Взрослый сын не хочет общаться с матерью советы психолога: Сын не хочет со мной общаться

Сын не хочет со мной общаться

Возраст ребёнка: 13

Сын не хочет со мной общаться

Помогите восстановить детско-родительские отношения с сыном. После моего иска в суд, место жительства ребенка определили с отцом. Я понимаю, что ребенок настроен против меня, но не исключаю и своей вины. Я абсолютно нормальная мать. Работаю в госучреждении. Ни какими вредными привычками не страдаю. Разгульный образ жизни не веду. Сын винит меня, что я развалила семью, все бросила и ушла. Но я была вынуждена оставить дом, где жил мой ребенок с бывшим мужем. По добру- по здорову муж расходиться не желал, он чинил препятствия в бытовом плане. Возникали скандалы на глазах ребенка с приложением силы, насильно выгонял из дома, и многое другое. Из районного города, где раньше проживала пришлось уехать. По месту жительства работала под руководством свекрови. В силу ее статусного положения в этом городе, у меня могли возникнуть проблемы с трудоустройством. Но и кроме того, так или иначе, мне приходилось бы сталкиваться с этой семье постоянно. Поэтому приняла решение уехать в область. За 1 месяц нашла работу, сняла жилье, подобрала школу. Сыну показала квартиру где планировали мы жить, показала школу, и хотела забирать сына. Но он вдруг стал отказываться. Я считаю, что его уже настроили против меня. Он мне сообщил, что я хочу забрать его в неизвестность, что ему будет со мной трудно и морально и материально. Не исключаю, что ребенку было доведено до сведения, что если он пойдет со мной, то отец и бабушка с ним общение прекратят. Дом, где проживает ребенок у нас с бывшим мужем в долевой собственности, но ключи у меня насильно отобрали. Ребенок мне дверь не открывает. Общаться с сыном могу изредка, только по телефону. На все мои приглашения о совместном времяпровождении сын отказывается. Помогите как быть?

Светлана

Светлана, здравствуйте.

Во-первых, вам важно постараться найти способы выстроить новые отношения с бывшим мужем и свекровью. Это не только создаст для ребенка благоприятные условия для развития, но и послужит ему прекрасным примером того, как можно выйти из сложной ситуации.

Я настоятельно рекомендую вам обратиться к психологу для очной консультации. Вы сможете не только проработать свои поведенческие реакции, но и научитесь выстраивать отношения с ребенком. На нашем Портале вы сможете найти список бесплатных психологических служб в вашем городе — https://www.ya-roditel.ru/map/

Ваш ребенок уже вступил в подростковый период, в нем есть негативизм и отрицание. Это нормально для становления личности. Да, на нем сказывается тот круг общения, который есть сейчас, но именно в подростковом периоде дети отрицают все прежние установки и делают свои выводы, принимают свои собственные решения.

Ваша задача в этом не противопоставлять себя его отцу и/или бабушке, а предложить альтернативу и дать ребенку самому принимать решение.

Постарайтесь не «покупать» его любовь подарками, давайте то, что он принимает. Уважайте его чувства, позвольте ему злиться на вас, он имеет на это право. Старайтесь не виниться и не игнорировать факт того прошлого, о котором вы пишите. Наоборот, примите его и постарайтесь донести до сына мысль, что вы сожалеете, что вам больно, горько, что эта история очень ранит вас. Говорить ребенку можно все о своих чувствах, только не употребляйте слов «я ничего не могу» или «я бессильна». Так вы потеряете статус взрослого. А вот о том, что вам страшно, что вы ищете решение и прочее – говорить можно и нужно.

Не требуйте внимания, не манипулируйте чувством вины, не стыдите мальчика за его решения. Скажите, что вам горько от его отказа, но вы уважаете его право говорить «нет». Скажите, что ждете встречи с ним, и вы всегда рядом, чтобы ни случилось, что он всегда может позвонить вам. Станьте для него тем безопасным взрослым, который рядом, а не «над».

Постарайтесь проявлять интерес к личности ребенка, не обесценивайте и не смейтесь над его увлечениями, а постарайтесь поддержать их. Ваше общение требует точек соприкосновения, а пока есть много обиды, это прямой путь к удалению друг от друга. Есть три чувства, которые увеличивают расстояние между людьми: стыд, страх и обида. Вам необходимо проговорить это, позволить ребенку выплеснуть всю бурю эмоций, сконтейнировать их. Тогда появится поле для близости. Именно поэтому я начала свой ответ с просьбы обратиться к психологу.

Ольга Дорохова,
психолог сайта «Я — родитель»

Взрослый сын, советы психолога

Вот оно, счастье… Так думают все мамы, впервые взявшие на руки своего малыша. Однако время проходит, периоды «животиков» и «зубок» сменяются шишками и синяками, за ними следуют забастовки по поводу учёбы и первые романтические (и не очень) переживания.

И когда кажется, что дитё наконец-то повзрослело, многих ожидает неприятный сюрприз: оказывается, народная мудрость «маленькие детки – маленькие бедки» совершенно справедлива. Ваш взрослый сын стал доставлять вам гораздо больше неприятностей, чем в детстве.

Грубость и скрытность

Чаще мамы жалуются на грубость сыновей и их скрытность. Юноша или мужчина категорически не желает доверять им свои переживания, но материнское сердце чутко и ощущает все перемены в жизни и поведении любимого чада. Терпения хватает на пару дней, но потом со стороны матери начинаются, а иногда и не прекращаются, попытки поговорить по душам.

Вроде бы всё нормально, ведь вопросы вполне невинны – «как дела» или «что случилось», и время выбрано подходящее, сразу после ужина… Но почему-то сын сначала отмалчивается, а чуть погодя начинает дерзить или откровенно грубить, и только слёзы на маминых глазах ненадолго его останавливают. Что не так?

Решение проблемы грубости просто: помните, что вы – девочка, а он – мальчик. Разница в возрасте или социальном положении совершенно ничего не значит, мужское или женское начало – это сама природа. А она наделила свои творения не только различным набором хромосом, но и абсолютно разным гормональным уровнем.

Мужчины за счёт тестостерона и адреналина более нетерпеливы, агрессивны и неуступчивы. «Излей свои печали» — это для барышень, а не для сыновей Марса: они вообще уверены, что разговоры по поводу душевного равновесия – полная ерунда, и проблемой это не считают.

Теперь потренируемся: представьте, что вас допекают вопросом «Зачем мыть посуду?» Вы целых три раза намекнули, что тема вам не интересна, более того – жутко надоела. Вопрос повторяется снова, но под другим соусом: «Мыть посуду зачем?», и так ещё десять раз.

Чем закончится испытание вашего терпения? Либо сбежите, либо «взорвётесь» и отошлёте оппонента куда-нибудь, но подальше от вас. Так и взрослый сын себя чувствует после «как дела» и «что случилось».

Что делать? Набраться терпения и вспомнить, что ваш ребёнок – уже взрослый. Свои проблемы он может решить самостоятельно, а разговоры по душам мужчинам глубоко чужды. Понятно, что такое простое действие сложно выполнить, но нормальная мама имеет очень натренированную нервную систему.

Придётся вновь поставить себя и свои переживания на первое место с конца, и принять очевидное и очень непопулярное решение – не вмешиваться в личную жизнь мужчины, даже если он – ваш сын.

Не хочет работать, требует денег

Как там у классиков – «от работы кони дохнут»? А вы, мама, ещё живы?.. Поверьте, ваш сын-тунеядец отлично знает, что в любом случае получит еду и кров, даже если ничего делать не будет. Ведь вы его так любите, что прощаете абсолютно всё! Милый малыш, он просто не дорос до понимания, что мужчина должен обеспечивать семью, у него такое слабое здоровье…

И нервы совсем плохи, он всегда так переживает неудачи по поиску работы… Начальник, гадкий тип, не прощал ему даже мелочей… Знакомо? Видимо, да. Нравится? Если «нет» – ищем выход, если «да» – продолжаем кормить и любить, надеясь на лучшее.

Что же делать? Первое: сначала заканчиваем сюсюкать. Чадо вполне оформилось физически и морально, готово ко всем ситуациям, в том числе к тому, чтобы самому себя содержать и помогать вам. Это важно уяснить. Второе: нещадно ломаем зону комфорта, которая обволакивает вашего сыночка. Для этого меняем своё поведение, желательно кардинально – перестаём потакать нытью и как минимум урезаем порции на обед.

Самое главное: обязательно и демонстративно сократите свою трудовую активность! Пусть сам стирает свои носки, моет посуду и готовит, если ваша стряпня его перестала устраивать. В противном случае обрастёт грязью и немного похудеет, а в сотый раз выслушав ваши жалобы на нехватку времени и денег, хотя бы начнёт сбегать на улицу и дышать свежим воздухом.

Кроме шуток: женщина, даже если она мама, обязана держать мужчину в тонусе именно за счёт своей слабости, иначе от его кредо может не остаться ни-че-го. Скажете, жёстко? Зато действует.

Начал учиться, но вдруг перестал ходить на занятия

В чём причина? Нравилось – разонравилось… Не поверите, но это именно так! Мужчины всегда делают только то, что хотят, в отличие от женщин, которые делают то, что обязаны, буквально в «фоновом режиме», даже не замечая. Вы много думаете про посуду, когда её моете? Наверняка песенки напеваете или вспоминаете, что ещё не сделали.

А мужчина полностью отдаётся любому занятию, всей душой и телом. Если оно ему не нравится, а свойственный только женской психике фоновый режим «не включается», то представитель сильного пола начинает сачковать, как первоклашка, и убегать от неприятного дела либо саботировать его выполнение.

Что делать? Постарайтесь, помогите найти сыну привлекательные стороны учёбы. Естественно, с его точки зрения, а не с вашей. Вы знаете своего ребёнка, знаете его систему материальных и духовных ценностей. Звучит напыщенно, но по сути лучше не скажешь. Например, любит спортивные машины. Усильте мотивацию, для начала подарите модельку нужной марки, пусть любуется.

Подождите немного, потом оброните пару фраз вроде: «Знаешь, сегодня видела Витину маму. Он уже окончил учёбу и его взяли на работу, получает прилично. Собирается машину покупать… Как время быстро пролетело!» Или что-нибудь в этом роде, но обязательно с лёгким вздохом в конце и фразой насчёт времени.

Для чего? Ваш сын слегка задумается насчёт машины, а с Витей они вообще в одном классе учились, и у вашего оценки были лучше. А тут ещё и «время быстро пролетело». Выводы: он ничем не хуже, а даже намного лучше Вити (соперничество), учиться надо (а то желанной машины не видать), а некоторый дискомфорт с учёбой того стоит, тем более что время до диплома пройдёт очень быстро (восстановлена зона комфорта). Так что схема проста.

Мой сын не отходит от компьютера, постоянно играет

Жизнь в виртуальном мире привлекает безграничными возможностями, причём усилий почти не требуется, разве что мышкой кликнуть… Если «в реале» ваш взрослый сын собой недоволен, не получает или не в состоянии получить то, чего он (по его мнению) заслуживает, то уход в виртуальность закономерен.

Игрушки с шикарной графикой, друзья и кланы, всемогущество. Даже если убьют – не беда, есть жизни в запасе; девушка ушла к сопернику – ничего, львица из соседнего прайда давно глазки строит…

Все проблемы в мире нарисованном решаются просто, в отличие от настоящего, и ничего не страшно. Более того: даже имя – выдумано, его можно поменять когда угодно, и никто тебя не узнает. Ошибки прощаются, расплата символична, а жизнь – вечна. Кто же от такого откажется? Потому и выбирают игру взрослые сыновья, чтобы продлить период безответственности и безнаказанности, как в раннем детстве. Почему?

Потому что боятся невозвратности, так свойственной настоящему миру. Умершего друга не вернуть, девушка ушла к другому и тоже – не вернуть, годы проходят и меняют мир, который уже никогда не станет прежним. Страшно, что и говорить. Но вечно играть в прятки с самим собой не получится, рано или поздно придётся вынырнуть и глянуть реальности в глаза. Трусость – самый страшный грех. Так говорил Иешуа у Булгакова, и это подтверждает жизнь.

Конечно, не стоит так же жёстко разговаривать с сыном по поводу его временной слабости, но правда в том, что ваш ребёнок боится жить. Что делать? Вспомните случаи, когда вы наказывали его за промахи или критиковали его внешность, сравнивали (не в его пользу) с другими мальчишками. Возможно, вы – слишком властная мама, неоднократно посягавшая на его самостоятельность и в итоге получившая компьютерного зомби…

Если ещё не поздно, постарайтесь пробудить в сыне вкус к жизни. Вспомните, что он действительно любит и чем дорожит, и напомните ему об этом, не критикуя и вливаясь в его нынешний мир. Для начала просто поставьте рядом с компьютером ароматный чай и что-нибудь вкусненькое, обязательно приятно пахнущее, и молча уйдите.

Запах можно почувствовать, не глядя на булочку, и немного отвлечься от игры. В следующий раз останьтесь, обменяйтесь парой фраз.

Всё напоминает приручение, маленькие шажки по восстановлению доверия. А если сын вам будет доверять, то пойдёт: сначала за ручку, как маленький, и дальше – в жизнь.

Потом пусть идёт сам, а вы порадуетесь за взрослого сына… Удачи ему и — вам.

Рекомендуем

Как правильно общаться со взрослым сыном?

В жизни каждой мамы наступает момент, когда вместо маленького мальчика она видит в сыне взрослого юношу. Чтобы сохранить теплые доверительные отношения с сыном, нужно пересмотреть тактику своего поведения и следовать новым правилам.

Дайте сыну право быть взрослым

Отношение сына к матери во многом обусловлено ее поведением. Самое сложное для любой матери — признаться себе, что ее сын вырос. Нам хочется продлить собственную молодость и чудесные моменты детства детей. Но время, как известно, невозможно повернуть назад, и чем раньше мы это осознаем, тем всем будет лучше. Ваши отношения не могут быть прежними, но это не значит, что ваша связь порвется, просто ваша любовь друг к другу перейдет в другое качество.

Проявляйте любовь и заботу правильно

С момента рождения сына мы проявляем любовь к нему своей заботой. Следим за тем, чтобы он был всегда сыт, доволен и здоров, чтобы ему всегда было тепло и комфортно.

Но повзрослевшему сыну нужна не любовь-забота, а любовь-доверие. Ему не доставит радости, если вы будете звонить ему, чтобы поинтересоваться, надел ли он куртку и что он ел на завтрак. Ему намного важнее знать, что вы ему доверяете. Но это, разумеется, не значит, что вы больше не можете о нем заботиться.

Просто делайте это ненавязчиво. Конечно, он будет рад, если дома его будет ждать горячий ужин. Вы также можете покупать ему предметы личной гигиены и следить за тем, чтобы у него всегда были новые лезвия в бритве, ведь его кожа только начинает привыкать к бритью.

Не обвиняйте и не читайте нотаций

Психика подростка устроена таким образом, что через 30–40 секунд нудных лекций о том, какими родители были в его возрасте, его внимание просто отключается. Точно такого же эффекта вы достигнете, если начнете обвинять его и ругать, повышая голос. Ребенку хочется поскорее отгородиться от неприятных эмоций и уйти в себя. Старайтесь всегда говорить спокойно, не переходя на личности.

Осваивайте новые технологии и интересуйтесь увлечениями сына

Вам будет намного проще общаться с сыном, если вы будете говорить с ним на одном языке. Смело отправляйте ему SMS со смайликами и смешными картинками. Попросите дать вам послушать его любимую музыку, смотрите вместе фильмы по его выбору, читайте одни и те же книги. Он должен видеть в вас не только маму, но и друга, который всё понимает и может поддержать разговор на любую тему.

тесная психологическая связь — психолог Мария Кравчук

Мама дочери и мама сына — это два совершенно разных образа, даже если они объединены в одной женщине. С самого младенчества воспитание мальчиков и девочек требует разных подходов. Но еще больше различий в построении отношений с подрастающими и взрослыми детьми разных полов.

Воспитание дочери для женщины относительно понятный и естественный процесс. Как минимум у нее есть пример ее собственных отношений с матерью. У мамы мальчика такого опыта и примера нет. Все, на что она может рассчитывать, это ее интуиция и советы опытных психологов.

Отношения между сыном и матерью — какими они бывают, какими должны быть, как их построить? Почему ошибки в воспитании мальчика отразятся на всей его жизни?

Разрушительное воспитание

Любящая мать и преданный, боготворящий ее сын и сын, который ненавидит мать, обвиняет ее во всех своих неудачах — это две крайности взаимоотношений матери и ребенка, к которым привело нездоровое воспитание.

Влюбленность в сына

Точнее не в самого сына, а в тот образ, который мать для него создала. У нее одна цель — вырастить выдающуюся личность. И для этого мама не жалеет ни сил, ни времени, ни средств. Она жертвует собственной жизнью, полностью посвящает себя ребенку.

Но взамен требует не меньше. Сын непременно должен оправдывать ее ожидания — быть лучшим учеником в классе и игроком в команде. Занимать призовые места на конкурсах, собирать все возможные кубки, грамоты, похвальные листы. Мать очень щедра на похвалы за достижения. А ради того, чтобы они были, мама готова на все.

Обожествление сына

Чрезмерная любовь матери к сыну также действует на ребенка деструктивно. Обожествляющая мама отрицает любые недостатки и негативные черты характера. Она готова «разорвать» каждого, кто посмеет сделать ее идолу замечание или усомниться в его избранности.

У таких матерей учителя виноваты в том, что сын плохо учится, а тренера, что не добивается успехов в спорте. Это «плохие ребята» провоцируют его в 14 лет пробовать курить, а в 15 «насильно заставляют» пить алкоголь. И то, что он разбил окна в соседнем подъезде, вообще не его вина. Нечего было оставлять дверь открытой.

Сверхопека сына

Сверхопекающая мать стремится стать для сына целым миром. Она старается убедить его, что только рядом с ней он в безопасности и в комфорте. Такая мама не хочет отпускать сына никогда. Она в ярких красках рассказывает мальчику «страшные» перспективы самостоятельной жизни, акцентирует его внимание на негативных ситуациях.

Гуляя со своими детьми на детской площадке, я часто встречаю такую мамочку. Однажды ее пятилетний сын играл со сверстниками в догонялки, упал и счесал колено. Мама, промывая небольшую ссадину, несколько раз повторила: «А если бы ты не бегал, а шел со мной за ручку, тебе не было бы сейчас больно».

В другой раз мать кормила его мороженым, при этом держала пломбир на палочке в руках. Сын сказал, что хочет сам держать мороженое. Через пару минут подтаявший пломбир упал с палочки в песок. Реакция мамы: «Если бы ты кушал с моих рук, то смог бы доесть все мороженое, а теперь остался без вкусняшки».

Сверхопека — это прямой путь к созависимым отношениям матери и сына. Он становится для нее не просто ребенком, а главным мужчиной в жизни. Получается своеобразный психологический брак матери и сына — нездоровые отношения, лишающие каждого из них счастливого будущего.

Подавление

Влияние матери на сына в таких отношениях строится на ее стремлении подчинять мужчин в принципе. Это война, в которой авторитарная женщина пресекает любую попытку мальчика поступать вопреки ее желаниям, взглядам, требованиям.

Подавлять мать может разными способами — прямыми угрозами и наказаниями, в том числе физическими. Использовать психологические манипуляции — давить на чувство страха, вины, стыда. Может убеждать сына в его никчемности: «Я же говорила, что ты ничего не добьешься», «Ты слабый и ничтожный, опять все испортил», «Я так и знала, что у тебя не получится, не нужно было и пытаться».

Безучастность

Безучастная или отстраненная мать только физически присутствует в жизни сына. Она может безупречно выполнять все родительские обязанности — заботиться о ребенке, возить его на всевозможные секции, покупать дорогую одежду и технику, делать так, чтобы он был «не хуже других». Но их общение полностью лишено эмоций с ее стороны. Мама не ругает за шалости, не наказывает за более серьезные проступки, но и не хвалит за успехи, не поддерживает, не жалеет, не успокаивает когда сыну плохо.
Ребенку кажется, что мать не любит его, но это не всегда так. Мама может безумно любить своего сына. Но при этом, она глубоко не уверена в себе, боится сделать что-то неправильно, причинить вред ребенку. И ее отстраненность это попытка защитить сына от своей неопытности, неумелости.

Как мать влияет на судьбу сына

Трудные отношения с мамой в детстве обязательно отражаются на взрослой жизни мужчины, на выборе профессии, на успехах и достижениях в самореализации. Но, самое главное — от того, как строилось его общение с мамой, во многом зависит личная жизнь.

  1. Сын матери идеализировавшей свое чадо, это мужчина с психологией вседозволенности. Ему не знакомо чувство благодарности, все, что он получает, воспринимает как должное. Необходимость в покровителе и защитнике, которым была для него мать, с возрастом не исчезнет. Он будет искать его в других людях — более сильных и влиятельных, чем сам.
    Строить отношения с женщинами такому мужчине будет сложно, поскольку он не готов что-то вкладывать в них. Единственный устраивающий его вариант — это самопожертвенная жена, готовая посвятить свою жизнь ему, ничего не требуя взамен.
  2. Мужчина, воспитанный влюбленной матерью, это «нарцисс» — честолюбивый, эгоцентричный, уверенный в своей избранности. При этом он не готов к проигрышам и неудачам, от которых заботливо оберегала его мама. Крушение идеального мира, которое обязательно случится, может загнать такого мужчину в глубокую депрессию.
    К женщинам он будет относиться крайне избирательно и остановится лишь на той, которая, как и мама, будет восхищаться им, вселять уверенность в себе, вдохновлять, убеждать в его особенности. При этом сам мужчина ничего подобного для своей партнерши делать не будет. Он может даже не любить ее.
  3. Сверхопека со стороны матери превращает мужчину в безвольного, зависимо от маминого мнения, вечного «маменькиного сынка». Только под маминым крылом он чувствует себя в безопасности, только мамин борщ может называться борщом. И только мама знает, какая женщина достойна стать его женой. Хотя, достойных обычно нет.
    При таком воспитании не происходит сепарация сына от матери. Часто сыновья остаются жить с мамой, даже если есть возможность обустроить собственный дом. Они не готовы к самостоятельной жизни, не доверяют окружающим, не полагаются на свое мнение.
    Женой такого мужчины может стать лишь женщина, готовая признать свекровь главной и всю жизнь быть в семье на «вторых ролях». Причем ситуация не изменится даже после смерти матери. Она невидимо будет присутствовать в их жизни.
  4. Выросший под контролем подавляющей матери мужчина — это неуверенный в себе человек с заниженной самооценкой. Подсознательно он всю жизнь будет стараться доказать маме, что достоин ее любви и способен чего-то достичь.

Среди таких сыновей много перфекционистов и трудоголиков, никогда не довольных результатами своей работы. Это приводит их к частым депрессиям, нервным срывам, другим психологическим проблемам.

Еще сложнее им устроить личную жизнь. Ведь с одной стороны выросший в «ежовых» маминых рукавицах мужчина боится женщин, сторонится их. С другой, он ищет такую же суровую, доминирующую, привыкшую управлять «железную леди», чтобы уютно устроиться у нее «под каблуком».

Но ровно до того момента, пока не подвернется повод выместить на партнерше долго копившуюся злость и ненависть за унижения. Такие мужчины способны не просто поднять руку на женщину, в состоянии аффекта они могут зайти гораздо дальше. В истории криминологии есть немало серийных убийц, которые убивали женщин, потому что они напоминали им унижавшую их мать.

Сыновья безучастных матерей часто становятся мизантропами. Именно мама учит ребенка проявлять чувства и принимать их. Отстраненная мать не способна научить этому. В результате, выросший в стерильных от чувств условиях сын следует ее примеру и транслирует окружающим такую же безучастность и холодность.

Отстраненные отношения сына и мамы отражаются на его взаимоотношениях с женщинами. Такие мужчины цинично относятся ко всему, что касается любви, сексуальности, близких отношений. Но если найдется та, которая сможет разрушить эту психологическую защиту, ей достанется вся ласка, любовь, нежность, которая много лет была законсервирована в мужчине.

Ошибки в воспитании сына, которые разрушают эмоциональную связь с ним

Особенности поведения матери, о которых пойдет речь, разрушительны для отношений и с сыном, и с дочерью. Но именно сыновья крайне враждебно реагируют на такие действия.

Раздражающие вопросы.

    • Это те вопросы, на которые мать знает ответ, и ребенок понимает, что она знает, но все равно задает их. Например, сын вернулся с вечеринки в испачканных джинсах. Мать встретила его и даже сделала замечание по этому поводу. Утром она готовит сыну завтрак и спрашивает: «Ты в каких джинсах поедешь на занятия — в тех, в тех, что вчера был?». Мать прекрасно понимает, что сын не наденет грязную одежду в университет, но все равно задает этот раздражающий вопрос.

Формальный интерес.

    • «Сынок, у тебя же все нормально в университете, (на работе, с твоей девушкой, с деньгами, с друзьями) правда?». То есть вопрос задается с посылом: «Я не хочу вникать в твои проблемы, но и переживать тоже не хочу. Поэтому скажи мне, что у тебя все в порядке, чтобы я была спокойна». В нем нет искреннего интереса.

Нарушение физических границ.

    • Сыновьям, особенно подросткам, дико не нравится, когда мать физически контактирует с ними — обнимает, целует, гладит, приближается слишком близко, настолько, что чувствуется ее дыхание или запах тела. Это нарушение его личных границ. Такое поведение может вызвать со стороны сына отчужденность и даже отвращение к матери. И это может быть одна из причин, почему сын не любит мать.

Двойные послания.

    • Это обращения, в которых слова и интонация противоречат внешним, невербальным посланиям. «Да не нужно меня встречать, я сама дотащу эти сумки с рынка. Надеюсь, хватит здоровья». «Договорился сходить с девушкой в кино? Ну ладно, я и сама побуду, что мне привыкать что ли». Вместо того, чтобы прямо высказаться, мать такими посланиями пытается манипулировать сыном, аппелируя к его жалости, вызывая чувство вины.

Противоречия.

    • Сначала мама поддерживает ребенка в выборе чего-то — одежды, вуза, техники, девушки — а потом критикует его выбор. «Ты в этой футболке похож на забулдыгу». «Чем ты думал, поступая в этот колледж? Но ведь было же понять, что это место для дебилов». «Эта вертихвостка тебя бросила? Так по ней сразу было понятно, что она тебе не пара». «Мама, но тебе же нравилась эта футболка/колледж/девушка?» «Не выдумывай, не нравилась изначально».

Бойкоты.

    • Такая форма морального наказания способна не просто сделать отношения с мамой трудными, она может убить их. Я знаю нескольких мужчин, у которых молчание с матерью длилось годами. А начиналось все с маминого бойкота в ответ на «безобразное» поведение сына.

Непоследовательность.

    • Обычно это черта женщин, у которых все происходит под настроение. Они могут по-разному реагировать на одни и те же поступки ребенка. Вчера мама хвалила за «тройку» по математике — «Не двойка и слава богу», а сегодня вычитывает за «четверку» — «Не мог на «пятерку» вытянуть? Давай учи все правила за прошлый семестр!». При таких отношения сын не знает, чего ожидать от матери, постоянно находится в напряжении, готов обороняться.

Ролевое несоответствие.

