Веласкес инфанта маргарита: Четырнадцать портретов самой известной девочки в Испании

Как сложилась жизнь инфанты Маргариты, знаменитой модели Веласкеса | Личное мнение о людях и событиях

Я пишу о людях, образ которых так или иначе запечатлен художниками. Эта статья — про испанскую инфанту Маргариту, чьи детские портреты писал великий Веласкес. По ним видно, как росла эта девочка, как из прелестной золотоволосой малышки постепенно превращалась в девушку, во внешности и характере которой постепенно проявлялись не очень красивые фамильные черты…

Что же стало с этой девочкой во взрослой жизни?

Диего Веласкес. Фрагмент картины «Менины». Инфанта Маргарита

Маргарита изображена в центре композиции в знаменитой картине Диего Веласкеса «Менины». Здесь она еще полна детского очарования. Живой взгляд девочки непосредственный и полон любопытства. Она держится, как взрослая дама, и это немудрено — малышка уже носит пышные платья, требующие соответствующей осанки и величавости движений. Милое личико девочки как бы освещает всю картину и оживляет общую статуарность фигур.

Будучи придворным художником испанского короля Филиппа IV, Веласкес оставил много портретов монаршей семьи, а Маргариту регулярно писал с того момента, как ей исполнилось три года.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита в 3 года

Вон она, еще с короткими, но уже пышными, волосами, стоит возле чудесно выписанной художником вазы со цветами. На детском личике еще не видны черты Габсбургов, отличавшихся фамильной длинной челюстью и близко посаженными глазами. Близкородственные связи в случае этой семьи явно показали тенденцию к вырождению — яркий пример генетического закона.

Маргарита с детства была болезненной девочкой, впрочем, как и все дети королевской четы, родившиеся позже ее, четверо из которых умерли в нежном возрасте (выжил только мальчик, ставший потом королем Карлом II). Так что то, что девочка вообще достигла взрослости, уже было счастьем.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита в 5 лет

Ее родители приходились друг другу одновременно дядей и племянницей, притом мать была моложе своего мужа на 30 лет. Сложные династические отношения внутри семейства привели к тому, что Маргарита была наследницей нескольких престолов Европы, в том числе испанского.

Златокудрая, любознательная малышка вызывала всеобщую любовь. Родители, родственники, слуги ее обожали, так что девочка росла в атмосфере любви. При этом ее отнюдь не баловали, с детства приучая к строгому этикету. В целом королевский двор был чопорен и лицемерен, и только маленькая Маргарита своим чистым взглядом вносила в него что-то искреннее.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита в 8 лет

Судя по портретам Веласкеса, она явно нравилась и художнику. Он писал ее с неизменной нежностью, это особенно видно на ранних портретах Маргариты.

Девочка заставила всех сильно поволноваться, когда тяжело заболела. Но, к счастью, ее сумели как-то выходить. Не думаю, что это заслуга врачей, в те времена врачи не особо помогали больным, знали только одно универсальное средство от всех болезней — кровопускание. Организм девочки оказался в тот раз крепче болезни.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита в 9 лет

Маргариту готовили к династическому браку. Она была еще ребенком, когда родители обдумывали все варианты ее замужества. Разумеется, в расчет брались только политические интересы. Чувства и желания самой девочки не учитывались совсем, любая дочь в королевской семье могла быть только разменной монетой в династических играх.

Габсбурги правили как Испанией, так и Священной Римской империей, и в целях укрепления союза между этими государствами, надо было заключить брак. Императором стал Леопольд I, который приходился Маргарите дядей. О внешности Леопольда говорит этот портрет:

Jan Thomas van Ieperen. «Портрет императора Леопольда I».

Типичный Габсбург, мда… И вот планировался очередной близкородственный брак. После подписания брачного договора Маргарита стала официальной невестой Леопольда, и императору регулярно присылали портреты девочки. Надо сказать, что, став подростком, она растеряла свою миловидность, хотя, например, а картине Франсиско Игнасио де ла Иглесиа фамильные уродливые черты Габсбургов смягчены, и девочка выглядит весьма мило. Но надо же было жениху показывать товар лицом!

И вот Маргарита достигла брачного возраста — 15 лет, и с большой помпой ее отправили в Вену, тогдашнюю столицу Священной Римской империи.

Франсиско Игнасио де ла Иглесиа «Инфанта Маргарита»

Невзирая на отталкивающую внешность, создающую впечатление о некоторой дебильности императора, на самом деле он был образованным человеком, особенно любившим искусство. Те же интересы были и у Маргариты Терезы (так ее называли официально). Они прониклись друг к другу симпатией, им было интересно друг с другом, и их семейная жизнь оказалась неожиданно счастливой.

Однако не все так прекрасно обстояло с отношениях с двором. Маргарита плохо знала немецкий язык, а характер у нее был спесивый, она вела себя высокомерно, не умела ладить с людьми. В результате все ее возненавидели (кроме мужа и его мачехи). Придворные буквально мечтали, чтобы она умерла, и император женился бы на другой.

И без того слабое здоровье Маргариты было ослаблено постоянными беременностями и родами. Из четырех рожденных ею детей выжил только один. В своих бедах императрица винила отнюдь не генетику, а… евреев! Конечно, во всем были виноваты они. Маргарита настояла на том, чтобы император разрушил венскую синагогу и изгнал евреев из Вены.

Странно, но это не помогло. Во время очередной беременности Маргарита Тереза заболела бронхитом и умерла. Ей был всего 21 год.

Почитайте еще на моем канале:

Екатерина Дашкова: какую карьеру могла сделать женщина в век Просвещения

Таинственный автор «Илиады» и «Одиссеи»: а был ли Гомер?

На канале мужа:

Трагедия Ахилла: герой, носивший собственную смерть на пятке

Портрет инфанты маргариты, дочери филиппа iv — диего веласкес, 1655

Жил-был король. Красавец, а не король. К тому же – вдовец.

И был у короля сын, которого обручили с юной принцессой, тоже, естественно, красавицей, Марианной Австрийской.

Портрет Марианны Австрийской, королевы Испании, 1657, Коллекция Тиссен-Борнемиса, Педрабель

Но сын избрал другой путь, и, не успев жениться, умер в 16 лет. Что оставалось делать его отцу, вдовствующему королю Филиппу IV Испанскому, оставшемуся без наследника и Австрии?

…Я хочу показать вам, уважаемые читатели,  целую жизнь, которая скрывается под покровом парадного портрета и очень хочу, чтобы вы прочли до конца и узнали, как великая живопись рассказывает нам свои истории.

А речь пойдет о самой знаменитой девочке Испании — инфанте Маргарите-Терезе.

Рождение Маргариты-Терезы

Это пухлое дитя уже, видимо,  с зачатия было обречено на несвободу. Главной задачей принцессы стало объединение (поддержание) империи Габсбургов, поэтому ее женская судьба решилась жестко и бесповоротно собственным отцом. В раннем возрасте ее обручили с родным дядей (при этом он приходился ей кузеном, то есть двоюродным братом).

Кровосмешение было обычным делом для Габсбургов, которые хотели удержать Европу в своей власти. И им это удавалось: семья правила свыше 600 лет. Тем не менее, ДНК не обманешь, род постепенно исчез, растворившись в детских смертях их потомков.

Все непросто в судьбе Маргариты-Терезы. Она родилась только потому, что ее брат по отцу, наследник испанского престола Балтасар Карлос, умер в шестнадцать лет. Мальчик был обручен с Марианной Австрийской, которая приходилась ему кузиной. Благодаря этому браку должна была упрочиться связь Испании и Австрии.

Что оставалось делать его отцу, при этом —  вдовствующему —  королю Филиппу IV Испанскому, оставшемуся без наследника и Австрии?

Вопрос был решен в духе Габсбургов. 44-летний Филипп женился на несостоявшейся невесте умершего сына, своей пятнадцатилетней племяннице Марианне Австрийской.

Через 2 года у них появилась на свет героиня нашего рассказа Маргарита-Тереза, которую также посватали за ее дядю и одновременно кузена, будущего императора священной Римской империи Леопольда I.

Этим объясняется появление известной серии портретов инфанты: нужна была фиксация жизни, а также внешности будущей императрицы.

Портрет инфанты Маргариты-Терезы в 3 года

В придворной живописи высшие художественные требования соблюдаются не всегда. Диего Веласкес, будучи придворным живописцем, сумел сохранить безупречное равновесие между задачей официального портрета и проникновением в глубину личности своей модели. При этом, скорее всего, он любил эту маленькую девочку. Чего не докажешь, но это чувствуется.

Первый портрет «жемчужинка» (Маргарита с латыни переводится как «жемчужина») заслужила в возрасте около трех лет. С невероятным мастерством Веласкес включает все на картине в единую структуру, которая поначалу кажется несвязанной, но  при этом в ней ничего нельзя сместить или изменить. Но самое главное – это идеально выписанное лицо девочки, но фоне хаотичных, свободно наносимых мазков.

Диего Веласкес, «Инфанта Маргарита-Тереза в розовом платье»; 1653-1654 гг, холст, 128,5х100; Музей истории искусств, Вена

Мы видим крошку – как ее заставили часами позировать? – в платье пока еще без кринолина. Парадное, но все-таки детское платьице; в то время в таких ходили и мальчики и девочки до достижения определенного возраста.

Как подтверждение – портрет ее брата, инфанта Фелиппе Просперо, родившегося через 6 лет после Маргариты. Попытки оградить его от судьбы при помощи колокольчика и коралловых амулетов (вы видите их надетыми поверх фартука) были тщетными.

Мальчик, на которого возлагались  надежды как на преемника, умер через два года после написания портрета. Вместо охотничьей собаки, которая часто фигурирует на придворных портретах (намек на верных, покорных подданных), здесь изображена мелкая комнатная собачонка с большими глазами.

Сведя количество принадлежностей к минимуму, художник таким образом продемонстрировал хрупкость жизни маленького инфанта.

Диего Веласкес, «Инфант Фелипе Просперо»; 1659 г., холст, масло, 128,5х99,5, Музей истории искусств, Вена

Но вернемся к Маргарите.

Ей разрешили опереться на стол, чтобы легче было стоять. Пухлые ручки, щечки, легкая настороженность – что вам от меня нужно? – как бы осторожно спрашивает девочка. При этом она чиста, свежа  и нежна, как любой трехлетний ребенок. И одновременно серьезны глаза; в них есть живой блеск, но без обычной детской беззаботности. И даже кажется, что она вот-вот готова расплакаться.

Портрет четырехлетней инфанты

А вот четырехлетняя Маргарита. Это картина хранится в Лувре.

Диего Веласкес, «Портрет Инфанты Маргариты, дочери ФилиппаIV»; 1655 г., холст, масло, 70х59; Лувр, Париж

Традиция официального портрета предполагает, что на зрителя будет взирать особа, которая умеет держать себя согласно строгому дворцовому этикету, холодная и неприступная.

Мы видим,  что платье уже более взрослое, пышную форму ему придают нижние юбки, костюм становится все тяжелее. Массивное золотое колье на шее подчеркивает высокий статус; но для Веласкеса это все та же золотистая девочка с пушистыми волосами. Она по-прежнему опирается на стол. Нам нравится ее нежный овал и милая детская припухлость.

Но если вглядеться в ее лицо, можно увидеть и напряжение, и отчаяние, и упрямство. Похоже, малышку активно румянили – тем сильнее контраст с белым лицом. Впрочем, не исключено, что применялись и белила: бледность кожи – признак аристократизма.

По-детски большие глаза блестят – и это отличительная черта всех портретов инфанты кисти Веласкеса.

Дальше мы увидим, что блеск в глазах Маргариты-Терезы остался не навсегда.

Портрет Маргариты-Терезы в 5 лет

Следующий этап, все тот же Веласкес, девочке пять лет. Инфанта, судя по всему, уже считается довольно взрослой. Ей не позволено опираться о стол, руки в неестественной, но красивой позе, на талии чувствуется тугой корсет. Огромная юбка с кринолином, завитые волосы; крупное золотое колье.

Диего Веласкес «Инфанта Маргарита-Тереза в белом платье»; 1656 г., холст, масло, 105х88; Музей истории искусств, Вена

Все указывает на статус, даже лишь одна крупная деталь интерьера – красный атлас портьеры – подчеркивает роскошь ее платья. Тем не менее, пальчики судорожно впиваются в юбку и в этом жесте чувствуется отчаяние и детская наивность. На лице постепенно проявляются обреченность и грусть. Но хочу обратить внимание, что дворцовой холодности все еще нет. Маргарита жива в своих чувствах и мимике.

Кто изображен на картине «Менины»

То же, или очень похожее платье, изображено на девочке в картине «Менины». Это очень знаменитая работа и, надо сказать, Веласкеса в первую очередь помнят именно по этой картине.

Источник: https://www.artola.com.ua/infanta-velaskes-margarita-tereza/

Диего Веласкес (1599 — 1660) — Прелестная Инфанта

?

eva_k2 (eva_k2) wrote, 2018-02-19 09:36:00 eva_k2 eva_k2 2018-02-19 09:36:00 Categories: Автор — lomovolga. Это цитата этого сообщенияДиего Веласкес (1599 — 1660) — Прелестная Инфанта

lomovolga

Диего Веласкес Инфанта Маргарита, 1656 (5 лет)

“Платье на ней было серое атласное, с тяжелым серебряным шитьем на юбке, а туго затянутый корсаж весь был расшит мелким жемчугом. Из ее платья, когда она шла, выглядывали крохотные туфельки с пышными розовыми бантами.

Ее большой газовый веер был тоже розовый с жемчугом”

О. Уальд

Diego Velázquez Philip IV of Spain

Маргарита-Терезия Испанская была дочерью  Филиппа IV и его второй жены Марианны (Марии Анны) Австрийской.

В этом подлунном мире она прожила всего 22 года, оставив крайне мало свидетельств о своей жизни, и если бы не портреты Веласкеса, обессмертившие образ маленькой хрупкой девочки, запертой в удушливом мадридском Альказаре, боюсь, она затерялась бы в веренице инфант-эрцгерцогинь ставших жертвами династических браков Габсбургов.

Diego Velázquez Maria Teresa, Infanta

Kunsthistorisches Museum

  • Веласкес, Диего Родригес де Сильва и (мастерская) Молящаяся Мариана Австрийская, королева Испании
  • Музей Прадо, Мадрид
  •  Веласкес, Диего (1599 Севилья — 1660 Мадрид) Портрет королевы Марианны Австрийской
  • Музей Прадо, Мадрид

Но попытаемся собрать те крохи фактов, которые нам известны. Инфанта Маргарита родилась в 1651 году. Она была старшим ребенком от его второго брака короля Испании с эрцгерцогиней  Марианной.

Вторая женитьба Филиппа  не входила в его жизненные планы и была обусловлена смертью его единственного на тот момент сына и наследника принца Бальтазара Карлоса, сына его любимой жены Изабеллы де Бурбон. Бальтазар Карлос был очень похож на свою мать, был умным и красивым, с врожденным благородством.

Испанцы обожали принца, и все надежды королевства связывали с ним. Его смерть стала огромным национальным (не побоюсь этого слова) горем. Филипп был сломлен, и на женитьбу решился исключительно из династических соображений.

  1. Родриго Вилландранде (1586-1623) Портрет неизвестной дамы (предположительно, Изабеллы Французской) Isabel de Borbón, reina de España, primera esposa de Felipe IV
  2. 1620
  3. Диего Веласкес Isabel de Borbуn
  4. Портрет Изабеллы де Бурбон, первой жены Филиппа IV.

