Верещагину памятник: В Москве открыт памятник таможеннику Верещагину — Российская газета

У здания Домодедовской таможни появился памятник Верещагину из «Белого солнца пустыни» — Культура

МОСКВА, 13 мая. /ИТАР-ТАСС/. Памятник легендарному таможеннику Павлу Верещагину открыт у здания Домодедовской таможни, которая отмечает свое 20-летие.

В бронзовой композиции запечатлен образ Павла Верещагина (сыгранного в фильме «Белое солнце пустыни» Павлом Луспекаевым) в тот момент, когда он с маузером в руке стоит на баркасе, на котором контрабандисты приготовились вывезти за рубеж золотые изделия и культурные ценности. На памятнике выбита знаменитая фраза: «Я мзду не беру, мне за державу обидно!»

Эскиз композиции предложили скульптору сами таможенники. Победителя ведомственного общественного конкурса на лучший эскиз памятника в честь таможенников России, в котором участвовали коллективы многих таможенных органов нашей страны, позволил определить открытый опрос, проведенный на официальном интернет-сайте ФТС России. Итоги конкурса были объявлены в октябре 2013 года на международной выставке «Таможенная служба-2013» с участием руководства Всемирной таможенной организации и делегаций из 18 стран. Победителем стал эскиз, представленный начальником Домодедовской таможни полковником таможенной службы Александром Поповым.

Кроме того, на церемонии была открыта Почетная доска таможни с фотографиями 26 сотрудников, а также высажены саженцы на Аллее ветеранов таможенных органов и награждены лучшие сотрудники.

Домодедовская таможня была создана 13 мая 1994 года на базе Домодедовского таможенного поста Шереметьевской таможни. Сегодня она включает четыре таможенных поста — аэропорт Домодедово (грузовой), аэропорт Домодедово (пассажирский), аэродромы Раменское и Чкаловский.

«Таможня начиналась с одного места таможенного оформления, и там оформлялись по три-пять деклараций в день», — отметил в интервью ИТАР-ТАСС руководитель Домодедовской таможни Александр Попов, проработавший в ней на разных должностях с 1995 года.

Уже к 2003 году товарооборот возрос до $900 млн, а пассажиропоток — до 4,4 млн пассажиров.

«Сегодня Домодедовская таможня — это почти 900 сотрудников, объем грузооборота порядка 50 тыс. тонн в год, возможность оформлять до 500 деклараций в день и сеть удаленного выпуска, когда груз может находиться у нас, а оформляться в наших центрах, так называемых постах без складов, по Раменскому и Чкаловскому (аэродромам), а для удобства получателей грузов можно подавать декларации в электронном виде, без личного присутствия», — отметил Александр Попов. Он напомнил, что Домодедовская таможня обеспечивает крупнейший в московском авиаузле пассажиропоток: только через международный сектор за прошлый год прошло порядка 18 млн человек. С этого года аэропорт готовит строительство второго терминала, который более чем вдвое увеличит площадь аэропорта. «Соответственно, таможня тоже будет расти и расширяться», — заметил Попов.

Вологодские россыпи – Братья Верещагины

Из всего дворянского семейства Верещагиных наибольшую известность получили братья Николай и Василий.

Николай Васильевич Верещагин (1839-1907)

  • Николай Верещагин – основоположник промышленного молочного производства в России, зачинатель отечественного сыроварения, автор технологии производства «Вологодского масла». Благодаря ему Вологодский край стал известен далеко за пределами нашей страны.

Василий Васильевич Верещагин (1842-1904)

  • «Всесветно известный художник», «живописец такого склада, какого прежде еще никто не видывал и не слыхивал ни у нас, ни в Европе» (В.В. Стасов). Настолько глубоко тему войны ни до него, ни после него в изобразительном искусстве не раскрыл никто. «Не романист-психолог и не занимательный рассказчик – Верещагин был по складу своего дарования художником-документалистом, «специальным корреспондентом» русского искусства на театрах военных действий. Свое призвание он видел в том, чтобы стать историком современности, поведать людям правду о войне и тем самым возбудить ненависть к ней» (искусствовед Г. А. Островский).
  • И хотя славу Василию Верещагину принесли батальные произведения, среди его работ немало замечательных портретов, пейзажей. Василий Васильевич не любил, когда его определяли как художника-баталиста, сам он себя называл критическим реалистом. Особенность его стиля – достоверность. Недаром французы признали, что верещагинский Наполеон из серии полотен «Наполеон в России» ближе всех к оригиналу.

  • В историю русской живописи В.В. Верещагин вошел как автор знаменитых серий исторических картин – Туркестанской, Балканской, а также цикла произведений, посвященных Отечественной войне 1812 года.
  • По всему миру состоялось более 60 персональных выставок художника, каждая из которых собирала сотни тысяч посетителей. Все свои многочисленные выставки Верещагин выстраивал сам, неизменно дополняя экспозицию предметами быта, оружием, украшениями.

  • В 1874 году Советом Академии художеств Верещагин был удостоен звания профессора «за известность и особые труды на художественном поприще», от которого публично отказался, будучи  убежден во вредности «всех чинов и отличий в искусстве».

Мемориальный Дом-музей Верещагиных

  • В родном городе Верещагиных – Череповце – открыт Дом-музей Верещагиных (филиал Череповецкого музейного объединения). Это единственный музей, сохранивший память о художнике.

  • Музейный комплекс создан в 1992 году из мемориального дома, построенного в 30-е годы XIX века специально для семьи предводителя уездного дворянства В. В. Верещагина, которой он принадлежал более полувека, и соседнего с ним каменного здания. На территории музея разбит сад с декоративными и плодовыми деревьями и кустарниками.

  • В экспозиции Дома-музея Верещагиных имеются репродукции многих работ художника и даже некоторые подлинники.

Памятник В. В. Верещагину

В 1957 году в Череповце, на площади Металлургов, перед небольшим бульваром, открывающим улицу Верещагина, установлен памятник-бюст В.В. Верещагину. Символика постамента подчеркивает, что Верещагин был военным художником: палитра, в которую вставлены кисти, обрамлена лавровым венком, по ее бокам свисают кисти знамен.

В Череповце назвали имя создателя будущего памятника братьям Верещагиным

Автор памятника основателям Череповца – преподобным Афанасию и Феодосию – скульптор из Санкт-Петербурга Алексей Архипов выполнит еще один важный заказ череповчан – создаст памятник братьям Василию и Николаю Верещагиным.

Напомним, бронзовый монумент в честь череповецких дворян планируется установить напротив дома-музея братьев Верещагиных в рамках проекта восстановления историко-культурной среды «Верещагинский квартал». До недавнего времени этот уголок города металлургов и химиков украшал памятник поэту Николаю Рубцову. Однако в конце октября его перенесли в другое место исторического центра Череповца.

Участие в конкурсном проекте на создание памятника братьям Верещагиным приняли семь профессиональных скульпторов из Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга и Оренбурга. Экспертный совет во главе с членом Совета Федерации от Вологодской области Еленой Авдеевой оценили макеты предлагаемых монументов. Критериями отбора стали: историческая достоверность, уровень художественного мастерства и органическое включение памятника в так называемый «Верещагинский квартал». Проголосовать за понравившуюся работу в доме Верещагиных могли все жители Череповца.

Из 488 голосов за эскиз памятника, созданного заслуженным художником России Алексеем Архиповым, было отдано 217. Таким образом, петербуржец стал победителем конкурса. Об этом на своей странице в ВКонтакте сообщил мэр Череповца Вадим Германов.

Алексей Архипов родился 16 марта 1955 года в семье известных скульпторов. Окончил ЛВХПУ им. В. И. Мухиной (академия барона Штиглица). С 1984 года является членом Союза художников России.

Многогранно одаренный художник создает городские памятники и скульптурные ансамбли, произведения декоративно-прикладного искусства, занимается изготовлением медалей, ювелирных изделий из золота и серебра, станковой живописью, графикой.

Работы Алексея Архипова хранятся в собраниях Государственного Эрмитажа, Русского музея, Исторического музея Москвы, частных собраниях России, Англии, Германии, США, Франции, Бельгии. Алексей Архипов награжден премиями «Возрождение медали» (Париж), «Genri Dropsi» (Париж), «Святые покровители Санкт-Петербурга» (Санкт-Петербург).

Два памятника создателю вологодского масла Николаю Верещагину изготовили в год его 180-летия


Два бюста установят в Вологодской ГМХА. Один разместится в главном корпусе после завершения его реконструкции, второй — в Центре музейной работы. Презентация скульптур прошла накануне во время празднования 180-летнего юбилея Николая Васильевича Верещагина, чье имя носит учебное заведение.


Трехмерные портреты из камня изготовили молодые скульпторы. Для воссоздания образа Николая Верещагина использовались его фотографии. Средства собраны сотрудниками Вологодской ГМХА при поддержке спонсоров.


«Николай Верещагин — величайший государственный деятель, талантливый, пытливый ученый, подвижник, но, главное, патриот российской земли и своей малой родины — Вологодчины и Русского Севера. Он стал автором промышленного производства масла и молочного дела. Это было сделано не столько ради науки, конечно, не ради бизнеса, а ради своей Родины и людей. Николай Верещагин хотел сделать все, чтобы экономика стала крепче, чтобы жизнь людей стала уверенней, спокойней и обеспеченней. Мы с благодарностью и признательностью помним о нашем великом земляке», -
сказал заместитель Губернатора области Михаил Глазков.


Николай Васильевич Верещагин родился 13(25) октября 1839 года. Отучился в Морском кадетском корпусе в Петербурге. Из-за морской болезни в 1861 году вышел в отставку лейтенантом и поселился в имении родителей. Чтобы обучиться сыроварению, уехал в Швейцарию, где работал простым подмастерьем. Заслугой Н. В. Верещагина является создание в 1876 году нового способа изготовления уникального масла путем кипячения сливок, которое он называл «Парижским», поскольку похожее масло он попробовал на выставке в столице Франции. Название «Вологодское» это масло получило лишь в августе 1939 года.


«Он был настоящим государственным деятелем. К великому сожалению, очень часто история таких людей не поддерживает при жизни и нередко забывает потом. Поэтому мы считаем своей задачей продвижение имени Николая Верещагина и поддержание всех тех традиций воспитания и обучения специалистов для молочной отрасли, то есть продолжение всех его дел», — подчеркнул ректор Вологодской ГМХА Николай Малков.


Юбилей основоположника промышленного молочного производства в России встретили студенты и сотрудники ВГМХА, заместитель Губернатора Вологодской области Михаил Глазков, генеральный директор. АО «Учебно-опытный молочный завод» ВГМХА им. Н. В. Верещагина Сергей Молотов, а также писатель и режиссер Анатолий Ехалов, соавтор фильма «Николай Верещагин. Жизнь по маслу».


В рамках праздничного вечера прошел показ фильма Валерия Татарова «Николай Верещагин. Жизнь по маслу». Фильм является частью цикла «Забытые великие», подготовленного для телеканала «Культура». В завершение прошло награждение ветеранов, сотрудников и студентов за вклад в развитие академии. Музыкальной программой порадовал оркестр духовых инструментов «Классик-модерн бэнд» под управлением заслуженного артиста РФ Виктора Кочнева.

Верещагин самый популярный образ скульптур, посвященных таможне

В мире существует множество памятников и скульптур различным профессиям. Вот и таможенное дело история не обошла стороной.


Памятник в Кургане. Источник фото: rutraveller.ru

Самым известным персонажем на просторах бывшего СССР, с которым ассоциируется таможенное дело, является герой фильма «Белое солнце пустыни» Павел Артемьевич Верещагин в исполнении Заслуженного артиста РСФСР и Лауреата Государственной премии России Павла Богдасаровича Луспекаева. Павел Верещагин олицетворяет собой положительный образ русского таможенника и военнослужащего Российской Империи. Не удивительно, что именно его образ и служит прототипом для создания памятников и скульптур, посвященных сотрудникам таможенных органов.

Первый памятник с образом Верещагина был изготовлен из дуба и открыт в Амвросиевке в 2001 году на территории Амвросиевской таможни.

Но первый памятник из одного из привычных для скульптур материала – бетона, был установлен 11 лет назад 3 августа 2007 года в Кургане у здания Курганского таможенного управления. Монумент представляет собой бюст известного таможенника и установлен на гранитный постамент. Скульптура была изготовлена по инициативе и за личные средства сотрудников Курганской таможни к 15-летию управления.


Памятник в Ростове-на-Дону. Источник фото: bibliopskov.ru

В 2010 году от образа Павла Артемьевича решили отойти и 15 декабря в Ростове-на-Дону открыли памятник в честь основания Темерницкой таможни в 1749 году. Главным скульптором стал Сергей Олешня. Прототипом монумента послужил образ таможенника времен Екатерины Петровны – царицы, которая утвердила Таможенный кодекс как раз 15 декабря в 1749 году, в день открытия Темерницкой таможни. Именно этот кодекс и держит в руках таможенник. Высота скульптуры составляет 2,2 метра. Бронзовый памятник находится на гранитном постаменте, высота которого составляет 1 метр.


Памятник в Луганске. Источник фото: unian.net

В Луганске 21 июня 2011 года возле здания Луганской областной таможни в преддверие 20-летия таможенной службы Украины был представлен памятник «За державу». Скульптура выполнена в привычном образе Павла Артемьевича Верещагина. Автором памятника стал луганский скульптор Виктор Закалюкин. Сама скульптура изготовлена из бетона и обтянута кованой медью, пьедестал – из бетона и облицовочной плитки. Высота конструкции составляет примерно 3 метра.

В 2014 году в России было открыто целых два монумента в честь сотрудников таможенных органов. В Москве 28 февраля был торжественно представлен бронзовый памятник возле штаб-квартиры Федеральной таможенной службы России. Автором произведения стала московский скульптор Екатерина Коваль. Вместе со смоленскими литейщиками из поселка Катынь была изготовлена скульптура в образе Павла Верещагина с маузером в руке в тот момент, когда герой стоит на баркасе, на котором банда Абдулы хотела вывезти за границу драгоценные изделия и культурные ценности. На памятнике выбита знаменитая фраза из кинофильма: «Я мзду не беру, мне за Державу обидно!». Высота памятника составила 2,35 м, а вес более 1,5 тонны. Скульптура была изготовлена на пожертвования сотрудников и ветеранов таможенной службы России.

В аналогичном образе 13 мая 2014 года был открыт бронзовый памятник около здания Домодедовской таможни в честь ее 20-летия.


Памятник в Москве. Источник фото: smolcity.ruПамятник в Домодедово. Источник фото: tass.ru


Памятник в Братиславе. Источник фото: otzyv.ru

Еще одной известной в мире скульптурой, посвященной таможенникам, является памятник в столице Словакии Братиславе. Небольшая скульптура расположилась на главной площади города и представляет собой сотрудника словацкой таможни, который несет свою нелегкую службу.

Кроме памятников есть также и другие скульптурные произведения, связанные с таможенным делом. Например, на Северном кладбище в Санкт-Петербурге на могиле актера Павла Богдасаровича Луспекаева установлена фигурная стела с надписью: «С поклоном от таможенников Северо-Запада». А 20 апреля 2012 года на здании Луганского областного академического русского драматического театра разместили памятную доску в честь 85-летия артиста, на которой изображен Павел Верещагин – персонаж, сыгранный актером.


Стела на могиле Луспекаева. Источник фото: ruskline.ru

Памятная доска в Луганске. Источник фото: kstolica.ru


Таможенное судно «Павел Верещагин». Источник фото: wikipedia.org

Также в честь символа русской таможни названо большое таможенное судно «Павел Верещагин», которое несет свою службу у границ Российской Федерации на Дальнем Востоке. Судно представляет собой двухпалубный быстроходный катер, который развивает высокую скорость благодаря воздушной каверне. Команда «Павла Верещагина» охраняет таможенные границы России, ведет борьбу с контрабандой и браконьерством, проводит таможенный и экологический контроля. Катер входит в состав Сахалинского морского отдела Дальневосточного таможенного управления.