    • Когда мать относится к сыну не как к ребенку, а как к другу. Она ведет с ним откровенные беседы о личной жизни, делится душевными переживаниями. Естественно, мальчику, подростку, да и взрослому мужчине, такие разговоры не по душе. Он хочет быть для своей мамы просто сыном, а не другом и личным психологом.

Предательство.

    • Сын, считая мать самым надежным и верным другом, делится с ней чем-то очень личным, а она рассказывает его секреты посторонним или предпринимает какие-то действия без согласия ребенка. Например, сын признался, что у него конфликт с одноклассником. Мать звонит директору школы, родителям обидчика, поднимает шумиху и тем самым унижает ребенка, делает посмешищем в глазах ровесников. Такое поведение может убить любовь сына к матери, сделать врагом на всю жизнь.

Формирование зависимости.

    • Чаще это происходит в отношениях матери со взрослым сыном. Мама задаривает его подарками, которые, в принципе-то, и не нужны, а затем обращается с собственными просьбами — сходить с ней на концерт, помочь на даче, купить путевку в санаторий и т.д.

Игра на чувствах.

  • Страх, стыд, вина — очень удобные инструменты для управления ребенком, причем не важно, сколько ему лет. Особенно умело ими пользуется властная мать, даже не задумываясь, что калечит психику своего сына.

Как мама должна вести себя с сыном

Я описала множество сценариев неправильных, деструктивных отношений между мамой и сыном. А теперь расскажу о единственной форме морально и эмоционально здоровой связи между ними.

Основа таких отношений — внутренняя гармония, удовлетворенность жизнью самой матери. Если мама счастлива, чувствует себя реализованной, не относится к ребенку как к «делу всей жизни», она:

  1. Просто любит сына и не ждет от него чего-то сверхъестественного: что он станет выдающимся музыкантом, чемпионом мира по плаванию (спортивным танцам, боксу и т.д.), создаст великую бизнес-империю, станет президентом;
  2. Не пытается через него реализовать собственные несбывшиеся мечты. Не отдает сына в студию бальных танцев, не заставляет играть на фортепиано, не настаивает на учебе юридическом колледже;
  3. Подстраховывает сына в сложных задачах, но дает ему возможность учиться на собственных ошибках. Вмешивается только в критических ситуациях;
  4. Знает, чем живет, чем увлекается, где проводит время ее ребенок, но не контролирует каждый его шаг;
  5. Не зацикливается на воспитании, поскольку помимо ребенка у нее есть и другие интересы.;
  6. Не создает конкуренцию между мужем и сыном, у нее есть время для каждого из них.

Сын такой мамы — уверенный в себе, харизматичный, общительный мальчик, подросток, мужчина. Поскольку мать не использовала страх, стыд и обвинения, чтобы управлять им, эти чувства ему почти не знакомы. Он не боится радоваться жизни, честолюбив, честен с собой и окружающими. Счастливая мать научила сына быть счастливым.

Свою личную жизнь он будет строить по тому же сценарию. Его спутницей может стать только легкая в отношениях, имеющая схожие с ним взгляды на жизнь и интересы женщина. В ней мужчина в первую очередь будет видеть друга, партнера, компаньона. А страсть — лишь бонус к их крепким, счастливым отношениям.

Как наладить эмоциональную связь с ребенком

Эмоциональная связь между матерью и ребенком формируется до шести лет. В этот период закладывается фундамент их отношений, определяется место матери в жизни мужчины. От того, как поведет себя мама, какую тактику воспитания выберет, зависит, будут ли их отношения доверительными, захочет ли сын впускать ее в свой мир.
Если до шести лет ребенок не получал от матери достаточно здоровой любви, поддержки, качественного внимания (не выполнения родительских обязанностей с отстраненным лицом, а искренней заинтересованности), наладить с ним связь в подростковом и старшем возрасте будет очень сложно. Для этого матери придется много работать над собой. И здесь будет очень полезна помощь психолога.
Что придется сделать:

  • Понять и принять свои ошибки. Если сейчас ты ищешь способ найти общий язык с сыном, вернись и еще раз перечитай список ошибок. Выдели «грешки», которые водятся в ваших взаимоотношениях. Будь объективной и честной.
  • Заслужить доверие сына. Да, точно также, как он должен был заслуживать твою любовь хорошим поведением, высокими оценками, помощью по дому и т.д.. Не говори, что в ваших отношениях такого не было. Если бы сын получал безусловную любовь, сейчас тебе не нужно было бы налаживать с ним эмоциональную связь.

Как заслужить доверие ребенка?

  • Исключить любые манипуляции и угрозы.
  • Уменьшить свое присутствие в его жизни, дать возможность самому принимать решения. Нет, не бросать его с «берега в омут» самостоятельной жизни. Дай понять, что он может в любой момент обратиться к тебе за помощью, но не навязывай её и ничего не требуй взамен.
  • Набраться терпения и ждать, пока сын сделает встречный шаг. Сначала робкий, недоверчивый,, чтобы понять, в чем подвох. Потом более уверенный.
    Еще несколько правил, которые помогут не оттолкнуть ребенка в сложном для вас обоих подростковом возрасте.

Не критикуй его увлечения, друзей, способы самовыражения

Не устраивай скандал, если сын покрасил волосы в зеленый цвет — волосы отрастут, краска смоется, а неприятный осадок от твоих «наездов» останется.
Если понимаешь, что его друзья — не самые благополучные ребята, не говори ему это прямо. Их авторитет сейчас для него намного выше твоего. Действуй мудро, наглядно покажи, к чему может привести такая дружба.

Одна знакомая, узнав, что ее сын связался с компаний «зацеперов», подростков, которые любят кататься на крышах электричек, организовала ему экскурсию в морг. Причем подгадала все так, что на входе в морг они столкнулись с родственниками девочки, погибшей от удара током на крыше электрички. Родители как раз забрали ее тело для похорон. Эта ситуация произвела на подростка очень сильное впечатление. После этой экскурсии знакомая больше никогда не видела сына в злополучной компании.

Не повторяй бесконечно, что он что-то должен

Четко определи его обязанности как члена семьи и пожелания к поведению: убирать в своей комнате, выносить мусор, выгуливать собаку, не занимать ванну более 30 минут, не приглашать в дом друзей без предупреждения и т.д. Не занимай своими задачами все его время, не загружай делами, которые не делают его сверстники. Вымыть полы, приготовить еду, сделать уроки с младшим братом/сестрой — это все не обязанности подростка.

Не ставь ультиматумы

«Либо ты убираешь свою комнату, либо я все разбросанные вещи выбрасываю в мусорку!». «Или ты поступаешь в этот колледж, или я вообще не дам денег на обучение». Такие манипуляции и давление матери подросток точно примет в штыки и сделает назло.

Здоровые отношения между мамой и взрослым сыном — это как?

Эта часть статьи — своеобразный тест для мам взрослых сыновей. Чем больше пунктов будет помечено «плюсами», тем здоровее и гармоничнее их связь.
В здоровых отношениях мать:

  1. Не вмешивается в личную жизнь сына и участвует в ней только в качестве приглашенного гостя. Она не критикует невестку, не высказывается о ее талантах и способностях в кулинарии, ведении хозяйства, воспитании детей. Дает советы, только если их просят.
  2. Не навязывает свою помощь — финансовую или физическую. На консультации одна из моих собеседниц жаловалась, что свекровь регулярно приезжает к ним домой, пока они с мужем на работе, и убирает в доме, моет ванную, стирает их одежду. Естественно, это очень раздражает. Когда муж попытался объяснять, что им не нужна помощь, мать очень обиделась. А когда попросил отдать ключи от их квартиры, она симитировала сердечный приступ. Об этом им сказал приехавший по вызову врач «Скорой».
  3. Не требует чрезмерного внимания, апеллируя к сыновнему долгу. Этим «грешат» очень многие матери.
    «Когда ты был маленьким, я столько всего для тебя делала, а тебе сложно раз в неделю съездить со мной за продуктами (свозить меня на дачу, на массаж, в театр)!». «Сынок, у меня, кажется, потек кран, ты мог бы приехать посмотреть?». «Лешенька, я затеяла ремонт, но эти рабочие явно халтурят. Приедь, пожалуйста, посмотри, не натворят ли они чего». С такими просьбами регулярно звонила мама моему бывшему коллеге. И это при том, что они с женой и его мама жили на разных краях города.

В здоровых отношениях сын:

  • Не мчится к маме по малейшему поводу — переставить стол, прибить полку, свозить в аптеку, измерить давление.
  • Не советуется по каждому вопросу — какую мебель купить, куда съездить отдохнуть, встречаться ли с этой девушкой, устраиваться ли на эту работу и т.д.
  • Не рассказывает в подробностях о своей жизни, посвящает лишь в то, что считает нужным.
  • Навещает мать, когда она больна, ей действительно нужна помощь или поддержка, а также на праздники.
  • Не вмешивается в личную жизнь мамы. Такое тоже часто встречается.
    Не так давно ко мне на консультацию обратилась 62-летняя Тамара Андреевна. С 30 лет она одна воспитывала сына и серьезных отношений мужчинами в ее жизни не было. Пять лет назад сын женился, сейчас у них с женой двое детей. Несколько месяцев назад Тамара Андреевна познакомилась с интересным и вполне состоятельным мужчиной, своим ровесником, военным в отставке. Он сделал ей предложение и попросил переехать к нему. Узнав об этом, сын поставил матери ультиматум — либо он, либо «жених». И предупредил, что если она выберет личную жизнь, больше никогда не увидит ни его, ни внуков.

Эта история — лишь один из многочисленных примеров того, что не только у матери может быть психология эгоистки. Собственнические чувства также могут проявлять и сыновья.

Психология отношений матери и взрослого сына должна основываться на уважении личных границ друг друга. Все остальное — болезненная привязанность, чрезмерная забота, зависимость — это не про здоровую связь. Если сын не хочет общаться с матерью, постоянно ссорится с ней, значит, где была допущена ошибка. Чтобы наладить отношения, ее нужно найти и исправить. И в этом деле точно не помешает помощь психолога.

Если тебе сложно самостоятельно распутать клубок эмоций, накопившихся обид, каких-то внутренних установок, чтобы наладить отношения с ребенком, ты не знаешь, как найти подход к взрослому сыну или подростку, приходи ко мне на консультацию. Вместе мы найдем способ восстановить вашу связь.

ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ про воспитание детей в еще одной моей статье ПРАВИЛА ВОСПИТАНИЯ СЧАСТЛИВЫХ ДЕТЕЙ: СОВЕТЫ ПСИХОЛОГА

Просмотров: 👁 2199

Не хочу общаться со взрослыми детьми. Взрослый сын не общается с матерью

У меня нет отношений с сыном, единственным и любимым. Я ушла из семьи после 18 лет брака, потому что невозможно было продолжать. Это длится уже долгих 10 лет. Сын проявляется, потом пропадает на года со словами: «Какое счастье, что могу послать тебя в ж…пу».

С ребенком развестись нельзя, как-то свыклась не страдать. Понятно, что сама виновата, но иногда так сильно прижимает. Скажи, потеря уважения и любви — это навсегда? Я читаю переписку, часто твои ответы ложатся на мою душу, отзываются в ней. Родственники все умерли, с сыном остались одни, но он общаться со мной не хочет. Не дает адреса и телефона. Ему за 30, мне — за 50, работаю. Живу с животными, очень их люблю. Посоветуй, как лучше себя вести.

Ирина

Дорогая Ирина! Далеко не у всех складываются близкие отношения с родителями. Казалось бы, кто может быть ближе отца и матери! Ан нет, зачастую внутренние противоречия заходят так далеко, что родные становятся едва ли не врагами…

Тебе нужно просто мужественно принять данную ситуацию, изменить которую ты вряд ли сможешь. Благодари Бога за то, что твоя душа не ожесточилась в ответ на жестокость сына, ведь ты по-прежнему его любишь. А все остальное — это уже его проблемы. Никто не отменял заповеди, которую Христос записал собственным перстом на каменных скрижалях: «Почитай отца твоего и мать твою, и долголетен будешь на земле». То есть каждый человек обязан помогать родителям, окружать их заботой независимо от того, какие обиды затаил против них. За нарушение данной заповеди обязательно следует наказание. В твоих силах только молиться за сына, и его сердце, возможно, однажды отзовется. Мать настолько энергетически связана со своим чадом, что эта нить не прерывается даже после смерти. К сожалению, слишком часто мы начинаем понимать значимость для нас тех или иных людей лишь после их безвозвратного ухода. Мой совет: в следующий раз, когда сын тебя навестит, не произноси ни единого слова упрека в его адрес. Скажи лишь, что безумно скучала, расспроси о его делах, попроси появляться чаще или хотя бы звонить.

Конечно, такая резкая конфронтация, как у вас, встречается редко. Но, поверь, столь же нечасты и случаи, когда взрослые дети относятся к родителям, как к близким друзьям, советуются с ними, обсуждают свои дела. Да, из чувства долга навещают, помогают. Но я не припомню, чтобы какая-то из моих подруг рассказала, как сын или дочь позвали ее в кафе просто потрепаться, пригласили пойти вместе в театр или в кино. Наше общество вообще не подразумевает дружбу между матерью и сыном. Невестки, как правило, из чувства ревности и опасения потерять контроль над мужем стараются такой дружбе воспрепятствовать. Да и социум не замедлит окрестить его «маменькиным сынком». Это данность, которой мы не можем противостоять и с которой должны просто смириться, утешаясь любовью и молитвой.

Если вы верите в своего ребенка, а не в Бога, и живете только им, то у него в сердце возникает жуткое отторжение от вас, которое он никак не может преодолеть.

Иногда так происходит, что дети, перестав находиться под влиянием родителей, перестают с ними общаться. При этом может быть так, что никаких ссор не было, просто взрослая дочь или сын начинают отстраняться. Уехав жить в отдельную квартиру, они перестают звонить и спрашивать у родителей, как дела, приезжать в гости. Родителям непонятно такое поведение, и они, как правило, спрашивают у детей, всё ли в порядке. Услышав, что всё хорошо, и в целом проблем нет, родители остаются в недоумении, с чем же связано отсутствие прежней теплоты в отношениях. В этой статье мы разберем, почему возникает эта ситуация и какой здесь может быть выход.

О причинах ситуации

Олег Геннадьевич на многочисленных консультациях и ответах на вопросы утверждает, что есть только одна причина, почему дети не разговаривают с родителями, — просто мать или отец (чаще всего мать) очень сильно хочет испытывать счастье от своего ребенка. А Бог в его сердце протестует этому, потому что Он хочет, чтобы родители научились верить не в детей, а в Него. Но мать, как правило, хочет жить не своим счастьем, а счастьем своего ребенка. И это нормально для матери, потому что все женщины живут счастьем своих родных: мужа, детей, родителей. Женская психика так устроена, что она испытывает счастье не от своей жизни, а от жизни тех, кого она любят. Но здесь есть одно но.

Если вы верите в своего ребенка, а не в Бога, и живете только им, то у него в сердце возникает жуткое отторжение от вас, которое он никак не может преодолеть. В такой ситуации даже если он начинает общаться с мамой, то что она делает? Она сразу начинает требовать от него больше общения. Но он и так дает ей столько, сколько может, поэтому его очень сильно напрягают ее вопросы: «Почему ты так редко общаешься со мной? Почему не звонишь?» и т. д. Как правило, мать в таком состоянии даже не может нормально поговорить с дочерью или сыном, когда они ей звонят. Она сразу вспоминает, что ей не хватает их общения, и начинает требовать больше внимания.

— При этом не надо думать, что ребенку всё равно. Он тоже переживает и беспокоится, но он не может позвонить матери, потому что она тут же начинает ему выставлять счет, начинает давить на него своими эмоциями, жаловаться, что он не звонит. Быть может, она даже и не говорит этого, но так думает. Одним словом, мы можем так напрягать своих близких, что они даже не могут этого выдержать. Это выше их сил. И причина тому, почему мы так делаем, одна — мы хотим испытывать счастье не от Бога, а от близкого человека. Это привязанность. Это значит, что если мы хотим от чего-то испытывать сильное счастье, мы 100% будем испытывать сильные страдания. Где привязался, значит, оттуда придут страдания, — отмечает Олег Геннадьевич.

О материнской привязанности

Все женщины очень сильно привязываются к своим детям, в особенности к сыновьям. В результате они начинают капризничать, отталкивать от себя матерей. Они не могут выдержать этого натиска. Поэтому Веды говорят, что женщина должна перестать быть зависимой от своего ребенка и вообще от близких людей. Она должна быть зависима от Бога. Нужно научиться отдавать свою жизнь Богу, а не ребенку, потому что ребенок от этого только портится.

Если мать держит сына возле себя и не хочет его отдавать в армию, то она таким образом проклинает его жизнь. Если же, наоборот, она с верой в голосе говорит: «Иди и защищай родину, я буду за тебя молиться», то она его благословляет. И тут надо подумать: вы хотите проклинать своего ребенка или благословлять? Потому что когда мы находимся в дефицитном состоянии, на эмоциях, то мы просто пьем кровь своего близкого человека. Мы его проклинаем. Можно, конечно, сказать, что это не так, ведь с этим очень трудно согласиться.

— Мать сильно связана сердцем с сыном, и если она требует от него больше счастья, то она таким образом тянет из него силы. Это ваш ребенок, и вы забираете у него силы в таком состоянии. Его жизненные силы тают от того, что вы постоянно хотите наслаждаться отношениями с ним. Это эгоизм матери, и он разрушает жизнь ребенка. Это касается всех матерей, — подчеркивает Олег Торсунов.

Однако если мы благословляем своего ребенка, молимся за него, берем силы от Бога, то мы в данном случае вкладываем в него силы, и тогда у нас на сердце становится тихо, спокойно и радостно. У нас появляется вера в то, что и у меня, и у ребенка всё будет хорошо, и мне необязательно слишком часто с ним общаться. Но если мы просто беспокоимся, то это значит, что мы ленивы душой.

О тяжелом астрологическом периоде

Если сын или дочь не общается с родителями, то это также значит, что у него (нее) скорее всего начался трудный астрологический период, который просто отнимает возможность тепло общаться с близкими людьми. Поэтому в этом случае нужна молитва. Нужно настроиться на Бога, на тех, кто молится, и постараться забыть про ребенка. В этот момент вы почувствуете, как ему становится легче. Сначала пройдет ваше беспокойство, это значит, вы уже побеждаете его судьбу. Но когда человек беспокоится и ничего не делает при этом — это называется лень души. Ленивая душа постоянно жалуется и бездействует.

Например, у вас на кухне бардак. Есть два варианта: можно сесть и начать причитать, а можно взять и помыть посуду. Но чтобы помыть, нужно успокоиться, потому что когда мы беспокоимся, мы не можем совершить серьезных действий. Поэтому у человека есть два способа жить: один беспокоиться, а другой мыть свою жизнь. И здесь есть очень интересный момент.

— Все женщины убеждены, что когда они беспокоятся о своем ребенке, то они делают ему хорошо, что они в этом случае праведники. Запомните: беспокоиться о своем ребенке — это очень плохо. Если у вас возникло беспокойство о нем, возьмите и подумайте о Боге, начните молиться и победите в себе это беспокойство, и тогда будет хорошо. А то, что вы беспокоитесь, не надо себя этим оправдывать. Это не значит, что вы такие возвышенные, раз беспокоитесь о своем ребенке. Надо молиться, а не беспокоиться, — подчеркивает Олег Геннадьевич.

О молитве, побеждающей судьбу

Если вы молитесь, а беспокойство не проходит, это не значит, что это бесполезная деятельность. Вопрос заключается только в объеме работы, в том, сколько усилий нужно приложить. Некоторые думают, что во время молитвы надо думать о своем объекте молитвы, но это не так. Во время молитвы нужно забыть об источнике своих беспокойств и думать о Боге, только тогда близкому человеку стане легче. Когда вы так молитесь, вы отдаете ему силы. Но отдаете ему не свои силы, а силы Бога.

Бог помогает, когда мы забываем о себе, а это очень не просто. Думать о своем сыне — это тоже значит думать о себе, потому что в этот момент мы думаем о своей судьбе, а наши дети тоже являются нашей судьбой, так что это всё равно одна и та же деятельность.

— Часто женщина думает, что если она думает о своем ребенке, то она о себе не думает. Как раз о себе и думает. В этом случае необходимо отвлечься от себя, иначе будет невозможно победить судьбу. Молитесь и думайте о Боге, и тогда Он начнет с невероятной силой очищать судьбу вашего близкого человека. Для вас это будет чудо. Сначала вы почувствуете, что вам легче стало, это значит, что и ему полегчало, потому что он вам этого не скажет, но вам станет легче, — поясняет Олег Торсунов
.

На первой стадии победы над судьбой приходит спокойствие. На второй стадии близкий человек начинает нас слушать и воспринимать, а на третьей — он начинает побеждать свою судьбу сам. Так можно помочь близкому человеку. Но это не происходит быстро, это длится месяцами. Этот рецепт универсален в любой жизненной ситуации и применим не только тогда, когда есть проблемы с детьми. Это закон счастливой жизни, который дает возможность победить судьбу, независимо от того, какие испытания нам уготованы.

Взаимоотношения отцов и детей с каждым годом приобретают новые грани и окраску — ведь с каждым годом все заметнее растет цифра клиентов-родителей, которые жалуются, что родные дети отвернулись от них, или же не хотят общаться? Кто прав, а кто — жертва, и так ли на самом деле происходят дела у современных родителей и их взрослых детей — узнаем в этой статье.

Родители хотят общаться с детьми. Дети не хотят общаться с родителями.

С самого младенчества незыблемой уверенностью родителей становится уверенность в том, что их дитятко самое замечательное создание на этом свете, и до победного конца родительские связи не утихнут. К сожалению, с каждым годом мы, психологи, все больше убеждаемся в обратном: пережитки советского воспитания практически канули в лету, и на встречу им, а также на полную замену, приходит здоровый человеческий эгоизм.

Дети отвернулись от родителей: что делать?

Одним из самых больших убеждений, с которым работают психологи и психотерапевты в ключе детско-родительских отношений, становится уверенность в том, что каждый взрослый человек воспитывает собственную копию, чтобы, простите, было кому стакан с водой принести в старости. И у многих (хотя с каждым годом количество клиентов с подобным запросом стремительно уменьшается) это убеждение стойко перекрывает всю здоровую картину мира.

Ребенок отворачивается от мамы/папы

Причин для подобного поведения может быть множество, и не всегда корень проблемы, как видят родители, находится в ребенке. Полное погружение в жизнь ребенка, гиперопека, чрезмерная забота, сводит плоды воспитания к тому, что ребенок при первой же возможности «ускачет» от таких родителей, аж пятки засверкают. Уважение личных границ и личного пространства — зачастую именно этим камнем преткновения является проблематика многих семей.

Детей надо отпускать: отпустите взрослого ребенка

Дети вырастают, и делают свой собственный выбор. Почему взрослый ребенок не хочет общаться с родителем? Ответ зачастую прост — излишняя гиперопека, требования выйти замуж, жениться, сделать что-то вопреки собственной воли ребенка отдаляет его от вас на огромную психологическую дистанцию Если ребенок отвернулся — возможно, проблема далеко не в нем.

Своим поведением дети, как правило, не хотят что-либо кому-то — в данном случае, родителям доказать. Возможность иметь личное пространство и отстаивать собственные границы, которых, вероятно, у ваших детей не было, склоняют его к такому поведению, где он хочет донести до вас простую истину: «Оставьте меня в покое».

Что делать, если дети не хотят общаться с родителями?

Мы сердечно рекомендуем Вам записаться на консультацию к понравившемуся психологу или психотерапевту нашего Центра, специализирующемуся и в тематике детско-родительских отношений. Понравившегося психолога или психотерапевта Вы можете выбрать в соответствующем разделе сайта.

Также напоминаем Вам, наш Центр, для Вашего удобства и комфорта, предоставляет услугу круглосуточного выезда психолога или психотерапевта к Вам на дом, а также психологическое консультирование в Skype-формате. Это особенно удобно, если Вы находитесь в другом городе, и не важно — проживаете ли Вы там на постоянной основе, уехали по делам, или же в отпуск: психологи и психотерапевты нашего Центра работают для Вас круглосуточно и без выходных.

Здравствуйте! Сильно поругались с женатым сыном, он сказал что мы ему не нужны, ушел, две недели не звонит и не приходит. Не знаю что делать. Самой звонить или подождать, дать время пусть он сам поскучает и объявится. История наша такая: женился сразу после института, родили сыночка, сейчас ему 23. Невестка нигде ни работала, не успела, декретных 3000, сын работает, но зарплата пока небольшая. Ищет, без опыта после универа нигде на большую пока ни берут. Жили сначала с нами в двушке, мы с мужем и они семьей. Невестка неплохая ну очень мамина, прожили у нас пол года. Мы помогали как могли, оказалось мало ей, маму надо, говорит давайте маму сюда жить заберем из деревни, ей там плохо и будет невестке помощь. Мы конечно не согласились куда к нам в двушку еще её маму. Да и зачем? Надулась и начались скандалы.
Ушли на съёмную квартиру, денег у них нет, оплачиваем мы с мужем, она и туда хочет маму привезти не на время, а жить насовсем. Я сыну сказала оплачивайте квартиру сами и хоть пол деревни к себе поселите. Сын с тещей жить не хочет, но и жене не перечит, она угрожает, что заберет ребенка и уедет. Попросил меня с невесткой поговорить по поводу её мамы. В общем свел нас с ней и мы поругались, а он взял и стал на её сторону, говорит мол она права а ты нет, я тебя об этом разговоре не просил. Продуктами мы помогаем, за квартиру платим тоже мы (у него зарплата 25) а квартира стоит 15. Невестка к нам не ходит, как сын к нам зайдет так у них дома скандал. Внука видеть почти не дают, невестка заняла позицию мол её мама в деревне за 350 км внука видит раз в два три месяца и мы чаще не увидим. Жалко конечно, но мы с мужем терпим.
Сын говорит, что это мы виноваты в их с ней скандалах, к нам не заходит и не звонит, говорит что некогда. Звоним и говорим зайди за продуктами, берёт с удовольствием, а просто в гости никогда не заходит. У ребенка сломалась коляска, мы с мужем в подарок купили новую, сын забрал её с удовольствием. Потом вечером позвонил и сказал, что не такая мол коляска, я говорю что же подарок, а если не нравится покупайте сами другую, а эту верните. Сын разозлился, сказал, что эта коляска им и даром не нужна и вернул нам её на следующий день, сказал не звони мне больше и ходить к вам не буду одни проблемы от вас. Уже поняли, что вырастили эгоиста, оплачивать их квартиру больше не будем. Что делать не знаем, своя жизнь с мужем есть, хотим съездить куда-нибудь развеяться, очень . Его к себе не привязывали, помогаем им сильно потому что они фактически на последнем курсе забеременели, помочь им кроме нас некому. Боимся потерять контакт с сыном, но и то что есть нас не устраивает. Муж резче чем я и он настроен решительно, боюсь как бы дров не наломать.
Спасибо что выслушали!

Сын 23 года грубит и не хочет общаться из-за своей жены

Здравствуйте, Неля.

Довольно интересно… После ваших последних слов:

Спасибо что выслушали!

— я даже начал сомневаться, отвечать ли вам:)
Но отвечу. Предположу, что все-таки вам хотелось не только высказаться, а и, возможно, что-то услышать в ответ.

