Я с кем разговариваю: %d1%81 %d0%ba%d0%b5%d0%bc %d1%8f %d0%b3%d0%be%d0%b2%d0%be%d1%80%d1%8e — перевод на английский | русский-английский

Плохо слышу собеседника — что делать если мне плохо слышно с телефона

Игра в сломанный телефон нравилась нам лет в 10, когда всем двором смеялись, как сказали бы специалисты, над потерей данных при передаче средствами связи. Во взрослых трудовых буднях реально раздражает необходимость постоянно кричать на весь офис в смартфон, переспрашивая собеседника.

От чего зависит громкость, чистота звука в мобильном аппарате? Может, существуют особые модели, в которых всегда хорошо слышно того, с кем разговариваешь? Конструктивное исполнение разных моделей телефонов и смартфонов отличается незначительно, ни один из производителей пока не шагнул далеко вперед, обогнав своих конкурентов в области звукового решения девайсов.

Считается, что связь не бывает плохой, случается неподходящая для нее погода. Прежде чем винить свой телефон и оператора мобильной сети, подождите, может быть за окном буря с ураганными порывами ветра. Даже в самых дорогих аппаратах прием и передача данных зависят от внешних факторов. Чем сильнее дождь и снег, тем лучше сигнал. И это не ошибка, шумы и помехи возникают при самом лучшем распространении сигнала.

В техпаспорте у телефона есть несколько объективных показателей, характеризующих его звуковые способности. Но углубление в технические характеристики не даст ничего обычному покупателю без специального образования.

Тем более что качество звука – довольно субъективное понятие. Поэтому только эмпирический путь выбора со сравнением конкретных моделей поможет подобрать аппарат с комфортным звучанием. Если же ваш телефон стал «шалить» и помехи при разговоре появились неожиданно, нужно разобраться в причинах.

Возможные причины возникновения неисправности и способы их устранения

Загрязнение отверстий динамика

При использовании аппарата в запыленных помещениях довольно часто пыль забивает отверстия защитной сетки динамика или акустические каналы, через которые звук идет от динамика к уху пользователя. Проверьте чистоту отверстий, если требуется — почистите мягкой щеткой. Ни в коем случае не вставляйте в отверстия иголки или острые предметы – вы можете порвать мембрану динамика. Если на ваш аппарат наклеена защитная пленка, удостоверьтесь, что эта пленка не закрывает динамик и не мешает прохождению звука. Если отверстия динамика не загрязнены, значит вышел из строя либо сам динамик, либо микросхема аудиоусилителя. Самостоятельный ремонт пользователем такого дефекта невозможен. В нашем СЦ проведут диагностику аппарата, определят вышедший из строя узел и заменят его на новый. Для ремонта аппаратов мы используем только оригинальные запчасти от производителей телефонов.

Евгения Тихонова: Я приезжаю сюда и начинаю с людьми разговаривать, а в ответ — «твое место на кухне» — Спорт — Новости Санкт-Петербурга

Скриншот страницы Евгении Тихоновой/instagram.comПоделиться

Евгения Тихонова познакомилась с Виктором Тихоновым, внуком главного тренера советской хоккейной «красной машины», в США: Тихонов-младший поехал выступать в НХЛ, Евгения к тому моменту жила в Америке уже много лет.

Если парень может пару раз оттолкнуться, это уже на троечку

– Меня впечатлила история, как вы познакомились с Виктором. Увидели, как он катается на коньках и влюбились. Подскажите: как понять по конькам, что мальчик годится?

– Если человек профессионально заниматься с детства, у него катание поставлено. Я очень не люблю, когда ноги прогнулись в коленях, буквой «Л». Поэтому, если парень может пару раз оттолкнуться, это уже на троечку. В идеале надо хотя бы минут 30 продержаться, чтобы не упасть. Но это мое личное. Витя, когда встал на коньки, у него сразу правильная осанка появилась и он просто поплыл по льду. А так как я в то время сама училась играть в хоккей, для меня это было прямо «вау».

– Ваш хоккей в зрелом возрасте – это что за выбор?

– Я с детства занималась танцами. Сейчас я понимаю, что это был интерес моей мамы. Она хотела девочку-девочку, в маленькой пачечке. Лет до 15 я строго занималась танцами. Хотя много раз говорила, что мне это до фени. Это были не современные танцы, а классика у «станка». А потом была школа искусств. Я прошла отбор в училище в Минске. На этом танцы для меня закончились, потому что я поняла, что профессионально заниматься этим не хочу.

– А хоккей откуда взялся?

– У меня брат занимался хоккеем. Это уже случилось в Америке. Брат травмировался и закончил. Остался баул с хоккейной формой. А у меня всегда было желание играть в хоккей. Как только я стала жить отдельно, я забрала форму себе, купила самые дешевые коньки со шлемом и начала кататься. В американском университете не было физкультуры, как в России. Там ты просто выбираешь, каким спортом хочешь заниматься. Я выбрала хоккей. Ходила тренироваться три раза в неделю. Тренировки были в шесть утра. Девчонок было на хоккее, кстати, гораздо больше мальчиков.

– Это такой сюрреализм: Сан-Хосе, жара, коньки, девушка из Белоруссии. Кто еще был в вашей команде?

– Там был народ совершенно разный – полицейские, пожарные. Русских, кстати, тоже было дофига. Это был народ, который пришел в хоккей уже в осознанном возрасте. Они просто получали от этого кайф. Вот это настроение было очень заразительно. До сих пор общаюсь со многими из тех, с кем я тогда начинала.

В Петербурге месяц не хотела выходить на улицу

– Почему именно Сан-Хосе?

– Папа у меня ученый. Занимался нанотехнологиями. В 90-е это стало никому не интересно. Поэтому пришлось идти в бизнес. В то время — это тоже было не так уж и просто. В какой-то момент папе предложили позицию стипендиата в университете Айовы. Мы переехали из Гомеля в маленький город. Там кроме университета ничего в общем-то и нет. Там пожили полтора годика. А потом уже оттуда поехали в Сан-Хосе, где ему предложили работу. Атомная силовая микроскопия. Он меня водил к себе на работу, устраивал экскурсию. Это очень здорово, смотреть в этот силовой микроскоп и видеть, что творится на молекулярном уровне.

– Я себе пытаюсь представить масштаб коммунальной катастрофы, которую вы пережили, переехав из Америки в Петербург.

– Культурный шок был большой. Я человек не из России, и в России в общем не была. На первых порах меня колбасило хорошо. Мы сначала жили в Park inn у Московского вокзала. Не самое лучшее место для знакомства с городом. Вся эта шумиха, грязь, таксисты. Я где-то месяц не хотела выходить на улицу. И в этой ситуации муж уезжает на месяц, на неделю. И ты сидишь, нифига не зная, забыв язык. Я сидела в отеле с двумя чемоданами и мне было страшно выходить. Мне помогла жена Юрия Александрова (бывшего хоккеиста СКА. – Прим. ред.). Она взяла шефство надо мной. Она не верила, что я не могу говорить по-русски. А я не понимала элементарных вещей. Например, что чтобы заплатить за телефон, нужно взять денежку, дойти до автомата и заплатить. Тогда в Америке это уже все делалось через Интернет. Еще помогала жена Виталия Вишневского, который в НХЛ играл. Она поняла мою ситуацию, пожалела и тыкала пальцем, что делать, а что не делать. Также пришлось заново учиться водить здесь машину. Потому что для меня сначала это была полная дикость.

– Имеете в виду взаимопомощь на дорогах?

– Да много чего. Парковку, общение между водителями. Я поняла, что можно использовать бибикалку для разговора. Еще были полицейские, которые без причины останавливали. Для меня, как совершенно законопослушного человека, это было непонятно. Они меня по часику держали, типа: постой, подумай. А я стояла, думала и не могла понять.

– А потом у вас было возвращение в потерянный рай, то есть в Америку, когда Виктор переехал в НХЛ.

– Изначально нас расселили с Витей по отелям.

– Опять Park inn?

– Наверное, по уровню то же самое, но что отличает такие американские отели, это ужасные ковровые покрытия. И для меня весь тот сезон, как ковровое покрытие серого цвета. От них еще такой запах исходил химический. Там, наверное, люди умирали, поэтому ковры всем подряд чистили. Вот мы в таком отеле прожили полсезона, до Рождества, так как я уже была с довольно большим пузом. Выходить было трудно. Поэтому мы с сыном Левой запирались и играли в «Лего». В тот момент я поняла, что ненавижу «Лего». Мы пересобирали все, что было можно. И кот с нами был, которого мы прятали, потому что нельзя. Собак почему-то можно, а котов нельзя. Почему, до сих пор понять не могу.

– Потому что собака приучена ходить в туалет на улице, а с котом такой гарантии нет.

– Мы вообще уборщицам к нам не разрешали заходить, только если кота прятали где-нибудь в туалете и объясняли, что там убирать не надо.

– Я как раз думал о том, что Лев, София-Виктория, кот, муж — такой мощный квартет вокруг вас. И тут я вздрогнул в начале нашей беседы, поняв, что есть еще и собака. То есть уже квинтет. Великолепная пятерка. Еще есть место для вратаря.

– Не надо.

– Короче, зачем вы еще и собаку завели, если и так тяжело?

– У меня всегда была такая детская мечта. Мне родители не разрешали заводить собаку. Когда я выросла и завела семью, поняла, что теперь я могу сама принимать такие решения. Но мы все равно принимали его на семейном совете. Долго мы его обсуждали, но Витя в итоге сдался. Мы подписали контракт, в котором отмечалось, за что каждый из нас будет отвечать. И мы – все четыре человека – его подписали. Он до сих пор у меня висит на стене. И в этом сезоне мы собаку нашли.

– Что за порода?

– Мальтипу.

То, что сказал Панарин, проходит каждый эмигрант

– Ваше второе возвращение в Россию. Это получается был ваш четвертый перелет через Атлантику.

– Вообще, мы часто летали, особенно, когда пересадки не было. В России мы находимся на визах как граждане США. Поэтому нам по-любому надо выезжать. Дети у меня уже приучены. Они в этом смысле довольно дисциплинированы. Никто даже не возмущается.

– В этот раз все прошло проще?

– Ну конечно. Ты уже все равно более или менее знаешь место, знаешь людей. Мы жили сначала на Воскресенской набережной. Мы оттуда не уезжали, пока не нашли подходящую квартиру. Очень трудно искать в России адекватную квартиру для аренды, потому что очень много пафоса: лепнина, будуар, а еще очень популярен ар-деко. И когда нам в контракте показывали, сколько стоит определенная мебель, мы сразу отказывались, потому что у нас и дети, и животные. Долго искали, но все-таки нашли. Это была вообще первая квартира, которая мне понравилась. Она очень уютная, очень удобная и цвет у нее солнечный внутри.

– Что в нашем климате очень важно.

– Важно, да, потому что депрессняки действительно накрывают.

– Для вас за девять лет, которые прошли после предыдущего приезда в Россию, мир должен был целиком измениться.

– В каком плане?

– В плане контакта с государственной риторикой. 2011 год — это была одна Россия, в которой по телевизору не обещали превратить Америку в радиоактивный пепел. И это лишь одна из цитат. Сейчас такие вещи иногда проскальзывают.

– Мы с родителями уехали отсюда в 90-х. И было такое ощущение: слава богу, что уехали. Когда я сюда приехала спустя много лет, я была очень приятно удивлена. Например, что в России есть, оказывается, вода в бутылках. Я была очень рада, потому что почувствовала позитивные изменения. Когда мы уехали в Чикаго и потом снова вернулись, произошли определенные нехорошие политические моменты между Россией и Америкой, я почувствовала большую разницу. Это было заметно даже в том, как разговаривали таксисты. У меня иногда проскальзывают английские слова. И таксисты сразу спрашивали: «А вы что, не отсюда? А откуда? Из Америки?». И начинается: «пиндосы» и все остальное. Потом начинают спрашивать, а как там? Начинаешь им объяснять, что там живут такие же люди. Таких вопросов раньше точно не было. Когда проходишь паспортный контроль в Москве, отношение тоже стало немного другим. У меня американское гражданство, а место рождения Украина, то есть сразу два минуса.  В 2015 году у меня на паспортном контроле забрали паспорт и ушли. И ты стоишь с двумя детьми и не понимаешь, что делать, а у тебя самолет через 10 минут. В этом плане я, кстати, больше люблю Петербург. Здесь как-то адекватнее люди на границе. Вообще, мир сейчас меняется не в лучшую сторону, и это касается не только России. Идет всеобщая милитаризация. Это хорошо видно по программе телепередач.

– Лучше «Фиксики».

– Я обычно включаю стендап.

– Кстати, вы с детьми смотрите «Союзмультфильм» или «Том и Джерри»?

– У меня папа, когда мы с ним встречаемся летом, показывает советские мультики. И он их так подсадил на Карлсона. Дети не понимают, кто это такой. Там еще немного своеобразный юмор, но им нравится. Еще любят «Ну, погоди!», но это на уровне того же «Тома и Джерри». Сейчас, кстати, в России появляется все больше адекватных хороших мультиков. В России мы смотрим телевизор на английском, а в Америке – на русском. У нас есть там русский канал. Пытаемся давать детям мультикультурное образование.

– Удивительным образом вы при этом увлечены миром хоккея — и сами играете, и муж наследник одной из важнейших династий. А Владимир Владимирович забивает 10 шайб. У нас есть Putin Team. И особняком стоит один Панарин со своей либеральной повесткой. Это беспокоит?

– Я не то чтобы не люблю политику. Я много читаю об этом. У меня есть свое мнение об этом. Но я считаю, что я не имею права публично его выражать. Я не политик. То, что сказал Панарин, проходит каждый эмигрант. Он просто никогда не жил в другом мире и вот он уехал. Я помню, как его колбасило первый год из-за того, что в детстве были заложены определенные стереотипы об Америке. Я сама через это прошла. Мы приехали, например, в Айову, в довольно консервативный религиозный штат. И ты приезжаешь из России, которая для них была долгое время врагом. И когда я слышала на уроке, что Вторую мировую выиграли США, я начинала бить себя в грудь. Учитель ставил мне D, по-русски — двойку. Тут ты начинаешь понимать, что история двоякая и зависит от твоего мировоззрения. Менять перспективу — это нормально. Сейчас Панарин немного радикально настроен, потому что ему обидно. Ну, и мне тоже было обидно. Он просто таким образом переваривает информацию, которую там получает. Понятно, что он выразился немного резковато, и люди здесь не привыкли слышать такие вещи. Но так бывает, и я его осуждать не буду.

– Вы ему грандиозно напомнили про долг. Главный вопрос — вернул?

– Нет.

– То есть он не подписан на вас в Инстаграме?

– Подписан. Но, видимо, в этот день решил отдохнуть от соц. сетей. Меня родители по-другому вырастили. Они сказали, что брать деньги в долг не надо ни в коем случае. Но если ты одолжил в экстремальной ситуации, обязательно верни. Я считаю, что деньги — это ресурс, к которому нужно относиться с осторожностью. Наверное, это часть моего воспитания. Такие вещи меня лично задевают.

Когда мне сказали про «неэлитного щенка», до меня стало, как до жирафа, доходить

– У вас какой подход к бюджету? Вы оба отвечаете? Есть распределение ролей?

– Ну как… У нас один счет. Я оплачиваю все счета, мне просто этим легче заниматься. Если какие-то большие покупки, мы спрашиваем друг у друга.

— Собака?

– Собака была дешевая. Она же отказник с «Авито». А вот сейчас будут затраты, потому что надо будет с ней летать и справки делать. А так мне сказали в парадной, что это не элитный щенок.

— У вас такой дом, что…

– Я поняла это, когда мы покупали мебель в IKEA и мне сказали на ресепшен, что нам нельзя ее заносить через парадный вход. «Вам нужно после 9 вечера заходить с заднего входа с такой мебелью» (речь идет о жилом комплексе «Парадный квартал». – Прим. ред.). Сначала я вообще не поняла, что имелось в виду. А потом, когда мне сказали про «неэлитного щенка», до меня стало, как до жирафа, доходить.

— У вас там просто, наверное, есть такие щенки, которые стоят дороже всей вашей мебели из IKEA.

– Ага, особенно есть определенные щенки, у которых есть хозяева определенных габаритов. У меня даже есть такая история, о которой я хочу, чтобы все узнали. В пять утра я выгуливаю собаку. И идет девушка определенного статуса с большой собакой напротив. Я как вежливый человек говорю: «Доброе утро». На что она мне отвечает: «А мы что, подруги?» «Да вроде бы нет». «Ну и все тогда». И я истерически засмеялась. Я просто даже представить себе не могла, что такое возможно. Теперь эта девушка, наверное, думает, что я больной на голову человек, потому что я довольно громко смеялась ей вслед. Еще пообещала ей карикатуру на нее нарисовать.

— Вы берете вдохновение для своих скетчей из жизни, как в случае с женщиной с собакой или женами хоккеистов?

– В общем, да. В хоккее очень много интересных историй. В моих будущих планах, когда мы закончим с хоккеем, написать или нарисовать книгу о подобных происшествиях. У меня есть маленький блокнотик, куда я все записываю. Хоккейный мир – это очень интересный мир.

— Откуда к вам пришло умение рисовать?

– Когда училась на дизайнера, нас учили рисовать очень быстро. Мы должны как бы соединить голову с рукой, и все, что в голове, сразу выкладывать на бумагу. Так пошли карикатуры. Для меня это способ расслабиться.

Самые забитые женщины – это русские женщины

— В интервью, которое вы дали год назад для сайта «Матч ТВ», вы уже говорили про жен хоккеистов. Какие-то вещи там действительно могли задеть. Не прилетало?

– Лично мне не высказывали. До меня доходили какие-то скриншоты/слухи. Женский коллектив в хоккейном мире – это как повезет. Бывают адекватные, совершенно простые девчонки. А бывает сборище модных дам. Я стараюсь держаться в стороне. Так безопасней и им, и мне. Некоторые обижались, конечно, принимали все это слишком близко к сердцу, писали мне: «Почему ты меня рисуешь?». Хотя это был совсем не о них.

— Понятно, что у вас грандиозный опыт работы на телевидении в прямом эфире и видеоблог. То, что делает ваша семья, это круто. Мне не хватало продолжения. Это все были такие яркие заходы в медиапространство, которые обрывались многоточием. Не хватает времени?

– Нас обычно просили в клубе это сделать. Хоть у меня и бесконечный Инстаграм, мы довольно закрытые.

— Вы обещали что-то рассказать про российскую банковскую систему.

– Мне было очень странно, что я самостоятельно не могла делать определенные транзакции в России. Мне сказали, что это может сделать только муж. Я этого не поняла, ведь у нас легальный брак и вроде бы равные права. Оказывается, я должна была запросить официальное разрешение мужа на 10 лет, и он должен был нотариально подтвердить, что разрешает мне это делать. Я ощутила себя, как много-много лет назад в Америке, когда эмансипация еще не произошла. Я кому рассказываю в Америке об этом случае с банком, на меня смотрят вот такими глазами. Начинаешь понимать, что это просто две разные культуры. У американцев существует теория, что русские это не обычные «белые», а «выбеленный Восток» из-за своего географического положения. Поэтому немного другое отношение к женщинам. Хотя в Америке тоже остались определенные рамки, но не такие яркие, как здесь. Я приезжаю сюда и начинаю с людьми разговаривать на некоторые темы, а в ответ: «Ты че, курица?» или «Твоё место на кухне». И на этом разговор заканчивается. Меня это глубоко ранит. Из собственных наблюдений, самые забитые женщины – это русские женщины. Русскую женщину можно узнать по походке. Есть два вида. Та, которая идет «грудь вперед, попа назад», а есть женщины с забитой походкой, которая идет, сгорбившись, с грустными глазами. Но обе несут за собой шлейф комплексов, которыми их кормит общество.

— Насколько у вас дома развит культ личности дедушки вашего мужа? Ведь это большая ответственность – быть представителем третьего поколения великого деда.

