любовь

Стихи о труде и профессиях

СТИХИ О ТРУДЕ И ПРОФЕССИЯХ В ТВОРЧЕСТВЕ

СЕРГЕЯ ВЛАДИМИРОВИЧА МИХАЛКОВА

Сведения об авторах (авторах-составителях; составителях)

Гребнева Н.В. МАДОУ «ДЕТСТВО» д/с49 воспитатель

Аннотация (краткое описание представленного материала и методическое назначение)

Подобранные стихотворения стихи о труде и профессиях из произведений С.В.Михалкова.

Направлены на ознакомление детей с его творчеством.

Благодаря знакомству с произведениями писателя дети научаться дружить, уважительно относиться к труду.

Стихи С.В.Михалкова помогают сформировать у детей устойчивый интерес к чтению, умению слушать и понимать художественный текст.

«А что у вас»

Кто на лавочке сидел,

Кто на улицу глядел,

Толя пел,

Борис молчал,

Николай ногой качал.

Дело было вечером,

Делать было нечего.

Галка села на заборе,

Кот забрался на чердак.

Тут сказал ребятам Боря

Просто так:

— А у меня в кармане гвоздь.

А у вас?

— А у нас сегодня гость.

А у вас?

— А у нас сегодня кошка

Родила вчера котят.

Котята выросли немножко,

А есть из блюдца не хотят.

— А у нас на кухне газ.

А у вас?

— А у нас водопровод.

Вот.

— А из нашего окна

Площадь Красная видна.

А из вашего окошка

Только улица немножко.

— Мы гуляли по Неглинной,

Заходили на бульвар,

Нам купили синий-синий,

Презеленый красный шар.

— А у нас огонь погас

— Это раз.

Грузовик привез дрова

— Это два.

А в-четвертых, наша мама

Отправляется в полет,

Потому что наша мама

Называется пилот,

— С лесенки ответил Вова:

— Мама — летчик?

Что ж такого!

Вот у Коли, например,

Мама — милиционер.

А у Толи и у Веры

Обе мамы — инженеры.

А у Левы мама — повар.

Мама — летчик?

Что ж такого!

— Всех важней, — сказала Ната,

— Мама вагоновожатый,

Потому что до Зацепы

Водит мама два прицепа.

И спросила Нина тихо:

— Разве плохо быть портнихой?

Кто трусы ребятам шьет?

Ну конечно, не пилот.

Летчик водит самолеты

— Это очень хорошо.

Повар делает компоты

— Это тоже хорошо.

Доктор лечит нас от кори,

Есть учительница в школе.

Мамы разные нужны,

Мамы всякие важны.

Дело было вечером,

Спорить было нечего.

Булка

Три паренька по переулку,

Играя будто бы в футбол,

Туда-сюда гоняли булку

И забивали ею гол.

Шел мимо незнакомый дядя,

Остановился и вздохнул

И, на ребят почти не глядя,

К той булке руку протянул.

Потом, насупившись сердито,

Он долго пыль с нее сдувал

И вдруг спокойно и открыто

При всех ее поцеловал.

— Вы кто такой?- спросили дети,

Забыв на время про футбол.

— Я пекарь! — человек ответил

И с булкой медленно ушел.

И это слово пахло хлебом

И той особой теплотой,

Которой налиты под небом

Моря пшеницы золото.

В парикмахерской

Папа к зеркалу садится:

— Мне постричься и побриться!

Старый мастер все умеет:

Сорок лет стрижет и бреет.

Он из маленького шкафа

Быстро ножницы достал,

Простыней укутал папу,

Гребень взял,

За кресло встал,

Щелкнул ножницами звонко,

Раз-другой взмахнул гребенкой,

От затылка до висков

Выстриг много волосков,

Расчесал прямой пробор,

Вынул бритвенный прибор.

Зашипело в чашке мыло,

Чтобы бритва чище брила;

Фыркнул весело флакон

С надписью: «Одеколон»…

Рядом девочку стригут.

Два ручья из глаз бегут.

Плачет глупая девчонка,

Слезы виснут на носу –

Парикмахер под гребенку

Режет рыжую косу.

Если стричься решено,

Плакать глупо и смешно.

Дядя Степа милиционер

Кто не знает дядю Степу?

Дядя Степа всем знаком!

Знают все, что дядя Степа

Был когда-то моряком.

Что давно когда-то жил он

У заставы Ильича.

И что прозвище носил он:

Дядя Степа — Каланча.

И сейчас средь великанов

Тех, что знает вся страна,

Жив-здоров Степан Степанов –

Бывший флотский старшина.

Он шагает по району

От двора и до двора,

И опять на нем погоны,

С пистолетом кобура.

Он с кокардой на фуражке,

Он в шинели под ремнем,

Герб страны блестит на пряжке –

Отразилось солнце в нем!

Он идет из отделенья,

И какой-то пионер

Рот раскрыл от изумленья:

«Вот так ми-ли-ци-о-нер!»

Дядю Степу уважают

Все, от взрослых до ребят.

Встретят — взглядом провожают

И с улыбкой говорят:

— Да-а! Людей такого роста

Встретить запросто не просто!

Да-а! Такому молодцу

Форма новая к лицу!

Если встанет на посту,

Все увидят за версту!

Возле площади затор –

Поломался светофор:

Загорелся желтый свет,

А зеленого все нет…

Сто машин стоят, гудят –

С места тронуться хотят.

Три, четыре, пять минут

Им проезда не дают.

Тут сотруднику ОРУДа

Дядя Степа говорит:

— Что, братишка, дело худо?

Светофор-то не горит!

Из стеклянной круглой будки

Голос слышится в ответ:

— Мне, Степанов, не до шутки!

Что мне делать, дай совет!

Рассуждать Степан не стал –

Светофор рукой достал,

В серединку заглянул,

Что-то где-то подвернул…

В то же самое мгновенье

Загорелся нужный свет.

Восстановлено движенье,

Никаких заторов нет!

Нам ребята рассказали,

Что Степана с этих пор

Малыши в Москве прозвали:

Не «Маяк», а «Светофор».

Что случилось?

На вокзале

Плачет мальчик лет пяти.

Потерял он маму в зале.

Как теперь ее найти?

Все милицию зовут,

А она уж тут как тут!

Дядя Степа не спеша

Поднимает малыша,

Поднимает над собою,

Над собой и над толпою

Под высокий потолок:

— Посмотри вокруг, сынок!

И увидел мальчик: прямо,

У аптечного ларька,

Утирает слезы мама,

Потерявшая сынка.

Слышит мама голос Колин:

— Мама! Мама! Вот где я!

Дядя Степа был доволен:

«Не распалася семья!»

Шел из школы ученик –

Всем известный озорник.

Он хотел созорничать,

Но не знал, с чего начать.

Шли из школы две подружки –

В белых фартуках болтушки.

В сумках — книжки и тетрадки,

А в тетрадках все в порядке.

Вдруг навстречу озорник,

В ранце — с двойками дневник,

Нет эмблемы на фуражке,

И ремень уже без пряжки.

Не успели ученицы

От него посторониться –

Он столкнул их прямо в грязь,

Над косичками смеясь.

Ни за что он их обидел

У прохожих на виду,

А потом трамвай увидел –

Прицепился на ходу.

На подножку встал ногой,

Машет в воздухе другой!

Он не знал, что дядя Степа

Видит все издалека.

Он не знал, что дядя Степа

Не простит озорника.

От дверей универмага

Дядя Степа в тот же миг

Сделал три огромных шага

Через площадь напрямик.

На трамвайном повороте

Снял с подножки сорванца:

— Отвечайте: где живете?

Как фамилия отца?

С постовым такого роста

Спорить запросто не просто.

На реке и треск и гром –

Ледоход и ледолом.

Полоскала по старинке

Бабка в проруби простынки.

Треснул лед — река пошла,

И бабуся поплыла.

Бабка охает и стонет:

— Ой, белье мое утонет!

Ой! Попала я в беду!

Ой, спасите! Пропаду!

Дядя Степа на посту –

Он дежурит на мосту.

Дядя Степа сквозь туман

Смотрит вдаль, как капитан.

Видит — льдина. А на льдине

Плачет бабка на корзине.

Не опишешь, что тут было!

Дядя Степа — руки вниз,

Перегнувшись за перила,

Как над пропастью повис.

Он успел схватить в охапку

Перепуганную бабку,

А старуха — за корзину:

— Я белье свое не кину!

Дядя Степа спас ее,

И корзину, и белье.

Шли ребята мимо зданья,

Что на площади Восстанья,

Вдруг глядят — стоит Степан,

Их любимый великан!

Все застыли в удивленье:

— Дядя Степа! Это вы?

Здесь не ваше отделенье

И не ваш район Москвы!

Дядя Степа козырнул,

Улыбнулся, подмигнул:

— Получил я пост почетный!

— И теперь на мостовой,

Там, где дом стоит высотный,

Есть высотный постовой!

Как натянутый платок,

Гладко залитый каток.

На трибунах все встают:

Конькобежцам старт дают.

И они бегут по кругу,

А болельщики друг другу

Говорят: — Гляди! Гляди!

Самый длинный впереди!

Самый длинный впереди,

Номер «8» на груди!

Тут один папаша строгий

Своего спросил сынка:

— Вероятно, эти ноги

У команды «Спартака»?

В разговор вмешалась мама:

— Эти ноги у «Динамо».

Очень жаль, что наш «Спартак»

Не догонит их никак!

В это время объявляют:

Состязаниям конец.

Дядю Степу поздравляют:

— Ну, Степанов! Молодец!

Дядей Степою гордится

Вся милиция столицы:

Степа смотрит сверху вниз,

Получает первый приз.

Дяде Степе, как нарочно,

На дежурство надо срочно.

Кто сумел бы по пути

Постового подвезти?

Говорит один водитель,

Молодой автолюбитель:

— Вас подбросить к отделенью

Посчитал бы я за честь,

Но, к большому сожаленью,

Вам в «Москвич» мой не залезть!

— Эй, Степанов! Я подкину,

— Тут другой шофер позвал.

— Залезай ко мне в машину,

В многотонный самосвал!

В «Детском мире» — магазине,

Где игрушки на витрине,

— Появился хулиган.

Он салазки опрокинул,

Из кармана гвоздик вынул,

Продырявил барабан.

Продавец ему: — Платите!

— Он в ответ: — Не заплачу!

— В отделение хотите?

— Отвечает: — Да, хочу!

Только вдруг у хулигана

Сердце екнуло в груди:

В светлом зеркале Степана

Он увидел позади.

— В отделение хотите?

— Что вы! Что вы! Не хочу!

— Деньги в кассу заплатите!

— Сколько нужно? Заплачу!

Постовой Степан Степанов

Был грозой для хулиганов.

Как-то утром, в воскресенье,

Вышел Степа со двора.

Стоп! Ни с места!

Нет спасенья: Облепила детвора.

На начальство смотрит Витя,

От смущенья морщит нос:

— Дядя Степа! Извините!

— Что такое?

— Есть вопрос!

Почему, придя с Балтфлота,

Вы в милицию пошли?

Неужели вы работу

Лучше этой не нашли?

Дядя Степа брови хмурит,

Левый глаз немного щурит,

Говорит: — Ну что ж, друзья!

На вопрос отвечу я!

Я скажу вам по секрету,

Что в милиции служу

Потому, что службу эту

Очень важной нахожу!

Кто с жезлом и с пистолетом

На посту зимой и летом?

Наш советский постовой

— Это тот же часовой!

Ведь недаром сторонится

Милицейского поста

И милиции боится

Тот, чья совесть не чиста.

К сожалению, бывает,

Что милицией пугают

Непослушных малышей.

Как родителям не стыдно?

Это глупо и обидно!

И когда я слышу это,

Я краснею до ушей…

У ребят второго класса

С дядей Степой больше часа

Продолжался разговор.

И ребята на прощанье

Прокричали: — До свиданья!

До свиданья! До свиданья,

Дядя Степа — Светофор!

Часы

Чтобы ходики

Ходили,

А будильники будили

И всегда любой из нас

Точно знал,

Который час,

По каким часам

Вставать,

По каким часам

В кровать,

В часовой мастерской

Чинят время день-деньской.

Входит с жалобой старушка:

— Как же мне не горевать!

Из моих часов

Кукушка

Перестала куковать…

Все понятно старику,

Старику часовщику.

Из окошечка резного

Снова слышится: «Ку-ку!»

Мы в часы мячом попали,

Со стола часы упали.

Под столом раздался звон,

И пружина вышла вон.

Мы сказали: — Дядя Ваня,

Мы давно знакомы с вами.

Неужели в этот раз

Вы не выручите нас?

Щуря глаз

И хмуря брови,

Поворчав себе в усы,

Часовщик Иван Петрович

Осторожно взял часы.

Все понятно старику,

Старику часовщику.

Мы теперь приходим в класс

Раньше всех на целый час.

Хороший человек.

Я познакомить с ним могу –

Он целый день на берегу.

Мы к морю спустимся с тобой

Знакомой мне тропой,

И мы сойдем на край земли,

Шершавый и рябой.

Ты смело на берег ступи

И за скалу зайди.

Четыре шлюпки на цепи

Увидишь впереди.

Четыре шлюпки на цепи –

Смотри ногой не зацепи!

Ты обещаешь ничего

Не спрашивать его,

Не лезть к сетям и парусам,

Ко всем другим снастям.

Он все тебе покажет сам,

Он все тебе расскажет сам,

Как всем своим гостям.

А что он может показать?

Он может показать,

Как два конца каната взять,

Морским узлом связать,

Как ловят крабов между скал,

Которых ты искал,

И как в воде держать весло,

Чтобы в Стамбул не унесло.

Он спустит шлюпку на волну,

Из четырех одну,

И только крикнет: «Эй, смотри

Воды не набери!

Ровней сиди, правей бери,

Под солнцем не сгори!»

А если шлюпку унесет

И ты хлебнешь воды

И если он тебя спасет –

Двухсотым будешь ты!

Сто девяносто девять раз

Он говорил: «Ну вот,

Какое дело! Спас так спас!

И человек живет!»

Постой! Мне кажется, сейчас

Он сам сюда идет.