В целом, я поддерживаю вашу позицию по ряду параметров. И я рад, что у вас с мужем есть своя жизнь, и вы решительны в области заботы о себе, и не позволяете садиться себе на шею. К сожалению, похоже, сын претендует на взрослую жизнь, но местами пока до нее не дозрел. И в то же время у меня есть ряд интересных наблюдений.

Логика отказа от спонсирования мне ясна, учитывая, что оно не только не ценится, а еще и осуждается периодически при мелких несовпадениях. НО, я так понимаю, сложные отношения формируются уже давно, а отказать в финансировании вы решаете после некоторого эмоционального события. И тогда, выходит, эмоциональное событие обратного спектра может восстановить желание помогать финансово.
И мне кажется такое положение вещей в эмоциональном смысле не очень безопасным. И в нем можно спутать, где финансы, а где отношения эмоциональные, возникает соблазн неосознанно манипулировать.
И тут, я думаю, вы могли бы установить какие-то ясные финансовые рамки.
Например, выделить бюджет 25 в мес. И сказать об этом ему прямо. А также сообщить, что с 2019 будет, например, 15. А с 2020 не будет. Ну, цифры и сроки будут ваши. И даже значительно лучше будет обсудить все цифры с сыном.

Так ему придется взять ответственность на себя за то, чтобы трезво оценить свои силы и размер помощи, на которую он рассчитывает, а также сроки. А опираясь на конкретные сроки, сможет собираться с мыслями и идеями, как организовать финансовую жизнь к такому-то моменту. И это будет серьезным шагом во взрослость. Если он откажется от такого обсуждения, вы сами можете принять на себя решения и сообщить ему об этом.
Желательно при таком договоре, чтобы ничто не влияло на оговоренные цифры. И получится тогда, что вы в этой ситуации не будет манипулировать сыном («мы оплачиваем квартиру — мы решаем, кто в ней будет жить»; «вы не благодарите нас — мы не будем вам помогать»), и он сможет как-то опираться на что-то конкретное. Это может сделать отношения прозрачнее: финансовая сфера будет условно стабильной, и личные отношения показательно «всплывут».

Второе, на что обратил внимание. Вы пишете:

помогаем им сильно потому что они фактически на последнем курсе забеременели

Но а кто ответственен за их беременность? Они, конечно. И получается, что в этом месте вы забираете их ответственность у них

, смещая ее на какие-то обстоятельства, но беременеют в обстоятельствах, созданных участниками процесса
. Выходит, в этом месте, забирая полную ответственность у них, вы как бы и сами приуменьшаете возможность сына о себе позаботиться и принимать свои взрослые решения.

Также интересно наблюдение №3: сын предложил вам поговорить с невесткой (что само по себе возмутительно, поскольку это вообще-то его отношения с женой) о ее матери, но вы почему-то согласились

… почему? Думали ли вы об этом?
Жаль, конечно, что он повел себя лицемерно, не признав своих слов, но с другой стороны добровольное вступление в перипетии пары с целью изменить мнение одного по просьбе другого имело высокую вероятность, что кто-то окажется «за бортом». И в этом месте, выходит, вы тоже будто не верили в достаточную взрослость сына и его способность решить его вопрос самостоятельно.

Получается, есть уже 2 ситуации, где вы «прикрываете» сына от взрослых решений его жизни, которые он уже совершает. И выходит, «мамина» не только жена, а и сын…

И 4-ое — просто то, на что захотелось ответить:

Боимся потерять контакт с сыном, но и то что есть нас не устраивает.

Мне почему-то кажется, что он во многом уже потерян… Точнее, его форма точно очень сильно изменилась с тех пор, как он был положительный
. И что делать в этой ситуации и возможно ли что-то сделать, мне пока не ясно. Это может быть яснее со временем.

А сейчас вы можете обратить внимание на ряд указанных выше моментов. Можете подумать над финансовой системой, которая была бы вам комфортна и которую вы смогли бы придерживаться в любом случае
. Можете подумать, почему вам кажется, что сын не справится со своими проблемами сам, а также с другой стороны: почему бессознательно, возможно, вам хочется оставлять сына недостаточно самостоятельным.
Если вам отозвался мой ответ и возникло желание развернуть исследование указанных (или других) тем, то можете написать на сайт с запросом на мое имя или прямо ко мне на рабочую почту.

Почему сыновья плохо относятся к матери

включайся в дискуссию

Поделись с друзьями

  1. Возможные причины
  2. Как наладить отношения?
  3. Советы психолога

Отношения между членами одной семьи полны загадок. На первый взгляд кажется, что между очень близкими людьми связь должна быть просто идеальной. Однако не всегда так бывает. Порой в отношения свои коррективы вносит ненависть. Почему так происходит? На это должны быть очень веские причины.

Возможные причины

Психология гласит: ненависть – это деструктивное чувство. Она возникает, если один человек сделал что-то плохое в отношении другого. Становится особенно обидно, когда враждебность появляется у сына к собственной матери. В этом случае женщину гложет страх одиночества. Потом в ее сознании происходит переосмысление ситуации. В результате чего выясняются причины, которые могли привести к таким последствиям. Именно тогда нужно посмотреть правде в глаза и вспомнить моменты, которые вызвали развитие ненависти. Рассмотрим данный вопрос более подробно.

Ваш сын когда-то был маленьким. Он тянулся к вам и пытался поговорить о своих проблемах. В это время вы были увлечены только своей работой, поэтому каждый раз отталкивали его. Когда ваш сын стал взрослым, он перестал нуждаться в вашей заботе. Тем не менее в его памяти навсегда осталось ваше равнодушное отношение.

Вы прилюдно ругали своего сына за различные проступки, которые он даже и не совершал. Тем самым вы пытались доказать окружающим, что строги к своему чаду. Нельзя так относиться к детям.

Вы должны защищать свое дитя, а не подвергать его порке в угоду посторонним людям.

При наступлении переходного возраста дети становятся наиболее чувствительными к различным негативным жизненным проявлениям. Если сын-подросток испытывал трудности в общении со сверстниками, а вы не обращали на этот факт внимания, то со временем он перестанет воспринимать вас как близкого человека. Сын начнет ненавидеть мать только потому, что не находил поддержки.

Как наладить отношения?

На этот вопрос нет однозначного ответа. Вы – мать, поэтому должны сами на инстинктивном уровне найти подход к своему взрослому сыну. Однако есть общие рекомендации, которые помогут.

  • В первую очередь убрать из своего сознания родительский эгоизм. Вы должны понять, что ваш сын уже вырос. Он может сам принимать решения, а также может обойтись без вашей помощи.
  • Если ваш сын не хочет с вами общаться, то оставьте его в покое на определенное время. Пусть он почувствует полную свободу от вашего присутствия.
  • Помните о том, что насильно мил не будешь. Поэтому не требуйте к себе внимания, а просто ждите. Даже и не сомневайтесь, что со временем и к вам, и к нему придет осознание того, что вы близкие люди.
  • За ошибки нужно платить. Пусть ваша недолгая изоляция от сына станет наказанием. В то же время она неизбежно приведет к исправлению ситуации. Со временем у вас все наладится. В этом даже не сомневайтесь.

Советы психолога

Вы – мать и должны быть мудрее. Поэтому, если вы хотите наладить отношения с сыном, действуйте аккуратно. Не давите на него. А дальше можно опираться на следующие пункты.

  • Признайте свои прежние ошибки, чтобы исключить их повторение. Если вы понимаете, что в некоторых случаях перегибали палку, то больше так не делайте.
  • Если вы чувствуете, что очень сильно навредили сыну своими когда-либо совершенными действиями, попросите у него прощения.
  • Всегда ставьте себя на место сына. До того как что-либо предпринять, подумайте о последствиях.
  • Прежде чем что-либо настойчиво советовать сыну, также подумайте о негативных последствиях. Пусть ваш сын сам принимает то или иное решение, а вы его в этом поддерживайте и мягко направляйте в правильное русло.
  • Говорите с сыном на равных. Дайте ему понять, что вы относитесь к нему, как к взрослому человеку.
  • Если возникла конфликтная ситуация, постарайтесь не упрекать сына. Просто замолчите. Дайте возможность вам обоим успокоиться, после чего в мирной обстановке продолжите диалог.
  • Если в вашем конфликте виновата третья сторона, например, супруга сына, то не заставляйте его делать выбор между вами и женой. Помните о том, что сила на вашей стороне. Жен может быть очень много, а мать всего одна. Поэтому не переживайте лишний раз из-за женщины, которая недостойна вашего сына.

Вопрос психологам

Спрашивает: Анна

Категория вопроса: Дети

Здравствуйте.У меня такая проблема,сыну 20 лет,студент,я замужем,нормальная семья.Сын при споре со мной или при просьбе что то сделать,называет меня тварью,сволочью,желает мне смерти.Раньше он извинялся за свои слова,теперь даже нет реакции никакой.Супруг в решении этого вопроса не участвует.Что мне делать в такой ситуации я не знаю,прощала,но больше не хочу,подскажите решение вопроса.

Получено 3 совета – консультации от психологов, на вопрос: Сын не уважает мать

Психолог Дрезден Был на сайте: 15 дней назад

Ответов на сайте: 2260 Проводит тренингов: 0 Публикаций: 6

Поведение сына не появилось вдруг, как Вы пишите это продолжается уже давно. Посмотрите, что в вашей семье поддерживает такое поведение. Какое положение в семье занимаете Вы? Как относится к Вам муж? Какое положение в вашей семье занимает сын? Почему Вы позволяете такое обращение с собой и что это для Вас значит? Молодому человеку 20 лет, он уже сам обеспечивает себя, не зависим материально и жилищно? Если это не так, и Вы обеспечиваете своего сына, то тогда почему происходит такое распределение статусности в семье?

Как видите, вопросов очень много и все они к Вам, а не к Вашему сыну.

Пабст Любовь Вениаминовна,психолог Дрезден, консультации по Skype

Хороший ответ 0 Плохой ответ 5

Анна! Это действительно довольно большая пробема и ваше состояние можно понять. Если вы хотите чтобы ситуация изменилась то стоит работать примерно следующим образом. Во-первых есть вариант поработать с ним убрать злость на вас и общий негативный фон отношений разорать это уже между вами, для этого можно работать и с вами одной, если он против аналогичной работы. Далее стоит учесть что с нами ведут себя так как мы позволяем с собой вести. Значит где-то вы дали слабину. Это тоже надо найти и убрать. Ну и работа по уверенности в себе и повыщению самооценки всегда помогает. Давайте я вам сброшу свою статью по анагичной работе. Удачи!

Стать и быть уверенным в себе человеком. Опубликовано в Статьи | Март 20, 2015

Если учесть, что абсолютное большинство людей имеет заниженную самооценку, а остальная часть имеет фрагментарно (я бы так сказала) заниженную самооценку — только в какой-то области реализации себя, то на первое место работы психолога, психотерапевта и сексолога как раз и выходит работа по уверенности в себе во всех сферах жизни.

И в качестве примера хочу вам привести небольшую работу с клиенткой из Москвы, девушкой 23-х лет, где среди прочих проблемных состояний была заявлена неуверенность в себе, и заниженная самооценка.

Стоит отметить, что в основе проблем всегда лежит какой-то прошлый негативный опыт, начиная с далекого детства. Так было и на этот раз.

Первое воспоминание – это ранний возраст, когда пил отец, в семье были постоянные скандалы, девочке уделялось мало внимания. Она в целом росла недолюбленным, и не очень счастливым ребенком, отсюда возникли и первые проблемы с самооценкой. Я помогла ей изменить эту ситуацию, и клиентка заполнила себя самоуважением, любовью к себе и внутренним светом.

Следующее воспоминание о сложностях во взаимоотношениях с одноклассниками. Клиентка рассказала о том, что ее *гнобили*(слова девушки) с 4 по 9 класс, пока она не перешла в другую школу, где ситуация стала гораздо лучше. Тут до ее осознания мы довели информацию о том, что она никогда уже не будет школьницей, и жить с проблемами тех лет, ухудшая качество своей жизни здесь и сейчас – не имеет никакого смысла.

Далее – шла история о проблемах с мальчиками в подростковом возрасте. Как-то не складывались отношения, и клиентка поняла для себя: «Я им, наверное, не нравлюсь, я хуже других». К тому же, тогда был парень, который ей очень нравился, но когда они познакомились чуть ближе, то он сказал, что девушка подходит ему только для секса, но никак не для отношений. И от этого самооценка опять поползла вниз.

Проблемное состояние было в виде серой пелены, и мы заменили это на уверенность в себе. Пришло понимание, что на тот момент это были только первые пробы, и не у всех они бывают удачные, по самым разным причинам, а вовсе не потому, что она хуже других.

Следующая история имела более-менее благополучный вид, Но, все-таки представляла для клиентки определенную проблему. Она несколько лет была уже замужем, но очень ревновала своего мужа. В его окружении (на работе) были девушки модельной внешности, а клиентка считала себя самой обычной девушкой. Здесь мне пришлось также поработать как опытному психологу, сексологу и психотерапевту. Мы задействовали *образ себя*.

Образ модели был таким: «она выше меня, худее. А я стою, и чувствую свою зажатость (мы поменяли это на уверенность в себе и внутреннюю силу)». Далее шла скованность, она символизировала собой цепь, а измененным состоянием стала – раскрепощенность. Затем – сравнение себя с другими. Проблемное состояние имело вид зеркала, мы его также убрали, и заменили на осознание, что *я лучше*. И ведь на этот счет были основания. Среди всех прочих девушек, муж выбрал именно ее. И когда мы стали проверять – насколько проблема была решена, то девушка увидела изменившуюся картинку и сказала: «сейчас я вижу, что стою выше нее (той модели, которую она видела вначале)».

И далее, чтобы закрепить ее позитивные изменения я задала ей вопрос: *****Что тебя выделяет среди других девушек, что есть в тебе, но нет в них? И она ответила следующее: душевность, забота, тепло, нежность и ласка.

В каждом из нас есть что-то, за что нас можно любить, и чем мы отличаемся от других. Но когда у нас проблемы с самооценкой и неуверенностью в себе, то все это остается в тени, а на передний план выходит наша проблема, закрывая все самое лучшее в нас.

Так что, делайте выводы, господа!

Афанасьева Лилия Вениаминовна, психолог Москва

По мере взросления отношения детей с родителями должны трансформироваться. Если же сын давно стал взрослым, но участники взаимоотношений остались на прежних ролях, это серьезная проблема для всех. Какие же критерии можно считать признаками нормальных и ненормальных отношений?

Нормальные отношения

Нормальные отношения между матерью и сыном каждый понимает по-разному. Даже если ребенок уже взрослый, мать не перестает его любить, так же, как и сын ее. Тут главное не переусердствовать.

Трепетные отношения между матерью и сыном

Уважение личного времени друг друга

То, что у взрослого ребенка существуют аспекты жизни, не связанные с матерью, – это нормально

Как и у мамы, выпустившей ребенка во взрослую жизнь, могут быть личные дела. Это значит, что сын не должен отменять деловые переговоры, чтобы нанести визит заскучавшей матери по первому ее требованию, а она не должна срываться с маникюра, чтобы напечь пирожков сыну с невесткой, которые неожиданно решили заехать в гости.

Самообслуживание

Даже если мама и сын живут в своей квартире, существует ряд бытовых вещей, особенно связанных с самообслуживанием, которые повзрослевший ребенок должен выполнять самостоятельно. Стирка белья или сборы сына в командировку могут быть просто проявлением заботы со стороны матери, однако это очень вредит мужской независимости и самостоятельности.

Самостоятельное принятие решений

Замечательно, если сын советуется с мамой перед принятием жизненно важных решений. Однако ее мнение не должно быть решающим. Сын не должен чувствовать себя обязанным поступать так, как сказала мама, и должен принимать решение самостоятельно. Особенно это касается бытовых вопросов.

Мужчина, который не может выбрать цвет рубашки, не посоветовавшись с мамой, выглядит как минимум странно.

Самостоятельное принятие решения

Доверительные отношения

Родительский дом всегда должен оставаться тихой гаванью, где всегда поймут и выслушают. Если сын с детства привык доверять маме любые тайны, то, скорее всего, и во взрослом возрасте он будет продолжать это делать.

Здоровые отношения – это когда нет необходимости врать и подбирать слова, а можно просто быть собой, зная, что тебя поддержат.

Если маме с детства удалось заслужить доверие сына – это бесценно

Ненормальные отношения

Есть такие отношения между матерью и сыном, которые требуют обязательно переосмысления и нового подхода. Вот некоторые из них.

Сын чувствует ответственность за эмоциональное благополучие матери

Некоторые мамы возлагают на детей ответственность за свое эмоциональное состояние. Начинается это, когда ребенок находится еще в школьном возрасте: «Я расстраиваюсь, когда ты не прибираешься в комнате», «Мне грустно, потому что ты не звонишь» и т.д. В итоге, вырастая, сын по инерции чувствует себя обязанным поддерживать материнское благополучие и счастье.

Манипуляции матери

Сын обманывает, чтобы не расстраивать маму

Когда подросток обманывает насчет того, как и с кем он проводит свободное время, это объяснимо возрастными особенностями и отчасти нормально. В этом возрасте ложь позволяет избежать некоторых неприятных разговоров и проблем. Взрослый сын не должен ощущать необходимости лгать матери, чтобы не расстраивать ее, поскольку решения принимает он сам и ответственность за их последствия также несет самостоятельно.

Честность и искренность позволят достичь нового уровня в отношениях

А за матерью остается право только одобрять или не одобрять поступки сына.

Сын зависит от матери финансово

Если взрослый сын неожиданно остался без работы и обратился к родителям за финансовой помощью, в этом нет ничего криминального. На то они и родные люди, чтобы поддерживать в трудной ситуации. Однако если взрослый человек, способный работать и зарабатывать, живет на мамины деньги, о здоровых отношениях речи быть не может. И проблема не только в лени и бездействии взрослого человека. Если мама спонсирует сына, вполне очевидно, что она в курсе всех его расходов, и последнее слово всегда остается за ней. Это не позволит сыну стать по-настоящему взрослым и самостоятельным человеком.

Мать не уважает личные границы сына

Взаимное доверие – основа здоровых взаимоотношений. Если мама контролирует жизнь сына, позволяя себе читать его переписки или наносить неожиданные визиты с целью проверки – это тревожный признак. В этом случае сын практически лишается возможности построить личную жизнь.

Нарушение личных границ

Любовь матери к сыну не угасает никогда, однако ребенка вовремя надо отпустить, чтобы сохранить близкие отношения. И это тоже будет проявлением любви, которая не должна быть всепоглощающей, безграничной и лишающей индивидуальности.

Дополнительную информацию о том, что такое нормальные и ненормальные отношения матери и сына, вы узнаете, посмотрев видео:

Почему часто нет взаимопонимания и взаимоуважения между повзрослевшими детьми и пожилыми родителями?

Дети, став сами взрослыми, и даже став родителями, считают, что их самые родные люди недостаточно умны, и вообще всё делают неправильно и говорят ерунду.

Часто взрослые дети обижают родителей. Кричат на них. Почему?

Психологи говорят: родителей не научили любить их родители. Потом они не научили любви своих детей, а дети копируют поведение своих родителей.
Так принято считать у психологов. Какая психология, такие и психологи. И – наоборот.

Нет, конечно, такая причина может быть. Когда родители относятся друг к другу грубо, с ненавистью, кричат на своих детей, бьют их, морально унижают, то ребенок может перенять такую «модель поведения», и став взрослым, в отместку будет относиться к постаревшим родителям так же, как относились к нему. И не будет проявлять заботу, нежность, внимание к другим близким людям.

«Жизнь у человека такая, каков он сам. Если жестокий человек — она жестокая. Если боязливый — она страшная. Если кислый — она печальная. А я — человек весёлый, жизнь у меня весёлая…» — написал Борис Акунин. Он тоже считает себя знатоком человеческих душ. Такая причинно-следственная связь вполне укладывается в нашу простую линейную логику.

Но в жизни часто случается, что дети разряжаются на тихих и скромных по жизни родителей. Их раздражает только то, что те такие.
У людей вообще есть свойство быть более жестокими по отношению к близким. Перед чужими-то мы стараемся выглядеть в лучшем свете, общаемся вежливо и приветливо, особенно с теми, от кого зависим. А со своими можно расслабиться.

Бывает, что детей балуют, а самовлюбленная, эгоистичная личность в жизни неминуемо становится конфликтной, не терпящей возражений. Не уважая никого, человек не уважает и родителей.

Бывает, что взрослые дети не могут простить детские обиды. И пожилые люди не менее ранимы. И любая мелочь, как например проявление равнодушия, недовольства, или банальное нежелание детей о чём-то поговорить, воспринимаются ими как обида. Вот и говорят: старики – как дети.

Как нет идеальных родителей, так нет и идеальных детей.

– «Уважение? За что уважать моих родителей?» – спрашивает бывшее дитё, – «они ничего из себя не представляют, они живут так, как я не хочу».

Уважению, благодарности и признанию тоже учить надо, желательно на личном примере. Но педагогического склада личность – это не обязанность, это дар, которого большинство лишены.
Но как бы то ни было, родители заслуживают уважения только за то, что они о детях заботились, заботились как умели, и наверное вправе ожидать от детей доброго ответа. Понятно, что именно ожидать, а не требовать. Как бы ни возмущало это многих родителей, а требовать – это совершенно бесперспективное, даже вредное занятие!

«Родители и учителя – это в первую очередь дающие, а дети и ученики – берущие. Правда, родители тоже получают что-то от своих детей, а учителя от своих учеников. Но равновесия это не восстанавливает, а лишь смягчает его отсутствие. Но родители сами были когда-то детьми, а учителя – учениками. Свой долг они погашают, передавая следующему поколению то, что получили от предыдущего» (Б.И.Хеллингер).

«Долг – это груз, вклад – это поддержка. Вкладывая в детей, родители могут надеяться на получение «процента» в старости: их внимание, помощь, уход. Это то, что родители получили от своих родителей, когда сами были детьми. Это то, что их дети дадут своим детям. Именно дадут, а не отдадут» (Н. Манухина).

Поэтому важно воспитывать детей, которые понимают, что в жизни необходимо не только брать, но и давать. Иначе неизбежны обвинения в недостаточности вложения, либо вообще обесценивание родительского вклада (недодали, дали, но не то и т.д.)
Родители стараются передать детям свой жизненный опыт и взгляды на жизнь. Им больно от того, что дети оказываются не такими, какими они хотят их видеть. Они искренне стараются уберечь своих детей от ошибок. Вот только каким путём?

Как правило, путём поиска недостатков и указания на них… А иначе они не умеют. Этому не учат. Предостерегая и ругая детей, они фактически критикуют самих себя в прошлом.
И получается, что детьми наследуется от родителей привычка критиковать. Дети вырастают оценивающими и критикующими, и всё лучше других знающими.

Когда-то родители рассказывали и показывали им пальцем, что значит быть «хорошим ребенком», теперь их очередь.
Родители считают возможным сравнивать детей с кем-то еще, в подавляющем большинстве случаев – не в их пользу. Тогда почему они удивляются, что взрослые дети сравнивают родителей с кем-то? С кем-то, кто достиг большего, дал своим детям больше?

Взрослые дети по-прежнему нуждаются в совете, помощи и одобрении родителей. Понятно, что это зависит от того, является ли родитель по-прежнему для них авторитетом. Но с уверенностью можно сказать, что они нуждаются в поддержке гораздо больше, чем в критике, негативных замечаниях и отрицательных оценках! Родители лезут туда, куда не надо, и не угадывают, не догадываются где надо когда надо поддержать или помочь.

При этом взрослые дети, выбравшие свой образ жизни часто в пику советам и понуждениям родителей, потом обвиняют их в том, что те в чем-то их не поняли, не выслушали, не проявили интерес. Они не помнят, как обрывали разговор, когда родители что-то не одобряли или высказывали.

А если дети поддались советам и увещеваниям родителей, и потом у них что-то не срослось, чего-то не хватило, – будьте уверены, виноваты будут родители.

Очень много вариаций, и они могут до бесконечности раскручиваться и усложняться, а причина-то очень проста: эгоизм, собственная значимость, не дающие даже допустить, что ты в чём-то был неправ. Делающие виноватыми всех вокруг, кроме тебя.

Любая обида и порождённая ей претенциозность не даст возможности диалога с желанием понять и простить. Ага, как ты ко мне – так и я к тебе. Слово за слово. Обида за обидой, вытаскивается даже уже давным-давно прощённое, но забившееся в подсознание с каким-то переживанием.

Если кроме психологии почитать более древние книги, то можно узнать, что уважение детей к родителям является одной из семи главных добродетелей. «Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф.6:1-3).
Родители не только дают жизнь. Чего стоит вырастить ребёнка, знает только родитель.

Чего же ожидают родители от детей? Конечно, внимания, в идеале – любви, но прежде всего – уважения. Уважение – показатель благодарности.
Смотрим значение слова «уважение»:
– это чувство почтения, отношение, основанное на признании достоинств, высоких качеств кого-либо, чего-либо; признание важности, значимости, ценности;
– высокая оценка.

Так кто должен начать движение навстречу? Дети или родители?
Тот, кто мудрее.
Будет мучительно больно и стыдно за своё поведение, за то, что не нашлось времени позвонить, поговорить, помириться… простить. Будет. А потом всё повториться, и будет повторяться до тех пор, пока на смену самолюбию и стремлению получать не придёт любовь с желанием отдавать. В нашем мире – это очень редкая редкость.

Кто-то даже скажет: а чего тут такого, если только не уважают и кричат? Бывает и похуже…

Случается так, что самый близкий на свете человек – мама – превращается во врага. Противостояние между родителями и детьми – обычное явление. Но иногда непонимание между поколениями или двумя людьми переходит в ненависть. Есть люди, у которых имеются основания сердиться на родителей – какие-то их поступки или слова причинили много боли. Им нужно понять, как выстраивать свои отношения с матерью и нужно ли это делать, если родитель вызывает сильные негативные эмоции.

Причины, по которым ребенок может ненавидеть свою мать, могут быть разными:

  1. 1. Во-первых, некоторые женщины нуждаются в определенной власти, но получить ее в социальной жизни или в профессиональной деятельности они не способны. Такие мамы стремятся властвовать хотя бы над ребенком, манипулируя им для собственного удовольствия. Чересчур властная мать не принимает интересы детей в расчет и дает понять: «Я тебя родила, и ты моя собственность, должен подчиняться». Если ребенок, когда вырастает, стремится строить свою жизнь, мать начинает его ненавидеть: это полный крах ее надежд и ожиданий. Такая неосознанная ненависть к собственному ребенку вызывает ненависть в ответ.
  2. 2. Во-вторых, иногда женщины рожают детей для решения собственных психологических или финансовых проблем (например, чтобы удержать мужа). Дети для таких матерей не личности, а инструменты для достижения своих целей, и они это чувствуют.

Женщина не справляется с ролью любящей и принимающей матери по разным причинам. Главный фактор, способный подкосить любую женщину, имеющую детей, – плохие отношения с мужем или их разрыв.

Женщина, выживающая в одиночку с ребенком, несет тяжелое бремя ответственности, испытывает чувство вины, одиночества, незащищенности, усталости. На то, чтобы дать ребенку внимание и ласку, часто не остается сил и желания.

Во всех описанных случаях, когда ребенок вырастает, отношения с матерями у них не складываются.