Надеемся, в будущем в мире появится еще больше памятников и знаковых мест, связанных с таможенным делом.

Смотрите также:

Ростовские армяне планируют установить памятник актеру Павлу Луспекаеву

Донские армяне хотят на народные средства поставить памятник Павлу Луспекаеву (1927-1970) — легендарному таможеннику Верещагину из фильма «Белое солнце пустыни». Монумент установят в его родном селе Большие Салы под Ростовом. В Ростовской области до сих пор живут родственники актера. Местные армяне собирают средства на памятник всем миром.

Памятников Луспекаеву в образе Верещагина по всей России несколько — все от почитателей-таможенников. Ведь Верещагин стал негласным символом таможенной службы, а песня «Госпожа удача» на стихи Окуджавы, исполненная Луспекаевым, — ее неофициальным гимном.

Павел Луспекаев родился 20 апреля 1927 года в семье Багдасара Гукасовича Луспекяна и казачки Серафимы Авраамовны Ковалевой. За свою недолгую жизнь он сыграл не так много ролей. Настоящим звездным часом для него стала работа над фильмом «Белое солнце пустыни», в котором он воплотил образ таможенника Павла Верещагина. Эта работа стоила актеру без преувеличения героических усилий — незадолго до начала съемок он пережил ампутацию стоп, но категорически отказался от костылей в кадре. В 1969 году закончились съемки, а уже в 1970 году актер скоропостижно скончался в возрасте 42 лет.

Памятника еще нет, но споры о том, как он должен выглядеть, идут вовсю. Кто-то хочет, чтобы Луспекаев был в образе Верещагина, а кто-то настаивает, что это памятник именно актеру, а не его роли.

«Споров нет и не может быть. Почему? А потому, что мы не должны забывать, для чего это делаем, понимаете? — сказал музыкант Александр Лотошников, который инциировал сбор средст на памятник. — Каждый сейчас сам за себя. И даже не столько материальном в смысле, сколько в отношениях. Все, что за порогом нашего дома, нас, армян, не интересует. Хорошо, но какими тогда вырастут наши дети, которых мы, армяне, так любим?». Хотя у Лотошникова русская фамилия, он происходит из армянского дворянского рода.

Администрация Масниковского района, в котором находится село Большие Салы, готова помощь с установкой памятника. «Мы выделили для памятника место и готовы помочь со всеми организационными вопросами», — сказала заместитель главы администрации Назик Кешишян. Уже в июне этого года в основание будущего монумента заложили камень.

«Русские, украинцы, армяне, евреи, греки вместе живут на донской земле. И живут не каждый в своем углу. Павел Борисович Луспекаев — это явление нашей общей культуры. Нелишне вспомнить, что отец у него был армянин, а мать — донская казачка», — считает Георгий Багдыков из Ростова-на-Дону, нахичеванский армянин, потомственный врач и краевед.

Двоюродный брат Лучспекаева, 78-летний Альберт Симонян, вспоминает, что актер понимал по-армянски: «Армянский язык он понимал. Как раз когда я приехал, там был и его отец, то есть мой дядя. Мы с его отцом говорили по-армянски, а он все понимал».

Источник: Арам Гарегинян, armeniasputnik.am

Фото обложки: rg.ru

отзывы, адрес, время работы, расположение на карте, посещаемость

Исторический памятник Памятник В. Верещагину, ул. К. Маркса, 80, Череповец, Вологодская обл., 162606:
28 отзывов
пользователей и сотрудников, подробная информация о адресе, времени работы, расположении на карте, посещаемости, фотографии, меню, номер телефона и огромное количество другой подробной и полезной информации


Адрес: ул. К. Маркса, 80, Череповец, Вологодская обл., 162606

Расположение на карте

Время работы








Понедельник
24 часа в сутки
Вторник
24 часа в сутки
Среда
24 часа в сутки
Четверг
24 часа в сутки
Пятница
24 часа в сутки
Суббота
24 часа в сутки
Воскресенье
24 часа в сутки

Отзывы

Наталия Орехова


Хорошая аллея рядом с памятником, где можно посидеть на скамеечке в тени или на солнце, в зависимости от погоды)
Много зелени. Цветочные клумбы. Не сильно оживленное движение. Недалеко парк, площадь и сквер. Практически центр города.

7 месяцев назад

Мария Урванова


Прекрасный сквер в центре города. Удобные скамейки, чисто, комфортно.

8 месяцев назад

Ольга Рохлецова


Очень красиво!Мало таких мест в городе.

9 месяцев назад

Анна Образцова


Там очень красиво и интересно, этот памятник всегда согреет вас в холодное время.

9 месяцев назад

Макс Симоненко


Не ухоженная территория вокруг памятника великому череповчанину

4 месяца назад

Виктор Ермаков


Все красиво

4 месяца назад

Миша Костин


Василий Васильевич Верещагин родился 14 (26) октября 1842 года в Череповце.

10 месяцев назад

Максим Клишков


Чисто, приятно посещать

8 месяцев назад

Татьяна Иванова


Находится на центральной площади

6 месяцев назад

Дмитрий Торшин


Помыть надо

4 месяца назад

Ббб Ббб


Памятник Верещагину, можно постоять , походить вокруг.

10 месяцев назад

Таня Чудная

4 месяца назад

Маша Беликова

8 месяцев назад

Vlad Rozenberg

8 месяцев назад

Майя Никольская

10 месяцев назад

Мария Кузнецова

8 месяцев назад

Юрий Юрьевич

6 месяцев назад

Александр Вычегжанин

5 месяцев назад

Алексей Кудрявцев

8 месяцев назад

Анна Чернышева

5 месяцев назад

Иван Шевченко

6 месяцев назад

Анюта Самойлик

5 месяцев назад

Николай Нагачвеский

7 месяцев назад

Геннадий Миргородский

5 месяцев назад

Дмитрий Борисов

6 месяцев назад

Елена Малашенко

4 месяца назад

Максим Бажин

7 месяцев назад

Санек Ноговицын

6 месяцев назад

Популярные места из категории Исторический памятник

Возвращение Верещагина

Возвращение Верещагина

В год годовщины со дня рождения Василия Верещагина три картины художника из Третьяковской галереи впервые появились в его родном городе.

Празднование дня рождения в Череповце, родном городе Василия Верещагина, открылось летом на вокзале. Сотрудники местного Дома-музея Верещагина — единственного в мире мемориального музея художника — повесили в зале ожидания репродукции полотен Верещагина, написанных во время его кругосветных путешествий.

Место выбрано намеренно: вокзал идеально символизирует увлекательность путешествий и неугомонность самого известного жителя Череповца, который объехал половину континентов и участвовал в двух войнах. Путешествовал не ради отдыха и развлечений. Главными темами художника стали батальные полотна с пацифистскими подтекстами и рисунки из экзотических стран. Более десяти лет Верещагин жил в Москве и Париже, часто бывал в Нью-Йорке, Токио и Стамбуле, но именно Череповцу суждено было стать столицей празднования дня рождения художника.В городе, оставленном Верещагиным в детстве, собирались потомки знаменитого дворянского рода и поклонники таланта художника; здесь проводились научные конференции. И именно в местную Третьяковскую картинную галерею на празднование дня рождения (художник родился 26 октября 1842 г. — авт.) Были привезены три знаменитые картины Верещагина — «Внезапное нападение» (1871 г.), «Бухарский солдат» (1873 г.) и «Всадник в Джайпуре» (около 1880 г.).

Там, где сливаются Шексна и Ягорба

В 9 лет Василия отправили учиться в Санкт-Петербург.-Петербург, в кадетскую часть Океана. Больше он в Череповец не возвращался. В родном городе еще в детстве запомнился знаменитый путешественник, который, сидя у окна, рисовал людей, лошадей и собак, проходящих по улице. За пятнадцать лет до своей трагической гибели в Тихом океане Василий Верещагин, задумав серию картин о войне 1812 года, отправился на север России после «типично русских лиц». Но он добрался только до Вологды.

Нет известного рисунка Верещагина или рисунка его родного края, сделанного по воспоминаниям из детства.Но факт рождения там много значит. «Череповец — дом Василия Верещагина» в юбилейный год художника, такие баннеры в Череповце встречаются чаще, чем коммерческая реклама. Промышленный Череповец объявил художника главным богатством города. Фамилия Верещагина фигурирует в программе разработки концепции местного туризма и в конкурсе на разработку нового логотипа города.

На улице Верещагина установлен бюст художника. Два года назад рядом с памятником появилась аллея Верещагина.Действует дом-музей — простой двухэтажный особняк у слияния рек Шексна и Ягорба. В нем рассказывается не только о Василии Верещагине, но и о его родителях и братьях. Старший, Николай Верещагин, известен в мире как изобретатель знаменитого вологодского масла. Александр был достойным писателем, в то время как младший, Сергей, во время русско-турецкой кампании был адъюнктом генерала Скобелева и своим героизмом заслужил упоминание в художественной литературе: его смерть красноречиво описана в «Турецком гамбите» Бориса Акунина.Среди подлинных экспонатов музея — семейные книги, рисунки брата Сергея, стол и мягкие стулья, сшитые матерью художника, табурет на лосиных ножках, который его отец изготовил после удачной охоты… «Современники» художника — старая ива и сарай. Сам дом-музей — всего лишь копия дома Верещагиных. В конце XIX века их мать продала дом местному купцу; Позже здание было национализировано советскими властями и более пятидесяти лет служило общежитием.И только позже он стал музеем. Каждый раз, когда он переходил из рук в руки, дом ремонтировали и перестраивали. В 80-е годы прошлого века он практически исчез при новом строительстве — памятник тогда защищало Череповецкое культурное общество. Долгие годы дом был окрашен в желтый цвет, но более года назад его снова выкрасили в исторический темно-коричневый цвет, о чем исследователи нашли упоминания в воспоминаниях бывших владельцев. Первая экспозиция, открытая в 1984 году, включала воссозданные комнаты матери и отца: внук Николая Верещагина привез часть мебели из Москвы.По воспоминаниям племянника художника, известного ученого-мамонтоведа, ушедшего из жизни четыре года назад, дизайнеры музея воссоздали карту затопленного Рыбинского водохранилища в имении Верещагина в деревне Петровка.

«Экспозиция в нынешнем виде сформировалась более десяти лет назад, — говорит директор музея Любовь Маликова. «Были проанализированы воспоминания и письма художника; Картины современников Верещагина увешаны изображениями интерьеров провинциальных усадеб, где люди жили просто и смиренно, без роскоши.Хотя дом был полуразрушенным, снаружи он выглядел вполне респектабельно. Он был скрипучим, с неровными стенами, но в этом был особый смысл, особый дух — старые дома не могут быть аккуратными и даже похожими на новогоднюю игрушку ».

Домик маленький, комнаты крохотные, коридоры узкие, но экскурсовод очень много говорит. На протяжении многих десятилетий энтузиасты собирали информацию о семье Верещагиных. Между собой зовут братьев Верещагиных по имени — Вася, Коля и т. Д., а родители с уважением — по имени и отчеству. В музее нет подлинных произведений «Васи»; Содержание холстов описывается посетителям на словах, но очень подробно и очень «аппетитно» — получается не хуже настоящего вологодского масла, изобретенного «Колей».

Анна Верещагина, мать семьи, высокая и мускулистая брюнетка, славилась своим несговорчивым характером. Василий Васильевич получил благословение матери стать художником только тогда, когда получил несколько профессиональных наград.В кабинете отца семьи посетителям рассказывают о древнем происхождении Верещагиных и о жизни провинциальной русской знати XIX века. Здесь много книг, в том числе произведения древнегреческих авторов и философов.

Вам рассказывают о первом признании таланта Василия Верещагина-младшего. Эссе, написанное им на один из сюжетов Гомера, было признано Советом Академии художников достойным серебряной медали. Возможно, Верещагин всю жизнь писал бы о мускулистых богах и богинях красоты, если бы не встретил в юности художника Льва Лагорио, который неоднократно бывал на Кавказе и даже участвовал в боевых действиях.Верещагин увлекся его рассказами и отправился на юг, где впервые столкнулся не только с экзотикой, но и с войной.

Вторая военная «командировка» — это поездка в Среднюю Азию в 1867-1868 гг. Верещагин привез с собой рисунки для своей туркестанской серии работ. Элегантная красота средневековой архитектуры соседствовала на картинах и зарисовках с поблекшими от пыли лохмотьями бедняков. Многие художники времен Верещагина изображали войну как парад аккуратно отглаженных пальто и отполированных до блеска сапог, а солдаты — как отважных героев в гордых позах.Верещагин подчеркнул, что увиденное превзошло все его ожидания своей жестокостью и бессмысленностью. Во время своей первой поездки в Туркестан художник участвует в войне с бухарским эмиром в звании прапорщика. Художник всю оставшуюся жизнь носил с собой Георгиевский крест за участие в защите крепости в Самарканде, хотя не ходатайствовал о воинских наградах и от большинства из них отказывался.

Когда была выставлена ​​туркестанская серия (в нее входила знаменитая картина «Вершина войны»), армейское руководство возмутилось.А после посещения экспозиции императором Александром II цензура запретила художнику публиковать репродукции картин «Забытые», «Окруженные и преследуемые», «Вступившие у крепостной стены!». Разочарованный, художник вынул холсты из рам и сжег.

Василий Верещагин пошел на русско-турецкую войну намеренно, с мольбертом и пистолетом. Он оставался на фронте до конца боевых действий. Он был тяжело ранен и чуть не умер в больнице.Зимой вместе с отрядом Михаила Скоболева Верещагин совершил марш через Балканы и участвовал в решающем сражении у Шипки, близ села Шейново.

Вернувшись с войны, Верещагин совершил путешествие в Индию и Палестину, но там находит и темы для «жестоких» картин. Некоторые работы из индийской серии рассказывают о порабощении местных жителей англичанами. В последние годы жизни Верещагин изобразил войну из прошлого — войну 1812 года в России.Но последней страной-«природой» для художника стала Япония, куда он снова попал из-за зарождающейся русско-японской войны. Весной 1904 года флагманский линкор «Петропавловск» с Верещагиным на борту взорвался на мине и затонул…

Под собственной крышей

За 62 года жизни художник неоднократно менял дома и страны проживания; он сам спроектировал некоторые из резиденций. По странному, если не сказать мистическому стечению обстоятельств, все дома художника в Германии, Франции и России погибли.

Одним из первых кандидатов на мемориальную доску с надписью «Здесь жил В. Верещагин» могла быть первая мастерская художника в Мюнхене. После окончания отряда «Океан» Василий Васильевич, прослужив недолгое время, подал в отставку и поступил в Академию художников, из-за чего лишился родительского благословения и опеки. Живя в Петербурге, Верещагину приходилось бродить по крохотным комнатам и комнатам, за которые жадные хозяева просили чрезмерную плату. В том числе и в тех странах, где он путешествовал и учился — в Германии, Средней Азии, Индии, Франции … В Париже он работал в мастерской знаменитого Иеронима … Вероятно, именно тогда, во время странствий, в нем созрело твердое убеждение, что художник должен иметь место жительства, отличное от других смертных.Он не может рисовать в подвале, в тесноте, под сальной свечой. Нужна мастерская. Все последующие годы, где бы он ни поселился, он увеличивал его за счет жилой половины.

В Мюнхене, куда Верещагин переехал в молодые годы и в 1871 году женился на Елизавете Марии Фишер (в браке она была Елизаветой Верещагиной, первой женой художника; брак продлился двенадцать лет — прим. эха как такового не хватало.Поиски оказались безрезультатными. Наконец вдова немецкого художника Теодора Хоршельта сдала в аренду мастерскую русскому художнику. Помещение было просторным и удобным, но солнечного света в нем не было, что объяснялось особенностями конструкции. Верещагин понимал: свой настоящий дом он должен построить своими руками. Юный художник нашел первое в своей жизни жилище среди баварского леса. «Ни у кого в Мюнхене не было такого оборудования, и я был первым, кто построил его за пределами города, где я гулял каждый день в благоприятную погоду.Собрал с досок все необходимое; ноги замерзли. Мошенник-свинья разобрал мою хату, и мне пришлось второй раз поселиться в другом месте », — написал он. Распад и последующее разрушение первой мастерской были предопределены: наивный Верещагин не получил разрешения на строительство, согласованного с мюнхенскими городскими службами.