К нему я первый подойду,

А ты уже за мной…

Ты слышишь, как у нас в саду

Запахло вдруг волной?

Недотепа.

Талантливые дети

Надежды подают:

Участвуют в концертах –

Танцуют и поют.

А детские рисунки

На тему «Мир и труд»

Печатают в журналах,

На выставки берут.

У многих есть возможность

Объездить целый мир –

Проводят в разных странах

Где — конкурс, где — турнир.

Лисичкина Наташа

Имеет пять наград,

А Гарик, твой приятель, —

Уже лауреат!

И только недотепам

К успеху путь закрыт…

Моя родная мама

Мне это говорит.

Но я не возражаю,

А, губы сжав, молчу,

И я на эту тему

С ней спорить не хочу.

Пускай другие дети

Надежды подают:

Картиночки рисуют,

Танцуют и поют.

На скрипочках играют,

Снимаются в кино –

Что одному дается,

Другому не дано!

Я знаю, кем я буду

И кем я стать могу:

Когда-нибудь из дома

Уеду я в тайгу.

И с теми, с кем сегодня

Я во дворе дружу,

Железную дорогу

В тайге я проложу

По рельсам к океану

Помчатся поезда,

И мама будет сыном

Довольна и горда.

Она меня сегодня

Стыдила сгоряча –

Строитель тоже важен

Не меньше скрипача.

Холодный сапожник

Холодный сапожник

У наших ворот

Дырявую обувь

В починку берет.

Весь день

Продувает его ветерком.

Он песни поет

И стучит молотком.

Несут ему туфли,

Несут сапоги:

— Сапожник, сапожник,

Скорей помоги!

Подметки подбей –

Прохудились они.

Заплату поставь

И каблук почини.

И тонкую дратву

Сапожник возьмет,

И шило достанет,

И шилом кольнет.

Починены туфли,

Починен сапог.

Прохожий доволен:

Сапожник помог.

Я тоже снимаю

Ботинок с ноги: —

Сапожник, сапожник,

И мне помоги!

Я первенство школы

Возьму по конькам.

Прибейте пластинки

К моим каблукам.

Сапожник смеется: —

Бегите домой,

Возьмите пластинки,

Придете зимой!

Портной

Жил-был мужской портной — хороший мастер,

«Собаку съел» он по портновской части,

И это было видно по тому,

Что каждый, кто хотел принарядиться,

Мечтал попасть на очередь к нему:

Так трудно было мастера добиться.

И в самом деле,

Портной не портил зря сукно –

Отлично на заказчиках сидели

Что пиджаки, что брюки — все равно!

Сезон сменял сезон — так проходили годы.

Наш знатный мастер жил да жил,

Все шил да шил.

Росла о нем молва — росли его доходы…

Но вдруг

Все стали подмечать вокруг,

Что у портного изменилась хватка

И, невзирая на размер задатка,

Известным мастером пошитое пальто

Уже не то!

Обужена спина.

Не там, где надо, складка.

Морщит подкладка.

Неладно вшиты рукава…

Другая разнеслась по городу молва,

А там узнали все, ушам своим не веря:

Кроят и шьют теперь в портновской подмастерья!

А мастер, задавая важный тон,

Лишь помогает выбирать фасон.

Сам больше не кроит, не шьет, не мерит он,

Он лишь визирует готовые изделья

И даже запил от безделья…

Свой опыт растеряв в теченье ряда лет,

Портной в конце концов совсем сошел на нет.

И отказались от него клиенты…

Белые стихи

Снег кружится,

Снег ложится –

Снег! Снег! Снег!

Рады снегу зверь и птица,

И, конечно, человек!

Рады серые синички:

На морозе мерзнут птички.

Выпал снег — упал мороз!

Кошка снегом моет нос.

У щенка на черной спинке

Тают белые снежинки.

Тротуары замело,

Все вокруг белым-бело:

Снего-снего-снегопад!

Хватит дела для лопат,

Для лопат и для скребков,

Для больших грузовиков.

Снег кружится,

Снег ложится –

Снег! Снег! Снег!

Рады снегу зверь и птица,

И, конечно, человек!

Только дворник, только дворник

Говорит: — Я этот вторник

Не забуду никогда!

Снегопад для нас — беда!

Целый день скребок скребет,

Целый день метла метет.

Сто потов с меня сошло,

А кругом опять бело!

Снег! Снег! Снег!

Старый клоун

Умирал в больнице клоун,

Старый клоун цирковой.

На обманчивых уколах

Он держался чуть живой.

Знали няньки, сестры знали,

Знали мудрые врачи:

Положенье безнадежно,

Хоть лечи, хоть не лечи!

И, судьбой приговоренный,

Сам артист, конечно, знал,

Что теперь уже бессилен

Медицинский персонал.

Навестить его в палату

Приходили циркачи:

Акробаты и жонглеры,

Прыгуны и силачи.

Приходили, улыбались,

Лишь бы только правду скрыть.

О житье-бытье негромко

Начинали говорить.

Он встречал собратьев шуткой,

Старой байкой ободрял –

Не смешную клоунаду

Перед ними он играл.

И в последнее мгновенье,

В скорбный миг прощальный свой,

Он в глазах друзей увидел

Свет арены цирковой.

Пекарь и пес

Пес лопоухий у пекаря жил.

Двор, кладовую и дом сторожил.

Летом под грушей валялся в тени,

Прятался в будку в дождливые дни.

Даже соседям хвостом не вилял,

Редко погладить себя позволял.

Лаял тревожно на скрип и на стук,

Хлеба не брал у прохожих из рук.

Пекарь в избе под периной лежит —

Пес под окном его сон сторожит.

Пекарь проснулся, в пекарню идет —

Пес провожает его до ворот.

Пекарь пришел через восемь часов,

В белой муке от сапог до усов, —

Пес на пороге, хозяину рад.

«Что за собака!» — кругом говорят.

Только однажды был день выходной,

Пекарь, шатаясь, вернулся домой.

Пес на крыльце ему руку лизнул —

Пекарь его сапогом оттолкнул.

Пес шевельнул добродушно хвостом —

Пекарь на пса замахнулся шестом,

Пекарь бутылкой в него запустил.

Этого пекарю пес не простил…

Пекарь в пекарне стоит у печи,

Песни поет и печет калачи

И, над котлом поднимая лоток,

Сыплет баранки в крутой кипяток.

В доме у пекаря шарят в углах,

Воры посуду выносят в узлах

И говорят: — Повезло в этот раз!

Что за собака? Не лает на нас…

Школа

То было много лет назад.

Я тоже в первый раз

С толпою сверстников-ребят

Явился в школьный класс.

Мне тоже задали урок

И вызвали к доске,

И я решал его как мог,

Держа мелок в руке.

Умчались школьные года,

И не догонишь их.

Но я встречаю иногда

Товарищей своих.

Один — моряк, другой — танкист,

А третий — инженер,

Четвертый — цирковой артист,

А пятый — землемер,

Шестой — полярный капитан,

Седьмой — искусствовед,

Восьмой — наш диктор, Левитан,

Девятый — я, поэт.

И мы, встречаясь, всякий раз

О школе говорим…

— Ты помнишь, как учили нас

И как не знал я, где Кавказ,

А ты не знал, где Крым?

Как я старался подсказать,

Чтоб выручить дружка,

Что пятью восемь — сорок пять

И что Эльбрус — река?

Мы стали взрослыми теперь,

Нам детства не вернуть.

Нам школа в жизнь открыла дверь

И указала путь.

Но, провожая в школьный класс

Теперь своих детей,

Мы вспоминаем каждый раз

О юности своей,

О нашей школе над рекой,

О классе в два окна.

На свете не было такой

Хорошей, как она!

«Ремесло» (восточная сказка).

Жил Князь. И был он так богат,

Что и не снилось нам!

Но все — от шлема и до лат

Себе он делал сам.

Он мог доспехи заказать

В любой чужой стране,

А если — нет, то с боем взять,

Сражаясь на войне.

Но был он, видно, из числа

Князей не рядовых –

Владел он тайной ремесла

Людей мастеровых.

Он раньше всех других вставал,

Шел в кузню над рекой

И что-то там один ковал,

Калил в огне и шлифовал

Уверенной рукой…

Князь часто ссорился с женой –

Она его кляла:

«Смеются люди надо мной!

Ведь я за князя шла!

Скажи, зачем тебе дворец

И герб твой родовой,

Когда не князь ты, а кузнец!

Батрак! Мастеровой!»

Но улыбался муж в ответ

И отвечал жене:

«Без ремесла мне жизни нет!

Без кузни скучно мне!»

Однажды часовой проспал,

И был убит гонец,

И темной ночью враг напал

На княжеский дворец.

Оставив груды мертвых тел,

Он в плен живых увел,

А Князь, что чудом уцелел

От копий, от мечей и стрел,

Остался бос и гол…

Из дальних странствий возвратясь,

Княгиня обмерла:

Ее встречает нищий Князь!

Дворец сожжен дотла!

Княгиня в слезы:

«Как нам жить?

О! Горе, горе мне!» –

«А я не думаю тужить! –

Князь отвечал жене.

Умею я мечи ковать

И закалять щиты,

А их возить и продавать

Отныне будешь ты!

И ты поймешь своим умом,

Что всюду и везде

Тот, кто владеет ремеслом,

Не пропадет в нужде!»

И не секрет, что ремесло

На свете многих так спасло!

Список литературы:

Михалков С. В. Лучшие стихи. Изд.: «АСТ», 2012.

Михалков С.В. Самые лучшие стихи и сказки. Изд.: «АСТ», 2015.

Михалков С.В. Сказки и стихи для малышей. Изд.: «АСТ», 2015.

Михалков С.В. А что у нас?. Изд.: «АСТ», 2017.

Михалков С.В. От трех до десяти. Изд.: «АСТ», 2018.

Стихи о труде и профессиях

Маляр

Красить комнату пора,
Пригласили маляра.
Но не с кистью и ведром
Наш маляр приходит в дом.
Вместо кисти он принес
Металлический насос.
Брызжет краска по стене,
Солнце светится в окне.
Стали стены голубыми,
Словно небо в вышине.
Новый дом почти готов,
Примет к празднику жильцов.
Вот кто строит этот дом –
Дом, в котором мы живем.

Ветеринарный врач
А.Барто
Я подумал вот о чем:
Хорошо бы стать врачом,
Но не детским, а кошачьим!
Детям больно – мы заплачем,
Разревемся сгоряча,
Мама вызовет врача.
А бродячему коту
Если вдруг невмоготу?
Кто зовет к нему врачей?
Он бродячий – он ничей!

Парикмахер
С.Михалков
Папа к зеркалу садится:
– Мне подстричься и побриться!
Старый мастер все умеет:
Сорок лет стрижет и бреет.
Он из маленького шкафа
Быстро ножницы достал,
Простыней укутал папу,
Гребень взял, за кресло встал,
Щелкнул ножницами звонко,
Раз-другой взмахнул гребенкой,
От затылка до висков
Выстриг много волосков,
Расчесал прямой пробор.
Зашипело в чашке мыло,
Чтобы бритва чище брила,
Фыркнул весело флакон
С надписью «Одеколон».

Учитель
З.Александрова
Вышло солнышко недавно,
Растопив на окнах лед.
К нам Татьяна Николавна
Из учительской идет.
В первый раз она, робея,
На урок пришла сюда.
Малыши сдружились с нею.
Класс вести она умеет –
Ничего, что молода.

Художник
В.Степанов
Художник рисует осенние листья.
Не слушают только художника кисти.
С ним в прятки осенние листья играют,
Найдешь их, а краски опять пропадают.
Художник растерян, художник не в силах
Осилить осеннюю эту стихию.
Руками разводит, рассеянно глядя,
А листья цветными кругами летят
И падают тихо то где-то, то рядом
И лишь на картину упасть не хотят.
************************
Л.Куклин
Подумайте, что было бы,
Когда б сказал портной:
– Шить платья мне не хочется,
Устрою выходной!
И все портные в городе
За ним ушли б домой.
Ходили б люди голые
По улице зимой.

Подумайте, что было бы,
Когда сказал бы врач:
– Рвать зубы мне не хочется,
Не буду, хоть ты плачь!
Больным врачебной помощи
Не стало б никакой.
А ты б сидел и мучился
С подвязанной щекой.

Подумайте, что было бы,
Когда б сказал шофер:
– Возить людей не хочется! –
И выключил мотор.
Троллейбусы, автобусы
Засыпало снежком,
Рабочие на фабрики
Ходили бы пешком.

Сказал учитель в школе бы:
– Мне в нынешнем году
Учить детей не хочется,
Я в школу не приду!
Тетради и учебники
Валялись бы в пыли,
А вы бы неучеными
До старости росли.

Подумайте, какая бы
Случилась вдруг беда!
Но только так не сделает
Никто и никогда,
И люди не откажутся
От нужного труда:
Учитель обязательно
Придет наутро в класс,
А пекари старательно
Хлеб испекут для вас.

Любое дело выполнят,
Что им ни поручи,
Портные и сапожники,
Шоферы и врачи.
Мы все семьею дружною
В одной стране живем,
И каждый честно трудится
На месте на своем.

Столяр

Стул сломался иль карниз
На верёвочке повис,
Это, право, не беда ,
Столяр сделает всегда!

Прачка

Белая простыночка,
Фартук и косыночка.
Белый свет весь обойдёшь —
Лучше прачки не найдёшь!

Стихи Маршака

Стихи Маршака для детей чистые и честные, именно такие, какими хотел их видеть автор.

Тяжелую жизнь прожил Самуил Маршак, вынес не одно горе, писал о многом, грустно и весело, искал свой личный стиль и нашел его в детской поэзии.

Стихи Маршака читать

Жизнь Маршака

Жизнь Маршака была перенасыщена событиями, его семья часто переезжала с места на место, общительный Самуил заводил много новых друзей, общался, получая новые знания и впечатления. Детские стихи Маршака впоследствии будут отражать его жизненные этапы, мы сможем с легкостью проследить за его радостями и переживаниями, узнать в стихотворных героях людей, встречавшихся на его жизненном пути.