Диего Веласкес Портрет инфанта Бальтазара Карлоса.

Марианна прибыла в Мадрид осенью 1649 года. Ей было 15 лет. Филиппу – 42. Встретили ее при дворе настороженно, не скрывая неприязни.

Во-первых, она явно внешне проигрывала первой жене Филиппа, красавице и умнице Изабелле де Бурбон, во-вторых,  до двора уже успела долететь сплетня о курьезе, который произошел по дороге в Испанию.

В каком-то городе в дар будущей королеве преподнесли пару чудесных вязаных шелковых чулок (большая редкость в то время).

Но по испанскому чопорному этикету женщина не могла показать не только часть ноги, но даже носочек туфельки, поэтому испанская свита выбросила чулки со словами «У королевы Испании нет ног». Если верить воспоминаниям того времени, Марианна проплакала весь остаток пути, представляя как ей в Испании отрубят ноги. В общем, испанская знать, мягко говоря, не жаловала новую королеву, и эту судьбу почти дословно повторит ее дочь Маргарита.

  • Веласкес Диего «Менины.»1657
  • Диего Веласкес Менины, 1656 (фрагмент)
  • La familia de Felipe IV (Las Meninas)
  •  Диего Веласкес Инфанта Маргарита Австрийская ,1659 (8 лет)
  • Диего  Веласкес «Портрет инфанты Маргариты в серо-розовом платье» (9 лет) 1658 -1660
  • Музей Прадо, Мадрид
  • (фрагмент)
  • Диего Веласкес Инфанта Маргарита Австрийская (фрагмент)
  • Диего Веласкес Инфанта Маргарита Австрийская (фрагмент)

Об отношении Веласкеса к инфанте и о его портретах, я, с вашего позволения писать не буду.

На эту тему написано уже такое количество статей и постов, что мой явно будет лишним, напомню только, что искусствоведы, ласково называя их «Мастер и Маргарита» часто задаются вопросом, насколько приукрашивал Веласкес, любя свою модель, явные черты вырождения династии на лице этой девочки? Наверно, на первый взгляд, это праздный вопрос, но на портреты Маргариты других художников без слез смотреть нельзя. Особенно если сравнивать с портретами ее старшей сестры Марии Терезии, дочери Филиппа и Изабеллы де Бурбон.

  1. Диего Веласкес Портрет инфанты Марии-Терезии, старшей сестры Маргариты.
  2. Диего Веласкес Инфанта Маргарита Австрийская, 1653 (3 года)

В возрасте 14 лет Маргариту, полностью в соответствии с губительной брачной политикой, выдадут замуж за ее дядю и, одновременно, кузена, императора Австрии Леопольда I.

Надо заметить Леопольд внешне был настолько непривлекателен, что Маргарита на его фоне смотрелась красавицей. Ко всеобщему удивлению, этот брак оказался счастливым.

У Маргариты и Леопольда было множество общих интересов, самым сильным из которых была любовь к опере.

  •  Ян Томас Jan Thomas van Ieperen Императрица Маргарита, 1667 Infantin Margarita Teresa (1651-1673),
  • Kaiserin, im Theaterkostüm

Это портрет инфанты Маргариты,  в театральном, т.е. маскарадном костюме. Известно, что маскарад был в честь бракосочетания императора Леопольда I и инфанты Маргариты.Этот портрет был написан, как парный к портрету императора, тоже в маскарадном костюме.

  1.  Ян Томас Jan Thomas van Ieperen Портрет императрицы Маргариты-Терезии, 1667 (фрагмент)
  2. Jan Thomas van Ieperen Портрет императора Леопольда
  3. Император Леопольд I, муж Маргариты.

О Леопольде в целом отзывались как о хорошем правителе, любимом как придворными и родственниками, так и народом. Чего нельзя сказать о Маргарите.

Унаследовав от матери и отца ограниченность, усиленное фанатичной набожностью, Маргарите выше всей австрийской нации ставила свою испанскую свиту, которая, чувствуя поддержку в лице императрицы, вела себя крайне надменно и презрительно.

К тому же Маргарита настояла на изгнании из Вены еврейской общины, она ненавидела евреев, считая именно их виновными в том, что все рожденные ею дети умирали, а она мечтала подарить мужу наследника.

Учитывая, что при дворе Леопольда, были так называемые «придворные еврейские финансисты», которые с помощью своей общины финансировали все военные действия Леопольд против Турции и Франции,  а так же то, что осели эти евреи в Берлине, традиционно враждебном Вене, последствия этого поступка были почти катастрофические для страны.

  •    Герард дю Шато Инфанта Маргарита, 1665
  • MARGARITA TERESA DE HABSBURGO

Придворные откровенно, почти не скрывая, ненавидели императрицу, и, зная о ее слабом здоровье, терпеливо ждали, когда она умрет и освободит императора Леопольда. Она выполнила их просьбу в марте 1673 г., так и не подарив наследника.

Убитый горем Леопольд из династических соображений жениться в тот же год на Клаудии Фелицитас, которая родит ему двоих дочерей, умерших в младенчестве и умрет в те же 22 года, и только третий брак Леопольда даст, наконец, империи наследника.

Если же вернуться к портретам, то, глядя на последний, предсмертный портрет Маргариты-Терезии, я невольно думаю о том, что судьба, все-таки даже бывает справедлива.

Это хорошо, что Веласкес никогда не увидел, в кого превратилась его светлая девочка, «солнечный лучик» Альказара.

Я не испытываю восторга и трепета, глядя на ее портреты, гораздо больше эмоций у меня вызывают портреты ее старшей сестры Марии-Терезии, но по-человечески безумно жаль.

Википедия: Маргарита Тереза Испанская — испанская инфанта из испанской ветви Габсбургов. Первая жена императора Священной Римской империи Леопольда I. Старшая сестра Карла II, последнего представителя династии Габсбургов на испанском престоле.

Родилась: 12 июля 1651 г., Мадридский Алькасар Умерла: 12 марта 1673 г., Хофбург, Вена, Австрия Супруг: Леопольд I (в браке с 1666 г.) Дети: Мария Антония Австрийская Братья и сестры: Карл II

Родители: Филипп IV, Марианна Австрийская

Много лет назад, еще в юности, когда я впервые увидела портрет этой прелестной девочки, он буквально околдовал меня.

Что же так будоражит в этом нежном, перламутровом, будто «плывущем» в нежной дымке, детском личике? Почему Веласкес писал девочку, всеобщую любимицу чопорного испанского двора чаще всех остальных детей — шесть раз? Маргарита родилась в июле 1651 года, долго оставаясь очень маленькой ( почти не росла), а в 15 лет стала женой венского принца Леопольда, которому родила шестерых детей, и, не дожив до 22 лет, умерла от простуды.

  1. Уйдя из жизни , она оставила после себя другую девочку – Марию-Антонию, но та уже носила титул эрцгерцогини.
  2. Императрица Маргарита Тереза с дочерью эрцгерцогиней Марией Антонией.

У Маргариты и Леопольда из 6 детей выживет только один – дочь Мария-Антония, которая в 16 лет вышла замуж за курфюрста Максимилиана Баварского. В 23 года она умрет, родив своего третьего и единственного выжившего ребенка.

  • Benjamin von Block Эрцгерцогиня Мария-Антония Австрийская.

Неизвестный художник. Портрет инфанты Маргариты-Терезии.

  1. Follower of Diego Velasquez Margarita Teresa of Spain (1651-1673)

  Франсиско Игнасио де ла Иглесиа. Инфанта Маргарита.

  • Francisco Ignacio Ruiz de la Iglesia Margherita Maria Teresa d’Asburgo, Infanta di Spagna e Sacra Romana Imperatrice,
  • 1666
  • Франсиско Игнасио де ла Иглесиа, зять Веласкеса, он же после смерти художника заканчивал портрет инфанты.

Пишут, что инфанта была некрасивой девочкой. Мол, кровь Габсубргов оказалась сильнее Бурбонов и все такое прочее. Но мне она кажется милой. Она прелестна тем, что обычна. В ней нет такой детской красивости как на картинах Мунье или Бугро. Не кокетливым взглядом или жеманной позой она притягивает внимание. Она замерла перед нами, но в глазах ее столько жизни!

 Инфанту Маргариту обессмертил гений Веласкеса. Навряд ли найдется хоть кто-нибудь, кто не знает этого личика с большими печальными глазами.

  1. Придворный королевский художник в галерее ее изображений, среди которых и загадочные «Менины», попытался воплотить в божественной красоте «жемчужного» колорита (впоследствии ставшего отличительной чертой работ Веласкеса) метафору имени «Маргарита» (в переводе с латыни — «маргарита» и есть жемчужина).
  2. Velasquez(школа) Infantin Margarita

Серия сообщений «живопись старых мастеров 1»: Часть 1 — Жан-Батист Грез (Jean-Baptiste Greuze, 1725-1805, French painter) 1Часть 2 — Диего Веласкес (1599 — 1660) — Прелестная Инфанта

Часть 3 — Жан Оноре Фрагонар Jean-Honore Fragonard, 1732-1806

Часть 4 — Ян Вермеер Делфтский (Jan Vermeer van Delft , 1632-1675)…

Часть 37 — Старинный Портрет. Исторический костюм XV-XVIII вв.

Часть 38 — Raphael (Рафаэль Санти, 1483–1520, Italian High Renaissance painter) — Портретное…Часть 39 — Франсуа-Юбер Друэ (Francois-Hubert Drouais, French, 1727-1775). Портрет.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://eva-k2.livejournal.com/2250086.html

Описание картины Диего Веласкеса «Портрет инфанты Маргариты, дочери Филиппа IV»

Описание картины Диего Веласкеса «Портрет инфанты Маргариты, дочери Филиппа IV»

Работа легендарного испанского художника XVII века Диего Веласкеса, которая была написана в 1655 году, занимает в его творчестве ключевое место и относится к портретному жанру, который во времена Веласкеса был особенно популярен в европейском художественном мире. Сам Веласкес, будучи придворным художником короля Испании, достаточно часто изображал в своих картинах именно членов монаршей семьи, подчеркивая величие правящей испанской династии.

Картина инфанты Маргариты, которая была дочерью короля Испании Филиппа IV и которая стала потом императрицей Священной Римской империи, относится к зрелому периоду творчества мэтра. Именно в эту пору Веласкес и создал целую галерею портретов инфанты.

На этой картине будущая правительница имеет холодно-сдержанный вид, который должен был присутствовать у представителей знати ее уровня, при этом подчеркнутыми также являются и ее взгляд, невзирая на то, что ей всего лишь четыре года, а также осанка инфанты, которая тоже ярком свидетельствует о том, что перед нами представительница королевской семьи.

Несмоттря на всю статичность фигуры инфанты, мастерски изображенной Веласкесом, все же поражает манера передачи самого образа маленькой девочки, которая должна в будущем стать великой правительницей.

Мягкие черты лица и припухлости губ, вместе с золотистыми волосами девочки, придают ее изображению нежности и теплоты, невзирая на строгость самого ее вида.

Сам художник еще не знал, что инфанте уготована не такая уж хорошая судьба, потому как она стала императрицей Священной Римской империи всего лишь в 14 лет, и смогла прожить только 21 год, но при этом успела родить шестерых наследников престола.

В данный момент времени, картина выставлена в музее Лувра – одном из наиболее известных музеев Европы.

(4 votes, average: 4.00

Источник: https://opisanie-kartin.com/opisanie-kartiny-diego-velaskesa-portret-infanty-margarity-docheri-filippa-iv/

Инфанта Маргарита Тереза Испанская: как сложилась судьба той самой девочки, изображенной на шести портретах Веласкеса?

Почти каждому знаком облик маленькой девочки с бессмертных полотен Диего Веласкеса — инфанты Маргариты Терезы, еще с юных лет обреченной стать женой родного брата своей матери.

И, так как Маргарет жила в Испании, а Леопольд в Вене, ко двору жениха почти ежегодно присылали по портрету инфанты, чтобы он мог наблюдать за тем, как подрастает его невеста. Поэтому маленькой Музе Веласкеса в детстве так часто приходилось позировать знаменитому художнику, что в итоге она оставила в мировой живописи гораздо более яркий след нежели в политике. Однако судьба белокурой принцессы, навеки застывшей на множестве портретов знаменитого испанского живописца, сложилась весьма печально.

Родители инфанты: Король Испании Филипп IV./ Марианна Австрийская — вторая жена Филиппа IV. (1660 г.) Диего Веласкес.

Маргарита Тереза родилась в 1651 году в Мадриде в семье испанского короля Филиппа IV и Марианны Австрийской, принцессы из Имперской ветви рода Габсбургов. Родители инфанты приходились друг другу близкими родственниками — дядей и племянницей. К тому же Филипп был почти на тридцать лет старше юной супруги. Прожив в браке 12 лет, Марианна наконец-то смогла родить первого живого ребенка.

Инфанту Маргариту Терезу чуть ли не с самого рождения начали готовить в жены будущему императору Священной Римской империи Леопольду I. Словом готовился очередной родственный брачный союз между представителями рода Габсбургов, который должен был укрепить позиции Испании и Римской империи, в отношении французского королевства.

Леопольд I.

Суженый инфанты Маргариты был старше за нее на 11 лет и приходился ей дядей по материнской линии и двоюродным дядей по отцовской.

Габсбурги приветствовали внутрисемейные браки, что с точки зрения генетики было вопиющим фактом, приводившим к рождению мертвых или нездоровых детей.

Одним словом, постоянные близкородственные браки полностью испортили генофонд рода, но на это по тем временам никто не обращал внимание.

Менины. Диего Веласкес.

И как бы там ни было, благодаря семейному брачному договору мы, спустя века, можем любоваться портретами инфанты, которые писались ежегодно и отправлялись ее жениху, родному брату её матери, будущему императору Леопольду I. Своеобразные «фотоотчёты» свидетельствовали о том как подрастает невеста.

В то время при дворе Филиппа IV, к счастью, работал гениальный живописец-портретист Диего Веласкес, который с таким трепетом и любовью изображал маленького ангелочка, весьма милого и веселого. Родители и близкие так ее и звали — ангелочком, а король в письмах — «моя радость». Будущую королеву воспитывали по всем правилам дворцового этикета и дали превосходное образование.

Диего Веласкес. «Менины» (Фрейлины). (1656 год). Королевский Музей Прадо. Диего Веласкес.

Шикарное платье из тяжелой парчи, вышитое золотом и серебром, как бронь заковало хрупкое детское тело. Нежно-белокурые волосы, и живой блеск её глаз — отличительная черта всех портретов Веласкеса.

« Первый портрет инфанты Маргариты». Диего Веласкес.

Когда Веласкес писал первый портрет Маргариты, ему было 54 года, а девочке – два. Художник словно любуется малюткой и с трепетом предает на холсте еще коротенькие мягкие волосики, и круглые детские щечки. Девчушка еще так мала, что одета в платьице без кринолина, но богато отделанное. В таких ходили в те времена как девочки, так и мальчики.

Для того, что бы облегчить участь маленькой модели во время долгого позирования, живописец позволил девочке опереться о стол ручонкой, а во вторую она взяла веер — «совсем как взрослая».

Выражение лица говорит о недовольстве и возмущении ребенка, оторванного от своих привычных игр и забав, а еще установленного в неудобную позу на долгое время.

В результате получился портрет одновременно и парадный, и удивительно живой, что весьма характерно для всех изображений Маргариты кисти Веласкеса.

Портрет инфанты Маргариты (1655). Лувр, Париж. Диего Веласкес.