Его стопы, «застывшие» в мюнхенском лесу, требовали южного тепла. Вторая попытка создать архитектурный симбиоз образа жизни и творческой стороны была более продуманной.В начале 1970-х Верещагин с женой обосновался в Париже. Цены на квартиры в центре города казались неуправляемыми даже для обеспеченного Верещагина, которому Павел Третьяковский, будущий основатель одноименной галереи, платил немалые деньги за еще неокрашенные картины. Они решили поселиться в получасе езды на лошадях от Парижа, в городе Мезон-Лаффи. Четыре года спустя, осенью 1876 года, пара переехала в дом, построенный по собственному проекту Верещагина. Сюда привозили вещи, приобретенные художником в разных уголках мира, а доверенные лица принимали их по списку.«Шкура тигра, скатерть из кашемира, абажур церковный…». Есть все, что вы можете вообразить! Но это история о строительстве дома, который, по его мнению, стал последним в его жизни. Во-первых, он заплатил в три раза больше, чем должен был, за земельный участок в Мезон-Лаффит с домом. Французский агент, видя в Верещагине наивного в делах, обманом продал не только землю, но и бесполезное ветхое строение, которое пришлось снести. Верещагин стойко пережил собственную оплошность и, поспешно подготовив проект дома, который он хотел видеть на своем участке, уехал с женой в Индию со спокойной душой.Один момент в проекте был поистине новым: полагая, что картины во многом создаются правильным светом, Верещагин создал летнюю мастерскую. Представьте себе багажный вагон с огромными окнами, стоящий на рельсах. С помощью ручки эта повозка могла легко следовать за солнцем, двигаясь по небу, так что солнечные лучи падали прямо на холст в мастерской…

Но вряд ли всем замыслам Верещагина суждено было сбыться. Картины художника постепенно перестали пользоваться прежним высоким спросом, а строительство между тем требовало немалых денег.В итоге в целях экономии был построен типичный белый ящик в два этажа. Прожив пятнадцать лет в Мезон-Лаффит, Василий Верещагин стал скучать по родине и продал дом своему коллеге Константину Маковскому. Последние также прожили здесь недолго. Заросший участок превратился в излюбленное место отдыха горожан. по ржавой повозке-мастерской, следовавшей вслед за солнцем, местные жители выгуливают своих детей. Сегодня на месте французской усадьбы Верещагиных пустырь со складами….

Верещагин переехал из Парижа в пригород Москвы, где приобрел имение Нижние Котлы. И все началось сначала: проект, строители с богатой бухгалтерской фантазией, поиск денег … Но художник едва ли вкусил жизни в своем новом доме. Уехал на Дальний Восток… Это был 1904 год.

Автор:
Сергей Виноградов

Памятник Василию Верещагину, одному из самых известных русских памятников архитектуры. Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти. Image 23316579.

Памятник Василию Верещагину, одному из самых известных русских.. Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти. Изображение 23316579.

Памятник Василию Верещагину, одному из самых известных русских художников-баталистов, в Череповце, Россия

Только для редакционного использования: это изображение можно использовать только в редакционных целях.Использование этого изображения в рекламных, коммерческих или рекламных целях запрещено, если лицензиат не получил дополнительных разрешений. 123RF.com не предоставляет никаких услуг по оформлению документов.

S

M

L

XL

Таблица размеров

Размер изображения Идеально подходит для
S Интернет и блоги, социальные сети и мобильные приложения.
M Брошюры и каталоги, журналы и открытки.
л Внутренние и наружные плакаты и печатные баннеры.
XL Фоны, рекламные щиты и цифровые экраны.

Используете этот элемент в публикации, превышающей 500 000
тиражей?

Распечатать

Электронный

Всесторонний

3000 x 2000 пикселей
|
25.4 см x
16,9 см |
300 точек на дюйм
|
JPG

Масштабирование до любого размера • EPS

3000 x 2000 пикселей
|
25,4 см x
16,9 см |
300 точек на дюйм
|
JPG

Скачать

Купить одно изображение

6 кредитов

Самая низкая цена
с планом подписки

  • Попробовать 1 месяц на 2209 pyб
  • Загрузите 10 фотографий или векторов.
  • Нет дневного лимита загрузок, неиспользованные загрузки переносятся на следующий месяц

221 ру

за изображение любой размер

Цена денег

Ключевые слова

Похожие изображения

Нужна помощь? Свяжитесь со своим персональным менеджером по работе с клиентами

@ +7 499 938-68-54

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее работать.Используя наш веб-сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie, как описано в нашей Политике использования файлов cookie

.
Принимать

Amazon.com: Посмертные памятники в Ладакхе Галерея 24×20 Обернутый натянутый холст Василий Верещагин: плакаты и принты


В настоящее время недоступен.
Мы не знаем, когда и появится ли этот товар в наличии.

Марка

ArtDirect

Размер

24×20 дюймов

Цвет

Галерея обернутый холст

Материал

Холст


  • Убедитесь, что это подходит
    введя номер вашей модели.
  • Автор: Василий Верещагин / Название: Посмертные памятники Ладакха.

  • Высокое качество холста жикле прямо из музейных гравюр

  • Обернутый холст галереи более 2 1/4 «x 1» деревянный карниз на носилках

  • В наличии и оформлена при покупке

  • Сделано в США, и удовлетворение гарантировано

Василий В.Полотна Верещагина о завоевании Средней Азии

  • 1 Symcox, 2003, стр. 13-14; Laurens, 2004, стр. 49-54; Bourguet, 1999, стр. 21-36.

1 30 Флореаля, VI год, или 19 мая -го, , 1798 года по французскому революционному календарю, выдающаяся группа из 167 ученых, инженеров, ученых и художников отплыла из средиземноморского порта Тулон. Эти ученые люди присоединились к флотилии амбициозного корсиканского генерала Наполеона Бонапарта, целью которого было вырвать Египет из-под контроля Османской империи.Наполеон был в первую очередь мотивирован желанием Дирекции разорвать связи Великобритании с Индией, но имел и более интеллектуальные цели. Наряду с нанесением серьезного удара по колониальному процветанию ненавистного морского соперника Франции, владение нижним Нилом позволило ему систематически изучать, каталогизировать и описывать великую древнюю цивилизацию в лучших традициях энциклопедистов Просвещения.

2Поначалу казалось, что Наполеон намерен повторить блестящий успех своей итальянской кампании предыдущего года.В течение трех недель после высадки в Александрии его войска разбили силы мамлюков в битве при пирамидах и вскоре овладели Каиром. Но слава корсиканца была недолгой. Не более чем через десять дней после того, как он победил защитников Египта на суше, английский адмирал Горацио Нельсон потопил свой флот в бухте Абукир, отрезав французскую экспедиционную армию от родины и в конечном итоге обрекая операцию.

  • 2 Саид, 1978, стр.80.
  • 3 Porterfield, 1998, стр. 43-79; Лемэр, 2001, стр. 105-109.
  • 4 Alazard, 1930, стр. 35–36; Джулиан, 1977, стр. 122–125.

3 Тем не менее, неудача не помешала культурным усилиям Наполеона. Перед его неизбежным возвращением три года спустя его группа ученых провела беспрецедентную инвентаризацию египетских древностей, венцом которой стало двадцать томное «Описание Египта».По словам Эдварда Саида, вторжение стало определяющим моментом в современной науке о Востоке, «первым в длинной серии встреч европейцев с Востоком, в которых специализированный опыт востоковеда был использован в функциональных колониальных целях» 2. Египетская экспедиция также оставила важное художественное наследие, поскольку в течение следующего десятилетия художники создали более 70 полотен, прославляющих военные подвиги будущего императора3. А когда французские генералы начали свое завоевание Алжира в 1830-х годах, многие художники присоединились к ним по наполеоновской моде, тем самым помогая запустить в салонах Европы моду на ближневосточную тематику.4

4 Наполеон повлиял на колонизаторов XIX века и в других местах. После назначения в 1867 году первым генерал-губернатором новой российской провинции Туркестан генерал-майор Константин фон Кауфман верно последовал примеру Египта, наняв гражданских ученых, ученых и художников для работы под его началом. Подобно Наполеону, он стремился провести инвентаризацию недавно завоеванной территории и сообщить результаты своим соотечественникам, не говоря уже о повышении собственной репутации в сделке.5 Хотя был внесен значительный вклад в географию, ориентацию и другие области, усилия Кауфмана в этом отношении оказали менее впечатляющее воздействие. Однако решение генерала нанять на новую должность молодого художника Василия Васильевича Верещагина оказалось более судьбоносным.

  • 6 Стасов, 1952, т. 2, стр. 266; Булгаков, 1905, с. 92.
  • 7 Стасов, 1952, т.2, стр. 266.
  • 8 Ньюмарч, 1904, стр. 1011.

5 При жизни ни один русский художник не был так известен на родине и за рубежом, как Василий Верещагин. Художник, сосредоточившийся на Востоке и войне, с особым талантом к очень реалистичным и тревожным сценам ярко окрашенной экзотической дикости, он нашел готовую публику среди публики, жаждущей таких захватывающих развлечений от унылого существования городской жизни. Экспонаты Верещагина в Петербурге.Петербург были захвачены толпой; более 200000 человек посетили его выставку в 1880 году, и император Александр II организовал выставку полотен в Зимнем дворце для частного просмотра6. Та же коллекция, в которой была представлена ​​недавняя турецкая война 1877-1878 годов, также привлекала большие толпы, когда в следующем году он объехал столицы Европы. Историк искусства Владимир Стасов подсчитал, что выставка в Берлине посетила 145 тысяч человек, в Вене — 110 тысяч, в Будапеште — 57 тысяч, в Гамбурге — 42 тысячи.7 Годовая выставка в 1881 и 1882 годах, организованная Американской художественной ассоциацией в Нью-Йорке, также укрепила его репутацию за рубежом. Когда он умер в 1904 году, британский критик назвал Верещагина «одной из самых выдающихся фигур во всем мире искусства. Величайший из художников войны »8

  • 9 Лебедев, 1972, с. 272.
  • 10 Милютин, 1947, т. 3, стр. 235.
  • 11 Булгаков, 1905, с.11-12.

6 Помимо того, что Верещагин был самым известным художником России при жизни на международном уровне, он был самым противоречивым художником. В его боевых сценах основное внимание уделялось не рывку, славе и храбрости, а скорее осуждению жестокости и бойни войны, а также бездушного безразличия и некомпетентности старших командиров. Из-за этого уникального взгляда на армию многие современники считали Верещагина художественным эквивалентом писателя-пацифиста Льва Толстого, восхваляющего Василия Васильевича как «апостола мира и человечности».Действительно, Верещагин занял второе место в получении первой Нобелевской премии мира в 1901 году.9 Генералы, по понятным причинам, были настроены менее благосклонно. Военный министр царь Александр II Дмитрий Милютин признал, что Верещагин был «бесспорно талантливым», но не любил «любопытную наклонность выбрать наиболее неприятные предметы [и], чтобы изобразить только неблаговидные аспекты жизни …» художника 10 Между тем, граф Немецкого фельдмаршала Гельмут фон Мольтке Старший запретил своим солдатам посещать Берлинскую выставку 1882 года, опасаясь идеологического заражения.11

  • 12 Бенуа [Бенуа], 1995, стр. 286; Гамильтон, 1983, стр. 381.
  • 13 Лебедев, 1972, с. 292-293.

7 Репутация Верещагина среди искусствоведов также неоднозначна. В своей истории русской живописи XIX века Александр Н. Бенуа [Бенуа] назвал свои работы просто «фотографическими», лишенными чувствительности или тонкости, в то время как в более широком обзоре художественный куратор Йельского университета назвал его «очень низкими способностями».С другой стороны, начиная со сталинской эпохи, Советы были склонны восхвалять Верещагина как прогрессивного деятеля и предшественника официального стиля социалистического реализма. По словам его биографа Андрея Константиновича Лебедева, если художник был «материалистом домарксистского типа», не понимавший «социальных и классовых корней войны», Василий Васильевич тем не менее любил трудящиеся массы, ненавидел деспотизм. и был проникнут горячим желанием просвещать людей13.

8Верещагин был также преимущественно русским художником-востоковедом, употребляющим прилагательное в традиционном искусствоведческом смысле.Неутомимый путешественник, он путешествовал по многим азиатским странам. За четыре десятилетия, которые охватили его первое путешествие на Кавказ в юности до своей смерти в водах Тихого океана во время русско-японской войны, Верещагин путешествовал по Средней Азии, Индии, Тибету, Османской империи, Филиппинам, Сибири и Японии. Результатом каждой из этих поездок стали наброски или холсты, а также опубликованные сочинения. Таким образом, взгляд на его работы — лучший способ понять, как русский художник XIX века видел Восток.И нигде его взгляды не были более поразительными, чем взгляды его двух турне по Туркестану в конце 1860-х годов.

  • 14 Lemaire, 2001, стр. 20-57.

9Исламский Восток интересовал европейских художников по крайней мере с эпохи Возрождения. На рубеже XVI века близкие контакты с турками вдохновили венецианских художников, таких как Джентиле Беллини, на создание сцен Ближнего Востока и государственных деятелей.Голландский мастер семнадцатого века Рембрандт использовал свою обширную коллекцию импортного реквизита для создания портретов людей, одетых в роскошные восточные шелковые одежды и тюрбаны. Следуя более игривому тюркею восемнадцатого века, причуду рококо ко всему османскому, французы, такие как Чарльз-Андре Ван Лоо из Королевской академии, создали полотна с изображением пашей, султанов, евнухов и одалиск в фэнтезийных сераглио, а английские аристократы поручили сэру Джошуа Рейнольдсу изобразить их. в восточных условиях.14 Но художественная привлекательность Ближнего Востока достигла своего апогея в девятнадцатом веке с подъемом ориентализма как особого стиля европейской живописи.

  • 15 июля 1977 г., стр. 28; Verrier, 1979, стр. 1-2.
  • 16 Алазард, 1930, стр. 42-44.

10 Политические события явно сыграли свою роль. Если египетская экспедиция Наполеона начала возрождать интерес к региону, борьба Греции за независимость в 1820-х годах и кампании Франции в Северной Африке в течение следующего десятилетия помогли поддержать его.В то же время растущее господство Запада над Средиземным морем значительно упростило путешествие к землям на его восточном и южном берегах15. Благодаря яркому солнечному свету, томной чувственности и живописным руинам они стали популярным местом среди художников, как и Италия. в более ранние века16

11Ориентализм был ответвлением романтизма, европейской реакции на неоклассицизм восемнадцатого века. В этом преимущественно французском стиле представлены сцены, предположительно взятые из повседневной жизни исламского мира.Некоторые из них действительно были жанровыми картинами и этнографическими портретами, поразившими во многом своей экзотической местностью. В то же время художники-востоковеды часто представляли себе сцены чрезмерной сексуальности, насилия, праздности и других грехов, совершенно не сдерживаемых христианской моралью. Роскошные гаремы, жестокие тираны и снотворные наркоманы гашиша были любимыми мотивами.

  • 17 Porterfield, 1998, стр. 117-121; Джулиан, 1977, стр. 47-50.

12 «Смерть Сарданапала» (1827) французского романтика Эжена Делакруа типична для этого жанра.17 Основанный на трагедии лорда Джорджа Байрона 1821 года, полотно показывает легендарного последнего ассирийского царя, возлежащего на великолепной постели, спокойно созерцающего казнь своих наложниц и лошадей перед своей неизбежной гибелью. Красный и белый шелк хаотично сочетаются с павлиньими перьями, золотыми сосудами, драгоценными мечами, бледной женской плотью и охваченной ужасом лошадью на фоне огня и дыма. Чтобы напомнить зрителю о клише о том, что восточная лицензия проявляется во многих формах, мускулистый африканский раб, обнаженный, за исключением стратегически размещенной черной ткани, дает гомоэротический оттенок.