Замечено, что стихи Маршака для детей насыщены огнем, всё дело в том, что в раннем детстве мальчик и его семья пережили пожар в собственном доме. Писатель говорил, что его самое первое яркое воспоминание из детства – это огонь, охвативший занавески, мама, быстро и с волнением его одевающая, непонятное чувство страха, какого-то очень уж глубокого страха. В стихах Маршака мы не раз встретим огонь, ведь он всегда сам с осторожностью к нему относился и старался передать эту настороженность и внимательность детям.

Самуил Яковлевич рассказывал, что начал писать очень рано, в возрасте 4-х лет. Детские стихи Маршака были легкими, он отлично рифмовал строчки, но совершенно не задумывался над смыслом слов, рассказывал, что сочинял стихи в детстве очень быстро, много над ними не думал. Маршак не помнил, почему начал писать, что именно побудило его к этому.

Одним из ярких детских воспоминаний стал утренник, когда Самуил Маршак впервые рассказывал стихотворение. Он ходил между рядов зрителей размеренным шагом, четко и громко читая стихи, но его остановили и объяснили, что нужно стоять смирно на месте. Маршак вспоминал, как сильно он был удивлен и даже расстроен. Уже во взрослой жизни, читая свои стихи, Маршак вспоминал тот случай с детства, каждый раз огорчаясь и смущаясь одновременно.

Стихи Маршака читать интересно не только детям, но и взрослым. По ним можно проследить всю жизнь писателя. К размышлениям о семье и доме в более взрослом возрасте добавляются отношения с друзьями, впечатления об улицах города, далее добавляются даже литературные вымыслы, философские мысли о жизни… Маршак писал стихи обо всём, что его окружало, о детях, о плохих привычках, жизни, чувствах, детских и взрослых.

Стихи и сказки Маршака

Детские стихи Маршак начал писать уже в зрелом возрасте, когда пришло осознание того, что честность, открытость и легкая рифма находят живой отклик у детей. Примечательно, что собственных книг у Самуила в детстве не было, по его словам ему недоставало веселых, небольших произведений, приходилось читать всё, что находилось в родительской взрослой библиотеке, у соседей и знакомых.

Стихи Маршака для детей настолько реалистично передают жизненные картинки, что эффект присутствия просто потрясающий.

Автор был впечатлен сказками Пушкина и старался в каждое слово вложить в первую очередь смысл, а не рифму, впечатления, а не взрослые поучения детям. Стихи Маршака читать можно, начиная с дошкольного возраста, а потом и останавливаться не захочется. Как маленький Маршак запомнил на всю жизнь запах пряностей и сладостей, витавший в воздухе при прочтении им восточных сказок “Тысячи и одной ночи”, так и его стихи оказывают сильное впечатление на маленьких благодарных слушателей – наших детей.

Юные свердловские поэты посвятили сотрудникам органов внутренних дел стихи в честь 300-летия образования полиции в России

Общественным советом при ГУ МВД по Свердловской области совместно со Свердловской областной общественной организацией  «Российского Союза Молодежи» подведены итоги Открытого молодежного литературного конкурса «Полиции России посвящается», в честь  300-летия образования полиции в России.

Юноши и девушки прислали свои стихотворения о героях и рядовых сотрудниках милиции /полиции России, о милиционерах-фронтовиках, тружениках тыла, их семьях, о памяти и благодарности за благородную деятельность, о мужестве и великодушии, о чувствах и переживаниях людей тогда и сегодня.

— Я написала стихотворение о трудовых буднях полицейского, а решила участвовать в конкурсе в последний момент буквально за пару дней до его завершения. Не думала о победе и очень рада, что стала призёром. Хотя у меня был уже опыт участия в международном литературном конкурсе, где  я тоже стала победителем, — говорит Надежда Яранцева, студентка Екатеринбургского экономико-технологического колледжа».

Победителей чествовали в конференц-зале музейно-ветеранского комплекса ГУ МВД России по Свердловской области. Юным  поэтам председатель Общественного совета при Главном управлении Владимир Красильников вручил дипломы победителей и книги:

— Победителям, учащимся школ и колледжей мы дарим художественное произведение Михаила Кубеева «Ломбард в Хамовниках», а курсантам Уральского юридического института МВД России Екатеринбурга мы вручаем книгу Максима Брежнева «Министр Щелоков», — сказал Владимир Николаевич.

Победителями в разных возрастных группах стали:

Настасья Исхакова, ученица школы №17 г. Полевской, Данила Храмцов, ученик Верхотурской гимназии, г. Верхотурье, Дарья Дрягина, курсант 4 курса УрЮИ МВД России – награждены дипломами за 1 место.

Второе место жюри присудило Еве Мялковской, ученице гимназии имени Н.А. Демидова, г. Нижний Тагил. Надежде Яранцевой, студентке Екатеринбургского экономико-технологического колледжа и Дарье Мустафиной, курсантке 3 курса УрЮИ МВД России.

Диплом за третье место вручили Марии Яковлевой, студентке Первоуральского металлургического колледжа, Анастасии Тудвасевой, ученице школы №8 поселка Буланаш и Александру Бугаенко курсанту 3 курса УрЮИ МВД России.

— На конкурс было прислано 60 работ от учащихся 20 образовательных учреждений Свердловской области, конечно, эти стихи писал не Пушкин и не Есенин, но когда я их читал, то улыбка не сходила с лица, как ребята старались передать свои эмоции и переживания, — рассказал заместитель председателя общественного совета при ГУ МВД по Свердловской области Александр Мурашкинцев.

Перед юными поэтами выступили члены жюри, которые отметили высокий уровень работ.

— Присланные на конкурс работы поразили своей чувственностью и искренностью. Разнообразием жанров. Кто-то написал в стиле рэп, кто-то оду, было много лирических стихов. Может не все стихи соответствовали строгости жанра по рифмовке, но самое главное, что они были написаны от чистого сердца, — отметила и.о директора  института филологии, культурологи и межкультурной коммуникации УрГПУ Евгения Иванова.

Пожелали творческих успехов начинающим поэтам и входящие в состав жюри Вадим Дулепов, заместитель председателя Правления Екатеринбургского отделения Союза писателей России и известный уральский поэт Ирина Павлова.

В завершении мероприятия победители и призеры зачитали свои произведения. И пообещали на достигнутом не останавливаться, и продолжить писать стихи.

Пресс-служба ГУ МВД России по Свердловской области

Представляем вашему вниманию стихи победителей и участников.

Честный шаг

Годы школьные, детство… – вдали оно,

За плечами – год службы в Кремле,

Я горжусь тем, что мной было сделано,

Честный шаг на родимой земле.

Никогда не терзался душой я,

Где и как мне России служить,

Только здесь, где нет сердцу покоя,

Полицейским хотелось мне быть.

Когда где-то случится беда

И не чтутся хоть в чем-то законы,

То на стражу покоя тогда

Встанут люди, что носят погоны.

На тяжелой дороге лишь шаг

Нами сделан пока осторожный,

Нелегко, но куется лишь так

Дух России – стальной и надежный.

А. Бугаенко УрЮИ МВД России

2018 г.


Опора страны

Весна идет, прошла капель,

Природа свои краски обновляет.

И вся страна с серьезным юбилеем

Полицию сегодня поздравляет!

Ведь три столетья, каждый день подряд

Она Отчизне верою служила.

Покой народа чтобы охранять,

Своих сынов нередко хоронила.

В жару, в мороз, и в слякоть, и в пургу,

Людей от хулиганов защищая,

Российский полицейский на пост,

Свой долг святой он с честью исполняет.

Обидно слышать, как ругают вас,

Частенько вас ментами обзывают,

Но, коль беда настигнет – в тот же час,

С надеждой полицейских вспоминают.

«02» набрав дрожащею рукой,

С надеждой ждут блюстителей порядка,

Ведь их призванье — охранять покой

И службе отдаваться без остатка.

Нельзя нам без полиции прожить,

От бед, невзгод и зла всех защищает,

За ратный труд и подвиг в юбилей

Полицию родную поздравляем!

Спасибо скажем вам от всей Руси.

Здоровья, счастья, мира пожелаем,

Поклон вам, братцы, низкий до земли

За ту заботу, что мы получаем.

Д. Дрягина УрЮИ МВД России

2018 г.


Папа-полицейский

Ты утром уходишь так рано,

Обратно придешь только ночью.

И. скажет с тоскою мне мама:

«Такая работа уж, дочка».

Целый день заполняешь «бумажки»:

Рапорта пишешь и протоколы.

И такую родную фуражку,

Вижу только разок перед школой.

Каждый день не одно заявление:

Наркоманы, мошенники, воры;

Но у граждан в тебе нет сомнений –

Справедливые ждут приговоры.

Ничему уже не удивляясь,

Ты на службе двадцатый год,

С каждым разом все больше стараясь,

Хочешь просто идти вперед.

А из граждан никто не знает

И не видит в поступках толк,

Им не важно, ты понимаешь,

Они знают, что служба – твой долг.

Ну, а долг ли менять свое счастье

На спасенье и счастье других?

И в любую секунду тот час же

Уезжать от семьи ради них?

Разве долг находиться в отделе,

Даже чаще, чем в доме родном?

И, смотря материалы дела,

Думать только всегда об одном:

О тех самых счастливых моментах,

Когда дома и рядом семья.

Но иллюзий атласные ленты

Распустили «большие» дела.

Не придумывая девизов,

Ты и сам боишься порой.

Каждый новый полученный вызов –

Это страх не вернуться домой.

Но я знаю, что ты Им нужен.

Ты защита для Них и герой.

Только снова стынет свой ужин

Возвращайся пораньше домой…

Д. Мустафина УрЮИ МВД России

2018 г.


Святая Сталинградская земля

Сталинград. Дым боёв… Сорок третий…

Немцы к Волге и Дону рвались.

Им хотелось быть силой бессменной…

Сталинград, ты держись, удержись!

Сталинград… Много взрывов и пепла,

Даже солнца не видно вдали.

И земля на мгновенье ослепла,

Только черное горе внутри.

Сталинград… Измождённый, голодный,

Но не давший прохода врагу.

Будет помнить тебя мир спасённый,

Твою страшную память-судьбу.

Сталинград… Нет живого здесь места:

Вот развалин чернеющий взгляд,

Сколько горя, беды и протеста!

Погубил их немецкий снаряд!

Сталинград… Ты врагами распорот:

В каждом доме слеза и дворе.

Но солдаты любимейший город

Защищали, забыв о себе.

Вот он, Бибибков, наш участковый,

Что от смерти людей защищал.

И свой долг исполняя суровый,

Он израненных в тыл отправлял.

Друг его — знатный опер Харламов,

От огня укрывая людей,

За награды не ратовал рьяно,

А боролся за жизни семей.

Лишь герои служили в милиции!
Лейтенант Петраков-командир
Не сдавал своей главной позиции,
Не предал офицерский мундир.

А бои шли у берега Волги.

Зол был немцев враждующий взгляд.

Никогда не забудет о долге

Это племя советских солдат!

И милиции славной солдаты,

Защищая частицу земли,

Вмиг бросали себя под гранаты,

И назад отступить не могли.

Сталинград… Нет предела страданью.

Сталинград… Нет предела любви.

Сталинград… Эти русские люди

Тебе жизнь от фашистов спасли.

Помнить будем всегда вас, павшие,

За отвагу и смелость в бою.

Вам, свободу и мир отстоявшие,

Благодарную песню пою.

А. Исхакова

2018г.


Работникам  МВД посвящается…

Нелёгкую, но нужную работу,

Что незаметна обывателю порой,

В будни,   воскресенье, всубботу,

Несётес честью  долг служебный свой.

Покоя,  сна  и отдыха не зная,

Вы мужества и чести эталон,

Права, свободы граждан защищая,

За это низкий   вам поклон!

Идут года, былое не вернешь,

Но  бывших полицейских не бывает

На смену ветеранам молодёжь

Приходит,  дух  традиций  сохраняет.

Что  общества без преступлений  нет,

Из опыта  истории мы знаем.

НЕТ преступлениям, нарушениям – НЕТ

ДА —  безопасности, закон мы уважаем!

За безопасность   и  закон,

Правопорядок, что  без потрясений,

Полиция – надёжный  наш заслон

Во имя будущих, в честь старших поколений!

Е. Мяловская

2018г.


Служители России

«Наша служба и опасна, и трудна…» —

Эти строчки напевает вся страна.

В них есть гордость, долг и честь…

Героических страниц профессии не счесть!

Навстречу страшным опасностям

Шагают смело вперёд

Служители нашей Родины,

Чувство долга их зовёт.

Сквозь страх и народный суд,

На грани жизни и смерти,

Свою тяжёлую службу несут

Для достижения светлой цели.

Дед мой в полиции тоже служил.

Сильным, и добрым, и честным он слыл.

Жизнь трудовая в заботах прошла,

Славные были раньше дела.

В горячих точках служба тяжела:

На город опустилась ночи мгла,

Хитёр преступник, зол и страшен,

Идёт на «дело», угрожая жизни нашей.

Но автомат всегда заряжен,

На плече, как верный друг.

Знал дед точно: не промажет,

Если враг нагрянет вдруг.

И в мирной жизни всё несладко:

Есть преступления и обман,

Вор, дебошир, нарушитель порядка-

Сюжет детектива, готовый роман.

Ни днём, ни ночью нет покоя!

Уйти бы в отпуск?! Да, какое!…

Так дед мой жил, добро творил,

О трудностях  не говорил.

Мужеством наполнены сердца людей-

Тех, кто рискует, забыв о себе,

Жизни спасает, лжи избегает…

Как это важно – все понимают.

Попавшим в беду спешат помогать,

Права и свободу людей защищать.

Во благо России народу служить

И честью державы своей дорожить!

А. Тудвасева

2018г.


Быть полицейским

Быть полицейским достоин не каждый,

Готовым людей и страну защищать.

Блюститель закона, герой наш отважный

Так много мальчишек желает им стать.

Быть полицейским – нелегкая служба.

Быть полицейским – огромная честь.

Полиция – то, что для Родины нужно,

Границы которой шагами не счесть.