Спустя пару лет, Веласкес снова напишет портрет инфанты, глядя на который испытываем все то же умиление и восторг. Поза останется той же, что на первом портрете, однако платье утяжелится кринолином, а вот в глазах румяной девочки — уже обречённость. Почему-то кажется, что маленькая модель вот-вот расплачется.

Диего Веласкес. Портрет инфанты Маргариты в белом. (Маргарите шесть лет). (1656). Художественно- исторический музей. Вена.

В шестилетнем возрасте Маргарита позирует уже как взрослая — без подпорок. Завитки золотых волос, тесный корсаж, руки изящно касаются юбки. А ни личике — интерес.

«Портрет инфанты Маргариты в голубом». (1659). Музей истории искусств. Вена. Диего Веласкес.

Инфанта Маргарита в шикарном тяжелом бархатном платье, голубого цвета, который отражается в ее глазах. Поэтому она кажется синеглазой блондинкой, взгляд которой с любопытством изучает художника. Тяжелое одеяние тянет девочку к полу, «но она изо всех сил старается сохранить торжественное выражение лица.

И все же художник не забывает, что пишет хоть королевского, но – ребенка: круглые щечки совсем ребячьи, а в больших глазах отражается искорки достоинства». Многие искусствоведы считают, что на этом портрете прелесть юной инфанты достигла апогея.

В дальнейшем, повзрослев, Маргарита приобретет черты рода Габсбургов: угловатость лица, выпуклость нижней губы и оттопыренность подбородка.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита в розовом, 1660, Прадо, Мадрид Картину художник начал писать в год своей кончины.

А здесь 9-летняя Маргарита — в розовом. Кринолин ее платья становится всё необъятнее, прическа — всё пышнее, а взгляд — всё тусклее. Диего Веласкес вскоре умрёт. Это последний портрет Маргариты его кисти.

Портрет Инфанты Маргариты. Франсиско де ла Иглесия.

В дальнейшем портреты инфанты будут уже писать другие художники испанского двора. Франсиско Игнасио Руис де ла Иглесия напишет принцессу как прелестную юную девушку. На его портрете черты лица Маргариты стали чуть острее, фигура утонченнее, а в глазах — пустота.

Неизвестный художник. Инфанта Маргарита Тереза, (1664).

Волосы инфанты бурые, акцент лица смещён в нижнюю часть с тяжёлым подбородком, выражение лица — недовольное. Видимо, любовь художника к модели — неотъемлемое состояние мастера для написания портретов, что было в полной мере присуще лишь портретам Веласкеса.

Инфанта Маргарита Тереза. (1665). Герард дю Шато.

В четырнадцать инфанту напишет Герард дю Шато, представив зрителю совершенно иное лицо: тёмные тусклые глаза навыкате (она действительно страдала болезнью щитовидной железы), пухлые губы и тяжёлый выдвинутый вперед подбородок.

К тому же формы носа и черепа весьма странные. Это и наталкивает многих на мысль о том, что Веласкес в своих работах приукрашивал инфанту, что называется «сглаживал углы».

Как знать насколько полотна той эпохи соответствовали внешности портретируемых.

Портрет Маргариты Австрийской (1665 — 1666). Хуан Батисто Мазо де Мартинес — зять и ученик Веласкеса занявший после него должность придворного художника.

Здесь инфанту видим в трауре по случаю смерти в 1665 году ее отца Филиппа IV. Но уже в следующем году молодую девушку ожидало счастливое событие: она выходила замуж. Для официальной процедуры бракосочетания в 1666 году Маргарита выехала из Мадрида в Вену в сопровождении своей свиты. Ей тогда было пятнадцать, а жениху — двадцать шесть.

Парный портрет императора и его молодой жены. Ян Томас.

Ян Томас создал парный портрет императора и молодой императрицы. Маргарита и ее супруг облачены в яркие маскарадные костюмы, и что явно бросается в глаза, – каким весельем и счастьем светятся их лица.

Торжества, прошедшие по случаю свадьбы Леопольда I и Маргариты Терезы вошли в историю, как одни из самых зрелищных и помпезных в ту эпоху и продлились более года. Если бы только от их размаха зависело счастье и благополучие семьи, то Леопольду и Маргарите их хватило бы до конца дней. Однако семейное счастье, увы оказалось скоротечным, а жизнь прелестной инфанты — короткой…

Портрет императора Священной Римской империи Леопольда I.

Хотя многочисленные очевидцы уверяли, что это был счастливый брак. Супруги имели много общих интересов, их объединяли не только родственные узы, но и любовь к искусству и музыке. Присмотревшись к портретам дяди и племянницы, видим фамильные признаки Габсбургской династии. Хотя Маргарита была весьма и весьма миловидной.

Как правило, деторождение и выживаемость потомства в при родственных браках большая проблема. Первого наследника Маргарита, родив уже в 1667 году, вслед похоронила. За шесть лет супружества Маргарита Тереза родила четверых детей, трое из которых умерли в младенческом возрасте. В живых осталась только дочь — Мария Антония.

Императрица

Почти ежегодные беременности полностью подорвали здоровье молодой женщины. К тому же, воспитанная при королевском дворе в Мадриде, инфанта, став императрицей, осталась горячей испанкой. Она так и не выучила немецкий. Высокомерная заносчивость её свиты привели к анти-испанским настроениям среди императорского двора.

Подданные императора не скрывали надежду, что больная императрица вскоре умрет и Леопольд I сможет жениться во второй раз. Эта невыносимая ситуация очень удручала Маргариту. Скончалась она совсем юной — в 21-летнем возрасте, на века оставив после себя живописный образ.

Портрет дочери Марии Антонии (1669 — 1692), ставшей женой Максимилиана II. AWESOME! NICE LOVED LOL FUNNY FAIL! OMG! EW!

Источник: https://homsk.com/trombon/infanta-margarita-tereza-ispanskaya-kak-slozhilas-sudba-toy-samoy-devochki-izobrazhennoy-na-shesti-portretakh-velaskesa

Инфанта Маргарита

?

kolybanov (kolybanov) wrote, 2013-04-03 01:49:00 kolybanov kolybanov 2013-04-03 01:49:00 Categories: Автор — Galyshenka. Это цитата этого сообщенияИнфанта Маргарита

Инфанта Маргарита

Диего Родригес де Сильва Веласкес Инфанта Маргарита Австрийская, 1660, Музей Прадо, Мадрид. Диего Веласкес. Инфанта Маргарита. Трех лет 1653-54. Диего Веласкес. Инфанта Маргарита.Пяти лет 1656. Веласкес. Диего — Портрет инфанты Маргариты в восьми лет 1659. Веласкес Диего «Менины.»1657.

ПОРТРЕТ ИНФАНТЫ ….Не подлежит огласке Душа художника. Она была собой. Ей мало юности. Но быстро постареть ей. Ей мало зоркости. И всё же стать слепой. Потом прошли века. Один. Другой, И третий. И смотрит мимо глаз, как он ей приказал, Инфанта-девочка на пасмурном портрете. Пред ней пустынный Лувр. Седой музейный зал.

Паркетный лоск. И тишь, как в дни Эскуриала. И ясно девочке по всем людским глазам, Что ничего с тех пор она не потеряла — Ни карликов, ни царств, ни кукол, ни святых; Что сделан целый мир из тех же матерьялов, От века данных ей. Мир отсветов златых, В зазубринах резьбы, в подобье звона где-то На бронзовых часах. И снова — звон затих.

Павел Антокольский 1928

Кратко о сюжете картины: Инфанта Маргарита, одетая в белое, находится в центре композиции, в окружении своих фрейлин, “менин” – Марии Августины де Сармьенто и Исабель де Веласко, двух придворных шутов – Марии Барболы и Николасито Пертусато, и охотничье-сторожевой собаки. Позади нее разговаривают телохранитель дам и дуэнья Марсела де Ульоа, а в дверях стоит дворецкий Хосе Ньето. Король и королева, Филипп IV и Марианна Австрийская, отражаются в зеркале в глубине картины (т.е. они находятся на нашем месте — месте зрителей), а слева мастер изобразил самого себя, работающего над этой композицией. Вся картина как бы погружена в полумрак, и только инфанта выделяется на ней светлым обликом, этаким «солнечным лучиком» мрачного Альказара. Спустя столетия искусствоведы, рассказывая об этом полотне художника, называют инфанту и художника «Мастером и Маргаритой». Кстати мастер, осознавая ценность своего творения увековечил на нем и свое личное достижение — после своего посвящения в рыцари в 1659 г., дописал красный рыцарский крест, которого упорно добивался и очень им гордился. Диего Веласкес «Менины (фрагменты).1657. »

Маргарита Тереза Испанская (12 июля 1651 — 12 марта 1673) – инфанта из испанской ветви Габсбургов. Старшая сестра Карла II, последнего представителя династии Габсбургов на испанском престоле.

Родителями Маргариты были король Филипп IV и его вторая жена Марианна Австрийская, сестра императора Леопольда I (будущего супруга нашей героини). Она была почти на тридцать лет младше своего мужа.

Шесть детей появились на свет в результате этого брака, только двое достигли совершеннолетия — Маргарита Тереза и наследник престола Карл II.

Вопросы брака королевских дочерей – дело государственной важности, и за кого выйдет замуж Маргарита, когда подрастёт, было известно почти с самого начала – за Леопольда, будущего императора Священной Римской империи Леопольда I.

Именно поэтому и писал придворный художник Диего Веласкес портреты инфанты каждые несколько лет: их отправляли в Вену, чтобы там могли судить, как подрастает невеста. Она вышла за него замуж к пасхе 1666 года в возрасте четырнадцати лет.

Леопольду было двадцать шесть Он был ее дядей по материнской и кузеном по отцовской линии императора Священной Римской Империи Леопольда I. Маргарита называла своего мужа даже в супружестве дядюшка, а он ее Гретль (дядя был австрийцем, видимо, это имя было ему привычнее).

Несмотря на разницу в возрасте и непривлекательный внешний облик Леопольда, ко всеобщему удивлению этот брак был счастливым. Супруги имели многочисленные общие интересы, особенно в искусстве и музыке.

Да и как о правителе, о Леопольде в целом отзывались хорошо, он был любим как придворными и родственниками, так и народом. За шесть лет супружества Маргарита родила шесть детей, из которых выжила только единственная дочь — Мария Антония (1669—1692), ставшая женой Максимилиана II.

Маргарита была очень хрупкой и многочисленные беременности вскоре ее очень ослабили. Вдобавок ко всему у нее был зоб— изменение щитовидной железы.

Унаследовав от матери и отца ограниченность, усиленную фанатичной набожностью, Маргарита выше всей австрийской нации ставила свою испанскую свиту.

К тому же она настояла на изгнании из Вены еврейской общины: она ненавидела евреев, считая именно их виновными в том, что все рожденные ею дети умирали, в то время, как она мечтала подарить мужу наследника.

Учитывая, что при дворе Леопольда, были так называемые «придворные еврейские финансисты», которые осели после изгнания в Берлине, традиционно враждебном Вене, последствия этого поступка были почти катастрофические для страны. Все это не могло прибавить нашей инфанте популярности.

Придворные откровенно, почти не скрывая, ненавидели императрицу, и, зная о ее слабом здоровье , терпеливо ждали, когда она умрет и освободит императора. Она выполнила их просьбу в марте 1673 года, скончавшись после очередных родов в возрасте 21-го года.

Портрет, написанный зятем Веласкеса, Хуаном Баутистой дель Масо. 1666.

Судя по этому портрету, сияющий солнечный лучик погас в ней вместе с ушедшим детством. Черные одеяния, потухши й взор — а Маргарите всего 15. В соответствии с испанским придворным этикетом 15-летней королеве категорически запрещалось читать, смотреть в окно, а также показывать не только ноги, но даже и туфли.

(Платья ее были на 20-30 сантиметров ниже каблуков, и бедняжка сначала падала, запутавшись в длинном подоле, а потом приспособилась ходить, как аист: чтобы сделать шаг, она высоко поднимала ногу и буквально отшвыривала ею подол.) Ей многое было «нельзя»… даже смеяться.

Ни королю, ни королеве смеяться не полагалось! Один попугай, рассмешивший еще ее мать Марианну Австрийскую, поплатился за это жизнью. Подоспевшая фрейлина ловко свернула ему шею. Испанский придворный этикет был превыше всего.

Что ж, такова участь королев и императриц – она состоит вовсе не в том, чтобы вкушать радости жизни, напротив, чтобы отдавать свою жизнь в попытках продолжить династию…

А сколько девчонок, разглядывая детские портреты Инфанты Маргариты представляют себя принцессой: очаровательной, как куколка; с огромными голубыми глазами и светлыми волосами; в невероятной ширины юбке, окружённой фрейлинами и слугами. Но сказки бывают только в сказках. Писатель Оскар Уайльд, вдохновленный сюжетом картины «Менины», написал сказку о Маргарите «День рождения инфанты».

Ровно через три прошедших века современный гений — Пикассо под впечатлением «Менин» Веласкеса создал свою серию картин на эту тему, наверное все-таки спорных шедевров в сравнении с великим оригиналом.

Пабло Пикассо. Менины. 1957. Растиражированный в наши дни образ инфанты и ее фрейлин Las Meninas Антонио Вальдеса в Вальядолиде (Valladolid). vsdn.ru/museum/catalogue; lit.peoples.ru; cockroachlady.com; ru.wikipedia.org и др.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://kolybanov.livejournal.com/6159565.html

«Менины» Веласкеса: о картине с двойным дном

Диего Веласкес. Менины. 1656 г. Музей Прадо, Мадрид.

Диего Веласкес (1599—1660) — один из величайших художников всех времён.

Самое удивительное, что ему вообще удалось это доказать потомкам.

Он был придворным художником испанского короля. Написал бесчисленное количество его портретов, а также портретов его семейства и придворных.

Как правило, талант в таких условиях чахнет. Ведь нужно писать то, что понравится узкому кругу людей.

Шедевры же создаются по-другому. Гораздо чаще вопреки вкусам окружающих.

Но Веласкесу удалось невозможное. И яркое тому подтверждение — его главный шедевр «Менины».

«Менины» — портал в другой мир

Сюжет «Менин» Веласкеса сложный. Но он поддаётся расшифровке.

5-летняя инфанта (испанская принцесса) пришла в мастерскую художника в сопровождении своей свиты. Она захотела посмотреть, как создаётся портрет её родителей — королевской четы.

Сложность сюжета в том, что Веласкес изобразил эту сцену очень неординарно.

Кажется, что половина персонажей смотрит на нас. Но на самом деле они глядят на короля с королевой, которых рисует Веласкес. Поэтому он и стоит рядом с холстом.

О том, что это именно так, мы узнаем благодаря зеркалу за спиной художника.

В нем отражается пара. Это Король Филипп IV и его жена Марианна Австрийская.

Для меня эта задумка художника очевидна по одной простой причине.

В верхнем правом углу зеркала отражается красный занавес. Такой же оттенок красной краски мы видим и на палитре художника.

Несмотря на размытость изображения, нам нетрудно определить, что изображены именно Филипп IV и Марианна Австрийская. Слишком уж у них характерные черты. Достаточно посмотреть на другие их портреты.

Портреты Диего Веласкеса. Слева: Марианна Австрийская, Королева Испании. 1655—1657. Музей Тиссен-Борнемисы, Мадрид. Справа: Филипп IV, Король Испании. 1644 г. Коллекция Фрика, Нью-Йорк

Веласкес сделал невообразимое. Он показал не тех, кого рисуют. А то, что видят те, кого рисуют. И видят они это нашими глазами. Ведь мы стоим на их месте.

Так художник максимально вовлекает зрителя в пространство картины. И значительно это пространство расширяет. За счёт того, что мир картины виртуозно соединен с нашим миром.