– У нас дома нет. У меня дети узнают про деда от других людей. То есть они знают, что он тренер, но мы не строим из этого культа. Я считаю, что, если поддерживать этот культ внутри семьи, это будет давить на ребенка. И Витя так же считает. Думаю, что этого ему хватило в его детстве. У нас есть фотографии дедушки. Я объясню им всю ситуацию, когда они старше станут.

— В одном из интервью вы отмечали, что всерьез готовы к зомби-апокалипсису. Вот если сейчас жахнет, куда побежите – в Таврический или к Смольному?

– В Таврический бежать бесполезно. Там бестолковая система, особенно подвальная.

— Вы про сад?

– Про каток. Когда мы в шутку об этом говорили, решили, что нужно садиться в машину и ехать до «Авроры». Отшвартуем ее немного и будем сидеть там. Думаю, там и продовольствие есть. На первое время там можно будет пересидеть.

— Тревожная сумка, как на случай родов, собрана?

– В России особо не соберешь такую. У меня обязательно с собой есть две батарейки для зарядки телефонов, спутниковый интернет и документы.

Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Девочка росла изгоем из-за загадочной болезни. Она не могла говорить за пределами дома: Люди: Из жизни: Lenta.ru

Англичанка Рэд Элизабет Джолли — на первый взгляд обычная 19-летняя девушка: учится в институте, слушает металл, мечтает стать визажистом. Однако долгое время она не могла вымолвить ни слова за пределами дома. О необычном детском расстройстве и его влиянии на взрослую жизнь — в материале «Ленты.ру».

В английском городе Кеттеринг в графстве Нортгемптоншир, на празднике в честь перехода в среднюю школу учитель играл в игру с будущими учениками и призывал всех детей присоединиться. 11-летняя Рэд стояла неподалеку, и вскоре очередь дошла до нее.

«О’кей», — пожала плечами девочка и подошла к ребятам. Ее родители обменялись взволнованными взглядами. Рэд смогла сохранить спокойный и непринужденный вид, думая: «Я поступила так, как поступают все нормальные люди». Позже ее мать Кэрри, вернувшись домой, написала длинный пост в социальных сетях, чтобы рассказать всему миру, как она гордится дочерью.

Маленькое слово «О’кей» для семьи Джолли было прорывом: до этого момента в течение многих лет Рэд никогда не разговаривала ни с кем за стенами дома.

Сначала родители думали, что она просто стесняется. В детском саду девочка общалась только с воспитателем, и только тогда, когда остальные дети не могли услышать ее. Вскоре воспитатель сменился, и родители поняли, что на самом деле проблема гораздо серьезнее: Рэд вообще перестала разговаривать в детском саду.

Дома она была обычным болтливым ребенком — уверенной, спокойной, с колким чувством юмора. Родители не могли понять, что мешает ей быть такой же «обычной» в школе, но продолжали надеяться, что со временем Рэд просто привыкнет, расслабится и начнет общаться с людьми. Однако после первого года в школе она все еще не сказала ни слова.

Рэд часто вспоминает, как в начальной школе сгорала от зависти к другим детям: казалось, что их разделяет невидимая стеклянная стена, и она находится в изоляции от остального мира. Это состояние подавляло маленькую девочку. Держать все в себе целый день было непросто, это неизбежно вело к эмоциональному срыву. Рэд помнит, как приходила домой и кричала в истерике.

«Как только вы покидаете дом, весь мир словно требует от вас общения», — объясняет девушка. Окружающие ожидали, что она с легкостью начнет разговор с любым человеком, и это очень ее тревожило. Незнакомого лица или неожиданного вопроса было достаточно, чтобы спровоцировать у девочки панику.

В детстве Рэд Джолли была обычным ребенком дома, но за его стенами переставала с кем-либо разговаривать

Фото: из личного архива

В конце концов у Рэд диагностировали селективный мутизм — расстройство, при котором человек не способен разговаривать именно в тех ситуациях, когда общение необходимо. Оно встречается у одного ребенка из 140, и чаще наблюдается у девочек, чем у мальчиков. Специалисты подчеркивают, что нет прямой связи между какой-либо психологической травмой или пережитым эпизодом насилия и развитием селективного мутизма. Впрочем, ученые до сих пор не установили истинную причину развития заболевания.

Мутизм, обретенный в результате физической или психологической травмы, влияет на общение со всеми, в то время как селективный мутизм — на общение с определенными людьми. Нет никакой логики в том, кто попадает в этот черный список. Некоторые специалисты связывают начало селективного мутизма с чувством паники при общении с незнакомцами в детстве. Молчание становится способом не начинать общение вообще и таким образом контролировать свое беспокойство.

В недалеком прошлом детей с такой особенностью развития считали грубыми и невоспитанными, их наказывали и унижали. Ситуация изменилась, но даже сейчас взрослые не всегда способны адекватно реагировать на поведение ребенка, испытывающего сильнейшую тревогу в ситуациях, когда ему необходимо общаться с незнакомыми людьми в непривычной обстановке.

В США детям с селективным мутизмом обычно назначают препарат «Прозак». Этот антидепрессант, активным веществом которого является флуоксетин. Он помогает снизить уровень тревожности, которую дети испытывают в незнакомой ситуации. В Европе этот препарат прописывают крайне редко и с большой осторожностью.

«»Прозак» можно назначать детям среднего школьного возраста, которые впали в депрессию из-за своего недуга, — поясняет логопед из Великобритании Мэгги Джонсон. — Прием препарата нужно сочетать с когнитивной терапией».

Существует множество приемов, способных снизить напряжение ребенка в обществе. Например, техника «скольжение»: ребенка увлекают игрой в карты и постепенно начинают задавать ему простейшие вопросы. Игра помогает ребенку забыть о том, что обычно он не говорит, и его нервная система расслабляется.

«Я как будто сжимаюсь и замерзаю, — объясняет девушка свое состояние. — Мой мозг начинает думать и словно останавливается. Затем снова начинает думать и опять останавливается. И так повторяется много раз».

«Мне сказали, что она заговорит в свое время. Мне остается набраться терпения, но на это так сложно смотреть… Особенно когда ты знаешь, каким может быть твой ребенок на самом деле», — объясняет Зои Паркер, мать девочки, страдающей таким же расстройством, как Рэд.

Надо отдать семье Рэд должное: несмотря свою проблему, девочка вступила в скаутский отряд. Дома она записала голосовое сообщение для своих товарищей, чтобы объяснить им: от нее не стоит ждать привычного общения. Все еще не произнося ни слова вслух, Рэд начала придумывать свой язык жестов.

Повседневные заботы для почти немого человека оказались непростым делом, но семья Джолли вышла из положения: в школу и в гости к друзьям Рэд брала с собой карточки, с помощью которых она могла объясниться с родителями и учителями. На них были написаны основные фразы: «хочу пить», «хочу домой», «мне больно» и так далее, а кивая «да» или «нет», девочка могла выбрать что-то конкретное — например, апельсиновый сок или воду.

Рэд с подругами

Фото: @RedElizabethJ

Тот самый праздничный школьный вечер, на котором Рэд смогла произнести свое первое короткое «О’кей», стал поистине переломным моментом в ее жизни. Теперь с каждым днем она чувствовала себя все увереннее в школе: она стала отвечать на вопросы учителей, общаться с одноклассниками. Члены семьи Джолли с улыбками вспоминают, что однажды Рэд в наказание заставили остаться после занятий в школе: она болтала на уроке. В тот вечер в их доме был настоящий праздник.

«Я, наверное, единственный родитель, который мечтал, чтобы когда-нибудь учитель пожаловался на моего ребенка за болтовню на уроке, — смеется Кэрри. — Я тогда подумала: «Великолепно! Я обязательно похвалю ее!»».

Когда Рэд было 12 лет, она поскользнулась на ровном месте и упала. Она почти не плакала несмотря на то, что получила серьезную травму — вывих коленного сустава. Анита МакКирнан, специалист по селективному мутизму, объясняет, что такое поведение типично для людей с данным расстройством: она работала с детьми, которые ломали кости и никому об этом не рассказывали, пока не возвращались домой, где могли дать волю словам.

«Даже если дочь упадет на игровой площадке или поранится, она не издаст ни звука, — подтверждает Зои Паркер. — Слезы будут катиться по ее щекам, она будет плакать, но абсолютно беззвучно».

Вывих необходимо было лечить, но Рэд не подпускала к себе никого, не позволяла врачам прикасаться к ее ноге. Она впадала в истерику, если кто-то слишком быстро входил в комнату. Чтобы сделать МРТ, Рэд нужно было взять себя в руки, но она просто не могла вести себя «нормально» в незнакомом месте. Родители Рэд не понимали, что им делать.

В итоге после двух операций, физиотерапии и пяти месяцев реабилитации Рэд все еще хромает. «Все из-за вывиха колена», — горестно вздыхает ее мать.

Рэд Элизабет Джолли, 19-летняя студентка, фанатка музыки в стиле металл, страдает от селективного мутизма

Фото: Red Elizabeth Jolley / YouTube

Сейчас, будучи студенткой университета, Рэд разговаривает спокойно, с приветливой улыбкой на лице. Однако селективный мутизм не прошел бесследно. У девушки много друзей, она с легкостью готовит доклады и выступает перед большой аудиторией на конференциях. Но все еще есть люди, с которыми она не может разговаривать. Один из них — ее родной дедушка.

Когда родители Рэд поняли, что столкнулись с серьезной проблемой, они стали пробовать любые способы помочь дочери: посещали логопедов и психологов, испытали терапию гипнозом, занимались в «группах поддержки». Ничего не помогало.

Один из логопедов Рэд посоветовал попробовать наладить общение с дедом посредством голосовой почты. Джон, дедушка Рэд, был очень рад, впервые услышав звонкий голос внучки в динамике телефона. Но вскоре и такая форма общения стала для Рэд неприемлемой.

Рэд до сих пор не общается с дедушкой. Ее часто спрашивают в социальных сетях, сможет ли она поговорить с ним, когда он будет на смертном одре. «Нет, — сухо отвечает Рэд. — Я хочу разговаривать… Если бы я могла, то обязательно говорила бы. Я пытаюсь».

По пути в его дом Рэд может болтать без умолку всю дорогу и подпевать любимой музыке. Но как только открывается входная дверь дедушкиного дома, она умолкает. «Она съеживается, выглядит неловко, смотрит вниз, — описывает Кэрри поведение дочери. — Она становится совсем другим человеком, даже ее походка меняется».

Дедушка Рэд очень старается, чтобы внучка чувствовала себя как можно более комфортно, но пока она в его доме — ее голос никто не слышит. Если родители решают остаться на ночь, девочка едва может прошептать маме перед сном «спокойной ночи». Она просто не может расслабиться, пока не сядет в машину.

Рэд с дедушкой и бабушкой

Фото: из личного архива

Кажется, что Кэрри с легкостью описывает поведение дочери, но очевидно, что ее сердце разрывается: ее единственный ребенок никогда не говорил с ее отцом. И Джон называет эту ситуацию «душераздирающей».

Мать Рэд признается, что часто не может предсказать, как скажется на состоянии дочери то или иное событие. Например, после выхода в эфир документального фильма с участием Рэд она боялась, что дочь снова замкнется в себе из-за чрезмерного внимания к ее персоне. Но все сложилось с точностью до наоборот: она стала больше разговаривать.

«После выхода в эфир этого фильма она почувствовала, что теперь все знают, кто она такая, и не будут больше заставлять ее разговаривать, — объясняет Кэрри. — Через месяц она начала общаться с двумя девочками в школе. Затем она перешла в новую школу вдали от дома. Там ее никто не знал, ни у кого не было ненужных предубеждений на ее счет, поэтому ей стало легче, и она заговорила».

Теперь Рэд с улыбкой вспоминает, как ее мать постоянно беспокоилась: как дочь пройдет собеседование, как закажет еду в кафе, как отправится путешествовать. Сейчас она больше не переживает. Она знает, что Рэд счастлива и может практически все.

«Сейчас ее постоянно нет дома, и у нас стало очень тихо», — замечает Кэрри с улыбкой на лице.

Как перестать стесняться и преодолеть языковой барьер

Что общего между студенткой Аней, которая представляет доклад перед классом, школьником Ваней, который хочет задать вопрос преподавателю географии, и Надеждой Викторовной, которая пришла на собеседование в компанию на должность бухгалтера? С первого взгляда ничего, но со второго вы уже начинаете догадываться.

Вы наверняка ни раз испытывал щекочущее чувство, которое проходит по всему телу и бьет током, когда нужно поговорить с незнакомцем, рассказать что-то на большую аудиторию, пройти собеседование, задать вопрос преподавателю в классе и заговорить на иностранном языке.

Знакомо?

Поздравляю, у вас явные признаки стеснения и языкового барьера.

Главное, что вы должны понять – вы с этим чувством не одиноки. Не нужно думать, что с вами что-то не так. Миллионы людей в мире боятся что-то сказать, потому что им кажется, что они обязательно сделают это неправильно. И вы не поверите, но в то время, как вы восхищаетесь уверенностью своего соседа по парте, он думает, как классно вы общаетесь на английском языке.

Стеснение – это такой же естественный процесс, как и сон. Только в отличие от второго, это чувство не позволяет нам наслаждаться жизнью и добиваться желанных целей. Хотя сон иногда тоже может этому препятствовать, но это уже совсем другая тема.

«Мне всегда было сложно налаживать контакт с новыми людьми, хотя с детства меня родители отдавали на всевозможные секции».

Стеснение – это внутренний языковой барьер, который мешает естественному процессу общения. Общению не только на родном языке, но и на иностранном. Особенно это становится очевидной проблемой, когда вы оказываетесь в нестандартной для себя ситуации — в языковой школе за рубежом, например. Там все новое: страна, привычки, стиль жизни, язык, а самое главное – люди.

Ты приехал из России изучать английский язык вместе со сверстниками из других стран. Мало того, что английский для тебя не родной язык, и ты еле справляешься с тем, чтобы начать на нем говорить, так еще и одногруппники кажутся странными и ведут себя иначе, чем твои одноклассники.

Что же делать?

Хоть что-нибудь.

На такой стрессовой почве многие замыкаются в себе и уходят в молчание. Ведь это первое, что хочется сделать, чтобы защитить себя. Но не нужно спешить с выводами и возвращаться домой. Сначала прочитайте мою историю.

Расскажу, как я научилась общаться с незнакомыми людьми и преодолела языковой барьер.

Прежде чем перейти к сути, нужно рассказать все с самого начала. Это не будет история про то, как я провела летние каникулы за рубежом и изменила свою жизнь навсегда, но я надеюсь она поможет вам решиться на это.

Ребенком я была молчаливым, хоть и любила шумные компании. 60% времени после школы я сидела дома, играла в игры и читала. Остальные 40% – в компании школьных друзей.

Мне всегда было сложно налаживать контакт с новыми людьми, хотя с детства меня родители отдавали на всевозможные секции: танцы, хор, классы фортепиано, сольфеджио, гимнастика, пение. Даже несмотря на то, что я выступала на концертах перед большими залами, общение тет-а-тет мне давалось нелегко. В классе я была одной из самых тихих, а за его пределами новых знакомств не заводила, потому что всегда стеснялась подойти первой и заговорить.

«Я поставила себе правило – 1 раз в неделю делать что-то, чего я боюсь или стесняюсь».

Все стало меняться, когда я поступила в 11 класс. Постепенно стало приходить осознание, что мне скоро в университет. А там будет очень много незнакомых мне людей и нужно будет как-то налаживать с ними контакт. На какой-то момент стало страшно, но я решила взять себя в руки. Как сейчас помню, села дома на диван и четко решила, что мне нужно вылупляться из своей скорлупы.

Я стала больше выходить из дома, встречаться с друзьями, которые на тот момент уже не надеялись увидеть меня в своей компании, нашла в своем городе школу йоги и занялась здоровьем. Я поставила себе правило – 1 раз в неделю делать что-то, чего я боюсь или стесняюсь. Задания у меня были совершенно разные, начиная с «позвонить в салон и записаться на маникюр» до «сходить на пробное занятие в разговорный клуб по английскому языку».

Именно установка на результат помогла мне прийти туда, где я нахожусь сейчас. Благодаря таким заданиям, как «сдать экзамен по английскому языку», «заговорить с незнакомцем на английском языке» и «пройти собеседование на английском языке», я смогла перебороть в себе страх общения и избавиться от языкового барьера.

Хуже общения на родном языке для меня в тот момент было общение на английском, поэтому я решила как следует над ним поработать!
Так одно решение, принятое 10 лет назад, повлияло на мою жизнь сейчас.

Как помочь себе стать уверенней и преодолеть языковой барьер?

Каждый из нас в состоянии изменить свои залежавшиеся привычки. А стеснение – это именно привычка. Мы привыкаем к тому факту, что нам страшно поднять руку в классе, мы не уверены в правильности своего вопроса преподавателю, нас осуждают окружающие за каждый чих.

Есть плохая новость – мы сами программируем себя на неуверенные мысли, но есть и хорошая – мы в силах запрограммировать себя иначе.

Несколько советов, которые помогли мне научиться общаться с людьми:

Общайтесь чаще

— Пробуйте хотя бы раз в день писать своим знакомым в мессенджерах (если вам очень сложно сразу начать личное общение). Но долго на этой фазе не засиживайтесь.
— Хотя бы раз в день задавайте незнакомым людям вопросы: спрашивайте время, дорогу и т.д.. Подходите сначала к тем, с кем вам легче начать диалог – к детям или пожилым людям, например, а потом обращайтесь к тем, с которыми вам общаться сложнее – к людям в дорогих костюмах или полицейским.
— Делайте комплименты. Это приятно и вам и другому человеку:)
— Запишитесь на групповую экскурсию по городу и задайте гиду хотя бы один вопрос.

Все люди периодически стесняются и чувствуют неуверенность в своих силах. Разница в том, что кто-то работает над собой, а кто-то – «принимает себя таким, какой он есть». Не надо так. Ведь вы можете добиться большего, чем у вас есть сейчас.

Если вы хотите преодолеть языковой барьер:

Вам еще нет 18 лет
— Тренируйте иностранный язык дома: читайте, слушайте подкасты, смотрите сериалы.
— Попросите своего учителя или репетитора дать вам больше устных заданий (пересказ, описание фотографии, диалоги).
— Найдите в интернете слова своей любимой песни, распечатайте их и прочитайте несколько раз
— Попробуйте составить из песни историю, превратите её в диалог.
— Попросите родителей отправить вас в языковой лагерь за рубежом – общение с носителями и ребятами из других стран вам поможет стать самостоятельным и уверенным в себе.

Вам есть 18 лет
— Найдите онлайн-друга, с которым можно практиковать иностранный язык. Это можно легко сделать через любую международную онлайн-платформу для общения, как Lang-8 или Paltalk.
— Запишитесь на международную встречу в своем городе. Как правило, их часто посещают иностранцы, которые живут здесь или оказываются проездом. Несколько полезных сайтов: Internations, Couchsurfing.
— Сходите на Stand Up на английском. На таких шоу часто собирается много иностранцев, с которыми можно легко завести разговор в непринужденной обстановке.
— Проведите свой отпуск за рубежом, изучая язык. Общение с иностранцами поможет вам лучше узнать себя и окончательно избавиться от языкового барьера.

Не вешайте на себя ярлык “неудачник” и не думайте, что все вокруг оценивают ваше произношение, уровень владения иностранным языком и разочаровываются в вас как в личности, когда вы вместо «She has» говорите «She have».

Надеюсь, эти советы помогут вам стать уверенней в себе и избавиться от языкового барьера. Потому что мне они очень помогли.

Сейчас я работаю в международной компании, ежедневно общаюсь на английском языке и веду деловую переписку, а после работы провожу занятия по йоге (правда, пока только на русском).

Удачи вам!

