Усыновление после эко: мамы ЭКО-малышей – о годах мучений и неготовности общества – Москва 24, 30.10.2019

что гуманнее? — Ольга Журавлева — Типичный случай — Эхо Москвы, 02.12.2012

О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17 часов 14 минут. Вас приветствует программа « Типичный случай», меня зовут Ольга Журавлева. Тему я сегодня взвалила на « Типичный случай» чрезвычайно болезненную, потому что, прочитав статью коллеги Эвелины Геворкян и еще несколько публикаций на эту тему, оттолкнувшись оттого, что в Россию собираются включить комплекс высокотехнологической медицинской помощи экстракорпорального оплодотворения, возникло еще несколько тем. Что касается того, что планирует Минздрав, это можно прочитать в интернете. В «Новой газете» была публикация с доктором медицинских наук, профессором, заместителем директора Департамента медпомощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития Олегом Филипповым. Он там рассказывает и о цифрах, и о фактах, и о том, что нужно будет сделать для того, чтобы воспользоваться этой государственной программой, но у меня вопрос вот какой: почему гражданам нашей страны, чаще всего, важнее любыми способами родить своего ребенка? Когда есть такая проблема, то вопрос усыновления не стоит в первых ряда. Из этого делается вывод, что кровный ребенок для человека – это совсем другая история. Усыновление – это для многих акт гуманизма, спасти ребенка, дать ребенку семью, если ее нет. А иметь детей, имеется в виду, иметь кровных детей. Почему для нас это так важно? Важно не для всех, разумеется. Но рассуждение в блоге, которое висело буквально день на сайте и вызвало огромную реакцию. Большое спасибо всем, кто туда писал, сводится к следующему, что приемные дети – это очень опасно. Мы все хотим видеть свои гены, свои признаки. Мы считаем, что это правильно, потому что кровный ребенок – надежный вариант. Пишет cnik2461: «Когда есть проблемы с зачатием ребёнка, именно эти проблемы и усиливают желание иметь своего, кровного. Добавляет у кого-то и собственное ЭГО. Не все готовы смириться с тем, что у него имеются какие-то проблемы. Психология. У каждого своя». Я согласна с этим комментарием. Мне кажется, что иногда попытка любым способом, каким угодно, даже и о суррогатном материнстве иногда речь идет, потому что нет никаких физических возможностей, это решение страшной задачи, я не такой, как все, я хочу это изменить. Я ущербен, потому что я не могу оставить свой след не земле. Хотя, наверно, воспитав троих чужих, как родных, можно большой след на земле оставить. И свое духовное наследие передать очень даже можно, мне кажется. Ilayz: «А я вот вижу две знакомые семьи: у одной свой ребёнок , у другой—приёмный. И вы знаете, никакой разницы нет. Родители в обеих семьях отнюдь не психологи, просто одни очень хотели и смогли родить, другие очень хотели, но не смогли родить, удочерили девочку ,они её любят. Книги по психологии, конечно, хорошо и лишним не будет, но, на мой взгляд, всё это перекрывается врожденной»программой» -любить». Вот истории из жизни, которые рассказывали в блоге. TArator пишет: «Мой знакомый как-то рассказал: своего приемного сына застал за убийством котенка. «Как ты можешь,— говорю ему, — он же живой, ему больно!» А он смотрит, как дурачок: » А чего он играть со мной не хочет?» А ведь не дурачок, 7 лет уже было. Так, говорит, и не стал он нам по-настоящему родным. До сих пор (мальчику уже 14 лет) жестокость вылезет — то там, то здесь. Мои-то родные дети даже паучка не убьют». Вот это, на мой взгляд, самая главная причина боязни усыновления. Другие аргументы, приводившиеся в блоге, другими авторами, говорят, что и родные дети в родных семьях вырастают очень разными, вплоть до близнецов. Мне кажется, что расчет на гарантию крови тоже какой-то очень наивный. Марго пишет: «А все ли мы знаем о себе? Многие ли знают о своих дедах-прадедах, прабабках? Раньше в деревнях знали все корни до седьмого колена, жизнь изменилась, родственные связи ослабли, Так что свой ребенок или чужой? Неизвестно, какие гены прошлых поколений он унаследовал. У меня есть фотография моей прапрабабки 1872 года, я разительно на нее похожа. Знаю я о ней очень мало. Что я унаследовала от нее, кроме внешности? Спросить некого». Почему все-таки лучше родить своего ребенка? Слушатель пишет: «Родить своего ребенка — сказать смерти «Нет». Вот был Ты, и ты себя оставил на клеточном и духовном уровне. Очень прикольно находить свои черты в ребенке, и еще прикольней, когда ребенок вырастает умнее тебя. Правда, если биологические родители не захотят потом вкладываться в духовное и интеллектуальное развитие ребенка, то, на мой взгляд, можно и не мучиться с ЭКО». Тут я согласна. «Не представляю, как это — пережить своих детей. Дети — это именно наша победа над смертью. Хоть какая-то часть нас пойдет дальше». Хорошо, а если пойдет та часть, которую человек наследует от жизни с вами: ваши привычки, ваши словечки, ваши интонации. Если человек живет с вами, то он ее может перенять. «При рождении своего ребенка в родителях включаются биологические механизмы защиты семьи. Так что усыновлять лучше второго. Впрочем, любовь способна заменить многое». Здесь возникает та же самая дилемма, что усыновление для нас – это жест благотворительный. Это не попытка создать семью, это следующий этап. Выглядит это так, что это невероятная сложность. Joi пишет: «Могу поделиться собственным опытом. Я растила, как вы выражаетесь, чужого ребенка, и не с младенчества. Хотя для меня это понятие неприемлемо. Думаю, кто не сможет полюбить чужого, не сможет полюбить и своего. Я не испытывала никаких трудностей, а только радость, умиление и любовь к нему. Эти же самые чувства я испытываю и ко всем другим детям. Он прекрасно знает, кто его родил, никаких запретов и секретов не существовало. Будучи взрослым, он может без всяких ограничений встречаться со своими родственниками, но хочу сказать, что такого желания не проявляет, т.к. нет духовной связи, нет и потребности. Я по-прежнему остаюсь для него любимая мама. У моих знакомых стояла проблема бесплодия. Ужас, как она себя и мужа этим изводила долгие годы, пока волею судьбы, вопреки их желанию, вынужденно оказалась девочка их родственников. И процесс притирки начался не просто. Всё негодование, вся неудовлетворенность собственной судьбой срывалась на ребенка. Но спустя некоторое время всё стало меняться, стала просыпаться любовь, ответственность, как у мужа, так и у жены, постепенно эта навязчивая идея о своём ребенке отошла на задний план, взаимоотношения очень хорошие». Очень большая часть проблемы, она в головах. Когда кто-то написал в блоге, что «пробирка – это не очень естественно. Это опасно». Насколько сейчас говорят, первые опыт был в 78 году. Первая девочка родилась таким способом. Олег пишет: « У меня проблема обратная, беременеют от меня сразу же даже те, кому поставили диагноз — бесплодие». Марина пишет: « Дело в том, что для женщин чувство материнства должно появиться после родов». Марина, бог с вами, оно не у всех появляется. Не такая прямая связь. Даже у кошек и собак появляются чувства к котятам и щенятам на уровне нежности и сострадания.Camel пишет: « Вот удивительно, и как же тем иностранцам, которые берут детей на воспитание из наших детдомов, да не просто не выбирают «поздоровее», а часто специально берут самых больных и несчастных, в огромном большинстве случаев удается воспитывать из них прекрасных людей? Вообще, иногда я думаю, что в школе надо перестать преподавать генетику. Все равно большинство ничего не воспринимает, зато с какой уверенностью все потом используют термины «гены», «наследственность», и многие другие». Да, используют. « Детей не хочу, и не было, но к детям отношусь одинаково. Если бы хотел, то усыновил бы». Марина пишет: « Если ребенок чужой, есть на кого пенять, коли что не так. Себя сложнее винить». Это ответ. « И родные дети придают, даже убивают, от приемных можно ждать плохого и хорошего»,— пишет Артем. Мы продолжим разговор с вашими звонками и историями. Меня очень интересует позиция мужчины. У женщины вырабатываются все необходимые чувства любви и всего остального, а мужчины что? Был в командировке, вернулся, а тут сын. И что? Мы продолжим разговор. 363-36-59, это наш телефон. —+7-985-970-45-45. Это наш телефон для смс. Меня зовут Ольга Журавлева, встречаемся после новостей.
НОВОСТИ
О. ЖУРАВЛЕВА: В Москве 17.35.Это « Типичный случай», меня зовут Ольга Журавлева. Лариса пишет: « Знакомые удочерили девочку с цыганской кровью. Выросла воришкой. Сейчас отбывает срок». Лариса, а если бы она запела и заиграла? Я знаю несколько красивых девочек с цыганской и украинской кровью, я спокойно оставляю сумочку с этими девочками. Ничего страшного со мной не случилось. « Своего родила почти в 41. Очень счастлива. Если бы бог не дал, то усыновила бы или пошла в дет. дом работать. Важно быть кому-то нужным». « У сестры два сына, один – ее, другой – общий с мужем. Муж любит обоих одинаково». Вот и правильно. По поводу того, когда включается материнский или отцовский инстинкт: « У меня включился, когда в роддоме дали в руки кулек». Михаил из Казани пишет: « Насколько мне известно, у мужчины отношение к детям обусловлено мерой их ответственности. Интерес возникает, когда ребенок становится личностью, с которой можно общаться. До этого мужчина не испытывает отцовских чувств». Валерий пишет: « Слушаю вас и гуляю с коляской по парку, в которой двойня. Жизнь стала гораздо интереснее». Соглашусь. Элла пишет: « Мой ребенок после ЭКО. Совершенно чудесный. Его братики и сестры пока заморожены. Ждут подсадки. Спасибо врачам. Я счастлива». Здорово, что у вас все получилось, хотя замороженные братики и сестрички рисуют немного пугающую картину. Хотя да, вот так происходит. Такой медицинский процесс. Антон из Москвы: « Увы, не могу говорить об этом. Но со стороны того, кто вырос в детдоме, еще и для инвалидов, наверно, стал бы человеком, если бы меня усыновили. Но до смерти мне сидеть в неволе и счастливым никогда не стать. Усыновляйте детей, пропадают они поодиночке в таком государстве». « В Тульской области знаю семью, в ней пять приемных детей. Отношения прекрасные»,— пишет Михаил из Москвы. Мне кажется, вот эти истории про то, какие ужасные гены у всех приемных детей. Я знаю несколько известных людей, которые растят взятых маленьких детей. По-моему, там нормальные отношения. Никаких особых тараканов в воспитании не больше, чем у других мам. Удивляет, насколько приемные дети становятся похожи на маму. Это потрясающе. Может быть, женщина интуитивно выбирает того, кто ей ближе. На душевном уровне тянет. Я читала, что один из родителей-усыновителей, отец, он, увидев ребенка в детдоме, сказал: « Вот это — мой». Настолько он его почувствовал. Вы же чувствуете у людей родную душу. 363-36-59. Важен ли для вас вот этот вот факт, кровь наследования именно меня. Я останусь для грядущих поколений. Или важнее какие-то другие вещи? Алло, здравствуйте, слушаю вас.
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Юрий, Санкт-Петербург.

О ЖУРАВЛЕВА: Как вы относитесь к такому выбору? Все равно, какими трудностями родить своего или попробовать чужого взять?

СЛУШАТЕЛЬ: Три раза ходили с женой на ЭКО. В результате, усыновили двоих.
О. ЖУРАВЛЕВА: Довольны вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Очень доволен.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, Юрий, а у вас возникает такое ощущение, что вот сейчас полезет, сейчас я увижу настоящую кровь?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет. С первого дня – это мое, это наше. Взяли маленьких, поэтому были горшки, памперсы, через это надо пройти. Тогда это твое.

О. ЖУРАВЛЕВА: Правильно. Сколько сейчас вашим детям?

СЛУШАТЕЛЬ: 7 и 8.

О. ЖУРАВЛЕВА: Они стали похожи на вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Я тут разбирал старые фотографии. Увидел фотографию жены в детстве. Увидел фотографию дочки, одно лицо. Брат жены увидел, открыл рот, сказал, что так не бывает.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это здорово, спасибо большое, что вы позвонили. Кстати говоря, замечали, когда звонишь домой, если сын подходит к телефону, голос материнский? Он не через кровь передается, а через слух. Этим материнским голосом будет отвечать любой ребенок, который около мамы вырос. Интонации человек воспринимает со слухом. Он становится похож по всем параметрам. « У знакомых приемная дочка. Первого ребенка родила от мальчика из приличной семьи, двух других, когда начала гулять. Первый нормальный, сам себя сделал, два других – пропали. Один – совсем, другой из тюрем не вылезает. Воспитывали всех вместе»,— пишет Татьяна. О чем это говорит? О том, что приемная дочка была плохая? Где началась проблема? «Знакомая обожала своего первенца. Взяла приемного. Ее как подменили, постоянно кричит на него, винит во всех грехах. Зачем взяла?» Да, согласна. Видимо, что-то требует усилия и работы над собой. Когда человек спокойно говорит, что все дети, какие есть, все мои, всех люблю, то и проблем не возникает. Гурман пишет: « Я вам открою страшную тайну. При естественном продолжении рода только половина вашего генома передается детям, и та с мутациями». Об этих мутациях я говорила, что вот эти искажения возникают. Не то, что он хуже становится, он просто становится другим. Если геном хотите передать, то надо не детей делать, а клона. Тогда будет стопроцентная гарантия. Это правда. На самом деле, вопрос как раз в очарованиях и разочарованиях. Очень разумно было сказано по поводу того, что, когда человек уже понял, что ребенок не будет его точной копией, он гораздо легче решится на усыновление. Если у него уже был ребенок, он это разочарование претерпел. Хорошо, если форма уха похожа. У меня вот в семье, я никогда отличников не видела, чтобы до 7-го класса человек так рубился на учебе. Не было такого, но это моя дочь. Я на нее смотрю, думаю, откуда? Какие удивительные особенности. С другой стороны, все такие были спортсмены. Ее же не загонишь никуда. При виде лыж ее начинает колбасить. У нее бабушка – первый спортсмен школы была. « Выбрать себе внешне и расово близкого ребенка, усыновить, воспитать – проблем не будет. Вы сами и ребенок будет счастлив». Иногда расу тоже не угадаешь по лицу, а просто по ощущению. Если тебе кажется этот человек симпатичным, значит, к нему есть какая-то тяга. Не понимаю людей, которые озабочены передачей именно своих генов. Так ли они хороши? Самовлюбленность какая-то. Этому миру нужно больше доброты». Полностью поддерживаю. Мне нравится, что все считают, что брошенные дети непременно унаследовали все самое худшее, что только возможно, а они просто вообще, каждый второй – гений. Антон пишет, который говорил, что детей надо усыновлять, потому что он сам не был усыновлен в свое время: « Если после моих слов хоть один человек задумается, значит, не зря писал». Согласна с вами, Антон. « Мой голос всегда путают с голосом отца. Бывало, что и лицо путали»,— пишет Павел Гвоздев. « Зачем ребенок любой ценой? Раньше ребенок был пенсией, а сейчас зачем? Для удовлетворения женского инстинкта? Чтобы все как у людей было?» Необязательно женского. Иногда для мужчины кровный ребенок важнее, чем для женщины. Я практически уверена, что для большинства женщин младенец вызывает абсолютно запрограммированную реакцию. 363-36-59. Как вы считаете? Свой, какой бы ни был, но все-таки свой. Возможно, и чужой может стать своим, как в случае с Юрием из Петербурга, который меня очень порадовал. Алло, здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, это Татьяна из Москвы. Я слушала вашу передачу, хочу отметить, что постановка вопроса некорректная. Она противоречит биологии. Дети – это биологическое бессмертие. Если вы включите любую передачу, любое живое существо желает себя продлить. Таким образом, продлевать свой род. Эти все рассказы, что гены ничего не значат. Постановка вопроса о том, что гены какие-то лучше, какие-то хуже. Человек продлевает себя в том виде, в каком он есть.
О. ЖУРАВЛЕВА: Ему это необходимо? Если вдруг получается, что физически человек детей не может иметь.
СЛУШАТЕЛЬ: Если стоит вопрос, путем ЭКО иметь своих детей, это значит, что он биологически может иметь детей. Если он не может иметь детей, тогда он решает для себя этот вопрос. Удочерить, усыновить или вообще ничего не делать. Нельзя одно противопоставлять другому. Это совершенно разные вещи.
О. ЖУРАВЛЕВА: Понятно, спасибо большое за ваше мнение. « В Армении нет детских домов»,— напоминает Семен из Тамбова. « У меня двое своих детей. Всегда хотела усыновить ребенка, теперь уверена на 100 процентов»,— пишет наша слушательница. Здорово, я абсолютно уверена, что главное в таком деле – подход, как у Юрия, как у Ирины, Светланы. Это отношение открытое. Мы что хотим? Если мы хотим свое продолжение, тогда можно родить и оставить его в роддоме. Твое продолжение будет, твоя биологическая картинка будет жить, можно больше не вкладываться никак. Или мы хотим чего-то другого? Когда говорят, что люди, которые мечтают, чтобы в их доме зазвучал детский смех. Ну, внуки, например. Можно детей просто приглашать, чтобы они играли в какие-то игры. Вопрос в том, что мы хотим? Мы хотим биологическое бессмертие, то, о чем говорит Татьяна, это наше бессмертие, или мы хотим воспитать ребенка? « Человек, который препарирует кошек, это не будущий врач, а живодер». Я согласна с вами. Кира считает, что и так тоже случается. Живых кошек не надо препарировать. Артем пишет: « Лучше брать маленьких, они ничего не помнят». Кое-что все-таки помнят иногда. Смутные ощущения есть. Некоторые психологи советуют объяснить ребенку, что это ощущение, что что-то было в детстве, что-то было не так, меня бросали. Лучше объяснить. Если он во дворе узнает о том, что он усыновлен, это будет совсем другая история. А бывает, что какие-то младенческие воспоминания как-то трансформируются в какие-то кошмары. « Гены прорываются, почему раньше крестьяне на крестьянках женились, а цари на девушках царских кровей?» Дмитрий, это вопрос экономический, кто будет претендовать на престол. « А возраст мамы важен для возникновения генетических изменений?» Насколько я знаю, что в меньшей степени. « У меня такое чувство, что человек, который не сделал ничего памятного, желает родить ребенка, чтобы воплотить несбывшиеся мечты. Так он не пустое место, а родитель какого-то гениального или значимого члена общества»,— Антон пишет. « Ребенок – это продолжение своего рода. Он должен быть обязательно». У вас у всех такой царский род. Тогда нужно серьезно подходить к вопросу выбора половины. 363-36-59. Алло, здравствуйте!
СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Игорь, здравствуйте.