Дальше — больше. Мир картины не заканчивается стенами мастерской. На заднем плане придворный распахнул дверь, когда впускал инфанту со свитой. Оттуда льётся яркий свет. Там их мир продолжается.

Можно даже выразиться в фантастическом ключе. Два мира: тот, что за дверью, и наш мир — соединены происходящим на картине. «Менины» — это портал между двумя мирами.

Невообразимый эксперимент Веласкеса

Сразу возникает вопрос, как Веласкесу удалось осуществить такой эксперимент.

На картине он изобразил испанскую принцессу. Это, конечно, одобрялось.

Но ещё и её свиту. В том числе карликов. Никому до Веласкеса не позволялась такая дерзость.

Задача придворного художника — прославлять короля и его подданных. Изображать доблесть, отвагу и иные прекрасные качества его Величества. А их вовсе могло не быть…

Настоящему мастеру это было скучно. Веласкесу в том числе. И он пытался самовыражаться по мере возможности. А так как Филипп IV ему очень доверял, художнику это позволялось.

Поэтому Веласкесу удалось создать серию портретов карликов, служивших шутами при дворе. На портретах это не шуты, а обычные придворные. Художник не делал различий между ними и людьми из высших сословий.

Диего Веласкес. Дон Себастьян де Морра. 1645 г. Музей Прадо, Мадрид.

Другому художнику это бы не сошло с рук. Ведь карлики были, по сути, рабами, людьми без прав. Часто их покупали за деньги, чтобы они служили в господском доме.

Проверьте себя: пройдите онлайн-тест «Насколько Вы разбираетесь в живописи?»

Автопортрет Веласкеса, «вшитый» в «Менины»

Ещё одну дерзость позволил себе Веласкес. Рядом с семьей короля он изобразил себя.

Диего Веласкес. Менины (фрагмент с автопортретом). 1656 г. Музей Прадо, Мадрид.

Известно, что Веласкес был честолюбив. Он, выходец из небогатой еврейской семьи, написал самого себя рядом с принцессой. Для того времени это было величайшим достижением.

Такого себе не мог позволить ни один придворный художник. До Веласкеса.

А после него это сделал лишь Франсиско Гойя. Ему тоже было можно. Вот он стоит у холста позади семьи Карла IV. 150 лет спустя.

Франсиско Гойя. Портрет семьи Карла IV. 1800 г. Музей Прадо, Мадрид.

О том, что Веласкес честолюбив, нам говорит ещё пара деталей. На момент написания картины мастеру было 57 лет. Но на полотне он явно выглядит моложе лет на 15. Конечно, чтобы соответствовать окружению.

А ещё мы видим на его груди красный крест — это орден Сант-Яго, высшая награда в Испании в XVII веке. Но Веласкес получил его после написания картины…

Считается, что дорисовал орден другой художник по приказу короля уже после смерти Веласкеса. Но я больше склоняюсь к версии о том, что мастер сделал это сам.

Слишком уж оттенок креста гармонирует с другими красными красками на картине. Особенно он сочетается с украшениями на платьях инфанты и фрейлин.

Диего Веласкес. Менины (центральный фрагмент). 1656 г. Музей Прадо, Мадрид

Кто же главный герой картины

Кто главный герой картины, понятно сразу. Инфанта Маргарита.

Именно ее Веласкес выделяет светом. Вернее, более светлыми красками, создающими у нас иллюзию того, что девочка больше всех освещена.

Диего Веласкес. Менины (фрагмент). 1656 г. Музей Прадо, Мадрид

Видно, что Веласкес рисует ее с особенной нежностью. Розовые щечки, губки. Белокурые, по-детски жиденькие волосы.

Мы знаем, что художник искренне любил девочку. Она не могла не нравиться. Несмотря на близкородственный брак ее родителей (мать — племянница отца), каким-то чудом девочка родилась здоровой и миловидной. К тому же имела необременительный для окружающих характер.

Также освещены светом фрейлины инфанты (по-испански — менины). Они тоже миловидны. Картина называется в их честь. Но я не думаю, что так назвал её сам Веласкес.

Долгое время она числилась в каталогах под названием «Семья Филиппа IV». Видимо, название «Менины» закрепилось позднее с лёгкой руки одного из хранителей картины.

В более приглушенном свете мы видим карлицу — няню инфанты. К ней относились при дворе благосклонно. Ведь она ухаживала за Маргаритой с рождения. За единственным на тот момент выжившим ребёнком королевской четы.

Возможно, карлице ставили это в заслугу. Поэтому и наградили орденом. На картине она трогает его рукой и как бы демонстрирует нам.

Диего Веласкес. Фрагмент картины «Менины» (карлики). 1656 г. Музей Прадо, Мадрид.

А рядом с ней ещё один карлик — ребёнок. Он играючи поставил ногу на пса. Дело в том, что лишь карлики могли вести себя раскованно при дворе. Обычный придворный не мог себе позволить обижать пса инфанты.

Интересный факт. Того портрета Филиппа IV и королевы Марианны, который Веласкес якобы пишет в «Менинах», в реальности не существовует. Скорее всего, художник его выдумал.

А вот отдельный портрет инфанты Маргариты в этом же платье сохранился. На фоне того самого красного занавеса.

Диего Веласкес. Портрет инфанты Маргариты. 1656 г. Музей истории искусства, Вена.

Почему так? И вот мы приблизились к главной загадке картины…

Главная загадка «Менин»

Почему важные люди, влияющие на жизнь Веласкеса, на картине играют явно второстепенные роли?

Король с королевой лишь отражаются в дальнем зеркале. Маршал стоит в самой дали на лестнице — его черты еле различимы. Ещё один придворный и вовсе в тени.

Диего Веласкес. Менины (деталь). 1656 г. Музей Прадо, Мадрид.

Мне очень импонирует гипотеза замечательного искусствоведа Паолы Волковой.

Все дело в положении Веласкеса при дворе. Со стороны может показаться, что оно было завидным. Король назначил художника главным постельничим. Его мастерская примыкала к покоям монарха. И он не только писал портреты, но и следил за порядком вещей и чистотой ночных горшков.

Нам это кажется оскорбительным. Но в то время — нет. Ведь люди искренне верили, что Король — посланник божий. И мытьё за ним горшка — это привилегия, а не унижение.

Может, Веласкес в это тоже хотел верить, но подсознательно догадывался о своём унизительном положении.

Да и другие придворные его не жаловали. Как раз за его приближенность к королю. Против него плели интриги.

«Менины» — это скрытый протест. И стремление отодвинуть на второй план тех, кто его унижает.

А вот девочка-инфанта была ему близка и мила. Она в силу возраста и характера не желала ему зла. Более искренними были и карлики. И фрейлины. Поэтому они на первом плане.

На первом плане не только на картине, но и в сердце художника.

Для тех, кто не хочет пропустить самое интересное о художниках и картинах. Оставьте свой e-mail (в форме под текстом), и Вы первыми будете узнавать о новых статьях в моем блоге.

Оксана Копенкина

PS. Проверьте себя: пройдите онлайн-тест «Насколько Вы разбираетесь в живописи?»

Источник: https://arts-dnevnik.ru/meniny-velaskes/

Инфанта Маргарита в голубом платье

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита Терезия в голубом платье. 1659
Холст, масло, 127х107. Музей истории искусств, Вена

В экспозиции Венского музея истории искусств путь зрителя к не самому близкому залу с работами Веласкеса начинается из большого зала Тициана. Этот путь символичен и по-своему подтверждает не только известные высказывания Ортеги-и-Гассета о непростых перипетиях славы Веласкеса, но и некогда высказанные собственные художественные ориентиры испанского мастера: «Красота и совершенство находятся в Венеции, кисти венецианцев я отдаю первое место, и Тициан является их знаменосцем»[1].
Венская коллекция произведений Тициана в буквальном смысле поражает воображение и задает столь высокий уровень живописи, что даже переход к замечательным полотнам Веронезе, Тинторетто, Бассано по зрительным впечатлениям может напоминать некий спуск с горы. Но только до зала Веласкеса. Здесь, в помещении весьма скромном (и не самом удачном для экспонирования застекленных картин[2]) представлено несколько поздних полотен Веласкеса, которые не просто возвращают зрительское восприятие на уровень лучших работ великого венецианца, но, пожалуй, являют собой вершину живописного качества всего картинного собрания Венского музея.

Одна из этих работ, «Инфанта Маргарита Терезия в белом платье» (1656 г.), хорошо знакома московскому зрителю: ее привозили в конце 2004 года в ГМИИ им. А.С.Пушкина на ретроспективную выставку Пикассо. Она экспонировалась как прототип, исходное высказывание Веласкеса, рядом с большой серией картин-реплик Пикассо 1957 года, трансформирующих образ инфанты Маргариты. Это был интереснейший и поучительный диалог, представивший в прямом сравнении многочисленные, но в чем-то повторяющиеся точки зрения выдающегося экспериментатора XX века и единственное полотно, которое, будучи на 300 лет старше, захватывало и уже не отпускало взгляд именно свежестью, остротой и глубиной впечатлений – произведение гениального мастера живописи.

Инфанта Маргарита Терезия в белом платье. 1656
Холст, масло, 105х88. Музей истории искусств, Вена

Инфанта Маргарита стала знаковым персонажем последнего и самого выдающегося десятилетия в творчестве Веласкеса – 1650-х годов. Вокруг нее выстроено и наиболее масштабное произведение художника, «Менины» (1657). Но если в «Менинах» юная инфанта все же предстает перед нами лишь центром пересечения сюжетных линий и образных тем многоголосного повествования об одной из сцен дворцовой жизни в частности и об искусстве живописи вообще[3], то серия ее отдельных разновозрастных портретов стала беспрецедентным для всей истории искусств примером последовательной тематической разработки развития детского образа.

Что нам известно об инфанте Маргарите, на все времена прославленной кистью Веласкеса? В принципе, совсем немногое. Она родилась в 1651 году, и к моменту смерти художника ей только исполнилось 9 лет. Впрочем, здесь не обойтись без некоторых пояснений о других членах испанской королевской семьи и ее, мягко говоря, непростой генеалогии. Маргарита Терезия была старшим ребенком от второго брака короля Испании Филиппа IV (1605-1665) с эрцгерцогиней Марианной Австрийской (1634-1696). Вторая женитьба Филиппа была обусловлена смертью его единственного на тот момент сына и наследника принца Бальтазара Карлоса, от его любимой жены Изабеллы де Бурбон (1602-1644). 17-летний Бальтазар умер в 1646 году, вскоре после того, как с императором Фердинандом III была достигнута договоренность, что принц возьмет в жены его дочь Марианну. Филипп IV решил жениться на невесте своего умершего сына исключительно из династических соображений, хотя она была его племянницей, и к моменту брачной церемонии (1649) ей было всего 15 лет. Встретили ее при дворе настороженно, не скрывая неприязни. Она явно внешне проигрывала первой жене Филиппа, красавице Изабелле де Бурбон. Дети Филиппа и Марианны появлялись на свет мертворожденными или умирали вскоре после рождения: после 16 лет супружества в живых остались только Маргарита Терезия и родившийся через десять лет после нее наследник престола Карл. Кроме того, от брака с Изабеллой де Бурбон у Филиппа была еще одна дочь – Мария Терезия[4], родившаяся в 1638 году. В возрасте 14 лет Маргариту, в соответствии с брачной политикой того времени, выдали замуж за ее дядю и, одновременно, кузена, императора Австрии Леопольда I. Жизнь ее была очень недолгой – в 22 года она умерла от простуды.

Портреты юной Маргариты Терезии, которые Веласкес писал, будучи придворным живописцем испанского короля, попадали в Австрию благодаря все тому же династическому браку: еще задолго до свадьбы Леопольда и Маргариты венский двор регулярно получал из Мадрида изображения прелестной инфанты – ее должны были видеть в разном возрасте.

Итак, перед нами портрет 8-летней Маргариты. Многое изменилось в образе инфанты за три года, с тех пор как Веласкес запечатлел ее в белом платье. Теперь она представлена в наряде еще более торжественном, во многом повторяющем тот, в котором Веласкес изобразил ее мать на большом парадном портрете 1653 года.

Марианна Австрийская. 1652-53.
Холст, масло. 234х131,5. Прадо

В отличие от изображения в 5-летнем возрасте, более непосредственного и трогательно-детского, в портрете 1659 года появляются черты отточенной сдержанности – немногословной, но многозначительной. В позе, жесте и выражении лица 8-летней девочки читается уже не сцена из детства, а сложные оттенки впитанного юной инфантой образа поведения царственных особ. Композиция меняется: объемная пластика уступает место более плоскостному решению, смягчается общий светотеневой контраст, но при этом расширяется повествовательность, усиливается самодостаточность замыкающихся в себе форм, возникает внутреннее противопоставление отдельных эпизодов.

В этом отношении особо показателен и даже поразителен контраст рук инфанты. Та, что обращена к нам, филигранно выписанная, холенная детская рука, – предельно материализована в своей предметной форме. Другая, отстраненная, словно уходящая в себя тень, написана чрезвычайно свободно, на грани перехода к форме беспредметной, – и это уже почти бесплотный знак руки.

Крайне интересно распознавать те живописно-режиссерские ходы, которыми Веласкес выстраивает мизансцены этого образного противопоставления. В первом случае утонченность предметного рисунка подчеркивается ясным звучанием обступающих ее компактных цветовых пятен: коричневой меховой муфты[5], синего банта, белого кружева и почти слитных здесь серебристых полос отделки платья. Совсем иное решение мы видим в окружении дальней от нас руки: бант вокруг ее абстрактно-плоского пятна разрывается на множество разнонаправленных голубых всполохов, все предметные формы теряют здесь свою ясность и приобретают вид загадочный, сбиваясь в какой-то странный, хотя и негромкий хор. Этой рукой инфанта держит нечто, скрывающееся за краем широкой юбки, но что именно – нам остается только догадываться.

В подобном контрасте рук сопоставлены два типа красоты и художественной условности: иллюзорно-предметная и отвлеченно-поэтическая. Впечатляющая очевидность и, одновременно, уместность, ненавязчивость этого сравнения свидетельствуют не только об удивительном чувстве меры Веласкеса, но и о встроенности столь важного контраста в некую более общую живописную тему, которую мы позволим себе сформулировать как бы от лица самого автора: взаимоотношение предметного и декоративного в репрезентативном портрете. Эта тема стала программной для целого ряда изображений Марианны Австрийской, инфанты Марии Терезии и инфанты Маргариты Терезии, которые Веласкес создает в 1650-х годах.

Живописная особенность всякого репрезентативного портрета, отличающая его от портрета как строго официального, так и психологического, легко заметна и даже бросается в глаза. Она строится на открытом столкновении подчеркнутой неподвижности, статуарности изображенной модели и бурной динамики разнообразных средств ее «художественного оформления». Создается своего рода декоративная экспозиция персонажа внутри общей композиции портрета. При этом «экспозиционное» богатство (тем более оправданное, чем бόльшую монументальность приобретает изображенный персонаж) раздвигает границы жанра и выводит репрезентативный портрет в разряд «большой картины». Происходит это из-за усиления на полотне повествовательного начала, причем, далеко не всегда за счет усложнения собственно предметной обстановки. Повествующую роль берут на себя костюм, декорация – и рассказ ведется уже не только на языке перечисления атрибутов власти, родовитости, материального богатства, но и на языке, создающем чисто декоративные ощущения роскоши.