13 Историки искусства традиционно объясняли, что популярность ориентализма была вызвана прежде всего бегством от действительности. Изображая предполагаемую безграничную похотливость, дикость, праздность и роскошь Азии — все эти черты чужды трезвой буржуазной чувствительности того времени — в пышных и захватывающих цветах, картины ориенталистов служили убежищем для подавленных фантазий. В своей книге 1977 года на эту тему французский специалист по экзотике Филипп Жюлиан предложил:

«В век угля целые города лежали под покровом серости.Картина востоковеда в викторианской гостиной была своего рода побегом. Для наших прабабушек и дедушек эти полотна были не только напоминанием об ином мире, о чем-то живописном и героическом, но и намекали на удовольствия, которые часто были табу в Европе, и возбуждали тайный вкус к жестокости и угнетению »18

  • 19 Следующие четыре абзаца основаны на моей статье Schimmelpenninck van der Oye, 2002, pp.249-261.
  • 20 Винсент, 1997, стр. 128.
  • 21 Саид, 1978 г.

14 Несмотря на любые возможные фрейдистские коннотации, до 1970-х академическое отношение к ориентализму было довольно мягким19. Однако не так давно один американский автор заметил: «[Ориентализм], возможно, является наиболее политически некорректным произведением искусства сегодня» 20. более зловещей была публикация в 1978 году глубоко влиятельного ориентализма Эдварда Саида.21 Взяв этот термин в академическом смысле, автор сосредоточился на ориентаологии, или европейской науке о Ближнем Востоке. Вместо того, чтобы быть изнеженным преследованием каких-то уклончивых придурков (или, если на то пошло, художественным интересом к экзотике), он рассматривал ориентаологию как важное оружие в арсенале империализма, интеллектуальный инструмент для обеспечения господства Запада над Востоком.

15 Короче говоря, в книге Саида утверждается, что научный аппарат, с помощью которого европейцы изучают Азию, является средством ее подавления.Западные жители делают это, думая о Востоке как о «Другом», таинственном, феминизированном, злобном и опасном культурном сопернике. Саид объясняет, что европейцы видят мир исключительно в манихейских терминах. По словам Редьярда Киплинга, «Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и никогда не встретятся двое». Наследие французского философа Мишеля Фуко очевидно, особенно в понятиях Фуко о «дискурсе», лингвистическом аппарате, посредством которого распространение знания становится способом подавления и подчинения.По словам Саида, ориентализм — это «научное движение, аналогом которого в мире эмпирической политики было колониальное накопление и приобретение Востока Европой» 22. Еще более провокационно автор утверждает, что ориентализм абсолютно неотделим от колониализма,

«У нас не могло бы быть самой империи без важных философских процессов, действующих в производстве, а также в приобретении, подчинении и урегулировании пространства.”23

16 Когда Саид обращается к «Западу», он обычно имеет в виду Великобританию и Францию ​​девятнадцатого и двадцатого веков. Он практически игнорирует другие европейские народы с сильными ориентационными традициями, такие как Германия, Нидерланды и Россия. Русский ориентализм — особенно интригующее исключение из схемы Саида. В отличие от морских колониальных держав, Россия завоевала империю, прилегающую к ее собственным границам. Если моря отделяли Великобританию и Францию ​​от «их» Востока, евразийская география России не создавала таких барьеров между ее метрополией и востоком.Таким образом, для россиян граница между «собой» и «другим» гораздо менее четкая.

17 В 1993 году, через пятнадцать лет после написания «Ориентализма», Эдвард Саид расширил свой подход к культуре и империализму24. Для профессора сравнительного литературоведения неудивительно, что Саид также изучал литературу через свою ориенталистскую схему. Такие писатели, как Джозеф Конрад, Джейн Остин и Альбер Камю, теперь также попали под его пристальное внимание. Есть даже глава об опере.Аида Джузеппе Верди, утверждает Саид,

«как визуальное, музыкальное и театральное зрелище […] подтверждает, что Восток является по сути экзотическим, далеким и античным местом, в котором европейцы могут устраивать определенные демонстрации силы» 25

  • 26 Но далеко не все. См., Например, Rosenthal, 1982; Стивенс, 1984, стр.15-23; Винсент, 1997; Ле (…)
  • 27 Ночлин, 1983.
  • 28 Там же, стр. 123.
  • 29 Там же, стр. 122.

18Хотя Саид мало внимания уделял живописи, некоторые историки искусства поспешили принять его аргумент о связи между репрезентацией и репрессиями26. Наиболее сложным исследованием в этом направлении является статья Линды Ночлин «Воображаемый Восток.27 Как академик-феминистка, Ночлин естественно рассматривала стиль с гендерной точки зрения. Таким образом, ориентализм Делакруа был мотивирован не жаждой имперской власти, а чистой и простой похотью28. Более интригующей является интерпретация Нохлин гиперреалистичного подхода более поздних ориенталистов, таких как Жан-Леон Жером, который она считает намеренно обманчивым. Жером вовсе не был, как выразился один современник, «одним из самых прилежных и сознательно точных художников нашего времени», он придерживался продуманной стратегии «реалистической мистификации», представляя воображаемый Восток с, казалось бы, фотографической точностью.29

  • 30 Самая полная биография — Лебедев, 1972 год. Среди прочего, отчет, вскоре написанный другом (…)

19 Наблюдение Ночлина о Жероме могло быть применено и к его русскому ученику Василию Верещагину, который также очень гордился реалистичными изображениями. Путь Верещагина к ателье Жерома в Париже был трудно предсказуемым или прямым.30 Родившийся в 1842 году в семье помещика со средним достатком в северо-западном правительстве Новгорода, он получил типичное воспитание будущего офицера царских вооруженных сил: домашние наставники, три года в младшей военной школе и еще шесть лет в военной школе. Морской кадетский корпус в столице.

20 Последнее вполне могло вдохновить Верещагина на неутомимую страсть к путешествиям.31 Как и во всех военно-морских училищах, курсантов поощряли познавать мир за пределами своей родины, и это усилие решительно поддерживалось директорами, в состав которых входили такие мореплаватели, как знаменитый кругосветный мореплаватель адмирал Иван Федорович. Крузенштерн [Крузенштерн].География оказалась среди любимых предметов Верещагина, и в свободное время он неоднократно перечитывал недавний путевый отчет писателя Ивана Гончарова «Фрегат Паллада». Наряду с другими хорошими учениками высокие оценки Верещагина позволили ему совершить круизы в Западную Европу в течение последних двух летних каникул в школе. Во время этих заграничных поездок он познакомился с трудами радикального эмигрантского издателя Александра Герцена [Герцена], которые помогли сформировать его прогрессивные политические взгляды.

  • 32 Стасов, 1952, т. 2, стр. 215.

21В 1860 году, когда Василий получил высшее образование в своем классе, все ожидали, что он присоединится к своим одноклассникам в карьере императорского флота. Но уже в школе было кое-что, что выделяло его среди других. Несмотря на то, что он был трудолюбив и умен, кадет оказался болезненным. Что еще тревожнее, его чувствительный желудок не выдерживал мореплавания.У него был также нервный и возбудимый темперамент, который, по словам его близкого друга Владимира Стасова, он унаследовал от матери-полутатарки32. А Верещагин любил рисовать.

22 Еще мальчиком Василий проявил замечательную способность делать зарисовки, талант, признанный и поощряемый его более преданными учителями рисования в школе. Когда он достиг своего предпоследнего года в корпусе, в учебную программу уже не входили уроки рисования, и курсант поступил в Общество поощрения художеств, которое функционировало как подготовительная школа для Императорской Академии художеств.Поначалу инструкторы считали его неким дилетантом. Тем не менее, Vasilij упрямого настаивания, что он видел свое будущее на мольберте, а не на борте судна, убедил их принять его всерьез.

  • 33 Валкенье, 1989, стр. 11; Стайтс, 2005, с. 343.
  • 34 Верещагин, 1895, стр. 56.
  • 35 Там же, стр. 304.

23 Родители Верещагина пока потакали интересу сына.По обычаям того времени, рисование эскизов было вполне приемлемым развлечением для члена его класса. Но зарабатывать на жизнь искусством могли только крепостные и прочие немытые.33 Когда Василий незадолго до получения диплома заявил, что решил оставить флот для учебы в Академии художеств, его родители были потрясены. Позже он вспоминал их мысли: «Для сына знатного дворянства… стать художником — позор!» 34 Не в силах отговорить сына мучительными слезами матери или строгими предупреждениями отца о будущих лишениях, они неохотно уступили.«Давай, ты же знаешь, что больше не ребенок», — сказали ему. «Только не ждите от меня никакой помощи». 35

  • 36 Valkenier, 1989, стр. 3-7; Джексон, 2006, стр. 9-13.

24Верещагин поступил в Императорскую Академию художеств во время серьезных потрясений для почтенного истеблишмента. Основанный почти веком ранее императрицей Екатериной Великой и являвшийся дочерним предприятием Министерства двора с 1850 года, его функция заключалась в продвижении искусства по европейскому образцу.Институт имперского патронажа, Академия верно отражала вкусы своих хозяев-романовцев. В первые годы своего существования он стремился быть в авангарде западных вкусов и продвигал модный тогда неоклассицизм. Когда екатерининское Просвещение конца восемнадцатого века уступило место николаевскому обскурантизму в 1830-х годах, Академия окостенела, оставаясь демонстративно укорененной в эстетике ушедшей эпохи. Стиль обучения также стал отражать все более милитаризованные нравы монархии.36 Но когда император Николай I умер в 1855 году, когда его армии потерпели поражение от западных держав в Крыму, власть самодержавия стала менее уверенной.

25В Академии первыми бросили вызов статус-кво ее студенты. Как и многие образованные молодые люди в неспокойные годы, последовавшие за смертью железного царя, они стремились сбросить оковы прошлого и принять более социально сознательный дух. Одним из путеводных звезд шестидесятников, поколения (восемнадцати) шестидесятых, был сын радикального священника из провинции Николай Чернышевский.Его роман 1863 года «Что делать» с его резкими призывами к социалистическому эгалитаризму, сексуальной эмансипации и жертвенному самоотречению стал евангелием для прогрессивной российской молодежи.

  • 37 Чернышевский, 1974, с. 5-117.
  • 38 Чернышевский, 1974, с. 115.
  • 39 в Valkenier, 1983, стр. 154.
  • 40 Стасов, 1952, т. 2, стр. 415.

26 Десятью годами ранее Чернышевский написал кандидатскую диссертацию на тему «Эстетическое отношение искусства к реальности» 37, которая оказалась более актуальной для тех, кто учился в Академии. Утверждая, что искусство должно воспроизводить реальный мир, особенно мир простых людей, автор призвал его осудить беззакония существующего порядка. Вместо того, чтобы украшать дворцы правящего класса, он, как известно, призывал искусство быть «учебником для жизни» 38. Чернышевский вряд ли был первым, кто выступал за более тесные связи между культурой и политикой в ​​России или на Западе.Уже в 1847 году в открытом «Письме к Гоголю» литературного критика Виссариона Белинского писатели возглавили борьбу против «черной ночи самодержавия, православия и [официального] национализма» 39. Гюстав Курбе своими реалистическими полотнами критиковал социальную несправедливость.40 Но шестидесятники слышали голос Чернышевского наиболее отчетливо.

  • 41 Valkenier, 1989, стр.33-40; Stites, 2005, стр. 413-418; Джексон, 2006, стр. 27-33. Хотя меньше возражений (…)

27 Гневное неприятие Чернышевским «искусства ради искусства» нашло восприимчивую аудиторию среди студентов Академии. В 1863 году — в том же году «Salon des Refusés» бросил вызов художественному истеблишменту Парижа — 14 студентов вышли из конкурса на золотую медаль Академии, отказавшись рисовать его обязательную тему, взятую из скандинавской мифологии. Во главе с Иваном Крамским они создали совместную мастерскую по образцу из «Что делать?». Хотя предприятие в конечном итоге провалилось, в 1870 году еще одна попытка художественной эмансипации оказалась гораздо более успешной.Эта новая группа, известная как «Передвижники» по своему официальному названию, Ассоциация передвижных художественных выставок, должна была превратить русскую живопись в поистине национальную школу, подчиняющуюся двойному призыву Чернышевского представлять действительность и критиковать ее недуги своими «морально возмущенными» полотнами. .41

  • 42 Верещагина, 1898а, стр. 70.
  • 43 Там же, стр. 13.
  • 44 Верещагин, 1990, с.194.

28Верещагин тоже прислушивался к Чернышевскому. Как он позже напишет в своих обширных размышлениях о своем ремесле: «Представление об искусстве как о подчинении абсолютной красоте… устарело. Вместо чистой, абсолютной красоты современное искусство … связано с повседневной жизнью во всех ее аспектах »42. Нападая на« искусство ради искусства », он утверждал,« … мысль и тенденциозность не только не вредит технике, но, наоборот, Помогите реализовать это »43. В эссе, озаглавленном просто« Реализм », он провозгласил:« Я считаю себя реалистами … которые не только не отвергают идеи, но и включают их в свою работу.”44

  • 45 Булгаков, 1905, с. 28.

29В отличие от некоторых его одноклассников, восстание Верещагина против Академии пошло более уединенным путем. Он начал свое новое обучение достаточно хорошо и вскоре особенно сблизился с молодым либеральным профессором Александром Бейдеманном [Бейдеманном], который взял его с собой на заказ украшать русскую церковь в Париже. Снова преуспев в учебе, Василий на третьем курсе получил серебряную медаль за эскиз, основанный на «Одиссее Гомера».Однако несколько месяцев спустя — за полгода до восстания 14-ти — он шокировал факультет, стремительно сжег большой рисунок сепии на ту же тему, «чтобы больше не допускать такой ерунды», как он объяснил.45 Хотя формально он не отказывался от академии до 1865 г., Верещагин провел лето 1863 г. на Кавказе, поддерживая себя уроками искусства для детей русских офицеров. Следуя обычаю неугомонных поэтов-романтиков, таких как Александр Пушкин и Михаил Лермонтов, в свободное время он бродил по горам, заполнив за время своего пребывания три альбома для рисования.

30 В жизни Верещагина повезло, когда в начале 1864 года он унаследовал 1000 рублей от дяди. Отказавшись от относительной бедности своего кавказского существования, подающий надежды молодой художник отправился в Париж и уговорил себя пройти обучение у нового профессора престижной Школы изящных искусств Жана-Леона Жерома. На вопрос последнего, кто его порекомендовал, Верещагин дерзко ответил: «Ваши картины», добавив: «Я буду учиться только с вами и ни с кем другим.”46

  • 47 Последнее убедительно аргументируется Аккерманом, 1986а, стр. 75-80.
  • 48 В значительной степени заброшенный после его смерти на рубеже двадцатого века, художник был реабилитирован (…)

31Жером начал свою карьеру двумя десятилетиями ранее, специализируясь на классических темах, но добавил в свой репертуар Ближний Восток после нескольких поездок туда в 1850-х годах.Его восточные полотна характеризовались драматическим светом и цветом, а также очень реалистичной кистью, все это напоминало голландский золотой век47. Из-за научного внимания художника к местным деталям некоторые современники классифицировали его как «этнографа peintre» 48.

32 Пребывание Верещагина в ателье Жерома наложило свой отпечаток. И в технике, и в выборе сюжета полотна русского студента выдают сильное влияние его парижского мастера.Тем не менее, хотя они и остались в теплых отношениях, отношения Верещагина с его новой школой были немногим лучше, чем с Академией в Санкт-Петербурге. Примерно через год после того, как Жером настоял на том, чтобы он скопировал неоклассические картины в Лувре, Верещагин снова сбежал на Кавказ.