О. ЖУРАВЛЕВА: Для вас что принципиально? Кровное родство или вложить душу в человека?
СЛУШАТЕЛЬ: Дилемма. Пытаемся завести ребенка. Несколько неудачных попыток было.

О. ЖУРАВЛЕВА: Это же тяжелый процесс?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, тяжелый.

О. ЖУРАВЛЕВА: Скажите, пожалуйста, а вы слышали, что это собираются частично переводить на государственные квоты?

СЛУШАТЕЛЬ: Там такая кривая и хитрая схема. Мы все делаем за свой счет.

О. ЖУРАВЛЕВА: Для вас принципиально важно, чтобы это были ваши гены?

СЛУШАТЕЛЬ: Наверно, где-то мужское самолюбие. С другой стороны, пару ремарок есть. Есть такое понятие, как духовный отец, духовное чадо. Они готовы отдавать все, что у них есть. Они оставляют добро на этой земле.

О. ЖУРАВЛЕВА: Я вам желаю удачи, каким бы способом у вас не появились дети. У меня для голосования возник вопрос. Если ваш супруг, потому что бесплодие – не только женская болезнь, бывает и мужская, бывает проблема пары. Если вдруг выяснилось бы, что ваш супруг не может иметь детей. С этим человеком вы не можете родить детей по каким-то причинам, вплоть до наследственных заболеваний. Вы бы предпочли развестись или усыновить чужого ребенка? Если в таком случае надо разводиться, то 660-06-64, если надо решать проблему внутри семьи, то 660-06-65 « Моя подруга решила усыновить ребенка. Ей в доме ребенка предложили двоих. Двоих она и взяла. Когда они были маленькие, она объяснила им, что она их усыновила. Они огорчились. Но она сказала, что сама их выбрала, они ей очень понравились. Теперь им под 30»,— пишет Надежда. Здорово. « Когда вкладываешь в ребенка душу, тогда и возникает любовь. Дети все понимают и ценят. Меня, например, очень любят ученики»,— пишет наша слушательница. « У меня двое дочерей. Одна — брюнетка, другая — блондинка. Одна – филолог, другая – медик. Одна — спокойная, другая – авантюристка. Почему? Все любим друг друга»,— пишет Татьяна. Большое спасибо всем, кто голосовал. За то, что нужно разводиться, если вы с супругом не можете иметь детей, проголосовали 14,7%, а 85.3% высказались, что эту проблему нужно решать не таким радикальным способом. Спасибо большое всем, кто принимал участие в «Типичном случае». «Я бы русских детей всех в стране усыновил, была бы возможность»,— пишет Олег. Молодец, Олег. Спасибо большое. Всего доброго.

Почему после ЭКО или усыновления ребенка из детдома часто наступает беременность

Часто так случается, что пара годами не может забеременеть. Анализы сдаются по кругу из года в год, нервно высчитываются дни овуляции, используются всевозможные позы, но зачатия не происходит. Но стоит такой семье усыновить ребенка, то через год-два вдруг наступает долгожданная беременность. Наверняка таких историй вы тоже слышали уже множество. Давайте разбираться, от чего происходит такой феномен.

Почему после усыновления рождаются свои дети

Ответ кроется в подсознании женщины. Когда она зациклена на беременности, многие процессы в ее организме попросту блокируются. Давно известно, что все болезни от нервов. Вот здесь приблизительно такая же история.

Но стоит взять ребеночка из детского дома, проблема потихоньку начинает решаться. Женщина успокаивается, ее энергия начинает высвобождаться. Она занимается новым членом семьи, радуется, заботиться. В это время эмоциональный фон выравнивается, барьеры, которые мешали слиянию клеток, убираются. В мозг вместо постоянных тревожных импульсов начинают поступать искрящиеся радостные сигналы. А это лучшая почва для наступления долгожданной беременности.

Примерно такой же эффект оказывает и процедура ЭКО. После успешного искусственного оплодотворения и рождения первенца, через время паре удается зачать естественным путем. Смысл этого такой же – женщина, уйдя в материнство, отпускает проблему, и все случается по-настоящему.

Истории из жизни

Существует масса примеров со счастливым концом, когда, пригрев брошенного ребенка, жизнь семьи кардинально менялась в лучшую сторону. Начинали рождаться свои дети, карьера отца шла в гору, и доходы семьи позволяли жить в достатке и творить добрые дела.

Главным условием остается чистота помыслов. Если желание усыновить ребенка идет от чистого сердца, с целью спасти брошенного, одарить его любовью, то это пойдет на благо. Но когда пара будет стремиться взять ребенка из детдома, подспудно рассчитывая на то, что вот сейчас после этого они смогут забеременеть – это уже не искренне и каким будет исход предвидеть невозможно.

В советское время произошел один вопиющий случай, который до сих пор будоражит общество. Одна семья не могла иметь детей. Поэтому они решились на усыновление отказничка прямо в роддоме. До 10 лет мальчик жил в любви и заботе, но потом родился собственный ребенок, и приемного мальчика сдали в детский дом. Причиной послужило нежелание родителей делить наследство между своим и чужим.

В этой истории вопросов больше, чем ответов. Как можно было любить приемного ребенка, а потом взять и отдать? Наверно не так уж и любили. Или, может быть, ребенок был совершенно не сносный. Это тоже неизвестно. Что произошло с психикой ребенка после такого поворота событий страшно представить. Да и как это повлияет на судьбу новорожденного – тоже большой вопрос.

Вы смогли бы воспитывать чужих детей?

«Не представляю, как мы жили без Саши и Ксюши»

Первый вечер дома. Фото из семейного архива Вакуловских

Как решиться стать родителями сразу двух сирот? Как поддерживать отношения с их родной бабушкой? Как объяснить пятилетней девочке, что ее мама умерла? Лии и Максиму Вакуловским из поселка Межозерный Челябинской области пришлось искать ответы на эти вопросы, еще не имея родительского опыта.

Семь ЭКО и девять месяцев до встречи

Лия и Максим  прожили в браке десять лет. После нескольких неудачных попыток ЭКО супруги задумались об усыновлении.

Лия была готова к усыновлению давно, так как у ее старшей сестры была приемная девочка, и этот опыт ее вдохновлял. Когда она начала встречаться с будущим мужем, то оказалось, что и Максим тоже хотел бы взять приемного ребенка. Сначала они ждали появления на свет своих детей, но все не получалось.

Лия ездила на ЭКО пять раз, и уже после третьего раза муж начал активно убеждать ее в том, что уже достаточно попыток, надо собирать документы на приемного ребенка. Но женщине нужно было время, чтобы убедиться: она сделала все возможное. Поэтому были еще две неудачных попытки ЭКО, после чего в феврале 2018 года она согласилась начать процесс усыновления.

Как это нередко бывает, от принятия решения об усыновлении до знакомства с детьми прошло девять месяцев — словно то время, которое необходимо, чтобы выносить кровного ребенка. В марте супруги начали проходить Школу приемных родителей и собирать документы.

По признанию Лии, для любой пары, которая прошла ЭКО, пакет документов, нужных для опеки, кажется небольшим. В июле Лия и Максим уже получили заключение и вскоре нашли своих детей.

Сначала супруги хотели взять трехлетнюю девочку, но после учебы в ШПР Верхнеуральска решили подумать о сиблингах (сиблинги — родные братья и сестры. Прим.ред.) в возрасте от одного до шести лет: ведь ребенок и так оказался в тяжелой ситуации потери родителей, поэтому надо, чтобы рядом с ним всегда был родной человек.

Однажды Вакуловским позвонили из опеки Челябинской области, в которой они даже не стояли на учете. Оказалось, что появились сиблинги, а кандидатов, чтобы их забрать, еще не было. Уже на следующий день супруги поехали знакомиться с детьми. Так получилось, что ребята пришли в семью оттуда, откуда их и не ожидали…

В опеке супругам рассказали, что брат и сестра были из многодетной семьи, где умерла мама.

Первый муж этой женщины забрал старших детей. А двое младших, которым ищут семью, от другого мужчины, о его местонахождении ничего не было известно. Дети некоторое время жили у бабушки, но ей не разрешили оставить их у себя — здоровье не позволяло пожилой женщине растить малышей.

Саша. Фото из семейного архива Вакуловских

«Это наши, давай забирать»

«Мое состояние, когда мы шли на встречу с детьми, можно сравнить с волнением перед прохождением собеседования на очень важную для тебя работу. Когда в больнице мы сидели и ждали детей, чтобы познакомиться, я ощущала панический страх. Я говорила себе: «Это просто два маленьких человечка, чего ты так боишься?», — делится воспоминаниями Лия.

Первый день Ксюши в новом садике. Фото из семейного архива Вакуловских

Когда дети вошли, пятилетняя Ксюша сразу подошла к супругам и заговорила с ними, была веселой и общительной, а младший Саша, которому тогда было 2,6 года, еще совсем не разговаривал.

«У мужа «екнуло» сразу, потому что Саша — его копия. Максим, как увидел ребят, прямо влюбился и сказал: «Это наши, давай забирать». А я сначала задумалась, но, когда мы пообщались, решила, что без них мы отсюда не уйдем», — вспоминает Лия.

Когда супруги приехали встретиться с детьми во второй раз, Ксюша уже воспринимала их как родных. А в третий раз, когда Вакуловские должны были увезти ребят домой, девочка уже с утра собрала вещи, оделась и объявила всем в больнице: «За мной сейчас приедут и заберут».

По словам Лии, в городе Карталы прекрасная опека. Сотрудники каждый день приходили в больницу, навещали детей, пока их не забрали в семью, а потом всей опекой провожали их, обнимали и желали счастья.

Ксюша. Фото из семейного архива Вакуловских

«У нас не было «медового месяца»

«У нас не было «медового месяца». А первую неделю было особенно тяжело, потому что я не знала, как реагировать на действия детей, не знала, что делать, когда плачет Саша… Через две недели дети уже ощущали себя как дома, у них не было адаптации, возможно, потому что они не были в детском доме, ведь их передали нам сразу из больницы.

В ШПР нас учили, что сначала мы должны быть с детьми одни, без родственников. Но мы их взяли очень неожиданно и не успели подготовить для них комнату, поэтому временно жили у моих родителей, пока шел ремонт. Я переживала, что мы их везем не к себе домой, но потом поняла, что ничего зря не случается, потому что родители нам очень помогали, и первое сложное время с ними было намного проще.

В Новый год у бабушки с дедушкой. Фото из семейного архива Вакуловских

Дети рано просыпались и были очень активными, а у меня уже сложились свои привычки, и мне пришлось столкнуться со страшным недосыпом. Если у детей адаптации почти не было, то нам с мужем пришлось тяжеловато. Однако он мог отвлечься на работе, а я — на учебе.

Важно было иметь возможность уйти из дома хотя бы на несколько часов, чтобы переключиться. Легче стало месяца через два, когда я поняла, что нет уже этой «гонки», что я высыпаюсь и не устаю так сильно», — делится Лия.

Фото из семейного архива Вакуловских

«Я больше никогда не увижу свою маму?»

«Как оказалось, Ксюше никто не сказал, что ее мама умерла, и мне пришлось осторожно ей это объяснить. Мне помогала психолог из Школы приемных родителей. Сначала девочка просто слушала и не понимала. Спустя пару месяцев, послушав колыбельную, спросила: «Я больше никогда не увижу свою маму?» Я подтвердила…

Ксюша так горько плакала, что сердце разрывалось. Примерно три месяца ушло на то, чтобы рассказать ей про нашу приемную семью и про биологическую маму… Это было самое тяжелое время».

ДАЙТЕ ШАНС ДЕТЯМ ИЗ ДЕТСКИХ ДОМОВ НА СЕМЬЮ

Через два месяца дома Саша уже начал говорить, а ведь сначала не мог произнести даже «мама» и «папа». Ксюшу приемные родители записали в школу искусств на занятия по хореографии и вокалу. Сейчас она очень быстро запоминает песни и прекрасно их исполняет, а на утренниках не только хорошо танцует, но и напоминает движения другим ребятам.

«Мы просыпаемся в 7-8 утра, и дети вдвоем идут чистить зубы. Ксюше очень нравится помогать братишке, она ему и щетку подаст, и пасту на нее положит, а потом мне рассказывает, как он хорошо под ее руководством почистил зубы. Потом Саша играет, а мы с Ксюшей мы учим буквы и цифры.

С 14 до 16 дети спят. В 8 вечера у нас начинаются водные процедуры, потом я читаю им сказки. Каждый засыпает под свою любимую колыбельную, песни я нашла на YouTube», — говорит Лия.

Впервые в игровой комнате. Фото из семейного архива Вакуловских

«Учусь у своих детей»

Приемная мама признается, что многому учится у своих детей. Они продолжают поддерживать теплые отношения с их родной бабушкой, которая однажды спросила: «Ну, как вы их там воспитываете?» Лие пришлось с улыбкой объяснить, что, скорее, дети занимаются их перевоспитанием.

«Про перфекционизм забываешь в корне. Например, недавно в их комнате мы сделали свежий ремонт, а половина стены уже обшарпана. Раньше я бы огорчилась, а теперь воспринимаю это совершенно спокойно, — говорит приемная мама. — Помню, месяц назад я сильно заболела и лежала с температурой. Муж забрал детей и ушел к родителям.

Я проснулась. Получилось так, что за эти месяцы я впервые оказалась одна в доме. Мне было так странно, одиноко и тоскливо на душе, что я сказала мужу, что не хотела бы вернуть то время, как мы жили раньше. Я вообще не представляю себе, как мы жили без них», — заключает Лия.

Усыновление или ЭКО: как выбрать

Счастье родительства не всем достаётся легко и естественно: примерно четверть пар в мире сталкивается с печальным диагнозом «бесплодие». Тогда открывается две перспективы – пройти процедуру искусственного оплодотворения или стать отцом и матерью оказавшемуся без родителей малышу. Как выбрать между ЭКО и усыновлением? Давайте пошепчемся.

Почему приходится выбирать?

Прежде бездетным парам оставалось утешаться идей о божьем промысле; теперь потенциальные родители склонны выяснить причины своего несчастья и по возможности, преодолеть его, получив «ребёнка» из пробирки.

Первый успешный опыт ЭКО был проведён в последней четверти прошлого века. Результатом его стала Луиза Браун, недавно отметившая сорокалетие. В 2006 г. она стала мамой, забеременев естественным путём и родив сына.