На страже закона стоит полицейский

Отважный и смелый российский боец

Порядок у службы почти что армейский

И в деле своем он практически спец.

Работает он не для денег и званья,

Хранит он порядок отчизны своей.

Считаю его, как объект подражанья

Гроза для воров и пример для детей

Работа трудна и, конечно, опасна,

Но полицейским нельзя отступать.

И в бурю, и в смерч, и в любое ненастье

Готовы людей и страну защищать!

Полиция – щит для народа и власти,

Полиция – это опора страны

И как неприятно услышать порою

Как их называют с презреньем — «менты».

Те, кто называет так наших героев,

А вы-то готовы на их место встать?

Готовы людей защищать от разбоев?

И жизни за граждан российских отдать?

Служитель закона – вот это призванье!

Не каждый готов на себя его взять.

И ночью и днем сохранять наш порядок

И жизни всех мирных людей защищать.

Д. Храмцов

2018г.


Герои нашего времени

Герои нашего времени

Рискуют жизнью день за днем,

Под тяжестью своего бремени,

Служат стране, где мы  живем.

Каждый день, защищая мир,

Берегут нас от беспорядка,

Ведь у них есть свой ориентир,

Они работники правопорядка.

Каждый знает из них, что он

Должен смелым быть и отважным,

Для людей создавать эталон,

Не подкупным быть, не продажным.

Ну а мы с вами знать должны,

Как важна для нас их работа,

День и ночь на охране страны,

Мирной жизни и блага народа!

М. Яковлева

2018г.


— — — — — —

Полицейский. Защитник народа.
Благодарность ему не нужна.
Что нам — подвиг, ему — лишь работа.
Он живёт ей с утра до утра.

Получить ту профессию мало:
Здесь и честь, и отвага нужны!
Сколько этих героев не стало,
Но без них бы не стало страны.

Он простой человек, как мы с вами.
У него есть дом и семья,
Но бывает не спит он ночами
И волнуется. Не за себя…

За семью, за страну, за тех граждан,
Чей покой его долг охранять!
И болит его сердце о каждой
Жизни, что он не смог отстоять!

И пусть спас он десятки прохожих,
Он себя будет долго корить.
На него очень мало похожих,
И его нужно благодарить.

Мы живём, так недолго, невечно,
Но спасает нас чудо порой:
Человек, что нас всех человечней,
Очень важный отважный герой!

Н. Яранцева

2018г.

Положение о конкурсе

Стихи на 1 мая детям

Ежегодно 1 мая отмечается во многих странах мира. Названия у него разные — это и Праздник труда, и День труда, и День международной солидарности трудящихся.

Первомай, как день политического движения, возник в середине XIX века в рабочем митинге, выдвинувшем в качестве одного из основных требований введение восьмичасового рабочего дня. Вначале с этим требованием выступили рабочие Австралии 21 апреля 1856 года. По образцу рабочих Австралии 1 мая 1886 года анархические организации США и Канады устроили ряд митингов и демонстраций, которые закончились стычками с полицией и кровопролитием.

В июле 1889 года Парижский конгресс II Интернационала в память о этом событии принял решение о проведении 1 мая ежегодных демонстраций. Впервые день международной солидарности трудящихся был отмечен в 1890 году в Австро-Венгрии, Бельгии, Германии, Дании, Испании, Италии, США, Норвегии, Франции, Швеции и некоторых других странах.

В 1918 году в РСФСР этот праздник стал государственным под названием День Интернационала. Название праздника было изменено в 1972 году на День международной солидарности трудящихся — Первое Мая.

Долгое время Первомай был символом революции, непримиримой классовой борьбы, имел «политическую окраску» и отмечался демонстрациями, украшенными портретами политических деятелей, передовиков производства, лозунгами, призывами, плакатами и диаграммами о достижениях в той или иной отрасли народного хозяйства, науки, культуры. Но постепенно этот контекст терялся.

Сегодня этот праздник отмечается во многих странах. Для многих из них традиция собирать людей под знамена профсоюзов еще сохранилась, но в большинстве государств это все же не политический праздник, а именно День труда — яркий весенний праздник, когда организуются народные гулянья, выступления артистов, ярмарки, мирные шествия и множество увеселительных мероприятий. В 1992 году в России праздник был переименован в «Праздник весны и труда».

Стихи для детей на 1 Мая, как правило, бодрые и радостные, как и сам праздник. Упоминания о нем вызывают ассоциации с флажками, шариками и цветами.

Стихи учеников

Кузбасский край —
оплот России,
Здесь кладезь родины моей.
Природы лечащая сила –
Таёжных дебрей и полей.

Когда-то был он
диким краем,
Берёг сокровища свои –
Для открывателей Сибири,
Посланников Большой земли.

И стали строиться
заводы.
Взметнулись к небу города.
И полетели самолёты,
И побежали поезда.

Я родилась в
Новокузнецке,
Горжусь я городом своим,-
Здесь дом родной, моя родная

                                                школа,
Я всё считаю здесь своим.

Он вырос на болотах
и оврагах,
Под солнцем ярким, небом голубым.
И много рук работали во славу,

Чтоб город мой не только был,
                                           а жил.

Новокузнецк, ты
город сталеваров,
Врачей, шахтёров и учителей.
Ты — звонкий детский смех и шум
                                              фонтанов
И  солнца блеск на куполах

                                               церквей.

И пусть летят года,
десятилетия.
Для многих станешь городом
                                                 родным,
А от любви и от заботы

                                            поколений,
Кузбасс, ты будешь вечно молодым!


Банкова Мария, ученица 4А класса
 Банкова Ольга Николаевна,
2008 год

***

В 91 школе
случилась огромная беда,
Пропали все учителя, пропали кто куда.
Искали их неделю, искали даже две,
Как не искали их, их не было нигде.
И встали вдруг ученики,
 Уроки стали вдруг вести,
И в школе начался бардак,
Ходили в школе так и сяк,
И в кепках и в безболках,
В нестиранных футболках.
Ломали стекла, грызли мел,
И нет до знания им дел,
Нет ни правил, ни законов,
В школе нет теперь балконов.
Шторы оторвали все,
Нет дверей теперь нигде,
Учебники швыряли в стены,
А целый день сплошная перемена.
Звенит звонок, проснулся Вася,
Он спал на парте в своем классе,
И видел сон про свою школу,
Не подчиняясь там закону,
 Без учителей ученики,
Разобрали школу на куски,
И Вася охнул, побежал,
Учителям всем пожелал:
«Хороших дней учебных,
Всех учеников прилежных,
Ставить пять иль два,
Не унывать вам не когда,
Что б улыбка вас не покидала,
И глаза во всю сияя,
Смотрели вдаль, вперед,
Смотрели в лучшее всегда,
Что б оставались в нашем сердце навсегда!»

                                              Баранчиков Михаил, 9Б,
2008 год


* * *


Н
екрасивых
женщин не бывает.
К
то лицом, а кто душой хорош.
В
это праздник каждый
расцветает.
Н
а себя ни капли  не похож.
В
месте с нами милые, родные.
М
ы букеты дарим им не зря.
Л
асковые, нежные, святые.
Л
юбящие всех учителя.
С
праздником весны их
поздравляем.
П
усть такими будут как
сейчас.
В
сем здоровья, радости
желаем.
Н
икогда не забывайте нас!!!


Буц Ксения,8А, 2008 год


Про деда

 В далёком сорок
первом
Страна была в огне.
Дедуля с автоматом
Сражался на войне.

Разбил врага в
Берлине
Шёл сорок пятый год,
С победой долгожданной
Вернулся наш народ.

Так пусть не будет
больше
Ни смерти , ни потерь.
Живи, планета, в мире
И в будущее верь!


Буц
Ксения,
2008 год


Ветеранам


Не
надо забывать о ветеранах,
Тех, кто когда-то спас страну,
Прошедших через Ад  в шинелях рваных,
 Победу заслужив, на всех одну.

Враг был сильнее в
сорок первом,
Вооружён, одет, обут, жесток.
Почти без боя захватив Европу,

Он двинул свои силы на Восток.

 Сжигая на своём
пути деревни,
Расстреливая с танков города…
Фашисты наступали очень быстро,
Казалось им, что будет так всегда!

 Но просчитались –
не сломились люди,
Встал на борьбу, сплотившись, наш народ,
Дошёл с боями прямо до Берлина,
Салютом, встретив 45-ый год.

 Не надо забывать о
ветеранах,
О тех, кто среди нас сейчас живёт,
О тех, кто песни о войне сквозь слёзы,

Собравшись в праздник весело поёт.

Путин оценил стихотворение «Я вам, господин президент, не завидую» :: Общество :: РБК

Президент России Владимир Путин оценил стихотворение о нелегком труде главы государства, написанное одним из победителей конкурса «Семья года» многодетным отцом с Сахалина Вячеславом Потехиным. Об этом сообщает ТАСС.

Стихотворение начинается со слов: «Я вам, господин президент, не завидую». Автор рассказывает о том, что глава государства не принадлежит себе, а его окружение «поделилось на друзей и врагов». Путин посоветовал Потехину продолжать писать стихи.

Путин предложил госсубсидии на ипотеку семьям с двумя и тремя детьми

«Сахалин Инфо» сообщает, что у Потехина и его жены Аиды пятеро детей. Потехин также является создателем организации «Многодетный Сахалин».

28 ноября состоялось заседание президентского координационного совета по принятию стратегии в интересах детей. После него глава государства поздравил победителей конкурса «Семья года».

стихотворений о детском труде — проект г-жи Ламберт о детском труде

Детский труд, какая ужасная вещь

Все эти молотки и инструменты звон, звон, звон

Почему дети, которым следует учиться в школе

Но на улицах они сидят и тоскуют

За деньги, которые вы не хотите платить

им, пока они работают на вас каждый божий день

— Гейб Росмарино

Долгие часы, без зарплаты

Не спите, потому что вы работаете весь день

Никаких перерывов и льгот, которые вам понадобятся

Для каждого есть семья, чтобы прокормить

Ты будешь бедным, и твое тело болит

Как мусор, наполненный гниющими ядрами

Ты никому не понравишься, и никто не позаботится

Не можете позволить себе одежду, поэтому ваше тело обнажено

Вы дрожите и дрожите, когда умираете и плачете

Когда вы зря потратили свою жизнь и никогда не могли уснуть

-Габе Росмарино

Дети матери Джонс вынуждены Работа

Без даже самого маленького хорошего перка

Чтобы помочь им жить там скучной жизни

Некогда отдыхать, некогда храпеть

Пошив одежды в потогонных цехах

Или мыть фабрики швабрами

Болезни, инфекции это всего лишь несколько

из множества опасностей, с которыми будут сожалеть дети

Деловые люди такие плохие

Деньги и богатство, и они будут рады

Обратите внимание на маленьких

, чьи жизни еще не закончились , перестаньте считать свои

, так что помните, что дети матери Джонс вынуждены работать

Без даже самого маленького хорошего перка

-Габе Росмарино

Магазины швабры для шитья доброго неба

шить обувь на размер седьмой

Что жизнь, которую вы говорите, просто подождите и увидите

Есть люди, живущие в бедности

Но подождите, лучше, если вы не слышали

Некоторым детям приходится продавать пиво 003

Взрослым, которым все равно

Если дети одеты или голые

Вы говорите, что это нормально

А как насчет детей, которые делают мебель из сосны

Нет денег на еду

Они ‘ с ними обращаются, как с животными, которых зоопарки

-Габе Росмарино

Некогда ходить в школу, где вы узнаете, как птицы ворчат

И прочтите о том, что делают Дик и Джейн

Как насчет того, чтобы научиться завязывать свою обувь

Где вы мне говорят не курить и не пить выпивку

Возможность делать все, что вы хотите, и даже больше

Не нужно, чтобы ваше тело болело

Из-за тяжелой работы и небольшой заработной платы

Потому что вы работаете часами в день

Будь ребенок, играй и развлекайся

Не заканчивая убийством людей из оружия

-Габе Росмарино

Глаза со слезами на глазах сканируют мусор

В поисках консервов и еды

Глаза никогда не видел

Вид на детские площадки или школу

Сухие потрескавшиеся руки, которые только ощущались

От прикосновения молотков и тряпок

Руки, которые только знали

Как чистить и тереть

И не писать и рисовать

Пыльные ноги, которые никогда не ощущались

Прикосновение теплой обуви

Или чувствовалось под ними

Ковровое покрытие

Ноги, которые знают только

Укол шипов и камней

Ребенок, такой же ребенок, как мы

Кто должен был ходить в школу

Кто должен был читать книги, которые мы читали

И съели мороженое в жаркий летний день

Вместо того, чтобы ковыряться в мусоре

O r ткала ковры пальцами, которые

предназначались для карандашей и ручек

Ребенок, у которого украли детство

Сара Хан
BSS Пакистан

Стихи о детском труде — современные награды Детский труд Поэзия: Вся поэзия

AETNA, O AETNA, что мы должны сказать?
Сможете ли вы победить Google или Amazon
в новой дивной вселенной медицинских шарад?

осмелимся ли мы возразить, что бесконечные
усложнения не улучшают нашу ситуацию?
заболеть и потерять дом
и продолжать кротко, как розовая блузка!

вши, разрушившие экономику в 2007 году
не умерли и не попали в рай
, но вернулись в неистовстве усилий
для создания систем страхования
, которые не причиняют вреда, по крайней мере, в их карманах
, а богатые становятся здоровее пока бедные
умирают молодыми, а вы бумажки тасуете!