  • 49 Верещагин 1868, стр. 162-208; idem, 1869, стр. 241-336.
  • 50 То же, 1868, стр.196.
  • 51 Ibidem, p. 200.

33 Второе путешествие Верещагина по высокогорью России стало образцом для многих его будущих путешествий. В течение шести месяцев он создал множество зарисовок края и его жителей. Последний энциклопедически записал различные национальные типы с фотографической точностью. Интерес художника к экзотическим местным обычаям привел к характерно мрачному рисунку самобичеваний во время шиитского фестиваля в Нагорном Карабахе «Религиозное шествие в честь празднования Мохаррем в Шуше».Верещагин также написал подробный отчет, который вскоре был опубликован в популярном французском ежемесячнике Le Tour du Monde [Вокруг света] 49. Подробно иллюстрированный, путевый журнал был полон клише о варварском, угрожающем Востоке, от грязного, запачканного алкоголем. Калмыкские кочевники и вороватые цыгане «дерзким, грубым и мстительным» кабардинцам50. Несмотря на то, что русское оружие усмиряло их, всегда существовала угроза насилия, движимая «религиозным фанатизмом и ненавистью, свойственной племенам, покоренным их завоевателями».”51

34Верещагин уехал с Кавказа осенью 1865 года с большими надеждами на издание журнала, посвященного региону, но не смог собрать необходимый стартовый капитал. Поэтому он вернулся в Париж, где с гордостью показал свои рисунки Жерому. Его учитель был полон похвалы, но посоветовал ему теперь овладеть более сложным навыком рисования маслом. На этот раз Верещагин последовал совету и стал усердно осваивать новое ремесло.

  • 52 Лебедев, 1972, с. 49-53.
  • 53 Американский автор предполагает, что идея могла быть получена из картины аналогичной сцены на (…)

35 Следующей весной во время отпуска в имении своего отца новая тема захватила воображение Верещагина52. Прогуливаясь по близлежащей реке, он был заинтригован группами мужчин, которые тащили баржи против течения.53 Эти бывшие крепостные, которые бесконечно трудились за гроши, были прекрасным примером суровой русской действительности, которую Чернышевский призывал изображать художникам. Поскольку обнищавшие массы, казалось, неизбежно были привязаны к тяжелой ноше, бурлаки были прекрасной метафорой царского самодержавия. В последующие годы несколько странников запечатлели такие сцены, в первую очередь Илья Репин в его знаменитых Кораблях на Волге 1870–1873 годов. Верещагин подготовил ряд этюдов, и он вполне мог бы закончить крупный холст, если бы не вмешалось интригующее предложение о работе.

36 Во время разговора со своим бывшим профессором Академии летом 1867 года Верещагин узнал, что генерал Кауфман, новый царский генерал-губернатор Туркестана, хотел нанять молодого художника для своей штаб-квартиры в Ташкенте. Предстоят значительные трудности и опасность, так как русские войска все еще активно ведут кампанию в центральноазиатской провинции. Тем не менее Верещагин поспешил предложить свои услуги генералу.

  • 54 Курсив в оригинале. В Лебедев, 1972, с. 54.

«Я не питал страстной любви к Востоку, не дай Бог!» он позже сказал другу. «Я учился на Востоке, потому что там я был свободнее… чем на Западе. Вместо парижской мансарды или какой-нибудь комнаты… на Васильевском острове [в Санкт-Петербурге] у меня была бы киргизская юрта… »54

37 Перспектива увидеть какие-то действия также привлекала его,

  • 55 В Булгакове, 1905, с.44.

«… Я хотел узнать настоящую войну, о которой я так много читал и слышал, и которая была моим соседом на Кавказе» 55

38 Кауфман, удовлетворенный своим образованием и качеством своих набросков, взял его на работу. Художнику было присвоено звание младшего офицера, хотя для него характерно было настаивать, чтобы он работал в штатском и пользовался полной свободой передвижения.

  • 56 Путешествие описано у Верещагина, 1873, стр. 193-272.
  • 57 Э. Блан, «Notes de voyage en Asie centrale. À travers la Transoxiane, Revue des deux mondes, vol. (…)

39После некоторых спешных приготовлений Верещагин выехал в августе из Оренбурга, крупного торгового центра в юго-западной Сибири, на границе среднеазиатских степей. 56 Он проследовал по почтовому тракту в Ташкент на тарантасе, деревянной колеснице, напоминающей корзину. Источниками, однажды описанными во французских источниках, как «орудие пыток».57 Путешествие протяженностью 2000 километров привело его на юг к Аральскому морю, а затем на юго-восток вдоль Сырдарьи, достигнув колониальной столицы за шесть недель. Если не считать типичных неудобств путешествия по в значительной степени необузданной земле, это путешествие не сопровождалось событиями.

40 Первое впечатление Верещагина о новом родном городе было не лучшим. Он напомнил,

  • 58 Верещагин, 1873, с.211.

«Тем, кто знаком с Левантом, Ташкент не предлагает ничего нового: в основном видны глиняные дома, масляно-бумажные окна, серые стены и извилистые узкие улочки, где дожди выкапывают грязные ямы, проглатывающие лошадей по колено» 58.

41Сняв квартиру в местном квартале, он следующие несколько месяцев занялся записью в своих альбомах архитектуры и удивительного этнического разнообразия населения.

42Художника особенно интересовали менее целительные аспекты Ташкента, в том числе его опиумные притоны, гильдии нищих, тюрьмы и бача [танцующие мальчики]. Он указал на то, что до того, как царские войска захватили город десятью годами ранее, дела были еще хуже, потому что тогда там были тысячи рабов. Хотя он иногда обнаруживал скрытые проявления враждебности, как и многие его соотечественники, Верещагин был убежден, что большинство новых русских подданных примиряются со своими правителями.Когда жители пригорода тепло приветствовали его, он размышлял,

«Были ли они искренними? Только Аллах, знающий их сердца, может сказать. Возможно, так оно и было, поскольку мы знаем, что в Центральной Азии неверные правят с большей твердостью и справедливостью, чем местные властители ». 59

43 Следующей весной генерал послал своего художника на этнографическое обследование провинциальной деревни.В сопровождении татарского переводчика, заявившего о княжеской крови и двух казаков, Верещагин направился на юг по верховьям Сырдарьи, чтобы изучить местные киргизские и сартские общины. Примерно в тридцати километрах от Ташкента появились сообщения, что Кауфман идет на бухарского эмира. «Война!» его мысли неслись. «И так близко ко мне, прямо здесь, в Средней Азии!» 60 Это было явно интереснее фольклора.

  • 61 Верещагин, 1898, с.1-60. См. Также Макшеев, 1890, с. 268-273; Терентьев, 1906, т. 1. С. 45 (…)

44 Объектом нападения Кауфмана был Самарканд, древняя столица Тамерлана. Верещагин поспешил в сказочный город, но, к его большому разочарованию, он рухнул за день до его приезда. Тем не менее, предстояло нарисовать великолепные средневековые памятники, и он принялся за работу карандашом. Желание молодого художника увидеть бой крупным планом вскоре сбылось, когда вскоре после того, как Кауфман покинул Самарканд с основной массой своих войск, чтобы преследовать эмира, местное население восстало против русского гарнизона.61 В течение недели в начале июня силы из 500 человек, оставленные генералом, сопротивлялись превосходящим силам. Захватив ружье у павшего солдата, Верещагин взял на себя важную роль в обороне. В какой-то момент, когда некоторые войска дрогнули во время контратаки, он сплотил их, ринувшись вперед с криком «Братья, за мной!» Он также присоединился к двум вылазкам из цитадели в лабиринт городских улиц за ее пределами, чудом избежав смерти в обоих случаях, когда его товарищи спасли его от столкновения с врагом.

  • 62 В. В. Верещагин — В. В. Стасову, письмо от 20.09.1882, в лебедев, 1951, т. 2, стр. 134.
  • 63 Публичный отказ Верещагина от назначения вызвал оживленную полемику. См. Лебедев, 1950, (…)

45 Верещагин проявил бесстрашие и вне поля боя. После того, как осада была снята, он раскритиковал Кауфмана перед своим штабом за то, что он не сделал больше для защиты крепости.Хотя один из подчиненных с негодованием предложил расстрелять художника за неподчинение, генерал не обиделся и даже номинировал его на Георгиевский крест, высшую награду России за военную храбрость.62 В то время Верещагин возражал против такого различия, но уступил, когда совет ордена проголосовал за награждение его медалью, и с гордостью носил ее на своей гражданской куртке до конца своих дней. Яростно защищая свою независимость, художник отказывался от всех других почестей в течение своей карьеры, даже от профессуры в Императорской Академии.63

After Victory, 1868

Agrandir Оригинал (jpeg, 644k)

Gravure d’E. Львов Василий Верещагин. Gravure tirée de la revue Niva, 1900, № 9.

Василий Верещагин

После поражения, 1868

Аграндир Оригинал (jpeg, 652k)

Gravure tirée de l’ouvrage de Marie de Ujfalvy-Bourdon, De Paris à Samarcande, le Ferghanah, le Kouldja et la Sibérie occidentale, впечатления от путешествия в Париж, Париж: Librairie Hachette & Cie, 1880, стр.22.

Василий Верещагин

46 События в Самарканде сказались на хрупком здоровье Верещагина. Поддавшись лихорадке, он решил поехать в Париж, чтобы продолжить работу над своими картинами. Хотя его надежды на организацию шоу во французской столице не оправдались, Le Tour du Monde снова купил его дорожный счет. В начале следующего года артист получил известие, что его бывший работодатель вернулся в Питер.Петербург. Можно ли убедить его спонсировать выставку? Генерал, стремившийся продемонстрировать перед российской публикой свою молодую провинцию, охотно дал свое согласие, когда Верещагин задал ему вопрос.

47 Весной 1869 года Туркестанская выставка в течение месяца занимала три зала Министерства государственных достояний на Мойке, демонстрируя чучела животных, образцы минералов, костюмы, артефакты, а также собственные эскизы и картины художника.Благодаря своему центральному расположению, к югу от Исаакиевского собора и бесплатному входу, он привлекал множество толп. Император Александр II нанес визит в день открытия в сопровождении Кауфмана в качестве проводника и выразил удовлетворение. Однако, когда царь попросил показать художника, последний скрывался. «Я не люблю выполнять приказы важных людей», — объяснил он позже своему брату64.

  • 65 Стасов, 1952, т.2, стр. 235; Булгаков, 1905, с. 54.

48 Изюминкой стал зал с собственными полотнами Верещагина, на котором изображены две батальные сцены — «После победы» и «После поражения», а также жанровая картина «Пожиратели опиума». Также была фотография другой картины маслом — «Бача и его поклонники». Поскольку на картине изображен встревоженный танцующий мальчик в женском платье в окружении группы сытых мужчин среднего возраста из Центральной Азии, жадно разглядывающих свою добычу, картина была уничтожена ранее на том основании, что она могла оскорбить.65

  • 66 Место происшествия основано на личных наблюдениях. См. Верещагин, 1873, с. 224.
  • 67 О «удовольствиях трубки» в востоковедном искусстве см. Davies, 2005, pp. 121–143.
  • 68 Кистин, 1869. с. 3. Аффилированный с Императорской Академией художеств, критик был отцом W (…)
  • 69 Верещагин, 1873, с.224.

49 Зрителей особенно поразили «Пожиратели опиума ».66 Наркотики были излюбленной темой востоковедного искусства, которое часто включало в себя наргиле или трубку с гашишем в своих гаремах и базарах67. неодобрение или клишированная экзотика. Хотя он явно изображал восточную обстановку, он поразил критика Андрея Сомова более общим комментарием о человеческой деградации68. Верещагин намекнул, что азиаты не более предрасположены к пороку, чем другие, когда он размышлял: «… далек тот день, когда опиум» получит широкое распространение в Европе, как будто Европа уже не потребляет достаточно западного опиума, то есть табака? »69

The Opium Eaters, 1868

Agrandir Original (jpeg, 760k)

Gravure tirée de l’ouvrage de F.И. Булгаков, В. В. Верещагин и его производства. Фототипическое и автотипическое издание [В.В. Верещагин и сын œuvre], Санкт-Петербург: typographie d’A. С. Суворин, 1896, с / п.

Василий Верещагин

Бача и его поклонники, 1868

Аграндир Оригинал (jpeg, 762k)

Gravure tirée de l’ouvrage de F.I. Булгаков, В. В. Верещагин и его производства.Фототипическое и автотипическое издание [В.В. Верещагин и сын œuvre], Санкт-Петербург: typographie d’A. С. Суворин, 1896, с / п.

Василий Верещагин

50 Две другие картины, «После победы» и «После поражения» опровергают представления о Востоке и Западе как о полярных противоположностях. На одном изображены два узбека, созерцающие свой трофей в виде отрубленной головы убитого русского солдата, а на другом — царский колониальный стрелок небрежно курит трубку, пока жертвы из Средней Азии усеивают землю вокруг его ног.Изображая эти две сцены равнодушия человека к жестокости войны, художник предположил, что на самом деле Восток и Запад не так уж далеки друг от друга. Как бы подчеркивая этот момент, он иронично назвал первое полотно «После победы», а второе — «После поражения», то есть с точки зрения врага.

51 Ободренный успехом своей первой выставки, Верещагин направился обратно в Среднюю Азию, как только выставка закрылась в апреле 1869 г. Кауфман устроил для Василия Васильевича назначение в гражданском чине коллегиального регистратора в штабе генерал-майора. Герасим Колпаковский, его заместитель на посту губернатора Семиреченского уезда Восточного Туркестана.Живя в Ташкенте в течение следующего года, художник много путешествовал по области. И снова он, не колеблясь, искал опасность. Однажды Верещагин присоединился к казачьему рейду в глубь китайской территории, чтобы наказать исламских повстанцев и заработать больше лавров, спасая жизнь командиру части.

  • 70 Barooshian, 1993, стр. 32-33.

52Кауфман был явно доволен своим художником.Когда Верещагин вернулся в Санкт-Петербург в 1870 году, генерал предоставил ему трехлетнее пребывание за границей, чтобы воплотить свой опыт Центральной Азии в искусство. Официальная цель — «познакомить цивилизованный мир с жизнью малоизвестных людей и обогатить обучение материалами, важными для изучения региона». Не сказанное было не менее важным мотивом развеивания подозрений Европы в отношении царской колониальной экспансии70.

53 На этот раз пунктом назначения был Мюнхен.Из-за прусской войны Париж в тот год не был привлекательным вариантом. Баварская столица также была домом для молодой подруги, Элизабет Мари Фишер, которую он вскоре взял за руку. Чтобы имитировать яркий свет пустыни Туркестана, Верещагин разработал специальную открытую студию, которая вращалась на рельсах, чтобы его модели полностью освещались солнцем, когда оно поднимается и садится. Он работал с бешеной энергией и к 1873 году закончил впечатляющие 35 полотен. Они были бы сенсацией.

54 Туркестанская серия Верещагина, помимо нескольких этнографических этнографий, состояла из жанровых картин и батальных сцен.Хотя некоторые из них были воображаемыми, многие были основаны на личном опыте и наблюдениях. Вместе они оправдывали миссию России в Средней Азии, ссылаясь на востоковедные тропы о деспотизме, жестокости, падшей славе и пороке. Однако некоторые полотна также вызывали тревожные вопросы о самих завоевателях.

55 Представления о застое и варварстве среди следов величия в давние века были главной темой западного восприятия Востока в то время. Верещагин запечатлел эту идею в двух картинах, которые противопоставляют империю Тимуридов в ее апогее жалкой реальности настоящего.«У дверей Тамерлана» (1872 г.) представляет собой вид четырнадцатого века на дворец завоевателя в Самарканде. Возможно, он вдохновлен картиной Жерома «Гвардия Сераля» (1859 г.). В нем есть пара вооруженных до зубов часовых, которые смотрят симметрично над входом. Некоторые критики отмечали, что мужчины в своих изысканно украшенных одеждах чисто декоративные, поскольку главным объектом является пара массивных деревянных дверей в центре. Чтобы подчеркнуть деспотическую власть своего хозяина, они смотрят внутрь, а не на зрителя, в то время как замысловатые резные двери, наполовину скрытые в тени, усиливают атмосферу таинственности.