Стать неспособными к естественному зачатию можно по разным причинам. Иногда у женщин диагностируется непроходимость маточных труб, тяжёлая форма эндометриоза или иммунологическое бесплодие (организм вырабатывает антитела против спермы). Порой решение завести ребёнка приходит слишком поздно: женские яичники истощаются или сперматозоиды супруга теряют свою живучесть.

Одна из моих подруг не спешила с замужеством почти до сорока лет, и, наконец-то, решила создать семью. Ребёнка запланировали, тщательно готовясь: усиленное питание, медосмотр и анализы на все возможные инфекции. Приступили к задуманному. Полгода усиленных «стараний» результата не дали — пришлось пойти в центр репродукции. Оказалось, что её яичники успели истощиться.

Имеют место и случаи бесплодия неустановленного генеза. Мои однокурсники, Лена и Андрей, поженились на предпоследнем курсе университета. На тему контрацепции не слишком задумывались, хотя и намеренно стать родителями не старались – отношения юной пары напоминали затянувшийся медовый месяц. Спустя пару лет насторожились. Ещё через год пошли по врачам – никаких признаков бесплодия не выявилось. К тридцати годам задумались об ЭКО.

Однако искусственное оплодотворение, увы, не панацея – помимо дороговизны процедуры (по квоте попасть нелегко), имеет множество противопоказаний и рисков. Не каждый организм способен выдержать ЭКО. Тогда остаётся проверенный путь к родительству – усыновление.

Особенности ЭКО

Решившись на процедуру, надо подготовиться к нескольким её этапам под руководством репродуктолога – только соблюдение правил даёт надежду на успешность экстракорпорального оплодотворения.

Сначала пара проходит диагностику – выясняются особенности гормонального фона и фертильности («боеспособности») семенной жидкости. Выявив отклонения, проводят коррекцию. Назначаются и консультации врачей узкого профиля – кардиолога, невролога и т. д.: любые неполадки в организме снижают шансы добиться результата.

Следующий этап – стимуляция суперовуляции. Предварительно большинству пациенток «отключают» естественную работу яичников, буквально погружая женщину в состояние искусственного климакса. Цель – получить до 20 готовых к оплодотворению яйцеклеток (при естественном процессе получается 1-2). При индивидуальных показаниях (возраст старше 40, истощение женских половых желёз) суперовуляцию производят без предварительной гормональной подготовки.

Теперь яйцеклетки нужно собрать посредством пункции – длится до тридцати минут под наркозом и контролем с помощью УЗИ. Посредством прокола через заднюю стенку влагалища игла проникает к яичнику, и специальный катетер собирает крупные и средние фолликулы. В случае с яйцеклеткой донора этап пропускается.

Через 5-6 часов – этап оплодотворения. В пробирку, где искусственно создают среду фаллопиевых труб, помещаются семенная жидкость и фолликулы. Несколько часов длится сокровенный процесс зарождения новой жизни, затем полученные зиготы культивируются до 5 суток под контролем эмбриологов.

Наступает самый ответственный этап – подсадка эмбриона уже в организм матери: через введённый в шейку матки катетер отобранные из пробирки клетки (чаще – пятидневные) вместе с питательной средой транспортируются в матку. Процедура иногда вызывает дискомфорт, но наркоз не применяется. Несколько часов горизонтального положения после неё – и пациентка отправляется домой.

Через две недели сдаётся тест на беременность. В случае положительного результата пациентку передают под наблюдение в обычную женскую консультацию.

Вернёмся к истории Лены и Андрея – их проблема благополучно разрешилась посредством ЭКО: родилась замечательная девочка. Но везёт не всем.

Да, это шанс стать родителями с первого раза, исчисляемый примерно в 60% вероятности. Но вслед за этим плюсом – череда минусов: дорого; страдают сердце и вся система ЖКТ; есть риск заработать синдром гиперстимуляции яичников и опухолевые образования. Есть и этическая сторона вопроса: «конструирование» детей в пробирке предполагает отбор уже формирующегося организма, и остальные «кандидаты» утилизируются, что сродни аборту.

Негативное мнение иных представителей общественности подпортило жизнь семьи упоминаемой первой «девочки из пробирки»: помимо писем с угрозами и советами держать дочь в бачке унитаза или аквариума, её мама получала посылки с разбитыми пробирками и пластиковыми муляжами зародышей.

Может, усыновить?

Мысль о провидение, кого-то лишающем возможности продолжения рода для того, чтобы оставшийся сиротой ребёнок мог найти семью, не кажется крамольной. Приёмные дети могут стать не менее любимыми, чем родные, если не слишком увлекаться мыслями о дурной наследственности.

Пресловутая генетическая склонность лишь подталкивает человека к определённой модели поведения. Решающими остаются факторы личной культуры и воспитания.

Решив стать приёмными родителями, пара готовит пакет документов для органов опеки и проходит медобследование. Госинстанция проверяет их на корректность и даёт направление на знакомство с ребёнком.

Теперь можно искать «кандидата» и знакомиться с ним. Ребёнок также проходит медобследование. Контакт установлен? Теперь с малышом знакомятся специалисты органа опеки и попечительства, готовя документы по месту пребывания и передавая их в судебную инстанцию.

Если судья, рассмотрев заявление, выносит положительное решение, усыновители получают на руки копии судебных документов. Осталось получить свидетельство об усыновлении на малыша и его свидетельство о рождении. Далее, можно хлопотать о смене фамилии.

Друг моего брата был мало схож со своими родителями, которых считал родными: внешность выдавала черты уроженца Кавказа. Тайну своего рождения Саша узнал в 25 лет, благодаря «добрым людям» из деревни, где когда-то жила молодая семья: после квартирования чеченской бригады дочь квартирной хозяйки «принесла в подоле», оставив новорождённого в роддоме.

Как будущий Сашка Кочнев попал к своим приёмным родителям, проживающим там же, неизвестно. Очевидно одно: после объяснения с неродными отцом и матерью, недолго печалился – любили и любят, как родного! И никаких «побочных эффектов» происхождения за ним не числится.

Стать родителем можно вопреки «несудьбе». А выбор способа зависит от личной воли и разумности принимаемого решения.

«Я иду за сыном» / Новости общества Красноярска и Красноярского края / Newslab.Ru


Семь лет назад в семье Ищук появился маленький Кирилл. Светлана и Сергей усыновили 8-месячного мальчика. Своим примером они показали многим друзьям: в усыновлении нет ничего сверхъестественного, это просто еще один способ появления ребенка в семье. Теперь у многих из них тоже появились опекаемые или усыновленные ребятишки. Светлана Ищук рассказала нам, как начиналась эта история.

ОБНОВЛЕНО в июле 2020 года: Как семья Ищук переехала в Краснодар и как живет Кирилл сейчас — вторая часть истории

Со своим будущим мужем Сергеем я познакомилась в храме. Точнее, это он со мной познакомился: просто подошел и заговорил после службы. Два года встречались, а потом поженились (в марте будет 10 лет со дня свадьбы). В 2007 мы поженились, в 2009 Кирилла усыновили. Потом у нас неожиданно Лука родился в 2012. И вот совсем недавно появился еще один малыш — Саша.

Я всегда очень хотела детей. Но прошел год после свадьбы, а беременность не наступала, хотя со здоровьем было все в порядке. И тогда мы решили усыновить малыша. Вариант ЭКО не рассматривали, не было финансовых возможностей. А главное, не понимали, зачем: ведь где-то есть ребенок, которому нужна семья, а мы — семья, которой нужен ребенок. Почему нам не соединиться?

После того, как мы поженились и решились на усыновление, пришлось несколько месяцев копить деньги. Ведь на тот момент у нас была крыша над головой — и всё: однокомнатная квартира, но абсолютно пустая. Обстановка — диван да холодильник.

Всё это время я читала статьи и книги по усыновлению. И, конечно, после всех историй из интернета готовилась к испытаниям. Но вместо злой сварливой тетки, которой стращали на женских форумах, помощником по сбору и оформлению документов стал милый молодой человек. Да и в остальном все прошло гладко. Ни разу никто из сотрудников опеки не сказал: «Зачем вам это нужно? А вы знаете, какие там дети?! Ещё наплачетесь!». Наоборот, все очень радовались и поддерживали.

Он был маленький и теплый

Каких-то особых требований к будущему ребенку не было. По большому счету, было даже неважно, мальчик это будет или девочка. Единственное, мечтали о младенце. На тот момент такой в Красноярске оказался один, к нему-то мы и поехали. В базе детей, которых можно усыновить, размещалась одна-единственная фотография: крошечная лялечка, до подбородка укрытая одеялом, так что было совсем непонятно, как выглядит наш будущий сын. Но одеяло украшал большой рисунок божьей коровки, это почему-то очень сильно понравилось.

Кириллу исполнилось 6 месяцев, когда мы впервые приехали к нему в Дом ребенка. Я очень боялась этого момента. Больше всего, что не справлюсь с собой, ведь можно было посмотреть на малыша и отказаться от усыновления. Хотя представить, что подержу сироту на руках, а потом опущу его в кроватку и уйду навсегда, тоже не могла. Поэтому сразу сказала мужу: «Имей в виду, я еду за сыном».

Так мы познакомились с Кириллом. Ходили к нему после этого два месяца. Он не умел сидеть, да что там — и ползал-то с трудом! Но был такой теплый, маленький, худенький, капустой почему-то пах постоянно… Мы что-нибудь приносили ему каждый день. То носочек я ему вяжу — возьму примерить. То погремушку (кстати, мы их ему сразу накупили, чтобы потом, в новом доме, у него оказались знакомые предметы).

Вместе с Сережей мы учили его ползать. Так тяжело и трудно это ему давалось! Помню, подложу ему руку под пяточки, чтобы удобнее отталкиваться. Он пару раз оттолкнется, вздохнет тяжело и отдыхает. У нас самый младший ребенок вел так себя в два месяца!

Когда исполнилось восемь месяцев, привезли его домой. Поиграли, накормили, искупали. Спать пора — а он не спит, плачет. Час, два, три… Так это и продолжалось несколько недель. Очень тяжелое было время. Понятно, что ему все ново вокруг. Например, он кота ужасно боялся, приходилось его выгонять из комнаты (это уж позже они подружились). Кроме того, адаптация у сына совпала с периодом прорезывания зубов. Весь рот опух, он почти ничего не ел. Я тоже заболела, не спала и много плакала. Помню, что как-то раз сказала мужу в сердцах: «Если я когда-нибудь еще захочу ребенка, пожалуйста, купи мне собаку».

У Кирилла не было каких-то особых проблем со здоровьем, просто он был очень слабенький, заброшенный. И ему не могли уделять столько внимания, как домашним детям. Помню, он ползал как раненный солдат, одну ногу постоянно волочил за собой, и никак не получалось это исправить. Но после года встал на ноги и пошел без особых проблем.

Помню, привезли его домой в феврале. А на 8 марта он сделал мне подарок: сам сел. Представьте, праздник. А я одна дома с ребенком (муж на работе). Обеденное время, но уже сильно устала. Смотрю в окно, а там красивая картинка — просто как в кино: новая блестящая машина, к которой спускается тоненькая к девушка на каблучках. Рядом с авто ее встречает мужчина и дарит букет. Я чуть не расплакалась: настолько вся эта «долче вита» отличалась от того, что происходило у меня в жизни — ужасная усталость, болезнь, тяжелая адаптация… Поворачиваюсь — и в этот момент, представьте, Кирилл сам сел! Это был лучший подарок в жизни на 8 марта.

Наша семья стала для многих примером

Как отреагировали родные на наше решение? У меня нет папы, а мама была рада — мы верующие люди. Сережины родители поначалу отнеслись настороженно, это ведь очень ответственный шаг. Спрашивали: «А вы справитесь?». Но и они точно не были против усыновления. Никогда не пытались запугать, предостеречь. И быстро приняли Кирилла как своего внука.

Сейчас сыну 7 лет, он ходит в гимназию, стал высоченный. В начале первой четверти вместе выбирали секции, захотел заниматься футболом, а еще очень понравилась керамика. Очень любит книжки читать. У нас дома телевизора нет, поэтому мультфильмы для детей — редкость. А вот игры, творчество, чтение — обыденность. Сейчас я вожу детей в ту же библиотеку, куда сама ходила в детстве. Беру целую стопку.

Материалы по теме

Мы никогда не скрывали от Кирилла, что он появился на свет в другой семье. Думаю, просто не имеем на это право — лишить его родных отца и матери, перечеркнуть одним махом всех предков. Искренне считаю, что в итоге все сложилось хорошо. Да, он жил в Доме ребенка (родная мать оставила Кирилла сразу после родов). Но теперь у него есть семья. Это ли не чудо!?

Кстати, никаких душераздирающих разговоров об этом не было, все произошло само собой. Когда Кириллу было два года, я ждала второго ребенка, Луку. И он начал спрашивать: «А я тоже был у тебя в животике?». Объяснила: «Нет, тебя родила другая женщина, которая не смогла о тебе заботиться. И отдала в дом ребенка, чтобы там нашли родителей — нас с папой».

Когда появлялись младшие дети, особой ревности не было, ведь мы не начали относиться к Кириллу как-то иначе. Помню, когда нас с Лукой выписали из роддома, у старшего сына был День рождения. Все было как обычно: посидели за столом, и пошли гулять.

Так получилось, что наша семья стала для многих примером. Друзья, знакомые советовались, задавали вопросы, раздумывали… А потом многие брали под опеку или усыновляли ребятишек. Мы все тесно общаемся, и, разумеется, Кирилл дружит и с приемными детьми, и с родными. Так что он тоже не видит в этом ничего особенного: усыновление — просто еще один путь, которым дети приходят в семью.

Наталья Машегова, интернет-газета Newslab.ru

«Мы прошли через это, чтобы стать людьми». История про неудачные попытки родить ребенка, усыновление и неожиданную беременность

С Натальей мы встретились по работе: она открывает пятый магазин, и мы подбираем ей помещение. Встреча переносится на час, мы сидим в кафе, пьем чай и разговариваем о чем-то незначительном. Ее телефон постоянно звонит, но во время очередного звонка, ее голос меняется. Я слышу какую-то редкую теплоту и заботу, которые невозможно изобразить. Наталья кладет трубку и говорит: «это Даня, сын, сегодня первый раз пошел гулять с собакой, до этого боялся животных». Неожиданно, сначала сомневаясь, что стоит об этом говорить и это кому-то интересно, потому что «все обычно и неидеально», она делится своей историей.

Идеальный план на жизнь

Сейчас Наталье тридцать девять лет. Она встретила будущего мужа в тридцать два. Тогда все, казалось, шло по ее плану: сначала получить профессию переводчика в ВУЗе, потом вырасти в карьере, открыть собственный бизнес и сделать его успешным, попутешествовать. Следующие в списке целей на жизнь — семья и рождение двоих детей.

«Как раз в этот момент мы познакомились с Андреем. Оба живем в одинаковом рабочем ритме, оба закрыли какие-то базовые вопросы в жизни и оба планируем проект „Семья и дети“. В общем, мы примерно так к этому и относились. Сейчас мне кажется, что все события, через которые нам пришлось пройти, были для того, чтобы мы стали больше людьми, а не идеальными бизнес-планами собственных жизней», — с улыбкой вспоминает Наталья.

Они все просчитали: полгода встречаются, потом свадьба, через 2-3 месяца беременность, через полгода после рождения первого ребенка, вторая беременность. Обследование показало, что оба здоровы и всё хорошо. Но план первый раз дал сбой. Тест показывал одну полоску и через месяц, и через два, и через полгода.

Жестокая реальность и неудачная беременность

«Врачи говорили, что год — это нормально. Но нам казалось, что это они нас так успокаивают. Это было ужасное время для нас как для супругов.

Каждый стал искать причины в другом, обвинять, секс стал просто средством забеременеть, ушли желание и мотивация быть вместе.

Но мы были упорными — не в смысле желания быть рядом — есть же план, и вся жизнь подчинялась ему», — рассказывает Наталья.

Попробовать ЭКО предложил Андрей. Пара стала искать клинику, договариваться, обсуждать: до истечения «нормального срока» в год оставался месяц. Когда стало понятно, что есть еще варианты, Наталья узнала, что беременна. Но радость была недолгой — через две недели случился выкидыш.

«Знаешь, я может быть сейчас немного утрирую то, что было. Но мне важно, чтобы были видны главные чувства: какой-то нарисованный план в голове, и ты гонишься за ним, не замечая, обесценивая реальную жизнь. Конечно, у нас была работа, мы ездили путешествовать, жили, но вот эта навязчивая идея: беременность, дети, она была фоном ко всему. Когда я увидела, что беременна, мы были настолько измотаны и опустошены, что не успели даже нормально порадоваться.