Мужчины чаще, чем женщины, испытывают ненависть к матери. Представительницы слабого пола в большинстве случаев оправдывают родительниц, потому что сами уже успели стать матерями и смогли взглянуть на проблему «с другой стороны баррикад».

У людей, ненавидящих свою мать, не складываются отношения с противоположным полом. Холодные и невнимательные родительницы неосознанно сообщают детям, что близость опасна и рискованна.

Ситуация: Мать всю свою жизнь всё делала для своих детей. Сын и дочь. Сын долгожданный, в детстве балованный и наказываемый в меру. Вырос, отделился. К матери тянется, но совершенно не уважает, хотя по-видимому, любит свою мать. Может повысить голос, огрызается, а чуть что — так уходит и обижается. Именно поэтому мать старается не вступать в конфликты с сыном, чтобы не потерять его. Надо оговориться, что мать до сих пор делает для сына всё возможное. Помогает финансово, всегда привечает его. Такое же отношения сына к отцу и сестре. Раньше был нежным и добрым, до двадцати лет, потом резко изменился. Возможно ли, что это какой-то сглаз или порча? И что матери (хорошей матери, объективно) сделать для того, чтобы сын её уважал?

С самого начала отрекитесь от различных экстрасенсорных вариантов: «сглаз», «порча». Эти вещи не доказаны наукой и существуют только для тех, кто в это верит (сам увлекался этим два года и имел неплохие результаты).

Попробуйте сына мотивировать на какие-либо действия, при/после которых у него не будет причин проявить неуважение к вам. Например попросите его о том, что ему самому было бы интересно сделать.

Если не получится — включайте хардкор: косвенно отрезайте те ресурсы, которыми он пользуется. Пусть он как нибудь увидит закономерность того, что у мамы почему-то нет денег после того, как он нахамил или наорал. Или может быть пусть заметит, что мама забыла покушать приготовить, внезапно вдруг взяла и забыла. Ни в коем случае не признавайтесь, что это специально.

И сделайте все, чтобы он заметил, что от его выходок у вас никак не меняются ни настроение, ни ваши решения, ни ваши действия. Тогда он увидит, что это бесполезно. Если, конечно, он использует это как метод воздействия.

Каждому практикующему психологу приходилось иметь дело с этим странным и печальным явлением. Это выглядит так, что мать превращает своего сына в «психологического мужа». Или, по выражению Юнга, она переносит свой эрос на сына.

Этот комплекс часто встречается, когда женщины растят своего сына в одиночку, или, когда ее сильно не устраивает супруг и она переносит все свои ожидания на сына.

К чему приводит чрезмерная опека

Такая матери стремятся к чрезмерной опеке над сыном, граничащей с духовным насилием. Она «обожает и боготворит» сына, считает его гением, «посвящает ему всю жизнь». На деле же стремится к тотальному контролю, управляет его развитием и карьерой.

Она все время требуют к себе повышенного внимания, и при попытке сына отделиться и стать самостоятельным, создать свою семью — мать сделает все, чтобы этого не произошло. Она будет держать сына в постоянном напряжении, подвешивать ему чувство вины.

Следствием переноса на сына роли своего мужчины, является материнская ревность и неготовность отдавать сына «другой женщине». Она будет убеждать его в том, что все женщины недостаточно хороши для него.

Мать, страдающая подобным комплексом, ведет себя подобно сексуальной партнерше, а не матери: все время требует повышенного внимания, денег, утрированной заботы, полностью игнорируя свою материнскую роль и интересы сына.

Такая мать постоянно привлекает внимание сына к себе всеми способами, скандалами, но чаще всего использует здоровье: «Мне так плохо, у меня давление, я наверное скоро умру. Ну вот, ты приехал и мне стало легче». При этом совершенно не учитывается, что он мчался через весь город, бросив свою семью и работу.

«Ты у меня такой хороший мальчик, и любишь маму.»- внушает она ему с самого детства.

Еще твердит: «Никто не будет любить тебя так, как я. Кому ты нужен кроме меня…»

Или «Этой женщине от тебя нужны только деньги, она недостойна тебя…»

Мать все время будет доказывать, что она лучше и любая другая женщина является для нее соперницей. Она неосознанно делает жизнь сына в его семье с женой невыносимой, заставляя его все время разрываться между женой и матерью, испытывать удушающее чувство вины, что он плохой сын и плохой муж.

Ведь мама — «это главный человек в моей жизни», думает он. «Она всю свою жизнь отдала мне, а я неблагодарный, бросаю ее, оставляю совсем одну…»

Постепенно у такого мужчины формируется устойчивое убеждение, что только от него зависит мамино здоровье. Что если он будет себя хорошо вести, то мама не будет болеть и долго проживет.

В подобных ситуациях несчастны все: мать, сын, супруга сына, его дети. А печальнее всего, что частенько такие мужчины вообще оказываются неспособны иметь полноценные отношения с женщиной и создать свою семью.

И даже после смерти матери, нависающий над ним «дух» ушедшей продолжает властвовать над его сознанием.

Таких случаев в моей практике много. Мужчине в этой ситуации очень сложно освободиться, «Ведь всю жизнь мама так заботилась о нем».

Его убежденность в собственной вине, по поводу многочисленных болезней матери, а потом и ее смерти, бывает крайне сильна.

Какие варианты развития в таких ситуациях?

Приведу несколько примеров:

1. Мужчина все же находит в себе силы отделиться от матери, но его влечет к властным женщинам, похожим на нее. Как только у него возникает привязанность, он тут же пугается зависимости и сбегает из отношений.

2. Он «женится» на своей работе и становится трудоголиком, или уходит в любой другой запой — алкоголь, игровая зависимость…

3. Он создает одну семью за другой, но мать постоянно влезая в его отношения с женой, разрушает их.

4. Мужчина озлобляется на женщин и подспудно мстит им за то, что мать сделала с ним. Например, находит женщин, похожих на нее, затем стремится подавить их, сломать их волю.

5. Он полностью лишается воли. Не женится, живет с мамой, пока она не умрет, а остаток жизни проводит в одиночестве.

6. Реже, но такое тоже бывает, мужчина становится подобием своей матери, строит похожие отношения со своей супругой или ребенком, формируя их полную зависимость от себя и удушая их своей «заботой и любовью», стремясь к тотальному контролю над ними.

Конечно, есть еще варианты, но пожалуй я остановлюсь на этих нескольких примерах.

Таким мужчинам, если они обращаются за помощью к психологу, нужно огромное мужество, готовность переносить душевную боль, противостоять обвинениям и проявлять стойкость своей позиции.

Правда частенько они обращаются за помощью тогда, когда сами уже очень больны, страдают мигренями и гипертонией, когда уже потеряли семью, или очень близки к этому. Их сердце разрывается. Они часто рассказывают, что уже перенесли инфаркт.

Я помню, одного такого мужчину, очень умного и образованного, прекрасного специалиста в своей области.

Когда он, после нескольких сеансов осознал происходящее, понял, что всю жизнь был «мужем» для своей матери, сказал: «Ну что же, теперь поздно, пусть доедает меня. Мне проще отдать себя на съедение, чем потом всю жизнь жить с мыслью, что мое отдаление убило ее.»

Меньше чем через год он скончался от инфаркта…

Что тут скажешь, в подобных ситуациях несчастны все…

Не получив отцовской поддержки и теплоты, мальчик так и не научится управлять собственной мужественностью.

Photo by Helena Lopes on Unsplash

Роль отца в воспитании сына сложно переоценить. Как бы ни старалась мама дарить ребенку все свое внимание, любовь и нежность, без отцовской поддержки ему будет сложно стать зрелой, самодостаточной и уверенной в себе личностью.

Некоторые люди уверены в том, что правильное воспитание мальчика отцом — это обязательно сдержанность и строгость, а также полное отсутствие телесного контакта. На самом деле, это не так. Ребенок, не получающий отцовской любви, сам вырастет замкнутым, недоверчивым и скупым на эмоции человеком.

И наоборот — мальчик, осознающий, что папа его любит, станет уверенным в себе, искренним, сильным, чувствующим и открытым мужчиной, который без проблем построит отношения с избранницей.

Психолог Альбина Локтионова утверждает, что нежных отношений только с матерью мальчику недостаточно. Не получив отцовской поддержки и теплоты, ребенок так и не научится управлять собственной мужественностью. В итоге, варианта развития у него будет только два: либо «боязливый неженка», либо «бесчувственный силач».

Как понять, что отец не любит своего сына? На это указывают несколько признаков:

Отец постоянно проявляет равнодушие

Такому папе важны лишь формальные признаки благополучия: ребенок здоров, обут, одет, сыт, у него есть все самое необходимое. На этом он считает свою миссию полностью выполненной.

Возвращаясь с работы, отец просто усаживается перед телевизором и погружается в просмотр любимого футбола, не обращая никакого внимания на сына. Он никогда не обнимет его, не расспросит, как обстоят дела в школе, не предложит провести время вместе на выходные.

По факту, в доме проживает мужчина, но сын не получает от него ни поддержки, ни любви. И отец, и сын, живут, общаясь друг с другом лишь по необходимости.

Отец всю ответственность за воспитание ребенка взваливает на мать

Когда отец не испытывает теплых чувств к собственному сыну, он полностью самоустраняется от его воспитания, взваливая эту обязанность исключительно на мать ребенка.

Ему не интересно, как именно жена справляется с этой нелегкой задачей без его участия, однако, при любой оплошности с ее стороны, тут же последует суровая отповедь.

Чаще всего, виноватыми оказываются оба участника воспитательного процесса — и мама, и сын. Жену такой мужчина назовет плохой матерью, а ребенка — ни на что неспособной бестолочью.

Отец всегда проявляет чувство брезгливости

Чаще всего подобное отношение к ребенку проявляется, когда он совсем маленький. Как только малыш срыгнет, отец тут же делает брезгливую мину и просит жену убрать ребенка подальше от него.

Папа никогда не сменит подгузник малышу, и даже не станет скрывать свое отвращение к этому процессу. По мере взросления ребенка, брезгливость отца никуда не исчезает.

Он постоянно обзывает сына неряхой, ругает его за испачканную одежду, приходит в бешенство от того, что мальчик чавкает за столом. Когда мы любим, то на подобные мелочи просто не обращаем внимания, или же относимся к ним снисходительно.

Отец постоянно ревнует жену к сыну

Если папа постоянно упрекает маму, что она занята только ребенком, уделяя ему слишком много внимания, это говорит о незрелой личности мужчины, а также о том, что он не испытывает к сыну теплых чувств.

Для него малыш — просто соперник, отвлекающий жену от его собственной персоны. К сожалению, со временем неприязнь к сыну может только усилиться. Ребенку придется выслушивать в свой адрес малоприятные высказывания: «маменькин сынок», «ты только под ногами путаешься», и так далее.

Отец не понимает сына и не считается с его желаниями

Очень часто об отцовской нелюбви свидетельствует обычный эгоизм. Папа не интересуется желаниями сына, не понимает их и никак с ними не считается. Он увлечен только самим собой и способен отказать ребенку даже в необходимом.

К примеру, если встанет выбор — купить себе новый спиннинг или приобрести новый спортивный костюм сыну, так как из старого он уже вырос, выбор для него сложным не будет. Такой отец купит спиннинг.

К психологу обратилась женщина по имени Татьяна, которая рассказала о том, что после женитьбы сына ее отношения с ним сильно изменились в худшую сторону. До этого они были очень теплыми, а с появлением невестки Сергей отдалился и стал выказывать неприязнь к матери. Со временем у женщины не стало возможности общаться с сыном. Психолог дала ей следующие рекомендации.

Сын не хочет общаться с матерью

Как только у сына появилась девушка, он стал сразу же отдаляться от матери, так как подруга настраивала Сережу против нее. Татьяна, уважая выбор сына, никогда не говорила ему ничего плохого о будущей невестке. После свадьбы она хотела наладить отношения с молодой семьей, но бесполезно. Даже сын стал неприязненно относиться к матери.

После рождения внуков сын с невесткой переехали к ее родителям. При этом их брак стал трещать по швам. Однако Сергей, поскольку очень любит детей, разводиться пока не собирается. И поэтому терпит нападки со стороны жены, а на матери срывает зло, отказываясь общаться с ней. Психолог посоветовала Татьяне, каким образом она может связаться с сыном.

Писать письма

Психолог посоветовала писать сыну письма, пусть даже поначалу он вообще не отвечает на них. При этом не следует рассказывать о том, как вам одиноко без него. Это может еще больше оттолкнуть его. Следует сконцентрировать внимание на внуках, задавать о них вопросы. Со временем Сергей, возможно, будет отправлять их фотографии. Нужно использовать современные средства коммуникации, такие, как электронная почта, скайп, мессенджеры. В любом случае лучше делать попытки наладить контакт и давать сыну шансы, чем просто оставаться в депрессии, не видя никаких перспектив.

Завести «Инстаграм»

Можно завести «Инстаграм» и там рассказывать о своих увлечениях. А также выкладывать фото чего-то интересного и важного, что связано с развитием детей. Например, поделок, картинок, обустройства детских комнат. Это будет определенным образом сближать с внуками, а, когда они начнут пользоваться гаджетами и заведут собственные странички, смогут найти и бабушкину.

Кроме всего прочего «Инстаграм» даст и психологическую разгрузку, позволит самовыражаться. Стоит подписаться на аккаунты других бабушек и мам в социальных сетях и изучать их, набираясь опыта. А если воспользоваться Интернетом и с помощью видеоуроков научиться шить или вязать, можно отправлять детям подарки, радуя и их, и себя.

Быть мудрой и терпеливой

В заключение психолог сказала Татьяне следующее. Так или иначе, но контакт все-таки наладить можно и нужно. Ведь независимо от того, любит вас невестка или ненавидит, бабушкой вы быть не перестанете. Конечно, то, что родной сын вас отталкивает, очень обидно. Тем не менее следует взять себя в руки и отдать отчет в том, что эта негативная ситуация не навсегда. Пройдет время, и все может измениться к лучшему. Поэтому следует быть мудрой и терпеливой и не впадать в уныние, надеясь только на лучшее.

А когда сын постепенно начнет общаться с вами, будьте как можно более деликатной. Почему он злится? Вероятно, не хочет признаться самому себе в том, что его брак не стал благополучным. И если вы будете пытаться узнать о том, как дела в их семье, это заденет его болевые точки. Поэтому общение должно быть позитивным.

Как снять с шеи великовозрастных детей? Советы психолога

Дети выросли, но не торопятся покидать родительское гнездо. Более того, упорно не хотят становиться на крыло – хотя бы частично обеспечивать себя и вносить лепту в общий семейный бюджет. Увы, ситуация распространенная, верно?

Одна такая драма разворачивается в семье соседки журналиста interfax.by: «Сыну 26 лет. Вуз бросил. Несколько лет не работает, объясняя: «Не хочу горбатиться за копейки». Днями и ночами играет в компьютерные «стрелялки». Слава богу, хоть не пьет и не употребляет наркотики. Когда я пытаюсь достучаться до его совести – мол, сколько можно сидеть на моей шее, – злится и, бывает, оскорбляет меня. Обещает устроиться на работу только тогда, когда «скорая» увозит меня в больницу (такое случается несколько раз в год), но ничего не предпринимает. Пыталась посадить сына на хлеб и воду – он закатил скандал и заявил, что имеет право есть то, чем я кормлю младшего, 10-летнего ребенка. Горько, обидно и нет больше сил тянуть всё на себе».

По просьбе участницы истории портал interfax.by обратился к психологу Оксане Лушанкиной (г. Санкт-Петербург) за комментариями и подсказками, где искать выход.

Путы эмоциональной зависимости

Конечно, здесь речь о том, что мама переживает за сына настолько, что ему не пошевелиться, не вздохнуть. Трудно принять тот факт, что сын живет не так, как хотелось бы. Желание помочь родному ребенку, не бросать его естественно. Однако все осложняется тем, что мама и сын связаны невидимой пуповиной, которую давно пора перерезать. И сделать это должна именно мама. Чтобы отпустить сына, надо рискнуть и отвернуться от него – без этого никак. Маме надо быть готовой к тому, что сын, образно говоря, будет цепко хвататься за ее подол. Слишком сильна их эмоциональная зависимость друг от друга, и поэтому отношения обоим причиняют боль. Сын вызывает у мамы злость, она видит в нем источник своих несчастий.

Сын вместо мужа

Младший ребенок выигрывает по сравнению со старшим, с ним проблем нет. А старший привлекает внимание мамы своим «неправильным» поведением и нежелательным образом жизни. Отрицательное внимание (злость, ругань) – это тоже внимание, за неимением другого приходится довольствоваться им. Сын не просто значим и важен для мамы – без него она не может жить. Он эмоционально заменяет ей мужа, который, даже если и есть в этой семье, то настолько устранен от всех, что его как бы и нет.

Мама от сына и борьбы с ним получает много эмоций. Никто другой не пробуждает у нее столько ярких переживаний. В глазах окружающих мама непутевого сына наверняка выглядит жертвой, страдалицей. Подруги и знакомые с добрым сердцем сочувствуют ей, окружают вниманием. Другого способа получать тепло женщина, к сожалению, не знает.

Для молодого человека ситуация тоже мучительна. Он вынужден быть для мамы не сыном, а мужем, а это тяжелая ноша. Поэтому на свое развитие, профессиональную реализацию и личную жизнь у него нет ни сил, ни желания. Мама и сын замкнулись друг на друге: он нужен ей весь без остатка, а ему без нее страшно. И эта нездоровая связь разрушает жизнь обоих: мать доводит до серьезных проблем со здоровьем и «скорой», а сыну мешает начать свою жизнь. Разумеется, эти семейные процессы не осознаются участниками, все происходит на эмоциональном уровне.

Самоотверженные мамы роют могилу и себе, и детям

Мамы, которые живут только интересами детей, обычно говорят про себя: «Мне ничего уже не надо. Только бы детей поднять на ноги». И вот парадокс: цель таких женщин – счастье детей, но чем больше усилий к ее достижению они прикладывают, тем несчастнее их чада… Чем сильнее мамы вмешиваются в жизнь детей, тем труднее им сказать себе «стоп». Они увязают в болоте эмоциональной зависимости. И вытащить их оттуда, отрезвить могут мужчины – мужья или поклонники.

Выход есть!

Оксана Лушанкина приводит случай из жизни: «Жила-была семья из четырех человек: 60-летние родители и сыновья 30 и 25 лет – умные ребята, но уходить из родительского дома не спешили, перебивались случайными заработками, личной жизни не было. Сутками тихо сидели дома и играли в компьютерные игры. И так длилось много лет. Родители искали им работу, переставали кормить, отключали интернет – никакого эффекта. Мама и папа вели разговоры только о сыновьях, других общих  интересов у них не было. И вот в один прекрасный день мама влюбилась в постороннего мужчину – и забыла и о супруге, и о детях. Она была увлечена романом и больше не интересовалась их жизнью. Перестала контролировать своих близких, переживать – ей было не до этого. Что произошло в семье? Братья тут же нашли работу, стали заниматься своими личными делами – их выход в реальный мир состоялся. Муж забеспокоился, стал проявлять внимание и нежность к жене. Супруги наконец начали строить свои отношения, признались друг другу в любви – впервые за 35 лет брака. Семья вышла из анабиоза, все проснулись – и произошло размыкание. Потребность в проблеме, которая всех надежно объединяла, исчезла: члены семьи нашли другой, здоровый способ общения друг с другом».

Лучший способ общения взрослых детей и родителей

Источник: Стюарт Майлз / FreeDigitalPhotos.net

Когда я говорю с другими родителями о взрослых детях, я часто задаюсь вопросом, не являюсь ли я нерадивым родителем. С тех пор, как мы отправили наших детей в колледж, на работу или жениться, некоторые из моих друзей бесконечно разговаривают и пишут своим детям. Я не. Я замечаю недоверие на их лицах, когда сообщаю, что не разговариваю со своим женатым сыном в течение двух недель подряд.

Взрослые дети — особенно дочери, как я узнал из исследования для Nobody’s Baby Now: заново изобретать взрослые отношения с матерью и отцом, — сообщают, что разговаривают с родителями два, три или более раз в день в беседах, которые варьируются от важных до тривиальных.Сотовые телефоны и текстовые сообщения сделали обмен информацией недорогим, простым и более быстрым. Но полезно ли родителям поддерживать тесный или постоянный контакт при любом способе общения?

Текущие формы общения могут расстраивать родителей. Многие взрослые дети не отвечают на звонки по мобильному телефону; они хранят ящики голосовой почты полными; и если вы можете оставить сообщение, вряд ли они его услышат. Электронные письма не будут прочитаны, если вы не отправите текстовое сообщение, предупреждающее их прочитать вашу электронную почту.

Однако, как показывает одно исследование, родительские чувства после контакта со взрослыми детьми различаются; они могут быть очень воодушевляющими или расстраивающими в разных обстоятельствах. Короче говоря, то, что вы не можете достучаться до своего взрослого ребенка, может быть смешанным благословением.

Как контакт с взрослыми детьми влияет на настроение родителей

Звонки и текстовые сообщения взрослым детям по сравнению с личным общением могут быть не лучшим эмоциональным выбором для родителей. В исследовании «Узы, которые связывают: повседневный опыт родителей среднего возраста с взрослыми детьми», ведущий автор Карен Фингерман из Техасского университета в Остине обнаружила, что 96 процентов из 247 опрошенных родителей с детьми старше 18 лет говорили с , писал текстовые сообщения или видел их лично в течение недели.Удивительное количество людей имело ежедневные контакты.

Но исследователи хотели знать, повлияло ли на способ общения качество родительско-детских отношений и оказали ли встречи значительное влияние на настроение и благополучие родителей.

Смешанный мешок реакций

«Приятный и стрессовый опыт со взрослыми детьми был связан с положительным и отрицательным повседневным настроением родителей», — говорится в исследовании.

Фингерман и ее команда использовали ежедневные дневники для родителей, чтобы сообщать об их интервале контактов и о том, было ли их общение приятным или отрицательным.Из многих родителей, которые общались со своими детьми в течение учебной недели, 88 процентов говорили по телефону, три четверти видели их лично, а две трети отправляли текстовые сообщения. «Почти все» испытуемые смеялись или имели приятное общение.

Но более 50 процентов испытывали стрессовые переживания, например, когда ребенок «действовал на нервы» или у них возникали мысли о тревоге из-за детей. Большинство родителей испытали либо в целом позитивное, либо в целом негативное общение, и лишь немногие из них имели нейтральное общение.

Самые полезные способы оставаться на связи

Качество родительско-дочерних отношений имеет значение; от этого зависят как частота контакта, так и его характер. Родители, у которых были более позитивные отношения со своими взрослыми детьми, с большей вероятностью сообщали о ежедневных контактах, используя все три способа общения (телефон, текстовые сообщения, личное общение). Те, кто оценил свои отношения как позитивные, почти в полтора раза чаще видели своих детей лично.

Также примечательно, что родители сообщали о более негативном качестве отношений, когда общались с детьми по телефону или с помощью текстовых сообщений.Напротив, личный контакт родителей и детей не был значительно связан с более негативными отношениями.

Один из аспектов исследования поставил под вопрос, какие отношения более изобилуют родительским беспокойством; исследователи задались вопросом, могут ли в положительных отношениях родители больше беспокоиться о детях — например, об их благополучии. Было обнаружено обратное: «Стрессовые мысли чаще возникали в отношении потомков, с которыми у родителей было меньше положительных качеств в отношениях.”

Положительные чаты излечивают отрицательные взаимодействия

Положительное взаимодействие между родителями и детьми, по-видимому, «смягчает последствия» отрицательного, независимо от того, какой взрослый ребенок вызвал первоначальное родительское расстройство в данный день: «Взрослый ребенок может позвонить с проблемой, расстроив родителя. Позже в тот же день тот же ребенок или другой ребенок может позвонить и поделиться шуткой на работе или забавной историей о том, как его или ее малыш поет азбуку, чтобы заснуть. Забавная история может облегчить беспокойство по поводу проблемы.”

Как вы общаетесь со своими взрослыми детьми? Как часто? Игнорируют ли они ваши телефонные звонки, текстовые сообщения и электронные письма? Личные визиты расстраивают меньше, чем электронные связи?

Авторские права @ 2016, 2018 Сьюзан Ньюман

Ссылки на солидарность и амбивалентность

Психологическое старение. Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня 2010 г.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC26

NIHMSID: NIHMS94367

Для переписки следует обращаться к Кире С.Birditt, Институт социальных исследований, Мичиганский университет, 426 Thompson St., Ann Arbor, MI., 48104-2321, [email protected] Окончательная отредактированная версия этой статьи доступна на сайте Psychol Aging. ЧВК, цитирующие опубликованную статью.

Abstract

Напряженность является нормой в отношениях между родителем и взрослым ребенком, но мало исследований по темам, которые вызывают наибольшее напряжение, или о том, связано ли напряжение с общим качеством отношений.Взрослые сыновья и дочери в возрасте от 22 до 49 лет, а также их матери и отцы (N = 158 семей, 474 человека) сообщили об интенсивности различных проблемных тем и качестве взаимоотношений (солидарность и амбивалентность) друг с другом. Напряженность варьировалась между семьями и внутри семей в зависимости от поколения, пола и возраста потомства. По сравнению с напряжением в отношении отдельных вопросов, напряжение в отношениях было связано с более низкой эмоциональной солидарностью и большей амбивалентностью. Полученные данные согласуются с гипотезой о расколе в развитии, которая указывает на то, что напряженность между родителями и детьми является обычным явлением и является результатом несоответствий в потребностях развития, которые различаются в зависимости от поколения, пола и возраста.

Ключевые слова: родитель-ребенок, напряженность, амбивалентность, солидарность, конфликт, межличностные проблемы

Отношения родитель-ребенок — одна из самых длительных и эмоционально напряженных социальных связей. Хотя часто эта связь является позитивной и поддерживающей, она также включает в себя чувства раздражения, напряжения и двойственности (Luescher & Pillemer, 1998). Действительно, родители и их дети сообщают о том, что испытывают напряжение еще долгое время после того, как дети вырастут (Clarke, Preston, Raksin, & Bengtson, 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw, Krause, Chatters, Connell, & Ingersoll-Dayton, 2004; Talbott, , 1990).Однако отсутствует информация о темах, которые вызывают более сильную напряженность у родителей и их взрослых детей, а также о том, сообщают ли матери, отцы, их сыновья и дочери о напряженности аналогичной интенсивности. Кроме того, неясно, связана ли напряженность с общим качеством отношений. Описание различий в восприятии напряженности и ее связи с качеством отношений между родителями и взрослыми детьми имеет решающее значение из-за последствий, которые эта связь может иметь для общего качества жизни, депрессивных симптомов и здоровья (Fingerman, Pitzer, Lefkowitz, Birditt, & Mroczek , в печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1997).

В настоящем исследовании были изучены темы, вызывающие напряженность у родителей и их взрослых детей, для достижения двух целей: 1) изучить, варьируется ли интенсивность тем напряжения в зависимости от поколения, пола и возраста взрослых детей, и 2) оценить связи между напряжением интенсивность, солидарность и двойственность.