56 Нет такого устрашающего величия у ворот мечети (1873 г.), современного спутника предыдущей картины. Вместо двух грозных стражей печальный дуэт нищих с чашами для подаяний ждут милостыню у входа в среднеазиатскую мечеть в дни Верещагина. Исчезла и симметрия мужчин; один из нищих опирается на свой посох, а его спутник сгорбился в тихом сне. И вместо темной тьмы эти двери, теперь в ярком свете солнца, явно показывают признаки возраста.

57 Верещагин, должно быть, изменил свое мнение о правильности определенных тем, когда написал «Продажа ребенка-раба» (1872 г.). В предвкушении известного произведения Жерома «Заклинатель змей» (1880) это комментарий к двум порокам, которые европейцы обычно ассоциировали с Востоком в то время, — рабству и педерастии. В своем крохотном магазинчике торговец лукаво превозносит качество своей посуды богатому престарелому клиенту, который с похотью смотрит на обнаженного мальчика, лицемерно считая его четки.И снова художник эффективно манипулирует светом и тенью, чтобы усилить контраст между роскошным ярко-желтым шелковым халатом старика и белым тюрбаном с невинной наготой ребенка.

  • 71 Да и женщины не появлялись на многих других его картинах. Стасов, 1952, т. 2. С. 445 (…)

58 Верещагин мало обращал внимания на гетеросексуальные мотивы. В то время как гаремы и одалиски изобилуют востоковедным искусством, они полностью отсутствуют в его туркестанской серии.В самом деле, женщины почти никогда не появлялись в каком-либо обличье71. Этот пробел вряд ли был проявлением женоненавистничества. Как и Чернышевский, художник выступал за женскую эмансипацию, а его рассказы о путешествиях возмущались сексуальным неравенством в Средней Азии,

.

  • 72 Верещагин, 1873, с. 227.

«С пеленок продана мужчине; будучи ребенком, взятым этим мужчиной, когда она не является ни психологически, ни физически зрелой, она никогда не живет настоящей жизнью, поскольку роды состаривают ее [и она проведет остаток своих дней] в эксплуатации и увядании тяжелым трудом вьючного зверя.”72

59 Единственным исключением была относительно малоизвестная работа «Узбекская женщина в Ташкенте» (1873 г.), в которой прохожая женщина была полностью скрыта паранджой и сеткой на лице. Единственный проблеск кожи — это небольшая вспышка запястья, случайно обнаженная среди складок бесполой одежды. Художник подчеркивает свой протест против изолированной сегрегации женщин в Центральной Азии, помещая объект рядом с высокой тюремной стеной, которая полностью отделяет ее от голубого неба и зеленых деревьев за его пределами.

  • 73 Булгаков, 1905, с. 64.
  • 74 Там же, стр. 139.

60 Жестокость Востока по отношению к ближнему более ярко проявляется в творчестве Верещагина. На одном полотне, «Самаркандский зиндан» (1873 г.), изображена печально известная подземная тюрьма цитадели с ее обреченными обитателями, которую художник видел до того, как Кауфман приказал ее разрушить.73 Еще более драматичной была реконструкция другой сцены до захвата русскими, «Они радуются» (1872) .На рыночной площади Самарканда, на фоне обветшавшего бирюзового фасада великой мечети Шир-Дор [Шир-Дар] семнадцатого века, мулла призывает верующих к джихаду против неверных. На переднем плане за сценой наблюдают самые разные зрители, от эмира и торговцев на верблюдах до нищих и диких собак. Зрителей от остальной толпы отделяет прямая линия из десяти высоких столбов с затемненными вершинами, которые при более внимательном рассмотрении оказываются головами погибших русских.Следующие слова из Корана, как эпиграф к картине, напоминают европейскому зрителю пресловутый фанатизм ислама: «Так повелевает Бог, чтобы все неверные умерли! Нет Бога, кроме Бога… »74

  • 75 Верещагин, 1898б, стр. 16.

61 Если жанровые картины в его туркестанской серии повторяли многие востоковедные мотивы, то батальные сцены Верещагина были гораздо менее стереотипными. Некоторые эффектно передавали азарт боя.На основе собственного опыта Василия Васильевича во время осады Самарканда «У крепостной стены». «Тише. Впусти их! » (1872) изображает группу войск пустыни, готовящуюся встретить ожидаемый удар врага через прорыв в разрушающихся оборонительных сооружениях.75 Название относится к ответу, который командующий дал Верещагину, когда последний предложил броситься в атаку на врага. Волнующиеся лица мужчин, их стоячие штыки и композиция — широкая белая линия, упирающаяся в серую затененную преграду — все передают напряженные моменты перед столкновением.

62 Точно так же, вдохновленный эпизодом, свидетелем которого стал художник, «Смертельно раненный» (1873) представляет войну в явно незначительной тональности.76 Умирающий солдат, выстреливший в грудь, идет вперед, когда красная кровь начинает окрашивать его белую тунику. Окутывающее облако густой пыли и дыма говорит о его скором уходе из живых. По словам российского специалиста по жанру,

  • 77 Артемов, 2002, с.206.

«Все военные художники изображали жертвы как неизбежный аксессуар многолюдных боевых сцен, но до Верещагина никто никогда не делал раненого солдата главным героем практически уединенной сцены». 77

63Если это изображение не прославляло оружейную профессию, то другие действительно приводили к серьезным обвинениям в клевете на честь российской армии. Самым неоднозначным был «Забытый» (1871).На берегу реки лежит тело одного российского рядового, недавно убитого в бою. Оставленное товарищами, его плоть скоро станет пищей для стай приближающихся ворон-падальщиков. В эпиграфе картины звучит заунывная народная песня:

.

  • 78 Лебедев, 1972, с. 102.

«Скажи моей молодой вдове,
, Что я взял другую невесту;
Нас обвенчали саблей,
Уложила матушка влажной землей… »78

  • 79 Отношение Александра II к туркестанскому сериалу остается предметом споров.Те, кто знал искусство (…)

64 Даже его покровитель, генерал Кауфман, упрекнул художника за эту сцену, и, по слухам, сам царь выразил свое неудовольствие.79 Верещагин, обескураженный, сжег холст вместе с двумя другими, которых он также опасался неуместности.

  • 80 «Наброски», 1873, с. 11; «Хива», 1873, с. 470.

65 Сочетание экзотических пейзажей, захватывающих движений и мрачного реализма сделало сериал «Туркестан» мгновенным успехом у публики.Поскольку Россия все еще находилась на обочине европейского арт-мира, Верещагин устроил свой дебют в более космополитической обстановке, в лондонском Хрустальном дворце. Отзывы о выставке, открывшейся в апреле 1873 года, почти всегда были положительными. Газета Pall Mall Gazette похвалила картины как «очень яркие и энергичные произведения… знакомящие нас с оригинальным и значительным художником», в то время как критик The Spectator сказал: «Они не похожи ни на что из того, что когда-либо видели в Англии; они одиноки в своей красоте и варварстве.Их цвет, их жестокость! »80

  • 81 Горчаков, 1983, с. 287.

66 Выбор Верещагиным Лондона местом встречи был интригующим. В то время британцев особенно тревожили российские амбиции в Средней Азии, которые они считали угрозой для Индии. Художник изобразил наступление своей империи во многом так же, как знаменитый циркуляр министра иностранных дел князя Александра Горчакова 1864 года, в котором завоевание Ташкента оправдывалось как совершенно нормальное действие для «всех цивилизованных государств, вступающих в контакт с полудикие, кочевые племена …» В предисловии к каталогу своей выставки Верещагин провел еще более явную параллель с британской колониальной экспансией

г.

  • 82 Переведено с русского у Лебедева, 1972, с.119.

«Варварство населения Центральной Азии настолько вопиющее, его экономическое и социальное положение настолько деградировало, что чем скорее европейская цивилизация проникнет в страну, будь то с той или иной стороны, тем лучше» 82

  • 83 Цитируется в «Очерках» 1873 г., с. 11.

67 Он добавил, что надеется, что его картины «помогут развеять недоверие английской публики к своим естественным друзьям и соседям в Центральной Азии.83 Некоторые посетители шоу «Хрустальный дворец» с пониманием отнеслись к его рассуждениям. В своем обзоре The Times с очевидным одобрением прокомментировала

.

  • 84 «Средняя Азия в Хрустальном дворце», «Таймс», 7 апреля 1873 г., 12.

«война с такими жестокими варварами, как эти среднеазиатские монголы, и смешанные породы всех мастей между персами и татарами, с которыми Россия в течение стольких лет вела столь решительную и дорогостоящую борьбу.”84

  • 85 Никитенко, 2005, т. 3, стр. 126.
  • 86 В Булгакове, 1905, с. 12.

68 Верещагин привез свой туркестанский сериал в Санкт-Петербург в следующем году. Выставка, представленная в Министерстве внутренних дел, привлекла «бесчисленное множество людей» 85. Несмотря на — или, возможно, из-за — бормотания официального неодобрения, выставка в целом получила хорошие отзывы в прессе, а также восторженные похвалы других художников.Писателя Всеволода Гаршина побудили написать стихотворение «На первом представлении Верещагина», Модест Мусоргский сочинил балладу по мотивам «Забытого», а Николай Крамской, ведущий участник «Странников», написал: «… это веха, завоевание России. это намного больше, чем победа Кауфмана »86. Хотя художник не смог заинтересовать царя покупкой картин, московский промышленник Павел Третьяков вскоре приобрел их для своей коллекции.

69 Не собираясь останавливаться на достигнутом, Верещагин покинул Петербург.Петербург еще до того, как закончилось его шоу в МВД. На этот раз он отплыл в Индию со своей женой, где провел два года, путешествуя по огромной колонии. Хотя временами его продвижению мешали британские подозрения, что бывший морской офицер был царским шпионом, полотна Верещагина о путешествии были совершенно аполитичны и сосредоточены на экзотической архитектуре субконтинента, людях и пейзажах в ярких ярких тонах.

70Верещагин так и не завершил все запланированные им картины, поскольку растущее напряжение на Балканах между православным населением и его османскими правителями вскоре привлекло его внимание.К тому времени, когда в апреле 1877 года разразилась война между Россией и Турцией, он получил место в штабе одного из высокопоставленных царских генералов, чтобы воочию наблюдать за происходящим. Даже больше, чем его туркестанские батальные сцены, произведения, ставшие результатом его года на фронте, запечатлели трудную кампанию во всех ее бесславных страданиях. Хотя он снова полностью поддержал военные цели Санкт-Петербурга, его кисть подчеркнула тяжелые потери войск и бездушное безразличие их командиров.

71 Следующие три десятилетия будут включать обширные поездки в Палестину, Филиппины, Северную Америку и Японию, в результате чего появилось больше картин.Во время второго плавания в Северо-Восточную Азию, когда островная империя выступила против России, художник погиб 31 марта 1904 года на борту флагманского корабля флотоводца, когда он подорвался на мине в маньчжурских водах у Порт-Артура.

  • 87 Курсив в оригинале. Верещагин Стасову, Письмо, середина марта 1874 г., у Лебедева, 1950, т. 1, (…)

72Какой была Средняя Азия для Верещагина? Когда он узнал, что Стасов пишет статью о своей выставке для известного петербуржца.В петербургской ежедневной газете «Новое время» он накатал письмо, в котором объяснял свои мысли, лежащие в основе туркестанского сериала. Художник предположил, что мог остановиться на красочных восточных костюмах. Но на самом деле он имел в виду гораздо более серьезную цель. «Моей главной целью, — продолжил он, — было… описать варварство, которым до сих пор был пропитан весь образ жизни и порядок в Центральной Азии». 87

73 Верещагин объединил семь картин этой серии под названием «Поэмы Барбарес.Основываясь отчасти на эпизодах продолжающихся небольших войн Кауфмана, он намеревался сделать их «главами» в повествовании об успешном налете войск эмира Бухары на царское подразделение. Начиная с «Они наблюдают» (1873 г.), где узбекские и киргизские разведчики изображают шпионящих за своим противником, полотна переносили зрителя через штурм, последний бой русских, дань уважения их отрубленных голов эмиру в Ташкенте, празднования. на рыночной площади («Радуются») и благодарственная молитва у могилы Тамерлана.

  • 88 Булгаков, 1905, с. 139.

74 Заключительной «главой» «Варварских поэм» было также самое известное произведение Верещагина «Апофеоз войны» (1871–1872). На светло-коричневой постапокалиптической пустынной равнине, на фоне руин древнего города и высохших деревьев в стиле Дали, в безоблачное голубое небо возвышается огромная пирамида из белых человеческих черепов. Единственный признак жизни — стая черных воронов, тщетно ищущих остатки падали на головах без плоти.Изначально художник планировал назвать произведение «Апофеоз Тамерлана», поскольку он был вдохновлен рассказами о ханском обычае строить такие памятники. Однако недавнее столкновение Пруссии с Францией напомнило ему, что жестокое насилие войны осталось такой же характерной чертой его века, как и четырнадцатого. Чтобы подчеркнуть этот момент, он подписал рамку ироническим эпиграфом: «Посвящается всем великим завоевателям прошлого, настоящего и будущего». 88

  • 89 Верещагин Стасову, Письмо, середина марта 1874 г., у Лебедева, 1950, т.1, стр. 15.

75 Подтекст очевиден. Если Восток был варварским, то Западный мог быть таким же нецивилизованным. Принципиальной разницы между Востоком и Западом не было. Война была самым ярким доказательством. В своем письме Стасову о туркестанском сериале он заключает следующим образом: «Я должен напомнить вам о том факте, что обе противоборствующие стороны апеллируют к единому Богу… истина, которая так же актуальна в Азии, как и в просвещенной Европе. 89 Принялся ли солдат к оружию с криком «Аллаху Акбар!» «С нами Бог!» или «Gott mit uns!» трагический исход был таким же.Для поколения россиян, выставлявших напоказ свой атеизм, религиозное рвение привело к фанатизму и насилию среди всех народов, независимо от расы или вероисповедания.

76 Твердо верящий в прогресс и способность человека к совершенствованию, Верещагин не предполагал, что Туркестан навечно обречен на варварство. При соответствующих обстоятельствах Восток мог бы достичь того же уровня развития, что и Запад. Что было необходимо, так это отцовское руководство последнего.Европейцы, включая его соотечественников, были обязаны принести цивилизацию своим азиатским собратьям, и эта задача лучше всего решалась путем завоевания и правления. По Верещагину,

  • 90 Верещагин, 1873, стр. 222.

«Какой бы ни была цена и при всем уважении к закону и справедливости, вопрос [о колонизации Туркестана] должен быть решен и с минимально возможной задержкой.Это касается не только будущего России в Азии, но прежде всего благополучия тех, кто находится под нашим управлением. По правде говоря, они больше выиграют от окончательного установления нашей власти, чем от возвращения к своей прежней тирании … »90

77 Представление художника о миссии России в Средней Азии было колониальным эквивалентом «перехода к народу», массового переселения популистов в российскую деревню летом 1873 и 1874 годов с целью просвещения крестьянства.Между левыми настроениями и сторонниками небольших войн генерала Кауфмана не было внутреннего противоречия. Немецкий социалист Фридрих Энгельс однажды объяснил своему соратнику Карлу Марксу:

  • 91 В Лебедев, 1972, с. 57.

«Россия на самом деле выполняет прогрессивную задачу на Востоке… Русское правление является цивилизационной силой для Черного и Каспийского морей, а также для Средней Азии…» 91

  • 92 Верещагин Стасову, Письмо от 10.04.1877, в Лебедев, 1950, т.1, стр. 192.
  • 93 Верещагин Николаю II, Письмо, 18.02.1904, в Верещагин, 1931, с. 169.