Семь вещей, о которых нельзя говорить на работе

В последние дни в офисах и на улицах постоянно разгораются дебаты на политические темы. Некоторые из них заканчиваются вполне мирно, а некоторые приводят к конфликтам, которые впоследствии отзовутся на взаимодействии между сотрудниками и подразделениями. Порой разговор, начинавшийся, казалось бы, вполне мирно, заканчивается обвинениями, а то и личными оскорблениями. Линии разлома проходят между личностями и отделами, вчера еще увлеченно работавшими над общими проектами.

Стоит ли обсуждать с коллегами политику? И какие еще темы не стоит поднимать в разговоре в офисе, чтобы избежать конфронтации?

Универсальных советов не существует. В любом случае вам придется каждый раз думать и самостоятельно решать, будет ли та или иная тема подходящей для разговора с коллегами, клиентами и бизнес-партнерами. Многое зависит от самой ситуации, в которой вы заводите разговор, от происхождения вашего собеседника (в разных странах и культурах различные темы могут оказаться под запретом). И все-таки постараюсь дать несколько универсальных советов, которые вам пригодятся.

1. Во-первых, в хорошем обществе не принято говорить о политике. Да, у каждого из нас имеется солидный запас знаний и воззрений в области истории, политологии, тактики и стратегии действий в тех или иных условиях. Да, каждый считает себя обладателем единственно верной точки зрения. Но если вы предпочитаете сохранять в офисе рабочую обстановку, а не сеять раздор, воздержитесь от обсуждения политических событий.

2. Вторая запретная тема — религия. Вы почти никогда не знаете, каковы религиозные взгляды вашего собеседника и его отношение к религии в целом. Поэтому любое ваше высказывание на эту тему может случайно оскорбить его, огорчить или разозлить. Верующий человек может не оценить ваши шутки на религиозные темы, а атеист не всегда поддержит разговор о тонкостях таинства исповеди или об истории православия. Человек может внешне не проявить особой реакции на ваши высказывания, но для себя сделает выводы. Поэтому даже в разговоре с сотрудниками, контакт с которыми уже налажен, стоит быть аккуратнее. Кстати, поздравляя коллег, а тем более — клиентов, с религиозными праздниками, подумайте, будет ли это уместно. Скажем, не все партнеры из Татарстана обязательно обрадуются пасхальной открытке. Да и в других регионах и городах наше общество отнюдь не является мононациональным и монорелигиозным.

3. Многие люди делят свою жизнь на две основные составляющие — работа и семья. Поэтому, если разговор не касается работы, то тем или иным образом затрагивает семью (поход в музей со своей второй половиной или детьми, семейный отпуск, совместные занятия спортом, мнение супруга насчет новой рекламы вашей компании и т.д.). И если собеседник сам с легкостью заводит разговор о своих близких, который вы готовы поддержать, в этом нет ничего предосудительного. Но если вы не в курсе, какова ситуация в семье у вашего коллеги (возможно, он разводится, потерял близкого человека или не может найти общий язык с взрослеющими детьми) — не стоит поднимать эту тему и задавать ему неудобные вопросы. Кроме того, не стоит жаловаться на свою вторую половину или поддерживать подобные разговоры. Поддержите самого коллегу, если у него сложная ситуация, но не нужно обсуждать его личную жизнь в негативном ключе. Жизнь наладится, а неловкость может остаться.

Опять же, учитывайте, с кем разговариваете. В некоторых культурах разговоры о семье в принципе считаются неприличными.

Тем более не стоит обсуждать подробности интимной жизни и пристрастий сослуживцев. Это тема очень сложная, личная и не подходит для бесед на работе (если только вы не врач соответствующего профиля).

4. Все, что касается индивидуальных вкусов (в музыке, литературе, живописи, одежде, кино и т.д.), обсуждать можно, но осторожно. Громко заявив, что ненавидите the Beatles или считаете современную отечественную эстраду единственно достойной музыкой, вы можете навсегда лишиться доверия коллеги или клиента с противоположным мнением. Говорят, о вкусах не спорят. Вот и не давайте поводов для таких споров, говорите о личных пристрастиях осторожно и не впадайте в крайности.

5. Об уволившихся сотрудниках говорить можно исключительно как об усопших: либо хорошо, либо ничего. Независимо от причины их увольнения, независимо от того, в какую компанию ушел ваш специалист. Обсуждение за спиной любого другого человека не сделает вам чести. Кстати, это касается и действующих сотрудников. Но вот хвалить — и нынешних коллег и уволившихся — можете сколько душе угодно. Желательно, конечно, за конкретные заслуги.

6. Никогда, ни при каких обстоятельствах не обсуждайте размеры зарплат ваших сослуживцев. Даже если это не запрещено внутренним уставом вашей организации, задавать человеку вопросы о его доходе, хвастаться своим или жаловаться — это просто неприлично. И уж тем более считать чужие деньги. Единственный вариант, когда вы имеете на это право: вы руководитель и вы обсуждаете бюджет на очередной период. Да, и конечно, обсудить возможность повышения своей собственной зарплаты с непосредственным руководителем или сотрудником отдела персонала вы тоже можете.

7. И последнее, но не менее важное табу: никаких разговоров на темы, касающиеся расовых, национальных, половых и прочих различий. Как минимум, вы же не хотите, чтобы вас обвинили в дискриминации и шовинизме? Кроме того, затрагивая подобные темы вы можете спровоцировать конфликт между собеседниками.

Чтобы определить, подходит ли та или иная тема для конкретной ситуации, попробуйте ответить на вопросы: будет ли собеседникам интересно или полезно это услышать, будет ли им комфортно, хотите ли вы, чтобы они знали о некоторых деталях вашей жизни вне работы и хотите ли вы сами в ответ получить порцию аналогичной информации. Если все ответы положительные — смело обсуждайте выбранную тему. Если же нет — не начинайте разговор и не стесняйтесь вежливо сообщить собеседнику, который его начал, что не считаете данную тему приемлемой для общения.

Автор — директор департамента кадрового администрирования BDO Unicon Outsourcing

«Я просто начала разговаривать с людьми»

Интервью с директором МОО «Общество развития продуктивных инициатив» – часть проекта Агентства социальной информации и Благотворительного фонда Владимира Потанина. «НКО-профи» — это цикл бесед с профессионалами некоммерческой сферы об их карьере в гражданском секторе. Материал кроссмедийный, выходит в партнерстве с порталом «Вакансии для хороших людей».

«Это было начало большой дружбы»

Анна, основное, чем вы занимаетесь сейчас, – это помощь бездомным людям. До этого было много разного – экологическая еда, культурные акции в городском пространстве, пристройство бездомных животных. Вы – координатор проекта «Живая библиотека» и ярмарки волонтерских вакансий «Тепло в тебе», организатор Repair cafe. И этот список можно продолжить. Это все как-то связано одно с другим или просто одно приходит, другое уходит?

Большинство вещей, которыми я занималась раньше, не требовали каких-то больших ресурсов и сил. Много лет я что-то делала просто в свободное от работы время, в выходные, по вечерам.

Долгое время у меня было ощущение, что, вот, живу в Перми, а тут не так много всего происходит. И если я хочу, чтобы что-то было, мне ничего не мешает взять и сделать это самой. И многие вещи я делала под таким вот девизом. Я не стала себя как-то ограничивать, просто делала то, к чему лежит душа.

Но, конечно, я слышала много критики по поводу того, что нужно на чем-то сконцентрироваться, чему-то одному нужно посвящать время, как можно с одного на другое все время переключаться.

Фото: Ярослав Чернов / АСИ

И в какой-то, наверное, достаточно грустный момент жизни, когда я не очень понимала, чем же хочу заниматься, со мной встретилась девочка, у которой был маленький благотворительный магазин, ее звали Наташа. Она сказала: «Я хочу что-нибудь с тобой вместе сделать». Я сказала: «Да, окей».

Мы стали обсуждать и поняли, что у нас в городе нет ни одной системно работающей общественной организации, помогающей бездомным людям. Мы обе восхищались работой «Ночлежки», нам хотелось, чтобы было что-то такое же.

Это в каком году было?

В 2017-м. Она нашла несколько ресторанов, которые начали бесплатно готовить еду, чтобы мы устраивали ужины для бездомных. Мы выбрали две точки, где ее раздавать. И как-то все начало происходить. На первом этапе от меня нужна была только машина: чтобы приехала, забрала еду, отвезла.

А Наташа пару раз съездила на эти раздачи и сказала: «Знаешь, для меня это так морально тяжело. Я, пожалуй, буду теперь помогать удаленно». И я думаю: «Ого…». Мы договорились с ресторанами, пообещали им, у нас пул обязательств, нас люди ждут. Мы в это уже так ввязались… Какое-то время я просто по инерции продолжала ездить в эти две точки в городе, где мы выдавали питание.

В одиночестве приходилось это делать или уже кто-то помогал тогда?

С нами были еще пара-тройка ребят, которые помогали.

А потом я просто начала разговаривать с людьми, которые к нам приходили на ужины, и мне они понравились: они были классные, интересные, добрые, мне было хорошо с ними, я начала с ними дружить.

Мне хотелось, чтобы мы не просто кормили людей, а чтобы в этом был еще какой-то смысл, и я начала привозить с собой шахматы и шашки.

В первый раз мне было очень страшно: вот человек, он ночует на улице, у него тяжелая жизнь, он не знает, что с ним сегодня вечером произойдет, а я ему: «Может, в шахматы поиграем?».

Я долго не решалась. Решилась, наконец, как-то робко достала из машины эти шахматы, а они: «Давай! Да мы тебя сейчас обыграем!» Потом сказали: «Ты вообще больше без шахмат к нам не приезжай». Это было начало большой дружбы.

  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ

Мы старались, чтобы с нами ездили медики, юристы, волонтеры, чтобы мы могли как-то еще помогать. Потом пришли студенты из госуниверситета, отделения соцработы. Им нужно было по учебе сделать короткий рассказ про какую-нибудь гражданскую инициативу в городе. И им так понравилось, что они стали с нами постоянно ездить.

Это была большая помощь, потому что у нас появились свои специалисты по соцработе, которые могли что-то конкретное посоветовать человеку.

Так вот как-то все начало заворачиваться в клубок, и в какой-то момент мы начали мечтать о своем теплом, комфортном, безопасном месте, где можно спокойно человека консультировать, не думать, где ты с ним следующую встречу на улице назначишь, сможешь ли ты точно в это время и может ли он, не потеряется ли он. Свое уютное гнездышко, в которое человек сможет прийти, привести себя в порядок перед разговором со специалистом. Так родилась идея «Территории передышки», которую мы в итоге открыли в ноябре 2018 года.

Вы тогда же стали директором НКО?

Да, мы не создавали с нуля организацию. Я с 2014 года работала в МОО «Общество развития продуктивных инициатив». В январе 2018 года директор решил покинуть свой пост, и правление выбирало, кто может стать новым руководителем. Я стала директором, получается, что направление деятельности организации немного под наше новое дело поменяла.

Что было до этого?

Организация работала как ресурсный центр, занималась исследованиями гражданского общества, до этого поддержкой предпринимателей – у нее богатая история.

А сейчас она больше на работу именно с бездомными направлена?

Да, получается, так. У нас еще есть чемпионат по решению кейсов управления НКО «Разумеется», совместный с Центром ГРАНИ, Общероссийским гражданским форумом и другими ресурсными центрами страны. Есть направление по работе с волонтерами, мы большую волонтерскую неделю устраиваем раз в год. Ну и в большей степени сейчас это, конечно, «Территория передышки».

Получилось, что сначала вы как волонтер помогали бездомным, – несколько часов в неделю, при этом была работа, связанная с исследованиями, а потом все сошлось в одно?

Угу.

Работа в пандемию

Расскажите о коалиции «Соседи», которая появилась в пандемию и объединила разные НКО и волонтерские движения. Вы стали координатором этой программы. Это дало какие-то новые ресурсы, возможности?

«Соседи» – это, в каком-то смысле, вынужденная гражданская коалиция. Понятно, что мы все в своих проблемах и сложностях, на которые не хватает времени. Но при этом было чувство, что мы не можем просто проигнорировать то, что происходит, и должны в это как-то вложиться.

Это был для нас первый опыт совместного планирования дел, распределения ответственности с другими НКО города. До этого мы сталкивались на конференциях, во время обучения. Могли друг другу задать какой-то вопрос, совет попросить, и не больше.

  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ

Несмотря на то, что наша организация существует много времени, «Территория передышки» – это молодой проект, и есть много вещей, которым мы можем у коллег поучиться: и организации фандрайзинга, и работе с партнерами. Не во всем наша работа коалиции супер успешна, но мы многого добились, я думаю.

Вы начали помогать людям в учреждениях – в больницах, интернатах, людям на улице, раздавать продукты всем, кому нужно. Что самое востребованное, самое острое сейчас?

Больше всего острых моментов связано с помощью бездомным. Мы не можем своими ресурсами их полностью закрыть. У нас в государственном приюте уже достаточно долго нет мест, а это практически единственная возможность для человека, оказавшегося на улице, где-то жить.

Мы выяснили только в пандемию, что в госприюте для трудоспособных людей очень ограниченное питание: их кормят один раз в день, в семь вечера, выдают 200 грамм еды.

Мы попробовали подключить рестораны и кулинарные школы, чтобы они готовили еду для жильцов приюта. Потому что раньше они куда-то пытались устроиться, хотя бы временно, чтобы зарабатывать на питание, а сейчас их первыми закрыли на карантин, и они остались без всякой работы. Это одна история.

А другая история связана с больницами, потому что регулярно возникают какие-то точечные частные потребности у больниц, которые работают с COVID-положительными пациентами. Очень конкретные просьбы: от простыней, тапочек, воды, стаканчиков, до позиционных подушек, грелок и препаратов. Нам очень повезло, потому что у нас очень сильный координатор этого направления в «Соседях», Маша Баженова, которая нашла контакт со всеми больницами так, что они готовы делиться с ней информацией, не переживая о том, что их потом накажет Минздрав.

А чем, кроме еды, вы можете бездомным сейчас помочь? Я не так давно с Ланой Журкиной разговаривала, она занимается тем, что в хостелы их размещает. К вам, в помещение «Территории передышки», бездомные и сейчас могут прийти?

Да. Мы изначально задумывали «Территорию передышки» как временный кризисный центр, дневной центр. Такой формат работы распространен в европейских странах и очень мало встречается в России. Мы работаем с десяти утра до семи часов вечера в будние дни, кроме четверга.

У нас есть душевая, прачечная, чистая одежда, продукты, средства гигиены. Есть соцработники, юристы, психологи.

Нам в каком-то смысле повезло, когда мы открывались, в городе было два больших отделения государственного приюта — Центра социальной адаптации, а там часто были свободные места. Проблема состояла в том, что людям было сложно туда устроиться, они не понимали процедуру. Нужно было сдать три анализа в разных частях города, это было очень тяжело. И они просто бросали все в процессе того, как пытались получить место. И даже если они могли поселиться в приюте, этим чаще всего вся поддержка и ограничивалась: временное жилье предоставлялось на три-четыре месяца, после этого они как бы ни с чем опять.

Там не было поддержки с трудоустройством, восстановлением документов и пр. И мы себя воспринимали как промежуточное звено, которое поможет человеку устроиться в приют и будет сопровождать, пока он там живет, с восстановлением нормальной жизни.

В рамках этой миссии мы очень успешно работаем, в приюте больше нет уже мест. А сейчас, когда мы столкнулись еще и с пандемией, тоже понемножку размещаем кого-то в хостелах, кому-то помогаем снять съемное жилье, коммуналку оплачиваем, насколько хватает наших возможностей.

То, что нас каждый раз вгоняет в отчаяние – это пожилые инвалиды. Их не поселишь в хостел, их нужно обслуживать, у них не оформлена ни инвалидность, ничего, их не возьмут в дом престарелых. И это сейчас наша самая главная проблема.

Фото: Ярослав Чернов / АСИ

Детские мечты и взрослые дела

Можно сказать, что сейчас вы отчасти возвращаетесь к детской мечте: вы говорили, что была идея работать в движении «Врачей без границ». Вы хотели в мединститут поступать в связи с этим. А как получилось, что закончили экономический факультет Вышки?

Сложный вопрос. Я думаю, что просто не очень повезло с таймингом, в том смысле, что, когда я поступала, очень было модно быть экономистом или юристом.

Было и другое обстоятельство. Когда я училась в десятом классе, у меня умер отец. Для меня это была травматическая история. Чтобы не думать о том, что происходит, я ушла в учебу.

В 10, 11 классах я стала первой в рейтинге школы, потому что для меня было важно просто отключить мозг.

Когда я пришла в себя – это было уже на втором курсе университета, подумала: «ничего себе, где я оказалась». Я поступила в Высшую школу экономики просто потому, что меня туда взяли без экзаменов. Но не жалею, мне кажется, что ВШЭ – это хорошее образование.

А потом, когда закончили, сразу попали в Центр ГРАНИ?

Да.

Как экономист или в другом качестве?

Скорее, как исследователь. Так же, как и в Обществе развития продуктивных инициатив я параллельно в двух организациях работала.

Сейчас продолжаете заниматься исследовательской работой? Или, в основном, управленческие вещи?

Я продолжаю работать в Центре ГРАНИ как эксперт. Но в большей степени занимаюсь проектной работой, организацией событий, координацией. В меньшей степени исследовательские вещи, хотя с «Территорией передышки», например, мы сейчас планируем исследование по подсчету количества бездомных в регионе.

  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
Получается, что вы, как пришли работать в некоммерческую организацию, так в этой сфере и остались?

Ну, я уходила на четыре, по-моему, года, когда мы делали вместе с коллегами вегетарианский магазин Veganbird в 2012 году. Но мы это тоже воспринимали как некоммерческую образовательную инициативу в большей степени. Я все-таки себя воспринимаю как человека именно некоммерческого сектора.

Что делать с выгоранием?

Вы помогали раньше приюту для бездомных животных. Сейчас продолжаете что-то делать подобное или, может быть, в планах что-то есть?

Я все еще веган, я не ем животных, но как-то активно не участвую больше ни в каких проектах, связанных с животными.

А почему? Выгорание произошло? Я так понимаю, была достаточно активная работа, связанная с пристройством животных.

Я координировала волонтеров в приюте для собак еще в университете, в течение двух-трех лет. И там точно было выгорание, когда я поняла, сколько времени уделяю этому всему и как мало результатов вижу.

В приюте это бесконечный процесс: ты устраиваешь одну собаку, тебе приносят трех. И количество тех, кого еще нужно пристроить, бесконечно растет. В возрасте 18 лет у меня не было никакого понимания, как вообще можно менять эту систему. Я просто ездила в приют.

А потом мне нужно было как-то закончить университет, я полтора месяца сидела дома, чтобы написать диплом, и выключилась из круговорота щенков.

И в этот момент я поняла, что в мире так много классных, интересных вещей, которые я хотела бы делать, что я, похоже, не готова отдать всю свою жизнь на щенков.

И когда я закончила с дипломом, то уже придумала, что будет следующим шагом, и через несколько месяцев мы сделали первую бесплатную ярмарку «ФриМаркет» в Перми. Это был вариант какого-то эмоционального выхода из ситуации.

Ну да, там очевидный положительный результат сразу же.

Но, с другой стороны, знаете, я помню, что у меня были близкие и теплые отношения с директором приюта. И она мне все время говорила: «Ты пока еще маленькая, вот однажды тебе надоест и все, а я-то тут останусь».

И меня так это задевало, это было так обидно, «ну как же, я же всей душой вместе с вами». А потом это действительно произошло, и, наверно, это проблема трагичного отношения к выгоранию, которое может быть вполне естественным среди волонтеров и должно как-то прорабатываться заранее, об этом надо было поговорить.

Фото: Ярослав Чернов / АСИ

Да, это большая сложная тема: как надо с волонтерами работать, как их готовить, как нужно выгорание отслеживать и их поддерживать, потому что это естественный процесс… А сейчас у вас в работе с бездомными людьми в этом плане как, легче?

У меня есть ощущение, что я пока еще не все сделала. У меня есть большая мечта в каком-то виде попробовать внедрить Housing first. Это сейчас самая эффективная европейская система помощи бездомным людям. Пока я не разобралась, как это сделать и насколько это вообще возможно, так что у меня еще много всего впереди.