Темы напряженности в отношениях родителей и взрослых детей

В широком смысле межличностная напряженность — это раздражение, испытываемое в социальных связях. Поэтому напряженность может варьироваться от незначительного раздражения до открытого конфликта.Гипотезы о заинтересованности в развитии и расколе в развитии обеспечивают полезную основу для понимания того, почему существует напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком на протяжении всей жизни. Согласно гипотезе о доле развития, родители более эмоционально вовлечены в отношения, чем взрослые дети, и это различие поколений остается неизменным на протяжении всей жизни (Bengtson & Kuypers, 1971; Rossi & Rossi, 1990; Shapiro, 2004). Фингерман (1996; 2001) расширил гипотезу о ставке развития концепцией разрыва в развитии, в которой она предположила, что напряженность в отношениях между родителями и детьми возникает из-за несоответствий в потребностях развития родителей и их детей.Два раскола, которые характеризуют связь между родителем и взрослым ребенком, включают независимость (также называемую заботой о себе) и важность, придаваемую отношениям (Fingerman, 1996). Эти расколы могут привести к различным темам напряженности и различиям в восприятии напряженности между членами семьи.

Качественные исследования описали темы напряженности в отношениях между родителем и взрослым ребенком, установив, что напряженность является обычным явлением и охватывает широкий круг вопросов (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Morgan, 1989; Shaw et al., 2004; Talbott, 1990). Эти исследования в основном были сосредоточены на описании напряженности между взрослыми и их родителями, без предоставления теоретических объяснений причин возникновения напряженности или интенсивности этих тем. Более того, мало что известно о том, как восприятие напряженности различается внутри или между семьями, или о том, как эти противоречия влияют на качество отношений.

Мы рассмотрели две теоретические категории тем о напряжении, которые могут объяснить различия в качествах взаимоотношений между взрослыми и их родителями.Напряженность может отражать либо параметры отношений, либо поведение одного из участников отношений (Braiker & Kelley, 1979; Fingerman, 1996). Мы называем эти противоречия отношениями и индивидуальными противоречиями. Напряженность в отношениях относится к тому, как диада взаимодействует, и охватывает вопросы эмоциональной близости и сплоченности или их отсутствия. Индивидуальная напряженность связана с поведением одного члена диады и часто связана с независимостью или заботой о себе. Мы использовали эти категории, чтобы сгруппировать противоречия, обнаруженные в литературе (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996; Хагестад, 1987; Морган, 1989, Тэлботт, 1990). Напряженность в отношениях включает нежелательные советы, частоту контактов, личностные различия, воспитание детей и прошлые проблемы в отношениях. Индивидуальные противоречия включают работу / образование, финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни и здоровье. Это исследование включало количественную оценку этой напряженности, позволяющую сравнить оценки родителей и взрослых детей в отношении интенсивности отношений и личных противоречий. Мы определили интенсивность как степень, в которой конкретная тема вызывает напряжение.

Восприятие напряженности по поколениям, полу и возрасту

Раскол в развитии и возникающая в результате напряженность может варьироваться в зависимости от структурного контекста и контекста развития. Мы рассматриваем три фактора, которые особенно важны в отношениях родителей и взрослых детей: поколение, пол и возраст (Росси и Росси, 1990). Во-первых, из-за различий в потребностях в развитии и вложениях в отношения родители и взрослые дети могут по-разному воспринимать темы напряжения.Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что взрослые дети сообщали о большей напряженности в отношении стиля общения и взаимодействия (напряженности в отношениях) по сравнению с другими темами. Фингерман (1996) обнаружил, что дочери сообщали о большем напряжении, связанном с чувством вторжения (напряженность в отношениях), чем их матери. Эти различия могут быть результатом разногласий между родителями и детьми в их взглядах на важность отношений (Bengtson & Kuypers, 1971; Fingerman, 1996). Поскольку родители чувствуют себя более вовлеченными в отношения, чем их дети, они могут сообщать о меньшем напряжении в отношении фундаментальных проблем диадного взаимодействия, тогда как их взрослые дети могут сообщать о большей напряженности в отношениях из-за усилий родителей установить более близкие отношения.Например, родители могут предъявлять больше требований к большему контакту или давать больше нежелательных советов (напряженность в отношениях), чем их дети.

Из-за этих расколов в развитии восприятие личных противоречий также может варьироваться от поколения к поколению. Кларк и его коллеги (1999) обнаружили, что родители сообщали о большей напряженности в отношении привычек и образа жизни взрослых детей (как они тратят свое время и деньги, проблемы, связанные со здоровьем), чем по другим вопросам напряжения. Действительно, родители часто ожидают, что их взрослые дети начнут карьеру, обретут финансовую независимость, выйдут замуж и родят детей.Благополучие родителей часто зависит от успеха их детей в этих ролях (Ryff, Lee, Essex, & Schmutte, 1994). Поскольку родители испытывают сильное желание, чтобы их дети достигли статуса взрослых и независимости (Fingerman & Pitzer, 2007), они могут ощущать более сильное напряжение в отношении независимости и способности своих взрослых детей заботиться о себе и сообщать о более сильных индивидуальных напряжениях, чем их взрослые дети.

Большая часть исследований напряженности между родителями и взрослыми детьми до сих пор была сосредоточена на связи между матерью и дочерью или, когда включались отцы и сыновья, не рассматривала результаты отдельно по полу.Однако восприятие напряженности может варьироваться в зависимости от пола. Отношения с дочерьми, как правило, более эмоционально насыщены, связаны с большей близостью и конфликтами (Fingerman, 2001; Smetana, Daddis & Chuang, 2003). Матери также склонны иметь больше близости и конфликтов со своими детьми, чем отцы (Collins & Russell, 1991). В целом напряженность может быть более сильной с матерями или дочерьми, чем с отцами или сыновьями.

Из-за изменений в развитии и связанных с возрастом различий в уровнях развития напряженность, о которой сообщают родители и взрослые дети, также может варьироваться в зависимости от возраста взрослых детей (Fingerman, 1996).Например, семьи с детьми старшего возраста могут испытывать меньшую напряженность из-за увеличения автономии взрослых детей. По мере того как взрослые дети получают работу и заводят новые отношения, родители могут меньше беспокоиться об отсутствии независимости у своих взрослых детей. Уменьшение контактов по мере взросления детей также может привести к снижению напряженности (Akiyama, Antonucci, Takahashi, & Langfahl, 2003).

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность

Напряженность, скорее всего, влияет на качество отношений.В настоящем исследовании рассматриваются два аспекта качества взаимоотношений: аффективная солидарность и амбивалентность. Аффективная солидарность относится к положительным настроениям между членами семьи, включая привязанность, эмоциональную близость, доверие и уважение (Bengtson & Roberts, 1991; Bengtson, Giarrusso, Mabry, & Silverstein, 2002). Из-за заинтересованности в развитии родители склонны сообщать о большей эмоциональной солидарности со своим потомством, чем их потомство с ними (Shapiro, 2004).

В отличие от солидарности, амбивалентность между поколениями включает конфликтующие чувства или познания, которые возникают, когда социальные структуры не включают четких руководящих принципов для межличностного поведения или отношений (Connidis & McMullin, 2002). Эта социологическая или структурная амбивалентность возникает, когда роли включают противоречивые ожидания в отношении поведения. Пол и поколение являются важными структурными детерминантами амбивалентности в отношениях родителей и взрослых детей. Эта структурная амбивалентность приводит к психологической амбивалентности, которая определяется как переживание положительных и отрицательных чувств по поводу одних и тех же отношений (Luescher & Pillemer, 1998).Например, дочь может одновременно испытывать чувство любви и раздражения по отношению к матери. Скорее всего, факторы, помимо социальных ролей, предсказывают большую или меньшую амбивалентность. В частности, определенные противоречия могут быть связаны с амбивалентностью.

Влияние напряженности на аффективную солидарность и амбивалентность может варьироваться в зависимости от темы напряжения. Фактически, небольшое количество исследований показывает, что напряженность в отношениях между родителем и взрослым ребенком связана с меньшим вниманием к отношениям и амбивалентностью.Фингерман (1996) обнаружил, что матери, которые чувствовали себя исключенными своими дочерьми, меньше уважали отношения. Точно так же дочери, которые сообщали о напряженности из-за того, что их матери непреднамеренно советовали, выказывали меньше внимания отношениям. Родители сообщали о большей двойственности, когда их дети были слишком заняты, чтобы проводить с ними время (Peters, Hooker, & Zvonkovic, 2006). Взрослые дети сообщали о большей амбивалентности по отношению к родителям, которые раньше были отвергающими и враждебными (Willson, Shuey, & Elder, 2003).

Некоторые исследования показывают возможную связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. Фингерман (1996) обнаружил, что матери и дочери, которые связывали напряженность с раздражающим поведением / привычками, больше уважали отношения. Родители склонны сообщать о большей амбивалентности, когда их дети не достигли статуса взрослых (брак, дети и работа) или имеют финансовые трудности (Fingerman, Chen, Hay, Cichy, & Lefkowitz, 2006; Pillemer & Suitor, 2002; Willson, Shuey, Elder, & Wickrama, 2006).Родители также сообщают о большей амбивалентности, когда взрослые дети оказывают помощь и поддержку в решении их проблем со здоровьем (Spitze & Gallant, 2004). Точно так же взрослые дети склонны сообщать об амбивалентности, когда они ожидают заботы родителей и проблем со здоровьем (Willson et al., 2003; Wilson et al., 2006). Напряженность в отношениях, скорее всего, имеет большее влияние на общее восприятие отношений, чем индивидуальная напряженность, потому что она связана с фундаментальной напряженностью во взаимодействии диады.

Настоящее исследование

Настоящее исследование стремилось внести вклад в литературу о взаимоотношениях между поколениями несколькими способами.В отличие от предыдущего исследования, в котором описывалась напряженность и / или исключались отцы и сыновья, мы включили рейтинги напряженности со стороны матерей, отцов и их сыновей и дочерей молодого и среднего возраста. Кроме того, мы исследовали связи между напряжением, аффективной солидарностью и амбивалентностью. В этом исследовании были изучены два вопроса:

1) Различаются ли представления об отношениях и индивидуальной напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка?

Основываясь на гипотезах о ставке развития и расколе, а также на предыдущих качественных исследованиях напряженности, мы предсказали, что родители будут сообщать о более сильных личных напряжениях, чем их взрослые дети (из-за опасений за независимость своих детей), а взрослые дети будут сообщать о более интенсивных напряжениях в отношениях чем их родители (из-за раздражения по поводу того, что родители больше вкладывают средства в галстук; Кларк и др., 1999; Пальчик, 1996). Кроме того, на основе литературы, посвященной гендерным конфликтам и конфликтам между родителями и детьми, мы предсказали, что диады с матерями или дочерьми будут сообщать о более сильной напряженности, чем диады с отцами или сыновьями. Мы также прогнозировали, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности из-за увеличения автономии взрослых детей и уменьшения контактов.

2) Связаны ли отношения и индивидуальная напряженность с качеством отношений (аффективная солидарность и амбивалентность)?

Поскольку напряженность в отношениях связана с общими проблемами диадного взаимодействия, а не с поведением одного члена диады, мы предсказали, что члены семьи, сообщающие о более интенсивных напряжениях в отношениях, будут сообщать о более низкой солидарности и более высокой амбивалентности.Мы предположили, что связь между напряженностью в отношениях и качеством отношений будет больше, чем связь между индивидуальной напряженностью и качеством отношений.

Метод

Участники

Участники были из исследования семьи взрослых (Fingerman, Lefkowitz, & Hay, 2004), которое включало 158 (N = 474) семейных триад (мать, отец, взрослый ребенок), проживающих в столичном районе Филадельфии. . Участники прошли индивидуальные телефонные и видеозаписи интервью, а также оценили напряженность и качество отношений на бумаге и карандашом.включает образец описания. Отбор участников включал метод стратифицированной выборки по возрасту взрослого ребенка (от 22 до 33, от 34 до 49), полу и этнической принадлежности взрослых детей. Набор большей части выборки происходил из списка, приобретенного у Genesys Corporation (85%), а оставшаяся часть (15%) — из удобной выборки (например, снежный ком, реклама и церковные бюллетени). Метод удобной выборки помог увеличить выборку афроамериканцев и добиться большего разброса в качестве взаимоотношений (Karney, Davila, & Cohan, 1995).Процедуры выборки происходили с равным распределением по стратификационным группам по полу, возрасту и этнической принадлежности.

Таблица 1

Характеристики выборки

и стандартные отклонения

902 901

32

9013 Повторный брак

Взрослые Дети
(n = 158)
Отцы
(n = 158)
Матери
(n = 158)
Возраст 34.97 63,00 61,26
(7,28) (9,27) (8,79)
1432

1432

(1,97) (2,80) (2,66)
Физическое здоровье, самооцененное a 3,75 3.34 3,27
(0,85) (0,94) (1,01)
Пропорции
Женщины 0,52 0,00 1,00
Этническая принадлежность
0,32 0,32
Американец европейского происхождения 0,68 0,68 0,68
Семейное положение 0,61 0,90 0,89
Другое 0,39 0,10 0.11

Родители завершили измерения напряженности и качества их отношений с целевым ребенком, и целевой ребенок сообщил о каждом из своих родителей. Триады состояли из взрослых детей (в возрасте от 22 до 49 лет; 48% мужчин) и их матерей и отцов (в возрасте от 40 до 84 лет), которые жили в пределах 50 миль друг от друга. Исследователи не включали тех, кто вместе проживал в исследовании. Треть выборки составляли афроамериканцы, а остальные — европейские американцы.61% взрослых детей состояли в браке, а 87% родителей состояли в браке друг с другом. Всего 4 отца не выполнили измерения напряженности.

Меры

Напряженность

Участники выполнили оценку из 16 пунктов, оценивающую степень, в которой они испытали напряженность со своим взрослым ребенком / матерью / отцом за последние 12 месяцев в отношении конкретных проблемных тем. Мы извлекли темы напряженности из предыдущего исследования напряженности родителей и взрослых детей (Clarke et al., 1999; Fingerman, 1996, Hagestad, 1987; Морган, 1989; Talbott, 1990).

Указания по измерению напряжения были следующими: «Ниже приведены вопросы, которые могут вызвать напряжение между родителями и их взрослым сыном или дочерью. Напряжение означает, что по крайней мере один человек обеспокоен, даже если он не говорит об этом. Пожалуйста, укажите степень, в которой каждая из этих проблем вызывает напряжение у вас или вашего родителя / ребенка по шкале от: 1 (совсем нет), 2 (немного), 3 (немного), 4 (совсем немного), до 5 (очень много).Таким образом, каждая напряженная тема получила оценку интенсивности напряженности.

Когда напряженность касалась родителей или взрослого ребенка (например, домашнее хозяйство, работа, финансы, здоровье и воспитание детей), мы спрашивали о напряженности отдельно для родителей и взрослых детей. Когда напряжение относилось к диадическим взаимодействиям (например, личностным различиям), мы спрашивали о напряженности только один раз.

Мы рассматривали напряженность как две шкалы: отношения и индивидуальные напряжения. Мы создали весы, вычислив среднее значение элементов.Чтобы проверить обоснованность этих двух теоретических категорий, восемь исследователей социальных наук сгруппировали темы в две категории. Если по крайней мере шесть оценщиков (0,75) соглашались по теме, мы считали это допустимым примером категории. Напряженность в отношениях включала: частоту контактов, личностные различия, незапрашиваемые советы, прошлые проблемы в отношениях и воспитание детей. Индивидуальные противоречия включали: финансы, ведение домашнего хозяйства, образ жизни, работу / образование и здоровье. Все противоречия, кроме двух: политика / религия и отношение к другим, подпадают под эти две категории.Альфа Кронбаха продемонстрировала статистическую надежность теории двух категорий; 0,75 для напряженности в отношениях и 0,86 для индивидуальной напряженности.

Аффективная солидарность

Мы оценили положительные чувства по поводу отношений с помощью индекса аффективной солидарности Бенгтсона (Bengtson & Schrader, 1982), в котором участники указали, насколько они доверяют, понимают, уважают, испытывают привязанность и чувствуют своего взрослого ребенка / матери. / отец оценивается по шкале от 1 (плохо) до 5 (очень хорошо).Общая оценка складывается из пяти пунктов (α = 0,85).

Амбивалентность

Как это часто бывает в появляющейся литературе, относящейся к амбивалентности (Fingerman et al., 2006; Willson et al., 2003), мы создали меру амбивалентности с оценками положительных и отрицательных аспектов отношений, первоначально использовавшихся в исследование American Changing Lives (Umberson, 1992). Хотя косвенные оценки могут отражать восприятие различий в отношениях между социальными партнерами (Priester & Petty, 2001), этот подход связан с другими мерами амбивалентности (Willson et al., 2003) и может быть более эффективным, чем прямой опрос участников об их смешанных чувствах (Pillemer & Suitor, 2002). Людям может быть трудно оценить свои смешанные чувства, но меньше проблем с оценкой того, насколько они позитивны и негативны (Luescher & Pillemer, 1998). Положительная оценка включала два пункта (насколько он / она заставляет вас чувствовать себя любимыми и заботливыми, насколько он / она вас понимает). Отрицательная оценка включала два пункта (насколько он / она вас критикует, насколько он / она предъявляет к вам требования) с оценками от 1 (совсем нет) до 5 (много).Мы использовали формулу подобия и интенсивности компонентов Гриффина для расчета амбивалентности [(положительный + отрицательный) / 2- | положительный — отрицательный |] + 1,5 (Thompson, Zanna, & Griffin, 1995). Более высокие баллы отражают большую амбивалентность.

Поколение, пол и возраст

Поколение и пол родителей включали четыре категории: 1 (взрослый ребенок сообщает об отце), 2 (взрослый ребенок сообщает о матери), 3 (мать сообщает о взрослом ребенке) и 4 (отец отчетность на взрослого ребенка). Мы разделили семьи по возрасту и полу взрослых детей на: 0 (возраст от 22 до 33), 1 (возраст от 34 до 49) и 0 (дочь), 1 (сын).

Ковариаты

Мы кодировали этническую принадлежность как 0 (европейский американец), 1 (афроамериканец). Образование состояло из количества завершенных лет обучения (от 7 до 18). Участники оценили свое здоровье от 1 (плохо) до 5 (отлично). Участники также заполнили шкалу управления впечатлениями из 10 пунктов Сбалансированного перечня социально желательных реакций (Paulhus, 1984; 1991), чтобы изучить, в какой степени участники представили положительный имидж, а не ответили правдиво.Участники отметили согласие от 1 (неверно) до 7 (очень верно) с такими пунктами, как: «Иногда я лгу, если нужно» и «Я никогда не брал вещи, которые мне не принадлежат» (α = 0,66 ).

Стратегия анализа

Поскольку данные включали нескольких респондентов из одной семьи (например, взрослого ребенка, матери и отца) и детей, представленных обоими родителями, мы использовали многоуровневое моделирование для учета вложенных данных (SAS PROC MIXED; Littell , Милликен, Строуп и Вольфингер, 1996; Зингер, 1998).PROC MIXED идеально подходит для этого типа данных, в котором существует несколько зависимостей (например, между членами семьи и между ответами одного и того же человека). В частности, мы оценили модели, которые включали случайный семейный эффект (подразумевающий корреляцию наблюдений внутри одной семьи) и случайный родитель / ребенок в семейном эффекте, который позволял матери и отцу сообщать об одном и том же ребенке и отчетам ребенка об обоих родителях. коррелировать. Модели включали два уровня, в которых переменные верхнего уровня включали характеристики семейной триады (например,g., возраст взрослого ребенка, пол взрослого ребенка, этническая принадлежность), а переменные более низкого уровня включали характеристики родителя или взрослого ребенка (например, пол родителя, оценки напряженности или качества отношений, социально желательная реакция, состояние здоровья). Характеристики верхнего уровня варьировались между семьями, тогда как переменные более низкого уровня варьировались внутри семьи. Мы рассматривали этническую принадлежность, образование и здоровье как коварианты, потому что они часто связаны с качеством отношений (Birditt & Antonucci, 2007; Hill & Sprauge, 1999) и социально желательной реакцией, потому что люди могут сообщать о меньшей напряженности, чтобы казаться социально желательными (Birditt И Fingerman, 2003).В целях экономии времени ковариаты не отображаются в таблицах.

Анализ состоял из трех этапов. Сначала мы провели описательный анализ. Затем мы оценили модели, чтобы оценить, варьируется ли интенсивность тем напряженности в зависимости от поколения, пола родителей, пола взрослого ребенка и возраста взрослого ребенка. Таким образом, шкалы для тем взаимоотношений и отдельных тем были переменными результата. Наконец, мы оценили модели, чтобы изучить связи между интенсивностью темы напряженности, аффективной солидарностью и амбивалентностью.Индивидуальные противоречия и напряженность в отношениях были предикторами, а шкалы качества отношений — результатами.

Результаты

Результаты представлены в трех разделах. В первом разделе мы суммируем описательную статистику. Во втором и третьем разделах мы описываем результаты двух наборов многоуровневых моделей, изучающих, варьируется ли напряженность в зависимости от характеристик семей, родителей и их взрослых детей, и предсказывает ли напряженность различия в качестве отношений.

Описательные

Мы рассчитали описательную статистику, чтобы дать общую картину интенсивности напряженности, агрегированной между родителями и взрослыми детьми. Напряженность в отношениях была немного более интенсивной (M = 1,89, SD = 0,76), чем индивидуальная напряженность согласно парному выборочному t-критерию (M = 1,83, SD = 0,75; t = 2,46, p <0,05). Хотя средние оценки интенсивности были довольно низкими, 94% участников отметили, по крайней мере, небольшое напряжение в отношении по крайней мере одной из тем отношений или индивидуального напряжения.Корреляции выявили относительно высокую связь между отношениями и индивидуальной напряженностью (r = 0,71, p <0,01). Хотя исследования показывают, что проблемными являются только корреляции выше 0,80 (Licht, 1995), мы рассмотрели, были ли проблемы из-за мультиколлинеарности в более поздних анализах. включает все другие корреляции.

Таблица 2

Корреляции между напряжениями и переменными качества взаимоотношений

солидарность

51 9012

Темы напряженности по поколениям, полу и возрасту взрослых детей

Мы использовали двухуровневые многоуровневые модели, чтобы проверить, варьируется ли интенсивность отношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка с двумя моделями: одна для напряженности в отношениях и один для индивидуальных напряжений ().Поскольку ни одно из взаимодействий между возрастом, полом и поколением не было значимым, мы удалили их из моделей. Чтобы изучить вариации по полу родителей и поколений, мы включили четыре запланированных контраста (мать против ребенка, отец против ребенка, мать против отца, восприятие ребенком матери и отца).

Таблица 3

Интенсивность взаимоотношений и индивидуальная напряженность в зависимости от поколения, пола и возраста взрослого ребенка

Отношения
напряжений
Индивидуальные напряженности Аффективные
солидарность
Индивидуальные противоречия 71 **
Аффективная солидарность -.43 ** −.22 **
Амбивалентность .44 ** .33 ** −.52 **

9040

45 1,00

Разница между семьей

2 логарифмическая вероятность

Родство Индивидуальное
B SE SE

F B SE B F
Поколение / пол родителя 2.80 * 6,00 **
Запланированные контрасты
2,34 11,76 **
Мать против взрослого ребенка 0,09 6.93 **
Мать против отца 1,21 0,40
Ребенок о матери против отца 2,06
Пол взрослого ребенка (сына) −0,17 0,08 5,00 * −0,16 0.08 4,03 *
Возраст взрослого ребенка (от 34 до 49 лет) 0,17 0,08 4,74 * 0,08 0,08
0,14 0,03 4,98 ** 0,17 0,03 5,43 **
Различия между родителями и детьми в семье 0,002 0.03 0,10 0,02 0,02 0,90
Остаточная дисперсия 0,34 0,03 12,05 ** 0,29 1237,4 ** 1206,5 **

Как и ожидалось, напряженность в отношениях варьировалась в зависимости от пола (родителя и взрослого ребенка) и в зависимости от пола взрослый ребенок, но возрастной эффект оказался противоположным ожидаемому направлению.В тексте приведены расчетные средства, помогающие интерпретировать запланированные контрасты, представленные в. Потомство сообщило о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями (M = 1,92, SE = 0,06), чем с отцами (M = 1,76, SE = 0,06). Семьи с дочерьми (M = 1,96, SE = 0,05) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с сыновьями (M = 1,79, SE = 0,06). Семьи со взрослыми детьми старшего возраста (M = 1,96, SE = 0,06) сообщили о более сильной напряженности в отношениях, чем семьи с более молодыми взрослыми детьми (M = 1.79, SE = 0,06). Напряженность в отношениях между матерями и отцами и поколениями не различалась.

Индивидуальные противоречия различаются в зависимости от поколения и пола ребенка. Как и предполагалось, матери (M = 1,94, SE = 0,06) и отцы (M = 1,90, SE = 0,06) сообщили о более сильной индивидуальной напряженности, чем взрослые дети, по отношению к своим матерям (M = 1,76, SE = 0,06) или отцам. (M = 1,67, SE = 0,06). Семьи с дочерьми сообщили о более сильной индивидуальной напряженности (M = 1,90, SE = 0,06), чем семьи с сыновьями (M = 1.74, SE = 0,06). Индивидуальная напряженность не зависела от пола родителей или возраста взрослого ребенка.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

В следующем анализе мы использовали двухуровневые многоуровневые модели для изучения связи между отношениями и индивидуальной напряженностью, аффективной солидарностью и амбивалентностью (). Из-за высокой корреляции между индивидуальной напряженностью и напряженностью отношений мы оценили модели с двумя шкалами вместе в качестве предикторов в одних и тех же моделях, а также с двумя шкалами в качестве предикторов в отдельных моделях, чтобы проверить, были ли проблемы при оценке параметров из-за множества факторов. коллинеарность.Когда предикторы были введены вместе, мы обнаружили, что индивидуальная напряженность предсказывала большую аффективную солидарность, но не показывала связи с амбивалентностью, тогда как напряженность в отношениях предсказывала более низкую аффективную солидарность и большую амбивалентность. Мы обнаружили разные результаты, когда предикторы вводились отдельно, что указывает на возможные проблемы с оценкой из-за мультиколлинеарности. Таким образом, мы представляем модели с введенными отдельно шкалами. Мы оценили четыре модели с аффективной солидарностью и амбивалентностью как результаты, а индивидуальную напряженность (модели 1 и 3) и напряженность в отношениях (модели 2 и 4) как отдельные предикторы.Мы включили поколение / пол родителей, пол взрослого ребенка, возраст взрослого ребенка, самооценку здоровья, социальную желательность, образование и этническую принадлежность в качестве ковариат.