Потом неожиданное кровотечение, выкидыш, больница. Врачи сказали, что мне надо восстанавливать здоровье, ЭКО можно делать не раньше, чем через год. Мы оказались в реальной жизни, где всё первый раз пошло не по плану, где всё разрушено, мы отдалились, на грани развода, до новых попыток погони за смыслом год, мы постоянно ругаемся, кричим и не разговариваем друг с другом.

Помню момент, когда после одной из таких ссор я выбежала на улицу, шла, плакала и думала. Ко мне пришло понимание, что у нас только два варианта: развод или полное обнуление и работа над отношениями. Мы погрязли в погоне за целью, не понимая, зачем нам это, забыв о наших чувствах. Я поняла, может быть, впервые за всё время, что очень люблю Андрея и хочу идти с ним дальше. Когда я вернулась домой, было уже шесть часов утра, муж не спал. Я обняла его и попросила помочь мне. Он согласился. Самый понятный мне способ разобраться — семейная терапия, и я очень благодарна мужу за то, что он сначала принял моё решение, а потом и сам искренне вошёл в процесс».

Знакомство с собой и мысли об усыновлении

До момента, когда можно было делать ЭКО, оставалось девять месяцев. Параллельно Наталья с Андреем пошли к психотерапевту: знакомиться с собой, разбираться, что происходит в их отношениях, выяснять, зачем они оба хотят ребенка и какую цену готовы за это заплатить. После выкидыша у врачей были сомнения, что беременность сможет наступить естественным путём, но пара готова была принять это спокойно:

«Наше желание стать родителями становилось более осознанным. Сначала ты делаешь круглые глаза на вопрос, что даст тебе материнство и отцовство. Потом говоришь какие-то общие фразы. Потом начинаешь раскапывать суть. В нашем случае этот путь занял полгода, но к моменту, когда врачи стали готовить нас к худшему, мы с Андреем уже понимали, что для нас не имеет значения биологическое родство. Это был очень важный момент, и я рада, что наши взгляды совпали. Мы подошли к тому, что хотим усыновить ребенка в любом случае, хоть и попробуем ЭКО в назначенный срок.

Но при этом нам важно было убедиться, что мы идем в усыновление не от боли, что у нас не получилось и может быть никогда не получится иметь детей».

Подготовка к приемному родительству

Когда первая попытка ЭКО оказалась неудачной и эмбрионы замерли в развитии на седьмой неделе, пара решила остановиться. Второй раз за время нашего разговора Наталья заплачет, но тут же вытрет слезы и улыбнется:

«Это очень странно, но после того, как случилась эта неудачная попытка ЭКО, мы испытали облегчение. Решение взять ребенка из детского дома уже пришло к нам, это казалось таким правильным и естественным продолжением всего, что мы поняли. И мы начали подготовку. С одной стороны, оформление документов. С другой — мы много общались со специалистами, я помнила о том кошмаре неосознанности, который был до, и хотела понять, с чем мы можем столкнуться. Мы с Андреем изучали все подводные камни — какие сложности, страхи, реакции могут быть у малыша, как правильно реагировать.

Единственное, мы не думали про пол и возраст. Мне хотелось, чтобы это было как пишут в книгах: мы пришли, увидели и сразу поняли, что вот он — наш ребенок. Но „щелчка“ не происходило и пришлось брать на себя ответственность».

Всё оказалось сложнее

Поняв, что само собой ничего не произойдет, Наталья и Андрей решили обсудить, как именно они будут делать выбор. Решили, что критерия будет два: возраст до восьми лет и их полезность в жизни ребенка. У них есть желание взять на себя ответственность быть родителями и есть финансовый ресурс, который может спасти кому-то жизнь. Так в их семье появился пятилетний Даня. Родители отказались от него, когда стало ясно, что мальчику нужна дорогостоящая операция на сердце. Без медицинской помощи он бы не прожил долго, но операция была рискованной и дорогой, поэтому у Дани было очень мало шансов найти родителей.

«Мы долго готовились, мы многое понимали, но всё оказалось сложнее. Прозвучит ужасно, но все переживания, связанные с больницами, были ничтожными по сравнению с процессом выстраивания отношений. Мне хотелось быть мудрой и понимающей, я не позволяла себе никаких ошибок, но по вечерам закрывалась в ванной и рыдала.

Первый шоковый момент был связан с собаками. К нам в гости пришла подруга с хаски и Даня впал в истерику ни с того, ни с сего. Он плакал, жутко кричал, и то бросался на собаку, то прятался за мою спину. Я вспомнила всё, о чем читала, о чем говорила со специалистами, но это не помогло. Я чувствовала страх, что я не могу с этим справиться, мне было неудобно перед подругой за эту сцену, перед мужем, за то, что он тоже это переживает, но главное было бесконечное чувство вины перед маленьким человеком за то, что ему пришлось пережить в прошлом и за то, что мы случайно снова стали причиной такого сильного переживания.

И вот сегодня Даня гуляет с собакой, без страха, это огромный путь, но тогда… Тогда мне казалось, что я совершила ошибку, что мы не справимся, что мы герои какого-то плохого фильма. Таких моментов было еще много. Например, сын бросался с кулаками на всех детей, которые ко мне подходили. Это была ревность и страх, что мы бросим его, заменим на кого-то другого. Позже, когда я узнала, о беременности, меня охватила паника, что это вернётся», — делится Наталья.

Когда появилась любовь

Сейчас, когда у этой истории есть счастливое продолжение, всё кажется очень логично: сложный адаптационный период, пройденный с психологом, естественные сомнения, знание теории, которое не делает эмоции меньше, но в итоге помогает справиться. А тогда они вдвоем пытались выстроить отношения с сыном, освоить новые роли и поддержать друг друга. Вместе полетели на операцию в Германию — Андрей впервые оставил бизнес дольше, чем на две недели. Бессонные ночи, переживания у палаты интенсивной терапии и понимание, что всё наконец-то хорошо.

«Когда врач сказал, что Даня теперь здоров, мы с Андреем обнялись и плакали, наверное, минут тридцать.

Я очень благодарна мужу. Я увидела его в новой роли: переживающего, уязвимого, любящего. Мы сильно сблизились, когда появился Даня, стали разговаривать и поддерживать друг друга.

Даже в те моменты, когда я сомневалась, что мы правильно поступили, взвалив на себя такую ответственность, он был единственный, кому я могла признаться в таких мыслях. Муж обнимал меня и говорил, что мы справимся.

Один из главных принципов в усыновлении, о котором нам говорили: дать понять ребенку, что вы любите его несмотря ни на что, и никогда не вернете обратно за плохое поведение. Но вот нам не выдали любовь по умолчанию, она пришла с совместным опытом, с переживаниями за маленькую жизнь, с преодолениями сложностей, иногда через ступор. Не нужно стыдиться разных чувств и подавлять их, позволяйте им быть, это нормально.

Мы просто продолжали идти вперед, даже когда казалось, что мы какие-то неправильные и любовь никогда не родится. Она родилась и, мне кажется, Даня это почувствовал, потому что на смену страхам и агрессии, пришла нежность. Мы всё еще ходим по минному полю, потому что на какие-то простые вещи он может отреагировать непредсказуемо. Но сейчас мы знаем, что это связано с опытом, который был до нас. Мы даём ему другой опыт и это меняется», — рассказывает Наталья.

Беременность и новые опасения

Через год после усыновления Дани Наталья узнала, что беременна. Супруги были так увлечены здоровьем и адаптацией сына, что перестали думать о невозможности иметь своих детей, но у жизни снова были другие планы:

«Раньше я бы стукнула медицинским справочником по голове человека, который сказал бы, что надо просто расслабиться и перестать ждать. Еще в период отчаянных попыток забеременеть я читала такие истории, но они только раздражали. Не могу сказать, что это панацея, но у нас вышло именно так. Я и Андрей были рады этой новости, но нам снова пришлось столкнуться с кучей страхов. А что, если всё закончится плохо? А что, если мы не сможем любить Даню, как раньше? Или будем обделять своего ребенка? А если Даня будет ревновать и вернется его агрессия по отношению к детям? Вопросов было больше, чем ответов.

Все страхи были в голове

С медицинской точки зрения беременность протекала идеально. Но много сил уходило, чтобы подготовить Даню. Хотя сейчас я понимаю, что все страхи были у нас в голове, ведь в реальности всё хорошо. Когда родилась Алиса, Даня с первых дней включился в процесс. Мы старались не давать повода для ревности и пока всё получается. Мы любим детей по-разному, но это не значит, что одного больше, другого меньше.

Конечно, я оглядываюсь назад и вспоминаю весь путь к тому, что у меня есть сейчас. Своё желание всё спланировать, наши отношения с Андреем в начале, которые больше были похожи на бизнес-партнерство, чем на ту любовь, которая между нами есть. Наверное, так принято говорить о прошлом — с благодарностью и наделяя его смыслами. Но в нашем случае я думаю, что я как будто проснулась благодаря всем неудачам, сложностям в отношениях с Андреем и благодаря появлению Дани и Алисы.


— поделитесь с друзьями!


Читать дальше

Дети будущего – Коммерсантъ Екатеринбург

Согласно статистике Минздрава, до 18 % пар в России страдают из-за нарушения репродуктивной функции. Это значит, что практически в каждом пятом браке шансы на рождение ребенка сравнительно невелики. В масштабах государства, взявшего курс на улучшение демографической ситуации, это серьезная проблема. А в рамках каждой отдельной семьи, тщетно мечтающей о ребенке, — настоящая трагедия. Для многих пар шансом на успешную беременность становятся методы ВРТ (вспомогательных репродуктивных технологий). Вопреки общему мнению такие технологии не являются методами лечения бесплодия, это способ его преодоления. Самой распространенной из них является технология ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). Именно благодаря этой технологии в 1978 году на свет появилась первая малышка, «зачатая в пробирке», — Луиза Браун. Автор метода — эмбриолог Роберт Эдвардс — в начале 2000-х гулял на свадьбе у своей протеже в качестве почетного гостя, а в 2010 году удостоился Нобелевской премии, что подчеркнуло важность его научных разработок для нынешних и будущих поколений.

Гормональная стимуляция и ее последствия

Для проведения процедуры ЭКО требуется несколько пригодных для оплодотворения яйцеклеток. Поэтому на подготовительном этапе необходима стимуляция яичников гормональными препаратами для создания суперовуляции. Последствия этой гормональной нагрузки на организм и вызывают множество опасений пациентов.

Дмитрий Мазуров, врач-репродуктолог, заведующий отделением ВРТ «УГМК-Здоровье», к.м.н.:

— Технологии, внедренные в последние два десятилетия, существенно изменили картину, касающуюся осложнений процедуры ЭКО. Наиболее частая проблема, которая существовала раньше, — это синдром гиперстимуляции яичников. Использование более мягких, гибких протоколов стимуляции, подобранных по индивидуальной схеме, снизило вероятность этого грозного осложнения с 10 % до 0,2 %. Наряду с этим появилась возможность криоконсервирования эмбрионов, что позволяет при неудачной первой попытке совершить вторую уже без гормональной нагрузки.

Риск многоплодной беременности

Многоплодная беременность долгое время была частым осложнением процедуры ЭКО. Ее вероятность составляла почти 60 %, причем специалисты сталкивались в своей практике не только с двойней и тройней, но и с четверней, и пятерней! Причина заключалась в большом количестве трансплантируемых эмбрионов. На сегодняшний день Минздрав России допускает перенос не более двух эмбрионов. Современные методики селекции позволяют врачам еще до переноса выбрать эмбрионы, имеющие наибольший потенциал для имплантации.

Надежда Башмакова, заведующая отделением ВРТ НИИ ОММ, д.м.н., профессор:

— Есть несколько различных методик выбора самого перспективного эмбриона. Все большую популярность набирает метод ПГТ — предимплантационный генетический тест эмбриона. Эта процедура помогает исключить или подтвердить наличие каких-либо генетических отклонений у будущего ребенка еще до этапа его переноса в полость матки. Особенно это актуально для пар, в семейном анамнезе которых присутствуют наследственные заболевания, а также для пациенток старше 38 лет или имеющих неудачные попытки ЭКО в прошлом.

Здоровье малыша и мамы

Распространенный миф о том, что дети после ЭКО имеют проблемы со здоровьем, по словам специалистов, как раз связан с многоплодной беременностью, при которой риск любых осложнений как для мамы, так и для детей многократно выше, чем при беременности одним малышом. Уходя от многоплодной беременности, репродуктологи смогли оставить в прошлом и огромный комплекс проблем, связанных со здоровьем женщины и здоровьем детей, рожденных после ЭКО.

Сергей Яковлев, акушер-гинеколог, репродуктолог высшей категории, заведующий отделением ВРТ в медицинском центре «Гармония»:

— Вокруг ЭКО, как и вокруг любой сложной медицинской технологии, существует множество мифов, чаще всего касающихся его эффективности и осложнений. К сожалению, в ряде случаев необоснованные предрассудки пациентов приводят к тому, что они поздно обращаются к репродуктологу, когда эффективность методов ВРТ уже значительно снижается, а вот риски повышаются. И это риски, связанные вовсе не с ЭКО, а с беременностью, возникшей в позднем репродуктивном возрасте. Несмотря на это, ВРТ остаются самым эффективным методом преодоления бесплодия. Кроме того, довольно часто встречается миф о том, что ЭКО может быть связано с развитием онкологических заболеваний. Исследований, посвященных этому вопросу, довольно много. На сегодняшний день нет никаких убедительных данных, позволяющих предположить, что ЭКО повышает риск развития онкологических заболеваний (молочной железы, матки, эндометрия, головного мозга и т. д.). Но есть сведения о том, что процедура ЭКО может ускорить развитие уже имеющегося заболевания.

Дмитрий Мазуров, врач-репродуктолог, заведующий отделением ВРТ «УГМК-Здоровье», к.м.н.:

— ЭКО — это достаточно хорошо изученный метод лечения. У первых детей, рожденных после ЭКО, уже появились свои дети и внуки, и мы можем отслеживать даже самые отдаленные последствия. Вообще же, перед процедурой ЭКО пациентки проходят самое тщательное обследование. Задача этого этапа заключается в том, чтобы оценить все возможные риски, связанные с участием в программе. И если в результате обследования установлены противопоказания, включая риск развития онкологических заболеваний, то процедура, конечно, не должна выполняться.

Невозможное возможно

Сегодня вспомогательные репродуктивные технологии действительно способны творить чудеса. Даже у тех, для кого еще вчера диагноз звучал как приговор, появился шанс стать родителем.

Алексей Терехов, уролог, андролог второй категории МЦ «Гармония»:

— У 10—20 % бесплодных мужчин наблюдается полное отсутствие сперматозоидов в эякуляте (азооспермия). Сравнительно недавно лечение азооспермии было возможным только в редких случаях. При этом вероятность наступления беременности все равно была крайне низкой. Пары были вынуждены прибегать к усыновлению или применению спермы донора. Возможности лечения мужчин с азооспермией значительно расширились с появлением новой технологии — микрохирургической экстракции сперматозоида из яичка (MicroTESE) и последующей инъекцией сперматозоида в цитоплазму яйцеклетки (ИКСИ). В ряде случаев эта технология — единственный шанс иметь генетически собственного ребенка.

Дмитрий Мазуров, врач-репродуктолог, заведующий отделением ВРТ «УГМК-Здоровье», к.м.н.:

— Сейчас активно развивается такое направление, как онкофертильность, — это репродуктивные технологии для людей с онкологическими заболеваниями. Бывают ситуации, когда необходимо удаление яичников (матки) или лечение требует применения лучевой терапии, химеотерапии, после которых нельзя нельзя получить здоровую яйцеклетку. Сейчас мы можем до всех этих манипуляций криоконсервировать фрагмент ткани яичника или сами яйцеклетки, а после завершения лечения использовать их для проведения процедуры ЭКО. Кроме того, на сегодняшний день совершенно реальна даже посмертная репродукция. Так, примерно в течение суток после гибели человека из яичка мужчины можно получить живые здоровые сперматозоиды, а у женщин — яйцеклетку.

Сколько стоит ЭКО?

Любая технология, которая совершенствуется и получает все большее распространение, со временем неизбежно становится более доступной. И хотя ВРТ по-прежнему остаются высокозатратной областью медицины, движение в сторону большей доступности есть. Еще двадцать лет назад люди продавали квартиры, чтобы войти в новый протокол и совершить еще одну попытку, на сегодняшний день стоимость одного протокола сравнима с недельной поездкой вдвоем на курорт. Кроме того, большой спектр ВРТ доступен за счет бюджета по системе обязательного медицинского страхования (ОМС). На текущий момент по системе ОМС оплачиваются технологии ЭКО и ЭКО плюс ИКСИ, потому что бесплодных мужчин не меньше, чем женщин. А с 2018 года возможно переносить эмбрионы и в криопротоколе. То есть если в стимулированном цикле при переносе эмбрионов беременность не наступила либо по медицинским показаниям переносить эмбрион в текущем цикле нельзя, то можно по системе ОМС воспользоваться переносом криоконсервированных эмбрионов.