Таковы блистательные примеры портретов аристократов и коронованных особ работы Гольбейна, Кранаха, Тициана, создававших феерические костюмные постановки, которые отнюдь не сводились лишь к внешней красоте живописных речей. Декоративные решения порой выводили геральдически выверенные, жесткие изобразительные формулы, и тогда пластика внешне мягких тканей костюма приобретала внутреннюю – образную твердость доспехов. В таких случаях (портреты Генриха VIII кисти Гольбейна и Магдалены Саксонской Кранаха) предметность в трактовке лиц и рук ослаблялась, подчиняясь преобладающему декоративно-условному решению портрета: усиливалось плоскостное начало, их линейный рисунок вплетался в общую орнаментальную канву (так руки Магдалены Саксонской, подобно ювелирной застежке, замыкают два рукава в единое «ожерелье»).

Ганс Гольбейн Младший. Генрих VIII. 1539-40
Национальная галерея, Рим

Лукас Кранах Старший. Портрет Магдалены Саксонской… 1529
Институт искусств, Чикаго

В иных же портретах линейный рисунок, орнаментальные мотивы, колористическое соотношение фактур, напротив, материализовывали в себе, как в плотной, чувственно-предметной атмосфере, сгустки настроения и мироощущения портретируемого персонажа. Объем усиливался не только в трактовке лица и рук, но также костюмов, драпировок. При этом в несколько приглушенной декоративной партии вдруг возникали какие-то звучные мотивы, которые как-то по-особенному заостряли предметные решения (такова спускающаяся процессия пуговиц, усиливающая жест руки в тициановском портрете дожа Франческо Венье).

Тициан. Портрет дожа Франческо Венье. 1554-56
Музей Тиссен-Борнемиса

У Веласкеса в рассмотренном контрасте рук инфанты Маргариты мы видим одновременное и, можно сказать, паритетное использование двух вышеотмеченных подходов. Причем, ярко-декоративное и скорее плоскостное решение платья инфанты в этом портрете столь же равновесно сочетается с подчеркнуто предметной трактовкой ее лица. Подобные построения, активизирующие оппозицию предметного и декоративного, и одновременно развивающие и углубляющие их взаимную гармонию, составляют особенный, загадочный образный строй и необычайную живописность репрезентативных портретов позднего Веласкеса.

Оставаясь в границах предметного, он постоянно обостряет наше ощущение этих границ разнообразными экспериментами с пластикой и цветом. Эти эксперименты, порой не сразу заметные, но всегда присутствующие в его живописи, обнаруживают себя и захватывают нас каким-то необычным артистизмом, в котором сочетаются бурная экспрессия, своеволие художника и утонченная созерцательность, аристократическая сдержанность.

Как колорист Веласкес, безусловно, прямой наследник Тициана. Если в рассмотренных портретах Кранаха и Гольбейна колористические решения возникают как сложные орнаментальные композиции достаточно простых локальных цветовых пятен, то у позднего Веласкеса, как и у позднего Тициана, колорит строится через взаимопроникновение сложных красочных структур, свободно преодолевающих замкнутость уже не столько линейных, сколько объемных форм. При этом, даже по отношению к Тициану, Веласкес как-то предельно раскрепощен и разнообразен в колористическом обыгрывании своих удивительных пластических построений – от мельчайших до самых крупных. В нашем портрете мы можем видеть фантастический диапазон решений: тончайшие модуляции цвета и тона в светоносной лепке лица и ближайшей к нам руки инфанты; бурлески красочной фактуры и ритмов голубого, белого, жемчужно-серебристого, коричневого, балансирующих на переходах холодного и теплого в сложнейшей пластике рукавов, бантов, аксессуаров; замедленное, но очень насыщенное и мощное звучание, казалось бы, уже отвлеченной музыки больших пятен синего – но при этом не только вне отрыва от формы и материала юбки, но организуя и наполняя эту огромную форму чрезвычайно предметным, живым ощущением.

Неимоверное богатство сине-голубых обнаруживает столько оттенков своей собственной жизни цвета, что это становится особой темой для созерцания в портрете инфанты Маргариты. Монументальная панорама синего разворачивается почти во всю ширину холста между двумя темно-коричневыми – глухим задником фона и муфтой. Вроде бы простая игра рефлексов в легких изломах плоскостей бархата становится здесь почти абстрактной, завораживающей глаз картиной. В то же время голубые банты написаны удивительно нежной кистью – их наполняет воздухом непосредственная близость белых кружев. Звучание цвета зависит не только от его количества и окружения, но и от геометрической формы пятна: в синих фрагментах корсета напряжение создают свето-теневые контрасты, но в еще большей степени – резкие заостренные углы (и это дань орнаментальной трактовке колорита). Зато повсеместные голубые рефлексы на серо-серебристой отделке создают иное, почти эфемерное ощущение голубого цвета, которое не только декоративно объединяет общее пятно платья, но и возвращает в репрезентативный образ инфанты некий мотив безотчетной детской мечтательности.

С некоторым усилием отвлекаясь от непосредственного созерцания красочных форм и возвращаясь в русло общих рассуждений, приходится признать, что в рассматриваемом портрете трудно искать какую-то драматургию образа, хотя драматургия живописи не только сразу обнаруживает себя, но усиливается с каждым новым взглядом на портрет. Конечно, за каждой формой стоит содержание, и во всяком портрете личность модели в немалой степени являет зрителю свое отражение. В данном случае путь к нему – это погружение в тайну личности 8-летней инфанты, чье детство уже начало заканчиваться, в тайны ее взаимоотношений со сводной старшей сестрой, с венценосными родителями, в тайны жизни и быта испанского королевского двора XVII века. Слишком много старых тайн, которые и должны остаться неразгаданными.

Но всякий портрет, а репрезентативный портрет в особенности, выходит за пределы личности: в его образе есть место каким-то общим темам жизни и искусства, и они остаются притягательными для зрителей даже столетия спустя. В портретах позднего Веласкеса, так же, как и в его знаменитых «Менинах», ведущей образной темой становится сама живопись. В ней тоже немало тайн, но (при хорошей сохранности произведения) все отгадки, так или иначе, предстают перед нами на холсте. Впрочем, искусство Веласкеса свидетельствует о том, что настоящая, большая живопись несет в себе не столько загадки, сколько откровения, а их постижение возвышает, услаждает и отрешает наш взгляд.

Примечания:

[1] Хосе Ортега-и-Гассет. Введение к Веласкесу. 1950. Перевод Е.М.Лысенко, 1991 (http://lib.ru/FILOSOF/ORTEGA/ortega19.txt)
[2] Самые лучшие из них невозможно нормально рассматривать из-за отражающихся в них окон
[3] С.Даниэль. Искусство видеть. СПб, «Амфора», 2006, с.136-143
[4] Портрет Маргариты Терезии в голубом платье (1659) и почти такого же размера портрет ее сводной сестры Марии Терезии в розовом платье (1652-53) экспонируются в Венском музее рядом друг с другом
[5] Вероятно, муфта была подарком, присланным из Вены 8-летней инфанте Маргарите, будущей невесте 19-летнего Леопольда I, за год до этого ставшего Императором Священной Римской империи

© Максим Тавьев, 2011

P.S. Пост восстановлен на «Яндекс-фотках» после запрета просмотра изображений «Фотобукетом».
Увы, замена картинок в комментариях мне не доступно.
.

Инфанта Маргарита: тайны Мадридского двора: dem_2011 — LiveJournal

Портрет инфанты Маргариты (фрагмент). Музей Ханенко

В коллекции  киевского Музея Богдана и Варвары Ханенко есть дивный портрет девочки  в роскошном платье. Долгие годы эту работу приписывали испанцу Диего  Веласкесу. Считалось, что на картине изображена Марианна Тереза, старшая  дочь испанского короля Филиппа IV, которая стала королевой Франции  и женой Людовика XIV. И только в 30-е годы XX века искусствоведы  установили, что художнику позировала не старшая, а младшая дочь Филиппа  IV — Маргарита Тереза, рожденная во втором браке короля с Марианной  Австрийской. А позже выяснилось, что картину написал и вовсе  не Веласкес. Рассказываем, в чем историческая ценность портрета и как  искусство портного может повлиять на атрибуцию картины.

Для  начала обратимся к истории этого портрета — вернее, к той части  документальных свидетельств, которые удалось обнаружить исследователям.  Первое упоминание о портрете, созданном во второй половине XVII века,  относится к 1827 году — о нем говорится в описании коллекции испанского  придворного художника Висенте Лопеса-и-Портанья.

Следующая  остановка — коллекция инфанта Испании и Португалии Габриэля де Бурбон  и де Браганза. После его кончины портрет приобрел лондонский антикварный  дом Колнаги, который год спустя продал полотно (авторство которого все  эти годы приписывалось Диего Веласкесу) немецкому консулу  и коллекционеру Эдуарду Веберу.

В 1912 году на распродаже коллекции  Вебера картину приобрела семья Ханенко для своего музея: странствие  портрета инфанты по частным коллекциям закончилось.

Встречается  такая цитата художника Михаила Васильевича Нестерова из письма К. Г.  Держинской (написанного после визита в Киев в 1939 году):

«Был  я в соборах, музеях. В бывшем музее Ханенко увидел удивительную  „Инфанту“ Веласкеса, сделавшую бы честь и самому Эрмитажу. Рядом с ней  в великом искусстве ее гениального автора все вокруг меркнет, как перед  бриллиантом чистой воды оконные стекла». 

В 1950-е  годы в авторстве Веласкеса засомневались. Ранее в атрибуции принял  участие Владимир Семенович Кеменов — историк, искусствовед, в 1938—1940  годах возглавлявший Государственную Третьяковскую галерею. «Серый  кардинал» советского искусства, он не только занимал видные должности  в области культуры, но и прекрасно разбирался в живописи. Именно Кеменов  некогда с уверенностью атрибутировал портрет из музея Ханенко как  принадлежащий кисти Диего Веласкеса. Его противником стал испанский  искусствовед Хосе Лопес-Рей, знаменитый эксперт по творчеству Гойи  и Веласкеса, и, что немаловажно — составитель каталога-резоне Диего  Веласкеса (1963, 1996). Профессиональный интерес Лопеса был настолько  велик, что в 1965 году он лично приехал в Киев осмотреть картину  и сделал вывод: это не Веласкес.

1. Фрагмент картины «Инфанта Маргарита» из Музея Ханенко
2. Фрагмент картины «Инфанта Маргарита» из музея Прадо

Шли  годы, одни эксперты убедительно доказывали авторство Веласкеса,  другие — так же убедительно им возражали. Как в свое время утверждал  Кеменов, портрет в музее Ханенко — это подготовительная работа  к большому парадному «Портрету инфанты Маргариты в серо-розовом платье»,  который хранится в мадридском музее Прадо. Изображение платья, как  предполагали тогда, сделал сам Веласкес, а вот лицо инфанты дописывал  кто-то из его учеников уже после кончины мастера в 1860 году.

Однако недавно сотрудники музея Прадо сделали сенсационное заявление: авторство портрета полностью принадлежит Хуану дель Масо, ученику и зятю Диего Веласкеса.

Портрет инфанты Маргариты в детстве. Хуан Батиста Мартинес дель Масо, 1665

Доказательства  основывались на знании истории и дворцового этикета, но главным ключом  для атрибуции стало церемониальное серо-розовое платье инфанты. Как  выяснили искусствоведы, это одеяние, так называемое гвардаинфанте,  было сшито по особому случаю — для официальной помолвки Маргариты  с Леопольдом Австрийским. Торжества состоялись в 1664 году — через  четыре года после кончины Веласкеса, которого на посту придворного  живописца к тому времени сменил его зять дель Масо.

Благодаря платью  инфанты была точно атрибутирована не только картина в Прадо, но и ее  предполагаемый эскиз — погрудный портрет в музее Ханенко: сегодня можно  с уверенностью говорить о том, что его написал не Веласкес, а Хуан дель  Масо либо же кто-то из его учеников. Установление авторства парадного  портрета не только внесло ясность в атрибуцию киевской картины,  но и возродило интерес к творчеству Хуана дель Масо, позволило заново  оценить талант этого живописца, по мастерству стоящего в одном ряду  с такими известными учениками Диего Веласкеса, как Хуан де Пареха и  Эстебан Мурильо.

Маргарита Мария Тереза Испанская. Хуан Батиста Мартинес дель Масо, 1666

Хуан  дель Масо был не только одним из лучших учеников Диего Веласкеса:  31 августа 1633 года он женился на его дочери, Франциске де Сильва  Веласкес-и-Пачеко. В пышном торжестве, организованном в дворцовой церкви  Сантьяго в Мадриде, принял участие сам король Испании Филипп IV и его  ближайшие советники. Место при дворе новоиспеченному зятю Веласкеса было  обеспечено: в 1634 году придворный живописец передал мужу дочери  должность охранителя врат Королевской палаты. А в 1643 году дель Масо  стал личным художником наследника испанского престола принца  Астурийского, который, в свою очередь, стал крестным отцом пятого  ребенка художника. После скоропостижной смерти принца дель Масо сохранил  свои привилегии и по-прежнему работал при испанском королевском дворе.

Мастерская Хуана Батисты Мартинеса дель Масо. «Портрет инфанты Маргариты». Ок. 1665. Музей Богдана и Варвары Ханенко

По указанию  короля дель Масо создавал для него копии знаменитых работ Тинторетто,  Тициана, Паоло Веронезе, изучал секреты великих фламандцев — Йорданса и  Рубенса. Киевская реплика с портрета инфанты, безусловно, связана  с парадным портретом инфанты Маргариты, созданного дель Масо в 1665  году. Подобные небольшие работы создавали для посольских даров, подарков  родственникам или подношений в качестве знака особого монаршего  благоволения. В любом случае, искусствоведы Музея Ханенко сделали  безупречную со всех точек зрения подпись под экспонируемой картиной —  «Мастерская Хуана Батисты Мартинеса дель Масо» (в то время, как,  например, на страничке музея в Википедии до сих пор значится  «Веласкес»). Исследования работы продолжаются.

Подготовлено по информации музея Ханенко

Автор: Рита Лозинская, artchive.ru

Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье — Infanta Margarita Teresa in a Blue Dress

Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье — один из самых известных портретов испанского художника Диего Веласкеса . Выполненная маслом на холсте, она имеет размеры 127 см в высоту и 107 см в ширину и была одной из последних картин Веласкеса, созданной в 1659 году, за год до его смерти. На нем изображена Маргарет Тереза ​​из Испании, которая также появляется в « Менинах» художника. В настоящее время картина находится в Художественно-историческом музее .

Это один из нескольких придворных портретов инфанты Маргарет Терезии , созданных Веласкесом по разным поводам, которая в пятнадцать лет вышла замуж за своего дядю Леопольда I, императора Священной Римской империи . Это маленькая инфанта, которая появляется в « Менинах» (1656 г.). На этих картинах она изображена на разных этапах детства; их отправили в Вену, чтобы рассказать Леопольду, как выглядит его молодая невеста.

В Художественно-историческом музее в Вене есть еще две картины Веласкеса : « Инфанта Мария Тереза» и « Портрет принца Филиппа Просперо» . Однако этот портрет инфанты Маргариты , пожалуй, лучший из трех.

В этом портрете Веласкес использовал технику свободных мазков, которые сливаются в связность только при просмотре с определенного расстояния. Здесь изображена восьмилетняя инфанта с торжественным выражением лица. На ней синее шелковое платье, украшенное серебряной каймой по испанской моде той эпохи; Самая яркая особенность — огромный простор из объемного кринолина, который подчеркивается обрезанными краями и широким кружевным воротником. В одной руке она держит коричневую меховую муфту, возможно, подарок из Вены. Молодая девушка, представленная красивой и привлекательной, имеет бледное лицо, которое подчеркивается синими и серебряными тонами. На заднем плане — высокий консольный столик, за ним круглое зеркало.