«Жилье — это именно дом»

А в чем суть системы Housing first, если в двух словах?

Основная проблема человека, который оказался на улице, – это не документы, не зависимость, не трудоустройство и не связь с родственниками. Основная проблема – жилье. А жилье – это именно дом.

И если я, например, думаю про свой дом, каким он должен быть, то ваше представление о доме будет абсолютно другое. И то же самое с любым человеком.

Часто люди, когда они оказываются в системе приютов, в каких-то домах милосердия, просто не могут там удержаться. Потому что, с одной стороны, там все вокруг: стены, устройство говорит о том, что ты тут временно, это не твое пространство, ты не можешь здесь чувствовать себя в безопасности. С другой стороны, оно тебе не принадлежит, и ты не можешь его декорировать так, как тебе нравится. С третьей – здесь нужно быть в какое-то определенное время, по часам, хорошо себя вести, ни с кем не ругаться, несмотря на то, что твой сосед по комнате может тебе не нравиться.

И получается, что человек никогда не оказывается в ситуации безопасности, которая сказала бы ему: «все хорошо, успокойся, выдохни и начинай настраивать свою жизнь».

Человеку уже и так очень плохо, а ему говорят: «Ну, тебе очень плохо, но при этом ты еще должен супер хорошо себя вести». Несмотря на то, что тебе очень плохо, никогда ни капли в рот, курить тоже запрещено.

В Европе очень долго смотрели на таких людей, которые вот так вот мигрируют с улицы в приют, из приюта на улицу, с улицы в психиатрическую лечебницу, в тюрьму, еще куда-то. И поняли, что тратится куча ресурсов на то, чтобы содержать их во всех этих учреждениях. Это огромные расходы, а все могло бы решиться, если бы человеку просто дали какое-то собственное место для жизни.

Они попробовали, и это действительно сработало. И сейчас это основная система, по которой работают с длительной бездомностью в Европе.

  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ

Людей поселяют просто в арендуемое или муниципальное жилье. У них есть поддержка – специалист, который всегда на связи, может приехать когда нужно, индивидуально приобрести, что нужно. Но человек может отказаться от поддержки.

Основная задача, чтобы человек не оказался на улице. Без разницы, как он там живет, как он там обустроил свой дом, главное, чтобы не оказался на улице.

В развитых странах человек получает пособие по безработице, оно позволяет ему оплачивать аренду и еду.

Очень интересно разобраться, как это могло бы работать у нас, потому что я среди наших клиентов могу конкретных людей перечислить, кого бы это точно спасло, кто бы не был сейчас мертв, если бы такая система существовала…

«Иногда ценности значат больше, чем что-то другое»

Скажите, сколько у вас сейчас человек в команде?

Команда потихонечку растет. Сейчас уже, по-моему, восемь.

Это единомышленники или это больше люди, которые выполняют определенные функции?

У нас был очень интересный переход из волонтерского состояния в организацию. Я рассказывала, что было много студентов — будущих соцработников. И когда мы получили первый свой грант на открытие дневного центра, точно знали, что такое дело будем делать, часть из них попросили: «Расскажи нам шаг за шагом, как у нас все будет происходить». А я ответила: «Я же тоже такого никогда не делала, до меня тут никто такого не делал».

Неизвестность пугала. Казалось, что мы ввязываемся во что-то новое, о чем мы вообще ничего не знаем. Когда нашли место, подготовили дневной центр к открытию, практически не осталось людей из прежней команды.

  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ
  • Фото: Ярослав Чернов / АСИ

У меня был такой высокий эмоциональный накал, я очень расстроилась и высказала все, что было на душе, нашим ребятам. И они в ответ: «Ой, действительно, мы же вместе все это придумывали. Да, наверное, нам надо снова вернуться».

И в результате из прежней волонтерской команды одна девушка стала администратором дневного центра, а другая – специалистом по социальной работе. То есть, два человека из прежней команды 10-15 человек, остались с нами. Сразу мы приняли еще одного специалиста по социальной работе, и вот они у меня самое ядро дневного центра, носители ценностей, я бы сказала. Люди, которые понимают, зачем мы это делаем, на сто процентов.

Сейчас уже появилось какое-то количество новых людей, которые не были с нами в начале, но мы все равно пытаемся «пропитывать» их важными для нас ценностными вещами. Например, что все люди очень разные, мы не можем их судить по себе.

Получается, что сейчас у каждого есть какая-то своя функция, которую они выполняют в наших проектах, в дневном центре. И при этом есть то, что мы делаем вместе.

Мне всегда нравится дух некоммерческого сектора: «мы вместе сейчас подумаем, навалимся, подхватим, подстрахуем». Я думаю, это очень важно.

А что вообще дает работа в НКО? Что здесь такого особенного?

Ну, для меня это очень комфортный и интересный способ самореализации. Помню, когда в первый раз пришла на собеседование в Центр ГРАНИ, у меня спросили, почему хочу работать у них, а я говорю: «Хочу делать что-то полезное, хорошее, доброе для людей». На меня так скептически посмотрели и сказали: «А что, производство нефти или газа, например, не полезное?». Это такой хитрый вопрос, для меня это просто возможность заниматься чем-то увлекающим меня, и делать это хорошо.

К чему надо быть готовым человеку, который решил прийти в сектор и никогда не сталкивался с ним прежде?

К тому, что, может быть, в некоторых случаях миссия будет стоять выше, чем профессионализм. Люди часто приходят в общественный сектор из миссии служения делу.

Для меня это всегда сложный вопрос, когда кто-то из ребят, которые с нами работают, делают что-то не так, косячат, и я думаю: «наверно с кем-то нам нужно расстаться», а потом: «но этот человек очень сильный носитель ценностей нашей организации, он несет эту миссию очень хорошо, он хорошо ею делится. Может быть, нам нужно еще раз поговорить и подумать, как мы можем что-то исправить».

То есть, ценности на первом месте для работы здесь?

Ну, мне кажется, что особенно в работе с бездомными людьми это важно. Может быть, есть какие-то другие сферы, где это не так важно, но тут нам нужно просто всеми силами сохранять очень хорошее отношение, возвращать возможность людям быть увиденными, пытаться вернуть им человеческое достоинство. И если этого не хватает, то ничего не получится.

Взгляд в будущее

Как бы вы представляли себя лет через десять? Что хотелось бы видеть в результатах? Если можно о таком горизонте говорить, конечно, поскольку в нашем мире все стремительно меняется.

В любом случае мне бы хотелось, чтобы мы в каком-то виде внедрили систему Housing first. Я сильно верю в то, что это может быть эффективно и хорошо сработать. Даже не знаю что еще, время покажет. Может быть, это история с помощью бездомным людям, она тоже временная и перетечет во что-то новое, чему я буду рада, это естественный процесс.

Вы рассказывали как-то, что во времена «пермской культурной революции», когда легко можно было отправить заявку и получить поддержку, вы разместили 17 пианино в разных местах города, чтобы люди свободно могли играть. Наверное, это было очень здорово. Это был такой вид благотворительного игрового хулиганства, на мой взгляд. Что-то такое продолжаете делать сейчас?

Мы недавно издали маленькую брошюру, называется «70 причин, чтобы жить», там просто перечислены 70 разных вещей, которые заставляют тебя жить. Например, слепить супер дурацкого снеговика или ехать на машине и высунуть руку в окно.

Напоследок еще раз про животных спрошу. Вы рассказывали, что лучшим другом в детстве для вас была кошка Крися. Сейчас есть кошка?

У меня две кошки дома. И у меня была до недавнего времени собака Наташа, она умерла этим летом, это тоже тяжелое испытание. Она прожила со мной 12 лет, и я всегда думала, что это какая-то ошибка молодости, зачем я вообще завела эту собаку, с ней так сложно, с ней нужно гулять, за ней нужно присматривать, никуда путешествовать не поедешь, потому что никто не хочет твою собаку себе взять, ее нужно с собой таскать.

Последний год она болела, она очень плохо ходила, и в этот момент я поняла, что готова вообще любые деньги отдать, чтобы с ней все было хорошо.

  • Фото из личного архива Анны Фадеевой
  • Фото из личного архива Анны Фадеевой
  • Фото из личного архива Анны Фадеевой
  • Фото из личного архива Анны Фадеевой

Ты ворчишь в какой-то момент: рентген, стационар, еще что-то. А потом: да на самом деле я просто жить не могу без этой собаки!

Из-за того что собака была рядом все мое волонтерское и активистское детство, она всегда была на всех мероприятиях, везде, и я поняла, что у нее друзей больше, чем у меня. Она стала идеалом собаки для многих людей, которые когда-то мечтали о собаке. И сейчас потихонечку идет процесс: я собрала истории разных людей про эту собаку и сейчас рисую комикс про нее.

Я не знаю, что из этого получится, я не художник, это просто желание переработать этот опыт. И действительно для меня он удивительный, потому что я думала, что мне тяжело, я не справляюсь с тем, что у меня есть, с собакой, мне все время нужно о ней думать, но когда ее не стало, я поняла, что на самом деле это была очень важная часть моей жизни.

  • Фото: Анна Фадеева
  • Фото: Анна Фадеева

***

«НКО-профи» — проект Агентства социальной информации и Благотворительного фонда Владимира Потанина. Проект реализуется при поддержке Совета при Правительстве РФ по вопросам попечительства в социальной сфере. Информационные партнеры — Forbes Woman, платформа Les.Media, «Новая газета», порталы «Афиша Daily», «Вакансии для хороших людей» (группы Facebook и «ВКонтакте»), Союз издателей ГИПП.

Больше новостей некоммерческого сектора в телеграм-канале АСИ. Подписывайтесь.

Алексей Навальный — Я позвонил своему убийце. Он во всем признался

Я говорил, что вся эта история с отравлением круче голливудского фильма и вы ещё не представляете насколько.

В классическом детективе всегда есть сцена, когда сам убийца сознается в содеянном. И у нас она тоже есть. Это просто невероятно. Но обо всем по порядку.

Ровно неделю назад мы выпустили расследование, оно стало мировой сенсацией, только на моём ютюбе уже 17 миллионов просмотров.

Доказательства, предъявленные нами, настолько убедительны, что даже заказчик преступления — президент Путин — не смог отпираться и фактически подтвердил, что великолепная восьмерка, следившая за мной почти 4 года, — это сотрудники ФСБ.

Но понятное дело, что Путин не мог на всю страну сказать: да, я приказал ФСБ убить своего политического оппонента. Поэтому снова начал городить чушь о том, что никакого расследования не было, а всё это «легализованная информация ЦРУ», сотрудники ФСБ за мной просто присматривали, а самым главным доказательством того, что отравления не было, является то, что я жив. Потому что, если хотели бы, то, конечно, отравили.

Сразу после Путина его слова подтвердил и конкретизировал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Позже Песков выразился ещё яснее, сообщив журналистам, что ФСБ «присматривает» за мной, потому что это обычная практика в случае тех, кто «контактирует со спецслужбами других государств», а также «допускает высказывания, призывающее к насильственной смене власти».

Таким образом, подумав несколько дней, Кремль и Путин ответили нам:

Первое: за всем стоит ЦРУ.
Второе: да, сотрудники ФСБ были, но они просто следили за мной.
Третье: если бы хотели убить, убили. А раз остался жив, то не убивали.

Аргумент про ЦРУ настолько смехотворен, что его моментально опровергли журналисты, включая прокемлёвских. Они написали подробные отчеты о том, что для получения информации, использованной в расследовании Bellingcat, никакого ЦРУ и близко не надо. Она действительно продается любому желающему. Смешно, что кремлёвские СМИ даже сокрушаются, что из-за меня теперь услуги «побива» подорожают.

Путин, кстати, на этой же пресс-конференции и расследование о своём зяте-миллиардере тоже назвал работой ЦРУ.

Вторая часть путинского опровержения тоже не выдерживает критики. Если за мной следили потому, что я экстремист, то почему слежкой занимались медики и химики? Почему они летали на разных самолётах со мной? Почему приезжали и уезжали в разное со мной время, на разных рейсах с разницей в день? Это полное враньё, даже обсуждать не стоит.

Остается главный аргумент: хотели бы отравить — отравили бы. А об этом нам не может рассказать никто, кроме самих убийц.

Так вот они нам и рассказали. Вернее один из них.

В прошлый понедельник мы готовились выпускать материалы в 15.00 по московскому времени. Одновременно: мы, Bellingcat, The Insider, CNN, El Pais и Spiegel. Понятное дело, что через пять минут группа убийц и их начальников поймут, что их разоблачили, и залягут на дно. Сменят телефоны и так далее. Мы не исключали того, что этих восьмерых, проваливших задание, просто самих убьют. Или спрячут. Или сначала спрячут, а потом убьют.

Поэтому в 6 утра по московскому времен организовали штаб. И распредели задачи между собой. Чтобы с семи утра начать действовать одновременно, застав злодеев врасплох.

В 7.00 в дверь к одному из убийц постучалась Любовь Соболь, он ей так и не открыл. В это же время у одной из штаб-квартир ФСБ, где работают убийцы, их караулил корреспондент канала «Штаб»Дмитрий Низовцев, его спустя 20 минут задержала полиция по звонку из ФСБ.

Корреспондент CNN Кларисса Уорд в 7 утра пришла к координатору группы убийц Олегу Таякину и эти феерические несколько секунд увидел весь мир.

Ну а я ровно в семь утра начал звонить своим убийцам.

У Bellingcat были их телефонные номера и список номеров, по которым они звонили сами. Анализ этих данных показал, что для того, чтобы скрыть содержание разговоров, они используют специальный номер. Нечто вроде ФСБ-шного коммутатора. Мы взяли простейшую программу, такими пользуются телефонные пранкеры, чтобы скрыть номер, с которого звоню я, и подставили вместо него нужный нам номер.

Расчет простой. В семь утра звонок. Ты видишь знакомый служебный номер, берешь трубку и начинаешь разговаривать.

Почти все, кому я звонил трубку взяли, почти все ее быстро повесили. А потом нас ждала большая удача.

Константин Борисович Кудрявцев, военный химик из института криминалистики ФСБ, работавший до этого в научно-исследовательском центре биологической безопасности Министерства обороны и военной академия радиационной, химической и биологической защиты.

Он разговаривал со мной 45 минут, предполагая, что я — помощник секретаря Совета Безопасности и бывшего директора ФСБ Патрушева.

На начало разговора мы о Кудрявцеве знали только три вещи. Что он состоит в группе тайных убийц, что он химик, и что 25 августа он летал в Омск. Поэтому я предполагал, что он забрал из больницы мою одежду.

А к концу разговора Константин нам любезно пояснил многие детали.

Сейчас я говорю совершенно официально и направлю все соответствующие заявления. Мы знаем, что он сотрудник ФСБ. Сейчас вы услышите его голос. Любая фонографическая экспертиза подтвердит, что это он. А слов его достаточно, чтобы арестовать не только убийц, но и тех, кто помогал им скрыть следы преступления.

Когда президент Путин на пресс-конференции сказал: ну, если бы хотели отравить, то отравили бы, — фразу, которую сейчас повторяют все пропагандисты, — я просто в ладоши хлопал от радости. Потому что сотрудник ФСБ Кудрявцев ответил нам всем на этот вопрос. Ну и, кроме того, сейчас вы узнаете, почему Путин много думает о моих, извините, трусах.

На канале Навальный LIVE аудио разговора целиком. А если слушать не хотите, то в конце поста будет расшифровка нашего звонка.

Вот. Теперь мы с вами знаем не все, конечно, но уже очень многое. А я, видимо, стал первым человеком в истории, вопрос о трусах которого рассматривался на Совете Безопасности России, или где там Путин планирует свои самые важные операции.

Как видите, всё, что я говорил в предыдущем видео о полной деградации правоохранительной системы, подтверждается. Представляете себе. Хранятся в полиции улики попытки убийства. К ним приезжают ФСБ-шники, эти улики забирают, стирают с них следы преступления. Потом отдают обратно. Потом второй раз приезжают и проделывают то же самое. Чтобы наверняка. Это не государство получается, а бандиты. Смотрите, уже сколько людей задействовано: от врачей и полицейских до местного ФСБ. И они вообще по первому приказу совершают тяжкое преступление, фабрикуя улики.

Потому что это операция не по спасению шкуры какого-нибудь Кудрявцева или Таякина. Они Путина спасают. Он всё это придумал.

Мы с вами прижали их к стенке. Доказательств теперь более, чем достаточно. Но суду я их не предъявлю, а могу только предъявить гражданам России. Прошлый раз просил, и вы мне сильно помогли с распространением. И в этот раз прошу. Он врет на прямой линии, используя для распространения своей лжи вообще все газеты и всё телевидение страны. Мы можем ответить только тем, что будем рассказывать правду. Поучаствуйте в этом. Пусть вся страна спрашивает у Путина: почему нет расследования?

Ну и напоследок я хочу ещё раз сказать большое спасибо пилотам самолета, быстро посадившим его, и медикам, оказавшим мне первую помощь. Вы, друзья, наверняка посмотрите этот ролик. Теперь уже окончательно ясно, что Путин-то и ФСБ хотели меня убить, а выжил я благодаря вам. Хорошим людям, выполнявшим свой долг. Спасибо.

Хороших людей больше, чем злодеев. Такие пилоты и врачи — гордость России, а не таякины, путины и кудрявцевы. И рано или поздно добро победит зло.

Расшифровка звонка:

Кудрявцев: Да, Артем, приветствую.

Навальный: Константин?

Кудрявцев: Алло.

Навальный: Алле, Константин Борисович?

Кудрявцев: Да-да-да.

Навальный: Здрасьте. Меня зовут Устинов Максим Сергеевич, помощник Николая Платоновича Патрушева. Мне ваш телефон дал Владимир Михайлович Богданов. Извините за ранний звонок, мне нужно 10 минут вашего времени, очень сильно нужно. Что?

Кудрявцев: Да-да, слушаю.

Навальный: Руководство в очередной раз… новая итерация обсуждений. Попросят, наверное, вас попозже рапорт подготовить, но я сейчас делаю доклад для Николая Платоновича. На Совете Безопасности все это будет обсуждаться на высшем уровне. Мне нужно один абзац, просто краткое понимание от членов команды: что у нас пошло не так? Почему в Томске был с Навальным полный провал? Ваше мнение напишите, скажите мне, пожалуйста, я запишу, а позже уже в рапорте укажете.

Кудрявцев: В Омске был провал?..

Навальный: Не, в Томске. Имеется в виду в Томске.

Кудрявцев: В Томске?..

Навальный: Да.

Кудрявцев: А че в Томске было?

Навальный: Константин Борисович?

Кудрявцев: Да-да-да.

Навальный: Вы слышали, что я вам сказал? Я по поручению Патрушева звоню.

Кудрявцев: Не, это я понимаю все прекрасно, я просто пытаюсь в голове вспомнить — а в Томске что было?

Навальный: Ну, вы в Омск 25-го числа зачем ездили?

Кудрявцев: В Омск или в Томск?

Навальный: Вы ездили в Омск 25-го числа, в Томске была операция. И сейчас я составлю короткий… короткую версию рапорта, что там случилось. Попозже Владимир Михайлович попросит вас написать длинную версию. Я понимаю, что это в очередной раз, но руководство для Совета Безопасности просит меня подготовить документы сейчас. Поэтому вы мне очень сильно поможете и не будете задерживать Николая Платоновича.

Кудрявцев: Я б с удовольствием помог, но я сейчас на коронавирусе сижу, дома.

Навальный: Ну, поэтому я вам и звоню…

Кудрявцев: Давайте я вам это… А Макшаков? С Макшаковым если связаться?