Медицинская помощь бесплодным парам с помощью методов искусственного оплодотворения выходит за рамки медицины и широко обсуждается с точки зрения этики, религии и морали. В своей автобиографической книге «Моя жизнь в качестве первого в мире ребенка из пробирки» Луиза Браун рассказала, как ее семью накрыла волна ненависти. Но наряду с угрожающими посланиями ее мама получала пачки писем с поздравлениями и словами поддержки от людей, которые отныне получили надежду стать родителями. Современные репродуктологи острее других осознают всю деликатность той области медицины, в которой работают, придерживаясь той позиции, которую озвучивал создатель ЭКО Роберт Эдвардс еще на заре своих исследований: «Я видел, какую большую и затяжную печаль вызывает у человека бесплодие. С этим необходимо бороться. Самое главное в жизни — это рождение ребенка».

Полина Синютина

Скотт Саймон из NPR об усыновлении и защите окружающей среды

Скотт Саймон «Я хочу, чтобы люди, которые хотят стать родителями, с самого начала рассматривали усыновление как отличный способ создать семью, а не только как крайнюю меру», — пишет Скотт Саймон в своей новой книге «Ребенок, мы были предназначены для каждого». Другое: В честь усыновления. Саймон, ведущий субботнего телеканала NPR Weekend Edition, является отцом двух приемных девочек из Китая.

Я подумал, что экологическая толпа станет идеальной аудиторией для книги Саймона, поэтому я купил себе копию и договорился о том, чтобы взять у него интервью.

Тогда я был удивлен, когда сел читать книгу и наткнулся на этот отрывок:

Усыновить ребенка, чтобы что-то доказать, не является здоровой мотивацией. Я бы серьезно подумал о том, чтобы предупредить власти, если бы услышал, как потенциальный родитель сказал: «Мы хотим усыновить ребенка, потому что это наиболее экологически ответственный поступок. В конце концов, мы не хотим увеличивать углеродный след! »

Выбирал ли хоть один человек, заботящийся об окружающей среде, усыновление, чтобы «что-то доказать», и что это может быть? Я спросил Саймона об этом, когда мы недавно сели поговорить в Сиэтле.Но сначала мы начали наш разговор с общих разговоров об усыновлении и его книге.

—–

В. При написании этой книги вы хотите побудить больше людей подумать об усыновлении, когда они создают свои семьи?

A. Я не против сказать «да». Я надеюсь, что они подумают об усыновлении не как о последнем варианте. Мне немного стыдно сказать, что моя жена и я, наша рефлекторная позиция, когда мы признали, что мы не могли зачать ребенка естественным образом, как Авраам и Сара, не были усыновлением.Мы прошли пару курсов вспомогательной репродуктивной медицины, которые не помогли. После этих раундов мы приняли решение, что это смешно — в мире уже есть дети, которым мы нужны, так почему бы нам этого не сделать?

В. С какими проблемами сталкиваются приемные родители?

A. Вы должны быть внимательны к тому, как вашему ребенку может потребоваться особое внимание из-за того, как он начал жизнь — месяцев, которые они провели в учреждениях, где они не получали такого интимного ухода, о котором вы хотели бы думать. каждый ребенок в мире мог иметь.И все же вы не хотите превращать это в какую-то травму или немощь или связывать все с этим.

В. Какие системы поддержки вы открыли для родителей с приемными детьми?

A. Мы посетили очень хорошего семейного терапевта, где мы можем собраться вместе и поговорить о том, как ладить. Это не признак слабости, как и поход к дантисту.

До недавнего времени [наши дочери] ходили на еженедельные занятия по культуре. Мы называем это уроком китайского языка — это китайский язык, сказки и песни.

В. Есть ли хорошие вещи, которые произошли в результате усыновления, чего вы не ожидали?

A. Я думаю, что в некоторых других семьях — например, в той, в которой я вырос, — вы многое предполагаете. «О, мой сын, конечно, он знает, что я люблю его». Я думаю, что с усыновлением вы вдохновляетесь говорить об этом вслух, немного приподнимать капот двигателя, говорить о том, насколько вы важны друг для друга. Это было замечательно.

В. Такие люди, как Анджелина Джоли, Брэд Питт и Мадонна, сделали международное усыновление модным.Как вы думаете, в целом, как вы думаете, это имело положительный или отрицательный эффект?

A. Думаю, хорошо. Не знаю, повлияло ли это на статистику. Он открыл своего рода окно для принятия, проник в умы людей. Брэд и Анджелина усыновили детей до того, как у них появились [биологические] дети, и это тоже вариант.

В. Похоже, вы не думаете, что экологические проблемы являются законной причиной для рассмотрения вопроса об усыновлении.

A. Думаю, я сказал в книге, что сам позвоню властям, если кто-нибудь скажет: «Я хочу усыновить, потому что я хочу уменьшить свой углеродный след.«Потому что я считаю, что вы должны заводить детей из радости, а не из чувства долга.

Но, как говорится, в этом мире 150 миллионов осиротевших и брошенных детей, и это единственный шанс на жизнь, который у них есть. Они заслуживают любящих семей. Если бы вы могли каким-то образом связать количество людей в этом мире, которые хотят иметь детей, и больше молодежи, которая могла бы использовать семьи, это своего рода глобальное потепление, которое мы все могли бы использовать.

Я стараюсь не одобрять идею о том, что усыновление молодежи — это хорошо, так же как пожертвовать в Oxfam — это хорошо.Но это хорошее дело. Это хорошо для тех из нас, кто усыновляет. Он трансформируется — трансформируется буквально, физически, эмоционально.

Возвращаясь к тому факту, что вы должны быть родителями с радостью — вы не должны говорить: «Ну, мы хотим иметь детей, но я просто не могу вынести в мир еще одного ребенка, когда их уже так много, а я хотим уменьшить наш углеродный след ». Но если, с другой стороны, вы хотите создать семью и сказать: «Черт возьми, в мире так много детей, почему бы нам не усыновить?» — Я считаю, что это хорошо.Это от радости.

В. В своей книге вы подчеркиваете, что никто не берет на вооружение случайно. Очевидно, что любой, независимо от причины, делает это, потому что хочет быть родителем. Я не думаю, что кто-то воспользуется этим, чтобы доказать свою точку зрения.

A. Нет, надеюсь, что нет.

В. Но это ваши слова в книге.

A. И я не могу сказать, что когда-либо сталкивался с кем-нибудь, кто когда-либо говорил это.

Я не пытаюсь судить. Я не сожалею о двух раундах вспомогательной репродуктивной медицины, которые прошли мы с женой, в том смысле, что мы кое-чему из них научились.Но мы знаем людей, которые прошли через столько циклов вспомогательной репродуктивной медицины, и это кажется мне совершенно бесполезным, когда в мире уже есть дети. Я разговаривал с людьми, которые говорили: «Я бы с удовольствием усыновил ребенка, но я не мог соответствовать требованиям, поэтому мы обратились в медицинское учреждение», и это я понимаю. Но я надеюсь, что наша история и рассказы других людей заставят людей подумать, что в мире уже есть дети.

В. Я работаю в экологическом издании, и в последнее время я писал о своем решении не иметь детей, которого я не сделал по экологическим причинам — я просто не думаю, что это правильно для меня.Но это стимулирует диалог о разных образах жизни, разных способах создания семей.

A. Когда мы принимаем подобное решение, оно не всегда является постоянным.

В. Нет. Я оставляю за собой право изменить свое мнение, но не ожидаю.

A. И вы не должны чувствовать никакого давления, чтобы сделать это. Думаю, когда мне было 30, я мог бы сказать то же самое, но тогда я почувствовал себя совершенно другим. Я разговариваю с людьми из книги, которые говорят, что они совершенно не заинтересованы в встречах со своими биологическими родителями, и я думаю, что через пять месяцев, пять или 10 лет после того, как они сказали
, они могут почувствовать себя иначе.Прямо сейчас на эту тему есть сюжет в «Анатомии Грея». Или, простите, если вы кого-нибудь встретите.

В. Как бы то ни было, я получил несколько запросов от людей, которые обеспокоены проблемами окружающей среды и хотели услышать об усыновлении как о возможном варианте — людей, которые хотят быть родителями, но обеспокоены тем, чтобы оставить мир в пригодных для жизни условиях для следующего поколения. Так что этот отрывок из вашей книги поразил меня как действительно осуждающий и несправедливый по отношению к людям, которые обеспокоены проблемами окружающей среды и которые, возможно, захотят рассмотреть возможность усыновления.

A. Прошу прощения, если это прозвучало осуждающе. В такой книге есть тонкая грань, по которой вы делаете выводы на основе собственного опыта. Очевидно, они должны делать свои собственные суждения. Рождение детей — это сугубо личное решение и личный опыт, и я не могу судить себя. Я все время возвращаюсь к тому факту, что по разным причинам считаю [усыновление] очень хорошим делом.

При этом любой, у кого есть дети, должен делать это из чувства радости, а не из чувства долга.Это не исключает желания быть ответственным гражданином планеты.

В. Я думаю, что желание работать над улучшением мира для ваших детей и иметь детей может быть радостным решением. Я сомневаюсь в том, что как-то не приятно хотеть жить своими ценностями, создавая свою семью.

A. Я думаю, это лучший способ выразить это. Если это то, кем вы являетесь, то, конечно же, это воплощение ваших ценностей. Думаю, меня будут беспокоить люди, которые просто решат, что именно этот фактор побудит их сделать это.Хотя, как здесь говорится, я пытаюсь осознать свои собственные противоречия. Я не помню своих точных слов, но я не собираюсь оскорблять чью-либо моральную позицию.

Q. По иронии судьбы, ваша счастливая семья возникла в результате печальных обстоятельств драконовской политики Китая в отношении одного ребенка. Как вы примирите это в своем уме?

A. То, что мы говорим себе — и это не просто для того, чтобы успокоить себя, это абсолютная правда, — это то, что мы не получили наших детей от семьи или матери-одиночки; мы вытащили их из учреждений.Если бы мы их не усыновили или их не усыновил кто-то другой, они бы выросли в учреждениях. Они не выросли бы в учреждениях так, как мы понимаем взросление — они остались бы там до 12 или 13 лет, а затем пошли бы на ферму или фабрику или, что еще хуже, что слишком ужасно. созерцать. Политика Китая в отношении одного ребенка лишила их семей. Не думаю, что оставив их там, можно чего-нибудь добиться. Я несколько раз говорю в книге, что это наше благословение, которое началось с трагедии, трагедия, которая также является преступлением.

Это также не значит, что мы с женой решили, что считаем политику Китая в отношении одного ребенка настолько предосудительной, что решили, что оттуда у нас будет одна, а затем две дочери. [Мы сделали это] по разным причинам, включая влюбленность в китайский квартал в Нью-Йорке. Вы ищите знаки.

Мы усыновили двух девочек-китаянок; мы наполовину китайская семья. В каком-то смысле мы чувствуем себя гораздо более обязанными информировать себя о том, что происходит в Китае, и конкретно о государственном планировании семейной политики, чем мы, вероятно, делали до того, как мы усыновили наших дочерей из Китая, потому что теперь это часть нашей семьи, это тоже часть нашего наследия.

В. Что-нибудь еще вы хотите добавить?

A. Мне кажется странным, что у нас сейчас так много новых технологий для создания семей, а усыновление так же древнее, как и рождение ребенка. Я бы не хотел, чтобы некоторые из новых технологий происходили за счет внедрения. Дети, нуждающиеся в семьях, — это огромное потенциальное благословение во многих жизнях, и я надеюсь, что люди откроют им глаза.

—–

Посмотрите, как Саймон дает интервью о своей книге его дочери Элизе:


Экологический системный подход в JSTOR

Abstract

Из-за изменений в законодательстве и политике, касающихся защиты детей, все большее количество детей старшего возраста отправляется на усыновление.Многие из этих детей определяются как имеющие «особые потребности» и включают детей, которые подвержены риску физических, эмоциональных или поведенческих проблем. Мы используем теорию экологических систем Бронфенбреннера в качестве основы для обзора литературы, посвященной адаптации ребенка и семьи к усыновлению, с особым акцентом на усыновление с особыми потребностями. Мы включаем рекомендации по улучшению услуг по вмешательству до и после усыновления на основе экологической модели.

Журнал Information

Family Relations публикует прикладные статьи, которые являются оригинальными, инновационными.
и междисциплинарные, которые сосредоточены на различных семьях и семейных проблемах.Аудитории
включать преподавателей семейной жизни в академические и общественные учреждения, исследователей
с прикладной или оценочной направленностью семейные врачи, использующие профилактику
или терапевтические модели и методы, а также специалисты по семейной политике. Примеры
соответствующих статей включают те, которые касаются прикладных исследований, образовательных
философии или практики, синтез основных областей, оценки программ,
разработка и оценка учебных программ. Статьи должны быть задуманы и написаны
с учетом потребностей практиков.С 1951 года семейные отношения охватывают критически важные области.
семейным профессионалам. Основное внимание уделяется семейным исследованиям с последствиями.
для вмешательства, образования и государственной политики. Публикует:

Эмпирические исследования
Литературные обзоры
Концептуальный анализ

Более 80% наших читателей идентифицируют семейные отношения как встречу
их потребности лучше, чем любой другой прикладной журнал.
В каждом выпуске ежеквартального журнала (январь, апрель, июль и октябрь) средние значения
120 страниц. Общий тираж более 4200 экземпляров.Статьи рецензируются.

Информация об издателе

Уже более шестидесяти четырех лет Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) связывает
мультидисциплинарные семейные специалисты через свои журналы, конференции, государственные
партнерские советы и секции по интересам.
NCFR является некоммерческой, беспартийной и полностью финансируется членами. Исследователи, педагоги,
практикующие врачи и политики из всех семейных сфер и направлений делятся
знания и информация о семьях.NCFR была основана в 1938 году.
Миссия NCFR: Национальный совет по семейным отношениям (NCFR) обеспечивает
форум для семейных исследователей, преподавателей и практиков, чтобы поделиться своими разработками
и распространение знаний о семье и семейных отношениях, устанавливает
профессиональные стандарты и работает над повышением благополучия семьи.