Таблица 4

Аффективная солидарность и амбивалентность как функция интенсивности напряжения

2 9011 90112

062

9032

9032

9032

31 между членами семьи08

*

Аффективная солидарность Амбивалентность
Модель 1 Модель 2 Модель 2

B SE B F B SE B F B SE B F SE
Межличностная напряженность
0,18 81,37 ** 0,60 0,06 103,65 ** -0,68 0,19 12,13 ** 0,41 0,06 41,68 **
0,59 5,26 ** 3,87 0,68 5,67 ** 0,13 0,05 2,49 3,3 901 901 901 901 901 901 901 901
Разница между родителями и детьми
внутри семьи
0,05 0,46 0,10 0,08 0,49 0,15 0,11 0,06 1,74 0.08 0,06 1,29
Остаточная дисперсия 6,18 0,51 12,14 ** 6,66 0,55 12,17 12,17 0,76 0,06 12,16 **
— 2 логарифмическая вероятность 2960,60 ** 3027.80 ** 1637.30 ** 1692,10 **

Модели и аффективные ассоциации выявили значимые ассоциации. Как предполагалось, более сильная напряженность в отношениях предсказывала меньшую аффективную солидарность. Более сильная индивидуальная напряженность также предсказывала более низкую солидарность. Модели, предсказывающие амбивалентность, показали, что более интенсивные отношения и индивидуальная напряженность предсказывают большую амбивалентность.Поскольку предыдущая литература показала, что напряженность в отношениях предсказывает более низкое качество отношений, чем индивидуальная напряженность, мы сравнили силу связи между напряженностью в отношениях и качеством отношений с силой связи между индивидуальной напряженностью и качеством отношений. В частности, мы статистически сравнили степень согласия моделей с оценками логарифмического правдоподобия −2 (Singer & Willett, 2003). Оценка степени согласия включает вычитание оценок логарифмического правдоподобия −2 двух моделей и изучение разницы в распределении хи-квадрат со степенью свободы, равной 1.Сравнение показателей согласия показало, что модели с напряжением в отношениях как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности обладали значительно лучшим соответствием, чем модели с индивидуальным напряжением как предиктором аффективной солидарности и амбивалентности (p <0,01).

Обсуждение

Используя уникальную выборку триад европейского и афроамериканского родителей и взрослого ребенка, это исследование поддерживает гипотезу эволюционного раскола и вносит свой вклад в литературу по нескольким направлениям.Настоящее исследование показало, что большинство родителей и взрослых детей испытывали хотя бы небольшое напряжение друг с другом. Кроме того, влияние этих напряжений на качество отношений варьировалось в зависимости от темы напряжения, при этом некоторые темы напряжения более тесно связаны с общим качеством отношений, чем другие. Это исследование также показывает, что структурные или возрастные различия в интенсивности напряжения не всегда совпадают по темам напряжения. Например, хотя потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях с матерями, чем с отцами, не было различий между матерями и отцами в их восприятии отношений или личных противоречий.Также были отмечены возрастные различия в сообщениях о напряженности в отношениях, но не было таких различий в сообщениях об индивидуальной напряженности.

Напряженность по поколениям, полу и возрасту

Родители и взрослые дети в одних и тех же семьях по-разному воспринимали интенсивность напряжения. Интересно, что, несмотря на высокую корреляцию между отношениями и индивидуальной напряженностью, ее предикторы различались. В соответствии с нашей гипотезой, матери и отцы сообщали о более сильной индивидуальной напряженности (например,g., финансы, образование и здоровье), чем их взрослые дети. Этот результат аналогичен подростковой литературе, в которой говорится, что родители больше расстраиваются из-за конфликтов с детьми-подростками и что они склонны размышлять об этих взаимодействиях больше, чем их дети (Larson & Richards, 1994; Steinberg, 2001). Этот вывод особенно интересен, потому что он указывает на то, что родители все еще больше расстраиваются, когда дети становятся старше, но что различия между поколениями специфичны для индивидуальных напряжений, а не для напряженности в отношениях.Этот вывод может отражать гипотезу о ставке развития или концепцию разногласий в развитии, при которой большее внимание родителей к узам также может привести к большему напряжению родителей (Fingerman, 1996). Различия между поколениями в восприятии личных противоречий могут быть признаком того, что родители хотят, чтобы их дети достигли независимого статуса. Родители часто обеспокоены независимостью своих детей и продолжают прилагать усилия, чтобы социализировать своих детей во взрослой жизни (Fingerman & Pitzer, 2007).Родители могут предпочесть приписать напряженность индивидуальной напряженности, а не напряженности в отношениях, как средство поддержания близких отношений со своими детьми.

Хотя мы предсказывали, что взрослые дети будут сообщать о более серьезных темах напряженности в отношениях, чем их родители, мы не обнаружили различий между поколениями в сообщениях на эти темы напряженности. Напряженность в отношении параметров отношений может быть результатом продолжающейся межличностной динамики, а не структурных переменных.Например, эти противоречия могут включать в себя проблемы, возникшие в начале отношений и сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Кроме того, поскольку эти противоречия связаны с восприятием диадических взаимодействий, возможно, что оба индивида с большей вероятностью будут осознавать наличие проблемы по сравнению с индивидуальными напряжениями, которые связаны с одним из индивидов, а не диадой. Например, родители могут никогда не сообщать о своем раздражении по поводу финансового положения своего взрослого ребенка (индивидуального напряжения), тогда как напряжение в отношении личностных различий может быть более очевидным при взаимодействии друг с другом.

Это исследование также продемонстрировало, что гендерные различия детей в интенсивности конфликта, обычно обнаруживаемые в исследованиях родителей и подростков, по-видимому, сохраняются и во взрослой жизни (Smetana et al., 2003). Семьи с дочерьми сообщили, что отношения и индивидуальная напряженность были более интенсивными, чем семьи с сыновьями. Этот вывод согласуется с исследованиями, показывающими, что отношения с дочерями более эмоционально насыщены, чем отношения с сыновьями (Rossi & Rossi, 1990).В семьях могут быть более сильные трения с дочерьми, потому что родители больше контактируют с дочерьми, чем с сыновьями.

Мы предсказывали, что матери будут сообщать о более сильной напряженности, чем отцы. Однако не было различий между отцами и матерями в их отчетах об интенсивности напряжения. Отсутствие различий между матерями и отцами в их восприятии является несколько неожиданным, учитывая, что матери часто сообщают о большей эмоциональной активности и вложениях в своих детей, чем отцы (Collins & Russell, 1991; Rossi & Rossi, 1990).Этот результат также удивителен, учитывая, что в подростковой литературе указывается, что пол родителей часто является более значимым предиктором моделей взаимодействия, чем пол ребенка (Hauser et al., 1987; McHale, Crouter, & Whiteman, 2003). Различия между матерями и отцами могут исчезнуть в течение взрослой жизни, когда родители станут старше, а темы напряженности станут менее специфичными для пола. Например, теория гендерной интенсификации предполагает, что дети испытывают усиление гендерных ролей в подростковом возрасте, что совпадает с большей социализацией родителей по половому типу (Hill & Lynch, 1983).Однако эмпирическая литература по этой теории показала, что это усиление сильно зависит от контекста (Alfieri, Ruble & Higgins, 1996; Crouter, Manke, & McHale, 1995). Поэтому проблемы во взрослом возрасте могут быть более гендерно нейтральными (по сравнению с подростковым возрастом) и могут вызывать меньшие гендерные различия в том, как родители относятся к отношениям. Следовательно, родители могут столкнуться с уменьшением своих родительских ролей в зависимости от пола, что приведет к более идиосинкразическим отношениям.

Интересно, что хотя матери и отцы одинаково воспринимали напряженность, потомки сообщали о более сильной напряженности в отношениях со своими матерями, чем с отцами.Это открытие может быть связано с более сильным чувством близости матери со своим потомством, чем отцов (Rossi & Rossi, 1990). Матери могут требовать большей близости и, как правило, более навязчивы, чем отцы (Fingerman, 1996).

Мы предсказывали, что семьи с детьми старшего возраста будут сообщать о меньшей напряженности в целом из-за возрастного увеличения автономии детей и уменьшения частоты контактов, но вместо этого обнаружили, что семьи со взрослыми детьми старшего возраста сообщают о более сильной напряженности в отношениях.В соответствии с гипотезой разногласий в развитии родители и взрослые дети могут испытывать все более противоречивые представления о важности своих отношений друг с другом. Дети среднего возраста могут быть менее вовлечены в связь между родителями и детьми, чем дети младшего возраста, потому что они с большей вероятностью создали свои собственные семьи и столкнулись с многочисленными ролевыми требованиями. Таким образом, в то время как родители становятся более заинтересованными в своих отношениях со своими взрослыми детьми, взрослые дети могут становиться все менее заинтересованными по мере взросления, создавая еще более сильную напряженность в отношениях.

Напряженность, аффективная солидарность и амбивалентность

Согласно гипотезе, напряженность в отношениях более тесно связана с качеством отношений, чем индивидуальная напряженность. И отношения, и индивидуальная напряженность предсказывали большую амбивалентность и меньшую аффективную солидарность, но напряженность в отношениях была более тесно связана с качеством отношений, чем отдельные темы напряжения. Эти результаты важны, потому что они показывают, что, хотя большинство родителей и взрослых детей испытывают хотя бы небольшое напряжение, некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие.Для родителей и их детей важно поддерживать хорошие отношения на протяжении всей жизни по ряду причин. Например, качество отношений связано с благополучием и здоровьем (Fingerman et al., В печати; Lowenstein, 2007; Silverstein & Bengtson, 1991), а отношения между родителями и детьми являются важным источником поддержки и помощи для как родители, так и дети (Silverstein & Bengtson, 1997; Shaw et al., 2004).

Кроме того, интересно, что противоречия по отдельным темам могут отрицательно сказаться на взглядах родителей и детей друг на друга в целом.Напряженность в отношениях связана с фундаментальными проблемами диадического взаимодействия. Таким образом, интуитивно понятно, что напряженность в отношениях будет иметь большее значение для общего негативного мнения об отношениях. Возможно, что эти темы напряженности вредны, потому что они представляют собой давние противоречия, которые трудно изменить. Действительно, исследователи обнаружили, что отрицательные детские переживания связаны с амбивалентными чувствами во взрослом возрасте (Willson et al., 2003). Исследователи также обнаружили, что нежелательные советы связаны с меньшим вниманием друг к другу в отношениях матери и дочери (Fingerman, 1996).Эта более глобальная напряженность в отношениях может иметь широкое влияние на то, как родители и дети смотрят друг на друга в целом, что в конечном итоге может иметь последствия для обмена поддержкой, здоровья и благополучия.

Вывод, сделанный в настоящем исследовании, о том, что индивидуальная напряженность предсказывает более низкое качество отношений, согласуется с результатами исследования, касающегося амбивалентности в отношениях родитель-ребенок. В этих исследованиях изучались связи между структурными переменными (например, уход, брак, карьера, финансы) и амбивалентностью (Pillemer & Suitor, 2002; Willson et al., 2006) и обнаружил, что родители и взрослые дети сообщают о большей амбивалентности, когда дети не достигли статуса взрослых и независимости. Индивидуальные противоречия в этом исследовании могут отражать беспокойство и раздражение родителей по поводу прогресса их детей во взрослом возрасте. Это исследование продвигает эти результаты еще дальше и показывает, что родители и взрослые дети, сообщающие об этой напряженности, также сообщают о большей амбивалентности и меньшей эмоциональной солидарности. Интересно, что личная напряженность менее вредна для качества отношений, чем напряженность в отношениях.Возможно, родители и дети с меньшей вероятностью будут сообщать о своем раздражении относительно личных противоречий. Например, родители могут испытывать раздражение по поводу финансов или образования своих детей, о котором они никогда не сообщают, и, таким образом, эти проблемы менее пагубно сказываются на отношениях в целом. Также возможно, что эти противоречия менее вредны, потому что они отражают беспокойство или беспокойство друг о друге, а не фундаментальные проблемы во взаимоотношениях.

Ограничения и направления будущих исследований

Есть несколько ограничений, на которые следует обратить внимание в будущих исследованиях.Эта выборка несколько необычна и может быть весьма функциональной, поскольку большинство родителей все еще состояли в браке и желали участвовать в обширном опросе. Таким образом, хотя мы стремились разработать более полную оценку напряженности, мы, возможно, недостаточно представили семьи, которые менее функциональны и могут испытывать более серьезные напряжения, такие как пренебрежение, жестокое обращение, химическая зависимость и психологические расстройства. Из поперечного дизайна также неясно, предсказывает ли качество отношений (амбивалентность, аффективная солидарность) изменения интенсивности напряженности или наоборот, и будущие исследования должны изучить эти ассоциации с течением времени.Кроме того, ученые подвергли критике косвенное измерение амбивалентности, поскольку высокие баллы могут отражать дифференцированный взгляд на тему или восприятие разногласий между социальными партнерами, а не одновременные положительные и отрицательные чувства (Priester & Petty, 2001). В будущей работе следует учитывать последствия напряженности как для косвенной, так и для прямой оценки амбивалентности. Наконец, дальнейшие исследования должны оценить типы стратегий выживания, используемых в ответ на напряженность.Например, некоторые родители и взрослые дети могут избегать обсуждения определенного напряжения, в то время как другие могут спорить. Эти разные стили могут иметь уникальные последствия для качества отношений (Birditt & Fingerman, 2005; Fingerman, 1998).

Это исследование продвигает эту область, исследуя восприятие тем напряженности среди матерей, отцов и взрослых детей и последствия этих напряжений для аффективной солидарности и амбивалентности. Это исследование также очень необычно из-за большого количества включенных в него афроамериканских семей.Большинство исследований в семейной литературе охватывало только американцев европейского происхождения. Таким образом, наши результаты более распространены на разнообразную популяцию. Это исследование демонстрирует важность рассмотрения нескольких точек зрения на отношения. Родители и взрослые дети, состоящие в одних и тех же отношениях, по-разному воспринимают причины напряженности, и это восприятие может иметь разные последствия для качества отношений. Напряженность связана с большей амбивалентностью и более низкой аффективной солидарностью.Исследователям и практикам важно осознавать, что восприятие напряженности различается между семьями, внутри семьи и внутри человека в отношении различных отношений. Это исследование также показывает, что структурные вариации и вариации напряженности в развитии во многом зависят от темы напряжения и что некоторые темы напряжения могут быть более вредными для отношений, чем другие. Эти результаты имеют важное значение из-за длительного и далеко идущего воздействия отношений родитель-ребенок на благополучие, здоровье и поддержку.Следующие шаги включают изучение того, как родители и взрослые дети справляются с напряжением, и последствия этого напряжения для качества отношений с течением времени.

Благодарности

Это исследование было поддержано грантом R01AG17916 «Проблемы между родителями и потомством во взрослом возрасте» и R01 AG027769, «Психология передачи из поколения в поколение» Национального института старения. Мы хотели бы поблагодарить Кристин Айроуч и Программу развития жизненного пути за их полезные комментарии.Мы также хотели бы поблагодарить Кристину Хартман и Николь Фриззелл за их помощь в подготовке рукописи и Брэди Уэста за его помощь со статистическими моделями.

Сноски

Заявление издателя: Следующая рукопись является окончательно принятой рукописью. Он не подвергался окончательному редактированию, проверке фактов и корректуре, необходимой для официальной публикации. Это не окончательная версия, проверенная издателем. Американская психологическая ассоциация и ее Совет редакторов отказываются от какой-либо ответственности или обязательств за ошибки или упущения в этой версии рукописи, любой версии, полученной из этой рукописи NIH или другими третьими сторонами.Опубликованная версия доступна по адресу http://www.apa.org/journals/pag/

Более ранняя версия этой статьи была представлена ​​на собрании Геронтологического общества Америки в Далласе, штат Техас, ноябрь 2006 г., и в Обществе Встреча по изучению человеческого развития State College, PA, октябрь 2007 г.

Ссылки

  • Akiyama H, Antonucci T, Takahashi K, Langfahl ES. Негативное взаимодействие в близких отношениях на протяжении всей жизни. Журналы геронтологии: Серия B: Психологические и социальные науки.2003; 58: P70 – P79. [PubMed] [Google Scholar]
  • Альфиери Т., Рубль DN, Хиггинс ET. Гендерные стереотипы в подростковом возрасте: изменения в развитии и переход в неполную среднюю школу. Психология развития. 1996; 32: 1129–1137. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В., Джарруссо Р., Мабри Дж. Б., Сильверстайн М. Солидарность, конфликты и двойственность: взаимодополняющие или конкурирующие взгляды на отношения между поколениями? Журнал брака и семьи. 2002. 64: 568–576. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Kuypers JA.Различия между поколениями и интерес к развитию. Старение и человеческое развитие. 1971; 2: 249–260. [Google Scholar]
  • Бенгтсон В.Л., Робертс РЕЛ. Солидарность поколений в стареющих семьях: пример построения формальной теории. Журнал брака и семьи. 1991; 53: 856–870. [Google Scholar]
  • Bengtson VL, Schrader SS. Родительско-дочерние отношения. В: Mangen DJ, Peterson WA, редакторы. Социальные роли и социальное участие. Университет Миннесоты Пресс; Миннеаполис, Миннесота: 1982.С. 115–129. [Google Scholar]
  • Birditt KS, Antonucci TC. Профили качества взаимоотношений и благополучия среди взрослых, состоящих в браке. Журнал семейной психологии. 2007; 21: 595–604. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Возрастные и гендерные различия в описании взрослыми эмоциональных реакций на межличностные проблемы. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2003; 58: P237 – P245. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бердитт К.С., Фингерман К.Л. Становимся ли мы лучше в выборе сражений? Возрастные различия в описании поведенческих реакций на межличностную напряженность.Журналы геронтологии: Психологические науки. 2005; 60B: P121 – P128. [PubMed] [Google Scholar]
  • Брайкер Х., Келли Х. Х. Конфликт в развитии близких отношений. В: Берджесс Р.Л., Хьюстон Т.Л., редакторы. Социальный обмен в развитии отношений. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1979. С. 135–168. [Google Scholar]
  • Кларк Э., Престон М., Раксин Дж., Бенгтсон В.Л. Типы конфликтов и трений между старшими родителями и взрослыми детьми. Геронтолог. 1999; 39: 261–270. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коллинз А., Рассел С.Отношения мать-ребенок и отец-ребенок в среднем детстве и юности: анализ развития. Обзор развития. 1991; 11: 99–136. [Google Scholar]
  • Connidis IA, McMullin JA. Социологическая амбивалентность и семейные узы: критическая точка зрения. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 558–567. [Google Scholar]
  • Crouter AC, Manke BA, McHale SM. Семейный контекст гендерной интенсификации в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 1995; 66: 317–329. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL.Источники напряжения в отношениях стареющей матери и взрослой дочери. Психология и старение. 1996; 11: 591–606. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Поджатые губы ?: Реакция стареющих матерей и взрослых дочерей на межличностную напряженность в их отношениях. Личные отношения. 1998. 5: 121–138. [Google Scholar]
  • Fingerman KL. Стареющие матери и их взрослые дочери: исследование смешанных эмоций. Издатели Springer; Нью-Йорк: 2001. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Chen PC, Hay EL, Cichy KE, Lefkowitz ES.Амбивалентные реакции в родительских и детско-взрослых отношениях. Журналы геронтологии: Психологические науки. 2006; 61B: P152 – P160. [PubMed] [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Lefkowitz ES, Hay EL. Учеба в семье взрослых. Университет Пердью; West Lafayette, IN: 2004. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer LM. Социализация в старости. В: Hastings PD, Grusec JE, редакторы. Справочник по социализации. Guilford Press; Нью-Йорк: 2007. С. 232–255. [Google Scholar]
  • Fingerman KL, Pitzer L, Lefkowitz ES, Birditt KS, Mroczek D.Двойственные качества взаимоотношений между взрослыми и их родителями: последствия для благополучия обеих сторон. Журналы геронтологии: Психологические науки. в прессе. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hagestad GO. Отношения родителей и детей в дальнейшей жизни: тенденции и пробелы в прошлых исследованиях. В: Ланкастер Дж. Б., Альтман Дж., Росси А. С., Шеррод Л. Р., редакторы. Воспитание на протяжении всей жизни. Алдин Де Грюйтер; Нью-Йорк: 1987. С. 405–433. [Google Scholar]
  • Hauser ST, Book BK, Houlihan J, Powers S, Weiss-Perry B, Follansbee D, Jacobson AM, Noam GG.Половые различия в семье: исследования взаимоотношений подростков и родителей в семье. Журнал молодежи и отрочества. 1987. 16: 199–220. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hill JP, Lynch ME. Усиление ролевых ожиданий, связанных с полом, в раннем подростковом возрасте. В: Брукс-Ганн Дж, Петерсен А.С., редакторы. Девочки в период полового созревания: биологические и психологические перспективы. Пленум Пресс; Нью-Йорк: 1983. С. 201–228. [Google Scholar]
  • Hill SA, Sprague J. Воспитание в черно-белых семьях: взаимодействие пола с расой и классом.Пол и общество. 1999; 13: 480–502. [Google Scholar]
  • Karney BR, Davila J, Cohan CL. Эмпирическое исследование стратегий выборки в семейных исследованиях. Журнал брака и семьи. 1995; 57: 909–920. [Google Scholar]
  • Larson RW, Richards MH. Семейные эмоции: испытывают ли молодые подростки и их родители одинаковые состояния? Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 567–583. [Google Scholar]
  • Licht MH. Множественная регрессия и корреляция. В: Grimm LG, Yarnold PR, редакторы.Чтение и понимание многомерной статистики. Американская психологическая ассоциация; Вашингтон, округ Колумбия: 1995. С. 19–64. [Google Scholar]
  • Littell RC, Milliken GA, Stroup WW, Wolfinger RD. Система SAS для смешанных моделей. SAS Institute Inc; Северная Каролина: 1996. [Google Scholar]
  • Левенштейн А. Конфликт солидарности и амбивалентность: тестирование двух концептуальных рамок и их влияние на качество жизни пожилых членов семьи. Журналы геронтологии: общественные науки. 2007; 62: S100 – S107.[PubMed] [Google Scholar]
  • Люшер К., Пиллемер К. Межпоколенческая амбивалентность: новый подход к изучению отношений между родителями и детьми в дальнейшей жизни. Журнал брака и семьи. 1998. 60: 413–425. [Google Scholar]
  • McHale SM, Crouter AC, Whiteman SD. Семейные контексты гендерного развития в детстве и юности. Социальное развитие. 2003. 12: 125–148. [Google Scholar]
  • Morgan DL. Приспосабливаться к вдовству: действительно ли социальные сети облегчают жизнь? Геронтолог.1989. 29: 101–107. [PubMed] [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Двухкомпонентные модели социально желательного реагирования. Журнал личности и социальной психологии. 1984; 46: 598–609. [Google Scholar]
  • Paulhus DL. Измерение и контроль смещения ответа. В: Робинсон Дж. П., Шейвер П. Р., Райтсман Л. С., редакторы. Меры личности и социально-психологические установки. Академическая пресса; Нью-Йорк: 1991. С. 17–59. [Google Scholar]
  • Петерс К.Л., Хукер К., Звонкович А.М. Восприятие старшими родителями амбивалентности в отношениях со своими детьми.Семейные отношения. 2006; 55: 539–551. [Google Scholar]
  • Pillemer K, Suitor JJ. Объяснение амбивалентности матери по отношению к своим взрослым детям. Журнал брака и семьи. 2002. 64: 602–613. [Google Scholar]
  • Priester J, Petty RE. Расширение основ субъективной амбивалентности отношения: межличностные и внутриличностные предпосылки оценочного напряжения. Журнал личности и социальной психологии. 2001; 80: 19–34. [PubMed] [Google Scholar]
  • Росси А.С., Росси PH. О человеческих связях: родительско-детские отношения на протяжении всей жизни.Альдин де Грюйтер; Нью-Йорк: 1990. [Google Scholar]
  • Ryff CD, Lee YH, Essex MJ, Schmutte PS. Мои дети и я: оценка взрослых детей и себя в среднем возрасте. Психология и старение. 1994; 9: 195–205. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шапиро А. Возвращаясь к разнице поколений: изучение взаимоотношений родителей / взрослых-детей. Международный журнал старения и человеческого развития. 2004. 58: 127–146. [PubMed] [Google Scholar]
  • Шоу Б.А., Краузе Н., Чаттерс Л.М., Коннелл К.М., Ингерсолл-Дейтон Б.Эмоциональная поддержка родителей в молодости, старении и здоровье. Психология и старение. 2004; 19: 4–12. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Солидарность поколений и структура взрослых детско-родительских отношений в американских семьях. Американский журнал социологии. 1997. 103: 429–460. [Google Scholar]
  • Silverstein M, Bengtson VL. Снижают ли тесные отношения между родителями и детьми риск смерти пожилых родителей? Журнал здоровья и социального поведения. 1991; 32: 382–395.[PubMed] [Google Scholar]
  • Singer JD. Использование SAS PROC MIXED для соответствия многоуровневым моделям, иерархическим моделям и индивидуальным моделям роста. Журнал образовательной и поведенческой статистики. 1998. 23: 323–355. [Google Scholar]
  • Singer JD, Willett JB. Прикладной лонгитюдный анализ данных. Издательство Оксфордского университета; Нью-Йорк: 2003. [Google Scholar]
  • Smetana JG, Daddis C, Chuang SS. «Убери свою комнату!»: Продольное исследование конфликта между подростками и родителями и разрешение конфликтов в афроамериканских семьях среднего класса.Журнал исследований подростков. 2003. 18: 631–650. [Google Scholar]
  • Spitze G, Gallant MP. «Горькое со сладким»: стратегии пожилых людей для преодоления амбивалентности в отношениях со своими взрослыми детьми. Исследования старения. 2004. 26: 387–412. [Google Scholar]
  • Стейнберг Л. Мы кое-что знаем: отношения родителей и подростков в ретроспективе и в перспективе. Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 1–19. [Google Scholar]
  • Talbott MM. Отрицательная сторона отношений между вдовами старшего возраста и их взрослыми детьми: взгляд матерей.Геронтолог. 1990; 30: 595–603. [PubMed] [Google Scholar]
  • Томпсон М.М., Занна М.П., ​​Гриффин Д.В. Не будем равнодушны к (установочной) амбивалентности. В кн .: Петти Р.Е., Кросник К.А., ред. Сила отношения: предпосылки и последствия. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс, Инк; Хиллсдейл, Нью-Джерси: 1995. С. 361–386. [Google Scholar]
  • Амберсон Д. Отношения между взрослыми детьми и их родителями: Психологические последствия для обоих поколений. Журнал брака и семьи.1992; 54: 664–674. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х. Амбивалентность в отношениях взрослых детей со стареющими родителями и свекровью. Журнал брака и семьи. 2003. 65: 1055–1072. [Google Scholar]
  • Уилсон А.Е., Шуи К.М., старейшина Г.Х., Викрама КАС. Амбивалентность в отношениях мать-взрослый ребенок: диадический анализ. Социальная психология ежеквартально. 2006; 69: 235–252. [Google Scholar]

Семейный терапевт Джошуа Коулман о нарушенных отношениях между родителями и детьми

Когда мы выпустили нашу последнюю серию с советами психолога и эксперта по родительскому отчуждению Джошуа Колемана, мы не ожидали, что этого будет больше 1.3 миллиона человек будут слушать или, более того, десятки свяжутся с нами, поделившись своим собственным опытом. По словам Джоша, Америка переживает очередную «тихую эпидемию» — разорванные отношения между родителями и детьми, в чем многие стыдятся признаться. Джош знает, как больно разлучаться со своим ребенком — в течение нескольких лет он не разговаривал со своей взрослой дочерью. В этом выпуске How To !, Джош рассказывает, чему он научился за годы изучения неблагополучных семей. Когда нужно работать, чтобы восстановить отношения, а когда лучше просто уйти? Эта стенограмма была сокращена и отредактирована для ясности.

Чарльз Дахигг: Джош, вы написали одну из ведущих книг об отчуждении родителей, «Когда родителям больно». Но вы также лично заинтересованы в понимании этой дисфункции, потому что после того, как вы пережили развод и снова вышли замуж, ваша собственная дочь перестала разговаривать с вами на долгие годы. Это правильно?