Навальный: Макшакову я позвоню тоже, конечно же. Ну, то есть я сейчас… Это простая процедура. Я буду сейчас звонить Александрову, Макшакову, Таякину и с каждого буду просить на два абзаца объяснение, потому что мне нужно в итоге рапорт сделать на два листочка. Сами понимаете, кому я делаю рапорт на два листочка. Я не хочу здесь именами бросаться, но я б не стал вам названивать в 7 утра и не стал бы Богданову звонить в 7 утра, если бы не срочная ситуация. Поэтому просто у меня здесь вот написано: «Кудрявцев, двоеточие, считает так и так». Почему у нас ничего не получилось и что нужно… Почему было плохо и что нужно сделать, чтобы хорошо?

Кудрявцев: М-м…

Навальный: Пишу.

Кудрявцев: Я б написал, но я сейчас, я говорю, дома на карантине.

Навальный: Так вы мне скажите.

Кудрявцев: У меня подписка. Если с Макшаковым переговорите, он вот ситуацию…

Навальный: Я с ним переговорю.

Кудрявцев: Я могу с ним связаться тоже, объяснить ему.

Навальный: Константин. Я поговорю с Макшаковым. Вы меня просто услышьте, пожалуйста. Я поговорю с Макшаковым. Сейчас… и, там, письменные документы, конечно, вы на имя Богданова вы сделаете попозже. Сейчас мне нужно просто… Я всех обзваниваю и ваших коллег в том числе. Мне нужно просто с ваших слов один абзац текста. Что, по вашему мнению… Самая главная проблема провала операции в Томске. Я записываю.

Кудрявцев: Ну, я не владею информацией полностью сейчас.

Навальный: Естественно. Вы… в том объеме, в котором вы владеете информацией. Алло? Я пишу. Давайте я вам помогу? Давайте вы просто по другой… Вы, грубо говоря, по десятибалльной шкале вы оцениваете работу Александрова как? Понятно, что он ваш коллега, тем не менее.

Кудрявцев: Александрова?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Работа хорошая, да. Оцениваю хорошо.

Навальный: Лидерские качества Таякина вы как оцениваете? Координацию команды.

Кудрявцев: А Таякин там не был. Там Осипов был.

Навальный: Я знаю, что там не было Таякина, что там был Осипов, но тем не менее Таякин в операции участвовал, правильно?

Кудрявцев: Честно, у меня нет такой информации, я не могу ничего сказать.

Навальный: Ну хорошо, Осипова вы по десятибалльной шкале как оцениваете? Ща, погодите, я записываю.

Кудрявцев: Хорошо, да-да. Хорошо оцениваю.

Навальный: Хорошо. Тогда логичный вопрос, согласитесь. Я должен, как бы, просто сейчас объяснить буду Патрушеву. Если вы говорите, что хорошо оцениваете и Александрова, и Осипова, почему ничего не получилось?

Кудрявцев: Ну вот этот вопрос я себе задавал уже не один раз, кстати. Вроде как бы, ну, по ситуации… То, что информацией, что я владею, а я владею не все информацией…

Навальный: Понимаю.

Кудрявцев: Сами понимаете, да? Я владею той информацией, которая у меня есть непосредственно. Или которая до меня доводится.

Навальный: Ровно для этого и делается доклад. (неразборчиво) Да-да-да.

Кудрявцев: А?

Навальный: Да-да-да. Я вас перебил. Я просто говорю, что ровно для этого мы и делаем доклад, чтобы каждый со своей колокольни как бы посмотрел. Поэтому сейчас меня интересует только ваше мнение.

Кудрявцев: Ну я оцениваю работу хорошо. По крайней мере, ну, работа сделана, как бы, ну, как вот, ну, делали как бы, все… прорабатывался вопрос. Я так считаю. Не один раз.

Навальный: В том-то и дело. Что прорабатывался не один раз.

Кудрявцев: Вы от Троянова звоните, да?

Навальный: Что-что?

Кудрявцев: От Троянова звоните, Артема? Просто мне номер телефона Троянова Артема высветился.

Навальный: Ну, конечно, я звоню через… по общей системе. Богданов меня просил звонить, я так и звоню, чтобы вы просто не беспокоились. Хорошо. Очевидный вопрос, ответ на который должен быть в моей бумаге. Если вы оцениваете хорошо работу и Осипова, и Александрова, почему провал-то? Что нужно сделать в будущем, чтобы ничего этого не было?

Кудрявцев: Фух… Ну в нашей работе, сами понимаете, вопросов и нюансов всегда очень много, и все учитывать, как бы, стараемся всегда по-максимальному, чтобы не было никаких просчетов и так далее. Сами понимаете, да?

Навальный: Я понимаю. Что самое главное — то есть здесь же…

Кудрявцев: Вопрос наверняка прорабатывался досконально. Я так считаю. Ну, это мое мнение. По крайне мере, если брать, ну, то что ранее там, да, было сделано, вот, но нюансы есть всегда. В каждой, как бы, в каждой работе есть нюансы какие-то, да? Вся ситуация повернулась как бы с одной стороны там, ну … как сказать-то это правильно-то, е-мае…

Навальный: Ну?

Кудрявцев: Ну, я тоже думал, что могло… Ну, посадили там это… Сами понимаете, да? Он полетел, посадили, все вот это вот. Ситуация сложилась так, что… не в нашу пользу. Я так считаю. Если бы чуть дольше, то, соответственно, чуть… могло бы все пойти и по-другому.

Навальный: Чуть дольше что? Константин Борисович?

Кудрявцев: Летел.

Навальный: Если бы чуть дольше летел?

Кудрявцев: Ну, возможно, да. Если бы чуть дольше летел, например, а не посадили его там резко как-то, как знали, возможно, это все пошло не так. То есть оперативная работа, там, медиков скорой помощи, да, на посадочной полосе там и так далее. Ну и, соответственно, там, далее… алле?

Навальный: Да-да-да. Самолет посадили через 40 минут, в принципе это должно было бы, как бы, учитываться при планировании операции. Нельзя сказать, что самолет посадили просто моментально. Рассчитали неправильно дозу, вероятности, почему?

Кудрявцев: Ну, это я не могу сказать почему. Рассчитывали все, то есть я так понимаю, что рассчитывали все с запасом.

Навальный: Хорошо. Давайте вот вопрос, который… Передо мной… Я с вами откровенно говорю. Вы поймите меня тоже. Вот есть руководство, которое, вы знаете, как ведет себя руководство…

Кудрявцев: Да-да-да.

Навальный: Давай, быстрее, сейчас, в пятнадцатый раз там всем пиши. Вот я пишу. Вот у меня написан вопрос. В чем проблема? Был Калининград, потом был Томск. Почему не были учтены проблемы Калининграда, чтобы все случилось нормально в Томске.

Кудрявцев: Про Калининград я-то и не знаю ничего совсем. У меня информации нету.

Навальный: Хорошо.

Кудрявцев: Я знаю, единственное, что там были… не про Калининград, про Томск знаю, что были, что было, как бы, да. В Калининграде я не знаю, что там, ситуация какая. Поэтому у меня информации нет.

Навальный: Хорошо, скажите, пожалуйста. Вот непосредственно механика. Как было использовано вещество? Вы считаете, что был правильный выбор сделан?

Кудрявцев: Да… Да, я думаю, да.

Навальный: Если кратко описать это мне в докладе… как это… как правильно описать это? Как это было сделано, как кратко объяснить?

Кудрявцев: Ну, это уж по оперативной связи объяснять, а не по…

Навальный: Не, ну я, естественно… Вы понимаете, кому я пишу доклад.

Кудрявцев: Да-да-да.

Навальный: Там не то, что по оперативной связи. Мне человеку, который не сильно разбирается и в общем-то не хочет вникать в детали. Как ему кратко объяснить, как было сделано? Просто чтобы я, ну, точно это сформулировал.

Кудрявцев: Как было сделано что?

Навальный: Как было нанесено вещество?

Кудрявцев: Ну, я говорю, это лучше по оперативной связи. Я, сами понимаете, я работал уже потом.

Навальный: Да, я знаю.

Кудрявцев: Я в самой, как бы, это… по крайней мере, то, что, как бы, после мы смотрели, там, как бы… делали там свои мероприятия, вот эти вот… ну, да, факт того, что нахождение, возможно, и было. Как сказать-то?

Навальный: Ну, скажите, как есть.

Кудрявцев: Куда нанесли… Ну, как бы, там, да… Сделали, да, дело. Вот. Соответственно… Может быть, и был какой-то шанс вероятности обнаружения после.

Навальный: Ну вот смотрите. Опять же. У нас с вами откровенный разговор. Вы понимаете, почему я пишу вот это все. Бутылка, скандал, телевидение, нашли, обнаружили. Соответственно, руководство говорит: объясни нам. Почему обнаружили, почему было на бутылке? И нужно объяснить им кратко.

Кудрявцев: На бутылке не было ничего.

Навальный: Хорошо.

Кудрявцев: По крайней мере, я так думаю.

Навальный: Так где было? Откуда тогда взялось на бутылке? Или не было ничего? Это придумали, что ли?

Кудрявцев: Нет, на бутылке-то нету вроде как. Ну, по крайней мере, ту, что я информацию знаю.

Навальный: Ну?

Кудрявцев: Может быть, какая-то информация до меня не доведена. Я, как бы, сами понимаете… более конкретные подробные вопросы. Станислав Валентинович, у нас он в теме полностью, как бы, на сто процентов. У него точно такая информация есть.

Навальный: Мне поэтому Богданов и дал ваш телефон, чтобы я звонил. Потому что задача, которую передо мной руководство поставило, — с каждого собрать их мнение. Здесь же, скорее, вопрос не о том, что сделать оргвыводы, а вопрос о том, что как в будущем действовать нормально. И чтобы руководство — высший руководитель — четко понимал, что произошло. Поэтому, еще раз, я извиняюсь, что я с утра вас огорошил, но кулаками стучат по столу и говорят: дай мне на две страницы, чтобы он все понял. Вот, как бы, что мне в этих двух страницах написать?

Кудрявцев: Вы мне первому позвонили, да? Извините.

Навальный: Что?

Кудрявцев: Ну, первому позвонили? Никому еще не звонили?

Навальный: Я с вас начал. У меня есть список, я сейчас буду всем обзванивать. Но на самом деле мне ж не нужно, чтобы вы мне рассказали все за всех. Расскажите просто свой взгляд. Вы бы как бы сделали иначе? Если бы вы планировали операцию, как бы нужно было сделать иначе эту штуку?

Кудрявцев: Ну, это надо садиться думать конкретно уже. В зависимости от ситуации, от обстоятельств. От возможных способов. Ой, не способов, мест, да. Тут нюансов, я говорю, очень много. И надо учитывать каждый нюанс, каждую мелочь. Я считаю, ну, мне так, ну, по моему мнению, было, как бы, спланировано и… ну, правильно было все спланировано. По-другому никак не могло быть. Если бы неправильно было спланировано, ничего б не делали. Вот. Я считаю.

Навальный: Константин. Да?

Кудрявцев: Я говорю, сам факт как бы, да. Способ был, ну, мне кажется, выбран правильно, но какие-то нюансы все равно есть всегда.

Навальный: Так еще раз. Какой способ был выбран?

Кудрявцев: А?

Навальный: Какой способ-то был выбран?

Кудрявцев: Ну, вы не знаете разве?

Навальный: Ну, я что-то знаю, что-то не знаю, но я должен у вас спросить. У меня вот написано: поговори и задай какие-то вопросы. Вот задаю.

Кудрявцев: Ну я по этому телефону не могу вам рассказывать.

Навальный: Ну, я по этому и звоню, потому что срочная бумажка нужна.

Кудрявцев: Я… Станислав Валентинович, он вам расскажет, как бы, все это было. По такому телефону-то я не могу сказать. По такой связи.

Навальный: Хорошо.

Кудрявцев: Поэтому… из-за этого только… я б сказал.

Навальный: Вы видели, что я вам звоню через коммутатор? Вы мне можете сказать. Я согласовал этот разговор с Богадновым.

Кудрявцев: Что-то мне никто не звонил. Ни Богданов вчера не звонил, ни Макшаков…

Навальный: Ну, потому что только сегодня утром…

Кудрявцев: А-а, реально только сейчас?

Навальный: Конечно. Меня самого подняли в 5 утра и сказали: давай. Я тут все утро бегаю, судорожно ищу всякие телефоны. Поэтому, если вы… Я… Хотите, через некоторое время позвоню по оперативной связи. Ну, просто, вы мне очень сэкономите время, если сейчас скажете. Потому что мне еще обзванивать… у меня список из тринадцати человек.

Кудрявцев: Ого… Да… А вы не скажете, как вас зовут, я запишу?

Навальный: Устинов Максим Сергеевич. Помощник Патрушева Николая Платоновича.

Кудрявцев: Угу.

Навальный: Так. У меня по-прежнему остались вопросы. Во-первых, вещи где? Что с вещами?

Кудрявцев: Что с вещами?

Навальный: Ну, Навальновские вещи где?

Кудрявцев: Были, ну… Я их крайний раз видел в Омске в самом. Оставили там. Мы там ездили, работали.

Навальный: Да, вы 25-го же туда летали, в Омск, правильно?

Кудрявцев: Да мне бы вспомнить. Наверное, примерно да. У меня записано на работе.

Навальный: Так и конкретно что с ними произошло, с вещами с этими?

Кудрявцев: А, конечный пункт нахождения их?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Ну, конечный пункт нахождения их — я без понятия. Могу, знаете, что сказать? Мы, когда приехали, нам дали их… привезли местные ребята, омские, вот. С этой полиции… как она?

Навальный: Транспортной. Ага.

Кудрявцев: Да, да. Нам от них отдали коробку.

Навальный: Ага.

Кудрявцев: Мы с коробкой поработали, соответственно. И вернули все ребятам, ну, местным. А местный начальник… в принципе, у меня его телефон есть, если надо могу дать.

Навальный: Да, давайте. Запишу.

Кудрявцев: Вот он эту коробку… Я ему сказал, чтобы он вернул назад. Скорее всего, он отдал ее этим ребятам, с транспортной полиции.

Навальный: Так, дайте мне, пожалуйста, телефон начальника.

Кудрявцев: Повисите, хорошо?

Навальный: Да, конечно.

Кудрявцев: Ага. Алле?

Навальный: Да-да-да.

Кудрявцев: Сейчас, секундочку. Алле?

Навальный: Да, пишу.

Кудрявцев: 8962.

Навальный: 962.

Кудрявцев: 059.

Навальный: 059.

Кудрявцев: 2595.

Навальный: 2595. А зовут его?..

Кудрявцев: Михаил… По отчеству не записывал его.

Навальный: Михаил Павлович…

Кудрявцев: Да, он начальник БТ. Если можно поспрашивать, посмотреть…

Навальный: Да я выясню, нет проблем.

Кудрявцев: Он скажет где.

Навальный: Давайте подробнее про вещи. На них было что-то? Коробка. То есть что-то там нашли на ней? Что с этим делали конкретно?

Кудрявцев: Ну, мы же два раза ездили.

Навальный: Угу.

Кудрявцев: Первый раз пакет был. Обычный.

Навальный: Ага.

Кудрявцев: Пакет там с печатями, там все… Там разорванный весь был. Там были вещи. Они мокрые какие-то были. Были вещи, соответственно, то, что было там… костюм там, эти трусы, носки там, маска. Футболка, соответственно, да.

Навальный: Так, и какую процедуры вы реализовали? Что делали с этим? Чтобы я сообщил.

Кудрявцев: Обработку делали.

Навальный: Обработку вот по этой методике, бийской, правильно?

Кудрявцев: Бийской?

Навальный: Ну, поправьте меня, если я ошибаюсь…

Кудрявцев: Нет, я не знаю бийскую методику.

Навальный: Хорошо, а что тогда?..

Кудрявцев: Или может быть знаю, но не понимаю сейчас, о чем…

Навальный: Что тогда конкретно делали, объясните?

Кудрявцев: Ну, замывали, обрабатывали растворами. Чтобы они не это… ну, там… как сказать-то. Ну, обрабатывали. Чтобы не было следов, там, ничего такого.

Навальный: Все вещи обрабатывали?

Кудрявцев: Нет, сначала не все. Сначала, там, основные. Костюм там, трусы. Вот это все. (неразборчиво) Когда коробку принесли, мы уже… почти… ну все, все обрабатывали в последний раз.

Навальный: На вещах есть ли вероятность того, что в больнице жена Навального или кто-то срезал кусок одежды и он попал…

Кудрявцев: Нет. Нет.

Навальный: Такой вероятности нет?

Кудрявцев: Нету. Все было в целости и сохранности. Следов чего бы то ни было отрезанного и так далее не было никаких.

Навальный: Как в итоге, по вашему мнению, немцы как все это обнаружили в итоге?

Кудрявцев: Ну они ж там Бундесвер привлекли, там военные химики работали.

Навальный: Есть вероятность того, что на теле прямо у него осталось…

Кудрявцев: Не знаю, может, есть какие-то методики обнаружения…

Навальный: В каком месте его тела могли быть следы, которые они обнаружили?

Кудрявцев: Тела?

Навальный: На теле, на теле на его где они могли найти?

Кудрявцев: На теле нигде не нашли. Ну, это по моему мнению.

Навальный: Ну, хорошо, смотрите…

Кудрявцев: Они ж не исследовали тело, они ж там по крови скорее всего работали.

Навальный: Ну, это мы не знаем, как они работали. Просто я должен изучить все…

Кудрявцев: Это мое предположение только. На теле я считаю, что… Наверняка они его замывали, мыли, непосредственно еще у нас в больнице наверняка.

Навальный: Значит, у кого… с кем в омской больнице я могу поговорить, чтобы выяснить, мыли тело?

Кудрявцев: Нет, этой вот информации у меня нету, но вот Михаил, который вот….

Навальный: Который Павлович?

Кудрявцев: Начальник ПТ… А, вы уже нашли телефон, да? Угу. Он, вот он всей информацией обладает. Как там, что делали.

Навальный: Извините, вопрос такой, наивный. Но я вот исходя из того, что я записал, мне его зададут. Одежду замывали, потому что на ней могли быть следы. Значит, и на теле могли быть следы. Но вы говорите, что на теле следов быть не могло. Почему?

Кудрявцев: Ну, мне кажется, что он просто впитывается быстро. Не оставляет следов. Это Макшаков скажет более подробно. Я всей информацией не обладаю. Я даже не знаю, что там делали. Я имею в виду, сами понимаете, да?

Навальный: Ну, я понимаю.

Кудрявцев: У меня нет информации.

Навальный: Константин Борисович…

Кудрявцев: Мне сказали, я приехал, сделал и уехал. Все остальное… вся остальная информация по поводу, кто там ездил, кто это делал, нет у меня этой информации.

Навальный: Я с ними со всеми поговорю сам. Повторяюсь, мне нужно ваш взгляд конкретный, потому что руководство сказало со всех собрать информацию и составить общую картину. Значит, давайте еще раз суммируем все, что у нас есть. То есть, по вашему мнению, выжил этот… фигурант… потому что самолет посадили слишком рано, верно? Главная причина?

Кудрявцев: Ну, мне кажется, что да. Только из-за этого. Если б там чуть-чуть дольше, то, возможно, все, как бы, закончилось по-другому. Вот видите, стечение обстоятельств… Это тот самый такой вот плохой фактор, который в нашей работе, да, может быть.

Навальный: Понятно. Под стечением обстоятельств мы имеем в виду обстоятельство номер один: посадили самолет, обстоятельство номер два — это что?

Кудрявцев: Ну, это то, что это, как его… Приехала там скорая и так далее. Провели мероприятия вот эти вот, первичные, которые они обычно… Ну, там медики смотрят состояние. Они там вкололи антидот какой-то, соответственно. Предположительно — предположительно, что вот это вот, да. Или хотя… ну, симптоматика же там похожа.

Навальный: Ну да.

Кудрявцев: Они действовали непосредственно по инструкции, медики. Поэтому из-за того, что сработала скорая, да.

Навальный: Ага.

Кудрявцев: Это тоже фактор, как бы. Отвезли. Дальше, соответственно, то, что увезли его в больницу эту. Там, соответственно, тоже провели какие-то мероприятия в зависимости, там, от симптоматики и всего вот этого. Наверное, так вот, как-то. Это мне так кажется, что это сыграло роль.