Принятие экологически безопасных методов ведения сельского хозяйства с фоновым риском: экспериментальные данные

  • Аджемоглу Д., Йенсен М.К. (2013) Совокупная сравнительная статика.Игры Econ Behav 81: 27–49

    Google Scholar

  • Acs S, Berentsen P, Huirne R, Asseldonk M (2009) Влияние урожайности и ценового риска на переход от традиционного к органическому сельскому хозяйству *. Aust J Agric Resour Econ 53: 393–411

    Google Scholar

  • Agreste (2017) Mémento de la statistique Agricole Pays de Loire. http://agreste.agriculture.gouv.fr/IMG/pdf/R5217C02.pdf

  • Ambiaud E (2011) Diversité du monde Agricole. http://agreste.agriculture.gouv.fr/IMG/pdf_analyse321106.pdf

  • Бэбкок Б.А., Фрейзер Р.В., Лекакис Дж. Н. (2003) Управление рисками и окружающая среда в сельском хозяйстве: ключевая тема политики. В: Бэбкок Б.А., Фрейзер Р.В., Лекакис Дж. Н. (ред.) Управление рисками и окружающая среда: сельское хозяйство в перспективе. Springer, Dordrecht, стр. 1–8. https://doi.org/10.1007/978-94-017-2915-4_1

    Google Scholar

  • Balliet D, Parks C, Joireman J (2009) Ориентация на социальные ценности и сотрудничество в социальных дилеммах: метаанализ.Group Process Intergroup Relat 12 (4): 533–547

    Google Scholar

  • Бардаджи И., Гарридо А. (2016) Исследование для комитета AGRI — состояние инструментов управления рисками, реализованных государствами-членами в период 2014–2020 годов: национальные и европейские рамки. http://www.europarl.europa.eu/RegData/etudes/STUD/2016/573415/IPOL_STU(2016)573415_EN.pdf

  • Bazoche P, Bunte F, Combris P, Giraud-Héraud E, Seabra-Pinto A, Tsakiridou E (2013) Готовность платить за сокращение пестицидов в ЕС: только органические? Eur Rev Agric Econ 41 (1): 87–109

    Google Scholar

  • Бчир М.А., Виллингер М. (2013) Влияет ли подверженность стихийным бедствиям на риски и временные предпочтения? Некоторые выводы из полевого эксперимента в Перу.LAMETA, Университет Монпелье. https://econpapers.repec.org/paper/lamwpaper/13-04.htm

  • Beaud M, Willinger M (2014) Уязвимы ли люди к риску? Manag Sci 61 (3): 624–636

    Google Scholar

  • Биделл Дж., Рехман Т. (2000) Использование моделей социальной психологии для понимания природоохранного поведения фермеров. J Rural Stud 16 (1): 117–127

    Google Scholar

  • Бинсвангер HP (1980) Отношение к риску: экспериментальное измерение в сельских районах Индии.Am J Agric Econ 62 (3): 395–407

    Google Scholar

  • Bocquého G, Jacquet F, Reynaud A (2014) Ожидаемая полезность или максимизаторы теории перспектив? Оценка рискованного поведения фермеров на основе данных полевых экспериментов. Eur Rev Agric Econ 41 (1): 135–172

    Google Scholar

  • Bontems P, Nauges C (2019) Выбор производства с учетом водных рынков и неприятия риска: роль первоначального распределения и форвардной торговли.Eur Rev Agric Econ 46 (4): 579–608

    Google Scholar

  • Бугерара Д., Гассманн X, Пит Л., Рейно А. (2017) Структурная оценка рисков фермеров и предпочтений двусмысленности: полевой эксперимент. Eur Rev Agric Econ 44 (5): 782–808

    Google Scholar

  • Брюнетт М., Шумерт Дж., Кутюр С., Монтань-Хак С. (2015) Мета-анализ коэффициентов неприятия риска управляющих природными ресурсами, оцененных с помощью заявленных методов предпочтения.Рабочие документы — Cahiers du LEF No. 2015–13, Laboratoire d’Economie Forestiere, AgroParisTech-INRA. https://ideas.repec.org/p/lef/wpaper/2015-13.html

  • Карпентер Дж., Секи Э. (2011) Повышают ли социальные предпочтения продуктивность? Полевые экспериментальные свидетельства рыбаков в заливе Тояма. Econ Inq 49 (2): 612–630

    Google Scholar

  • Charness G, Gneezy U (2010) Выбор портфеля и отношение к риску: эксперимент.Econ Inq 48 (1): 133–146

    Google Scholar

  • Charness G, Gneezy U (2012) Убедительные доказательства гендерных различий в принятии риска. J Econ Behav Organ 83 (1): 50–58

    Google Scholar

  • Charness G, Gneezy U, Imas A (2013) Экспериментальные методы: выявление предпочтений в отношении риска. J Econ Behav Organ 87: 43–51

    Google Scholar

  • Чавас Дж. П., Холт М. Т. (1996) Экономическое поведение в условиях неопределенности: совместный анализ предпочтений риска и технологий.Rev Econ Stat 78 (2): 329–335

    Google Scholar

  • Чез Б., Дэвид М., Мартине В. (2020) Понимание сопротивления фермеров сокращению использования пестицидов: эксперимент выбора. Ecol Econ 167: 106349

    Google Scholar

  • Кобл К. Х., Хэнсон Т., Миллер Дж. К., Шайк С. (2003) Сельскохозяйственное страхование как инструмент экологической политики. J Agric Appl Econ 35 (2): 391–405

    Google Scholar

  • Койл Б.Т. (1999) Неприятие риска и неопределенность доходности в двойственных моделях производства: подход среднего отклонения.Am J Agric Econ 81 (3): 553–567

    Google Scholar

  • Crosetto P, Filippin A (2016) Теоретическая и экспериментальная оценка четырех методов выявления рисков. Exp Econ 19: 613–641

    Google Scholar

  • Дэйв С., Экель С., Джонсон С., Рохас С. (2010) Выявление предпочтений в отношении риска: когда проще простого? J Risk Uncertain 41: 219–243

    Google Scholar

  • Deck C, Lee J, Reyes JA, Rosen CC (2013) Неудачная попытка объяснить вариации рискованного поведения внутри субъекта с использованием отношения к риску, специфичного для предметной области.J Econ Behav Organ 87: 1–24

    Google Scholar

  • Deck C, Lee J, Reyes J (2014) Инвестиции против азартных игр: экспериментальные доказательства мультидоменного отношения к риску. Appl Econ Lett 21 (1): 19–23

    Google Scholar

  • Демиденко Э. (2005) Введение: почему смешанные модели? В смешанных моделях. Wiley, Berlin, стр. 1–44. https://onlinelibrary.wiley.com/doi/abs/10.1002/0471728438.ch2

  • Diamond DW (1984) Финансовое посредничество и делегированный мониторинг. Rev Econ Stud 51 (3): 393–414

    Google Scholar

  • Дикинсон Д.Л. (1998) Механизм добровольных взносов с неопределенными групповыми выплатами. J Econ Behav Organ 35 (4): 517–533

    Google Scholar

  • Дорвард А. (1999) Моделирование встроенного риска в крестьянском сельском хозяйстве: методологические выводы из северной Малави.Agric Econ 21 (2): 191–203

    Google Scholar

  • Ducos G, Dupraz P, Bonnieux F (2009) Принятие агроэкологических контрактов с фиксированными и переменными расходами на соблюдение нормативных требований. J Environ Plan Manag 52 (5): 669–687

    Google Scholar

  • Eeckhoudt L, Gollier C, Schlesinger H (1996) Изменения в фоновом риске и рискованном поведении. Econometrica 64 (3): 683–689

    Google Scholar

  • Эйхнер Т. (2008) Уязвимость со средней дисперсией.Manag Sci 54 (3): 586–593

    Google Scholar

  • Эйхнер Т., Вагенер А. (2011) Увеличение асимметрии и предпочтений трех моментов. Математические науки 61 (2): 109–113

    Google Scholar

  • Espinosa-Goded M, Barreiro-Hurlé J, Dupraz P (2013) Выявление дополнительных препятствий на пути внедрения агроэкологических схем: роль постоянных затрат. Политика землепользования 31: 526–535

    Google Scholar

  • Европейская комиссия (2017a) Будущее продовольствия и сельского хозяйства.https://ec.europa.eu/agriculture/sites/agriculture/files/future-of-cap/future_of_food_and_farming_communication_en.pdf

  • Европейская комиссия (2017b) Будущее продуктов питания и сельского хозяйства. https://ec.europa.eu/agriculture/sites/agriculture/files/future-of-cap/future_of_food_and_farming_communication_en.pdf

  • Fischbacher U, Gachter S (2010) Социальные предпочтения, убеждения и динамика безбилетной поездки в экспериментах с общественными благами. Am Econ Rev 100 (1): 541–556

    Google Scholar

  • Frechette GR (2011) Лабораторные эксперименты: профессионалы против студентов.№ ID 1939219, Сеть исследований в области социальных наук. https://papers.ssrn.com/abstract=1939219

  • Гангадхаран Л., Немес В. (2009) Экспериментальный анализ риска и неопределенности при предоставлении частных и общественных благ. Econ Inq 47 (1): 146–164

    Google Scholar

  • Gneezy U, Imas A (2017) Глава 10 — Лаборатория в полевых условиях: измерение предпочтений в дикой природе. В: Banerjee AV, Duflo E (eds) Справочник экономических полевых экспериментов.Справочник полевых экспериментов. Северная Голландия, Лондон, стр. 439–464. http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S2214658X16300058

  • Gneezy U, Potters J (1997) Эксперимент по принятию риска и периодам оценки. Q J Econ 112 (2): 631–645

    Google Scholar

  • Goeree JK, Holt CA, Laury SK (2002) Частные издержки и общественные выгоды: распутывание эффектов альтруизма и шумного поведения. J Public Econ 83 (2): 255–276

    Google Scholar

  • Gollier C (2001) Экономика риска и времени.MIT Press, Кембридж

    Google Scholar

  • Gollier C, Pratt JW (1996) Риск-уязвимость и сдерживающий эффект фонового риска. Econometrica 64 (5): 1109–1123

    Google Scholar

  • Guillou M, Guyomard H, Huyghe C., Peyraud JL (2013) Le projet agro-écologique: Vers des сельское хозяйство удваивает производительность для примирения конкуренции и уважения к окружающей среде.http://www.ladocumentationfrancaise.fr/var/storage/rapports-publics/134000352.pdf

  • Хардакер Дж. Б., Пандей С., Паттен Л. Х. (редакторы) (1991) Планирование хозяйств в условиях неопределенности: обзор альтернативных моделей программирования. Rev Mark Agric Econ 59: 9–22

  • Harrison GW, List JA (2004) Полевые эксперименты. J Econ Lit 42 (4): 1009–1055

    Google Scholar

  • Харрисон GW, List JA, Towe C (2007) Естественные предпочтения и экзогенные лабораторные эксперименты: тематическое исследование неприятия риска.Econometrica 75 (2): 433–458

    Google Scholar

  • Хеллерштейн Д., Хиггинс Н., Хоровиц Дж. (2013) Прогностическая сила критериев предпочтения рисков при принятии решений о сельском хозяйстве. Eur Rev Agric Econ 40 (5): 807–833

    Google Scholar

  • Herberich DH, List JA (2012) Копание в фоновом риске: эксперименты с фермерами и студентами. Am J Agric Econ 94 (2): 457–463

    Google Scholar

  • Huang W-Y (2002) Использование страховки для увеличения сроков внесения азотных удобрений с целью сокращения потерь азота.J Agric Appl Econ 34 (1): 131–148

    Google Scholar

  • Исаак Р.М., Уокер Дж. М. (1988) Влияние размера группы на предоставление общественных благ: механизм добровольных взносов. Q J Econ 103 (1): 179–199

    Google Scholar

  • Исик М. (2002) Управление ресурсами в условиях неопределенности производственных и выпускаемых цен: последствия для экологической политики. Am J Agric Econ 84 (3): 557–571

    Google Scholar

  • Ким К., Чавас Дж.П., Бархам Б., Фольц Дж. (2014) Рис, ирригация и обратный риск: квантильный анализ подверженности риску и смягчения его последствий на корейских фермах.Eur Rev Agric Econ 41 (5): 775–815

    Google Scholar

  • Knapp S, van der Heijden MGA (2018) Глобальный метаанализ стабильности урожайности в органическом и ресурсосберегающем сельском хозяйстве. Нац Коммуна 9 (1): 3632

    Google Scholar

  • Lechenet M, Dessaint F, Py G, Makowski D, Munier-Jolain N (2017) Сокращение использования пестицидов при сохранении урожайности сельскохозяйственных культур и прибыльности пахотных хозяйств.Нат Растения 3 (3): nplants20178

    Google Scholar

  • Ledyard JO (1995) Общественные блага: обзор экспериментальных исследований. В: Kagel J, Roth A (eds) Справочник по экспериментальной экономике. Princeton University Press, Princeton, pp. 111–194

    Google Scholar

  • Ли Дж. (2008) Эффект фонового риска в простой модели решения, улучшающей шанс. J Risk Uncertain 36 (1): 19–41

    Google Scholar

  • Lefebvre M, Papaïx J, Mollot G, Deschodt P, Lavigne C, Ricard J-M, Mandrin J-F, Franck P (2017) Байесовские выводы о перемещениях членистоногих между живыми изгородями и садами.Basic Appl Ecol 21 (Приложение C): 76–84

    Google Scholar

  • Левати М.В., Морон А. (2013) Добровольные взносы с рискованной и неопределенной предельной доходностью: важность значений параметров. J Public Econ Theory 15 (5): 736–744

    Google Scholar

  • Левати М.В., Морон А., Фиоре А. (2009) Добровольные взносы с неполной информацией: экспериментальное исследование.Общественный выбор 138 (1–2): 199–216

    Google Scholar

  • Louhichi K, Ciaian P, Espinosa M, Perni A, Gomez y Paloma S (2018) Экономические последствия озеленения CAP: применение модели индивидуального фермерского хозяйства в масштабах ЕС для анализа CAP (IFM-CAP). Eur Rev Agric Econ 45 (2): 205–238

    Google Scholar

  • Lusk JL, Coble KH (2008) Неприятие риска при наличии фонового риска: данные экономического эксперимента.В: Неприятие риска в экспериментах. Исследования по экспериментальной экономике. Emerald Group Publishing Limited, Нью-Йорк, стр 315–340. https://www.emeraldinsight.com/doi/abs/10.1016/S0193-2306%2808%2

    6-9. По состоянию на 31 августа 2018 г.

  • Menapace L, Colson G, Raffaelli R (2013) Неприятие риска, субъективные убеждения и стратегии управления рисками фермеров. Am J Agric Econ 95 (2): 384–389

    Google Scholar

  • Мейер Дж. (1987) Модели решения с двумя моментами и максимизация ожидаемой полезности.Am Econ Rev 77 (3): 421–430

    Google Scholar

  • Midler E, Pascual U, Drucker AG, Narloch U, Soto JL (2015) Анализ влияния платежей за экосистемные услуги на мотивацию коллективных действий. Ecol Econ 120: 394–405

    Google Scholar

  • Moschini G, Hennessy DA (2001) Глава 2 Неопределенность, избегание рисков и управление рисками для сельскохозяйственных производителей.В кн .: Справочник по экономике сельского хозяйства. Сельскохозяйственное производство. Эльзевир, Берлин, стр. 87–153. http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1574007201100058

  • Мерфи Р.О., Акерманн К.А., Хандграаф М. (2011) Измерение ориентации на социальные ценности. Электронный журнал ССРН. http://www.ssrn.com/abstract=1804189. По состоянию на 20 июля 2017 г.

  • Narloch U, Pascual U, Drucker AG (2012) Динамика коллективных действий при внешнем вознаграждении: экспериментальные идеи фермерских сообществ Анд.World Dev 40 (10): 2096–2107

    Google Scholar

  • OECD (2009) Управление рисками в сельском хозяйстве: целостный подход. http://www.oecd.org/tad/agricultural-policies/managingriskinagricultureaholisticapproach.htm

  • PANEurope. Заметка для вдохновения для разработки общей сельскохозяйственной политики ЕС: какие изменения необходимы, чтобы сделать инструменты управления рисками подходящей мерой развития сельских районов? http: //www.pan-europe.info / sites / pan-europe.info / files / public / resources / брифинги / pan-e-risk-management-tool.pdf

  • Педрони А., Фрей Р., Брюин А., Дютиль Г., Хертвиг ​​Р., Рискамп Дж. (2017) Загадка выявления рисков. Nat Hum Behav 1 (11): 803

    Google Scholar

  • Quiggin J (2003) Базовый риск в теории обобщенной ожидаемой полезности. Econ Theor 22 (3): 607–611

    Google Scholar

  • Reynaud A, Couture S (2012) Стабильность показателей предпочтения риска: результаты полевого эксперимента на французских фермерах.Theor Decis 73 (2): 203–221

    Google Scholar

  • Ридье А., Чайб К., Русси С. (2016) Модель динамического стохастического программирования выбора севооборота для проверки возможности использования длительного севооборота в условиях ценовых и производственных рисков. Eur J Oper Res 252 (1): 270–279

    Google Scholar

  • Серра Т., Зильберман Д., Гудвин Б.К., Фезерстоун А. (2006) Влияние разделения на среднее значение и изменчивость выпуска.Eur Rev Agric Econ 33 (3): 269–288

    Google Scholar

  • Soane E, Chmiel N (2005) Согласованы ли предпочтения в отношении риска? Влияние области принятия решений и личности. Индивидуальные различия 38 (8): 1781–1791

    Google Scholar

  • Томас Ф., Мидлер Э., Лефевр М., Энгель С. (2019) Экологизация общей сельскохозяйственной политики: поведенческая перспектива и полевой эксперимент в Германии.Eur Rev Agric Econ 46 (3): 367–392

    Google Scholar

  • Vanslembrouck I, Huylenbroeck GV, Verbeke W (2002) Детерминанты готовности бельгийских фермеров участвовать в агроэкологических мерах. J Agric Econ 53 (3): 489–511

    Google Scholar

  • Воллмер Э., Герман Д., Мусхофф О. (2017) Отражается ли отношение к риску, измеренное с помощью задачи Холта и Лори, на производственном риске фермеров? Eur Rev Agric Econ 44 (3): 399–424

    Google Scholar

  • Weber EU, Blais A-R, Betz NE (2002) Шкала отношения к риску для конкретной предметной области: измерение восприятия риска и рискованного поведения.J Behav Decis Mak 15 (4): 263–290

    Google Scholar

  • Willock J, Deary IJ, Edwards-Jones G, Gibson GJ, McGregor MJ, Sutherland A, Dent JB, Morgan O, Grieve R (1999) Роль отношений и целей в принятии решений фермерами: бизнес и экология. ориентированное поведение в Шотландии. J Agric Econ 50 (2): 286–303

    Google Scholar

  • Цзо А., Ногес С., Уилер С.А. (2015) Подверженность фермеров риску и их временная торговля водой.Eur Rev Agric Econ 42 (1): 1–24

    Google Scholar

  • Движущие силы для внедрения эко-инноваций

    Основные моменты

    Был проведен систематический обзор для определения движущих сил внедрения эко-инноваций.