Джош Коулман: Да. Знаете, когда вы снова выходите замуж и заводите детей, ребенок от предыдущего брака нередко чувствует себя вытесненным или менее важным.Не думаю, что я сделал что-то особенно хорошее, помогая ей чувствовать себя ценимой и приоритетной, и был период времени, когда ей было 20 лет, когда она размышляла об этом.

Она прервала связь на несколько лет. Вначале я просто пытался доказать, что она ошибается, просто пытался рассказать ей обо всем, чем я был для нее, что, конечно же, никуда не привело. Со временем я понял, что на самом деле не сочувствую и не обращаю внимания на то, что она говорит. В конце концов, я смог преодолеть свою собственную защиту — что трудно сделать — и сесть с ее чувствами и принять их.

Что правильно сказать в такой ситуации?

Правильно — действительно найти зерно истины в чувствах ребенка. Сказать что-то вроде: «Было ясно, что у меня были значительные слепые пятна в то время, что я не видел, как сильно вы страдаете, и не знал, насколько вы несчастны».

Я обедал со своей дочерью, и она говорила о своем чувстве забвения. Я столкнулся с этим, принял это и плакал с ней в ресторане.Я сказал: «Мне очень жаль. Ты прав. Мне жаль. Я уронил мяч. Я был обязан быть рядом с вами. И я этого не сделал ».

Она, конечно, разбудила меня, если она какое-то время не разговаривала со мной. Это заставило меня подумать: «Хорошо, это серьезно». Это просто не похоже на то, что можно просто отстаивать или объяснять. Это очень серьезный протест с ее стороны, поэтому вам лучше покопаться в своей душе и психике здесь и придумать что-то немного лучше, чем то, что вы делаете.

Что делать, если родитель прерывает общение с ребенком? Это другая ситуация, правда? Что бы вы посоветовали дочери, с которой плохо обращались?

В моей практике многое основано на родителях, которые хотят более тесных отношений со взрослым ребенком, и они действительно готовы пройти через огонь, чтобы установить связь со своим взрослым ребенком.Они бы убили, чтобы иметь дочь [которая готова загладить вину]. Я бы хотел, чтобы эта дочь была действительно глубоко убеждена в том, что это не ваша вина, что вы заслуживаете любви, что вы не заслуживаете жестокого обращения, прежде чем действительно обратитесь к своим родителям.

Когда вы протягиваете руку помощи, действительно важно проявлять то, что вам нравится, ценить, любить и ценить в родителях, потому что мы, как родители, просто ходячие раненые и будем очень защищаться от любых намеков, которые мы подвел наших детей или подвел их.Я знаю это по своему личному опыту. Поэтому я думаю, если вы начнете разговор со слов: «Послушайте, мне очень не хватает того, как мы были близки. И ты отличный папа в следующих отношениях ». Цель в этих ситуациях — не создавать оборонительную позицию. Как только вы создали защиту, игра окончена. С таким же успехом ты можешь просто собрать чемоданы и уйти.

Твоя дочь когда-нибудь так поступала с тобой?

Она сделала. Недавно она сказала, что знала, что у нее были свои проблемы, когда она росла.И если были проблемы, которые она предложила, это, вероятно, усложнило мне задачу. Она также сочувствовала тому периоду времени, когда она не контактировала со мной. Теперь, как сама мать, она могла видеть, насколько это может быть душераздирающим.

Наши отношения сейчас действительно хорошие, и я очень близок со своим внуком. Говорим легко. Когда родители могут это сделать, это в конечном итоге может укрепить ваши отношения, потому что это дает возможность поговорить о сложных вещах. Не все родители могут это сделать.Не всем взрослым детям это под силу. Но если оба могут, то в результате это может создать платформу для более прочных отношений.

Я знаю, что вы часто говорите своим пациентам, чтобы они написали письмо, признавая все способы, которыми они подводили другого человека, и говоря что-то вроде: «Я сожалею о прошлом. Я не могу это изменить, но я хочу работать с тобой, чтобы сделать завтра лучше ». Но что, если вы не получите ответа на это письмо? Или просто «ОК»?

Ответное «ОК» было бы, по моему мнению, некоторой версией положительного ответа.Тогда я сказал бы: «Хорошо, хорошо. Как насчет того, чтобы спланировать визит? » Или: «Давайте подумаем, как по-другому общаться друг с другом, чтобы этого больше не происходило». Я бы повысил свой уровень запросов или требований в этот момент, если бы получил «ОК».

  1. Одержимость моей дочери Гастоном показала мне, почему он лучший злодей Диснея

  2. Самый странный «побочный эффект» вакцины против коронавируса

  3. «Ваш 9-летний ребенок уже в основном вакцинированный взрослый»

  4. «Ее назначение, оно было выполнено на этой Земле»: история одной смерти из 530 000 американцев, которых мы потеряли из-за COVID-19

Но если вы не получите ответа, я не думаю, что взрослые дети обязаны продолжать попытки.Если ваш родитель не может с уважением и любовью ответить на искреннее послание, вам не стоит продолжать попытки. Плохо пытаться набрать воду из этого сухого колодца — она ​​не только сухая, но и отравляющая для вашего благополучия, если в результате вы чувствуете себя нелюбимым и нелюбимым и обвиняете себя.

Когда, по вашему мнению, лучше всего для тех, кто борется с отношениями между родителями и детьми, просто сказать, что это не сработает? Я сделал все, что должен, могу ли я уйти?

Это, наверное, один из самых сложных вопросов, с которым сталкивается каждая из сторон.В общем, я рекомендую людям попробовать в течение нескольких лет, если это есть в них, если это не заставляет их чувствовать себя более подавленными или тревожными. Я не думаю, что люди тоже должны принимать эти решения вечно. Может быть, в какой-то момент отношения станут возможны. Я не знаю. Но вам не нужно постоянно пытаться поддерживать отношения с кем-то, кто делает это невозможным.

Чтобы услышать, как Джош помогает слушателю решить, следует ли ей отказаться от токсичных отношений с отцом, послушайте эпизод, щелкнув значок проигрывателя ниже или подписавшись на How To! с Чарльзом Дахиггом, где бы вы ни находили свои подкасты.

Терапевт делится жалобой № 1 родителей на детей-миллениалов

Более десяти лет назад, когда я впервые стал терапевтом, я никогда не ожидал, что пять лет спустя моя практика будет состоять почти на 90% из миллениалов, а остальная часть моей пациенты — родители миллениалов.

Миллениалы сегодня сталкиваются с множеством проблем, но то же самое можно сказать и об их родителях. Годы работы с родителями показали, что единственной постоянной является то, что люди рассказывали мне, как они напряжены, разочарованы и обеспокоены тем, что их взрослые дети нуждаются в слишком большой финансовой помощи от них.

Для иллюстрации одна мать объяснила, как сильно она любит своего 30-летнего сына. Она и ее муж оплатили его расходы на проживание в колледже, но теперь чувствовали давление, чтобы помочь оплатить его обучение в аспирантуре. Хотя они не богаты, они также не хотят, чтобы он беспокоился о будущих долгах.

Пара в возрасте 50 лет жаловалась на то, что их 28-летняя дочь, работающая полный рабочий день, планировала уволиться с работы, потому что это не соответствовало ее увлечению. «Этим летом она переезжает домой, — сказала мать, — но не ведет себя как взрослая и не хочет помогать ни за что платить».Как она сможет справиться с будущими трудностями самостоятельно? »

Чувствуя себя так, как будто он потерпел неудачу в качестве родителя, отец-одиночка сказал мне, что он все еще оплачивает автостраховку своего 32-летнего сына, аренду и расходы на продукты и счета за сотовый телефон. Он беспокоился, что, если что-то не изменится, ему придется потратить свои пенсионные сбережения.

Все больше миллениалов полагаются на финансовую поддержку родителей

Отчет Country Financial за 2018 год показал, что более 50 % всех американцев в возрасте от 21 до 37 лет получают какую-либо финансовую помощь от родителей или опекунов.

Но не только миллениалы виноваты. В сообщении The New York Times было обнаружено, что в 1940 году ребенок, рожденный в средней американской семье, имел 90% -ный шанс заработать больше денег, чем его или ее родители. Это изменилось. Ребенок 1980 года рождения имеет только 50% -ный шанс заработать больше, чем его или ее родители.

Это объясняется многими факторами. Самый большой из них заключается в том, что вещи — жилье, еда, колледж — сегодня стоят дороже. Кроме того, многим миллениалам, перешедшим в период Великой рецессии, было гораздо труднее начать свою карьеру и найти работу с достойной оплатой.

Деньги — только часть проблемы

Эти финансовые трудности привели к тому, что молодые люди откладывают «взросление».

Эта тенденция, когда миллениалы полагаются на своих родителей за финансовой помощью, формирует их отношение к деньгам и общим обязанностям взрослой жизни.

В результате родители начинают чувствовать смесь разочарования и страха — не только за будущее своих взрослых детей, но и за их будущее. (Согласно недавнему исследованию Bankrate, 50% американских родителей заявили, что жертвуют своими пенсионными сбережениями, чтобы помочь своим детям.)

Но чаще всего дело не в деньгах. Судя по тому, что я наблюдал как терапевт, в отличие от бэби-бумеров, родители поколения X вкладывают гораздо больше времени, энергии и ресурсов в своих детей.

Родители, которые борются с тем, что их взрослые дети слишком зависимы от них, должны начать обучать своих детей навыкам преодоления трудностей, которые помогут им справиться с реалиями и проблемами взрослой жизни.

Вот мой совет родителям:

1. Прекратите упрощать жизнь

Скандал «Университетский блюз», начавшийся в начале этого года, высветил чрезмерное родительское поведение.Независимо от того, признаем мы это или нет, мы все в какой-то мере виноваты в уборке снега, стрижке газонов и сносе бульдозеров, препятствующих нашим детям.

У нас с мужем есть 11-летний сын, который страдает тревожным расстройством. Несмотря на обширные знания о тревоге как у терапевта, у меня все еще есть инстинктивная потребность напасть на него и спасти его. Это то же самое мышление, которое я наблюдаю у моих родителей-пациентов.

Но именно такое поведение делает детей все более зависимыми от своих родителей по мере взросления.Решение? Измените свое мышление и решите перестать облегчать им жизнь.

Если ваш ребенок-миллениал живет, например, дома, подумайте, почему он там и как долго вы готовы позволить ему оставаться с вами. Многие родители позволяют своим детям вернуться домой, потому что хотят помочь. Некоторым может понравиться компания, и это тоже нормально.

Но важно создать то, что я называю «домашним контрактом», в котором вы устанавливаете крайний срок, когда им нужно переехать, и чего вы ожидаете и не ожидаете от них, пока они там.Если они работают, поощряйте их откладывать определенную сумму из своей ежемесячной зарплаты на будущие расходы.

2. Делайте выбор для себя, даже если это делает вашего ребенка несчастным

С момента рождения вашего ребенка ваша жизнь меняется. Возможно, это не произойдет в одночасье, но с годами многие родители привыкают ставить себя в последнюю очередь.

Родители детей-миллениалов должны начать менять свои приоритеты и делать выбор самостоятельно. Может быть, у вас есть 30-летний сын, который хочет вернуться домой, но по какой-то причине вы этого не хотите.

Вместо того, чтобы приветствовать его с распростертыми объятиями, поймите, что говорить «нет» — это нормально. Вы можете начать свой ответ со слов: «Это может показаться самым простым решением, но давайте поговорим о других способах, которыми мы можем вам помочь».

Затем поработайте с ним, чтобы выяснить, как он может обеспечить себе собственное место, даже если для этого потребуется небольшая финансовая поддержка. Хотя это может показаться резким, исследования показали, что молодые люди, которым предоставляется финансовая помощь, а не живут дома без арендной платы, как правило, делают более успешную карьеру.

3. Перестаньте отвечать, начните задавать вопросы

Родители миллениалов часто говорят мне, что их дети звонят им почти ежедневно в поисках помощи — не только по финансовым вопросам, но и с повседневными или карьерными проблемами. Они хотят, чтобы родители говорили им, что им нужно делать.

Первый шаг к тому, чтобы дать ребенку возможность решать свои собственные проблемы, — это перестать давать ответы на все вопросы. Вместо этого начните задавать вопросы. Это может быть сложно, особенно если вы знаете ответы.Но если вы не сделаете шаг назад, ваш взрослый ребенок никогда не перестанет полагаться на ваши ответы.

Итак, в следующий раз, когда ваш ребенок подойдет к вам и скажет: «Скажите мне, что делать», спросите его: «Ну, а как вы думаете, что вам следует делать?» Перелистывание сценария дает им силы, потому что это показывает, что вы уважаете их и искренне заботитесь о том, что они говорят.

Я не предлагаю вам вообще ни в чем им не помогать. Если им действительно понадобятся деньги для аренды, предоставление поддержки не является преступлением. Но предложите им проявить творческий подход к плану погашения.

Спросите их, какие виды работ соответствуют их навыкам. Возможно, они смогут заработать дополнительные деньги в качестве водителя Uber или подписавшись на TaskRabbit. Учитывая, насколько им не хватает денег, спросите, от чего они готовы временно отказаться, например, от членства в спортзале или вечеринок по выходным.

4. Позвольте им потерпеть неудачу

Технически, не существует такого понятия, как неудача, при условии, что вы учитесь на своих ошибках. Я часто говорю своим пациентам, что неудача — это просто восприятие ситуации.

Не позволяя своему ребенку терпеть неудачу или говоря ему, что вы считаете «правильным» и «неправильным», вы мешаете ему научиться преодолевать самые важные жизненные проблемы (например, достижение финансовой независимости).

В 2016 году два психолога изучали, как взгляд родителей на неудачи влияет на убеждения их детей во взрослом возрасте. Основываясь на своих выводах, они предположили, что вместо того, чтобы пытаться остановить или предотвратить неудачу детей, родители должны позволить им потерпеть неудачу, а затем побудить их понять, почему они потерпели неудачу в первую очередь и что они могут сделать по-другому в следующий раз.

Если вы хотите, чтобы ваш ребенок научился распоряжаться своими деньгами и перестал полагаться на вас, лучше всего начать с того, чтобы помочь ему извлечь уроки из своих прошлых денежных ошибок. Если вы налетите и заплатите им за квартиру или вытащите их из долгов, они не только увидят в этом единственное решение своих проблем, но и лучшее решение.

5. Перестаньте винить себя

Воспитание — это многое, но «легкий» к ним не относится. Точно так же, как я должен напоминать себе, что нельзя ругать себя за родительские ошибки, я также напоминаю своим пациентам-родителям.

Независимо от того, в какой ситуации сейчас вы находитесь с ребенком-миллениалом, стыд себя (или их) не решит никаких проблем или не улучшит ситуацию. Примите дискомфорт, связанный с установлением ограничений, поставьте на первое место собственные желания и потребности и признайте, что неудача — это хорошо — для вас и вашего ребенка.

Тесс Бригам — психотерапевт из Сан-Франциско и сертифицированный консультант по жизни. Она имеет более чем 10-летний опыт работы в этой сфере и в основном работает с миллениалами и родителями миллениалов.

Нравится эта история? Подпишитесь на CNBC Сделайте это на YouTube!

Не пропустите:

Взрослые Дети | Руководство по воспитанию взрослых детей

Воспитание взрослых детей: это один из самых трудных — и все же наименее обсуждаемый — жизненный переход, с которым сталкиваются современные бумеры. Истерики малышей и гормоны подростков не были пикником, но для этих этапов воспитания доступно множество ресурсов — впрочем, не столько для того, как воспитывать взрослых детей. Вот почему мы создали это руководство.Используйте его как ресурсный центр и обращайтесь к нему за инструментами, советами и стратегиями, которые помогут вам лучше ориентироваться в это трудное время в жизни своих взрослых детей.

Когда ваши дети станут взрослыми детьми

Ли
вы верите, что взрослая жизнь начинается в 18 лет или что это меньше, чем число и
больше о зрелости, реальность такова, что сегодняшняя молодежь живет в очень
другой мир. Калечащий долг колледжа. Высококонкурентный рынок труда. В
давление для выполнения — и успеха — на ранней стадии.Постоянное сравнение с аналогами через
социальные медиа. Из-за этих изменений появились новые определения взрослой жизни.
возникающий.

В
Фактически, эксперты все чаще используют термин «развивающаяся взрослая жизнь»,
благодаря работе Джеффри Дженсена Арнетта, профессора психологии
и автор книги «Возрождение зрелости: извилистая дорога от позднего подросткового возраста».
Через двадцатые годы. В книге Арнетт исследует демографию
этот жизненный этап и отмечает различие между юностью и взрослой жизнью.

Но
жизнь 20-летнего взрослого ребенка выглядит совершенно иначе, чем у 30-летнего.
или 40-летний взрослый ребенок. Если у вас большая семья, у вас может быть взрослый
дети на всех трех стадиях юного взросления.

В эти десятилетия могут быть совпадения и выбросы — например, более 10 миллионов миллениалов в настоящее время ухаживают за одним из родителей или бабушек или дедушек — но это одни из основных вех и маркеров для молодых людей:

  • Жизнь в 20-е годы.Окончание колледжа (или посещение других высших учебных заведений), подача заявления в аспирантуру / обучение для получения ученой степени, поиск работы, свидания, изучение личности, определение карьеры и жизненного успеха.
  • Жизнь в 30-е гг. Карьерный рост, изменение отношений (более длительные свидания, брак, совместное проживание), путешествия, сбережения / покупка дома, создание семьи.
  • Жизнь в 40-е годы. Более сфокусированная карьера (или, возможно, смена карьеры), воспитание детей, начало размышлений о выходе на пенсию, планирование ухода в соответствии с возрастом родителей, бабушек и дедушек, продолжение образования.

Воспитание взрослых детей

Ваши дни смены подгузников и шофера закончились. Независимо от того, чувствуете ли вы облегчение или противоречие по поводу этого изменения, пора принять независимость вашего взрослого ребенка и насладиться новым этапом родительских обязанностей; Есть разные способы воспитания взрослых детей. Вот восемь способов укрепить здоровые отношения со своими взрослыми детьми и как воспитывать взрослых детей в возрасте от 20 лет и старше:

1. Признавайте и уважайте свои различия.Если у вас и вашего ребенка был конфликт задолго до того, как он стал взрослым, он не исчезнет в одночасье, когда ему исполнится 18 лет. Иногда конфликт является просто результатом столкновения личностей, и пребывание под одной крышей может его усилить. Хорошие новости: сейчас самое время принять — и отпраздновать — уникальность вашего ребенка. Возможно, вы не всегда соглашаетесь с их жизненным выбором, но по мере роста их независимости находите радость в общении без конфликтов.

2. Поделитесь своей мудростью и пониманием (без критики).Поскольку ваш ребенок может иметь совсем другой темперамент, чем ваш, он не всегда может хорошо реагировать на ваши предложения — какими бы полезными они ни были. Если они почувствуют критику, они могут даже полностью отключиться. Если вы делитесь мудростью, делайте это с изяществом и чуткостью. Это одна из многих проблем в воспитании взрослых детей, но это также и сильный способ укрепить с ними понимание и сочувствие. Узнай, как они общаются.

3. Установление границ со взрослыми детьми.Независимо от ваших условий жизни — взрослых детей, живущих дома, взрослых детей, живущих за границей, и всего остального — вам все равно нужны границы. Бывают случаи, когда вы первый, кому они звонят в кризисной ситуации, а в других случаях они захотят сначала выяснить это с другом. Точно так же то, что ваши дети уже взрослые, не означает, что вы должны рассказывать им обо всех интимных решениях и обсуждениях, которые вы можете проводить дома с супругом или партнером. Установите основные правила, как не соглашаться.Поначалу может быть неудобно устанавливать границы со взрослыми детьми, но чем больше вы будете это делать и придерживаться, тем легче будет это сделать.

4. Занимайтесь любимым делом вместе. Если вы любили делать покупки вместе с дочерью, когда она была подростком, нет причин останавливаться сейчас. Может быть, пришло время открывать для себя новые вещи, которые нравятся вам обоим. Какими бы ни были традиции, хобби или занятия, которые нравятся вам и вашему взрослому ребенку, регулярно наслаждайтесь ими вместе.

5. Освободите место для значимых других в их жизни.Может быть трудно поделиться своими детьми с их близкими, но эти отношения — важный этап на пути их к независимости. Будьте открыты и любезны при встрече с этим человеком и найдите способы познакомиться с ним, не проявляя излишней настойчивости или критики. Это не обязательно означает отпускать взрослых детей, но дает им возможность расти и учиться в своем собственном темпе.

6. Будьте консультантом, а не генеральным директором. Тесс Бригам, LMFT (лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи) из района Залива, говорит, что на этом этапе отцовства речь идет не о том, чтобы управлять компанией и нести ответственность за свою жизнь, как вы были, когда они были на иждивении, а, вместо этого, воспитывать взрослых детей. может означать предложение экспертных советов и рекомендаций, которые могут реализовать взрослые дети.

7. Будьте звуковой дорожкой для взрослых детей. «Создайте атмосферу, в которой вашим детям всегда будет казаться, что они могут с вами поговорить», — говорит Синтия Уайт, писатель-фрилансер из Канады, у которой 29-летняя дочь и 32-летний сын. «Взрослые дети не всегда будут просить совета, а, скорее, просто просят звуковую доску», — говорит Уайт. И, помимо того, чтобы поддерживать открытые линии общения, сохраняйте покерное лицо, когда они говорят с вами о вещах, от которых у вас мурашки по коже, добавляет она.

8. Сделайте семейные встречи обычным явлением. Если вы на протяжении всей жизни своего ребенка способствовали открытому общению, регулярные семейные встречи будут казаться более естественными, говорит доктор Ричард Хоровиц из Growing Great Relationships. В больших семьях бывает сложно удержать всех на одной странице. Регулярные семейные встречи дают родителям и братьям и сестрам безопасное пространство для обсуждения проблемных вопросов и совместного решения сложных вопросов.

Взрослые дети, игнорирующие родителей

Нет
у каждого родителя и ребенка есть
счастливые отношения и взрослая жизнь могут увеличить этот разрыв.Ищите возможности
чтобы укрепить более здоровые отношения, чем в прошлом, теперь, когда
динамика власти могла измениться. Попробуйте найти общие интересы — если ваша дочь любит
занятия спортом, планируйте вместе пойти на мероприятие. Если ваш сын любит историю искусств, пригласите
чтобы встретить вас в музее в субботу.

Если
раны ваших болезненных отношений глубоки, вы можете поискать
терапевт, который может помочь вам понять корни боли и работать над ее устранением.
выздоровление. Может быть возможность привести сына или дочь на сеанс
с вами, чтобы терапевт мог вести открытый разговор об этом прошлом
болит.

Независимо от ситуации, будьте настойчивы в установлении отношений со своими взрослыми детьми, осознавая, что вы можете быть ближе к одним из них, чем к другим. Если ваш ребенок полностью игнорирует вас, и вы уже пытались спросить, почему вам, возможно, нужно дать ему время и место. Не принимайте это на свой счет и постоянно выражайте свое желание отношений, когда они будут готовы.

Взрослые дети, не уважающие своих родителей

Пока
Вы можете не всегда соглашаться со всем на этом новом этапе жизни родителей и детей.
отношения, взрослые дети
не должны больше испытывать вас или восстать против вас.Установите ожидание
за уважение: вы
все еще родительская фигура.

Если
ваш взрослый ребенок возвращается домой, вы также можете предоставить ему комнату и питание.
Тесс Бригам, опытный психотерапевт, которому исполнилось 20 лет, жизненный стратег, говорит, что одна из самых
важные вещи, которые родители могут сделать до того, как взрослый ребенок вернется домой, — это
оцените, что вы хотите от этой договоренности, вместо того, чтобы сразу готовить
комнату вашего ребенка и наполнение холодильника едой.

«Родителям бывает так сложно сказать« нет », — говорит Бригам.«Вот почему так важно сформулировать намерение, подумать о том, как это может выглядеть, и установить четкие границы». Например, вы все равно должны пойти на занятия йогой или в спортзал и выполнять свои собственные обязательства — вместо того, чтобы бросать все, чтобы сходить за молоком или получить заявление о приеме на работу для этого ребенка. Это предотвращает обиду со стороны родителей и помогает обеспечить приоритетность заботы о себе. «Вам нужно поддерживать своего ребенка, чтобы не потеряться в процессе», — говорит Бригам.

Взрослые дети, возвращающиеся домой

Доктор.Горовиц говорит, что есть две основные причины, по которым дети возвращаются домой: деньги и стиль воспитания. В современном обществе сложнее быть финансово независимым, где долг колледжа часто намного превышает то, что могут зарабатывать новые выпускники, если им посчастливится найти работу. Они либо полагаются на своих родителей в получении дохода, либо вынуждены переехать домой.

Даже
если бы вы не считали себя родителем-вертолетником, многие молодые люди
менее устойчивы, если вы часто вмешивались в их защиту. «Они попали
препятствие, и они с меньшей вероятностью справятся », — говорит Горовиц.«Это может быть
потому что они слишком привязались, а это мешает независимости ».

Какими бы ни были причины, по которым ваш взрослый ребенок переезжает домой, ваш успех в организации работы на короткие расстояния зависит от установления четких ожиданий и правил для взрослых детей, живущих дома.

Правила для взрослых детей, проживающих дома

1.
Остерегайтесь старых шаблонов и отменяйте их. Даже если ваш сын сохранил общежитие
комната на удивление аккуратная, легко вернуться к старым образцам и привычкам, если он
возвращается в комфорт и рутину дома.Будьте готовы к этому
возможность, обсудив, как все было, и поделитесь, какими вы хотели бы видеть этих старых
модели меняются в настоящем.

Для
Например, если он пришел домой со школьной работы и плюхнулся на диван
смотреть телевизор — оставив свою грязную одежду разбросанной по гостиной — установить
ожидание на раннем этапе: когда
он возвращается с работы домой, вы бы хотели, чтобы он оставил свои вещи в своей комнате
прежде, чем он будет зависать в общем семейном месте.

Какие бы конфликты у вас ни были с детьми раньше, скорее всего, всплывут снова, хотя теперь, когда они стали взрослыми, они могут выглядеть иначе.И ваши отношения из-за этого другие, но это не значит, что старые модели, особенно негативные, должны быть частью нового образа жизни. Возможно, вы больше не будете «руководить», но пока они живут в вашем доме, старайтесь улучшить отношения с помощью честного, открытого общения.

2.
Удостоверьтесь, что бремя работы по дому и домашней работы распределяется поровну и
как можно честно. Им больше не нужна таблица с наклейками, но ваши дети
по-прежнему должны вносить свой вклад в работу по дому.Сядьте вместе и
обсудите время и то, что является реалистичным, исходя из их и вашего расписания.

Если
ваша дочь любит готовить, но работает в ресторане в обеденное время,
возможно, попросите ее приготовить заморозку по выходным или по утрам, чтобы
у вас будет доступ к простым вариантам в течение недели.

Если
у вашего сына теперь есть собственная ванная комната, и он обязан ее убрать, если только
готов заняться другими домашними делами (стричь газон, заменять перегоревшие лампочки,
вынося мусор) в обмен на прикосновение белой перчатки мамы.

Для получения дополнительных рекомендаций по установлению правил для взрослых детей, живущих дома и налаживанию домашних отношений с вашими взрослыми детьми, прочтите «Дети-бумеранги: когда взрослые дети возвращаются домой».