Навальный: Так, еще раз. План. Я не понимаю, и, исходя из вопросов, руководство которые передо мной поставило, они не понимают. План был, что он в гостинице концы отдаст или в самолете?

Кудрявцев: Я об этом… информации у меня нету.

Навальный: Ну, то есть вообще планирование было исходя из того, где это все случится?

Кудрявцев: Если бы я знал, я б сказал. Врать не хочу.

Навальный: Врать не надо.

Кудрявцев: Ну, я говорю, как есть. У меня этой информации, как должно было проходить, нету. Не было информации. Не доводили. Я могу только предполагать, что, возможно, это все должно было там произойти.

Навальный: Так предположите. Я, собственно, ради этого и звоню. Предположение ваше заключается в чем?

Кудрявцев: Мое предположение?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Ну, это ж только мои предположения. Я ж не знаю… не знал всего плана про проведение. Сами понимаете, да?

Навальный: Я понимаю абсолютно.

Кудрявцев: До меня доводят информацию, которую я должен знать. Больше мне ничего не говорили. Я… выдумывать-придумывать тоже, как бы, это плохо, я считаю.

Навальный: Правильно. Выдумывать-придумывать плохо, но задача, которая передо мной поставлена, извините, что повторяю, как попугай, она такая — поговори со всеми и пусть они составят как бы свое… ну, каждый человек, который сидит внутри… В нашей работе, вы абсолютно правильно говорите, все зависит от случайностей, каких-то странных вещей. Поэтому мнение каждого человека…

Кудрявцев: Так и есть, так и есть.

Навальный: Поэтому мнение каждого человека о том, что правильно, что неправильно, оно очень важно. И ваше мнение очень важно. Поэтому вот. Взгляд ваш вообще на всю картину. Ну, вы понимаете, последствия этого всего будут нам аукаться еще довольно долго.

Кудрявцев: Да, я понимаю это прекрасно. Тоже и читаю, и смотрю телевизор. Интернет читаю.

Навальный: Ну, конечно.

Кудрявцев: Не рассчитывали, я думаю, на все вот это вот, как бы. Ну, как мне кажется. Ну, как, не кажется, а я уверен, что уж… все пошло не так.

Навальный: На это, прямо скажем, не рассчитывали. Поэтому мне нужно понять.

Кудрявцев: (неразборчиво). Ну, я думаю, что это должно было, по вероятности, в ближайшее, там, какое-то время произойти. То есть, может быть, даже… А, может, на это и рассчитано на то, что полетит. Потому что, сами понимаете, время лететь там три часа примерно. Это большой… Если не сажать, то, возможно, был бы другой эффект. И результат был бы другой. Я считаю, что самолет сыграл решающую роль. Ну, не решающую… Но один из факторов. То, что посадили и провели мероприятия первичные. Вот.

Навальный: Сколько времени прошло с момента отравления до того6 как он отрубился?

Кудрявцев: Информации нет у меня такой. Я не знаю по времени, когда было все сделано. То есть когда отработали, да. Не знаю, у меня такой информации.

Навальный: Окей…

Кудрявцев: Это скажет точно Макшаков наверняка. Ну, ребята, может быть. Ну, не может быть, а скажут.

Навальный: Не, ну понятно. Да. Значит, еще у меня есть среди вопросов странный такой вопрос. Вы же с Навальным ездили сколько? И в Киров ездили в 17-м году, да? Вы-то сами как его личность оцениваете?

Кудрявцев: Чью? Его?

Навальный: Да, Навального. Чью…

Кудрявцев: Ну-у-у… в смысле, как я оцениваю его личность?

Навальный: Ну, я ж поэтому и оговорился — странный вопрос.

Кудрявцев: Аккуратный, очень это… скажем так… всего боится. Ну, с одной стороны, да. А с другой стороны — он там ходит везде, там, и так далее, да. Номера меняет периодически, да. Осторожный очень такой в этом плане. То есть он наверняка, может быть, может, чуйка какая, чувствовал, что его там… Ну, он, там, не скрывает, что следили и так далее. Сами понимаете, да? Алле…

Навальный: Да-да-да, слушаю. Я просто… я записываю.

Кудрявцев: Озвучивал, там, в своем блоге, там, не один раз, что за ним, там, это, наружка, типа, ходит, да, по пятам. То есть он очень осторожный, аккуратный, там, в этом плане. Лишних движений не делает там никогда. Мое мнение, то есть, как бы, да. Аккуратный. Аккуратный, осторожный.

Навальный: Так, есть вероятность того, что кого-то из членов группы видел в лицо? И узнает в лицо?

Кудрявцев: Ой, это навряд ли. Всегда строго к этому подходят.

Навальный: Вот у меня есть информация…

Кудрявцев: Одежда там, смена одежды.

Навальный: Значит, у меня есть информация, что однажды члены группы летали с ним вместе на одном рейсе, было такое?

Кудрявцев: Ой, этой информации у меня, к сожалению… ну, как бы, я не знаю, (неразборчиво) ничего не говорил. Обычно берут всегда рейсы специально разные. Даже если группа летит… из нескольких, там, бригад, то один летит одним рейсом, другой летит другим рейсом. Ну, стараются всегда так. Я не знаю, тут информации нет у меня.

Навальный: То есть вы такого не знаете?

Кудрявцев: Не знаю, честно говорю.

Навальный: По шкале от одного до десяти, какова вероятность того, что он или члены его группы, команды, могли сфотографировать кого-то, записать? Кто-то случайно мог на камеру попасть?

Кудрявцев: Ну, учитывая наши сегодняшние… там везде и камеры стоят, ну, все равно, когда работают (неразборчиво) закрывают и так далее. Ну, сами понимаете, да?

Навальный: Ага.

Кудрявцев: В плане всего другого остальном работаем только тогда, когда нам оперативные сотрудники дают добро. То есть они нам объясняют ситуацию, соответственно, а мы уже говорим, идем или нет. То есть всегда отсекается возможность снять кого-либо и так далее. Понимаете, да?

Навальный: Понимаю.

Кудрявцев: Максимальная конспирация — это первое дело. Чтобы никто не снял, никто лишнего не увидел и так далее. То есть это исключается всегда.

Навальный: Вы сами как оцениваете работы оперативных сотрудников?

Кудрявцев: Которые принимали участие?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Ну, с теми, с кем я работал, хорошо оцениваю.

Навальный: Дайте я запишу фамилию и телефон.

Кудрявцев: Чей?

Навальный: Ну, вот ваших контактов, которые… С кем можно это обсудить. Если, я думаю, что я врд ли буду с ними связываться, но если руководство скажет, чтобы я мог оперативно это сделать.

Кудрявцев: Так, ну я-то всех и не помню ребят-то. Я не так часто ездил.

Навальный: Ну основные кто?

Кудрявцев: Ну, Михаила, вот это вот я могу сказать.

Навальный: Ну, пишу. Михаил… а, ну, Павлович который? Ну, понятно.

Кудрявцев: Да, остальных я даже и не помню ребят, давно было.

Навальный: Угу.

Кудрявцев: 17-й год — это не вчера и не полгода назад было. Я даже контактов, это, не сохраняю. Ну, по таким вещам. Я этого вот оставил, потому что мы с ним связываемся уже не один раз. Потом же еще ездили второй раз. Тоже быстро, оперативно с ним связались и сделали все.

Навальный: Так, сколько у нас всего было по Навальному операций?

Кудрявцев: К ребятам вопросов нету, как бы, все всегда организовано хорошо, обеспечение там, проведение мероприятия. Нареканий, как бы, не было.

Навальный: Значит, есть оперативные…

Кудрявцев: Вот по этому вопросу, там, я не помню, сколько там… Я вот помню, что я там в Кирове был, в Киров все. А больше я не помню как.

Навальный: В Кирове были… Значит, у нас есть оперативная информация, может, в связи с этим… и связано это все, что они там готовят какие-то публикации. И, может быть, поэтому меня и попросили со всеми связываться. И якобы он подозревает, что были еще попытки. Что… какие… о чем может идти речь? Что он может, сам Навальный, про себя знать, сколько раз… Вот он сам заявит: меня пытались отравить столько-то раз. Что он может сказать, как думаете?

Кудрявцев: Что он может об этом думать?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Ну, не знаю. Я, честно говоря, про попытки еще там что-то… не в курсе. Я слышал он там, да, что-то озвучивал. Что были еще там попытки. Но о чем речь я даже не знаю. Может, что-то и было, но через меня это не проходило.

Навальный: Так, окей. Вы очень помогли. Давайте я еще раз по своим бумажкам пробегусь. Так, самолет — у нас есть ответ на этот вопрос. Помощь медиков — есть. Оцениваете работу коллег высоко. Поправляйте меня по ходу дела, если я что-то неправильно сказал. Случайность… Так, Паняев. Вы оцениваете работу Паняева как?

Кудрявцев: А кто это?

Навальный: Ну, на месте работал. Владимир Александрович Паняев. Алло?

Кудрявцев: Да-да-да… Паняев…

Навальный: Не знаете такого?

Кудрявцев: А я не знаю, нет, даже не пересекался.

Навальный: Окей, хорошо.

Кудрявцев: Может, ребята пересекались…

Навальный: Хорошо. Со Станиславом Валентиновичем обсужу тогда это. Значит, одежда обработана, и все с ней хорошо?

Кудрявцев: Ну, да, крайний раз, когда отдавали, все… чистенько.

Навальный: Не будет никаких сюрпризов у нас с одеждой?

Кудрявцев: Ну, поэтому несколько раз поехали.

Навальный: Несколько раз поехали, чтобы обработать одежду. Давайте еще раз. У меня есть данные, что вы 25 августа это делали, а второй раз?

Кудрявцев: Позже чуть поехали, через недели две, наверное, или через неделю.

Навальный: Через неделю после 25 августа? Не помните точно?

Кудрявцев: Нет, к сожалению, не помню. Это Макшаков скажет.

Навальный: Окей. Кто еще ездил с вами?

Кудрявцев: Со мной?

Навальный: Да.

Кудрявцев: Василий Калашников.

Навальный: Ка-лаш-ни-ков…

Кудрявцев: Но его фамилия, наверное, не озвучена была, да?

Навальный: Нет, у меня нет в списке его, странно…

Кудрявцев: Значит, руководство посчитало, что, не имеет (неразборчиво)

Навальный: Ну да, хорошо, это же, да… Хорошо, я у Богданова этот уточню вопрос. Хорошо, значит, на теле, вы считаете, ничего не могло остаться?

Кудрявцев: Ну, я считаю, что нет.

Навальный: Главный…

Кудрявцев: Ну, я так думаю, по крайней мере.

Навальный: Ну, естественно.

Кудрявцев: Я не в курсе, как бы, что они делали, ну, что именно. Вы понимаете, о чем я говорю?

Навальный: Понимаю.

Кудрявцев: Я не знаю, что там было. И по свойствам, и так далее, по проникновению, я тоже не знаю. Я так думаю, что, если делали, то навряд ли там что-то могло остаться. Это мое мнение, и я информацию даю непосредственно… как сказать-то… ну, как я предполагаю. У меня информации такой нет. По крайней мере (неразборчиво).

Навальный: Хорошо, а скажите мне, какой предмет одежды… На какой предмет одежды главный был акцент? У нас самый рискованный в теории предмет одежды какой?

Кудрявцев: Ну, трусы.

Навальный: Трусы.

Кудрявцев: (неразборчиво)

Навальный: Что-что?

Кудрявцев: Рискованный в каком плане?

Навальный: Ну, где могла быть максимальная концентрация.

Кудрявцев: Ну, трусы.

Навальный: В каком месте трусов… Это внутренний шов, наружный шов, прилегающий куда? Потому что у меня тут по этому поводу блок вопросов. Я это с Макшаковым буду обсуждать, но мне нужна ваша информация тоже.

Кудрявцев: Ну, по внутренним работали. Ну, по крайней мере, там обработка была.

Навальный: Ну вот представляете себе трусы? Да? И в каком месте есть самая…

Кудрявцев: (неразборчиво) Это где паховая часть.

Навальный: В паховой части трусов?

Кудрявцев: Ну, гульфик так называемый… Там швы такие есть, вот по швам…

Навальный: Так, погодите, это важно, сейчас, секунду. Кто передал информацию о том, что должна быть обработана гульфиковая часть трусов?

Кудрявцев: Я предполагаю. Сказали работать по трусам, по внутренней части.

Навальный: Кто сказал-то? Макшаков?

Кудрявцев: Да.

Навальный: «Внутренние»… Ща, пишу… «внутренние швы трусов»… Окей, значит, серого цвета трусы? Цвет трусов какой, не помните?

Кудрявцев: Ну, синий был.

Навальный: Синие…

Кудрявцев: Макшаков, эту информацию лучше у него…

Навальный: Они целы? То есть их как бы можно вернуть ему, теоретически? Длеать этого мы не будем, но они целые и все нормально.

Кудрявцев: Да, все чисто, да.

Навальный: Визуально по ним не будет видно… они не выцвели, нет никаких пятен, ничего нет?

Кудрявцев: Нет-нет, ничего нет. Ну, они в хорошем состоянии, чистые.

Навальный: Но на штанах…

Кудрявцев: Штаны та же область, внутрення, где трусы, там. Возможно, и там что-то было. Ну, как бы, тоже там замывали.

Навальный: Угу.

Кудрявцев: Ну, это, нет, это предположительно, потому что контакт-то все-таки есть…

Навальный: Извините, не расслышал, что все-таки есть?

Кудрявцев: Ну, контакт со штанами там есть какой-то, возможно, и там что-то было. Штаны тоже обработали. Они тоже чистые, все с ними нормально.

Навальный: Окей. Это вообще была ошибка или правильно — контактный способ донесения?

Кудрявцев: Ну, это не мне решать…

Навальный: Ваше мнение какое?

Кудрявцев: Руководство так посчитало, значит, это было правильно, наверное. Способ хороший.

Навальный: Ну, раз он остался жив, значит, не такой хороший. Вы тоже, вы поймите меня правильно…

Кудрявцев: Обстоятельства, опять же, я говорю, сложились так, что ситуация пошла вот так вот. Поэтому, как сказать…

Навальный: Хорошо.

Кудрявцев: Они выбрали, значит, соответственно, как-то они… Способ хороший, да. Согласен. Контакт есть. Контакт будет хороший, соответственно. Проникновение хорошее. Если они это выбрали, соответственно, они посчитали, что это правильно. В зависимости от ситуации, там, от опыта, там, наверное.

Навальный: Окей, хорошо… Значит, это я вас спросил, это я спросил. Добавить еще что-то хотите? Что еще считаете важным или существенным, что мне стоит указать в рапорте?

Кудрявцев: Да нет, наверное, я считаю, и так информации много.

Навальный: Окей. Хорошо.

Кудрявцев: По крайней мере, у меня в голове сейчас вот это вот… А вы сейчас кому будете звонить, если не секрет?

Навальный: Секрета нет, но я буду очень благодарен, если вы никого не будете предупреждать. Потому что мне нужно их мнение. Сами понимаете, мне не нужно, чтобы вы между собой договаривались. В этом смысле я вам честно и откровенно говорю, что…

Кудрявцев: Дело не в договоренности, дело просто в том, что я первый, кто появился. Мне, к сожалению, никто не позвонил, ни Богданов, ни Макшаков. Я, честно говоря, ошарашен вопросами всеми вот этими, сами понимаете, (неразборчиво) от этой ситуации…

Навальный: Константин Борисович. Все ошарашены. Представляете, как я ошарашен, я вообще об этом не знаю ничего, и мне позвонили в 5 утра и сказали — иди, выясняй. Вот я звоню вам и глупые вопросы задаю. Потому что я вообще про это знаю очень мало. Но работа такая, позвонили, вот надо делать. Хорошо. Тогда я вашим коллегам буду сейчас звонить и будет здорово, если в течение времени какого-то не будете делиться с ними подробностями для того, чтобы их рассказа был какой-то более.

Кудрявцев: Ну, я подробностями делиться не буду, я сейчас хотя бы Макшакову позвоню, он в курсе вообще этого всего…

Навальный: Он, конечно, в курсе. Макшакову я еще с утра звонил. Он, собственно говоря… Я сегодня с утра разговаривал с Богдановым и с Макшаковым. Все нормально.

Кудрявцев: А Богданов дал мою фамилию? Его фамилию? Ну, ребят, соответственно?

Навальный: Ну, естественно…

Кудрявцев: А ваш телефончик возьму, чтобы с вами связаться.

Навальный: Есть, конечно. Пишите. 916.

Кудрявцев: Угу.

Навальный: 912-24-87.

Кудрявцев: 24-87?

Навальный: Да. Максим Сергеевич.

Кудрявцев: Да, я записал, угу.

Навальный: Хорошо. Если мне будут нужны еще какие-то уточнения, я, наверное, еще в течение пары часов буду звонить, поэтому на связи оставайтесь, хорошо?

Кудрявцев: Да я всегда на связи, днем и ночью, у меня уже привычка.

Навальный: Да понятно…

Кудрявцев: С телефоном везде хожу, в туалет и в ванну, потому…

Навальный: Да-да, это точно… Все-таки я не понимаю одной вещи. Вот они наносили на трусы? Или на трусы и на штаны? Потому что у меня информация двойная, и я не могу понять.

Кудрявцев: Это Макшаков скажет точно.

Навальный: Нет, ну они мне скажут, я хочу, чтобы вы мне сказали.

Кудрявцев: Нет, я об этом не знаю, куда нанесено было. Я говорю: мы работали именно по этим… По трусам, штанам, внутренностям там, смотрели, есть ли там пятна, нет ли там пятен каких-то и так далее. Пятен как бы на трусах, видимых пятен, не было. По крайней мере, визуально. На штанах тоже, там флисовые штаны, плотные такие, на них вообще ничего не разглядишь. Тем более, они сине-темного цвета, и те, и те. Поэтому как нам сказали, так мы и смотрели. Визуально не было видно

Навальный: Окей. Понятно. Хорошо. Все, Константин Борисович, спасибо большое, будем на связи, тогда буду обращаться еще.

Кудрявцев: Максим Сергеевич?

Навальный: Да?

Кудрявцев: Алле?

Навальный: Да-да-да.

Кудрявцев: А, извините, вопрос такой… а ничего, что мы с вами по обычному телефону разговаривали?

Навальный: А-а, мы ничего такого не обсуждали особенного. Это скорее экстренная ситуация, я думаю, ничего страшного нет. Я согласовал с Богдановым, что я вам буду звонить по такой связи.

Кудрявцев: А, согласовали, да?

Навальный: Да, да. Хорошо. Договорились. Добро.

Кудрявцев: На связи тогда.

Навальный: Удачи, пока.

с кем я говорю по определению | Английский словарь для учащихся

разговор

( разговоров множественного числа и от третьего лица в настоящем) ( говорящих причастий настоящего времени) ( разговоров прошедших времени и причастий прошедшего времени)

1 глагол Когда вы говорите, вы используете устную речь, чтобы выразить свои мысли, идеи или чувства.
Он был слишком расстроен, чтобы говорить … V
Мальчики заговорили сразу… V
Talk — тоже существительное., N-uncount
Это не тот разговор, который обычно слышат от бухгалтеров.

2 v-recip Если вы разговариваете с кем-то, вы разговариваете с ним. Также можно сказать, что разговаривают два человека.
Мы много разговаривали и смеялись … pl-n V
Я разговаривал с ним вчера … V to / with n
Когда она вернулась, они говорили об американской еде …pl-n V о n
разве ты не видишь я говорю? Не перебивай. V (нереципиент), Также V to n about n
Talk тоже существительное., N-count
(= разговор)
Мы долго говорили о ее отце, Тони, который был моим другом.