Рекомендации

  • Карр, Доусон (редактор), Веласкес , Лондон: Национальная галерея, 2006.
  • Cirlot, L. (реж.), Kunsthistorisches , Col. «Museos del Mundo», Tomo 11, Espasa, 2007. ISBN  978-84-674-3814-7 , стр. 177
  • Монреаль, Л., Grandes Museos , Vol. 2, Планета, 1975. ISBN  84-320-0460-X (полная работа)
  • Оливар, М., Cien obras maestras de la pintura, Biblioteca Básica Salvat, 1971. ISBN  84-345-7215-X

внешние ссылки

  • Веласкес , каталог выставки из Метрополитен-музея (полностью доступен онлайн в формате PDF), который содержит материалы об этом портрете (см. Индекс)

<img src=»https://en.wikipedia.org//en.wikipedia.org/wiki/Special:CentralAutoLogin/start?type=1×1″ alt=»» title=»»>

…и менины. «Менины» (Las Meninas) Диего Веласкес, 1656 год.

Инфанта Маргарита в возрасте пяти лет на картинах испанского живописца Диего Веласкеса (1599—1660).
Слева: музей Прадо (фрагмент)
Справа: Музей истории искусств, Вена.

В инвентарных описях испанского королевского дворца XVII столетия картина называется «La Familia» («Семья»), название «Las Meninas» («Менины») появляется лишь в XIX столетии, благодаря изображенным на картине двум фрейлинам (менинам): слева – с красным кувшинчиком на золотом подносе – донья Мария Агустина Сармьенто де Сотомайор; справа – присевшая в реверансе – донья Исабела де Веласко. Инфанту Маргариту и менин в мастерской Диего Веласкеса сопровождают карлица Мария Барбола и карлик Николас Пертусато (Николазито Партузато). Позади них стоит женщина в монашеском наряде – наставница донья Марсела де Уйоа (Уллоа), беседующая с личным охранником инфанты.

Художник и историк искусства Александр Бенуа (1870—1960) в книге «История живописи» (ч.1 Изд. Шиповникъ, 1913) писал про инфанту Маргариту-Марию в мастерской Веласкеса, «пишущего портрет юной принцессы». Бенуа полагал, что «можно, впрочем, истолковать присутствие инфанты в студии художника тем, что она явилась приветствовать своих родителей, позирующих Веласкесу для своего двойного портрета

Действительно, в зеркале, висящем на дальней стене, видно отражение Филиппа IV и его супруги Марианны. Многие искусствоведы обращают внимание на этот уникальный двойной портрет королевской четы:
«Это единственная картина Веласкеса, на которой царствующие супруги изображены вместе. Иконография испанских Габсбургов не знает двойных портретов, король и королева всегда писались на разных холстах и совершенно по-разному. Изображение в зеркале позволяло нарушить это правило, не нарушая его.» (c) Григорий Амелин.

Ещё одна интересная цитата из описания Г. Амелина:
Картина Веласкеса «Менины» (ок. 1656–1657) рассматривается как классический образец «текста в тексте»… …
В «Менинах» мы имеем, по сути дела, три текста в тексте: полотно, зеркало и дверь. Зеркало отражает то, что за пределами «Менин», полотно же скрыто от нас, поэтому на нем может быть все, что угодно, вплоть до того, что мы видим на веласкесовской картине “Менины”, – и художник пишет на полотне ту же самую картину, что уже в готовом виде предстает перед нашими глазами (и поскольку он ее пишет – она не закончена, но коль скоро картина предстала перед нашими глазами – она закончена и т. д.)» (с) признаться, я не совсем понимаю, чьи это слова (?) там запутанное цитирование — N.

Всех занимает вопрос, что же изображено на натянутом на подрамник холсте? Вариантов предлагается три:

1. На скрытом от глаз зрителя холсте, над которым работает Веласкес, изображена юная инфанта Маргарита. Это первая из версий, предложенных сто лет назад Александром Бенуа. Вот как-то так это приблизительно выглядит.
Японский взгляд: Las Meninas 2013  © Yasumasa Morimura

2. Двойной портрет.
Бенуа: инфанта приветствует родителей, позирующих Веласкесу для своего двойного портрета.
Более развернутая версия о картине Веласкеса «Менины» в википедии:
Полотно изображает сцену написания Веласкесом совместного портрета испанского короля Филиппа IV с его супругой и племянницей Марианной Австрийской в присутствии их дочери инфанты Маргариты Терезы со свитой.

3. Droste-effect, mise en abîme (мизанабим). Эффект (скрытой от глаз зрителя) рекурсии. Вот тут у меня была тема, подробно: https://n-dank.livejournal.com/89077.html
Этот вариант упоминается в обзоре Григория Амелина. Картина о том, как пишется эта картина. То есть художник изобразил себя за работой над этой самой картиной. Зритель видит лишь серую оборотную сторону и деревянный каркас, а на фронтальной стороне: менины, инфанта, автопортрет, зеркало ит.д.

Картина Диего Веласкеса «Менины» находится в музее Прадо. Увы, пока не удалось добраться до Прадо. Но зато я видела картины Веласкеса в Венской картинной галерее.
Фото 2017 год.

«Портрет инфанты Маргариты в белом платье», 1656. Холст, масло 105 × 88 см. Музей истории искусств, Вена.

«Портрет принца Фелипе Просперо», 1659 Холст, масло 128,5 × 99,5 см.
«Портрет инфанты Маргариты в синем платье», 1659 Холст, масло 127 × 107 см.
За кадром: «Портрет инфанты Марии Терезии с часами» 1652—1653 Холст, масло 127 × 98,5 см.
Портрет инфанты Маргариты в розовом платье 1653—1654 отдельно не сфотографировала, он есть на фото зала.
Музей истории искусств, Вена. А какие красивые рамы!

Обратите внимание на размер картины «Портрет инфанты Маргариты в белом платье». Сравните с размерами картины в Прадо:

Теперь понятно, что на картине «Менины» изображена работа над картиной «Менины», то есть вариант 3. Рекурсия.
Стоит только оценить размеры огромного подрамника. Посмотрите на платье и пальчики стоящей в окружении придворных юной инфанты  — картина как будто не закончена, не прописаны детали. Это особенно бросается в глаза, если поставить рядом портрет из Венской галереи, на котором с такой тщательностью и мастерством прорисованы и украшения, и блики на роскошной материи, и пуговки, и локоны малышки, и руки…
Прочитайте ещё раз приведенную выше цитату: «художник пишет на полотне ту же самую картину, что уже в готовом виде предстает перед нашими глазами (и поскольку он ее пишет – она не закончена, но коль скоро картина предстала перед нашими глазами – она закончена и т. д. и т.д. и т. д.)»

Нет и не было никакого двойного портрета королевской четы. Просто обеспокоенные родители заглянули в мастерскую к художнику, чтобы заставить маленькую инфанту постоять и попозировать ещё хоть минуту, потому как карлицы и менины уже не справлялись, не знали, чем отвлечь/развлечь Маргариту. Даже пёс притомился и задремал. Позировать в таком юном возрасте да при такой навороченной красоте одежд, ой, как непросто:) Вероятно, стоящий в дверях гофмейстер королевы дон Хосе Ньето Веласкес и призвал на помощь родителей, которые показали пример образцового поведения.

В зеркале отражается красный занавес, полагаю, тот самый, что на портрете инфанты Маргариты в белом платье. Это не часть интерьера, а реквизит, аксессуар на месте для позирования. Королевская чета, встав рядом с красным занавесом, старается уговорить принцессу вернуться на место, проявить ещё чуточку терпения: «делай, как мы». Все понимают, что ребёнок набегался и устал (локоны распустились, от милых аккуратных завитушек и следа не осталось),  но картина ещё не закончена.

Интересно, что бантик на голове и пробор инфанты на двух обсуждаемых портретах (Прадо/Вена) отображаются зеркально. Нужно разбираться и с красным занавесом, с учетом его отражения в зеркале на стене, которую по счету производную видит зритель на картине? Мне хочется красное полотнище перевесить на другую сторону, дабы соблюсти соответствие с портретом инфанты из венской коллекции. А вот кисть художник держит самым прозаичным образом, в правой руке.

Просто невозможно поверить, что маленькая Маргарита позировала на двух картинах в одном и том же наряде. Ещё более невероятной является ситуация, когда инфанта якобы приветствует позирующих художнику родителей в том же платье, что и на портрете, отосланном (или подготовленном к отправке) к императорскому двору в Вене.

Веласкес написал «Портрет инфанты Маргариты в белом платье», а затем как бы взглянул на процесс написания портрета со стороны… и  получилось то, что получилось — загадка, причуда, послание, взгляд в бесконечность.

Веласкес и Маргарита: alexspet — LiveJournal

В Вену нас занесло[волной Айвазовского]http://alexspet.livejournal.com/2667.html. Очаровательный город, живо напомнивший мне родной Киев моего детства, когда в нем тоже регулярно мыли улицы (пусть и без шампуня), воздух был чист и благоухал речной свежестью, а из крана в нашей квартире текла вкусная артезианская вода.

В Вене очень много музеев, самых разных, включая Музей З.Фрейда и Музей секса. Обойти их за четыре неполных дня командировки невозможно, но я не слишком переживала по этому поводу, так как предметом моего музейного вожделения был Веласкес в Музее истории искусств.

Советские музеи не могли похвастаться обилием картин Веласкеса: кроме раннего «Завтрака» из Эрмитажа и «Портрета инфанты Маргариты» из Киевского музея Богдана и Варвары Ханенко (картинки наверху), которых относили к работам Веласкеса, изучать творчество великого испанца было не на чем. Если не считать альбомы, конечно, которых в то время тоже было немного, и были они не лучшего полиграфического качества. Так что искусствоведы-испанисты советского времени представляли собой нечто вроде тайной закрытой секты.

Большинство работ Веласкеса находится в музее Прадо в Мадриде. Придворный живописец Филиппа IV оставил много прекрасных изображений инфанты Маргариты в разном возрасте, но, кроме музея Прадо, лучшие из них находятся в Музее истории искусств в Вене. И, главное, три замечательных портрета инфанты представлены в открытой экспозиции этого музея в одном зале — любуйся и сравнивай сколько угодно! По остроумному замечанию моей коллеги, у них там — просто «клумба с маргаритками». Как вы, должно быть, уже поняли, меня влек в этот музей неудержимый искусствоведческий зуд — увидеть воочию, чем отличается киевский Веласкес от венского.
Чем он отличается от эрмитажного, думаю, понятно: раннее полотно с изображением трапезы в духе Караваджо настолько непохоже своей живописной манерой на киевский портрет инфанты, что сравнивать их и в голову не приходит. Кроме того, сравнивать полагается сюжетно и композиционно близкие полотна, так что жанровая сцена и портрет для сравнения не подходят изначально.

Еще со времени начала моей музейной карьеры, когда я, в качестве научного сотрудника Киевского музея западного и восточного искусства, как назывался тогда Музей Богдана и Варвары Ханенко, водила экскурсии, в моей памяти остались множество замусоленных фраз о богатстве цветовой палитры, благородстве живописной манеры и о том, что «сложность, богатство и выразительность живописного языка Веласкеса неотделимы от внутреннего содержания образа инфанты(sic!), в котором удивительно тонко соединились холодная замкнутость наследницы престола и трогательная незащищенность ребенка». Всем научным коллективом мы дружно искали в полотне те самые «валёры», которыми был славен испанец, и которые были непременным атрибутом цветовых приемов великих колористов.
Если хотите мгновенно и ярко представить себе, что за … штука такая эти валёры, вспомните, как выглядит белая стена дома в летний, но пасмурный день — вот эти 50 оттенков серого многочисленные оттенки одного и того же белого: кремовые, сероватые, слегка голубоватые, чуть зеленоватые, чисто белые, молочные, снежно-белые, слоновой кости, цвета отбеленного холста и небеленного шелка-сырца, и еще куча оттенков, для которых просто не существует слов, а художник их различает своим тренированным глазом — и есть валёры белого. Возможны валёры голубого, красного, серого (куда же без них теперь!) и всех других цветов.

Написана киевская Маргарита и в самом деле виртуозно: из легкой дымки розовато-белых и серых тонов на ваших глазах возникают и плотные блестящие изломы атласа,и невесомые прозрачные слои кисеи, и вспышки красных лент, и мерцание золотых украшений. Никакой иллюзорности в живописи платья нет, а все особенности этого наряда можно прочувствовать, а не только увидеть изумленным взглядом.
У картины замечательная история бытования: совершенно лояльно она переходила из одной коллекции в другую, пока не была куплена Богданом Ивановичем Ханенко на аукционе в Берлине в 1912 году, где распродавалась гамбургская коллекция Вебера. Заключение о принадлежности этого полотна кисти Веласкеса было подписано Максом Фридлендером, долгое время бывшим хранителем коллекций Берлинского музея кайзера Фридриха. Специализировался Фридлендер, правда, на нидерландском и немецком искусстве 15-16 веков, но был авторитетным знатоком живописи. Так что любителям заговоров и конспирологических версий поживиться в истории киевской инфанты особо нечем: ни гордый обладатель киевской инфанты, ни сотрудники созданного в 1919 году музея ничего не придумывали, и авторства Веласкесу не приписывали. А разговоры о возможности другого авторства, тем не менее, время от времени в искусствоведческих кругах возникали.

Вот теперь вообразите, каков был у меня азарт накануне встречи с венскими портретами Маргариты.

Вы спросите, а откуда уверенность, что венские Маргариты — кисти Веласкеса. В коллекции Венского музея истории искусств довольно много также портретов Маргариты работы других художников, копий, реплик, повторений. Но вот те три, что находятся в зале музея, куда я так стремилась, написаны были Веласкесом для будущего супруга инфанты Маргариты, которая, как и положено принцессе королевской крови, с младенчества была «просватана» за принца австрийской короны Леопольда — будущего императора Леопольда I. На портретах ниже инфанта изображена в возрасти трех, пяти и восьми лет. Последняя картинка кликабельна — можно полюбоваться фактурой живописи в крупном масштабе.

В том же зале, где находятся портреты инфанты Маргариты, рядом с одним из них висит и семейный портрет работы зятя Веласкеса — художника Хуана Баутиста Мартинеса дель Масо, изобразившего свою семью в мастерской.

Неблагодарное дело — пытаться объяснять разницу живописных оригиналов на цифровых изображениях, пусть даже и самого высокого качества, а репродукция картины дель Масо — не лучшего качества. Вам остается поверить мне на слово: увиденные оригиналы не оставили у меня сомнений, что автор киевской инфанты — не Веласкес, а скорее его зять. Что не Веласкес — точно, так как не может быть эскизом к большому портрету из музея Прадо, каковым считали киевский портрет, картина, написанная в совершенно отличной от всех венских портретов инфанты живописной манере. А на манеру дель Масо, насколько я могла судить по одной виденной мной работе в венском музее, наш портрет очень похож. Чтобы делать окончательные выводы об авторстве, сотрудники музея Ханенко сейчас проводят химические и физические технологические исследования живописного слоя картины.

Памятуя о комментарии к одному из моих прошлых постов, что нормальный зритель, в отличие от искусствоведа, обладает преимуществом просто наслаждаться живописью, а не истязать себя сравнениями и смыслами изображенного, хочу поинтересоваться у таких зрителей, станут ли они с тем же удовольствием взирать на работу мало известного, хоть и хорошего живописца дель Масо, с каким смотрели бы на портрет работы его великого тестя Веласкеса?