78 Хотя отношение царя к туркестанской серии Верещагина остается неясным, некоторые картины действительно оскорбляли ряд его высокопоставленных чиновников. Многие из батальных сцен изображали центральноазиатскую кампанию России в явно бесславном свете. Собственные политические взгляды художника — некоторые называли его нигилистом — не помогли. Тем не менее, вопреки своей репутации в более поздние годы, Верещагин не был догматически пацифистом.Он никогда не подвергал сомнению царские амбиции в Туркестане. Во время войны России с Турцией в 1877–1878 годах он полностью поддерживал цели войны, даже если его кисть вызвала резкую критику того, как они были выполнены. Действительно, когда его брат Александр подумывал об уходе из армии после ранения на Балканском фронте во время этого конфликта, он призвал его остаться и выполнить свой долг перед родиной и семьей.92 И когда Япония вступила в войну с Россией в 1904 году, он засыпал царя Николая II письмами, призывающими его занять твердую позицию против «желтых лиц».Он также предложил свою помощь: «Если моя сабля не сильна, позволь моему карандашу служить тебе» 93. Верещагин выступал против крайностей войны и некомпетентности генералов, которые ее вели.

79 В то же время, будучи художником, твердо верившим в свою обязанность изображать действительность, Верещагин считал себя обязанным избегать прославления или сентиментализации изначально жестокого предприятия. По его мнению, то, как художники традиционно изображали войну, было обманом.В разговоре с более известным военным художником Августом-Александром фон Коцебу он объяснил:

  • 94 Верещагин, 1898а, стр. 146.

«Он был художником-баталистом старой школы… На его полотнах было очевидно, что [солдаты] атаковали, атаковали, маневрировали, брали пленных и умирали, как учила академия, и полностью согласно официальным отчетам командиров в другими словами, так, как они хотели, чтобы об этом узнали, а не так, как это произошло на самом деле.”94

80 За свою продуктивную карьеру Верещагин представил свои работы на тридцати выставках по всей Европе и Северной Америке. Его ловкое внимание к таким театральным деталям, как азиатские костюмы, диковинки и артефакты, а также иногда к фоновой музыке, в сочетании с его настойчивым требованием, чтобы входные билеты оставались низкими, неизменно привлекали массу восторженных посетителей, где бы ни проводились его выставки.Выставки неизменно сопровождались каталогами с обширными комментариями, в которых обсуждались некоторые аспекты замысла каждой картины. По словам двух искусствоведов,

  • 95 Верещагин, 1990, с. 18.

«Это был особый жанр… [комментарии] представляли собой не объяснения произведений, а словесные вариации на ту или иную художественную« тему »» 95

  • 96 Наиболее полная библиография у Лебедева, 1972, с.350-353.
  • 97 Верещагин, 1894.

81 Верещагин много писал. Его публикации включают дюжину книг и около 80 статей, многие из которых были переведены на французский, немецкий и английский языки.96 Они охватывают широкий спектр тем, от рассказов о путешествиях и мемуаров до мыслей художника об искусстве, истории и современности. События. Есть даже роман «Литератор» (изданный на английском языке как «Военный корреспондент»). Полуавтобиографическая история о соперничестве прогрессивного журналиста и прирожденного штабного офицера за сердце молодой женщины, увлеченной русско-турецкой войной.Его серьезный тон отдаленно напоминает «Что делать?» Чернышевского 97

82 Ни кисть, ни перо Верещагина не уклонялись от выражения твердого мнения. Когда дело дошло до Средней Азии, это включало твердая вера в цивилизованную миссию России, долг всех современных наций нести блага более просвещенных путей своим менее развитым собратьям. Таким образом, кампания генерала фон Кауфмана в Туркестане совпала с прогрессивными политическими взглядами художника.В то же время его приверженность кредо Чернышевского о критическом реализме обязала его с жгучей честностью представить российским призывникам жестокую цену войны. Будучи учеником одного из ведущих учителей Парижа, Верещагин естественным образом перенял стереотипы востоковедного искусства о жестокости, фанатизме и пороке Востока. Тем не менее, как ясно из его сочинений, не было фундаментального саидианского различия между европейским «Я» и азиатским «Другим». В часто цитируемом замечании, которое он сделал в более поздние годы, он повторил свою твердую уверенность в том, что на самом деле эти двое не так уж далеки друг от друга:

  • 98 Верещагин, 1898а, стр.82.

83 «Мы часто слышим заявления о том, что наш век высоко цивилизован и что трудно представить, как человечество могло бы развиваться дальше. Разве не верно обратное? Не лучше ли признать, что человечество сделало лишь самые осторожные шаги во всех направлениях и что мы все еще живем в эпоху варварства? »98

Василий Васильевич Верещагин (1842-1904)

«Одни распространяют идею мира с помощью увлекательных и сильных слов, другие представляют в ее защиту религиозные, экономические и другие аргументы; и я защищаю то же самое с помощью цвета.»

Василий Верещагин

Во второй половине XIX века Василий Верещагин был крупной фигурой в художественной жизни России и самым известным русским художником на Западе. Выставки его картин демонстрируют мощные, неотразимые и часто незабываемые образы считались крупными культурными событиями в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Лондоне, Берлине, Нью-Йорке и многих других городах, где они собирали тысячи посетителей. Самый известный художник русского реализма Илья Репин (1844-1930) назвал Верещагин «колосс, великий художник», «настоящий Геркулес», «в высшей степени грандиозное явление нашей жизни», «гений, сверхчеловек.«Его работы считались имеющими большое значение, поскольку они« скрывают великую силу, большой художественный потенциал »универсального значения. Помимо того, что он был опытным художником-баталистом, который задокументировал жестокую природу современной войны и разрушительные результаты многих военных конфликтов. Верещагин был, пожалуй, самым известным русским востоковедом.Верещагин был историком, этнографом, журналистом, географом и неутомимым путешественником, побывавшим в Средней Азии, Гималаях, Индии, Тибете, на Ближнем Востоке, на Филиппинах и в Японии.Он стремился задокументировать места, людей, одежду и обычаи коренных народов с максимальной точностью и правдивостью в то время, когда этнографические исследования и систематическое документирование коренных культур только начинались (рис. 1). Считающийся одним из самых много путешествующих художников XIX века, Верещагин писал далекие страны и их самые известные памятники с захватывающим дух мастерством и замечательным мастерством, что произвело глубокое впечатление на людей, считавших его картины сенсационными (рис. 2).

К 1880-м годам Василий Верещагин зарекомендовал себя как великий мастер исторического жанра и величайший художник-баталист в России. Завершив две крупные серии картин, изображающих сцены русского завоевания Средней Азии и русско-турецкой войны 1877–1878 годов, художник достиг пика популярности как у критиков, так и у публики. Представленные как часть серии, эти картины шокировали своим изображением агонии, боли и страданий войны (рис. 3).Охваченный либеральными арт-критиками как абсолютный реалист в искусстве и боготворимый широкой публикой как мастер исторического жанра, Верещагин также столкнулся с критикой и противодействием со стороны российских властей и военного истеблишмента за его якобы предвзятое изображение войн и ненужных жестокостей точность изображения. Жестокие нападки реакционной прессы причинили художнику большие страдания и боль. В 1882 году он начал обдумывать новый проект, который уведет его подальше от удушающей атмосферы политической реакции, охватившей Россию после трагического убийства императора Александра II в 1881 году, и даст художнику возможность отправиться в другое экзотическое место. и загадочная земля — ​​Палестина.

В конце 1883 года Верещагин предпринял обширную поездку в Сирию и Палестину, чтобы сделать этнографические зарисовки и изучить исторические места для подготовки картины, изображающей ужасную сцену публичного наказания преступников и повстанцев в древней Иудейской провинции. Римская империя (рис. 4). Эта картина вошла в серию «Трилогия казни». Перед поездкой Верещагин изучил множество современных рассказов западных путешественников, прочитал текст Ветхого и Нового Заветов и ознакомился со многими этнографическими и литературными источниками.По прибытии художник был очарован торжественной красотой и разнообразием человеческих типов Святой Земли и был вдохновлен ее историческими памятниками и местами, которые христиане, евреи и мусульмане считали священными. В 1889 году Валерий Грибаедов, писатель престижного журнала Cosmopolitan, отмечал: «С тем же характерным рвением и неутомимой энергией, которыми были отмечены его предыдущие исследования, он [Верещагин] глубоко погрузился в художественные сокровища Святой Земли. к рушащимся руинам и среди паломников всех национальностей, пока он не соберет данные не только для создания своих последующих шедевров, но и для поддержки своих религиозных и художественных убеждений.«С проницательностью и наблюдательностью художник вёл подробные отчеты о своих поездках в Яффо, на берега Мертвого моря, реки Иордан и многих исторических мест в Иерусалиме и его окрестностях. Его мемуары под названием« Счета палестинцев »были позже опубликованы в 1891 год в популярном журнале «Художник» в Санкт-Петербурге. Вдохновленный важными культурными памятниками региона, Верещагин нарисовал множество мест, значимых как для еврейских, так и для христианских традиций. Среди его сюжетов были Могила Авраама, Долина Ездраэлона, Гробницы царей, руины древнего города Вифсаида, старые еврейские гробницы недалеко от Иерусалима и многие другие места, значимые для иудейско-христианской традиции.То, что планировалось стать короткой ознакомительной поездкой для одной картины, превратилось в приключение, результатом которого стала коллекция работ, известная как «Палестинская серия», одним из лучших примеров которой является текущая работа.

Стена Соломона, также известная как Стена Плача в Иерусалиме, — единственный оставшийся участок западной стороны каменной платформы, на которой стоял первоначальный Второй Иерусалимский Храм. Первый Храм, первоначально построенный Соломоном в 10 веке до нашей эры, был разрушен вавилонянами в 586 году до нашей эры.C. Второй Храм, перестроенный позже персами при Кире Великом, уцелел и был расширен. В 70 г. н.э. римляне назвали это расправой за еврейское восстание. Оставшаяся стена пережила 500 лет христианского византийского правления и неоднократных преследований евреев, пока Иерусалим не был завоеван мусульманскими армиями под командованием Омара в 638 году нашей эры. Эта часть западной стены, которая осталась нетронутой, стала для евреев священным местом собраний и собраний. молитва. Многие художники до Верещагина считали стену вдохновляющим предметом.Наставник Верещагина по искусству, очень уважаемый Жан-Леон Жером (1824-1904), с которым художник учился в 1864-1867 годах, увековечил этот предмет в своем шедевре, завершенном в 1877 году, через четырнадцать лет после посещения знаменитого места (рис. Австрийский художник Густав Бауэрнфейнд (1848–1904) написал три версии этого предмета, последний — в 1904 году (рис. 6), по иронии судьбы в том же году, когда все три художника умерли. И Жером, и Бауэрнфайнд нарисовали сцену со значительной торжественностью, подобающей изображению священного места.Оба артиста предпочли не показывать многолюдные условия, свидетелями которых они были во время Страстной пятницы. Хотя многие детали этого места документальны, такие как размер и цвет камней, а также высота стены, древнееврейские символы, вырезанные на камнях, не соответствуют самому памятнику и, скорее всего, были добавлены Бауэрнфайндом к нему. его живопись как декоративный штрих. Творчество Верещагина далеко от романтической идеализации или религиозного задора, присутствующих в творчестве его европейских коллег.Его картина изображает залитую солнцем выветренную каменную стену, возвышающуюся над большой толпой паломников, которые, уставшие от долгого путешествия, сидят, стоят и преклоняют колени перед священными остатками древнего Храма. Сотни прихожан всех возрастов и слоев общества заполняют пространство в надежде получить уединенный торжественный момент у Стены Плача, но вместо этого обнаруживают, что ждут своей очереди в длинной очереди благочестивых верующих. Это не библейская драма, а обычная сцена, которая кажется почти журналистской в ​​ее естественном смысле достоверности.Из уменьшенной версии картины (рис. 7) становится ясно, что художник переработал композицию, чтобы добиться более непосредственного и прямого впечатления от сцены. Расположение фигур намного плотнее и компактнее. Это не грандиозность каменной стены, которая захватывает воображение; центральное место занимает парад персонажей разворачивающейся человеческой драмы.

Талантливый писатель и журналист, Верещагин оставил яркое описание сцены в том виде, в каком он ее впервые увидел, которое впоследствии было включено в каталоги выставок его произведений этого периода:
Шесть нижних диапазонов этих великолепных камней не подлежат сомнению. из времен Давида и Соломона следующие строки могут быть отнесены к Ироду, а верхняя и наименьшая дата — к мусульманскому периоду.Эта часть великой стены, окружавшей Храм, называется «Местом плача», потому что евреи издавна имели обыкновение приходить сюда — сначала раз в год в годовщину разрушения Иерусалима (на уплата огромного налога мусульманским властям), а в последнее время так часто, как они хотели, — оплакивать свое прошлое величие и нынешнюю дисперсию. Редко можно увидеть что-нибудь более трогательное. Евреи обоих полов и всех возрастов приезжают со всех концов света, чтобы молиться и плакать громкими криками и буквально омывать слезами священные камни! В пятницу здесь полно людей из Палестины, Средней Азии, Индии, Европы и особенно из России — все они молятся в самых жалобных тонах, бьют себя в грудь, раскачиваются взад и вперед или неподвижно прислоняются к камням и т. Д. плач, плач, плач!
Кажется, евреи приносят сюда все свои печали и несчастья.Женщина приближается нетвердой походкой, бросается к стене и мучительным голосом умоляет Бога вернуть ей мертвого ребенка. Дальше два еврея, уставшие от молитвы, разговаривают о делах. «Вы купили? Что вы заплатили? Слишком дорого!» и так далее. После этого перерыва они возобновляют молитву и плач.
Старый раввин сидит в своем углу на камне или на пустой коробке из-под вина с неизбежным знаком «Бордо» и со слезами на глазах читает в своей книге: «О Боже, язычники переходят в наследие Твое; святое храм они осквернили, Иерусалим превратили в груды груды.Мы стали позором для наших ближних, презрением и насмешкой для окружающих нас. Как долго, Господь? Не хочешь ли ты вечно гневаться на нас? Будет ли твоя ревность гореть, как огонь? »

Обостренная наблюдательность художника, способность замечать наиболее характерные индивидуальные особенности и острая чувствительность к культурным различиям позволили ему запечатлеть историческую сцену с фотографической точностью. живописи художник написал большое количество этюдов, два из которых, как известно, существуют сегодня.(Рис.8) Критики единодушно похвалили картину, назвав Стену Соломона «одной из жемчужин палестинской коллекции, да и всей работы художника».

Вся палестинская серия была завершена в Париже в 1884–1885 годах. Помимо топографических видов Палестины и Сирии, Верещагин работал над небольшой серией картин, изображающих различные эпизоды из жизни Иисуса. В частности, два из них, Святое Семейство (Рис.9) и Воскресение Христово (Рис.10), вызвал много споров и стал причиной того, что весь палестинский сериал исчез из поля зрения общественности вскоре после его европейских и американских дебютов. В первой картине Верещагин подошел к новозаветным сюжетам с рационалистической или позитивистской точки зрения, представив Святое Семейство в прозаической обстановке, занятой повседневными делами, и лишив предмета обычного прославления. В «Воскресении Христа» Иисус изображен человеком, только что пробудившимся от летаргического сна и пытающимся прийти в себя.Такое обращение было радикальным отходом от традиционной иконографии и вызвало много споров, когда вся палестинская серия была выставлена ​​в Вене в 1885 году. Защитники официальной католической доктрины сочли такое толкование кощунственным и оскорбительным и потребовали закрытия выставки . Несмотря на разногласия, экскурсия по картинам продолжилась в 1886-1888 годах выставками в Будапеште (самые противоречивые картины были исключены из этой выставки), Берлине, Франкфурте-на-Майне, Праге, Бреслау, Лейпциге, Кенигсбурге, Амстердаме. , Стокгольм, Копенгаген, Лондон, Ливерпуль и Париж.И все же международное признание очень мало способствовало популярности нового сериала в России. Картины, иллюстрирующие сцены из жизни Иисуса, а также «Трилогию казни» были запрещены к показу в России, их фотографические иллюстрации были конфискованы, а вся палестинская серия была похоронена под облаком споров и плохой огласки.