3 v-recip Если вы разговариваете с кем-то, вы рассказываете ему о вещах, которые вас беспокоят. Также можно сказать, что разговаривают два человека.
Вашим первым шагом должен быть разговор с учителем или школьным консультантом… V to n
Нам нужно поговорить наедине … pl-n V
Позвоните, если хотите поговорить об этом … V о n (не получатель)
Мне нужно разобраться в некоторых вещах. Нам действительно нужно было поговорить. V (не получатель)
Talk — это тоже существительное., N-count
Думаю, пора поговорить.

4 глагол Если вы говорите о чем-то или о чем-то, вы произносите неформальную речь, рассказывая людям то, что вы знаете или думаете об этом.
(= говорить)
Она расскажет о проблемах, которые ей небезразличны, включая образование и уход за детьми … V on / about n
Он намеревается поговорить с молодыми людьми об опасностях СПИДа. V to n
Talk — это тоже существительное., N-count oft N on / about n
Путеводитель дает краткий рассказ об истории сайта …

5 n-множественное число Переговоры — это официальные обсуждения, предназначенные для достижения соглашения, обычно между разными странами или между работодателями и работниками.
офт н с / между п, н / о н
Переговоры между бастующими железнодорожниками и правительством Польши сорваны …

6 v-recip Если одна группа людей разговаривает с другой, или если две группы разговаривают, они проводят официальные обсуждения, чтобы заключить сделку или прийти к соглашению.
Мы говорим с некоторыми людьми об открытии офиса в Лондоне … V to n about n / -ing
Компания поговорила со многими потенциальными инвесторами… V с / к n
Это вызвало широкое предположение о том, что GM и Jaguar могут разговаривать. пл-н В

7 v-recip Когда разные страны или разные стороны в споре разговаривают или разговаривают друг с другом, они обсуждают свои разногласия, чтобы попытаться урегулировать спор.
Министр иностранных дел сказал, что он готов поговорить с любой страной, у которой нет враждебных намерений … V to n
Они собирают информацию в рамках подготовки к тому дню, когда стороны сядут и начнут переговоры… pl-n V
Джон Рид должен найти способ заставить обе стороны разговаривать друг с другом … V to / with pron-recip
Скорость, с которой обе стороны подошли к столу переговоров, показывает, что они готовы говорить. V (не получено)

8 глагол Если люди говорят о другом человеке или говорят, они обсуждают этого человека.
Все о нем говорят … V о / из n
Люди будут говорить, но жить надо дальше.V
Talk — тоже существительное., N-uncount usu N about / of n / -ing, N that
Было много разговоров о том, что я выхожу замуж …

9 глагол Если кто-то разговаривает, когда его задерживают полиция или солдаты, он раскрывает важную или секретную информацию, обычно неохотно.
Они будут говорить, они меня обвинят. V

10 глагол Если вы говорите на определенном языке или говорите с определенным акцентом, вы используете этот язык или говорите с этим акцентом.
no passive
Вы не похожи на иностранца, говорящего по-английски … V n
Они были поражены, что я говорю с ирландским акцентом. V Prep / ADV

11 глагол Если вы говорите о чем-то, например о политике или спорте, вы обсуждаете это.
no passive
В основном деловыми гостями были мужчины среднего возраста. В н

12 глагол Вы можете использовать разговор, чтобы сказать, что вы думаете об идеях, которые кто-то выражает.Например, если вы говорите, что кто-то говорит здравым смыслом, вы имеете в виду, что считаете высказываемые им мнения разумными.
Признайся, Джордж, ты несешь абсолютную чушь. В н

13 глагол Вы можете сказать, что говорите определенную вещь, чтобы привлечь внимание к своей теме или указать на особенности того, что вы обсуждаете.
ГОВОРИТ без пассивного
На этот раз мы говорим о мегабаксе. В н

14 n-uncount Если вы говорите, что что-то вроде идеи или угрозы — это просто разговоры или все разговоры, вы имеете в виду, что это не имеет большого значения или большого значения, потому что люди преувеличивают это или не собираются делать что-нибудь об этом.
Многое из этого здесь действительно испробовано? Или это просто разговоры? …

15 Вы можете сказать «поговорим о» перед тем, как упомянуть конкретное выражение или ситуацию, когда вы имеете в виду, что что-то является очень ярким или ясным примером этого выражения или ситуации.
НЕФОРМАЛЬНОЕ

говорить о sth фраза PHR n / -ing (курсив)
Нам потребовалось много времени, чтобы добраться сюда, не так ли? Поговорим о таинственном движении Судьбы !…

16 Вы можете использовать выражение talk of, чтобы представить новую тему, которую вы хотите обсудить, и связать ее с тем, что уже упоминалось.

говорит о фраза PHR n / -ing
Belvoir Farms производит восхитительный чай из цветов бузины. Кстати о цветке бузины, вы можете попробовать шампанское из цветков бузины.

17

в магазин


магазин
поговорить

говорить по кругу
говорить в ответ фразовый глагол Если вы отвечаете на кого-то авторитетного лица, например, с родителем или учителем, вы отвечаете ему грубо.
Как ты посмел мне ответить! … От абонента к номеру
Я отвечал и задавал вопросы. V P говорить вниз

1 фразовый глагол Уговорить кого-то, кто управляет самолетом в чрезвычайной ситуации, означает дать ему инструкции, чтобы он мог безопасно приземлиться.
Пилот начал его уговаривать, давая инструкции по радио. V n P

2 фразовый глагол Если кто-то говорит об определенной вещи, они делают ее менее интересной, ценной или вероятной, чем это казалось изначально., (Антоним: говорите)
Они даже обвиняют правительство в том, что оно принижает четвертую по величине отрасль в стране … V P n (not pron)
Бизнесмены устали от политиков, унижающих экономику. V n P говорить свысока до фразовый глагол Если вы говорите, что кто-то говорит с вами свысока, вы не одобряете то, как они разговаривают с вами, обращаясь с вами так, как будто вы не очень умны или не очень важны., (Неодобрение)

(= покровительствовать)
Она была одаренным учителем, никогда не разговаривала со своими учениками свысока.V P P n говорите в фразовый глагол Если вы уговариваете человека сделать что-то, чего он не хочет делать, особенно что-то неправильное или глупое, вы убеждаете его сделать это. (Антоним: говорить из)
Он уговорил меня выйти за него замуж. Он также уговорил меня завести ребенка … V n P -ing / n talk out фразовый глагол Если вы говорите что-то вроде проблемы, вы тщательно ее обсуждаете, чтобы решить ее.
(= говорить до конца)
Разговор с кем-нибудь может быть полезным… V n P
Обсуди свои проблемы. Не храните их в бутылках. V P n (не произносится) говорить из фразовый глагол Если вы отговариваете кого-то делать то, что он хочет или намеревается сделать, вы убеждаете его не делать этого. (Антоним: говорить в)
Моя мама пыталась отговорить меня от развода … V n P P -ing / n talk over фразовый глагол Если вы что-то обсудите, вы обсудите это обстоятельно и честно.
Он всегда обсуждал вещи со своими друзьями … V n P с n
Мы должны пойти в тихое место и обсудить это … V n P
Обсуждайте проблемы, не запихивайте их внутрь. VP n (не произносится) talk round фразовый глагол
в AM, обычно используется talk around Если вы говорите с кем-то кругом, вы убеждаете его изменить свое мнение, чтобы он согласился с вами, или согласился сделать то, что вы от него хотите. делать
Он пошел в дом, чтобы попытаться поговорить с ней… V n P
Советует продавцам разговаривать с упрямыми покупателями за чашкой чая. V P n (не прон) говорить через

1 фразовый глагол Если вы что-то обсуждаете с кем-то, вы тщательно обсуждаете это с ним.
Мы с ним обсудили всю эту хитрую проблему … pl-n VP n (not pron)
Теперь ее дети выросли, и она рассказала им, что случилось … VP с nn
Это было все казалось таким простым, когда они это обсудили, таким логичным… pl-n V n P
Он обсудил это с Джудит. V n P с n

2 фразовый глагол Если кто-то говорит вам что-то, чего вы не знаете, они внимательно вам это объяснят.
Теперь она должна поговорить со своей сестрой по процессу шаг за шагом. V n P n обсудить

1 фразовый глагол Если кто-то говорит определенную вещь, он заставляет это звучать более интересно, ценно или правдоподобно, чем это казалось изначально.
Политики обвиняют СМИ в разговоре о возможности беспорядков … V P n (не прон), Также V n P

2 фразовый глагол Уговорить кого-то или что-то на переговорах означает убедить кого-то заплатить больше денег, чем они изначально предлагали или хотели.
(в основном BRIT)
Кларк продолжал поднимать цену, в то время как Уилкинсон ее сбивал. V n P, также V P n (не проникает)

Я разговариваю — Испанский перевод — Linguee

Rathe r, I Я говорю a b или t Срочность заполнения пробелов, которыми торговцы и террористы могут воспользоваться для приобретения опасных материалов или способствовать распространению.

daccess-ods.un.org

Ms bien me refiero a la urgencia de subsanar las dupliciencias que террористас и traficantes todava podran aprovechar para obtener materiales peligrosos o contribuir a la пролиферацин.

daccess-ods.un.org

Я говорю a b или t Самостоятельную эвакуацию по приказу начальства выполняли сотрудники Econoinvest. Econoinvest — мафия, занимающаяся мошенничеством самым бесстыдным и кибернетическим способом.

venezuela-us.org

Me refiero al autodesalojo que llevaron a cabo, cumpliendo rdenes superiores, los empleados de Econoinvest: una verdadera mafia dedicada a la estafa de la manera ms descarada y ciberntica.

venezuela-us.org

Мои соотечественники знают, что на Я я говорю а б или т, потому что они […]

знают о центрах помощи и обслуживания, где они

[…]

, и кто их обслуживает на местном, региональном или национальном уровне больше, чем кто-либо может себе представить.

embacubaqatar.com

Mis compatriotas com pr enden de qu les hablo, po rque sab en de centros […]

de asistencia y de servicios, dnde estn y quines

[…]

los atienden, нивель, местный, региональный, национальный, ms de lo que nadie se imagina.

embacubaqatar.com

Я говорю a b или t эти вещи как это, на лету, потому что у меня не было […]

много времени писать.

cubasocialista.cu

Cuento estas cosas as, de paso, porque no tuve mucho tiempo para escribir.

cubasocialista.cu

Я я говорю e x pl и т. Д. О правильном […]

и должны быть услышаны.

daccess-ods.un.org

Estoy hablando es pec fi camen te del derecho […]

y la necesidad de ser escuchados.

daccess-ods.un.org

Это рано или поздно произойдет, потому что

[…]
interacti на I я говорю a b или t требует изменений […]

в пути полиции и социальных служб

[…]

работают, чтобы стать более интегрированными.

businesschile.cl

Se crear con el tiempo, porque la

[…]
Interacci n de la q ue hablo re quie re c am bios en […]

la forma en que la polica y los servicios

[…]

sociales operan con el fin de integrse ms.

businesschile.cl

Я говорю a b или t инициатива […]

для укрепления сотрудничества в мирном использовании ядерной энергии в контексте усилий

[…]

для обеспечения глобальной энергетической безопасности.

daccess-ods.un.org

Hablo d e la inici at iva de […]

reforzar la cooperacin para el uso pacfico de la energa Nuclear en el context de los esfuerzos

[…]

por lograr la seguridad energtica mundial.

daccess-ods.un.org

Я считаю, что Иисус говорит Никодиму: «Я знаю тебя.

[…]
мыслят физически b ut I am говорю s p ir itual.

kjvbiblestudy.com

Mi punto de vista es que Jess le est diciendo a Nicodemo, yo s que t ests pensando

[…]
lo fsi co per o yo estoy hablando en lo espi ri tual.

kjvbiblestudy.com

Я говорю t h e язык практики […]

жизни, желающие знать, что скрывается за этой ужасной маской существования.

iglisaw.com

Estoy hablando e n el l engu aj e de la […]

vida prctica, deseoso de saber qu es lo que se esconde tras esa mscara horripilante de la existencia.

iglisaw.com

Wh на I Я говорю a b ou t здесь и […]

сейчас — это давний геноцид детей в разрушающихся кварталах наших больших городов,

[…]

, которые ищут в мусорных баках что-нибудь поесть вместо того, чтобы ходить в школу, которые отравляются марихуаной или вдыхают клей, чтобы забыть, что общество их забыло, и которые напиваются собственным вырождением в мире, где справедливость и возможности зарезервировано для других.

daccess-ods.un.org

A lo q ue me re fi ero aqu y ahora […]

es al gran genocidio de nios en barrios en decadencia de nuestras grandes ciudades, que

[…]

buscan en la basura algo para comer en lugar de ir a la escuela, que se drogan con marihuana o inhalan pegamentos para olvidarse de que la sociedad los ha olvidado, y que se embriagan con su propia degeneracin en un mundo donde la justicia y las oportunidades se reservan para otros.

daccess-ods.un.org

Мне нравится стоять лицом к лицу с людьми на I Я говорю t o .

hear-it.org

Me g usta es tar frente a la perso na con la qu e hablo .

spanish.hear-it.org

Я говорю f u nd изменение, […]

, если не полное устранение ограничений в этой области!

europa.eu

M e estoy ref ir iendo a un cambio […]

фундаментальных, si no a la exclude total de constraciones en esta rea!

europa.eu

Вот почему я

[…]
здесь, то есть w hy I am говорю t o t hem.

europarl.europa.eu

Esto lo que me ha trado hasta aqu y esto

[…]
es por l o qu e es toy hablando con el los .

europarl.europa.eu

В наших странах

[…]
сила; наша страна s, I Я говорю a b ou t Латинская Америка, у нас лучшее […]

сила в пересчете на

[…]

за последние годы у нас есть нефть; в других странах есть сорго, пшеница и т. д., а у нас также есть минералы.

carlosslim.org

Nuestro s pas es tienen la fue rz a, nues tr os pa se s, hablo de Рика, […]

tienen la fuerza de la mejor en los trminos

[…]

del intercambio en estos ltimos aos; nosotros, el petrleo; otros pases, el sorgo; otros, el trigo, etctera, y tenemos los minerales.

carlosslim.org

Все, кто

[…]
был там знает, где в Я Я говорю а б или т.

urantia-uai.org

Todos los que ha n estado a ll sa be n de lo que hablo .

urantia-uai.org

Я говорю a b или t Здоровье детей и их матерей «, — сказал в своем обращении к участникам представитель ЮНИСЕФ в Чаде д-р Марцио Бабиль.

unicef.org

Me r ef iero a la salud de los nios y de sus madres, — заявил доктор Марцио Бабиль, представитель ЮНИСЕФ в Чаде, en su alocucin dirigida a los membersantes.

unicef.org

I am n o t, no w , talk a I Я говорю a b или t все вы […]

любящих Господа.

губки.org

N o estoy hablando a hora de m in istro s, estoy hablando d e tod os los que […]

aman al Seor.

spurgeongems.org

Даже wh en I Я говорю a b ou t материнскому […]

смертности из-за небезопасных осложнений аборта, я должен быть осторожен, чтобы не поставить проект под угрозу.

ipas.org

Inc lu so c uand o hablo a cerc a de l a mortalidad […]

materna a Conccuencia de las Complicaciones del Aborto Inseguro, Debo Tener

[…]

cuidado de no poner en riesgo el proyecto.

ipas.org

Далее мне нужно прояснить, что Global

[…]
Endeavour, проект th на I я говорю a b или т сейчас, полностью […]

независимых.

urantia-uai.org

Adems, necesito dejar claro que el Esfuerzo Global,

[…]
el pr oy ecto del qu e estoy hablando a ho ra, es t ot almente […]

independiente.

urantia-uai.org

И n ow I я говорю t o y различных вещей, которые реальны.

spurgeongems.org

Y ah or te es toy hablando de cos as qu e son reales.

spurgeongems.org

Wh на I Я говорю a b или т уже выполняется в […]

в Западной Африке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе, с большим успехом.

unaids.org

Es de l o q ue estoy hablando y a se est ll evando […]

Кабо-кон-Гран-Хито-Эн-Фрика Западный и Ан-ла-Регин-де-Азия и Эль

[…]

Pacfico, y debera convertirse urgentemente en la norma en todas las regiones.

unaids.org

Если я расскажу вам о Рамочной конвенции ООН о глобальном потеплении (CMNUCC) и, в частности, о COP16, вы, вероятно, не будете

[…]

знаком с ним; тем не менее, если я имею в виду Киотский протокол, вам всем будет больше

[…]
или меньше знаю wh в I я говорю a b ou t.

fundrogertorne.org

Si les hablo de la Convencin Marco de las Naciones Unidas sobre el Cambio Climtico (CMNUCC) y ms concretamente, de la COP16, вероятно, без результата

[…]

фамильяр, грех эмбарго, si les hago referencia al protocolo de Kyoto a todos nos queda ms

[…]
o men os cla o d e q u estoy hablando .

fundrogertorne.org

Местоположение ts I am говорю a b ou t являются многонациональными западными […]

компаний, которые эксплуатируют наши природные ресурсы и сельское хозяйство

[…]

продукции, забирая 95% их финансовой стоимости и оставляя нам, владельцам ресурсов, не более 5% или меньше.

daccess-ods.un.org

Las langosta s de la s q ue estoy hablando s on las comp a as multinacionales […]

occidentales que explotan nuestros recursos naturales

[…]

y productos agrcolas, apropindose del 95% de su valor financiero y dejndonos a nosotros, los propietarios de los recursos, el 5% o menos de ese valor.

daccess-ods.un.org

И когда я говорю о развитии сельских районов t, I , я говорю o f гораздо более широкая концепция, чем просто сельское хозяйство.

europa.eu

Y cuando digo

[…]
desarro ll o rura l me r efiero a un Concepto mucho ms ampio que el que Соответствует de al trmino de ag ricultura.

europa.eu

Я говорю t o писатель в Германии.

cineuropa.mobi

E n Al ema nia estoy en con Tacto c on un […]

guionista.

cineuropa.mobi

Итак, я прошел полный круг — я начал с Пекина, я только что вернулся с

[…]
визит в Пекин, nd I я говорю а b или т Пекин сегодня.

unicef.org

Por tanto, он vuelto al punto de partida: comenc con Beijing, estuve la semana pasada

[…]
Precisamente en B ei jing , y ho y estoy hablando so bre Be ijing .

unicef.org

Я говорю а б или т так называемые […]

алюминиевых композитных мешка, которые мы предлагаем в нашем магазине.

shop.conserva.de

Hablo d e l as llama da s bolsas […]

de aluminio, que ofrecemos en nuestra tienda.

shop.conserva.de

Мы все в Соединенных Штатах

[…]
Страны — a nd I я говорю n o w не только как генеральный секретарь вашей конференции, b ut I Я говорю a s t Заместитель Генерального секретаря […]

из

[…]

Организация Объединенных Наций — с прошлого века мы все ожидали, что этот величественный орган будет плодотворным.

daccess-ods.un.org

Desde el

[…]
siglo pasado, todos nosotros en las Naciones Un id as, y no hablo ni camen te en mi calidad de Secretario General de la […]

Conferencia, sino como Secretario

[…]

General Adjunto de las Naciones Unidas, hemos albergado la esperanza de que este augusto rgano produzca resultados.

daccess-ods.un.org

Я знаю по телефону Я говорю t o s многих из вас, кто […]

полны фантазий, как яйцо полно мяса, и мне хотелось бы вытащить тебя из них.

spurgeongems.org

S qu e hablo a pe rsona s qu e estn l le nas de […]

фантазий о неправильных образах жизни, которые есть у человека, живущего в пищевых продуктах, у deseara poder librarlos de ellas.

spurgeongems.org

Таким образом, это должно быть место закона, место уважаемого разнообразия и в то же время потому, что se I am говорю a b или t политическое управление — для поддержка, которую мы должны оказывать регулирующим органам правосудия, таким как Суд в Гааге.

crpm.org

ste debe ser el lugar del derecho, el lugar de la diversidad respetado y, al mismo tiempo, — como la gobernanza poltica es el tema que nos ocupa — debe ser el apoyo que debemos prestar aorganaciones de Regalacin en materia de justicia, como el Tribunal de Justicia de La Haya.

crpm.org

Переведите на тагальский, с кем я говорю, с примерами

Компьютерный перевод

Пытаюсь научиться переводить на примерах человеческого перевода.