держать молодых на крючке паров
и убегать на мифических каперсах
что бы Традиционная Эдна
прекрасный мэр Лукильо
или тетя Эдна дяде Джину
или маме Эдне, когда буря
иссякает и глаза больше не видят когда профилактика, возможно,
могли бы спасти их ноги

в конце концов один умирает
семья плачет
выход может быть изящным

Колина разрывает его любовь к культуре
треугольные группы добывают больше средств
стервятников охотятся на его население
те падая и преклонив колени в молитве, чтобы выжить
, чтобы накопить достаточно денег, чтобы сбежать
не через джин, а через воображаемые экспедиции
к Великой Амазонке

в то время как Гетто в С. Бостон
, где тонны клюшек заменяют
весельем в автозаке и играми
с маленькими циферблатами и испытаниями
, если вас застают врасплох

ножей на палках с точным холодом
деликатная мода с ослепляющими детскими пальчиками
горит на 5-м этаже с нет
план побега возможен

ловко выбирает лучший лук
бананов 3 за доллар
и в фирменных магазинах или угловых винных погребах
дает справедливые цены на определенные товары
с повышением платы за защиту
и превосходную одежду плюс сборы профсоюзов за доставку
отправляются в операторы в заднем кармане

Франси и Эл приносят корову
с градом, падающим, как крылатые ракеты
горькие пилюли и самогонщики платят

похищение тонких пальцев чай ​​и пышки
в захватывающем ожидании королевской свадьбы
но предполагаемая императрица России
подделал заголовок без целебного бальзама

трубы безмолвного ужаса
зеркало твоего Т. V рекламные ролики
так ловко имплантируют
страхи перед диабетом и недержанием
купите наше змеиное масло для своего гниющего кишечника

Минимальная заработная плата для сокращенных кошельков
лордов и девчонок до 10
с ловкостью хозяев билли-коз….

Детский труд — Национальный исторический дом Карла Сэндберга (Служба национальных парков США)

Отрывки из чикагских стихов Карла Сэндберга.

Они скажут
Худшее, что люди когда-либо скажут о моем городе, это:
Ты забрал маленьких детей от солнца и росы,
И мерцания, игравшие в траве под великим небом,
И безрассудного дождя ; вы помещаете их между стенами
Чтобы работать, сломанные и задушенные, за хлеб и заработную плату,
Чтобы съесть пыль в их глотках и умереть с пустым сердцем
За небольшую плату за несколько субботних вечеров.

Mill-Doors
Вы никогда не вернетесь.
Я прощаюсь, когда вижу, как ты входишь в двери,
Безнадежно открытые двери, которые зовут и ждут
И возьмут тебя тогда за — сколько центов в день?
Сколько центов за заспанные глаза и пальцы?

Я прощаюсь, потому что знаю, что они хлопают вас по запястьям,
В темноте, в тишине, день за днем ​​
И вся ваша кровь по капле,
И вы стареете раньше, чем молоды.
Ты никогда не вернешься.

Дитя римлян
Даго-лопатолог сидит у железнодорожных путей
Обедает в полдень хлебом и болонкой.
Мимо проносится поезд, мужчины и женщины за столами
Живые красные розы и желтые жонкили,
Ешьте стейки с коричневым соусом,
Клубника со сливками, эклеры и кофе.
Лопаткоулавливатель даго доедает сухой хлеб и болонку, промывает его ковшом из водяного мальчика,
И возвращается ко второй половине десятичасового рабочего дня
Удерживает дорожное полотно, чтобы розы и джонкилы
встряхнуть Вряд ли вообще в вазах из хрусталя
Стройно стоит на столах в вагонах-ресторанах.

Анна Имрот
Скрестите руки на груди здесь — так.
Еще немного выпрямите ногу — так.
И вызовите фургон, чтобы отвезти ее домой.
Ее мать будет плакать, ее сестры и братья тоже.
Но все остальные спустились, и они в безопасности, и это единственные. .

«Плач детей» Элизабет Барретт…

«Pheu pheu, ti prosderkesthe m ommasin, tekna;»
[[Увы, увы, почему вы смотрите на меня своими глазами, дети мои.]]-Медея.

Слышите ли вы плач детей, братья мои?

Прежде, чем придет печаль с годами?

Они прислоняют свои молодые головы к своим матерям, —

И это не может остановить их слезы.

На лугах блеют молодые ягнята;

Птенцы щебечут в гнезде;

Молодые оленята играют с тенями;

Молодые цветы распускаются к западу —

А молодые, маленькие дети, братья мои,

Они горько плачут!

Они плачут во время игр других,

В стране свободного.

Вы спрашиваете детей в печали,

Почему их слезы так падают?

Старик может оплакивать завтрашний день

Которое потеряно в давние времена —

Старое дерево безлистное в лесу —

Старый год заканчивается на морозе —

Старая рана, если ранена, самая болезненная —

Старую надежду труднее потерять:

Но молодые, маленькие дети, о мои братья,

Вы спросите их, почему они стоят

Плачущие раны перед грудью своих матерей,

В нашем счастливом Отечестве?

Они смотрят вверх своими бледными и впалыми лицами,

И их взгляды грустны,

Отталкивая от горя человека, притягивает и прижимает

По щекам младенчества —

«Ваш старая земля, — говорят они, — очень унылая;

«Наши молодые ноги, — говорят они, — очень слабые!»

Мы сделали несколько шагов, но все же устали —

До нашего захоронения очень далеко!

Спросите стариков, почему они плачут, а не дети,

Ибо снаружи земля холодная —

А мы, молодые, стоим снаружи, в нашем недоумении,

И могилы для старых! «

« Верно, — говорят дети, — может случиться

Что мы умрем раньше времени! »

Маленькая Алиса умерла в прошлом году, ее могила выстроилась

Как снежный ком, в иней.

Мы заглянули в яму, подготовленную, чтобы забрать ее —

В тесной глине не было места для какой-либо работы:

Из сна, в котором она лежит, ее никто не разбудит,

Плачет: «Вставай, маленькая Алиса! это день ».

Если вы послушаете у этой могилы, на солнце и под душем,

С опущенным ухом маленькая Алиса никогда не плачет;

Можем ли мы увидеть ее лицо, быть уверенным, что мы не должны ее знать,

Ибо у улыбки есть время, чтобы расти в ее глазах, —

И веселятся ее моменты, убаюкиваемые и успокаивающиеся

Покров , кирк-перезвон!

Хорошо, когда это случается, говорят дети,

«Что мы умираем раньше времени!»

Увы, дети несчастные! Они ищут

Смерть в жизни, как лучше иметь !

Они связывают свои сердца от разрыва,

Кладом из могилы.

Выходи, дети, из шахты и из города —

Пойте, дети, как маленькие дрозды —

Сорвите себе горсть луговых червей

Смейтесь вслух, чтобы почувствовать ваши пальцы пропускают их!

Но они отвечают: «Являются ли ваши коровьи листья на лугах

Как наши сорняки около шахты?

Оставьте нас тихими в темноте угольных теней,

От ваших удовольствий прекрасны и прекрасны!

«Ой, — говорят дети, — мы устали,

И мы не можем бегать или прыгать —

Если бы мы заботились о каких-либо лугах, то это было бы просто

Чтобы упасть в них и заснуть.

Наши колени сильно дрожат при наклонах —

Мы падаем лицом вниз, пытаясь уйти;

И под нашими тяжелыми веками, опущенными,

Самый красный цветок выглядел бы бледным, как снег.

Ибо весь день мы тащим нашу ношу утомительно,

Сквозь угольную тьму, под землей —

Или весь день мы гоняем железными колесами

На заводах, по кругу.

«Целый день колеса гудят, крутятся, —

Их ветер дует в наши лица, —

Пока наши сердца не повернутся, — наши головы, с горящими импульсами,

И стены вращаются на своих местах

Поворачивает небо в высоком окне пустым и шатается —

Поворачивает длинный свет, падающий на стену, —

Поворачивает черных мух, которые ползают по потолку —

Все крутятся , весь день, и мы со всеми! —

И весь день гудят железные колеса;

И иногда мы могли молиться,

«О колеса!» (прерываясь в безумном стоне)

«Стой! Молчи сегодня!» »

Да! Молчи ! Пусть они слышат дыхание друг друга

На мгновение, рот в рот —

Пусть коснутся друг друга руками в свежем облаке

Их нежной человеческой юности!

Дайте им почувствовать, что это холодное металлическое движение

— это не вся жизнь, которую Бог создает или открывает —

Позвольте им доказать свою внутреннюю душу вопреки представлению

Что они живут в тебе или под тобой, о колеса! —

Тем не менее, весь день железные колеса идут вперед,

Как будто Судьба в каждом была суровой;

И души детей, которых Бог призывает к солнцу,

Крутятся вслепую в темноте.

Теперь скажите бедным детям, братья мои,

Взглянуть на Него и молиться —

Так Благословенный, благословляющий всех остальных,

Благословит их в другой день.

Они отвечают: «Кто такой Бог, чтобы Он услышал нас?»

Пока шевелится стук железных колес? , или не ответьте ни слова! больше не плачем?

«Действительно, мы помним два слова молитвы;

И в полуночный час вреда, —

«Отче наш», глядя вверх в камеру,

Мы мягко говорим о чарах.

Мы не знаем других слов, кроме «Отче наш»,

И мы думаем, что в какой-то паузе песни ангелов

Бог может сорвать их с тишиной, сладкой собирать,

И держись оба в Его правой руке, которая сильна.

«Отче наш!» Если бы Он услышал нас, Он бы непременно

(Потому что они называют Его добрым и мягким)

Ответьте, очень чисто улыбаясь вниз по крутому миру,

«Иди и отдохни со мной, дитя мое.’

«Но нет!» говорят дети, плачущие быстрее,

«Он безмолвен, как камень;

И они говорят нам, что Его образ — это господин

Который приказывает нам работать.

Идите!» дети, — «на небесах,

Темные, похожие на колесо, вращающиеся облака — это все, что мы находим!

Не смейся над нами; горе сделало нас неверующими —

Мы ищем Бога, но слезы сделали нас слепыми.

Слышите ли вы, как дети плачут и отрицают,

О братья мои, что вы проповедуете?

Ибо возможному Богу учит любовь Его мира —

И дети сомневаются в каждом.

И пусть дети плачут перед вами;

Они устали, прежде чем бежать;

Они никогда не видели ни солнечного света, ни славы

Которая ярче солнца:

Они знают горе человек, без его мудрости;

Они тонут в отчаянии, без его спокойствия —

Они рабы, лишенные свободы в Христосдоме, —

Они мученики от боли без ладони, —

изношены, как от старости, но безвозвратно

Не храните дорогую память, —

Сироты земной любви и небесной:

Пусть плачут! пусть плачут!

Они смотрят вверх, с их бледными и впалыми лицами,

И их взгляд ужасен видеть,

Ибо они думают, что вы видите их ангелов на их местах,

С глазами, предназначенными для Божества; —

«Как долго, — говорят они, — как долго, жестокая нация»,

Будешь стоять, чтобы сдвинуть мир на сердце ребенка, —

Задуши забитой пяткой его сердцебиение,

И ступай к своему престолу посреди площади?

Наша кровь брызжет вверх, о тираны наши,

И твой пурпур показывает твой путь;

Но рыдание ребенка проклинает глубже в тишине

Чем сильный человек в гневе! »

Детский труд в поэзии | Ultius

Литература издавна была источником изменений в обществе. Художественное выражение позволяет выступать с социальной критикой, и это лучше всего иллюстрируется на примере детского труда в британской трудовой истории. Уильям Блейк и Элизабет Браунинг смогли использовать поэзию для критики тяжелого положения детского труда в индустриальной Британии. Этот образец литературного эссе исследует, как литература и поэзия могут влиять на социальные изменения.

Детский труд в литературе

На протяжении всей истории поэты призывали к переменам.В середине и конце 1800-х годов одна из наименее дорогих форм рабочей силы была одной из самых уязвимых. Детей в возрасте от четырех до пяти лет заставляли работать на фабриках и фабриках, чтобы снизить расходы для владельцев фабрик, которые затем перешли на рабский труд и нажились на нем.

Хотя жизнь бедного ребенка в Лондоне, возможно, все еще была трудной, жизнь рабского труда должна была быть еще хуже; работать в ужасных условиях и жить как движимое имущество (Брэдшоу, 72). Хотя они были не единственными, громче всех говорили поэты.Они задавали вопросы, подталкивали и критиковали политиков и людей, которые позволили этому случиться, они нуждались и кричали, улавливая суть детского труда в красивой и захватывающей манере.

Анализ рифмующих техник, используемых в обоих стихотворениях

Два поэта, Уильям Блейк и Элизабет Барретт Браунинг, были двумя такими людьми и ответили на них «Трубочистом» и «Детским криком», которые были хорошо восприняты и повлияли на общество для создания законов против детского труда.В то время как темы пародий на детский труд схожи по содержанию, Блейк и Барретт Браунинг подходят к теме с уникальным выбором рифм, иронией, дикцией, структурой и выбором голоса.

«Трубочист: Песни невинности» Уильяма Блейка

В произведении Уильяма Блейка «Трубочист: Песни невинности» используется лирическая составляющая, чтобы передать сообщение молодого трубочиста через схему рифм ABAB с единственной аномалией, заставляющей читателя задуматься. В большинстве стихотворений финальные рифмы поначалу кажутся немного странными, потому что настроение стихотворения не соответствует рифмам, первые четыре строфы обсуждают рабский труд детского трубочиста в довольно приятной манере. петь-песенный образ.

В четвертой строфе схема рифм лучше соответствует настроению стихотворения со сладкими сновидениями ангелов и счастья. Здесь кажется, что пастырство почти на грани, когда дети:

«Мойтесь в реке и сияйте на солнце».

Однако сон длится недолго, и в последней строфе наклонная рифма «темного» и «работы» заставляет читателя споткнуться; впервые рифма кажется шатающейся. Смена рифмы для читателя подобна пробуждению от тревожного сна, магия сновидений рушится, и тревога отбрасывания назад в реальный мир работы возвращается, и тьма возвращается.

Элизабет Барретт Браунинг «Плач детей»

Стихотворение Барретта Браунинга описывает детский труд, используя схему рифмы, которая следует другой схеме рифмы конца, которая порождает немного иное отношение, первый сонет выглядит следующим образом: ABABCDCDADAD. Вторая строфа слегка сдвигается в конце рифмы, меняя ее на: ABABCCCCDEDE.

Цель изменения схемы рифм — манипулировать эмоциями читателя, не осознавая, что Барретт Браунинг создает интенсивность стихотворения и усиливает чувства читателя (Donaldson, 53).Беспокойство нарастает с этим изменением структуры и последней строфы; схема, кажется, почти уколола читателя в форме ABABCDCDEFEF, последние четыре строчки — обвинение:

[‘] Кровь наша брызжет вверх, о сребреник,

И его пурпурный цвет показывает ваш путь!