Сразу предупрежу, что над моими чувствами великие имена определяющей власти уже не имеют. А вот для большинства посетителей музея имя «Веласкес» значит очень много в табели о рангах художников. И для того, чтобы изменить их взгляд на живописные достоинства портрета работы дель Масо, пришлось бы напрячься не только сотрудникам музея Ханенко, но чуть ли не всему мировому сообществу искусствоведов и музейщиков, чему, как вы понимаете, не бывать. И если в наши дни мы можем наблюдать, как стремительно можно создать имидж любому художнику, музыканту, певцу, то в рейтингах художников ушедших эпох изменить что-либо вряд ли удастся: как ни взбивай сливки для нового торта, но если, по традиции, в Вену едут отведать шоколадный торт «Захер» в кондитерской отеля с таким же названием, то есть будут именно этот торт в этой кондитерской, как бы неблагозвучно не было его название.

P.S. К большому огорчению музея Ханенко, на данном этапе портрет совсем «потерял» имя автора: по результатам технологических исследований, которые зам. директора по научной деятельности музея Живкова Е.В. возила в музей Прадо, их эксперты сделали вывод, что это даже не зять Веласкеса — дель Масо, а «его школа», т.е. условный круг художников, работавших в его мастерской. Представляете, как огорчительно не просто утратить «брендовое» имя в коллекции, а вообще перевести произведение до поры до времени в «творения неизвестного мастера»? В музейном закулисье, как я его называю, ещё и инерция велика: это оборотная сторона опоры на традиции и некоторой перестраховки — прежде , чем что-нибудь резко менять, нужно двадцать раз проверить. Без этого ошибок будет ещё больше, потому что, как известно, сколько людей — столько мнений. Истина требует мужества признать её, тогда откроются новые горизонты знаний.)))

Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье от Diego Velazquez

Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье — один из самых популярных портретов Диего Веласкеса. Портрет размером 127х107 см, выполненный маслом на холсте, был написан в 1659 году, за год до кончины Веласкеса; Таким образом, это была одна из последних картин испанского художника.

Веласкес и раньше рисовал Маргариту Терезу в своей картине «Менины».С юных лет Терезу обещали ее дяде (и будущему императору Священной Римской империи) Леопольду I.

Картина «Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье» была создана и отправлена ​​Леопольду в подарок в тот же год, когда была создана, чтобы показать ему, как выглядел его молодой жених. Пять портретов Терезы были созданы Веласкесом по заказу ее отца для записи развития невесты, и этот считается, возможно, лучшим из всех.

Тереза ​​вышла замуж в 15 лет, свадьба, которая состоялась при венском дворе в 1666 году, является прекрасным отражением зенита культуры барокко. Свадебные торжества включали оперы, конный балет, артиллерийский огонь и грандиозные фейерверки. Шесть лет спустя Тереза ​​умерла в молодом возрасте 21 года после рождения шестого ребенка.

Сюжет картины, т.е. инфанте на картине всего восемь лет. У нее торжественное выражение лица в синем шелковом платье, украшенном серебряной каймой. Что привлекает внимание в картине, так это огромное пространство объемного кринолина. Еще одна яркая черта картины — широкий кружевной воротник и обрезанные края платья. На левой руке Тереза ​​держит коричневую меховую муфту, которая, вероятно, является подарком ей Венского двора.

Юная Тереза ​​выглядит очень привлекательно и красиво на фото, ее бледное лицо подчеркивается контрастирующими синими и холодными металлическими серебряными тонами ее платья.Кроме того, это очень хорошо подчеркивает ее голубые глаза. На заднем плане высокий консольный столик и зеркало позади нее. Здесь Веласкесу удается найти идеальный баланс, то есть он поддерживает формальный этикет, обязательный для придворного портрета, и, следовательно, не в конечном итоге оскорбляет своих покровителей, и в то же время картина передает наивное обаяние ребенка неподвластным времени. Ведь картина до сих пор находит отклик у зрителя!

В картине «Инфанта Маргарита Тереза ​​в синем платье» Веласкес использовал технику свободных мазков.Однако они не выглядят бессистемно, а наоборот, сливаются воедино, если смотреть на них с расстояния. Будучи закаленным и опытным художником, Веласкес сумел не только выполнить свой долг — нарисовать официальный портрет, но и изобразить Терезу в реалистичной манере.

Художественная виртуозность Веласкеса — это сочетание быстрой руки и проницательного глаза. Он вдохнул новую жизнь в свои придворные портреты, которые были освежающим изменением по сравнению с долгой застойной условностью и стилем, используемым для создания таких портретов.Как упоминалось ранее, картина в стиле испанского барокко была подарена двору в Вене в 1659 году, но в настоящее время находится в Художественно-историческом музее в Вене.

Представляем инфанту Маргариту в синем платье. Веласкес

Выдержка

Ниже приводится информация из номера The Dallas Morning News от 24 июля 2015 года.

2 августа 2015 г.

Майкл Гранберри
Искусство и особенности

Они прибывают в ящиках и коробках и датируются столетиями.В них хранятся секреты и истории ушедшей эпохи. Они здесь какое-то время, а потом их нет.

Так обстоит дело с недавним потоком поставок в музей Медоуз Южного методистского университета, где учреждение, основанное Алгуром Медоусом и посвященное испанскому искусству, отмечает свое 50-летие, в то время как школе исполняется 100 лет. .

Один из недавних артефактов, доставленных на вершину холма, — это шедевр Диего Веласкеса, жившего с 1599 по 1660 год.Последняя серия портретов Веласкеса также включала в себя один из самых примечательных. Он написал Портрет инфанты Маргариты Терезы в синем платье в 1659 году, за год до своей смерти.

На картине, предоставленной Художественно-историческим центром в Вене, изображена 8-летняя Маргарита, дочь Марианы и Филиппа IV, при дворе которой Веласкес был ведущим художником. Девушка также фигурирует в шедевре Веласкеса Las Meninas .

Такие работы помогли Веласкесу стать одним из самых известных портретистов современного периода барокко.Он написал множество портретов испанской королевской семьи и послужил образцом для подражания для таких художников-реалистов и импрессионистов, как Эдуард Мане. В более поздние эпохи Пикассо, Дали и Фрэнсис Бэкон подражали его стилю.

Картины в этих ящиках и коробках почти всегда несут в себе редкую историю, и эта не исключение. Как отмечают официальные лица Медоуза при описании портрета Веласкеса, предоставленного взаймы из Вены:

«После завершения эта картина была отправлена ​​ее будущему мужу и императору Священной Римской империи Леопольду I в Вену, чтобы сообщить ему о внешности своей молодой невесты.Ограничивая свою палитру синими, серебряными, белыми и коричневыми тонами, Веласкес мастерски воспроизводит разнообразные поверхности и текстуры — кружевной воротник, золотую цепочку, меховую муфту — демонстрируя свободную виртуозную манеру письма, которую лучше всего рассматривать на расстоянии ».

Те, кто придут посмотреть на портрет, получат даже больше, чем ожидали. The Meadows объединяет Портрет инфанты Маргариты Терезы в синем платье с портретами Веласкеса родителей Инфанты. Те из них, которые хранятся в постоянной коллекции Медоуза, называются Портрет короля Филиппа IV (1623-24) и Портрет королевы Марианы (1656).

Все три будут выставлены вместе с женской фигурой Веласкеса (Сибилла с Табулой Расой), 1648. Она тоже находится в постоянной коллекции Медоуз.

Прочитать всю историю.

Для получения дополнительной информации.

Великих произведений западного искусства

Диего Веласкес: Инфанта Маргарита Тереза ​​в розовом платье, 1653/54

Вена, Художественно-исторический музей

В 1522 году император Карл V разделил земли Габсбургов, унаследованные им от своего деда Максимилиана I, со своим братом Фердинандом I.Таким образом, Австрийский дом, контролировавший около трети Европы, был разделен на испанскую и австрийскую ветви. Чтобы сохранить всю эту территорию в руках Габсбургов, две ветви смешались на протяжении нескольких поколений, и этот портрет двухлетней инфанты Маргариты Терезы (1651–1673) сыграл свою роль в этом династическом союзе.

Инфанта Маргарита Тереза ​​была первым ребенком короля Испании Филиппа IV (1605–1665) и его второй жены (и племянницы) эрцгерцогини Марии Анны Австрийской (1639–1696).С младенчества Маргарита Тереза ​​была помолвлена ​​со своим двоюродным братом и дядей, будущим императором Леопольдом I. Мадридский двор регулярно отправлял портреты Инфанты Леопольду в Вену, и в результате в Художественно-историческом музее есть три картины принцессы, сделанные им. великий уроженец Севильи Веласкес, который был придворным и придворным художником испанских Габсбургов с 1629 года до своей смерти.

В соответствии с традициями придворной портретной живописи того времени, маленькая девочка изображена с королевской осанкой: строго вертикальная, окруженная роскошью, одна рука опирается на стол, а другая держит закрытый веер.Она одета по моде дня в многослойное розовое платье с серебряной парчой и черным кружевом (дети обычно были одеты в миниатюрные версии взрослой моды). Однако формальность позы и обстановки контрастирует с расплывчатой, но мастерской манерой рисования Веласкеса. В то время как лицо Инфанты поразительно сосредоточено, большая часть картины — ее платье, ковер, цветы — состоит из почти импрессионистских цветных мазков. Голубая драпировка на заднем плане создана широкими мазками и игрой света и тени.Но если смотреть издалека, Инфанта оживает, живое и связное присутствие.

Быть успешным придворным художником было непросто. Первой задачей художника было стать умным пропагандистом, поскольку любой королевский портрет должен рекламировать династию. Это должно быть выполнено, льстив объекту, независимо от его внешнего вида. В портрете потенциального супруга приятная внешность объекта была еще важнее. Оставалось мало места для наблюдения за характером или психологией.Тем не менее, каким-то образом Веласкес мог все это сделать. Даже у малыша с отвисшими глазами Габсбургов, жестко одетого и официально позированного, он передает ощущение детства в драгоценности ее крошечных ручек, румяных щек и проницательности маленького ребенка, окруженного обязанностями династии.

Маргарита Тереза ​​была написана Веласкесом много раз до его смерти в 1660 году, в том числе знаменитые Менины (Прадо, Мадрид). Она вышла замуж за Леопольда I в 1666 году и умерла в 1673 году, родив седьмого ребенка.


Изображение: Wikimedia Commons

Современные работы

1653 Элберт Кейп: Начать охоту , Нью-Йорк, Метрополитен-музей

1654 Рембрандт: Хендрикье Стоффельс купается в ручье , Лондон, Национальная галерея

1654 Иоганн Вермеер: Христос в доме Марфы и Марии , Эдинбург, Национальная галерея Шотландии

Другие интересные картины

The Rokeby Venus, (Туалет Венеры)

Диего Веласкес

Семья перед домом в Делфте

Питер де Хуч

Чит с бубновым тузом

Жорж де ла Тур

Красота спасет мир

Краткая жизнь принцессы Инфанты Маргариты Австрийской, 1660, Музей Прадо, Мадрид

Краткая жизнь принцессы Инфанты Маргариты
Браки королевских дочерей — дело государственной важности, и за кого выйти замуж за Маргариту, когда она вырастет, было известно почти с рождения — будущему римскому императору Леопольду I.Именно поэтому придворный художник Диего Веласкес каждые несколько лет писал портреты Инфанты: их отправляли в Вену, чтобы родственники будущих мужей видели, как растет невеста. Она вышла за него замуж на Пасху 1666 года в возрасте четырнадцати лет. Леопольду было двадцать шесть лет. Он был ее дядей по материнской линии и двоюродным братом по отцовской линии. Маргарет называла мужа дядей даже после замужества, но он называл ее Гретл.

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита. Три года. 1653-54

Маргарита Тереза ​​Испанская (12 июля 1651 — 12 марта 1673) — инфанта испанской ветви Габсбургов.Старшая сестра Карла II, последнего представителя испанского габсбургского престола. Родителями Маргарет были король Филипп IV и его вторая жена, Мариана Австрийская, сестра императора Леопольда I (будущего мужа нашей героини). Она была почти на тринадцать лет моложе своего мужа. От этого брака родилось шестеро детей, только двое достигли совершеннолетия — Маргарита Тереза ​​и Карл II, наследник престола.

Инфанта Маргарита, одетая в белое, находится в центре композиции в окружении своих придворных дам, «Менинов» — Марии Августины де Сармьенто и Изабель де Веласко, двух придворных шутов — Мэри Барболи и Николасито Пертусато, и охотничья сторожевая собака

За ней — телохранитель, разговаривающий с дамой и сопровождающей Марселой де Уллоа, а в дверях стоит дворецкий Хосе Ньето.Король и королева Австрии Филипп IV и Мариана отразились в зеркале в глубине картины (т.е. они у нас — места зрителей), а слева мастер изобразил самого себя, работающего над этой композицией. Вся картина словно погружена в тень, и только Инфанта стоит на ее ярком пятне, она своего рода «Солнечный луч» в отличие от мрачного Алькасара.

Спустя столетие критики, рассказывая о полотне художника, назвали художника и Инфанту «Мастером и Маргаритой».Кстати, мастер, осознав ценность своего творения, увековечил в нем свои личные достижения — после рыцарства в 1659 году добавил к картине своего Рыцаря Красного Креста, которым очень гордился.

взрослая инфанта

Несмотря на разницу в возрасте и некрасивую внешность Леопольда, к всеобщему удивлению, брак оказался счастливым. У пары было много общих интересов, особенно в области искусства и музыки. Правителя Леопольда любили придворные, родственники и народ.За шесть лет брака Маргарет родила шестерых детей, из которых осталась только дочь — Мария Антония (1669–1692), ставшая женой Максимилиана II. Маргарет была очень хрупкой, и многие из ее беременностей очень скоро ослабили ее. Плюс зоб, изменения щитовидной железы.

Двор откровенно ненавидел Императрицу и, зная о ее слабом здоровье, терпеливо ждал, когда она умрет и освободит императора. Она выполнила их просьбу в марте 1673 г., умерла после родов в возрасте 21 года.

Портрет, написанный зятем Веласкеса Хуаном Баутистой дель Мазо. 1666.

Судя по этому портрету, лучик солнца погас с ушедшим детством. Черные мантии, потухший вид — а Маргарите было всего 15. В соответствии с испанским придворным этикетом 15-летней королеве строжайше запрещалось читать, смотреть в окно и показывать не только ноги, но и туфли. Ей даже было запрещено смеяться. Ни король, ни королева не должны были смеяться.Придворный этикет в Испании был превыше всего. Что ж, такова судьба королев и императриц — это вовсе не для того, чтобы вкушать радости жизни, наоборот, жертвовать своей жизнью в попытке продолжить династию.

А сколько девушек, глядя на детские портреты инфанты Маргариты, хотят быть принцессой: очаровательной, как кукла, с огромными голубыми глазами и светлыми волосами, в невероятной ширине юбки, в окружении слуг и фрейлин. Но сказки бывают только в сказках.

Краткая жизнь принцессы Инфанты Маргариты

Диего Веласкес. Инфанта Маргарита. Пять лет в 1656 г.

Веласкес. Диего — Портрет инфанты Маргариты в восемь лет, 1659 год

Diego Velázquez ‘Las Meninas. «1657

Спустя столетие критики, рассказывая о полотне художника, назвали художника и Инфанту «Мастером и Маргаритой»

Diego Velazquez ‘Las Meninas (фрагменты). 1657

Леопольд

Писатель Оскар Уайльд вдохновил сюжет «Менинов», написал рассказ о Маргарет «День рождения Инфанты».