Отпустить взрослых детей при их переходе в реальный мир

Если ваши дети еще подростки, успешный выход во взрослую жизнь начинается уже сейчас. Здесь Эми Уайт, магистр делового администрирования и создательница блога Daily Successful Living Blog, делится тем, что помогло ей и ее мужу, когда их три подростка (которым сейчас 20 лет) перешли во взрослую жизнь:

  • Помогите, не раздавая раздаточных материалов.«Одно из решений, которое мы с мужем приняли, когда наши дети начали уезжать из дома, — это оказать поддержку, но не оказывать финансовую помощь», — объясняет Уайт. «Родителям трудно видеть, как ваши дети борются, что приводит к их склонности к чрезмерному увлечению. Чтобы помочь нашим детям, мы продолжали оплачивать их медицинскую страховку, мобильные телефоны и оставляли их на нашей автомобильной страховке ». Уайт говорит, что как только их дети начали свою первую настоящую работу, она и ее муж сели с ними и объяснили стоимость их телефонов и страховки, а затем дали им понять, что это были расходы, за которые они несли.
  • Настроить систему окупаемости. «Каждый месяц наши взрослые дети должны возвращать нам деньги», — говорит Уайт. «Все наши дети постепенно начали переводить эти учетные записи на свои собственные имена и брать на себя эту ответственность. Теперь у нас есть один ребенок на нашем телефонном плане и один на нашей автомобильной страховке », — говорит она.
  • Отпустить взрослых детей означает отпраздновать переход к независимости. Уайт и ее муж наслаждались этой сменой. «Было очень весело наблюдать, как они начинают самостоятельно жить в финансовом отношении», — говорит она.«Я думаю, что, постепенно позволяя им переходить, обеспечивая при этом финансовую поддержку, в которой они нуждались в то время, — помогли каждому из них поэкспериментировать с деньгами и найти способ составления бюджета, который им подходит».

Когда взрослый ребенок имеет проблемы с психическим здоровьем или особые потребности

Моника
Гаррет-Хьюз, ведущий специалист BrightStar
Центр обслуживания в Лаббоке, штат Техас, предлагает советы по созданию
здоровые границы, когда ваш взрослый ребенок живет с психическим заболеванием. «Это
начинается до первого дня, с пониманием их болезни и происхождения »
— говорит Гаррет-Хьюз.

Когда
она встречается с семьями, чтобы обеспечить уход, Гаррет-Хьюз пытается понять
триггеры и то, как болезнь представляет собой. «Первым приоритетом является
демонстрируя четкие границы и никогда не колеблясь », — говорит она. Но это
важно, чтобы родители узнали, на что способны их сын или дочь, и
подбадривайте их по пути, за Гаррет-Хьюз. «Установление распорядка
и быть предсказуемым также очень важно ».

Один
из самых больших проблем в навигации этого типа родитель-взрослый ребенок
отношение? Разлучение вашего ребенка с его / ее психическим заболеванием.»За
перепады настроения, боевое поведение и истерики, есть прекрасная душа
которые по-прежнему нуждаются в сострадательной заботе », — говорит Гаррет-Хьюз.

Дж.
Надежда Суис, автор
из Mid-Life Joyride, берет на себя многие обязанности
внук, а ее младшая дочь — его мать — борется с психическим заболеванием.
«Моя дочь, ее муж и их двухлетний сын живут со мной»,
— говорит Суис. «Мне также нужно решить, как решать такие проблемы, как деньги,
домашние дела и другие ситуации с ней напрямую, и научитесь
баланс, при котором психическое заболевание останавливается / начинается и начинается включение.”Включение взрослых детей может
происходит без вашего осознания. Суис прошел курс, предоставленный
Национальный альянс по психическим заболеваниям (НАМИ), чтобы она могла лучше понять ее
болезнь дочери и получить навыки, необходимые ей, чтобы воспитывать ее во взрослом возрасте.

В случае взрослого ребенка с особыми потребностями может потребоваться более длительный период поддержки до перехода к независимости. Некоторым взрослым детям с особыми потребностями всегда может потребоваться поддержка, но она должна быть адаптирована к их потребностям и с учетом их целей независимости.Прочтите нашу статью Кто будет заботиться о моем взрослом ребенке с особыми потребностями? за идеи и советы.

Родители и взрослые дети

Автор
Хизер Гудиер хочет видеть крепкие семьи на каждом этапе жизни,
и это повлияло на ее писательство и воспитание детей (двое из шести ее детей
достигли совершеннолетия, и один уже на пороге).

Говорит
Goodyear: «Я узнал, что слишком многие родители сожалеют, что их
дети достигают совершеннолетия. У них ностальгия по младенцу, малышу и
годы взросления — и сожаление, что те дни не вернутся.«Это сожаление
часто подпитывает создание благоприятных условий или даже конфликт, потому что вместо того, чтобы охватить все
независимые аспекты жизни своих взрослых детей — они начинают бороться
против растущей независимости своих детей. «Это создает бурную
время между родителями и взрослыми детьми, которое, вероятно, вызовет еще большее сожаление
для родителей позже », — говорит Гудиер.

Как вы избегаете возможности для взрослых детей, особенно когда ваш взрослый ребенок требовательный и нуждающийся (и, возможно, так было на протяжении всего детства)? Начните с установления границ со взрослыми детьми и помните о цели независимости.Работайте вместе, чтобы оправдать ожидания. Открыто говорите о проблемах и честно говорите о страданиях и надеждах.

Взрослые дети, пользующиеся преимуществами родителей

Если
вы оплакивали пустое гнездо, вы, вероятно, встретите своего ребенка дома с
открытые объятия. Но это не значит, что вы должны делать все за них или позволять им
Воспользуйтесь вашим теплым приемом.

Кэрри Кравик, лицензированный терапевт по вопросам брака и семьи в клинике Birmingham Maple Clinic в Трое, штат Мичиган, советует родителям провести инвентаризацию того, что они могут контролировать, а что нет.«Возможно, вы не сможете контролировать, как долго ваш взрослый ребенок остается или спит дома, но вы можете контролировать его ресурсы, такие как деньги, использование автомобиля и т. Д.», — говорит Кравец. «Создайте правила для взрослых детей, живущих дома, и ожидания того, что вы можете контролировать, и избегайте того, чего вы не можете».

Что делать с взрослыми детьми, которые ждут денег

Элизабет
Ститт, автор книги «Воспитание как второй язык» и основатель
Joyful Parenting Coaching, предлагает этот совет о том, как решать денежные вопросы с
взрослые дети:

«Давай
скажите, что ваш взрослый человек 20-летнего возраста вернулся к вам.Вы с пониманием относитесь к
проблемы дороговизны жилья и хотят помочь. Помогать бывает иначе
чем устранение всех препятствий и предотвращение вашего ребенка от взросления
обязанность. Конечно, пусть они снимают у вас по сниженной ставке, но взимают
арендная плата. Сколько? Что ж, достаточно, чтобы уменьшить количество борьбы, но не все
Это. Если вы размещаете своего взрослого ребенка по льготной цене, и он тратит
много на его досуге (независимо от того, насколько он полезен), вы позволяете своему взрослому
детей и не позволяя им быть взрослыми.

“Датчик
сколько поддержки оказать, задав вопрос, помогает ли моя поддержка моему ребенку
достичь более высокого уровня ответственности взрослых? Например, возможно, ваш
предоставление жилья позволяет вашему взрослому ребенку оставаться на работе и брать
продолжая уроки обучения одновременно, а может быть, вы спасаете его от пары
часов в день в пути, чтобы он мог потратить лишние часы, чтобы по-настоящему
произвести впечатление на своего босса и подготовиться к повышению ».

Подробнее об этой сложной теме читайте в нашей статье «Дарить деньги взрослым детям: когда остановиться и как избавиться от привычки».

Основные проблемы, вызывающие беспокойство у родителей, воспитывающих взрослых детей

Какие бы заботы о воспитании взрослых детей ни возникали на этом новом этапе, проблема часто сводится к установлению и соблюдению границ:

  • Как помочь им успешно запустить программу, не допуская взрослых детей?
  • Как вы помогаете своей дочери, которая борется с управлением деньгами
    стать финансово независимым?
  • Как вы помогаете своему сыну, который борется с панической тревогой, жить в собственной квартире?
  • Как вы ориентируетесь в возвращении ребенка — с внуками в
    буксир — после разрыва болезненных отношений или брака?
  • Как уравновесить желание быть всем для всех
    вы любите — детей и внуков, супругов и стареющих родителей — выполняя
    чего вы надеялись и даже планировали на стадии пустого гнезда?

Есть
на этом этапе жизни много уровней сложности, и ресурсы вокруг него
немногочисленны и редки, поскольку многие из этих изменений возникают недавно, а жизнь
для взрослых детей в предыдущих поколениях выглядели совсем иначе.

Как
в любой сложной жизненной фазе, обсуждая проблемы со сверстниками и теми, кто
в аналогичных ситуациях является положительной отправной точкой, так как поиск
консультанты, медиаторы и другие специалисты, которые могут направлять и
прямой — чтобы облегчить растущие боли в отношениях родитель-взрослый ребенок. Для
много семей, незаживающие раны и шрамы детства (для обоих родителей
и ребенок) может потребоваться конфронтация, чтобы развить здоровую, основательную
отношение.

Мы готовы помочь вам во всем и будем рады вашим отзывам по темам, которые вы хотели бы, чтобы мы затронули.Или расскажите нам, как вы справляетесь с трудной ситуацией со своими взрослыми детьми, в комментариях ниже.

Проблемы в отношениях между родителями и детьми: методы лечения для консультирования по исправлению положения

Как консультанты мы контактируем с клиентами, которые сердиты или убиты горем и часто чувствуют себя побежденными. Это чувство боли и потери часто проявляется в судебно-медицинском учреждении, в котором я работаю с родителями, отчаянно пытающимися восстановить отношения между родителями и детьми, которые были серьезно повреждены или отчуждены.Я также работаю с детьми, которые утверждают, что никогда больше не хотят видеть или разговаривать с одним из родителей.

Это не родители, которые жестоко обращались со своими детьми или пренебрегали ими. Это родители, у которых раньше были хорошие отношения со своими детьми — до момента развода или развода. Я работал с семьями, в которых конфликт продолжался более 10 лет до лечения.

Следует отметить, что многие люди, работающие в сфере оказания помощи, называют эти проблемные родительско-детские отношения «родительским отчуждением».На протяжении многих лет применялись различные номенклатуры, пытаясь дать название этому патологическому феномену после развода. Но даже когда мы решаем, как это назвать, мы должны помогать этим детям и консультантам, которые работают с ними.

Большинство консультантов, работающих с детьми или семьями, в разной степени наблюдали эту динамику. Существует множество статей об отчуждении детей, но многие консультанты по-прежнему не согласны с тем, как эффективно лечить эти проблемные отношения между родителями и детьми.

Приведу пример. «Сара» связалась со мной и сказала, что в разводе 15 лет. Она рассказала мне, что пять лет счастливо вышла замуж, имеет степень доктора математики и работает профессором на полную ставку. Но она указала, что у нее испортились отношения со своей 15-летней дочерью Джули.

Записывая свою историю в моем офисе, Сара колебалась между рыданиями и кипением от гнева. Она сказала, что, когда Джули проводила время со своим биологическим отцом, «Майклом», он нарушил родительские границы Сары, испортил Джули и использовал любую возможность, чтобы очернить Сару.Сара продолжала говорить, что она беспокоилась, потому что Джули игнорировала комендантский час и пропускала занятия, имела проблемы с системой суда по делам несовершеннолетних и недавно была уличена в курении марихуаны.

Когда я связался с Майклом, он проявил веселый нрав. Он заявил, что был помолвлен и работал водопроводчиком. Первоначально он поддерживал свою дочь. Хотя он сказал, что не видит причин, по которым Джули может нуждаться в терапии, он указал, что не против.

Когда начались сеансы терапии Джули, она настаивала на том, что ненавидит свою мать за неразумность Сары. Джули заявила, что мать посадила ее на землю по «тривиальным» причинам, таким как пропуск школы и курение марихуаны. Обсуждая подход своего отца к воспитанию детей, Джули описала Майкла как превосходного родителя, потому что он не опустился до того, чтобы «разрушить» ее жизнь. Кроме того, Джули упомянула, что ее отец планировал купить ей машину. Она заявила, что ее отец будет разговаривать с ней, а не понесет «нелепых, чрезмерных последствий за тривиальные, нормальные подростковые неудачи».”

Советы по лечению

Шаг первый: Первый шаг — спросить себя, есть ли у вас навыки и повышенная подготовка для работы с семьями, находящимися в переходном периоде и продолжающимся конфликтом. Если нет, то ничего страшного. Это хорошее время, чтобы получить рекомендации от коллег, которым комфортно работать в суде.

Шаг второй: при работе с родителями, которые разлучены, разведены или находятся в процессе оценки опеки над детьми, консультанты должны запросить копию постановления суда до начала лечения со своими детьми.Консультантам следует знать, что некоторые родители «покупают психотерапевта» и активно ищут консультанта, который расскажет им то, что они хотят услышать, а не обязательно полезное. Некоторые потенциальные клиенты ищут консультанта, который мог бы согласиться с ними и рассказать им о том, насколько ужасен их бывший супруг. Консультантам следует помнить, что отказ от контакта с другим родителем ребенка может вызвать множество проблем (например, жалобы совета), особенно если родитель, обращающийся за лечением ребенка, не имеет на это права по постановлению суда.Также убедитесь, что получили все необходимые разрешения, прежде чем разговаривать с любыми предыдущими консультантами, которые работали с членами семьи.

Шаг третий: Консультанты, работающие с родителями, которых иррационально отвергают их дети, должны хорошо разбираться в литературе. Неспособность распознать и лечить отчужденных детей и их родителей продлевает эмоциональный ущерб для ребенка и может нанести вред всей семейной системе.

Шаг четвертый: Как консультант вы должны знать, кто является клиентом.Вы работаете с ребенком, ребенком и родителями или одним / обоими родителями? Очень важно понимать, как клиент оказался в вашем офисе. Кроме того, ваша роль должна быть ясна. Вы работаете назначенным судом советником или консультантом при участии суда? Помните, что в случаях отчуждения ребенка часто участвуют другие стороны — например, другие консультанты, поверенные или координаторы по работе с детьми.

Шаг пятый: Знайте свои определения, но не умаляйте своих клиентов, навешивая на них ярлыки.В разговоре с другими профессионалами допустимо называть родителя, к которому ребенок относится, как «любимого» родителя. «Отвергнутый» родитель (или «целевой» родитель) — это родитель, от которого ребенок отвергает или отказывается проводить время. При работе с судами и в зависимости от их юрисдикции консультанты могут захотеть использовать поведенческие описания, а не диагностические ярлыки.

Консультантам следует не забывать сосредотачиваться на поведении, которое можно описать. Хотя допустимо обсуждать концепции триангуляции, контроля, патологического выравнивания или иррационального отчуждения со своими коллегами, использование этих терминов с клиентами бесполезно.

Шаг шестой: Не ставьте диагноз, если вы на самом деле не встречались с клиентом или не были свидетелями взаимодействия родителей и детей. Например, если один из родителей обращается к вам за услугами и сообщает, что другой родитель отчуждает ребенка и является нарциссом и / или пограничным человеком, вы не можете диагностировать этого другого родителя как пограничного, потому что вы не встречались или не были свидетелями этого родителя.

Терапевтические заблуждения

Ричард Варшак — всемирно известный эксперт по родительскому отчуждению.Он написал бесчисленное количество рецензируемых публикаций о спорах об опеке, разводе, отчужденных детях и приемных семьях, а также разработал учебные материалы. Варшак недавно представил стратегии, которые могут направлять консультантов в работе с этой сложной динамикой родитель-ребенок. Согласно исследованию, которое он опубликовал ранее в этом году (см. Http://psycnet.apa.org/psycinfo/2015-27699-001/), несколько заблуждений могут поставить под угрозу терапевтический процесс.

  • Дети никогда безосновательно не отвергают родителей, с которыми они проводят больше всего времени.Первое, что должны признать консультанты по ошибкам, заключается в том, что большее количество времени не обязательно равно качественному времени. Используя быстрое клиническое суждение, легко сделать вывод, что ребенок идентифицирует себя с родителем, которого он или она видит больше всего. Если консультанты не признают эту ошибку, они могут решить, что родитель, должно быть, сделал что-то, что оправдало плохое обращение со стороны ребенка. Такой образ мышления способствует дополнительному эмоциональному стрессу. В свою очередь, исходя из этого предположения, консультанты могут искать недостатки в отвергнутом родителе, чтобы подтвердить свои убеждения.Консультанты должны знать, что, когда ребенок проводит время с родителем, не являющимся постоянным лицом, этот родитель может использовать это ограниченное время, чтобы научить ребенка не уважать и не подчиняться родителю-опекуну. Чтобы исправить это заблуждение, консультанты должны перестать мыслить одномерными категориями.
  • Дети никогда безосновательно не отвергают матерей. Согласно исследованию Варшака, «Те, кто считает, что матери не могут быть жертвами иррационального отвержения своих детей, предрасположены полагать, что дети, отвергающие своих матерей, имеют для этого веские основания.Он советует консультантам непредвзято относиться к обоим родителям и учитывать, что матери могут быть отвергнуты без уважительной причины.
  • Каждый родитель в равной степени способствует отчуждению ребенка. Консультанты не должны обобщать, что оба родителя всегда одинаково виноваты в отчуждении ребенка. Консультанты не возложили бы равную вину за насилие со стороны интимного партнера на жертву. Точно так же бесполезно обвинять обоих родителей в необоснованном отказе ребенка, когда один из родителей может спровоцировать действия и отношения ребенка.

Одна из предвзятостей — это предвзятость повторения. Те, кто работает на местах, пронизаны термином «высокий конфликт» и могут посчитать, что отчуждение родителей является синонимом этого термина. Как описывает Варшак, термин «высокий уровень конфликта» «подразумевает совместную ответственность за возникновение конфликта».

В своей практике я выработал тонкую точку зрения. Бывают случаи, когда оба родителя вносят свой вклад в обучение родителей или семейную терапию и могут извлечь из этого пользу. Однако в случае с Сарой и Майклом Майкл открыто нарушил постановление суда, в конечном итоге отказавшись позволить Саре проводить время с их дочерью.Он также очернил Сару перед ребенком. Я бы не стал практиковать концепцию «непричинения вреда» при работе с Сарой, если бы предположил, что она виновата. Требование большего от Сары и обвинение ее только добавляют оскорбления к травме.

Как указывает Варшак: «Когда поведение отвергнутого родителя ошибочно считается основным фактором отчуждения детей, терапия идет в непродуктивном направлении». В этот момент консультанты могут задаться вопросом: «Что мне делать?» Консультант должен оставаться нейтральным и избегать необоснованных предположений.

  • Отчуждение — это временная, кратковременная реакция ребенка на разлучение родителей. Это заблуждение разрушительно, потому что отчуждение ребенка может рассматриваться как нормальный побочный продукт развода, который разрешится сам по себе. До того, как заняться частной практикой, я был одним из руководителей группы поддержки для взрослых, которые потеряли всякую связь со своими детьми. Эти случаи произошли не из-за жестокого обращения или пренебрежения; вместо этого многие были связаны со спорным разводом.

К сожалению, некоторые консультанты придерживаются мнения, что ребенок должен решить, когда увидеть отвергнутого родителя, и предполагают, что со временем ребенок выздоровеет.В некоторых случаях ребенок может восстановить отношения с родителем. Однако не все дети восстанавливают связь. И даже если они это сделают, родители не смогут вернуть потерянное время.

Консультанты понимают, что они должны заниматься в рамках своей лицензии. Во многих штатах консультантам запрещено принимать решения о доступе или владении. Консультанты не имеют права отменять постановление суда и говорить отчужденному ребенку, что ему или ей не нужно проводить время с отвергнутым родителем.Опять же, необходимо получить копию текущих судебных постановлений клиента до начала консультации.

Еще один практический совет: консультанты должны поощрять родителя, ставшего объектом необоснованного отказа, поддерживать постоянный контакт со своими детьми. Консультанты также могут помочь родителям узнать и понять этапы развития и помочь родителям сформулировать правильные ответы на словесные оскорбления ребенка.

  • Отказ от родителей — это здоровый краткосрочный механизм выживания.Консультанты могут выявить эту ошибку, проанализировав распространенные предубеждения, многие из которых рассматриваются в программах консультирования. Консультанты должны быть осторожны с предвзятостью принятия желаемого за действительное, поскольку это дает клиентам ложную надежду. Как объясняет Варшак (2015), «Консультанты, которые считают, что отказ от родителей является здоровой адаптацией, поощряют родителей принимать негативный образ детей, пока дети не почувствуют, что готовы отказаться от него». Далее он говорит, что «это особенно верно, когда терапевты предполагают, что отчуждению суждено быть недолгим.«Хотя у нас есть специальная подготовка консультантов, важно помнить, что мы не можем предсказать будущие результаты.

Другой способ подумать об отказе от родителей — это подумать о том, проигнорируют ли родители своего ребенка, отказываясь говорить с одним из родителей, если вся семья по-прежнему проживает вместе. Понятно, что большинство сочло бы это неприемлемым.

  • Заявленные предпочтения отчужденных подростков должны преобладать при принятии решений. Это заблуждение можно исправить, используя аналитическое мышление и базовое понимание развития мозга.Многие подростки знают о взрослых больше, чем мы бы хотели, чтобы они знали. Тем не менее, подростки не взрослые и не должны принимать взрослых решений. Подростки склонны к давлению со стороны сверстников и находятся в процессе раскрытия своей личности. Большинство взрослых не могут представить себе вопрос о том, хочет ли подросток посещать школу. Как пишет Варшак, «уязвимость подростков к внешнему влиянию — вот почему родители поступают мудро, когда беспокоятся о компании, которую составляют их подростки».

Консультанты могут помочь отвергнутым родителям не персонализировать это, когда подросток играет в футбол и предпочитает не проводить время между родителями и детьми.Или при работе с любимым родителем, который утверждает, что ребенку не нравится проводить время с целевым родителем, консультанты могут указать, что некоторым подросткам не нравится их домашнее задание, но от них ожидается, что они все равно будут это делать.

Цели и советы по лечению

При работе с ребенком:

  • Поддерживайте здоровые отношения с обоими родителями.
  • Помогите ребенку исправить когнитивные искажения.
  • Работайте с ребенком, чтобы у обоих родителей был уравновешенный взгляд.
  • Развивайте у ребенка навыки критического мышления.
  • Распознавайте, когда поведение ребенка несовместимо от одной ситуации к другой.
  • Повысьте способность ребенка справляться с трудностями.

При работе с отвергнутым родителем:

  • Помните, что родитель может чувствовать, что его неправильно понимают.
  • Работайте с родителем, чтобы не отвергать ребенка.
  • Помните о избегании и пассивности; родитель может захотеть избежать плохого отношения к бывшему супругу и ребенку, полностью избегая проблемы.

При работе с предпочтительным родителем:

  • Распознайте, что может быть смена ролей. Ребенок может удовлетворять эмоциональные потребности родителей. Помогите родителю осознать свою роль в качестве родителя и побудите его вступить во взрослые отношения, чтобы найти эмоциональную поддержку.
  • Следите за запутыванием. То, что поначалу могло показаться здоровыми отношениями между родителями и детьми, могло оказаться крайне нездоровым. Например, может отсутствовать поддержка со стороны общества или семьи.
  • Признайте, что детям обычно выгодно участие родителей, отсутствие жестокого обращения или пренебрежение. Поймите, что некоторые отвергнутые родители могут иметь расстройства личности и продолжать инициировать судебные слушания или игнорировать судебные постановления.

Что можно и чего нельзя делать

• Не рекомендуется менять опекуна, если один из родителей ведет себя плохо. В некоторых случаях может потребоваться отмена опеки, но это не роль консультанта.

• Не ставьте одного родителя выше другого.

• Сотрудничайте с координаторами по делам родителей и судами.

• Признайте, что родители в судебном процессе, скорее всего, будут стремиться к исходу, ориентированному на взрослых, а именно к победе в суде.

• Рассмотрите различные объяснения при работе с ребенком или подростком, который иррационально отвергает родителей.

• Не отбрасывайте информацию, которая не соответствует точке зрения консультанта.

*****

Моника Логан — лицензированный профессиональный консультант, живущая в Далласе, специализируется на проблемных отношениях между родителями и детьми и проблемах сексуального поведения. В дополнение к ведению частной практики и работе с судом, она недавно разработала программу, чтобы помочь молодежи в системе уголовного правосудия поддерживать границы как офлайн, так и онлайн и оставаться на связи со своими семьями. Свяжитесь с ней по адресу [email protected]

Устранение разрыва отношений со взрослым ребенком

Автор: Джордан Р.Йейтс, M.A.

К сожалению, разорванные отношения между родителями и их взрослыми детьми случаются очень часто. Независимо от того, неправильно ли истолкованы мотивы, действия предприняты вне контекста или был нанесен серьезный эмоциональный вред, это болезненная ситуация для всех участников. Хотя вы, возможно, не полностью виноваты в конфликте, инициирование примирения может зависеть от вас. Вот некоторые моменты, о которых следует помнить при попытке восстановить соединение.

  • Помните, что вы имеете дело со взрослым. Хотя вам может казаться, что еще вчера они были детьми, они уже взрослые, и к ним следует относиться с уважением, которого они заслуживают. Что-то меньшее подорвет любые ваши усилия.
  • Подтвердите ваш вклад. У каждой истории есть две стороны. То, что вам казалось любящим, могло причинить вашему ребенку боль. Постарайтесь поставить себя на их место и понять, что они чувствовали. Признайте свои ошибки и извинитесь за свою часть конфликта.
  • Подойдите к ситуации с любовью. Трудно признать факт своей ошибки. Это может вызвать у вас гнев и оскорбленную гордость. Прежде чем противостоять ребенку, справьтесь с этими эмоциями самостоятельно. Действуя из любви, а не из гнева, у вас будет больше шансов на честное общение.
  • Будьте честны. Обычный совет в браке: «Ты хочешь быть правым или жениться?». Это относится и к вашим детям. Вы бы предпочли быть правыми или иметь отношения? Это не означает, что вы принимаете всю вину и игнорируете их проступки.Есть время и место, чтобы рассказать ребенку, где он вас обидел. Но критика всего, что вы считаете неправильным с ними и отношениями, только навредит им и оттолкнет их еще дальше. Оценивайте их справедливо и указывайте только на текущие проблемы. Старайтесь наладить отношения, а не исправлять своего ребенка.
  • Получите поддержку. Обращаясь к другу или терапевту, вы можете получить нейтральную точку зрения. Это поможет вам быть более объективным и, следовательно, иметь возможность мыслить более ясно и более чутко относиться к своему ребенку.Эта способность будет иметь большое значение для связи с вашим сыном или дочерью.

Если ваш ребенок изначально отвергает ваши усилия, не списывайте их со счетов. Дайте им понять, что вы их любите и готовы помочь им. Для них это так же болезненно, как и для вас, и, скорее всего, они тоже захотят примириться. Налаживать отношения со взрослыми детьми может быть непросто, и отказаться от моделей отношений, которые работали, когда они были детьми, сложно, но награда за дружбу с вашими теперь взрослыми детьми более чем того стоит.

.