Но детский рыдание в тишине проклинает глубже

Чем сильнейший в ярости его ».

После ее страстного рассказа о детях, отказывающихся играть, потому что они должны работать, эти последние строки выражают отвращение Барретта Браунинга к обществу, которое позволяет этому случиться, и ее схема рифм здесь смоделирована как эпитет.

Общие беды в обоих стихах о детском труде

Подход Блейка к теме детского труда состоит в том, чтобы начать свое стихотворение в основном о «Дике, Джо, Неде или Джеке» и их тяжелом положении трубочистов, опасной и грязной работе для детей. Затем, когда Блейк выбирает одного из детей, Тома, чтобы сосредоточиться на нем, рассказ сосредотачивается на деталях детей, выросших в бедности, и становится более индивидуальным.

Том, «который плакал, когда его голова, / Этот завиток похож на спину ягненка. Was shav’d »(6) становится нашим главным героем (вместо загадочного рассказчика« Я »).Сравнение Тома с ягненком заставляет его казаться еще более жалким, и Блейк, очевидно, пытается заставить читателя посочувствовать мальчику. Однако в своем подходе Блейк просто преподносит читателю печаль.

Сообщение Блейка о сострадании аудитории

Он представляет Тома, он говорит о своих слезах, когда ему брили голову, о своей мечте об Ангелах и Небесах, но Блейк не требует от читателя изменить ситуацию, он не требует перемен. Вместо этого автор позволяет читателю усвоить Тома и уйти, возможно, надеясь, что знание таких мальчиков, как Том, заставит читателя проявить сострадание и не нанимать ребенка трубочиста.Список детей наводит читателя на мысль, что это может быть любой мальчик, которого затрагивает это занятие; включая собственных сыновей.

Использование детского труда, чтобы заставить аудиторию чувствовать себя виноватой

Реакция Элизабет Барретт Браунинг на травму, с которой дети сталкиваются в качестве рабов, имеет другой подход к той же теме. Чтобы собрать боеприпасы вины, стихотворение начинается с риторического вопроса: «Вы слышите, как плачут дети [?]» (1), а затем погружается в мирные образы детенышей животных, невинных в своей юности.

Вторая строфа также начинается с риторического вопроса, спрашивая читателя, почему он или она не подвергли сомнению детское горе, чтобы выяснить, что было не так. Читатель, кажется, умоляет:

«Вы спрашиваете их, почему они стоят / Плачут перед грудью своих матерей / В нашем счастливом Отечестве?» (23-25)

Барретт Браунинг, кажется, умоляет читателя узнать, какое ужасное злодеяние совершается, заставляя молодежь их общества оплакивать, как будто они пережили тысячу печали. Это и есть цель риторического вопроса в письменной форме, как адвокат Барретт Браунинг опрашивает присяжных:

«Вы слышите плач детей?» Вы спросите их, почему они плачут? »

Вводя риторические вопросы так рано в стихотворении, ее обвинительный тон очевиден, и она не извиняется. В последней строфе Барретт Браунинг намерен оставить читателя под сомнение его или ее роль в детском труде:

«Как долго, — говорят они [дети], — доколе, жестокий народ,

Вы встанете, чтобы перевернуть мир на сердце ребенка, —

Подавить коленной пяткой его сердцебиение,

И вступать на престол свой среди площади? [‘] (152-156)

Это риторический вопрос, но Барретт Браунинг воображает, что он исходит из уст ангелов; который действует как сокрушительный ответ сомневающимся, которые могут возразить — не только риторический вопрос заставляет их осознать, что они неправы, но тот факт, что вопрос исходит от ангелов, означает, что они действуют против веры Бога.

Структура и форма стихов о детском труде

Параллельная структура и повторение добавляют убедительности тону, который культивировал Барретт Браунинг, тогда как Блейк использует проповедь. В «Плаче детей» слово «молодой» повторяется шесть раз в первой строфе, чтобы подчеркнуть, что молодежь — это то, что нужно защищать, а детеныши животных в безопасности.

Во второй строфе слово «старый» повторяется пять раз, возможно, чтобы показать утрату невиновности детей, которые не защищены обществом, которое должно стремиться сохранить их молодыми.Не заявляя об этом, Барретт Браунинг может предполагать, что мы потерпели поражение как люди, если даже животные могут сохранить свое потомство в большей безопасности, чем человечество.

В строфе 7 параллельная структура заставляет читателя почувствовать, что люди потеряли контроль. Вместо контролируемой звучащей рифмы слова создают образ непрерывного движения, ожидаемого от детей, когда они работают на фабрике, шахтах и ​​фабриках. Все слова «гудение», «вращение», «горение», «шатание», «ломка» и «стон» предполагают ощущение движения, а значение этих слов — это разрушение, которое Барретт Браунинг говорит читателю. , это их вина.

Британские поэты и социальные изменения

В хронологическом контексте очень важно отметить, что поэзия Уильяма Блейка предшествовала поэзии Элизабет Барретт Браунинг на 40-50 лет; таким образом, он писал в совершенно другой мир, чем она. Блейк писал обществу, которое, возможно, не рассматривало детский труд в том же свете, что и общество, на которое отвечал Барретт Браунинг.

Если Блейк подошел к своей поэзии с дидактическим, обвинительным тоном, как Барретт Браунинг, возможно, он не был опубликован в 1790-х годах.Общество, в котором он жил, возможно, не было готово к таким большим переменам, читатель наверняка знает, что они не были готовы, потому что законы о детском труде не принимались до 1860-х годов.

Барретт Браунинг родилась во время промышленной революции, и общество, в котором она жила, было готово изучить ее безобразие и поручить людям действовать так, как они могут, взять на себя ответственность за свои действия и сказать производителям, что детский труд больше не было приемлемым.

Без Уильяма Блейка и группы поэтов, поддерживающих те же идеи, Барретт Браунинг и ее современники, возможно, не смогли бы выразить себя с той жестокостью, с которой они это делали, и, возможно, законы, ограничивающие детский труд, не были бы столь обширными и эффективными.

«Лондон» как предшественник протеста Блейка по поводу детского труда

Поэма Уильяма Блейка «Лондон», возможно, не касается конкретно концепции детского труда, но она действительно представляет бедность, образование, войны и другие бедствия, с которыми сталкивалось общество, ведущие к детскому труду. Поэма относительно короткая, но охватывает образы, которые видит рассказчик, идя по отчаявшимся улицам Лондона. Кажется, что каждый человек чем-то отмечен, будь то слабость или горе, и он видит (или воображает) людей, которые находятся на улицах вокруг него. Здесь он упоминает множество мрачных цифр, в том числе:

.

  • Трубочист
  • Солдат
  • Проститутки
  • Новорожденные на улице

Люди в стихотворении на самом деле никому не принадлежат; они отстранены и плывут по жизни. Солдат превращается в кровь на стенах, и младенцы «юных блудниц» (14) вопят в полуночном воздухе. Строчка, где Блейк говорит: «Всякая черная церковь ужасает» (10), показывает отвращение к церкви или ее действиям. что церковь забрала или не забрала жизни этих людей.

«Трубочист» Блейка раскрывает реальность детского труда

Блейк сдерживает свои страсти и выражает свое отношение через жалость. Его проповедь проста, но подробности вызывают беспокойство.

Тому приснилось: «Эти тысячи подметальщиков, […] все они заперты в черных гробах» (11-12).

Хотя это часть сна, возможно, Тому снятся все дети, которые умерли от множества опасностей, которые сопровождали такую ​​работу, как трубочист.В этом стихотворении очень мало счастья, но теперь читатель понимает, что надежда — это не то, что Том может сэкономить. Он живет жизнью, в которой погибли тысячи людей, он мечтает о лучшей жизни, но, в конце концов, он может быть только ребенком в своих мечтах.

Показать проблему детского труда без вынесения суждений

Блейк не выбирает назидательный или осуждающий тон, но он по-прежнему категорически против детского труда. Людей, которые могут предпочесть его стихотворение, можно взывать, заставляя зрителей плакать, а не заставляя их чувствовать себя виноватыми.Один из примеров этого — в самой первой строфе «Трубочист», где рассказчик говорит, что его отец продал его на работу, прежде чем он успел «плакать» плакать! ‘плакать! ‘плакать!» (3).

Несмотря на то, что стихотворение переходит к Тому в следующей строфе, рассказчик обращается к материнским или отцовским чувствам читателя, который, вероятно, испытал на себе маленького ребенка, который не мог правильно произносить слова.

Это показывает молодость, невинность и уязвимость. Этот мальчик чистил дымоходы общины, в то время как другие дети его возраста играли с кубиками.Блейк, возможно, не говорит такими же пылкими тонами, как Барретт Браунинг, но он обращается к состраданию и сочувствию читателя. Оба передают свои сообщения с помощью разных устройств, но с грустной запиской имени.

Церковь осудила за то, что не препятствует детскому труду

Церковь и религиозное общество создали мальчиков-трубочистов, детей, рожденных от проституток, которых выбрасывают на улицу или продают за деньги для работы. Это столкновение между религией и поэзией — обычное явление в литературе.Хотя Блейк никого конкретно не винит, он предлагает виноватую, как в «Трубочисте».

Он представляет, что эти грустные и отчаявшиеся люди являются причинами их собственного отчаяния, заключенными в свои собственные «кандалы, забытые разумом» (8). Он не предлагает решения всего этого и не выносит суждений, но когда читатель читает «Лондон», мы сразу понимаем, что это не великий Лондон, который может себе представить мир, а жуткая изнанка, от которой страдает каждый. большой город.

Обращение Блейка к аудитории стихотворения

Отсутствие иронии у Блейка добавляет искренности его просьбе о детях, пострадавших от детского труда. Мечта детей, в которой они становятся подобными херувимам, серьезна; поэт хочет, чтобы читатель погрузился в невинность мальчиков, которых он изображает в стихотворении. Избегая сарказма, читатель отвечает так, как имел в виду Блейк, печаль очевидна, и его просьба состоит в том, чтобы вернуть детям их невиновность и защитить их от суровых реалий мира.

Механические устройства в «Детском крике» Браунинга

Выбранные слова в стихотворении Элизабет Барретт Браунинг пишутся с заглавной буквы, что обычно используется для выделения ударения, но в первой строфе «Плача детей» заглавная буква превращает некоторые слова, такие как «Давно назад» и «Отечество» в имена собственные. . Что интересно в «Long Ago», так это то, что наличие и использование этих слов с заглавной буквы вызывает ощущение, что это сказка, которая пошла ужасно неправильно и действительно стала кошмаром для этих детей.«Долгое время назад» и использование заглавных букв можно даже рассматривать как иронию:

«Старик может оплакивать свое завтра / Которое потеряно в Давным-давно»

Но дети, которые сегодня страдают, живут каждый день в своей печали. Ирония продолжается в последней строке этой строфы, когда Барретт Браунинг называет их общество «нашим счастливым Отечеством», что по иронии судьбы состоит из двух частей. Первое — это слово «счастливый», поскольку очевидно, что счастливыми являются только те, кто пожинает плоды детского труда, а не сами дети.

За этим словом стоит язвительный комментарий Барретта Браунинга о бессердечности решения общества использовать детей в качестве рабского труда. Вторая ирония — это «Отечество», поскольку большинство отцов будут искать счастья и заботы о своих детях, а это не такой отец. Барретт Браунинг использует антанаклазис с этим «Отцом», который не спрашивает своих детей, почему они плачут, и «Отечеством», правительством и людьми, находящимися у власти, которые игнорируют слезы детей, которых они обвиняют защищать.

Влияние детского труда на общество

Хотя поэзия написана по разным причинам, эти стихи были написаны, чтобы повлиять на общество, чтобы оно осознало серьезность проблемы. Для большинства людей они могли покупать продукты, не вспоминая о маленьких ручках, которые работали на заводе. Эти люди могли прожить всю свою жизнь, не осознавая, что их платье или обувь означают, что ребенок потерял большую часть своего детства.

Когда такие стихи, как Барретт Барретт Браунинг и Блейк, появились в журналах и газетах, для некоторых, вероятно, было неожиданностью установить связь между ними.Или, если это не было сюрпризом, это определенно сработало, вызвав чувство вины за реальную стоимость их продуктов или услуг.

Заключение

Оба стихотворения стремятся подтолкнуть этос читателя, передать чувства сочувствия и печали как ответ на тему трагедии детского труда, однако они используют разные приемы, чтобы донести свою точку зрения до разных читателей, которые подошли к нему. их. Их голоса разные; Блейк милый и грустный, Барретт Браунинг целеустремленный и энергичный, но оба работают хорошо.

Блейк и Барретт Браунинг надеялись, а может быть, и у Блейка, и у Барретта Браунинга была надежда на то, что когда состоятельный человек пошел за новой одеждой, он не смог бы взглянуть на ткань, не вспомнив образ маленького Тома Дарси с волосами, похожими на белого ягненка. или бедную Алису, похороненную в холодной твердой земле. Разные образы могли работать на разных людей, но это сработало, и поэзия Барретта Браунинга и Блейка была частью силы перемен, призванных избавить их общества от детского труда.

Нравится то, что вы читаете? Прочтите этот пост об элегии Симуса Хини.

цитированных работ

Брэдшоу, Дэвид Дж. Голос труда: британские писания девятнадцатого века о работе. Центр международных исследований Университета Огайо, 2000.

Дональдсон, Сандра. «Викторианская реакция на детский труд». Викторианская поэзия 18.1 (1980): 51-60. Интернет. 30 апреля 2013 г.

4 стихотворения о бедности | Проект Borgen

Поэзия, одна из самых древних форм искусства, служит выходом для поэтов, чтобы выразить свои самые глубокие эмоции. Поэзия волшебна, потому что рисует картину словами и направляет читателя сквозь волну чувств.В то время как немногие достигают славы, многие поэты остаются непризнанными или непонятыми в своих занятиях. Это четыре стихотворения о бедности.

Песнь о рубашке

«Работай — работай — работай!