Английский

с кем я разговариваю

Вклад человека

От профессиональных переводчиков, с предприятий, с веб-страниц и из свободно доступных хранилищ переводов.

Добавить перевод

Тагальский

сино ба наман ако сайо диба вала

Последнее обновление: 2020-11-19

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Последнее обновление: 2020-10-05

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем ты разговариваешь

Тагальский

китайское кино и творчество Иисуса Христа

Последнее обновление: 2021-01-16

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем ты разговариваешь

Тагальский

Сино Ка Каусап Мо Лалаки Ба Ян

Последнее обновление: 2021-01-06

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

Я разговаривал с мамой

Последнее обновление: 2021-01-04

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем ты разговариваешь

Тагальский

sino yung kinakausap mo

Последнее обновление: 2020-10-13

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем ты разговариваешь

Тагальский

sino ba yong kausap mo

Последнее обновление: 2020-08-11

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Тагальский

сино нга ба ако сайо

Последнее обновление: 2020-02-11

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

С кем он разговаривает

Последнее обновление: 2020-01-21

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Последнее обновление: 2019-03-22

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Последнее обновление: 2016-06-23

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

Мне не хватает общения с тобой

Тагальский

на мисс Китанг Каусап

Последнее обновление: 2014-12-15

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем он разговаривает?

Тагальский

Нагсасалита Ба Сия

Последнее обновление: 2020-10-13

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

посмотри, кто разговаривает с

Тагальский

Тумингин кунг сино и каусап

Последнее обновление: 2020-05-23

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Последнее обновление: 2017-10-26

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Последнее обновление: 2016-07-19

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Ecorralest101

Английский

я с тобой разговариваю

Тагальский

Накикипаг угнаян

Последнее обновление: 2021-04-09

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

с кем ты разговариваешь?

Тагальский

Манахимик ка джан са лунгга му

Последнее обновление: 2020-09-30

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

Кто я такой, чтобы забанить тебя?

Тагальский

sino ako para pagbawalan ka wala diba

Последнее обновление: 2020-09-27

Частота использования: 2
Качество:

Артикул: Anonymous

Английский

кто я такой, чтобы простить?

Тагальский

сино ба тайо пара хинди магпатавад

Последнее обновление: 2020-04-01

Частота использования: 1
Качество:

Артикул: Anonymous

Получите лучший перевод с

4 401 923 520
человеческий вклад

Сейчас обращаются за помощью пользователи:

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее.Продолжая посещать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Учить больше.
ОК

Почему я говорю? Сила W.A.I.T. — Мощность TED *

В наши дни разговоры ведутся постоянно и довольно «дешево». Кто угодно, в любом месте и в любое время может оставить комментарий во многих социальных сетях и поговорить, поговорить, поговорить. Ежедневно в социальных сетях публикуется более 60 миллиардов сообщений, и в среднем человек каждый день проводит в социальных сетях 140 минут!

Но W.A.I.T. и спросите себя: «Почему я говорю?»

Мы недавно услышали эту аббревиатуру и улыбнулись.Нам нравятся сокращения, которые помогают нам запомнить концепцию или новую привычку, которую мы хотим развить. (TED * — это аббревиатура от The Empowerment Dynamic, которая помогает каждый день напоминать нам, что нужно жить вдохновляющей жизнью!)

Несколько месяцев назад мы купили новый холодильник — это наша первая крупная покупка бытовой техники за 15 лет нашего брака. Мы спланировали день покупок и испытали разные подходы к продажам и слушанию. Некоторые из них были незаметными — и не такими уж тонкими — встречами Ужасного Драматического Треугольника (ДДТ).

Оглядываясь назад, мы бы хотели, чтобы первые несколько мест, которые мы посетили, практиковали W.A.I.T. принцип!

Мы встретили одного молодого человека, который признался, что это была его первая неделя продаж. Он безостановочно говорил о том, что узнал и что он ищет, когда покупает крупную бытовую технику. В некотором смысле он казался жертвой собственного чувства незащищенности. Его непрекращающаяся болтовня завладела беседой и не спрашивала о наших потребностях.

В другом случае мы чувствовали себя жертвами стереотипного «коробочного магазина», когда никто не мог нам помочь. Мы ходили по островам в поисках кого-нибудь, кто мог бы ответить на наши вопросы.Когда мы подошли к кому-то у стойки, они сказали: «Вытащите свой грузовик, и мы загрузим его для вас». Их заявление не имело смысла, поскольку мы еще не решили, что покупать!

Мы надеялись, что посетим несколько магазинов, узнаем о новых холодильниках и получим необходимую поддержку.

Наконец, в другом магазине мы познакомились с вдохновляющим и интересным продавцом, который относился к нам как к Создателям. Он задавал полезные вопросы и внимательно слушал. Мы чувствовали себя увиденными, услышанными и оцененными.(Неудивительно, что мы купили у него наш новый холодильник.) Этот продавец «продал» нас, будучи тренером по образцу TED *, помогая нам прояснить наши потребности и желания. Позже мы поняли, что он W.A.I.T.ed. В основном говорили мы, а не он.

Если вы не осознаёте причину, по которой говорите, вы можете легко отреагировать на данный момент и выпалить первые слова, которые придут вам в голову, и, вероятно, сразу же вступить в роли ДДТ Жертвы, Преследователя или Спасателя.

Вместо того, чтобы бессознательно говорить, найдите момент, прежде чем публиковать сообщения в социальных сетях или говорить, и спросите себя:

Вт.A.I.T — Почему я говорю?

  1. Я говорю для одобрения и для того, чтобы быть чрезмерно полезным? (Спасатель)
  2. Я говорю, чтобы контролировать и брать на себя ответственность за ситуацию? (Преследователь)
  3. Вы хотите жаловаться и сообщать обо всем, что вам не нравится? (Жертва)

Многие из наших действий являются привычными и, вероятно, не более чем разговорами. Наличие инструментов, которые помогут вам сделать паузу и подумать о том, как вы думаете и говорите, — это один из бонусов фреймворков TED *.

Вот несколько рефлексивных вопросов, которые стоит задать себе, прежде чем вступить в разговор:

  • Какое мое намерение стоит за тем, что я собираюсь сказать?
  • Какой вопрос я могу задать, чтобы лучше понять, что говорит другой человек?
  • Является ли моя потребность поговорить попыткой отвлечь на себя внимание?
  • Как я могу привыкнуть к молчанию, а не поддаваться желанию поговорить?

Если бы мы все сделали еще немного W.Используя искусственный интеллект и немного меньше разговаривая, мы считаем, что этот мир будет более вдохновляющим и вдохновляющим местом для жизни.

Следите за нами и ставьте лайки:

W.A.I.T. — Почему я говорю? Советы по увеличению вашего влияния за счет эффективного общения — The Remarkable Manager®

Как правило, мы все слишком много говорим и недостаточно слушаем! Если ваша первая мысль заключается в том, что это не о вас, продолжайте читать, особенно о вас (и обо мне).

Теперь я профессиональный оратор; это моя работа — говорить.Но это когда я нахожусь на сцене. Я говорю здесь, когда мы с другими людьми в среде индивидуальной или небольшой группы. Так заманчиво вмешаться и прервать разговор. Вне зависимости от того, занимаетесь ли вы продажами или воспитываете детей, ВСЕГДА хорошо говорить меньше и больше слушать. Кстати, если вы воспитываете детей, вы особенно занимаетесь продажами.

Главный коммуникатор? Мне?

Однажды я был на деловом приеме и разговаривал с коллегой, которого не очень хорошо знал. Я задал три вопроса об их профессиональной истории, о том, что им нравится в своей роли в организации и что они больше всего ценят в своей работе и личной жизни.Мне было интересно узнать о них больше, и мне очень понравилась беседа. Когда мы расстались, коллега сказал мне, что я отличный коммуникатор. Но подождите, они все говорили!

Я хотел бы дать несколько советов о том, как вы можете воспринимать себя как ведущего коммуникатора, когда говорят другие.

Почему я говорю (W.A.I.T.)?

Людей волнуют три вещи: они сами, свои победы и свои проблемы. Если вы говорите о себе, вы не говорите о чем-то из первой тройки того, что их волнует.Поистине выдающиеся коммуникаторы из нас поняли это и соответствующим образом направляют свои разговоры.

Не бойтесь быть тупым — вы действительно знаете все, что нужно знать обо всем? Я так не думал. Почему бы не задать вопросы, даже если вы думаете, что уже знаете ответ. Обучение происходит в том, чтобы прислушиваться к ответам других. Возможно, они узнают о предмете, но, что более важно, узнают, что они думают и думают о предмете.

Преодолей паузу — так заманчиво дождаться, пока другой человек переведет дыхание, и принять это за наше приглашение нырнуть.Когда кто-то прекращает говорить, справляйтесь с паузой. Подождите несколько секунд, чтобы убедиться, что они полностью закончили свою мысль. Удивительно освежает разговор с кем-то, кто не пытается все время вмешиваться. Будь этим человеком.

Не преувеличивайте чью-то историю — я очень виноват в этом. Я очень опытный путешественник по всему миру. Я побывал в более чем 40 странах, и у меня есть масса историй и опыта. Когда кто-то начинает рассказывать о своем опыте путешествий, мне очень легко сказать: «Это ничто по сравнению с тем временем, когда я….. » Для того, чтобы увеличить свое влияние с другими я работаю трудно сказать, «Это должно быть боронование, скажите мне больше.» Пусть другие расскажут свою историю. Если они спросят вас о вашем, получат за это, но в большинстве случаев они не так сильно заботятся о вашем опыте, как о том, чтобы рассказать вам о своем опыте.

Задайте себе вопрос: W.A.I.T. вопросы:

1. Настало время поделиться? Есть то, чем я хочу поделиться по теме? Не отвлекайте разговор от того, о чем они говорят, только потому, что «это напоминает мне время, когда…»

2.Пришла моя очередь поделиться? См. Пункт 2 выше. Вы справляетесь с паузой?

3. Будет ли то, чем я хочу поделиться, прибавляет или вычитает из того, чем они делятся? Здесь возникает соблазн отвлечь разговор от них на вас. Пункт № 3 выше должен держать вас здесь под ногами. Если вы все же вмешаетесь, будьте кратки. Добавьте ценность, а затем заткнитесь.

То, как вы общаетесь с другими людьми, сильно повлияло на ваше влияние на других. Улучшите свое общение, улучшите свои результаты, увеличив свое влияние.

Фото: Graphicstock.com

Прежде чем говорить, вспомните W.A.I.T. Акроним: «Почему я говорю?»

Адам Брайант

Управляющий директор Merryck & Co.

Примечания редактора: этот пост изначально был размещен на странице Адама Брайанта в Linkedin.

Основной (и часто недооцениваемый) лидерский навык — это умение слушать. Вы должны сбавить скорость и осознавать, почему вы говорите. Вот отличное напоминание о стенограмме «ПОДОЖДИТЕ» из моего Merryck & Co.коллега Дэйв Гебель, который часто делится этим советом с руководителями высшего звена. Здесь вы найдете много жемчужин мудрости.

Q: Какие общие темы возникают у руководителей высшего звена, которых вы советуете?

A: В начале отношений я часто становлюсь катализатором для одного из них, потому что обычно спрашиваю их, есть ли что-нибудь, что их пугает. Многие из них говорят о чувстве беспокойства из-за нежелания разочаровывать свою команду. В последнее время я также слышу много беспокойств по поводу того, как они собираются ориентироваться в цифровой революции, которая разрушает все отрасли.

В: Когда они поднимают вопрос о своей команде, что дальше?

A: Я спрошу их об их ритме общения и обратной связи. Сколько времени они выделяют на специальные индивидуальные встречи в течение обычного месяца, посвященные профессиональному и личному развитию своих непосредственных подчиненных, а не стратегии и операциям. Откровенно говоря, люди не хотят ничего, кроме специальной встречи один на один, когда их лидер полностью присутствует для них.

Q: В наши дни цифровой вопрос волнует большинство руководителей. Что вы им посоветуете?

A: Это огромный ландшафт, и самое главное — постараться изо всех сил упростить и сфокусировать внимание. В их организации будет 15 разных людей, у которых есть очень веские причины продвигать свою конкретную инициативу в области технологий и цифровых решений. Итак, лидер — а это, вероятно, труднее всего, что он делал — должен попытаться упростить то, как выглядит победа для основной стратегии.

Любой может зайти к нему в офис через 30 минут и убедить его, что у него есть идея для отличной программы. Задача состоит в том, чтобы определить, какие из них окажутся на вершине, исходя из стратегии и главных приоритетов. Одна из моих основных задач — помочь человеку замедлиться в обдумывании некоторых из этих более сложных вопросов.

Q: Какие еще советы вы часто даете своим клиентам?

A: Я часто с ними делюсь двумя выражениями. Один из них — это аббревиатура WAIT, что означает «Почему я говорю?» А другой: «Пусть тишина сделает тяжелую работу.”

Самое сильное, что мы можем сделать, — это наклеить на лоб слова: «Почему я говорю?»

Суть первого состоит в том, что по мере того, как мы поднимаемся по служебной лестнице и становимся лидерами, многие люди смотрят на нас и ждут от нас ответов. Самое сильное, что мы можем сделать, — это наклеить на лоб слова: «Почему я говорю?» Вместо этого задайте открытый вопрос и молчите, потому что это лидерство. И когда наступает этот неприятный момент молчания, естественно желание заполнить это молчание и начать говорить.Избегайте соблазна. Позвольте тишине сделать это за вас. Вот как ты учишься.

Q: Какие идеи о культуре вы узнали от разных руководителей, с которыми вы работали?

A: Я снова и снова убедился в важности не только формулирования правил взаимодействия — краткого списка ожиданий относительно того, как команда будет относиться друг к другу, — но и включения его в регулярные обсуждения. Я вижу, как это рушится, когда руководство не уделяет достаточно внимания этим фундаментальным, не подлежащим обсуждению правилам.Когда у вас есть этот клей в организации, это очень полезно.

В: Какие ценности вы использовали в своей карьере лидера?

A: Одно из них: «Никаких карманных вето». Если есть проблема, вы можете не кивать головой, а в частном порядке выразить несогласие. Вы должны набраться смелости, чтобы высказаться. Мы также использовали «Уважение к отсутствующим». Это было из книги Кови «7 привычек». В нем говорится, что один из самых больших источников потенциального рака в организации — это когда люди берут лицензию, чтобы говорить о других людях, когда их нет рядом, и это не положительный комментарий.Это сплетни.

Я бы сказал своим сотрудникам: «Нам достаточно трудно уважать это самим, потому что все мы люди. Но вот более сложная часть, и вот о чем я прошу вас: когда вы видите это в организации или проходите мимо пары людей, которые это делают, остановитесь и скажите: « Мы не такие ». . Если у вас есть такой комментарий, обратитесь к человеку, которому нужно его выслушать ».

Q: Что такое X-фактор, который отличает лучших лидеров от всех остальных?

A: Для меня это способность действительно хорошо наладить связи на всем протяжении организации — с советом директоров, с командой руководителей и с человеком в производственном цехе.Он должен быть подлинным, и его нельзя надумать. Когда я вижу это в генеральном директоре или топ-менеджере, удивительно, как люди хотят следовать за этим человеком. Когда вы действительно общаетесь с кем-то, вы не хотите разочаровывать его.

В: Какой урок лидерства был для вас главным?

A: Более сложным уроком для меня было понимание важности очень строгой ответственности и уверенность в том, что разговоры начинаются со слов: «Знаете что? Это не то, о чем мы договаривались, и это недопустимо.Сейчас важно понять, как мы собираемся это исправить ».

«Все дело в том, чтобы найти баланс между жесткостью и ответственностью и навыками работы с людьми».

Речь идет о поиске баланса между генеральным директором или лидером, который, в первую очередь, хочет помочь людям расти и развиваться, а также быть связующим звеном в культуре организации, одновременно требуя от людей ответственности и готовых к трудностям. звонки.

Потому что в определенный момент у меня достаточно данных, и вы должны чувствовать себя комфортно, говоря: «Это решение.Вот куда мы идем. Все заходите на страницу, и давайте уйдем отсюда, сложив руки ». Иногда вы также должны быть очень непосредственно с людьми, которые просто неумолима о не отпуская на что-то. Все дело в том, чтобы найти баланс между жесткостью и ответственностью и навыками работы с людьми.

Q: Если бы вы могли задать кому-то только один вопрос на собеседовании и должны были бы решить, нанять ли его на основе их ответа, что бы это был за вопрос?

A: Я задаю один и тот же вопрос в конце всех своих интервью.Я скажу: «Я ценю все, что мы узнали вместе, и я дал вам возможность задать мне несколько вопросов. Сейчас я собираюсь задать вам вопрос, и он касается не только вашей профессиональной жизни и вашей карьеры, и я не исследую личную сторону вашей жизни. Но я просто хочу задать вам один вопрос: что для вас важно? » Затем я позволил тишине сделать тяжелую работу.

Это всегда помогает мне лучше понять человека. Я видел сильные резюме, и однажды я беседовал с потенциальным директором по маркетингу, которого вся моя команда считала, что мне следует нанять.И в их окончательном ответе я услышал некоторые вещи, которые повернули меня в другую сторону. Иногда люди используют слово «я» слишком много раз. Я ищу немного самоотверженности, особенно для людей, которыми они собираются руководить. Я просто узнаю много нового об их сердцах с помощью этого вопроса.

The Struts — Am I Talking to the Champagne (or Talking to You) текст и перевод песни

Вы могли бы хотя бы притвориться, что все еще любите меня
Я знаю, что я не такой горячий, как вы помните
Я отдал вам свое сердце
И вот как вы относитесь ко мне (да)

Теперь вы даже не стоите слезы, которые я плачу
У тебя такое лицо, которое я просто не помню
Я дал тебе мир
И вот как ты отплатишь мне, да

Тем же старым плохим поведением
Каждый раз, когда у тебя было несколько
Я говорю с шампанским
Или разговариваю с вами?

Ага, ага, ага
Ага, ага, ага

Твоей красоты и твоего стиля было достаточно, чтобы контролировать меня
Да, ты был огнем, теперь ты просто тлеющий уголь
Я устал от игр
И всего, что ты ‘ повторно обвиняешь меня

Посмотри в эти красивые глаза и скажи, что ты не сломлен
Ты отвернулся от всех, как незнакомец
Я дал тебе шанс
Но ты настоял на том, чтобы причинить мне боль, да

С тем же старым плохим поведением
Каждый раз, когда у вас есть несколько
Я говорю с шампанским
Или разговариваю с вами?

В тебе нет никакого смысла
Все, что ты говоришь, в прошедшем времени
Ерунда
Я думаю, тебе нужен друг
Все, что ты со мной делаешь
Это интенсивно
Это интенсивно
Это интенсивно

Так держать ребенка Так держать
И все поют
Ага, ага, ага
Ага, ага, ага

Кажется, не могу до тебя дозвониться
Кажется, не могу до тебя
Кажется, не могу дозвониться до тебя да
Может Кажется, до вас не доходит
Кажется, до вас не доходит
Кажется, не до вас доходит
Кажется, до вас не дозвонится
Кажется, не до вас
Кажется, я не могу дозвониться до тебя, да
Кажется, не могу дозвониться до тебя
Кажется, не могу дозвониться до тебя
Ты знаешь, я не могу дозвониться до тебя, детка

Ты не делаешь в любом смысле
Все, что вы говорите, в прошедшем времени
Ерунда
Я думаю, вам нужен друг
Все, что вы делаете со мной
Это интенсивно
Это интенсивно
Это интенсивно

Я больше не то, кто ты есть
Детка, ты не сам

Ага, ага, ага, ага, ага, ага, ага,
Ага, ага, ага, ага
Я говорю с шампанским
Или разговариваю с тобой
(Еще один!)
Я говорю с шампанским
Или говорю с вами

.