Пабло Пикассо. Las Meninas. 1957.

Пабло Пикассо. Las Meninas

Инфанта и ее фрейлины

Las Meninas Antonio Valdes в Вальядолиде

источник
liveinternet.ru/community/2281209

«Что нового? Веласкес ». Сальвадор Дали и Веласкес | Скачать документы | Fundació Gala

Центр далинианских исследований Карме Руис. Фонд Гала-Сальвадора Дали

Diari de Girona, 2000

В творчестве Сальвадора Дали нам всегда удавалось тем или иным образом обнаружить стоящие за ним влияния, симпатии и фобии.Иногда Дали ясно их раскрывает, а иногда мы можем просто намекнуть на это как в живописных произведениях, так и в письмах, что позволяет нам разработать их самостоятельно. Вся эта информация не проходит незамеченной: достаточно взглянуть на его чрезвычайно обширные живописные работы. Кроме того, когда мы анализируем его работы, мы стараемся идентифицировать все эти ссылки и многое другое. Его личная библиотека полна работ о разных авторах, которые оказали на него влияние на протяжении его карьеры. Среди них есть тот, кому Дали уделял особое внимание: Веласкес.

Известно, что Сальвадор Дали восхищался характером и творчеством Веласкеса. Практика Веласкеса рисовать сцены «на месте» и тот факт, что это превратило его картины в фотографические снимки, должно быть, очаровывала его. Мы находим это восхищение с самого начала, и Дали проявлял его и в частной сфере. Его дом в Портллигате украшен портретами людей с усами, и Веласкес — один из них. Дали говорил, что коллекционирует усы, особенно если они принадлежали известным людям.В его студии мы также находим репродукцию Las Meninas с координатной сеткой, висящую на стене.

В 1919 году Дали учился в шестом классе гимназии в Фигерасе, ныне школы Рамона Мунтанера. Журнал Studium был школьным журналом в то время, и Сальвадор Дали внес в него свой вклад и был членом редакционной группы. В то время он начал серию портретов различных мастеров универсальной живописи под названием «Великие мастера живописи», и среди них мы находим Веласкеса.Дали выделяет великие работы художника Las Meninas (Служанки чести) и Las Hilanderas (Прядильщицы), которые, по его словам, демонстрируют замечательную технику, непревзойденную никем, временами сравнивая ее «распределение цвета и размещение» с импрессионистами.

В 1940-х годах мы можем ясно увидеть влияние Веласкеса в произведениях Сальвадора Дали, таких как великолепная картина маслом 1938 года, Изображение исчезает . Можно было бы также процитировать такие работы, как «Галарина » и «Корзина хлеба ».В том же десятилетии, а именно в 1948 году, он написал свой трактат о картине Пятьдесят волшебных секретов живописи , в которой художник объяснил истоки своего опыта в качестве художника и дал свой рецепт тем, кто способен понять и понять. применять их. Дали проводит сравнительный анализ качеств, которыми должен обладать художник — техники, вдохновения, цвета, очертаний, гениальности, композиции, оригинальности, загадочности — и оценивает различных мастеров, таких как Леонардо, Мейсонье, Энгр, Веласкес, Бугро, сам Дали, Пикассо, Рафаэль, Мане, Ян Вермеер и Мондриан.В этом личном зачете Веласкеса превосходит только голландский художник Ян Вермеер, в то время как Мондриан выступает в качестве противовеса тому восхищению, которое он испытывает ко всем другим художникам.

Позже, в пятидесятые и шестидесятые годы, мы переходим в период ядерного мистицизма и широкоформатных произведений. С тех пор и до конца его жизни влияние ощущается очень сильно. Примеры этого можно найти в таких картинах, как Веласкес, рисующий инфанту Маргариту светом и тенями его собственной славы (1958), Фрейлины (Las Meninas) (1960) и Портрет Хуана. де Пареха ремонтирует струну на мандолине (1960).В 1960 году он принял участие в групповой выставке « O figura» в галерее Sala Gaspar в Барселоне. Homenaje informal a Velázquez , с текстом, восхваляющим Веласкеса, иллюстрированный репродукцией Las Meninas . В конце того же года он организовал выставку в галерее Carstairs в Нью-Йорке под названием «. Тайное число Веласкеса раскрыто ».

В 1960-е годы зарождалась идея Театра-музея. Мы находим фотомонтаж, показывающий двор с различными работами Сальвадора Дали.Управляя дверным проемом, ведущим в вестибюль со двора, и отодвигая занавеску, мы находим личность, которая нас впускает, — Хосе Ньето Веласкеса (которому Дали также посвятил свою работу). В 1965 году он написал Апофеоз доллара , произведение, которое объединяет наиболее значимые образы иконографии Дали. В правой нижней части картины вы можете заметить фигуру Дали, если смотреть сзади, одетого как Веласкес, живопись Гала, на котором фрагмент произведения Las Meninas фигурирует до трех раз
В 1970-е годы влияние науки в работах Дали можно было легко заметить в виде стереоскопических изображений, голограмм и т. Д.Это также десятилетие, когда мы находим большое количество произведений, в которых он цитирует Веласкеса и других, прямо относящихся к нему. Примером этого является «Голос! Голос! Веласкес! Габор!» опубликована в американском журнале Art News в апреле 1972 года. Эта статья совпадает с презентацией голограммы с таким же названием на выставке, проходившей в галерее Knoedler в Нью-Йорке и в Театре-музее в Фигерасе. В этой работе Дали отдает дань уважения как фигуре Веласкеса, так и изобретателю голографии Денису Габору.Здесь он объединяет две свои страсти: Веласкес и оптику, связанные с ней явления и оптические инструменты (в 10 лет он изобрел аппарат, позволяющий видеть все в более импрессионистическом ключе, как сам художник рассказывает нам в своей автобиографической книге. Тайная жизнь ). С 1974 года особо следует отметить работу «Бюст Веласкеса, превращающегося в трех фигурах, разговаривающих» , находящуюся в Театре-музее. Дали, играя двойными образами, рисует на бронзовом бюсте Веласкеса женскую фигуру в платке, стоящую на коленях спиной к нам, там, где должны быть подбородок и рот бюста, и два лица с ершами (двое мужчин в накидках) , закрашенный поверх глаз, с репродукцией Las Meninas на лбу.

В 1976 году в своей статье под названием «Эврика» Дали сказал: «Со времен импрессионизма вся история современного искусства вращалась вокруг одной цели: реальности. И это заставляет нас задаться вопросом: что нового, Веласкес?». Эта последняя фраза также является названием статьи, опубликованной художником в журнале Le Sauvage в Париже в октябре 1976 года. А с 1976-77 годов у нас есть разные стереоскопические версии Las Meninas .

9 мая 1979 года Дали был назначен иностранным сотрудником Академии изящных искусств Института Франции.Он произнес речь под названием «Гала, Веласкес и Toison d’Or», в которой рассказал Веласкесу о своих теориях о станции Перпиньян. В выпуске журнала L’Aurore от 10 мая 1979 года Мишель Деон из Французской академии сказал следующее о Сальвадоре Дали: «Мало кто знает, что этот художник — искусный техник, который заново открыл утерянные рецепты и что его величайшие полотна когда-нибудь будут сравнивать с произведениями Веласкеса или Рафаэля «.

В своих последних творениях Дали пытается раскрыть секреты старых мастеров.Его работы этого периода черпают вдохновение в работах Микеланджело и Веласкеса, и Дали пытается переварить и интегрировать их в свои собственные картины. Среди работ, вдохновленных Веласкесом, мы находим: Жемчужина из «Инфанты Маргариты» (1981), Веласкеса и фигура (1982), Инфанта Маргарита Мария Веласкеса в силуэтах всадников во дворе. of El Escorial (1982) и т. д.

Единственная модель, которую, по признанию Дали, имел, — это Веласкес, о котором Леон-Поль Фарг сказал: «В этой вселенной подтвержденных чувств и мечтаний, которая рисует, Веласкес символизирует душа, какой она должна быть, жестокая и дотошная в своих формах; это искусство безмятежной жизни ».Это искусство тоже искусство Дали.

Инфанта Маргарита в синем платье

Шедевр Веласкеса из Вены, демонстрирующий его свободную технику мазков.

Последний из трех портретов Инфанты в Художественно-историческом музее в Вене. На этой великолепной картине изображен восьмилетний натурщик, тепло смотрящий на зрителя в синем шелковом платье, богато украшенном серебряной каймой, модной в Испании. с 1640-х гг. Ему предшествовали «Портрет Маргариты в розовом платье» (1654 г.) и «Портрет Маргариты в белом платье» (1656 г.) , последний по костюму и стилю соответствовал современному портрету Инфанты в Лас. Meninas .

Вслед за Прадо находится Художественно-исторический музей в Вене, где находится одна из самых больших и важных коллекций картин Веласкеса в мире. Выданная в аренду на срок более трех месяцев картина «Инфанта Маргарита в синем платье» присоединится к трем картинам Веласкеса из постоянной коллекции музея Медоуз и добавит дополнительный контекст в исключительную коллекцию нарисованных портретов музея.

Выставка организована Музеем Медоуз. Это часть Золотого юбилея музея, спонсируемого фондом Meadows Foundation, фондом Moody Foundation, Далласским районом развития туризма и туристическим бюро Далласа.


Связанное мероприятие

Оркестр Новой Испании представляет: Музыка к портрету инфанты Маргариты в синем платье

  • В четверг, 30 июля, в 18:30 в Музее Медоуз (Бостонский зал).
  • Бесплатно, но необходимо предварительное бронирование. Свяжитесь с оркестром Новой Испании по телефону 214.750.1492 или посетите orchestraofnewspain.org для получения дополнительной информации и бронирования.

Пока Диего Веласкес писал светские сюжеты для двора, были музыкальные художники, исследующие прелести того, что мы теперь называем светской музыкой, и то, что в других культурах называли мадригалами , , шансонами и колядками (и не только Рождество!) Tonos humanos эпохи позднего Возрождения позволил гитаристам и поэтам начала 17 века выйти за рамки традиционных ссылок на Марию и Христа, чтобы выразить земную любовь сама по себе, точно так же, как Веласкес оставил религиозную живопись. для придворных и аристократических подданных.

Музыка для этого концерта предназначена для пяти исполнителей и певцов, интимная музыка для любовных развязок и развлечений: Эрик Смит на виолончели; Грегори Гамильтон о теорбе (бас) и гитаре; Хайди Кляйн и Катрина Бургграф-Кледас, сопрано; и Николас Гарза, мужской альт. Среди работ в программе будет музыка из Tous les Matins du Monde Марина Марэ.

Las Meninas, Velazquez: Анализ, интерпретация

Кто есть
Окрашены?

Это довольно сложная сцена,
некоторые искусствоведы считают, что это больше похоже на
Жанровая картина, а не портрет — в конце концов, кто такой живопись Веласкеса?
Это уж точно не Инфанта: он уже почти не смотрит на нее.
чем он поступает с фрейлинами или карликами.У кого или у кого
направлен его взгляд, и что такое Инфанта, слуга и
крошечная женщина смотрит на? Все смотрят вперед, на что-то
за пределами поля изображения, или, скорее, в чем-то, что может быть идентифицировано
если мы обратим внимание на зеркало, висящее на задней стене (слева в центре),
в котором мы видим отражение Короля и Королевы Испании.

Очень напоминает модель Arnolfini.
Портрет
(1434, Национальная галерея, Лондон) Яна ван Эйка (1390-1441),
который также использовал зеркало, чтобы показать что-то, лежащее за пределами изображения
поле.Однако здесь одно и то же устройство используется по-разному. Предмет
представленный в зеркале, на самом деле является настоящим предметом картины.

Так художник написал картину
сам пишет портрет двух людей, которых мы не видим, но которых
за ними наблюдают их семья и слуги. Это смесь реальности
и иллюзия, которая делает Las Meninas одним из величайших
портретные картины в стиле барокко.

Обратите внимание, как Веласкес намеренно сбивает с толку
зритель, создав напряжение между двумя прямоугольниками в центре:
отклоняющаяся фигура Хосе де Ньето в открытом дверном проеме и отраженный
полуфигуры короля и королевы в зеркале.

Живопись
Техники в Las Meninas

Веласкес расписан напрямую, без рисунка
во-первых, как бы без «расчетов». Он начал кистью, зарисовывая
жженой умброй, часто переходящей от темного к светлому alla prima (‘мокрый по мокрому’)
(техника масляной живописи, при которой слои влажной краски наносятся на
существующие слои влажной краски) часто заканчивают за один сеанс — как он это делал
с портретом Франческо II д’Эсте, герцога Модены (1638,
Галерея Эстенсе, Модена), или Портрет мужчины (1649, Апсли
Дом, Лондон).Во многих случаях, конечно, ему не удавалось завершить
живопись за один сеанс, но часто даже в Las Meninas ему удавалось
доделать большую часть фигур alla prima , позже отретушированные здесь
и там.

Использование цвета Веласкесом
руководствуется осознанием разницы между холодными и теплыми цветами,
и возможность изменения оттенков по контрасту. Таким образом, он редко использовал
основные цвета, и вместо использования ярко-красного цвета предпочтительнее создавать
оптическая иллюзия этого.Хороший пример его подхода — красная ленточка.
в платье инфанты Маргариты. Пигмент, используемый Веласкесом,
не киноварь, как можно подумать, а красная охра. Ярко-красный цвет
мы видим, исходит только от контраста: и холодный серый цвет его
и желтая точка в нем усиливают красноту и таким образом преобразуют красный
охра во что-то намного более красное. С другой стороны, киноварь использовался,
смешанный с белым на лице Инфанты, чтобы произвести холодный светло-розовый
щек.

В этой мастерской хроматической модуляции
видимый в его зрелых и поздних картинах, Веласкес позволил себе унести себя
вместе с его внутренним голосом, который он, возможно, воспринимал как источник
правда. Чудо в том, что король мог ощутить его величие. В
широкая публика, однако, не имела доступа к испанским королевским коллекциям.
и поэтому Веласкес оставался частным до открытия музея Прадо.
в 1819 году. С тех пор, особенно в 19 веке, его работы
оказали огромное влияние — особенно на Эдуарда
Мане (1832-83), который сам был одним из великих современных
художники своего времени.

Значение Лас
Менины

Значение Las Meninas далеко от
Чисто. Веласкес был официальным портретистом Филиппа IV (1605-65), который
управлял Испанией между 1621 и 1665 годами, в трудный период
Тридцатилетняя война. Филипп был женат дважды: сначала на Елизавете Французской.
(1602-44), а после ее смерти — в Мариану Австрийскую (1634-96). Итак
Королевская чета, которую Веласкес писал в Las Meninas , была Филиппом
и Марьяна.К сожалению, их брак не был счастливым. Это было
из-за 30-летней разницы в возрасте между ними измены Филиппа
и чрезмерно набожный характер Марианы. К этим опасениям добавились дипломатические
проблемы с Австрией, а также враждебность со стороны правителя Англии Оливера
Кромвель. Так что испанский двор не был особенно счастливым местом, когда
эта картина была нарисована.

Ключевой вопрос: почему Веласкес
отвлечь внимание от короля и королевы? Почему они ограничены размытыми
изображения в зеркале в глубине комнаты?

Большинство экспертов считают, что Веласкес
подчеркивал разницу между иллюзией искусства
и реальность жизни.(Очевидно, как официальный художник вождю
фундаменталистской католической Испании, он был не в состоянии продвигать
антирелигиозное мнение о том, что сама жизнь — иллюзия.