От усталого перезвона к перезвону,

Работа — работа — работа,

Как заключенные работают на преступление!

Тесьма, ластовица и шов,

Шов, ластовица и тесьма,

Пока сердце не болеет и мозг онемеет,

Как и усталая рука.

[…]

В бедности, голоде и грязи, И все еще голосом печальной высоты — Если бы его тон доходил до Богачей! — Она спела эту «Песнь о рубашке!»

Этот отрывок из поэмы XIX века Томаса Гуда рассказывает о рабочей эксплуатации среднего класса аристократией.Женщина тяжело работает день и ночь, преодолевая усталость и болезнь, мечтая варьируется от простой еды до вечного благополучия. К сожалению, она тонет в яме бедности и, несмотря на все усилия, не может выбраться из нее. Эта проблема охватывала века, и эксплуатация труда остается проблемой в 21 веке. Особенно в развивающихся странах, где случаи торговли людьми и детского труда слишком распространены. Более 150 миллионов детей во всем мире подвергаются детскому труду.В настоящее время ООН работает над введением в действие соответствующего законодательства в странах, исключающего использование детского труда.

Блюз беженцев

«Скажем, в этом городе десять миллионов душ,
Кто-то живет в особняках, кто-то в норах:
Но для нас нет места, моя дорогая, но и нет места для нас.

Когда-то у нас была страна и мы считали ее справедливой,
Посмотрите в атласе, и вы найдете ее там:
Мы не можем сейчас туда поехать, моя дорогая, мы не можем туда сейчас.

[…]

Приснилось, что я вижу здание в тысячу этажей,
Тысяча окон и тысяча дверей:
Ни одна из них не была нашей, моя дорогая, ни одна из них не была нашей.

Стоял на большой равнине под падающим снегом;
Десять тысяч солдат маршировали взад и вперед:
Ищу тебя и меня, моя дорогая, ища тебя и меня ».

W.H. Оден, поэт 20-го века, изначально написал это стихотворение о еврейских беженцах, которые стремились получить статус беженцев в Соединенных Штатах.Однако эта тема выходит за рамки мрачных лет Второй мировой войны. По состоянию на конец 2018 года в мире насчитывалось около 71 миллиона вынужденных переселенцев. Они были вынуждены уехать из-за конфликта, насилия или преследований. Многие не нашли домов или стран, которые хотели бы их принять. Страны начинают обращать на них внимание. Мировые лидеры в ООН работают над реализацией программ, которые помогут беженцам, не разочаровывая принимающие страны.

Бедность

Увидел старый коттедж из глины,

И только из грязи был пол;

Все приходило в упадок,

И снег заносил у дверей.

А там жила бедная семья,

В лачуге такой мрачной и грубой;

И хотя они гложили голод,

У них не было ни куска еды.

Дети плакали о хлебе,

И к своей бедной матери они побежали;

[…]

О, пусть богатые и веселые

Но посмотрите такую ​​лачугу, как эта,

То в бедной даче из глины

Они могут знать, что такое истинное страдание.

И что мне, возможно, придется подарить

Я никогда не пропущу,

Я знаю многих бедняков

Вокруг меня такие же несчастные.

Это печальное стихотворение, написанное Джейн Тейлор в XIX веке, рисует яркую картину ужасных условий, связанных с бедностью. Тейлор пишет о семье, которая живет в небезопасном коттедже без ни грамма еды. Дети голодают и выпрашивают еду, которую мать не в состоянии дать. Как видно из этого стихотворения, бедность — это исключительно тяжелая битва. Миллионы сил оказывают давление на жизнь обездоленных, но многим необходимо продолжать упорствовать, чтобы выжить.

Сегодня в мире более 3 миллиардов человек живут менее чем на 2,50 доллара в день. Более 1,3 миллиарда человек живут менее чем на 1,25 доллара в день. Сотни миллионов детей и взрослых недоедают и не имеют доступа к базовому медицинскому обслуживанию. Хотя это удручающая статистика, уровень крайней бедности в мире за последние несколько десятилетий снизился.

Бедные дети

«Они будущее человечества
Но многие из них живут в бедности
И без крова бездомные на улице
Обыскивают в мусорных баках остатки еды, чтобы поесть.
Бедные дети становятся жертвами обстоятельств
В жизни у них никогда не бывает шансов
Или есть возможности, как у детей из семей
Их ведет дорога из бедного пригорода в тюрьму.

[…]
Бедные дети без дома и тяжело спящие
И жизнь для них уже достаточно тяжелая
Не на той стороне социального разрыва
Для них нет никаких шансов на хорошее будущее ».

Это стихотворение Фрэнсиса Даггана, относительно недавнее сравнение других стихотворений в этом списке из четырех стихотворений о бедности, красноречиво говорит о борьбе, связанной с детской бедностью.По данным ЮНИСЕФ, около миллиарда детей в настоящее время живут в бедности; около 22 000 детей умирают ежедневно из-за бедности. Образец недоедания и болезней ослабляет тело до точки, откуда нет возврата. В сочетании с социальными последствиями обнищания шансы на выживание невелики. Недавнее исследование показало, что дети, попавшие в детскую бедность, в семь раз чаще причиняли себе вред и в 13 раз чаще участвовали в насильственных преступлениях, чем их более состоятельные сверстники.

Эти четыре стихотворения о бедности весьма поразительны. Они передают глубокие эмоции и распространяют идеи, которые преобладали из поколения в поколение. Бедность не поверхностна; последствия обнищания распространяются на все элементы жизни. Жизненно важно, чтобы люди принимали меры по борьбе с бедностью, обращаясь к выборным должностным лицам, которые имеют возможность вводить в действие законы, которые помогают нуждающимся.

— Джай Шах
Фото: Flickr

из
Трубочист к
Крик детей

«В
Романтическая эпоха в Британии началась примерно в середине 18 века.
и набрала силу во время промышленной революции.Высота
эта революция была отмечена викторианской эпохой, которую обычно называют
как период правления королевы Виктории между 1837 и 1901 годами.
Промышленная революция была периодом конца 18-го и начала
XIX век, когда произошли серьезные изменения в сельском хозяйстве, производстве и
транспорт, который оказал сильное влияние на социально-экономические и
культурные условия в Великобритании. Начало индустриального
Революция ознаменовала важный поворотный момент в социальной истории человечества;
почти все аспекты повседневной жизни и человеческого общества были в конечном итоге
каким-то образом повлиял.

Один
из худших социальных последствий этой революции был детский труд,
явление, созданное задолго до этого, но полностью использованное в это время,
в жалкой нужде в рабочих на подъеме капитализма. Там было
все еще ограниченные возможности для образования, и дети ожидали
работать. Работодатели могли платить ребенку меньше, чем взрослому, даже если
их производительность была сопоставима; не было необходимости в силе, чтобы
эксплуатировать промышленную машину, и поскольку промышленная система была
совершенно новые не было опытных взрослых разнорабочих.Это сделано
детский труд — предпочтительный труд для производства на ранних этапах
фазы промышленной революции между 18 и 19 гг.
веков. Детский труд существовал до промышленной революции,
но с ростом населения и образования стало больше
видимый. До принятия законов о защите детей многие
вынуждены работать в ужасных условиях за гораздо более низкую оплату, чем их
старейшины.

Отчеты
были написаны подробные сведения о некоторых злоупотреблениях, особенно в угольной
шахты и текстильные фабрики, и они помогли популяризировать
бедственное положение детей.Общественный резонанс, особенно среди верхушки и
средние классы способствовали изменению благосостояния молодых рабочих.

Политики
и правительство пыталось ограничить детский труд законом, но фабрика
владельцы сопротивлялись; некоторые считали, что они помогают бедным, давая
их детям деньги на еду, чтобы избежать голода, а другие
просто приветствовал дешевую рабочую силу. В 1833 и 1844 годах первый генерал
законы против детского труда, фабричные законы, были приняты в Англии:
Детям младше девяти лет работать не разрешалось, дети не допускались.
не разрешается работать в ночное время, а рабочий день молодежи под
возраст 18 был ограничен двенадцатью часами. Под наблюдением заводских инспекторов
исполнение закона. Примерно десять лет спустя трудоустройство
детям и женщинам было запрещено заниматься добычей полезных ископаемых. Эти законы уменьшили
количество работающих детей; однако детский труд остался в Европе
до 20 века ». (Википедия)

Романтичный
поэт Уильям Блейк и викторианская поэтесса Элизабет Барретт-Браунинг оба
считали детский труд проклятием своего времени. Блейк увидел рост
потребность в детском труде представляет угрозу для их невиновности, в то время как Браунинг
крик дал им голос в обществе.

Блейка
точка зрения по этому поводу выражена в двух его стихотворениях «Дымоход».
Подметальная машина », написанная соответственно в 1789 и 1794 годах; первый
был опубликован в «Песнях невинности», а второй
включены в «Песни опыта». Его захват страданий
работающие дети меняются с первой работы на вторую, обе
явно под влиянием событий времени. Его медленный
пробуждение в холодной реальности, проще говоря, от невинности к
опыт.

Браунинг
переживает всю суровость промышленной революции. Ясно ее
это призыв к обществу, сделав ее голосом детей и
умоляя мир, людей прекратить их страдания.

«Блейк
был лирическим поэтом, интересовавшимся главным образом идеями, и художником, который
не верю в природу. Он был коммерческим художником, гением в
поэзия, живопись и религия. Он был либертарианцем, одержимым
Бог; мистик, который перевернул мистический образец, потому что он искал человека как
конец его поисков.Он был христианином, ненавидящим церкви; а
революционер, который ненавидел материализм радикалов. Он был
работяга, иногда живущий на доллар в неделю, который называл себя »
мысленный принц «; и был один». (Казин)

Блейк
написал свое первое стихотворение «Трубочист» в 1789 году.
первая часть демонстрирует суровый, но идеалистический взгляд на проблему ребенка.
труд. Поэт показывает глазами детского дымохода
дворник, как невинность может иметь скрытую сторону грубой реальности. В
мальчика заставили работать, пока «еще [его] язык / едва мог плакать
‘плакать! Плакать!»; так молод, что он даже не мог произнести «развертка»
должным образом. Мальчик рассказывает о Томе Дакре, которого лишили чистоты
— волосы, завитые, как спина ягненка — Тому ночью приснился сон:
«Тысячи плачущих (…) / Все они были заперты взаперти.
гробы чёрные ». Появляется ангел с «светлым ключиком»,
оба намекают на свет и Небеса, и «открыли гробы и
освободи их всех ».Дети, подметальщики, играют на лугах
и постирать и отполировать; они становятся чистыми, восстанавливают свою невинность. Затем,
«Нагие и белые» они поднимаются на Небеса. Ангел
говорит Тому: «Если бы он был хорошим мальчиком, у него был бы Бог для его
отец, и никогда не желай радости », явно имея в виду Небеса. Том
просыпается и возвращается к реальности: холод, работа, тьма. Тем не менее, Том
«Счастливый и теплый»: «если все исполняют свой долг, они
не нужно бояться вреда ». У него есть надежда; возможно, в конечном итоге надежда
скоро умереть.

В
пластина, которую Блейк вырезал для своего первого трубочиста, небесно-голубого цвета, с
тонкие тени маленьких детей, идущих в рай: famelic
дети, души которых уходят к лучшему.

В
общий тон идеалистический и обнадеживающий, но с присущим ему вкусом
грубой реальности; скорее неприятности, чем трагедии.

В
В 1789 г. на другом конце
Британский канал.Многие европейские
художники находились под влиянием удивительного взрыва идей, которые
происходило во Франции, и Блейк был одним из них. Как Казин
примечания: Он [был] романтиком-пионером того героического первого поколения.
которые думали, что пламя Французской революции сожжет
вниз все оковы ».
Эти строгие принципы явно влияют на трубочиста.
и идеализацией их Блейком; общий обнадеживающий взгляд на жизнь,
своего рода Ла
Vita é Bella
из 18 -го
век: извлекать лучшее из того, что может принести жизнь; все хорошо, что
заканчивается хорошо.

Его
Второе стихотворение имеет более откровенно критический тон. Теперь горький
время 1794 г., и между Англией и Францией разразилась война. А
коммерческая депрессия захлестывает страну, и Блейк больше
осознавая суровость вокруг него: он становится более критичным с
Церковь и с обществом, и политикой больше интересуется. «Блейка
работа стала более откровенно политической после потрясений во Франции
в 1789 г. »(http: //www.lilith-ezine.com).
Он был особенно озабочен индустриализацией городов,
разрушение природы, темные
сатанинские Миллс:
«Напротив дома Блейка в Лондоне была фабрика. От этого он
создал зарисовку того, что представляет собой целый пейзаж заводов и их
разрушение ландшафта было бы похоже. Вплоть до
высокие дымовые трубы и канализационные отходы. Пророческий образ, чтобы сказать
наименее. Позже фабрика загадочно сгорела, и Блейк переехал в
более сельский Ламбет в 1790 году.”(Http://www.feministezine.com)

Блейк
выражает многие из его идей с этого момента: он ненавидел рабство
и верил в расовое и половое равенство. Он отвергал все формы
навязанная власть; Взгляды Блейка на то, что он считал угнетением и
ограничение законной свободы распространилось на Церковь. Его духовный
верования подтверждены в «Песнях опыта» (1794 г.), в которых он
показывает свое собственное различие между ветхозаветным Богом, чей
ограничения он отверг, и Бог Нового Завета (Иисус Христос в
Тринитаризм), в котором он видел положительное влияние (Википедия).Блейк терзает мистическое чувство двойственности жизни.
между реальностью и идеалом. Но он пытается разрешить это на земле,
в живом человеке. До 1800 года он тоже думал, что это может быть
разрешено в обществе (…). Блейк против всего, что подчиняется,
унижает, ограничивает и отрицает. (…) Он перестал быть
революционным в политическом смысле после того, как Англия начала войну с
Франция и пыталась разрушить революцию в Европе. Это было меньше
из благоразумной трусости — хотя, как и любой другой радикал и
свободомыслящим того времени, когда он жил под властью террора тори — чем
потому что он потерял веру в политические действия как средство для человеческих
счастье. (Казин)

Его
второй трубочист более горький и темный; более мирские. Блейк
видит его босиком и грязным, несущего большой мешок сажи, идущего
под серым дождем, с грустным выражением лица. Поэма
горький и печальный и вызывает потерянную невинность, голод и покинутость. Это
очень контрастный по своей лексике и образности; сцены из
невинное детство охвачено картинами тьмы и страдания.
Казин описывает представление Блейка о ребенке: «В свое время,
когда детей считали миниатюрными взрослыми, рабами или домашними животными
тем, кто правил своей зрелостью, он показал, что ребенок не
сокращенная версия взрослого, но другое существо.”
Этот ребенок, безусловно, прекрасно осведомлен, и ему все еще нужно
испытывает радость и знает, кого винить в своих безвременных страданиях. Кто-то
спрашивает, стоя в снегу один, плача: «Где твоя?
отец и мать? Сказать? Они молятся в церкви ». Он имел
удалось довести счастье до суровых времен, улыбаясь «среди
зимы снега », но был« одет в одежду смерти.
[и] научил (…) петь ноты горя ». Он с горечью рассказывает
«Потому что я счастлив, танцую и пою, / Они думают, что
не причинили мне вреда: ».Его родители и все остальные
пошел, чтобы «хвалить Бога и его священника и царя, / которые составляют
рай наших страданий ».