В свете разногласий, окружающих его в Европе, Верещагин с большим облегчением принял приглашение совершить поездку по США с большой выставкой, демонстрирующей его последние работы.В ноябре 1888 года после агрессивной рекламной кампании, организованной Американской художественной ассоциацией, выставка Верещагина открылась в Американских художественных галереях в Нью-Йорке. В течение двух месяцев шоу имело феноменальный успех. На открытие было разослано пять тысяч приглашений. Галереи были украшены экзотическими тканями, восточными коврами и артефактами, собранными художником во время путешествий. Русский пианист с классическим образованием развлекал посетителей звуками русской музыки, а двое бородатых мужчин в традиционных костюмах встречали посетителей у входа.Отзывы о выставке были в основном положительными. Кларенс Кук из Harper’s Weekly объявил шоу «интеллектуальным праздником, подобным которому никто другой не представлял публике за последние двадцать пять лет», другие предсказывали, что весь «зимний сезон 1888 года будет по крайней мере вспоминаться на долгие годы как эпоха приезда Василия Верещагина в Нью-Йорк ».

Из Нью-Йорка выставка побывала в Чикаго, Сент-Луисе, Филадельфии, Балтиморе и Бостоне. За это время выставку посетили сотни тысяч посетителей.Когда тур закончился в 1891 году, работы вернулись в Нью-Йорк, где вся коллекция из 110 картин была продана с аукциона за 84 300 долларов. Стена Соломона была продана за 2500 долларов (3000 долларов по российскому счету). Лишь несколько картин были приобретены государственными учреждениями; большинство работ было приобретено частными коллекционерами.

Со времени публичного аукциона 1891 года только несколько картин из палестинской серии снова появились на открытом рынке искусства.

Руины самаритянского храма в Сихеме
Продано на Christie’s
Журнал Forbes Коллекция картин, рисунков, акварелей и скульптур востоковедов, Нью-Йорк, 14 октября 1993 г., лот 137
Вход в гробницы королей
По ошибке названы двумя арабами в белых кафтанах под каменной аркой
Продано на Christie’s
из коллекции картин, акварелей и скульптур в журнале Forbes, Нью-Йорк, 14 октября 1993 г., лот 176
The Cave Endor
Продано на Christie’s
Russian Pictures, Лондон, ноябрь 30, 2005, лот 82
Русский отшельник у грота на Иордании
Продано на аукционе Sotheby’s
Russian Art, Нью-Йорк, 26 апреля 2006 г., т.1, лот 10

Лишь несколько эскизов и одна картина «Царские гробницы» (Государственный Русский музей, Санкт-Петербург) попали в российские коллекции. Палестинская серия, никогда не выставлявшаяся в России и запрещенная для художественных обзоров, остается практически неизвестной российским коллекционерам, многие из ее картин считаются утерянными. Получив феноменальный, хотя и кратковременный успех в Америке, эта важная серия была продана по частям в частные коллекции, где большинство картин осталось сегодня.В результате редкость и историческое значение нынешней картины трудно переоценить.

Выражаем благодарность директору Государственной Третьяковской галереи Валентину Родионову и заместителю директора Лидии Иовлевой за помощь в организации выставки данной картины в Государственной Третьяковской галерее.

Картинная галерея Василия Верещагина в хронологическом порядке

Представление начальства (русского офицера и кавказца), 1864 год Прапорщик Хасан-Бек Джагранов, 1864 г. Бурлак, держащий руки на ремне, 1866
Бурлак с шапкой в ​​руке, 1866 г. Бурлакс, 1866 Эльбрус, 1867
Казах в национальном головном уборе, ок.1867 Казах в меховой шапке, 1867 г. Портрет бачи, 1867 г.
Афганский, 1868 После отказа, 1868 После успеха, 1868
Мальчик-Узбек, 1868 Люлли (Цыганка), 1868 Едоки опиума, 1868 год
Руины в Чугучаке, 1869 Садовые ворота в Чугучаке, 1870 г. Афганский, 1870
Араб на верблюде, 1870 Нищие в Самарканде, 1870 год Верблюд во дворе караван-сарая, 1870 год
Китайская палатка, 1870 Хор дервишей, попрошайничество.Ташкент, 1870 Дервиши в праздничных костюмах. Ташкент, 1870
дутарист, 1870 Евнух у ворот гарема, 1870 год Мавзолей Гур Эмир. Самарканд, 1870
В горах Алатау, 1870 Калмыцкая часовня, 1870 г. Калмык-лама, 1870
Кыргызская, 1870 Киргизский шатер на реке Чу, 1870 Главная улица в Самарканде, с высоты цитадели ранним утром 1870 года
Мавзолей Шахи-Зинда в Самарканде, 1870 год Переселения Киргизская, 1870 г. Кочевой путь в горах Алатау, 1870 год
Политики в опиумном магазине.Ташкент., 1870 Руины театра в Чугучаке, 1870 г. Самарканд, 1870
Медресе Шир Дор на площади Регистан в Самарканде, 1870 год Дети колена Солоновых, 1870 Интерьер юрты богатых киргизов, 1870 г.
Руины китайской святыни. Ак-Кент, 1870 Богатый киргизский охотник с соколом, 1871 год У крепостных стен.Пусть входят, 1871
Ворота Тамерлана, 1871 Апофеоз войны, 1871 Нападение неожиданно, 1871
Настоящие трофеи, 1872 Двери Тамерлана, 1872 Продажа ребенка-раба, 1872 г.
Триумф, 1872 О войне, 1873 год У ворот мечети, 1873 год
Бухарские воины (Сарбаз), 1873 г. Китайский, 1873 Индиан, 1873
Калмык-лама, 1873 Смотрит, 1873 смертельно ранен, 1873
Мулла Рахим и мулла Карим ссорятся по пути на рынок, 1873 год Храм в Токио, 1873 год Туркестанский офицер, когда не будет похода, 1873 год
Туркестанские солдаты в зимней форме, 1873 год Продавец узбекских блюд, 1873 Узбекская женщина в Ташкенте, 1873 год
Bhil, 1874 Буддийский храм в Дарджилинге.Сикким, 1874 Вечер на озере. Один из павильонов на мраморной набережной в Раджнагаре (Княжество Удайпур), 1874 г.
Раджнагар. Мрамор, украшенный барельефами набережная на озере в Удайпуре, 1874 г. Буддийский лама в монастыре на празднике Пемиончи. Сикким, 1875 Буддийская молитвенная машина, 1875
Кули (носильщик), 1875 Ворота возле Кутб-Минар.Старый Дели, 1875 Ледник на пути из Кашмира в Ладакх, 1875 год
Монастырь Хемис в Ладакхе, 1875 Гималайские пони, 1875 Вечерние Гималаи, 1875 год
Гималаи. Главный пик, 1875 Индийский мотив, 1875 Монастырь в скале. Ладакх, 1875
Горный ручей в Кашмире, 1875 Посмертные памятники в Ладакхе, 1875 г. Три главных бога в буддийском монастыре Чингачелинг в Сиккиме, 1875 год
Тронный зал Великих Моголов Шаха Джахана и Ауранг-Зеба в форте Дели, 1875 год Автомобиль в Дели, 1875 Автомобиль богатых людей в Дели, 1875 год
Яки, 1875 Баня (торговец).Бомбей, 1876 г., Брахманический храм в Адельнуре, 1876 г.
Факир, 1876 Факирс, 1876 г. В Индии. Гималаи снег, 1876
Моти Масджид (Жемчужная мечеть), Агра, 1876 г. Священник-парс (огнепоклонник). Бомбей, 1876 г., Розы в Ладакхе, 1876 г.
Совар, посланник правительства, 1876 г. Статуя Вишну в храме Индры в Эллоре, 1876 год Мавзолей Тадж-Махал, 1876 г.
Мавзолей Тадж-Махал, 1876 г. Колоннада в джайнском храме на горе Абу вечером 1876 г. Могила шейха Салима Чишти в Фатехпур Сикри, 1876 год
Западные тибетцы, 1876 Телега для раненых, 1877 г. Подвижные колонны М.Д. Скобелев через Балканы, 1878 г.
Угол Турецкого редута Захвачен 30 мая, но оставлен 31 мая 1877 г. Башибазук (албанский), 1878 Замороженные трупы турецких солдат, 1878 г.
Пикет на Балканах, 1878 г. Солдаты на снегу, 1878 год На Шипке все спокойно, 1879
Побежден.Реквием, 1879 Перевязочная, 1879 Пикет на Дунае, 1879 г.
Шипкинское месторождение, 1879 Шпион, 1879 Два ястреба (Башибазук), 1879
Победители, 1879 Место битвы 18 июля 1877 года перед редутом Кришина под Плевной, 1880 год Всадник в Джайпуре, ок.1880
После нападения. Перевязочный пункт под Плевной, 1881 Перед атакой. На Плевне, 1881 Конный воин в Джайпуре, 1881 г.
Снежные окопы (Русская позиция на Шипкинском перевале), 1881 Пушка, 1883 год Мусульманский слуга, 1883 год
Дул из орудий в Британской Индии, 1884 год Два еврея, 1884 В Иерусалиме.Царские гробницы, 1885
Стена Соломона, 1885 Перед исповедью у входа в деревенскую церковь, 1888 г. Интерьер церкви Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова Ярославский, 1888 г.
Дворецкий на пенсии, 1888 Иконостас церкви Иоанна Богослова на Ишне близ Ростова Ярославский, 1888 год Крыльцо церкви Иоанна Крестителя в Толчково.Ярославль, 1888
Нищий, девяносто шесть лет, 1891 Резной столп в трапезной Петропавловской церкви в селе Пучуги Вологодской губернии, 1894 год Интерьер деревянной церкви Петра и Павла в Пучуге, 1894 г.
Икона Николая Чудотворца с истоком Пинега, 1894 г. Северная Двина, 1894 Зырян, 1894
В Городне.Прорыв или отступление, 1895 В Успенском соборе, 1895 г. Штык-нож. Ура-Ура, 1895
Пленные с оружием — Расстрелять, 1895 В Кремле — пожар, 1895 год Наполеон в Петровском дворце, 1895 г.
В пути. Отступление и побег, 1895 В пути. Плохие новости из Франции, 1895 Возвращение из Петровского дворца, 1895
Подождите.Пусть приближаются, 1895 Мыс Фиолент близ Севастополя, 1897 год Наполеон под Бородино, 1897 год
Входная дверь в церковь под Казбеком, 1897 г. Ночной бивак Великой армии, 1897 год В разгромленной Москве (Поджоги или расстрел Кремля), 1898 год
Казбек, 1898 Гора Казбек, 1898 г. Маршал Даву в Чудовском монастыре, 1900
Наполеон и генерал Лористон (Мир любой ценой), 1900 Конец Бородинского сражения, 190 г. В больнице, 1901 год
Допрос ренегата, гр.1901 Прерванное письмо, 1901 Шпион, 1901
Раненый, 1901 Японский, 1903 год В лодке, 1904
Японский нищий, 1904 Японский священник, 1904 год Храм Синто в Никко, 1904 г.
До Москвы — ожидание боярской депутации Каннибал Крымские горы
Вход в храм в Никко В горах В парке
Японская женщина Курильские острова Киргизская девушка
На мосту Проезд Барскауна Покровский Свято-Троицкий мужской монастырь
Всадники, плывущие по реке Море Сухум-Кале
Троицкое воскресенье.Коломна Русский лагерь в Туркестане

Знакомство с Василием Верещагиным в 10 картинах

Василий Верещагин | © Wikimedia Commons

Солдат по образованию и художник по профессии, Василий Верещагин сопровождал российскую армию во многих заграничных экспедициях и путешествовал по Востоку, от Индии до Японии. Его работа сейчас известна своим посланием против насилия, но при жизни Верещагин даже считался предателем страны и армии.Здесь представлены основные работы великого художника и солдата, который решил показать настоящую сторону войны.

Верещагин знал, что его жизнь, как и его жизнь трех братьев, будет как-то связана с военными. Однако страсть к искусству вскоре направила его в Академию художеств. Через три года он взял несколько лет отпуска, а именно на Кавказ и во Францию. Затем он вернулся в Санкт-Петербург и получил художественное образование. Затем его направили на работу в Туркестан, где он жил в Самарканде, городе, захваченном российскими войсками.Он был нанят туркестанским губернатором работать у него художником. Позже город также стал предметом его картин, как на изображении ниже.

Самарканд | © Wikimedia Commons

Верещагин был пойман в битве в Самарканде и вместе с другими местными жителями пережил осаду города. Награжден Георгиевским крестом за храбрость во время осады. Это была единственная награда, которую он получил при жизни. Он вернулся домой, и тогда губернатор поручил ему подготовить ряд картин для выставки.Картина «У дверей мечети» — одна из многих, запечатлевших повседневную жизнь местных жителей. На нем изображено сочетание богатого убранства мечети и оборванных нищих, которых не пускают.

У дверей мечети | © Wikimedia Commons

Готовясь к завершению выставки, Верещагин во второй раз посетил Туркестан. Он прошел через Сибирь. По дороге он остановился, чтобы навестить своего старого знакомого, Батика Канаева, который был вождем киргизского племени.В знак благодарности за гостеприимство Верещагин нарисовал его в юрте, одетого в традиционный костюм и держащего сокола. Дружба с Батиком позволила Верещагину безопасно проехать через Кыргызстан в Китай, а затем обратно в Туркестан.

Богатый киргизский охотник с соколом | © Wikimedia Commons

Работа над коллекцией началась после возвращения художника с Востока. Он начал работать в Мюнхене и через два года создал коллекцию из 13 картин и многочисленных эскизов.Не все картины относятся к повседневной жизни, многие посвящены битве, показывая разочарование художника войной. «Смертельно раненый» запечатлел последние минуты жизни человека, который вот-вот упадет на землю. Картина не изображает человека как героя. Скорее, это показывает человеческие жертвы и страдания, которые должны принести победители.

Смертельно раненые | © Wikimedia Commons

Собрание работ экспонировалось в Лондоне, а затем в Санкт-Петербурге и Москве.Верещагин был готов продать всю коллекцию при одном условии: покупатель должен выкупить все картины. К счастью, такой покупатель нашелся, и им оказался известный коллекционер Павел Третьяков. Многие из вышеперечисленных работ, в том числе «Узбекская женщина в Ташкенте», выставлены в известной Третьяковской галерее в Москве.

Узбекская женщина в Ташкенте | © Wikimedia Commons

Несомненно, «Апофеоз войны» — самая известная картина Верещагина. Идея пришла из легенды о том, что армии с Востока оставят пирамиды из черепов в качестве трофея своего завоевания.Работа посылает сильный антивоенный сигнал, выходящий за рамки возраста и времени. Рамка картины содержала саркастическое послание писателя: «Посвящается всем великим завоевателям прошлого, настоящего и будущего». Правительство не приветствовало его иронию; они считали, что на этой картине российские военные изображены в плохом свете.

Апофеоз войны | © Wikimedia Commons

Несмотря на очень нежелательный отклик царской семьи, Верещагину было присвоено звание профессора Академии художеств.Художник решил отказаться от этого. Отрицательный отзыв о выставке заставил его уничтожить несколько картин. Вскоре он отправился в дальнейшее путешествие. Два года он жил как в Индии, так и в Тибете. Позже он вернулся в Париж. Картина по-прежнему верна своей стране, и как только он узнает о начале русско-турецкой войны в 1877 году, он решает немедленно вступить в вооруженные силы.

Мавзолей Тадж-Махал | © Wikimedia Commons

Верещагин получил тяжелое ранение в бою, и ему пришлось перенести операцию в полевых условиях.Он возвращается к изображению батальных сцен, свидетелем которых он был.