    Влиятельные движущие силы побуждают компании активизировать внедрение эко-инноваций.

    Эти выявленные движущие силы (внутренние и внешние факторы) имеют решающее значение для достижения устойчивости.

    В этой статье представлены предложения для исследовательского применения в компаниях.

    В этой статье предложена концептуальная модель для эмпирических исследований эко-инноваций.

    Аннотация

    Принимая во внимание подчеркнутое значение понимания того, почему и как компании интегрируют экологическую устойчивость в инновационный процесс, важно задаться вопросом: как в деловой литературе исследуются «эко-инновации», связанные с драйверами, которые стимулируют принятие компаниями ? Каковы движущие силы и мотивация для внедрения компаниями эко-инноваций? Как результаты из литературы могут помочь определить концептуальную основу движущих сил и мотиваций эко-инноваций? Для ответа на эти вопросы был проведен систематический обзор.После определения критериев поиска включения и исключения систематически применялся поиск рецензируемых статей из базы данных ISI Web of Knowledge. Окончательная база данных включала 96 полных документов, 35 из которых соответствовали конкретной цели анализа, в котором основное внимание уделялось: i) концепциям и подходам к эко-инновациям; ii) Методы и основные выводы; и iii) движущие силы и мотивация внедрения эко-инноваций. Результаты показали, что интерес к этой концепции растет не только с управленческой, но и с академической точки зрения (54% статей были опубликованы после 2010 г.).В отобранных статьях используются различные методы, и данные показывают, что ведущие фирмы являются главными действующими лицами в разработке новых технологий. Хотя в некоторых случаях для признания эко-инноваций было достаточно конкретных или разовых действий, для повышения эффективности компаниям необходимо уделять больше внимания эко-инновациям как явной цели своих стратегий. В этом документе указываются внутренние факторы, которыми компании могут управлять, чтобы в полной мере внедрять эко-инновации, выходя за рамки простого соответствия внешним факторам, над которыми компании практически не имеют контроля.На основе систематического обзора в данной статье делаются предложения и разрабатывается концептуальная модель для дальнейшего эмпирического исследования эко-инноваций.

    Ключевые слова

    Эко-инновации

    Экологическая устойчивость

    Систематический обзор

    Принятие экологических инноваций

    Драйверы

    Компании

    Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

    Полный текст

    Copyright © 2015 Elsevier Ltd. Все права защищены .

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Внедрение технологий и рост производительности

    Внедрение технологий и рост производительности: данные индустриализации во Франции

    Распространение инноваций по фирмам является основным двигателем совокупного роста производительности.Несмотря на его важность для экономического развития, наше понимание внедрения технологий является неполным. Хотя в обширной литературе документально подтверждено, что новые технологии медленно распространяются по фирмам, причины этого вялого распространения не совсем понятны в случае производства (Rosenberg 1976, Hall and Khan 2003, Hall 2004). 1 Фактически, недавние данные показали, что предложение производственных компаний стандартных технологий может повысить их производительность (Bloom et al.2013, Giorcelli 2019).Возникает вопрос, почему фирмы не приняли эти технологии раньше, без внешнего вмешательства. Второе озадачивающее наблюдение заключается в том, что даже в тех случаях, когда крупные прорывные технологии, такие как электроэнергия и информационные технологии, распространяются по компаниям, широко ожидаемый рост совокупной производительности не был реализован. Это наблюдение наиболее хорошо сформулировано Бобом Солоу, который в 1987 году заметил, что «[…] то, что все считают технологической революцией, резким изменением нашей производительной жизни, повсюду, включая Японию, сопровождалось замедлением -падение роста производительности, а не на ступеньку выше.Компьютерный век можно увидеть везде, кроме статистики производительности ». 2

    Естественная линза для изучения этих вопросов — распределение производительности фирм. Недавняя литература показала, что даже в пределах узко определенных секторов производительность фирм существенно различается (Syverson 2011). Различия в производительности между компаниями отражают как базовую технологию, так и эффективность, с которой эта технология используется. Обе функции играют важную роль в решениях фирм о внедрении новых технологий: каков потенциальный прирост производительности от новой технологии и доступны ли оперативные знания, необходимые для достижения этого прироста? Эмпирическое исследование этих характеристик до сих пор оказалось трудным из-за ограниченности данных.Стандартные источники данных обычно не сообщают об использованной технологии; и даже если это так, старые и новые технологии часто сосуществуют внутри фирм, что затрудняет изолирование влияния последних на производительность. Чтобы определить эффекты, характерные для новой технологии, во многих недавних исследованиях используются методы рандомизированных контрольных испытаний для изучения внедрения технологий в производстве (Bloom et al., 2013, Atkin et al., 2017, Hardy and McCasland, 2016). Небольшой размер выборки, обычно используемый в этих исследованиях, исключает систематический анализ распределения производительности фирм.

    В недавней статье (Juhász et al. 2020) мы исследуем уникальную историческую обстановку, которая позволяет нам изучать внедрение технологий в краткосрочной и долгосрочной перспективе для всего распределения производительности фирмы. Мы исследуем внедрение механизированного прядения хлопка во Франции во время Первой промышленной революции. Для этого мы создаем новый набор данных на уровне фирм по множеству отраслей во Франции из рукописных архивных источников данных около 1800 года. Это позволяет нам изучать эволюцию производительности на уровне фирм с очень раннего периода промышленной революции во Франции.Наши результаты показывают, что необходимость реорганизации производства для эффективного использования новых технологий — свойство, общее для многих новых технологий — может привести как к медленному внедрению технологий, так и к совокупному повышению производительности, которое медленно материализуется.

    Механизированное прядение хлопка было изобретено в Великобритании в конце 18 века, когда появилась знаменитая прядильная машина Дженни. Это привело к значительному повышению производительности в этом секторе. Технология, которую она заменила, ручное вращение, применялась рабочими в своих домах.Механизированное прядение хлопка потребовало централизованной организации производства и привело к развитию фабричной системы. Это ключевой момент, поскольку он позволяет нам отделить производственные единицы, использующие новую технологию, то есть все фирмы, от тех, которые используют старые прялки в домашнем производстве. Мы можем проследить за механизированными хлопкопрядильными фирмами с начала широкого использования прядильной машины во Франции в начале 1800-х годов до периода, когда технология достигла зрелости примерно в 1840 году. Важно отметить, что между 1800 и 1840 годами технология изменилась относительно мало.Таким образом, тот факт, что все хлопкопрядильные фирмы использовали новую технологию, позволяет нам наблюдать различия в производительности, которые обусловлены (более или менее эффективным) функционированием новой технологии, в отличие от различий, обусловленных различными технологиями, накопленными в разных фирмах, поскольку часто встречается в большинстве наборов данных.

    Мы сравниваем эволюцию распределения производительности фирм в механизированном хлопкопрядении с двумя сравниваемыми секторами — металлургией и бумажной фабрикой. Производство в этих двух секторах уже было организовано на фирмах задолго до промышленной революции (из-за их зависимости от оборудования с высокими фиксированными затратами и гидроэнергии).Технологический прогресс в этих секторах был более постепенным, движимым интеграцией новых моделей оборудования в существующие производственные единицы — в отличие от радикального перехода от домашнего производства к производству на фабрике в механизированном прядении хлопка. Это делает эти сектора более похожими на те, которые наблюдаются в типичных наборах данных на уровне компаний.

    Наши основные результаты проиллюстрированы на Рисунке 1, где мы изображаем распределение производительности труда по трем секторам, сначала в 1800 году, а затем в 1840 году.Выделяются три особенности. Во-первых, распределение производительности в механизированном хлопкопрядении было сильно рассредоточено в ранний (1806 г.) по сравнению с более поздним периодом (1840 г.). Во-вторых, по нашим оценкам, после внедрения механизированного прядения хлопка в отрасли произошло существенное (82%) повышение производительности (напомним, что все фирмы как в 1806, так и в 1840 году использовали новую технологию). В-третьих, что наиболее поразительно, повышение производительности хлопкопрядения было почти полностью обусловлено исчезновением низкоуровневых фирм.Напротив, в сравниваемых секторах все распределение производительности фирм сдвинулось вправо.

    Рисунок 1 Изменения в распределении производительности по трем секторам

    а) Хлопковое прядение

    б) Металлургия

    c) Фрезерование бумаги

    Мы утверждаем, что наиболее вероятным механизмом, объясняющим эти результаты, является обучение методом проб и ошибок, которое требовалось для эффективной организации производства на хлопковых фабриках.Принятие механизированных методов производства потребовало от предпринимателей революционных изменений в организации производства. В течение нескольких лет производство переместилось из домов рабочих на крупные фабрики, подобных которым ранее не было нигде в экономике. Историк Стэнли Чепмен (1974) описал этот процесс как появление «полностью развитой фабрики». Наши данные подтверждают это: средний размер фирмы (измеренный числом работников) составлял 63 в механизированном хлопкопрядении в 1806 г., 20 в металлургии (обследование фирм с 1811 г.) и 11 в бумажном производстве (обследование фирм от 1794 г.).Фабричное производство хлопкопрядения требовало от предпринимателей поиска решений новых организационных проблем по многим направлениям. Это включало в себя проектирование эффективной компоновки завода и строительных конструкций, эффективное приведение в действие машин, а также набор и управление рабочей силой, не привыкшей к дисциплине и разделению труда, присущим фабричному производству. Знания, необходимые для решения этих проблем, еще не были развиты, потому что хлопкопрядение было отраслью, первопроходящей фабричное производство в таких масштабах.Боб Аллен (2009, с. 184) резюмирует это наиболее кратко, когда пишет: «Другими словами, хлопчатобумажная фабрика должна быть изобретена так же, как и прядильное оборудование как таковое.

    Мы представляем в документе несколько эмпирических результатов, согласующихся с механизмом обучения, согласно которому знания об эффективном использовании хлопковой технологии распространяются по фирмам очень медленно. Во-первых, выживаемость предприятий механизированного хлопкопрядения около 1800 г. была намного ниже, чем в двух сравниваемых секторах. Это согласуется с тем, что первые пользователи сталкиваются со значительной неуверенностью в отношении передовых методов производства.В соответствии с этим выводом, уходящие фирмы по прядению хлопка были значительно менее производительными, чем в сравниваемых секторах. Во-вторых, используя возраст предприятия, мы показываем, что в ранний период (1800 г.) механизированные прядильщики хлопка, которые вышли на рынок позже (т. Е. Фирмы, которые были моложе на момент опроса), имели более высокую производительность. Это согласуется с идеей о том, что у более поздних участников было больше знаний, из которых можно было извлечь передовые организационные методы. Устойчивая тенденция повышения производительности молодых фирм наблюдается только в ранний период хлопкопрядения, но не в 1840 году, ни в какой из периодов в металлургии, где можно было бы проводить подобное упражнение.Наконец, мы приводим доказательства, подтверждающие пространственное распространение знаний: фирмы, расположенные ближе к высокопроизводительным фирмам, также были более производительными, и этот эффект силен только для хлопкопрядильных фирм и только в начальный период внедрения технологий.

    Наши результаты показывают, что фирмы могут столкнуться со стратегическим стимулом откладывать внедрение в условиях, когда они сталкиваются с высокой неуверенностью в том, как организовать производство для эффективного использования новой технологии. Это, в свою очередь, может привести к медленному распространению технологий.Во-вторых, наши результаты прямо говорят о том, почему совокупный прирост производительности от внедрения новой технологии может потребовать времени, чтобы материализоваться. Если первым пользователям потребуется разработать дополнительные организационные меры для эффективного использования технологии, многие первые пользователи технологии будут использовать ее неэффективно. Как следствие, все преимущества новой технологии материализуются для средней фирмы относительно медленно, и, следовательно, требуется время, чтобы проявиться в совокупной производительности.

    Список литературы

    Аллен, Р. К. (2009), Британская промышленная революция в глобальной перспективе, Cambridge University Press.

    Аткин, Д., А. Чаудри, С. Чаудри, А. К. Ханделвал и Э. Верхооген (2017), «Организационные барьеры на пути внедрения технологий: данные производителей футбольных мячей в Пакистане», The Quarterly Journal of Economics 132 (3): 1101–1164 .

    Bandiera, О. и И. Расул (2006), «Социальные сети и внедрение технологий в Северном Мозамбике», The Economic Journal 116: 869–902.

    Биман, Л., Дж. Магрудер и Дж. Робинсон (2014), «Внимание к небольшим изменениям среди малых фирм в Кении», Journal of Development Economics 108: 69–86.

    Бен-Ишай, А. и А. М. Мобарак (2018), «Социальное обучение и стимулы для экспериментов и общения», Обзор экономических исследований 86: 976–1009.

    Блум, Н., Б. Эйферт, А. Махаджан, Д. Маккензи и Дж. Робертс (2013), «Имеет ли значение управление? Данные из Индии », Quarterly Journal of Economics 128 (1): 1–51.

    Чепмен, С. Д. (1974), «Текстильная фабрика до Аркрайта: типология развития фабрики», Business History Review 48 (4): 451–478.

    Конли, Т. Г. и С. Р. Удри (2010), «Изучение новой технологии: ананас в Гане», American Economic Review 100: 35–69.

    Дюфло, Э., М. Кремер и Дж. Робинсон (2011), «Подталкивание фермеров к использованию удобрений: теория и экспериментальные данные из Кении», American Economic Review 101: 2350–90.

    Эмерик К., А де Жанври, Э. Садуле и М. Х. Дар (2016), «Технологические инновации, риск ухудшения ситуации и модернизация сельского хозяйства», American Economic Review 106: 1537–1561.

    Фостер, доктор медицинских наук и М. Р. Розенцвейг (1995), «Обучение на практике и обучение у других: человеческий капитал и технические изменения в сельском хозяйстве», Журнал политической экономии 103: 1176–1209.

    Джорджчелли, М. (2019), «Долгосрочные эффекты управления и передачи технологий», American Economic Review 109 (1): 1–33.

    Hall, BH (2004), «Инновации и распространение», Рабочий документ NBER 10212.

    Холл, Б. Х. и Б. Хан (2003), «Принятие новых технологий», Рабочий документ NBER 9730.

    Ханна, Р., М. Сендхил и Дж. Шварцштейн (2014), «Обучение через наблюдение: теория и экспериментальные данные в сельском хозяйстве», Quarterly Journal of Economics 129: 1311–1353.

    Харди, М. и Дж. МакКасланд (2016), «Требуются два: экспериментальные данные о детерминантах распространения технологий», рабочий документ.

    Юхас, Р., М. П. Сквиччиарини и Н. Фойгтлендер (2020), «Внедрение технологий и рост производительности во время промышленной революции: данные из Франции», Рабочий документ NBER 27503.

    Мунши, К. (2004), «Социальное обучение неоднородного населения: распространение технологий в ходе« зеленой революции »в Индии», Journal of Development Economics 73: 185–213.

    Розенберг, Н. (1976), «Факторы, влияющие на распространение технологии», Исследования в экономической истории 10 (1): 3–33.

    Сури, Т. (2011), «Выбор и сравнительные преимущества при внедрении технологий», Econometrica 79: 159–209.

    Syverson, C (2011), «Что определяет производительность?», Журнал экономической литературы 49 (2): 326–365.

    Примечания

    1 Внедрение технологий в сельском хозяйстве изучено более подробно. См., Например, Foster and Rosenzweig (1995), Munshi (2004), Bandiera and Rasul (2006), Conley and Udry (2010), Duflo et al.(2011), Сури (2011), Ханна и др. (2014), BenYishay and Mobarak (2018), Beaman et al. (2014) и Эмерик и др. (2016).

    2 New York Times, 12 июля 1987 г., стр. 36

    6 признаков прогресса с момента принятия Парижского соглашения | Мнение | Eco-Business

    С момента принятия знаменательного Парижского соглашения об изменении климата в 2015 году глобальный импульс к борьбе с климатическим кризисом набирает обороты.

    Прогресс был достигнут почти во всех сферах: от смелых корпоративных целей по сокращению выбросов и перехода инвесторов от угля до резкого увеличения поддержки нулевых целевых показателей и растущего движения молодежных активистов из Уганды в Индию, кульминацией которого стало появление Греты Тунберг. признан «Человеком года» по версии журнала Time за 2019 год.”