В
откровенно критический тон этого второго стихотворения показывает определенную эволюцию
в жизни Блейка, параллельно с жизнью британского общества и
политические события в последние минуты романтического
эпоха. Необходимая, но горькая эволюция от идеалистической Невинности к
реалистичный опыт.

Невинность
это вера, а опыт — это сомнение.Трагедия опыта в том, что
мы становимся неспособными любить. Трагедия детства в том, что мы
навлечь на него нашу нелюбовь. Вот для чего нужен опыт:
приведи нас от Бога Отца к Богу, которого творит один человек.
Опыт не зло; он просто показывает нам лицо зла как
человеческое лицо, чтобы мы узнали, что мир — это именно то, что человек
делает это, и что его окончательные триумфы происходят в его
понимание. Мышление Блейка всегда органично; это всегда
направлен к скрытым источникам нашего человечества.Никогда не проигрывая
творческой свежести детства, он бросил вызов опыту с
Это. (Казин)

Революционный,
идеалистичный, полный надежд и мечтаний, его первый трубочист —
веселый и сажистый, с ангелочком и холодом. К концу
века, он потерял надежду и получает еще больше пыли от
серый дождь падает с неба. Блейк был глубоко затронут
социальные, политические и культурные изменения, происходящие между производством
из этих двух работ.Его непродуманные революционные идеи означают серьезные
бесхребетность, определенная «оболочка чистоты», которая обязательно была
грубо стерто пороками современного мира.

«Блейка
потребность в уверенности, каковы бы ни были ее личные корни, также является одним из
великие трагедии современного капиталистического общества; особенно этого
потеря личного статуса, что стало непосредственной судьбой миллионов в
индустриальная Англия «темных сатанинских фабрик». Блейк
был лишь одним из многих англичан, которые чувствовали себя медленно
до смерти, в мире такой жестокой эксплуатации и среди таких
нечеловеческое уродство, что пожары новых промышленных печей и
крики работающих детей всегда в его работе.Его стихи и
дизайн предназначен для того, чтобы дать нам духовное видение; видение за пределами
фабричная система, отвратительные новые города, деградация детей
ради наживы мелкие преступления, за которые дети могли
все еще быть повешенным. Англия так и не оправилась от своего промышленного
революция; Блейк боялся, что он не сможет пережить это; человеческая цена
было уже слишком хорошо ». (Казин)

“В
1842–1843 гг. Парламентская комиссия исследовала условия
о занятости детей на шахтах и ​​фабриках; в
Отчет комиссии написал Р.Х. Хорн, друг и
сотрудник поэтессы Элизабет Барретт Браунинг (1806–1861).
Многие детали стихотворения Браунинга 1843 года взяты из отчета.
комиссии. (NAEL) Барретт
Браунинг обычно считается одним из великих английских поэтов; она
была образованной и вдумчивой, оказав влияние на многих ее современников,
включая Роберта Браунинга. Ее собственные страдания в сочетании с ней
моральная и интеллектуальная сила сделали ее чемпионом
страдающие и угнетенные.(Википедия)

«По
в начале викторианского периода промышленная революция
привели к глубоким экономическим и социальным изменениям. Сотни тысяч
рабочих мигрировали в промышленные города, где создали новый
вид рабочего класса. Заработная плата была крайне низкой, часы очень долгими —
четырнадцать в день, а то и больше. Работодатели часто предпочитали нанимать женщин
и дети, которые работали даже меньше мужчин. Семьи жили в
ужасно переполненное, антисанитарное жилье.Тронутые ужасными страданиями
в результате тяжелой экономической депрессии в начале 1840-х гг.,
писатели и люди в правительстве обращали все более пристальное внимание на
состояние рабочего класса.

Поэты викторианской эпохи по-разному реагировали на эти болезни роста. В
поэзия
изобразительный язык Элизабет Барретт Браунинг используется для обсуждения
беды инноваций; Браунинг акцентирует внимание на
несправедливости с целью призвать к действию в
Христианин
общество того времени.В 1843 году Браунинг написал стихотворение под названием «The
Плач детей «, выявив вредное воздействие
детский труд в
фабрики и шахты через яркие образы этих бедных детей, которые
«Взгляните на их бледные и впалые лица». (Мор)

«В
в ее стихотворении Браунинг изображены страдания детей в шахтах и
фабрики. В условиях рабочего класса (NAEL
8, 2.1564), Фридрих Энгельс описывает выводы, которые он сделал во время
двадцать месяцев, которые он провел, наблюдая за промышленными условиями в
Манчестер.Его книга 1845 года подготовила почву для работы с Карлом.
Маркс о «Коммунистическом манифесте» (1848 г.), который утверждает, что
революция — необходимый ответ на несправедливость промышленных
капиталистическое общество. (NAEL) Это событие доказывает, насколько последовательно
Промышленная революция оказала влияние на общество. Мир
перевернулся, скалы цивилизации быстро поднимались вверх
в небо в городах, пока дети работали и умирали в мужских
современные фабрики. «Уже в 4 года дети работали
в угледобывающей роли траппера. Шахтер на пенсии назвал это
худшая работа »(Бенсон 48). В течение двенадцати часов или более ребенок
сидел бы в темной влажной шахте со свечой для света, если бы он
мог держать его зажженным. В тесноте, кишащей крысами, ловец
быстро открывал и закрывал люк в проходе для шахтера
(Хаммонд 23). Чтобы усугубить жалкие условия труда этих
детей, их дома, принадлежащие шахтам, были переполнены, редко
сточные воды, и имел доступ только к загрязненной воде.Плохое здравоохранение и
неправильное понимание гигиены часто подвергает риску детей. Они спали
рядом с другими носителями инфекционных заболеваний, таких как коклюш
и корь. В 1842 г. Комиссия по трудоустройству детей
опубликовал отчет, раскрывающий невыносимую занятость
условия для детей в шахтах (Hammond 22) ». (Ламана)

Браунинга
Стихотворение представлено цитатой из Медеи, отвратительной мифологической трагедии:
«Увы, дети мои, почему вы смотрите на меня?» Медея — это
жрица, которая в отместку за измену мужа
помолвлен с другой женщиной, убивает любовника своего мужа и двое
дети у него были с Медеей.Ее дети смотрят на нее так, как будто она
забрать их жизни; затем она обвиняет своего мужа в их смерти;
обвиняя его в безобразии и прелюбодеянии. Взгляд детей Медеи
крик детей Браунинга, когда они «смотрят вверх своими бледными
и запавшие лица »остальной части общества, в то время как родители продают
своих детей на дешевую рабочую силу и обвиняют других в своих страданиях
и нужно.

Браунинг
дала ей тринадцать частей стихотворения, в которых она начинает с разоблачения
страдания детей, затем осуждает общество и церковь
за их отчужденность и, наконец, призывает к немедленным действиям против
Революция в жизни детей.Она начинает констатировать
вопрос: «Слышите ли вы плач детей, братья мои? (…)
Они прислоняют свои молодые головы к своим матерям, / И это
не могут остановить их слезы ». Дети «плачут
горько (…) в играх других, / В стране
бесплатно». Природа уважает детство, человек — нет, а детское
средство больше не является облегчением. Англия в 1840-х годах была цивилизованной
нация; Однако в то время демократия не предполагала особой свободы.Во второй части упоминается несоответствие детской
плакать: старые души могут плакать о старых печалях, но ребенок заслуживает
с чистого листа. Они «смотрят вверх своими бледными и запавшими лицами.
(…), ибо мужская седая тоска тянет и давит / По щекам
младенчество ». Они слишком молоды утомлены, даже умрут раньше, чем их
время. «Маленькая Алиса умерла в прошлом году»; дети предполагают
она должна быть счастлива, потому что наконец может отдохнуть. «Хорошо, когда
(…) мы умираем раньше времени ».Браунинг видит ужас в
подумала: «Увы, увы, дети! Они ищут / Смерть в
жизнь, как лучше ». Она призывает к бунту: «уходи,
дети (…) поют, дети (…) громко смеются! » Но они
слишком устали, чтобы радоваться, слишком устали, чтобы бегать по лугам ». Для всех
днем колеса гудят, крутятся (…) и иногда мы могли
молитесь: «О колеса» (разражается безумным стоном) / «Стой! Молчи
сегодня! »Они умоляют машины позволить им почувствовать себя людьми
мгновение, чтобы прикоснуться и услышать друг друга.«Пусть докажут
живые души против представления / Что они живут в тебе или под тобой,
О колеса! — »И все же их зов не слышен. Браунинг заставляет
читатель, как он сам, какое представление они имеют о Боге: «Кто такой Бог?
что он должен нас слышать? » старшие, унаследовавшие свои рыдания
не будет заботиться о них: «Неужели Бог с поющими ангелами?
вокруг него, / Слышит или плачет? » Они знают только два слова
молиться: «Отче наш!», и они все еще сохраняют надежду
в их сердцах, что «добрый и кроткий» одолжит
их грудь, чтобы опереться на них.Но Бог их не слышит: «Он
безмолвный, как камень ». «Его имидж — хозяин / Кто
приказывает нам работать дальше ». Здесь Браунинг ясно дает понять
заявление против религиозности как средство спасения. «Мы
взгляни на Бога, но слезы сделали нас слепыми ». Браунинг хочет
выразить свою уверенность в том, что против этого должны быть предприняты истинные действия.
ужасное проклятие для общества, и она делает это: «О братья мои,
что вы проповедуете? Ибо возможному Богу учит любовь Его мира,
и дети сомневаются в каждом ».Браунинг продолжает защищать
дети: их «носят, как от старости, но безвозвратно.
Урожай его воспоминаний не пожинать, Сироты земного
любовь и небесная. Пусть плачут! Пусть плачут! ». «Но
рыдания ребенка в тишине проклинают сильнее, чем сильный мужчина в
его гнев »

Элизабет
Работа Барретта Браунинга «Плач детей» — настоящий призыв к
действие: «Как долго, жестокая нация / Будешь стоять, чтобы сдвинуть
мир, на сердце ребенка? ».Ее голос всех детей
оплакивая их боль, их безвременную смерть и общественные
равнодушие. В Антологии Нортона говорится об Элизабет Барретт Браунинг
что она «пыталась найти в поэзии способы озвучить
бедные и угнетенные »; Плач детей остается одним из ее
самые сильные призывы к переменам. Быстро трансформирующаяся система, существовавшая в
нуждаясь в пересмотре, Браунинг использовала свое искусство, чтобы помочь создать законы, которые
в конечном итоге навсегда запретит детский труд в Англии.

«Возможно
наиболее важным был переход от образа жизни, основанного на владении
земли для современной городской экономики, основанной на торговле и производстве. По
начало викторианского периода, промышленная революция
(…) привели к глубоким экономическим и социальным изменениям, включая
массовая миграция рабочих в промышленные города, где они проживали
новые городские трущобы. Но изменения, вызванные промышленным
Революции были лишь частью происходящих радикальных изменений.
в Британии середины и конца девятнадцатого века — среди прочих
демократизация в результате расширения франшизы;
вызовы религиозной вере, частично основанные на достижениях
научные знания, особенно об эволюции; и изменения в
роль женщины.”(NAEL)

Это
Ясно, что Британия, как заявил Казин, никогда не оправлялась от своей
Industrial Revolution или любая другая промышленно развитая страна для этого
имеет значение, поскольку именно его наследие замедляет убийство нашего мира:
загрязнение, крайняя бедность и социальная деградация — вот лишь некоторые из
побочные эффекты изменений, произошедших между 18
и 19 -го веков в Европе. Эти изменения, однако, также
включали огромные экономические, социальные и научные улучшения.Тысячи детей подверглись жестокому обращению за время, прошедшее с
написание произведений каждого из этих поэтов; однако благодаря
народный крик и слово художников, были установлены решающие законы
против эксплуатации детей и женщин, Профсоюзы рабочих
были разработаны, и рабочие права были защищены по всему миру.

“An
Введение в Уильяма Блейка Альфреда Казина ».
Мультимедийная библиотека.

Блейк,
Уильям. «Трубочист (1789 г.)». Wikisource .

Блейк, Уильям. «Дымоход
Подметально-уборочная машина (1794 г.) ». Wikisource .

«Елизавета»
Барретт-Браунинг, Детский крик ». Нортон
Антология английской литературы.

Ламана,
Николь Сара: «Влияние добычи угля на Элизабет.
Барретт Браунинг «Плач детей». Запад
Честерский университет.

«Лоуренс»
Текстильная забастовка ». Спартак Образовательный.

Мор,
Николь. «Проблемы роста — промышленная революция в Великобритании:
Реакции двух викторианских поэтов — Хопкинса и Барретта
Браунинг ». Ассоциированный
Содержание.

Танхаузер, Нед. «Социальный
Воздействие «Плача детей» Танхаузера 1912 года ».

% 20the% 20Children.pdf>

«The
Викторианский век ». Нортон Антология английской литературы.