    В то же время прогресс в действиях по борьбе с изменением климата не был достаточно быстрым.

    Руководители предприятий, мэры городов, инвестиционные банкиры, технологические новаторы и молодые люди повсюду говорили: они хотят более активных глобальных действий по борьбе с изменением климата. Теперь странам нужно подойти.

    За этот период климатическое движение столкнулось с множеством тревожных встречных ветров. Президент Дональд Трамп официально вышел из Парижского соглашения по климату в ноябре 2020 года — единственная страна, которая сделала это, — хотя избранный президент Джо Байден пообещал вернуться в свой первый день на своем посту в январе 2021 года.

    Хотя пандемия коронавируса привела к историческому падению мировых выбросов в этом году, это падение станет отражением продолжающейся тенденции к постоянному росту выбросов парниковых газов, если не будет подкреплено изменениями в политике и деловой практике. Прошлый год стал вторым по величине жарким годом за всю историю наблюдений в мире, а 2020 год станет самым теплым годом в истории.

    От лесных пожаров в Австралии и на западе США до рекордного сезона ураганов в этом году сообщества по всему миру продолжают сталкиваться с разрушительными экстремальными погодными явлениями, многие из которых усугубляются климатическим кризисом.Впереди нас ждет много работы.

    Пандемия коронавируса, будучи в первую очередь кризисом в области здравоохранения, занятости и экономики, также повлияет на усилия по продвижению действий по борьбе с изменением климата.

    С одной стороны, в наши дни большинство лидеров не сосредоточены на действиях по борьбе с изменением климата, и саммит по климату COP26, первоначально запланированный на ноябрь 2020 года в Глазго, был отложен до следующего года. С другой стороны, этот кризис в области здравоохранения показывает, что страны могут быстро отреагировать на глобальную чрезвычайную ситуацию.

    Вот шесть способов, которыми мир продемонстрировал свою готовность к более амбициозным действиям в области климата с момента принятия Парижского соглашения в 2015 году:

    1.Более 1000 крупных компаний пообещали существенно сократить выбросы

    Лидеры частного сектора все больше осознают, что переход нашей высокоуглеродной экономики к экономике, основанной на низкоуглеродной деятельности, необходим не только для ограничения опасных воздействий изменения климата; это также хорошо для прибыли компаний.

    В рамках инициативы «Цели, основанные на науке» более 1000 компаний обязались установить целевые показатели по сокращению выбросов на основе научных данных, и более 340 компаний обязались установить нулевые целевые показатели для своих операций и цепочек создания стоимости.Цели чистого нуля совпадают с ограничением потепления до 1,5 градусов по Цельсию (2,7 градусов по Фаренгейту).

    В совокупности эти амбициозные компании, в том числе многие всемирно известные бренды, от Chanel до Nestlé, представляют 3,6 триллиона долларов и имеют годовой углеродный след, превышающий годовые выбросы во Франции.

    Подходы компаний к сокращению выбросов различаются. Например, 270 человек намерены полностью перейти на возобновляемые источники энергии. Сюда входит Nike, которая уже снабжает все свои объекты в Северной Америке возобновляемыми источниками энергии.

    Форум потребительских товаров недавно выступил с инициативой ведущих крупных брендов, розничных торговцев и производителей, направленной на устранение вырубки и деградации лесов в цепочках поставок товаров, включая сою, пальмовое масло и бумагу.

    Девяносто две компании, включая Air New Zealand, Baidu и HP, присоединились к EV100, всемирной инициативе, направленной на ускорение перехода на электромобили к 2030 году. И IKEA и H&M — компании, известные во всем мире доступностью своей продукции, — изучают способы получения прибыли от ремонта и перепродажи продукции в экономике замкнутого цикла.

    Многие из этих компаний являются лидерами в своих секторах и устанавливают новый стандарт того, как должны выглядеть корпоративные меры по борьбе с изменением климата. Microsoft, одна из крупнейших компаний в мире, сократит свой углеродный след и инвестирует в решения по удалению углерода, чтобы к 2030 году снизить выбросы углерода.

    2. Крупные города улучшают городскую жизнь, повышая устойчивость к изменению климата

    Более половины населения мира проживает в городах, и ООН прогнозирует, что к 2050 году эта цифра вырастет до двух третей человечества.В результате то, как сейчас города будут действовать против изменения климата, напрямую повлияет на жизнь миллиардов людей.

    Во всем мире около 400 городов взяли на себя обязательство достичь нулевых выбросов к 2050 году, и более 10 500 городов присоединились к Глобальному соглашению мэров по вопросам климата и энергетики.

    В Соединенных Штатах города являются основным участником программы America’s Pledge, коалиции городов, штатов и предприятий, приверженных достижению цели Парижского климатического соглашения, несмотря на уход администрации Трампа.Вместе эти предприятия составляют почти 70% экономики США. Если бы они были страной, их экономика была бы больше экономики Китая и уступала бы только США.

    Многие отдельные города по всему миру также принимают похвальные меры по сокращению выбросов и улучшению жизни своих жителей. В Медельине, Колумбия, установка системы канатного трамвая под названием Metrocableis, соединяющая населенные пункты с низким доходом на склоне холма с центром города и, таким образом, расширяя доступ жителей к рабочим местам, образованию и другим услугам.

    Мэр Парижа разработала план «15-минутного города», где жители смогут удовлетворить все свои потребности в течение 15 минут езды от дома, что стало краеугольным камнем ее кампании по переизбранию. А в Китае город Шэньчжэнь более чем в три раза увеличил количество электрических автобусов с 2015 года, что сделало его первым городом в мире, который электрифицировал 100 процентов своего автобусного парка.

    Другие сосредоточены на адаптации к изменяющемуся климату. В городе Горакхпур на севере Индии городские власти поощряют ряд тактик — от сокращения монокультуры до защиты водоемов — для уменьшения наводнений и повышения устойчивости по мере того, как муссоны становятся более сильными и непредсказуемыми.

    Чтобы помочь всем городам снизить выбросы и влияние погодных условий на климат, WRI и C40 создали дорожную карту для справедливых действий по борьбе с изменением климата в городах, которая будет включать и приносить пользу всем жителям, не создавая непреднамеренного бремени для бедных и других уязвимых общин.

    3. Финансовые учреждения признают, что финансирование ископаемого топлива — плохая инвестиция

    Чтобы перейти на более устойчивый путь, ведущим мировым государственным и частным финансовым учреждениям необходимо не только больше инвестировать в новые экологически чистые альтернативы, но и прекратить инвестировать в старые технологии, загрязняющие окружающую среду.

    После кризиса Covid-19 правительства предоставляют беспрецедентные объемы инвестиций для стимулирования экономики и создания рабочих мест. При этом есть веские доказательства того, что эти инвестиции следует направлять на проекты с низким уровнем выбросов углерода и устойчивостью к изменению климата.

    Южная Корея является хорошим примером; после экономического кризиса 2008–2009 годов страна инвестировала в меры зеленого стимулирования больше, чем любая другая страна ОЭСР, и была одной из стран, которые быстрее всего восстановились.

    Как показало недавнее исследование WRI, страны, инвестировавшие в «зеленые» меры после Великой рецессии, могут показать, что сработало, а что нет, и как применить эти уроки для восстановления «зеленого» Covid-19.

    Пока что Европейский Союз лидирует, когда дело доходит до инвестирования в экологическое восстановление. Около 30 процентов его общеевропейского плана стимулирования экономики в размере 750 миллиардов евро (891 миллиард долларов США) и его бюджета на 2021-2027 годы в размере 1,1 триллиона евро (1,3 триллиона долларов США) будут направлены на экологически безопасные инвестиции.

    Европейский инвестиционный банк (ЕИБ) стремится привести свою стратегию в соответствие со стратегией Парижского соглашения 1.Цель — 5 градусов Цельсия к концу 2020 года и планы по прекращению финансирования нефтегазовых и угольных проектов в конце 2021 года — оба новаторских шага для многосторонних банков развития. Кроме того, новая «дорожная карта климата» банка обещает инвестировать 1 триллион евро (1,2 триллиона долларов) в климатические и другие экологические мероприятия к 2030 году.

    Между тем более 130 частных банков, представляющих одну треть мирового банковского сектора, подписали Принципы ответственного банковского дела. Эта основа направлена ​​на приведение банковской практики в соответствие с Парижским соглашением.

    Через созданный Организацией Объединенных Наций Альянс владельцев нулевых активов 33 основных институциональных инвестора с активами в размере 5,1 триллиона долларов США обязались достичь нулевого уровня инвестиционных портфелей к 2050 году.

    В январе 2020 года BlackRock, крупнейшая в мире компания по управлению активами, которая одна управляет 7 триллионами долларов, объявила, что меняет свою финансовую стратегию, чтобы сосредоточиться на изменении климата.

    Этим шагом он присоединился к более чем 370 другим инвесторам в инициативе под названием Climate Action 100+, участники которой привлекают компании, производящие две трети мировых промышленных выбросов.

    4. Технологические достижения делают возобновляемые источники энергии и другие решения более доступными

    Рост мировой ветровой и солнечной энергии, 2015-2019 гг. Изображение: IRENA

    Возобновляемые источники энергии становятся все более конкурентоспособными по сравнению с углем. С 2010 по 2019 год цены на солнечную энергию упали на 90 процентов. В солнечных регионах по всему миру получать электроэнергию из солнечной энергии уже дешевле, чем на ископаемом топливе.

    Аналогичным образом, стоимость энергии ветра значительно снизилась в последние годы, и в некоторых регионах, в том числе в некоторых частях Соединенных Штатов, она дешевле природного газа.

    По мере падения цен и расширения использования возобновляемых источников энергии растет и отрасль, стоящая за этим. В Соединенных Штатах в чистой энергии уже занято почти 3,3 миллиона американцев, что больше, чем в производстве ископаемого топлива.

    Последние несколько лет также стали свидетелями дальнейших признаков технического прогресса в направлении переломных моментов для будущего без выбросов углерода. Технологии электромобилей совершенствовались так быстро, что все большее число крупных автопроизводителей, включая Toyota и Daimler, планируют прекратить производство двигателей внутреннего сгорания.

    Производители чугуна и стали, которые изо всех сил пытались сократить выбросы парниковых газов, теперь изучают возможность использования водорода в качестве чистого топлива для замены углерода в своих производственных процессах.

    Знания о возможностях связывания углерода в деревьях и почве, а также о том, как улавливать углерод в промышленных масштабах, также быстро развиваются.

    5. Расширение социальных движений отражает растущую потребность общества в действиях по борьбе с изменением климата

    В 2019 году Грета Тунберг и другие молодые активисты по борьбе с изменением климата вышли на мировую арену своими еженедельными школьными забастовками, известными как «Пятницы во имя будущего», в знак протеста против бездействия мировых лидеров по борьбе с изменением климата.

    При поддержке других групп активистов, подпитываемых молодежью, включая «Движение восхода» и «Восстание за вымирание», в сентябре 2019 года более 7 миллионов человек из 185 стран присоединились к крупнейшей в мире климатической забастовке, требующей более жестких действий правительства.

    И во время протестов 2020 года за расовую справедливость в Соединенных Штатах и ​​во всем мире участники часто говорили о несоразмерных угрозах, которые изменение климата и другие экологические опасности представляют для цветных сообществ и других уязвимых групп.

    Но не только активисты хотят действий по борьбе с изменением климата. Согласно опросу, проведенному в сентябре 2019 года в США, Канаде, Великобритании, Германии, Италии, Бразилии, Франции и Польше, изменение климата опережает миграцию и терроризм как наиболее важную проблему, с которой сталкивается мир.

    Согласно отдельному опросу, проведенному в США в апреле 2020 года, двое из трех американцев по крайней мере «в некоторой степени обеспокоены» глобальным потеплением; большинство республиканцев и демократов поддерживают участие Соединенных Штатов в Парижском климатическом соглашении.

    6. Действия на уровне страны начинают ускоряться

    Руководители предприятий, мэры городов, инвестиционные банкиры, технологические новаторы и молодые люди повсюду говорили: они хотят более активных глобальных действий по борьбе с изменением климата. Теперь странам нужно подойти.

    Двадцать пять стран и ЕС в настоящее время работают над своего рода обязательством «нулевой чистый доход» (во многих случаях к 2050 году, хотя в некоторых странах, таких как Дания и Финляндия, крайние сроки установлены раньше).

    В этом году несколько азиатских экономических держав взяли на себя обязательства с нулевым уровнем выбросов, в том числе Южная Корея и Япония (к 2050 году) и Китай — крупнейший эмитент в мире — к 2060 году.

    Тем не менее, все эти цели являются чисто амбициозными, если они не отражены в амбициозных действиях, которые страны начинают предпринимать сейчас, в том числе в своих планах восстановления экономики от COVID-19 и национальных климатических планах на период до 2030 года, которые страны должны обновить в соответствии с Парижским соглашением в этом году. .

    На данный момент 15 уже сделали это, а еще 130 пообещали последовать их примеру. Обеспечение того, чтобы они завершились до КС26, будет иметь решающее значение для принятия глобальных мер по борьбе с изменением климата.

    Достижение нулевого будущего

    Снижение выбросов парниковых газов невозможно сделать в одночасье; странам следует использовать свои краткосрочные климатические планы как ступеньки, которые могут помочь им достичь нулевого будущего.

    По мере того, как страны во всем мире начинают думать о том, как подойти к своему экономическому восстановлению после кризиса с коронавирусом, они могут использовать этот поворотный момент для ускорения инвестиций в низкоуглеродную, инклюзивную и устойчивую экономику, чтобы построить лучшее будущее для всех.

    Молли Берген — менеджер по коммуникациям климатической программы WRI. Хелен Маунтфорд — вице-президент WRI по климату и экономике. Этот пост переиздан из блога WRI.

    Спасибо, что дочитали этот рассказ до конца!

    Мы были бы благодарны, если бы вы подумали о присоединении в качестве члена The EB Circle.Это помогает сделать наши истории и ресурсы бесплатными для всех, а также поддерживает независимую журналистику, посвященную устойчивому развитию. За небольшое пожертвование в размере 60 сингапурских долларов в год ваша помощь будет иметь огромное значение.

    Узнайте больше и присоединяйтесь к The EB Circle

    Бухари выражает недовольство франкоязычной Западной Африкой в ​​связи с принятием эко валюты

    Международный валютный фонд повысил свой прогноз глобального роста до 6% в 2021 году (0.Повышение на 5%) и 4,4% в 2022 году (повышение на 0,2 процентного пункта) после предполагаемого исторического сокращения на -3,3% в 2020 году из-за последствий пандемии COVID-19. Об этом стало известно во вторник на сайте организации.

    Группа также предупредила, что восстановление экономики опасно расходится между странами и внутри стран, поскольку экономики с более медленным внедрением вакцин, более ограниченной политической поддержкой и большей зависимостью от туризма работают хуже.

    ЧИТАЙТЕ: Коррупция подрывает круг участников программ помощи и гуманитарной помощи — МВФ

    Что говорит МВФ

    «Повышение темпов роста мировой экономики на 2021 и 2022 годы в основном связано с модернизацией стран с развитой экономикой, в частности, значительным улучшением для США (1.3 процентных пункта), который, как ожидается, вырастет на 6,4 процента в этом году.

    Это делает Соединенные Штаты единственной крупной экономикой, которая, согласно прогнозам, превысит прогнозируемый уровень ВВП в 2022 году в отсутствие этой пандемии.

    По прогнозам, в этом году рост в Китае составит 8,4 процента. В то время как экономика Китая уже вернулась к докандемическому уровню ВВП в 2020 году, ожидается, что многие другие страны не вернутся к уровню до 2023 года ».

    ПРОЧИТАЙТЕ: Нигерии необходимы структурные реформы и реформы денежно-кредитной политики, чтобы раскрыть потенциал — МВФ

    О расходящемся восстановлении

    МВФ заявил, что расходящиеся пути восстановления могут создать более широкий разрыв в уровне жизни в разных странах по сравнению с ожиданиями до пандемии.

    «Среднегодовые потери ВВП на душу населения в период 2020–2024 годов по сравнению с прогнозами до пандемии, по прогнозам, составят 5,7 процента в странах с низким уровнем дохода и 4,7 процента в странах с формирующимся рынком, в то время как в странах с развитой экономикой потери, как ожидается, составят быть меньше на 2,3 процента », — сказали они.

    «Более быстрое продвижение вакцинации может улучшить прогноз, в то время как более продолжительная пандемия с вариантами вируса, которые не вводятся вакцинами, может привести к резкому понижению рейтинга.